Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Порт
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Большая Земля > Архив Объединений > Город > Мир <% AUTHFORM %>
Кысь
Если спускаться к пристани из города, то еще на высоком парапете верхней набережной, где приятно прогуливаться вечерами, глядя на закат над морем и наслаждаясь свежим бризом, можно увидеть весь порт как на ладони. Отсюда хорошо видно, как он делится на три части. Первая, к которой ведет каменная лестница с этой набережной - пристань. Спускаемся мимо сувенирных лавок и забегаловок, что в любое время дня и ночи торгуют жареной и свежей рыбой. Оу, вы чувствуете этот запах? А что еще вы ожидали? Рыба тут повсюду! Дорога, мощенная камнем, спускается до самых мостков, к которым пристают корабли и сходят люди. Здесь амбре стало еще мощнее! Станете крутить носом, удостоитесь косых взглядов. Подумаешь, сырая рыба, тухлая рыба, гнилая рыба, водоросли и сырость. Море, уважаемый, море! Правда справедливости ради надо сказать, что пристани тут две - каменная - для иноземных богатых кораблей, что везут сюда дорогой товар и деревянные для суденышек поплоше, а рыбаки и вовсе без мостков обойдутся, но с нашей позиции их еще не видно, позже поглядим.
Если осмотреться по сторонам, то с одного конца можно увидеть белое здание в два этажа, прижавшееся к скале, что ограничивает порт по правую руку, если смотреть на море. В домике базируются портовые власти. Здесь вы можете нанять судно, обсудить ввоз товаров и пошлины, а так же подать жалобу на капитана своего судна, который поселил вас в трюм к крысам.
Дальше вдоль пристани тянутся доки и склады, а еще дальше начинается вторая часть порта. Если вы не бывалый моряк - после наступления темноты туда лучше не суйтесь! Доки есть и там, но плату за аренду там берут куда ниже и товар в них соответственный, здесь верфи и притоны для пьянок, публичный дом и ночлежка. Здесь всегда ошивается масса швали и жулья, готового обвести несмышленого путника вокруг пальца. Вон та гадалка непременно предскажет вам великую удачу и скорое богатство, да так сладко напоет на уши, что вы и не заметите, что богаче ровно на содержимое вашего кошелька стала именно она. Здесь играют в наперстки - не пытайтесь угадать под каким из них пуговица, она все равно окажется под другим. Здесь вас обжулят в кости, обыграют в карты и обчистят карманы. Если же вы достаточно отчаянны и сильны, чтобы внушать уважение - добро пожаловать в «Рыбью голову», таверну сарайного типа и постоялый двор барачного типа. Тут вы найдете дешевую выпивку, шлюху и комнату на ночь и пусть вас не смущает ветер, задувающий в щели в стенах и запах тухлой рыбы, что просто сшибает с ног - какова плата таков и сервис.
Если же идти еще дальше, то вскоре вы выйдете на песок пляжа - поначалу еще будут встречаться развешанные рыбацкие сети, привязанные лодки и хижины неподалеку, а потом исчезнут и они, и вы сможете спокойно искупаться, если не боитесь утонуть - здесь изрядные течения.
бабка Гульда
(До этого -- Вторые Ворота)

(Вместе с Китти)

Нет, Гульда не направилась прямиком к Собору, дабы смиренно молить прихожан о милосердии и скромном подаянии. Матерая бродяжка хорошо знала порядки в крупных городах. Ну, встанет она на паперти, никто ей слова худого не скажет. А как насобирает денежек, побредет себе прочь -- пойдут за ней следом трое-четверо нищих покрепче. Затащат старуху в подворотню, денежки вытряхнут, да еще и ребра пересчитают -- мол, не отбивай кусок хлеба у старожилов. Гульде и самой случалось этак учить нахальных чужаков...
А потому бабка, как опытный стратег, прикинула главные точки, где имеет смысл просить подаяния. Собор, Главная площадь, Торговая площадь, порт... Первые три места отбросила сразу -- наверняка они самые "хлебные". Пожалуй, имеет смысл сначала ткнуться в порт, а там видно будет...
А потому, выбрав неприметного вида трактирчик, старуха честь честью выложила там несколько медяков за тарелку жареной рыбы, чтоб задобрить хозяина. А потом поинтересовалась учтиво:
-- А скажи, добрый человек, сколько здесь нищие своему "королю" за место для работы платят? Я ж не какая-нибудь нахалка, чтоб без королевского дозволения к прохожим руки тянуть...
- А, так это от района зависит, почтенная. Вот у нас, скажем, один медяк с десяти за охрану, еще один за дозволение, да половину за то что порядок - вот и выходит что двадцать пять с каждой сотни. А чтобы обмана какого не вышло, оставляешь в залог пол-золотого. Так и живем. Ты воон к тому молодцу обратись, он тебе живо расскажет как, и кому платить.
Гульда даже задохнулась от возмущения. Четверть улова выкладываешь, да еще и столько денег в залог? Но ни слова не сказала. Трактирщик-то ничего тут не решает, так чего на него время тратить?
Смиренно подсела к "молодцу" -- дюжему детине с перебитым носом и спадающими на лицо грязными черными патлами, который уныло тянул в углу пиво. И снова изложила свой вопрос.
-- Да что-то мне не верится, -- не удержалась она в конце. -- Не может быть, чтоб уж так круто "король" прижал своих подданных. Нешто здесь нищие золото лопатой гребут? Или "король" себе поместье за городом покупает -- с павлинами да фонтанами?
- Да немало гребут, - город-то портовый. А что пошлина - так сюда много народу сходится, всех город не прокормит. Нравится - живи, не нравится, выбирай корабль.
После высказанного, мнение детины о Гульде явно дало крен в худшую сторону. Он нахмурился и положил вторую руку на стол, обхватив пальцами собственный локоть.
-- И не трепыхается народишко? -- прищурилась Гульда, уже прикидывая все выгоды и невыгоды мятежа, поднятого среди припортовой братии против главаря. -- Силен, видать, у вас "король"...
- Желино-то? Да он добр еще как твоя няня! Вот в адамантиных трущобах, так, говорят, треть сдирают. Понимает свою выгоду баба. Желино тут народ любит, особенно кто в самом низу лестницы. А кто не любит, говорят, долго не живет.
-- Видать, он вас со всех сторон любит, этот... -- начала было Гульда -- и осеклась.
Конечно, портовый сброд меняет клички, как вздумается... и все же...
Желино?!
Сразу вспомнился крошечный островок Рейхор -- приют контрабандистов.
Рейхор -- и Желино.
Желино -- и Лити.
Ах, как тогда закружила голову сумасбродная девчонка Лити бродяге по имени Желино! Прямо под венец был готов... Да нагрянули тогда "морские шавки" -- береговая охрана. И пришлось каждому спасать свою шкуру как придется...
Если в здешнем порту верховодит тот самый Желино -- Лити он вряд ли забыл. А может, и ее, старую Гульду, припомнит...
-- Вот что, касатик, -- произнесла старуха с такой внезапной уверенностью и властностью, что верзила поперхнулся пивом и вскинул глаза на собеседницу. -- Допивай-ка свое хлёбово -- и бегом к Желино. Да не тяни, если не хочешь, чтоб тебе шкуру выдубили. Скажешь ему: мол, есть для него живой привет от Лити с Рейхора.
Детина, прищурившись, осмотрел приезжую с ног до головы.
- Ну смотри, коли будет мне чего, с тебя потом три шкуры спущу, не поленюсь. Пожалеешь, что раньше не преставилась. А если уж Желино имя твое не понравится, так и вовсе хоть сразу гроб заказывай. Поняла?
-- А это не мое имя, -- спокойно ответила старуха, не показывая тревоги. -- Твое дело передать. А я пока рыбу свою доем -- зазря, что ль, денежку платила?
Кысь
Когда детина вернулся, на лице его не было ни следа надменности, только мрачная сосредоточенность. Ни говоря ни слова, чуть ли не силком, увлек он женщину куда-то в заднюю дверь кабака и далее по темным улочкам. В одной из них Гульду толкнули в глухой переулок, в котором невидимые в кромешном мраке руки бегло обыскали ее, а потом закрепили на глазах повязку. Потом было еще много шагов, ступеней и простого кручения на месте. Бабка подчинялась спокойно, без малейшего сопротивления. Она и не ждала ничего другого. И когда в конце концов ее толкнули на табурет (заскрипевший под ее немалым весом), она не сделала попытки снять повязку.
И сразу раздался голос, который старуха тут же узнала -- и расплылась в улыбке.
- Откуда ты знаешь... Лити? - голос был неуверенным, словно бы обладатель его сам силился что-то вспомнить, но никак не мог до конца.
-- Да как же мне ее не знать, коли она -- моя внучка? -- радостно соврала Гульда. -- А потревожила я твое королевское величество, чтоб узнать -- не тот ли ты Желино, которого она раненым через береговые камыши тащила, когда на Рейхор стража насела? Уж так она мне жалостно рассказывала, что даже я, старая, всплакнула: мол, волочет она дружка своего сквозь камыши, уже и на берег вытянула, а позади -- лай: охрана псов спустила... Ну, поняла она, что не уйдет она с таким грузом. А дружок без сознания был, от него подмоги никакой... Так она его под береговой ивой пристроила, сухим камышом завалила, а сама -- бегом назад, чтоб собак со следа сбить, стражу от раненого увести...
На этот раз тишина воцарилась надолго. Наконец, тот же голос произнес.
- Она.. здесь?
-- Нет еще, -- охотно собщила старуха. -- Нет, не думай, с ней все в порядке. Она ж проворная, как лиса... ушла тогда от собак! А в городе собиралась на днях появиться. Может, даже завтра... а только вряд ли придет. Хотели мы с ней тут пожить, сколько поживется. Я б у добрых людей милостыньку просила, она б пела на площади или там по кабакам... помнишь голосок ее заливистый? Сказки еще сказывать она ловко умеет...
Тут голос старухи изменился, стал каркающим, неприветливым.
-- А только, видать, не судьба. Уж больно у здешней нищей братии порядки для чужаков строгие. Четверть выручки вынь да положь -- это б мы с внучкой еще осилили... впроголодь бы жить пришлось, ну да ладно. А уж пол-золотого в залог... -- Одним движеньем она сбросила с плеча суму, кинула в сторону незримого голоса. -- Глянь сам, хозяин ласковый, что там можно продать за столько серебра? Может, внучка в борделе бы и наскребла мне на залог, так ведь она вредная, ее работать не заставишь, коль сама не захочет. Я говорит, пока жива, сама мужиков выбирать буду, а не они -- меня...
- Вот пока, держи, - звук шлепающихся в суму монет. - Появится Лити, пусть обратится к тому же человеку. Тогда и решим.
Невидимые руки подняли женщину, и снова повторили извилистый, заморочной путь вслепую - почти до того самого трактирчика, в котором все и началось. Уже в трактире старуха заглянула в суму, которую провожатые заботливо повесили ей на плечо, и довольно хмыкнула, обнаружив там пару золотых монет.
Ну, вот и ладушки...
Через несколько минут она уладила все вопросы с тем же верзилой с перебитым носом (которого явно удивило возвращение бабки -- живой, здоровой и веселой).
-- Я сегодня, может, работать еще и не начну, -- по-хозяйски сообщила ему старуха. -- Поброжу по городу, присмотрюсь. Да, может, к тебе завтра моя внучка за стол присядет. Зовут ее Лити. Вздумаешь к ней лапы тянуть -- сначала от нее по роже схлопочешь, а потом кое-кто посильнее тебе эти лапы-то повыдергивает...
И гордо удалилась из трактира, оставив верзилу и трактирщика ошалело таращиться ей вслед.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.