Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок V-Z - Mirlen. Завершено
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Турнир-2006 <% AUTHFORM %>
V-Z
Шаг... еще шаг...
Это было очень странное место. Посреди травяной равнины - гладкая паркетная площадка, словно врезанная в дерн неведомым умельцем.
Хотя, похоже, что именно так и было...
Визет пару минут размышлял над тем, кому сие могло понадобиться, и каким образом это было проделано. Но потом решил отложить решение проблемы. Все же он пришел сюда не для размышлений о загадках мироздания.
Итак, что же противопоставить нынешнему противнику?
Тайрон щелкнул пальцами - и на кончике указательного загорелся лепесток пламени. Поток ветра оторвал его, покачал в воздухе...
Вот это и станет оружием.
Ну а вечный вопрос о судьях... тоже решаем.
Треск огня, зажженного на ладони - Черон...
Свист ветра, растягивающего звуки - До-он Па-ахха-ан...
Ветер, обвивающий язычок пламени - Ми-ри-дин.
Слова сказаны.
Остается подождать противника.
Mirlen
Вдыхая полной грудью запах давно плавящегося на солнце лака, закатную блажь, оттягивающую эмоции, стучать каблуками по обломанному и поставленному на колени дереву, направляясь в сторону соперника.
Ножны с длинным прямым мечом, пара мешочков с пеплом - там же, на поясе, теплый какой-то глобальный плащ, нижняя одежда и две черные полосы на лице со лба по глазам.. десять длинных пальцев.
Как умирать ночью - переходить из одной ипостаси в иную - когда же образы оказываются совместными, порождается маг. Такой, как и этот, несущий смерть во тьме.
Ощутив удар низом плаща по голенищам сапог, Малибет уже зрел соперника, сжимая в ладони кусок пепла, обмотанный кожей.
V-Z
Итак, с чего бы начать?
Визет пристально рассматривал своего противника. Интересный у него выбор специальностей… Сам тайрон не очень любил работать с такими Силами, предпочитая Стихии или сиаи т’эль. Да и учитель редко пользовался Светом и Тьмой.
Тем не менее, отсутствие собственного опыта не помешало ему дать ученику знания – просто пригласив друзей из других Домов и Кланов, которые как-раз таки были специалистами.
От Фэлледанха Взгляда Вечера Визет узнал многое о Тьме. И узнанное укрепило его решимость с этой силой дела не иметь… хотя, может, тут сыграла роль личность наставника? Любой, кто общался с тайронэ, рано или поздно называл их психованными. А Серебряных Воронов, к которым и принадлежал Фэлледанх, считали помешанными даже сами тайронэ. Можете судить…
Ну а Шемрильд Белый Луч поведал ученику друга о Свете. Хотя экспертом в этой области Визет себя не считал – Шемрильд уделял внимание в основном боевому использованию этой Силы… впрочем, на турнире эти знания могли пригодиться.
Тем не менее тайрон не особенно надеялся лишь на знания. Ибо, как говорил Сайальфор: «Хороший противник сможет тебя удивить, даже если ты отлично знаешь его». А нынешнего оппонента Визет не знал.
И уж тем более интересно, что он решил не прибегать к Свету, используя Смерть... если Визет правильно понял.
Все, пора заканчивать с размышлениями. Это же турнир – так будем сражаться!
Тайрон поднял обе руки; он уже знал, что именно применит.
И на кончиках пальцев расцвели огненные лепестки – языки пламени образовали кресты, медленно вращающиеся вокруг оси, которой стали пальцы.
Коротким резким движением Визет стряхнул огни с рук – и кресты метнулись к противнику. По пути они выросли – теперь каждый из десяти был размером с ладонь.
Кресты двигались по хаотичным траекториям, меняя направление полета чуть ли не каждую секунду; тем не менее, заклинание это было нацелено на противника, и конечная их цель не вызывала сомнений.
Если достигнут цели – то полоснут по телу не хуже бритвенно острых стальных лезвий. А коли противник выставит щит… в дело вступит обычная для заклинаний тайронэ пластичность. Кресты превратятся в нити, опутывающие барьер; вряд ли они сквозь него просочатся, но вот дать нагрузку на щит могут. Лучший вариант, конечно, это если часть преображенных снарядов проделает в защите отверстие, сквозь которое ринутся оставшиеся целыми другие.
«Саллэрай Фан».
«Крестовидный Ветер».
Ну что, как противнику такое придется по вкусу?
Mirlen
Скидывая плащ с правого плеча, Малибет давал время атаковать противнику как первому пришедшему, так и вроде уже собирающемуся.
Бросок мешочка с пеплом вперед можно было бы и не посчитать защитой, если б он ни раскрылся и ни рассыпался облаком серых частичек, которым небольшим заклинанием Ин придал заряд Смерти, вроде бы медлительный и равномерно-движущийся, но потому и обволакивающий то, что живо.. то есть, быстро, активно и направлено.
Кресты пламени должны были взорваться, все равно коснувшись и прореагировав если не на сами крупинки, так на энергию вокруг и внутри них. Направление заряды огня всеж имели какое-то общее, потому разлета пепла должно было хватить.
Подаваясь телом вперед, волшебник схватил край плаща из-за левого плеча правой ладонью, чтоб вихрем темной плотной ткани направить Начало заклинания Темноты вперед - вместе с хлопаньем складок над этой ждущей всей собой ночь площадке.
Пара быстрых шагов, улавливая тем, что недавно укрывало плечи, остатки пепла и огня, продвинула вдруг ставшего каким-то резким и напряженным Ина к сопернику.
Волна Тьмы понеслась вперед, намереваясь остановиться вокруг живого существа изысканной расы, погрузить и его в пучину не-видения даже кончика своего носа.
В таком состоянии глаза будут передавать отблески заката на паркетном полу, света по контурам и радужке глазных оболочек.. а если зажжется пламя - тогда появятся и более активные, вроде бы эфемерные, но мерцающие разными цветами духи. Давно ведь уже интересуются внутренним наполнением сознания тайрона.. Смерть поможет в их стремлении.
Кинув кусок прожженной ткани, а потом и пройдя пару шагов влево по плащу, ступая полной стопой, Малибет рассчитывал скрыть свое местоположение. Помочь же ему стремились в этом как плотная прокладка меж паркетом и его каблуками, так и способ опускания ноги.
Ладони опускались вниз, мерцая в закате лишь чуть шевелящимися пальцами, что вторили еле движущимся губам - Темноту всеж нужно было поддержать и остановить в нужное время, расширить границы ее до пяти метров радиусом вокруг противника. Но это была почти элементарная чистая Сила.. просто Темнота, что, всеж, и сама по себе могучая остановить, удержать.. может быть, спрятать, если желанна.
V-Z
Выброшенный навстречу «Саллэрай Фан» пепел сперва удивил тайрона – что за странный способ защиты?
Тем не менее, при всей его экзотичности, он несомненно сработал. Кресты один за другим взрывались, натолкнувшись на волшебный пепел; тем не менее, в полет одного из снарядов Визет все же успел вмешаться, перенаправляя его и заставляя вернуться к себе, втягивая его энергию. Мелочь, а приятно... Яркие вспышки других крестов должны были скрыть этот маневр.
А противник тем временем перешел в атаку. И вновь весьма экзотическим способом – посылая вперед волну непроглядной темноты.
Драконы видят в ночи – это известно всем. Но будет ли действовать эта естественная способность на арене? Визет не знал. И рисковать не хотел.
Сахэссо, надо было Иллюзии выбирать…
Ну что же… пора вспомнить Фэлледанха и его уроки!
Что он говорил о волшебной темноте?
«Ее можно использовать для самых разных целей. Обычно Тьмой скрывают свои действия; однако слишком многие видят в темноте. И потому более умелые маги таят под покровом Тьмы более смертоносные заклинания… ибо эта Сила идеально подходит для сокрытия. Не позволяй себе оказаться в созданной магией Тьме».
Эти размышления заняли очень короткое время – тайронэ умеют мыслить быстро, а уж боевым магам без этого вообще не обойтись. Однако же Тьма успела приблизиться, и коснуться Визета…
Опасность!
Рефлексы сработали моментально, ясно говоря – в эту темноту погружаться нельзя! В точности, как учил Фэлледанх.
К великому счастью, Малибет был не настолько могуч, чтобы погрузить в темноту все поле боя (как и сам Визет, впрочем). А имеющийся фронт можно было преодолеть…
Невидимая плеть Воздуха, рванувшаяся от левой ладони, пронзила пять метров мрака, и ударила в паркет. Брызнули осколки; поток ветра теперь был вбит в землю подобно копью.
А затем – он стремительно сократился, увлекая за собой Визета.
Стремительный бросок на истинной скорости боевого мага, отработанный и исполненный без ошибки. Благо «Таари-то Фан», «Рука Ветра» не раз помогала тайрону уйти из-под удара противника. Ведь даже заклинания Круга Драконов, при всей их пластичности, подвластны общим законам… и столь большой фронт заклинания не сможет изменить направление движения. Во всяком случае быстро…
Тьма была теперь в нескольких метрах справа.
А в ладони – уже правой – теплился огонек боевого заклинания.
Мозг тайрона работал четко, выстраивая схему, наполняя ее Силой и воплощая в реальность. Последовательность действий: построение, наведение, «зацепка» за противника, атака.
Взмах рукой – быстрый размашистый, словно удар бичом.
Впрочем, так оно и было.
Полоса огня, пламенный кнут, развернулась, вырываясь из руки тайрона; неимоверно удлиняясь, обрушилась на Малибета, стремясь обвить его.
«Кнут Балрога».
В мире, где водятся эти создания, Визет был всего раз – преследуя черного мага. Не догнал, правда – тот оказался настолько самонадеянным, что решил выведать секреты Барад-Дура, и Хозяин Мордора не оставил от наглеца и пепла.
Но в подземельях тайрон побывать успел. И Валараукара видел. А потом, основываясь на впечатлении от его оружия, создал свое заклинание, названное в его честь.
Чистый огонь, от прикосновения к которому вспыхивает и сгорает все, что может гореть, плавится металл, испаряется жидкость – вот что такое «Кнут Балрога».
И именно им Визет сейчас ударил по Малибету.
Саэлло!
Mirlen
Кончиками пальцев ощущались напряженные нити связей, сухие и шершаво-приятные для тщательно мытых перед поединком рук. Потянуть на себя, обнимая уже всей ладонью Темноту, пушистую и спокойную, пронзаемую лишь острым взглядом, натяжно безмерную и никакую для слуха.. Впрочем, каждая Сила имела много сторон ее обозревания и начал для отношения к ней. Не сдержавшись, дернуть на себя, частично загораживая полосу меж противниками.
Необходимость защищаться немного расстроила Ина, потому как напряженное прикосновение с уже созданным прекратилось, освобождая место для нового клятья - еле видимой сетки Мерцания Смерти, которая при прикосновении с объектом не умерщвляла всю суть, но определяла и создавала внешний запирающий слой, власть над которым была в руках лишь тянущихся к Смерти. Конечно, лишь на время, пока вложенная энергия не исчерпается.
Напыщенно раскинув руки с растопыренными пальцами, издавая горловой звук жужжания возле неба с прижатым вниз языком, Малибет, набросил на отросток чистого пламени эту пелену, что должна была остановить внешнее, общее движение хлыста огня, не останавливая того, что внутри.
Сделав два резких шага влево и вперед, протягивая и подтягивая пойманное за собой, рвануть треснувшие неслышным живому до мгновения расставания со своим телом хрустом нити, закидывая всю оставшуюся часть сплетенных заклинаний во Тьму.. пламенем зрачков.. огоньками сверкающих и вечно сведенных судорогой зубов.
Тем духам, что готовятся и стремятся порвать составляющую жизни существа, на которого направлены, тем, которым на этот раз проще возникать без многих глаз, могущих видеть без Света..
Псы-Перед-Последним-Движением-Уже-Мертвого-Тела.. Зубы-Приближающегося-Покоя.
Тихая улыбка заползла на губы Ина, не отражаясь, правда, в глазах, отражающих напряжение и концентрацию. Определяя внешнюю оболочку Рвущих Зубами Жизнь, Малибет использовал призванную уже Тьму, что и была направлена на противника. Теперь лишь уточнить, замкнуть не на площади и точке пространства, но отпечатке Искры, особенно сильной, как кажется, у магов повелевающих Огнем и не скрывающих это.
Без звука, без топота ног, которые терялись в сполохах черноты, похожей на складки быстро движущегося на ветру плаща, с отсутствующей грацией, заметной, если б не отсутствие определенности форм - лишь глаза чистого огня в оковах Смерти как проводники, да мерцание края клыков никогда живущих скал, которые и зубами определить сложно.
Хотелось сорваться с места и нестись вместе с собратьями за лакомым кусочком, уже отведанным в малом, уже замеченным и таким близким, рвать его.. нет, вряд ли кому-то кроме алхимиков и ученых нужно тело тайрона - духи желали лишь Источник Жизни.
Остановить себя, взглянув на свой же черный плотный плащ. Присесть, проводя кончиками пальцев по нему с нажимом - приятно.
Наверно, лишь Создатель знает и осознает ощущения, возникающие у странных существ при отнимании у них хотя бы кусочка того истока родника всего их субъективного сущего.
Да и.. немного хотелось разом научиться чувствовать и ощущать вместе с иными существами, наработать себе навык эмпатии, чтоб всеж узнать, каково быть раздираемым сначала взорами несущейся на тебя из Темноты стаи Псов, Несущих Отнимание Жизни, так после и их негладкими, как и вообще не ощущаемыми пальцами, клыками.
V-Z
Тьма, призванная магом, окутала огненную плеть… хотя нет, там не только Тьма. Визет сощурился, пытаясь рассмотреть плетение. Хм, интересное решение… Обездвижить «Кнут Балрога», и заставить его истекать энергией в пространство, как истекает кровью раненый солдат… Надо запомнить.
Тайрон шевельнул ладонью, разрушая структуру своего заклинания. Нет смысла пытаться выдернуть его из ловушки – из поставленного мастером не выйдешь.
А Малибет уже плел свою атаку…
Визет уловил направленные в сторону Тьмы заклинания; они, однако, канули в облако так быстро, что тайрон не успел их распознать. Впрочем, он логично рассудил, что сейчас увидит результаты действий противника.
И оказался прав.
Скомкав Тьму, дыша Смертью, на дракона устремилась Стая. Иначе не скажешь – это были гибельные существа, больше всего похожие на призрачных псов, чьи глаза полыхают чистым огнем.
Во всяком случае, такими видел их Визет.
Это были жуткие противники; пожалуй, лишь профессиональный некромант совладал бы с ними без вреда для себя. Обычному боевому магу нечего и стараться… однако были два «но».
Ни один маг-тайрон не был «обычным».
Фэлледанх Взгляд Вечера был некромантом. Ибо Серебряные Вороны изучают смерть во всех ее проявлениях… и разве могли они пройти мимо столь перспективного направления?
Однако же Темное искусство было сейчас недоступно – выходя на поединок, Визет сам от него отказался… да и если бы не отказался – что бы сие изменило? Тайрон никогда не любил Темную магию, и навыков работы с ней у него почти не было.
Но ведь можно бороться и другим способом… Стихии – это куда больше, чем простое внешнее проявление.
Есть огонь – пламя костра, поджигающее дерево, обугливающее плоть и заставляющее черную кровь земли вспыхивать огненным морем. Большинство магов используют именно его, только повысив жар – дабы пламя костра могло пробивать могучие преграды.
Есть и огонь – истинно волшебный, творимый магией; с обычным пламенем у него общего только внешний облик. Касание этого пламени заставляет металл течь, подобно густому вину, оставляет глубокие следы в гранитных плитах, и может уничтожить плоть, пощадив кости и одежду.
А есть еще и огонь
Показанный Серебряным Вороном.
Все вокруг выцветает, погружаясь в серую пелену… тени становятся блеклыми, краски исчезают… зато приходят голоса. Неумолкающее многоголосье шепота… и Визет вдруг понимает – это голоса тех, кого уже нет на свете.
– Что это? – оборачивается он к Фэлледанху. – Где мы?
Высокий тайрон, облаченный в черное и серебряное, улыбается, откидывая назад длинные волосы.
– Это Серая Дорога, ученик моего друга. Здесь мы, работающие с призраками и Тьмой, берем материал для заклинаний. Видишь ли, сиаи т’эль для этого не очень подходит…
Он смеется – видно, Фэлледанху здесь хорошо. Визет такой уверенности не ощущает; он пытается коснуться Стихий и не находит их.
– Здесь нет контакта со Стихиями, – взрывается смехом Серебряный Ворон. – Здесь все по-другому, Визет… Смотри!
На ладони Фэлледанха вспыхивает бледное, мерцающее пламя. Визет видит, что оно отличается от огня-обычного настолько же, насколько сам Ворон отличается от него самого.
– Пламя мира призраков, – шепчет Фэлледанх. – Адепты Огня тоже могут призывать его… хотя нужно мастерство. Но и результаты поразительные… Пламя в материальном мире сжигает плоть, щадя душу. Пламя этой реальности испепеляет дух, не трогая плоть. А призванное в мир материи – сливается с огнем-реальным и убивает все – и тело, и душу!

И вот сейчас настало время вспомнить тот раздел Огня, который открыл магу Серебряный Ворон…
Потянуться к самым истокам Огня… сделать шаг за невидимую грань, где уже нет разницы, в каком мире гореть… зачерпнуть силы и вернуться…
Визет вскинул руки, словно защищаясь от летящих на него Псов. Но скользнувшая по лицу боевая улыбка ясно показывала: он атакует, а не обороняется!
И атаковал.
Алое пламя плеснуло с пальцев тайрона, вырвалось вперед бешеным смерчем… и неожиданно побледнело, становясь жемчужно-серым. Но вновь вплелись алые струи – и снова сменили цвет; зато зажглись неистовым полыханием другие.
Двойное пламя мира-реального и мира-призрачного обрушилось на Стаю. И подействовало – ибо беспощадный огонь, родившийся из соединения Существующего и Ушедшего, был гибелен для любого существа. А в особенности – для обитателей Иной Стороны, которыми Псы и являлись…
Стая таяла. Таяла под потоком, льющимся с рук мага.
Это было потрясающе красиво – и страшно. Как, впрочем, и вся высшая магия…
Когда распался последний Пес, Визет позволил оставшимся языкам пламени впитаться в свои руки, и глубоко вздохнул. Потратил он, к своему удивлению, меньше сил, чем ожидал. Хотя… он же в последнее время постоянно работал с Огнем. Так что потренировался…
А теперь следовало ответить – и сделать ответ не менее запоминающимся, чем эта атака.
Сейчас Визет не делал никаких жестов… он даже глаза прикрыл.
И тем удивительнее был легкий ветерок, поднявшийся по воле совершенно неподвижного мага. Легкий… до поры до времени.
Вновь полистихийное заклинание, из числа столь любимых тайронэ. Воздух и Огонь, свитые вместе в одно плетение…
«Таан эс Арнайэ».
«Удар-в-Оковах».
Визет четко видел, что должно сделать заклинание.
Сперва могучие потоки воздуха обовьют фигуру противника, сковывая его движения, пережимая горло и заставляя задыхаться… а мгновением позже придет огонь. Внутри тех же потоков… и вот он-то и сделает основную работу, выжигая плоть и кости.
А если противник и разобьет Воздушные щупальца… то пламя вырвется наружу. Визета оно не коснется – об этом он всегда заботился. Так что вся сила огня достанется Малибету… и сейчас ему понадобится вся его ловкость – ибо первый компонент увлекает потоки того воздуха, что совсем рядом с противником.
Веки тайрона поднялись.
«Удар-в-Оковах» начал свой путь.
Mirlen
Приручивание каких бы то ни было существ и попутное ассоциирование себя с ними вызывало порой странные эффекты, проявляющиеся в неподходящее для изучения время.. Когда кости чуть хрустнули, поднимания тело в вертикальное положение, Ин заметил на себе нечеловеческий взгляд Пса, что не побежал вместе со всеми рвать и метать составляющие противника, но решил обнюхать.. идентифицировать того, кто себя считал таким же. Но вот, видимо, не найдя той мертвой основы, что была в нем самом, захотел порвать и пометать пришельца. Хотя, так все выглядело со стороны самого Малибета – внутренние процессы призванных существ, что не должны были бы влиять на эффект заклинания, пока оставались тайной.
Сковав кусок черноты с горящими глазами той же Сетью, что и Кнут Барлога до этого, Ин решительно подтянул существо к себе, прикрывая глаза от светопреставления возле соперника - как бы он ни видел через многое и всякое, глазам требуется время для настройки и настраивания себя на новое освещение, а вот всполохи погибающей Тьмы вперемешку с Огнем разной степени тяжести сложно положить на сетчатку разом. Потому тот, кто сегодня играл со Смертью, подчиняя ее составляющие себе, сформировывал свое энергетические подобие из того материала, что недавно хотел разрывать астральными зубами сущность Жизни - защита, казалось, была универсальной, потому как тайрону будет нелегко быстро сориентироваться и прореагировать на небольшое мерцающее раздвоение, потому как сам Ин уходил за спину двойника.
Сила противника впечатляла, потому как лишь на заходе струи воздуха решительно напрягли тело человека, ударив здоровенным, но еще мягковатым, кулаком в бок - оставалось лишь сжать максимальное число необходимых мускулов, рвануться вправо, оставляя свою копию терзаемой.. хотя кто ж его знает, как будут взаимодействовать неплотный объект заклинания и само оно, направленное на физически ощутимую цель.
Поймать в себе ощущение резкого напряжения, что граничит с мускульным страхом и стремлением к жизни, выделить, выцепить, налить "кровью" Смерти, создавая отличное подобие совокупности ощущений, которые наваливаются на пока еще живое существо при осознании им приближающейся.. да вот всего пара мгновений осталось.. его же кончины - судороги, безумное расширение глаз, беление костяшек пальцев, что лишь следствие подобных сведений всего тела, быстрые необдуманные мысли, как и ими порожденные действия.. Все на противника, все на него, что уже успел приметаться и зацепиться за сознание своим образом и обликом для нацеливания того, что полетит опять же на маячок живой сущности, внутренней Искры.. вряд ли ведь что-то иное сможет вообще принять такое послание.
Малибет отходил еще на пару шагов в сторону, краем глаза понаблюдав за задранным ветром краем плаща, пламенем, что покрыл плотную ткань, после прибитую тем же ветром к паркетному полу. С последним заклинанием из волшебника ушло что-то ощутимое.. неизмеримо важное. А, может, всего лишь пришла небольшая усталость.
V-Z
Когда «Таан эс Арнайэ» обрушился на Малибета, глаза Визета сверкнули – удалось! Хэй, получилось… и из беспощадной хватки заклинания уже не вырваться… ослабить, что ли? Все же это турнир, а никак не бой, где нет места вежливости.
Но что это?
Тело мага прямо-таки сминалось, как полая кукла из мягкой глины в сильных руках. Лицо же оставалось удивительно спокойным… странно, даже лишенный эмоций не может не отреагировать на такую страшную деформацию…
И вдруг Визет понял. Все-таки Сайальфор не зря учил его Иллюзиям, и частенько прикрывался двойниками от атак ученика…
Так что когда к противнику потекли струи огня, тайрон уже осознал, что перед ним копия. Качественная, но тем не менее…
Только вот какая-то… куда менее плотная, чем человеческое тело. Чем-то похоже на ту Стаю, которую Малибет совсем недавно выпустил на противника.
«Таан эс Арнайэ» был мощным заклинанием. Визету было интересно, потратит ли он всю вложенную силу на копию, или же, смяв ее окончательно, продолжит свой путь? Тайрон предполагал, что скорее второе… тогда масса огня и воздуха все же доберется до настоящего Малибета. Или же просто огня – он обычно держится дольше, чем эфемерные потоки Воздуха… Конечно, вопрос спорный… требующий пристального наблюдения…
А вот времени на таковое Визету и не дали.
Судорогой тело скрутило так, что болевое заклинание показалось бы приятнее… пахнуло смертным холодом, а органы начали стремительно цепенеть.
Что такое?
Удар Смерти… но как, сахэссан иштанай?
Заклинание было хорошим. Очень качественным и неожиданным; огонек жизн человека или любого другого существа оно бы загасило в считанные мгновения. Однако нет в этом мире ничего абсолютно непобедимого…
Две вещи спасли тайрона.
Первая – это сама принадлежность к его народу. Драконы живут долго, очень долго, это известно всем, и не вызывает сомнений. И потому убить дракона в любом обличье очень сложно, а кровь их – мечта любого алхимика. И драконы не устают от жизни – они не понимают, как такое вообще возможно.
И именно эта жизнестойкость и жизнелюбие помогло Визету продержаться против беспощадной атаки дольше, чем представителям иных народов.
А второй причиной снова стали уроки Фэлледанха. О, как Серебряный Ворон разбирался во всем, связанном со смертью, и с каким удовольствием об этом говорил…
– Смерти невероятно сложно сопротивляться, – Фэлледанх всегда улыбался, когда рассуждал о таких вещах. – Это естественный конец для любого существа, и потому-то он почти неотразим – ибо что способно сопротивляться своей судьбе? А смерть неминуемо настигнет любого, кто вообще может умереть.
– Но ведь как-то же можно противостоять? – удивился Визет. – Иначе бы маги Смерти были сильнейшими среди всех волшебников.
– Можно, – еще шире заулыбался Фэлледанх. – Первый и самый простой способ – самому овладеть этой магией. Как пламенный клинок растворится в огненном щите, так и удар Смерти не пройдет сквозь защиту, Смертью же возведенную.
– А если не овладею? – поинтересовался Визет. – Тем более, что не всегда этой магией возможно пользоваться.
– А вот тогда можно бороться Стихиями, – сообщил Серебряный Ворон. – Точнее, не самими Стихиями, не их проявлениями… Если тебя схватила ледяная рука Смерти, то пламенные кнуты тут не помогут.
Визет задумался – Фэлледанх явно не собирался заканчивать фразу. Что же он имеет в виду?
Кажется, понял!
– Вы о сущности Стихии, тайронэилари*?
– Именно. Ты читал лаэссэйский отчет одного из твоих тамон-шочиэ**?
– Да, помню. Магистр Алория сумел преодолеть камень, пьющий магию, направив в него не потоки Воздуха, а Сущность Ветра, так сказать, кровь Стихии. Камень не выдержал и раскрошился, лишившись силы.
– Хорошо сказано – «кровь Стихии», – улыбка с лица Фэлледанха так и не сходила. – Вот так и со Смертью можно бороться. Лучше всего здесь подходит Огонь – эта бурная Стихия дальше всего стоит от безмолвия Смерти. Кстати, Сущностью Огня можно и с Тьмой сражаться – не хуже, чем Светом. Только это все еще не твой уровень, так что пока о Сущности не думай…

Этот разговор состоялся долгие годы назад. И Визет уже давно вышел на тот уровень, когда можно было говорить о Сущностях…
И сейчас к ним он и воззвал. Точнее, к одной конкретной – к Сущности Огня.
Визет ощутил себя язычком пламени, лепестком неистового огня… вливающимся в гигантский костер, подобного которому не разводили ни в одном мире.
Любой тайрон страшился утраты индивидуальности, судьбы «частички»… но сейчас этот страх отступил – ибо нет позорного в том, чтобы быть частью Стихии. Великой, могучей и беспощадной… но только элементалы, плоть от плоти Стихии, могут всегда чувствовать себя приобщенными к Сущности ее.
Другого же Сущность Стихии коснется и отбросит назад – ибо иногда и такие силы милосердны.

…Визет не знал, как все это выглядело со стороны. Подозревал, что впечатляюще… но представить себе не мог.
Когда же застилавшее взор пламя исчезло, он понял, что стоит на одном колене, упираясь руками в паркет. Таковой под его ладонями почернел и обуглился.
Но ощущения последнего холода больше не было… значит, Сущность Огня все-таки прогнала Смерть. Фэлледанх был прав.
Очень медленно тайрон распрямился; что-то прошелестело, и у ног собралась кучка пепла. А плечи не ощутили привычной тяжести плаща, и Визет понял, что одеждой пришлось пожертвовать. Хорошо, что не всей – костюм и сапоги были целы. Шлем он вообще на магические турниры надевал крайне редко – все равно он бесполезен.
Тем не менее, было еще одно последствие, напомнившее о себе, как только Визет попытался поймать поток Воздуха. Странно, но это оказалось куда сложнее, чем обычно; Огонь же, напротив, отозвался с потрясающей скоростью.
Похоже, результат встречи со Стихией, так сказать, «лицом к лицу»,– решил маг. – Да, учитель вроде про такое рассказывал… что какое-то время будешь ощущать лучший контакт с той Силой, с которой соприкоснулся. И худший – с другими… впрочем, это пройдет.
Контроль и навыки, выработанные боевым магом, все же позволили ему вновь уверенно взять Воздух. А с Огнем сейчас и стараться не надо было.
Визет нашел взглядом противника. Интересно, какой же результат возымело предыдущее заклинание? Видимо, с ним все завершилось, пока тайрон боролся с атакой Смерти.
А значит, медлить не след!
Визет уже знал, что применит. «Истанай Сателл а Шан».
«Жаркая Звезда и Клинок».
Правая рука устремилась вверх, пальцы выгнулись наружу, делая руку похожей на венчик цветка.
И жаркая вспышка ударила в небо, создавая огненный шар, зависший на месте.
Лететь он никуда не собирался – не для того предназначен. Нет, Огненный компонент пил тепло из всего вокруг… то есть из всего на определенном расстоянии.
Малибет внутри этого расстояния находился – Визет еще и с запасом определил дистанцию при плетении. Заодно, как обычно, добавил защиту для себя.
Тепло – это жизнь. А когда оно стремительно уходит, то тело коченеет, становится крайне малоподвижным… в итоге наступает смерть.
«Истанай Сателл» пила тепло очень быстро – горячий шар искал тепло, подобное его собственному жару, и жадно впитывал его.
Однако же смерть от подобного охлаждения – это долго, и не очень надежно. Такое подходит лишь для обездвиживания… а собственно, удар должен был нанести «Шан» – Воздушный компонент.
Визет размахнулся левой рукой, и воздух застонал, разрываемый стремительным потоком ветра. Сотканный из частичек Воздуха клинок бил по горизонтали, и был способен распарывать плоть и одежду не хуже бритвы. Отскочить назад? Удлинить пластичный поток – дело доли секунды. Прыжок же… ну, учитывая даже секунды, проведенные под «Истанай Сателл», это непросто. Да можно и чуть повернуть клинок, заставляя его врезаться по диагонали… припасть к земле? То же самое.
Оставалась лишь магическая защита… интересно, что же предпримет Малибет?

Примечания:
*Тайронэилари («дракон искусства») – второй по значимости мастерский ранг в иерархии Клана Феникса. К которому Фэлледанх и принадлежит.
**Тамон-шочи – брат-по-Дому, тайрон, состоящий в одном Доме с говорящим или адресатом. События, описанные в «лаэссэйском отчете» куда подробнее изложены в романе Анастасии Парфеновой «Город и ветер»
Mirlen
Взглядом скользнуть по условному двойнику.. Несомненно, любопытство не оставило Малибета с юности, предпочитая подталкивать на весьма и порой неожиданные решения дальнейшего пути. Будь-то жизненный или всего лишь Путь Поединка-С-Тайроном.
Само заклинание и те частицы, что всеж переносят страх Смерти видны не были ни обычным глазом, да и эфирно-стральным зрением было сложно усмотреть эдакое послание.. Потому Ин намеревался раскрыть перед собой Мертвый Экран, накопив перед тем на ладонях энергии и размазав ее после перед своим лицом и телом - видны будут частицы того, что может Умереть и то, что принесет эту кончину Живому. Чем сильнее и определеннее стадия осознанного или бессознательного существования существа, ярче искорки.
Впрочем, бок опалило остатками заклинания противника, что не найдя того, что непосредственно можно было бы сжечь, двинулись хаотично в разные стороны.. Потому и пришлось, выгнувшись вбок, толкнуться стопами, улетая после диким и странно выполненным прыжком с кувырком после - больно ведь. Подняться на ноги, стукнув каблуком по парке-е-ету.. Как при кружении головой земля поплыла перед очами Малибета, озаряя далекими сияниями серебристо-серой луны, мрачных туч на небесах, серой дымки вокруг под звук далекого громадного колокола.
Вряд ли ведь разумно прерывать сотворения заклинаний, связанных со Смертью какими-то прыжками от тех факторов, что как раз и несут скорейшее избавление от жизни - Ина занесло по ту сторону экрана или окунуло в это образование всего целиком, отражая немного поблекшим колеблющимся и периодически стелющемся по земле силуэтом в реальном паркетном мире. Конечно, всего лишь дымка окружала оставшееся таким же тело.
Сознание же и впрямь воспринимало мир лишь по наличию и количеству существования Жизни и намерения Умирать. Потому и видно, как комочки прошлого заклинания уже впились в существо соперника, пронзили его.. конечно, застряв. Как возрождалось что-то иное изнутри него же, такое чуть странно сияющее и сверкающее даже по таким вот серым глазам.
Оглянувшись на остатки прошедших мгновений, Малибет заметил полоску легкого мерцания энергии, что медленно растекалась по пространству, сорванная с ладони броском его же тела.
Следующий звук громадного колокола.. Экран лишь изредка преобразовывал внешний мир в новые звуки.
Как после обильного плавания и борьбы со стихией, с тайрона стекали капли пепла, осыпаясь таким приятным мягким порошком.
Холодно. По прямым ассоциациям близость к могилам, своей и многих, приносила спокойствие, какую-то пустоту и холод. Но был он сейчас иной, появляясь взамен уходящим тоненьким струйкам огоньков вверх - к такому громадному, наверняка теплому.
Оставалось краем глаза заметить, что энергия, несомненно, наполненная больше Жизнью, чем элементами противоположной модальности сущего мира, составляющая Пьющий Шар, была как-то избыточна, оттого импульсивна.. наверно, противник также уставал. Хотя бы чуть менее контролируя точность количества затраченных сил. С другой стороны, то можно объяснить и эффектами настоящего мироощущения волшебника-человека.
Воздух тоже жил, мерцал и определялся общим полотном не-мрака.. В нем тоже было всегда что-то движущееся, изменяющее себя и окружение, принимающее влияние иных частичек - как непрерывно тереться вздыбленными волосками на теле о другие такие же, правда чужие.
Все еще ощущая в себе напряжение, некоторую скованность, Ин решил подарить ее, а в интерпретации наполнения Силой, все тот же Страх Смерти, как раз этим частичкам, напоив выделяющейся теплотой Жаждущего. Известно ведь, что и согреться можно в стужу, в снегах.. лишь тем, что сообщить окружению большую напряженность, желание бегать и убегать, тем самым заставляя выделять необходимое для существования согревание - то, что в воздухе, тоже умирает, также боится, пусть неосознанно, потому как нечем сознавать, инстинктивно или просто по определению отстраняется от того, что чуждо. Да и пугать мелочь легче, чем что-то крупное, хотя и иначе чуть строится заклинание, опираясь не на конкретные страхи, а на целостное общее ощущение устремления во вне влияния объекта воли мага.
Пусть Пьет, покуда хватает сил - правда вот сам Малибет двигался быстрым, как только мог, не поворачиваясь спиной к тайрону, шагом, то боком, то спиной - от эпицентра, опасаясь взрыва.
Теплота от движения, что летела к Огню наверху, неизменно тащила за собой и переносчиков этой теплоты, увеличивая и вес конечного образования, опуская его ниже и просто утягивая вниз к такой неизмеримо более размеренной и по отцовски прощающе-мягкой Земле.
Прыгая от Пьющего, ставя щит, призванный Умерщвлять и отвращать движение, передавая Живую энергию по нитям, пронзающим всех и вся в никуда, Ин ощутил еще удар, наполнивший пространство новым воздухом, которым теперь можно было и дышать - не в пример пиковому моменту сплочения новых носителей обильного тепла вокруг продукта использования Силы противником. Казалось, что второй удар тайрона напоролся на неисчислимое обилие Огня, компенсируя или раздувая.. впрочем, кто ж разберет то, из чего происходит Стихийная магия и куда уходит после столкновения.
Поймав цепкой ладонью с длинными пальцами обгорелый и летящий от свистящего ветра кусок своего же плаща, Малибет сгруппировывался, усиливая свой щит и укрепляя передающие энергию движения связи, зацепляя их где-то на краю паркетной площадки - мысль о том, что вся эта конструкция погорит вместе с Путем Поединка быстро ушла, заменившись надеждой либо на древность этой конструкции и защищенность клятьями творцов, либо на банальный хороший и такой же старый лак, что, уже давно напитавшись влагой и высохнув, стал цепче цемента каменных башен и сооружений.
Теперь вот было жарко.
Тихо улыбнувшись сведенными губами, человеческий волшебник направил все то, что оставалось возле щита после ухода элементов двигающей Жизни, стремится в противника, намереваясь пронзать порошком пепла.. Конечно, наделяя более медленным, но упорным и неуклонным направлением Смерти, цепляя цель шествия на наиболее яркий и сознательный, что мягко пульсировал в зрении Инна, конечный пункт – на тайрона. Никого больше на площадке не было, а на себя закреплять свои же продукты волшебства Малибет не любил.
V-Z
«Истанай Сателл а Шан» – заклинание хорошее… действенное… Сам Визет сходу мог бы назвать точную методику противостояния ему; но еще не хватало, чтобы маг не знал способа борьбы с известными ему чарами.
Противник же поступил по-иному. Он сделал… сделал…
Тайрон так и не смог понять, что же противник сделал – какая-то запредельная манипуляция подвластными ему силами, сопровождающаяся движением, бесспорно красивая, но от того не более ясная. И удивительно действенная – «Жаркая Звезда» задрожала, мерцая и явно разрушаясь… а «Клинок» налетел на что-то, по структуре сильно напоминающее Огненные плетения.
Откуда он Огонь только взял? Или это какая-то вариация из Тьмы?
Жаль, что тут нет Фэлледанха, – подумал Визет. – Он бы разобрался – это ведь вполне в стиле файалэ* – такие вот красивые, впечатляющие и очень труднопонятные заклинания.
Глаза мага на секунду вспыхнули – он снял мыслеобраз. Пообещал себе после боя посидеть над этим заклятием, детально его изучить и проанализировать. Очень уж интересное плетение…
А сейчас на должный анализ времени не оставалось – Малибет начал новую атаку.
Пепел. Пепел, пропитанный Смертью – безжалостность чувствовалась даже на расстоянии. Мертвящее заклинание, которое должно было сделать с противником что-то очень нехорошее… пожалуй, не хуже чем недоброй памяти «Киах Фан», «Серый Ветер», любимое оружие Серебряных Воронов.
Ставить на пути Огненную преграду смысла не имело – Визет не без оснований подозревал, что уже побывавшие в пламени частицы пройдут сквозь нее, сохранив в себе Смерть и он лишь зря потратит энергию.
Визет спешно погасил предыдущее заклинание, впитывая энергию – все же что-то «Жаркая Звезда» собрать успела. Заодно «просеял» поступающее, дабы не допустить в свои запасы чего постороннего – с Малибета сталось бы подсадить свое заклинание. Клинок пришлось просто развеять – он и так уже почти распался. Увы, с этим пропал и контакт со Стихией…
Облако пепла еще не успело добраться до дракона, когда тот начал плести защиту…
На пути удара должен был стать Воздух.
Должен был.
И вновь пластичная Стихия не пожелала отзываться сразу – а готовый к работе Огонь был бесполезен.
Следя за приближающимся пеплом, Визет напряг силы, добиваясь полного Контроля над своими способностями и контактом со Стихией. Левая рука начала ныть, кости заболели… сахэссо, сказывается нещадное использование своего тела в недавнем поединке! Надо было подольше времени за исцелением провести… но кто же знал?
А вот должен был предусмотреть, тайрондарай. Что бы учитель сказал? О, много… и повторить это вслух невозможно – воспитание не позволит.
Было похоже на попытку изловить верткую рыбу в воде – вроде бы и пальцы сильны, и движения быстры, а добыча все же не дается.
В конце концов Визет сумел вновь обрести Контроль над Стихией. И вовремя – пепел был уже рядом.
Спокойствие. Эмоции боевому магу не мешают, но при работе они неуместны. Спокойное, размеренное, неторопливое плетение… Относительно неторопливое, конечно – всему надо знать меру.
Визет сделал, что хотел.
Любое заклинание, привязанное к материальному компоненту, является уязвимым – потому что уязвим тот самый компонент. Посох или жезл можно сломать; кристалл можно разбить, если знать верный способ; меч или кинжал можно расплавить. Естественные свойства любой вещи возможно обратить против нее же.
В данном случае у пепла была одна несомненная черта – малый вес. И Воздух для борьбы с ним был как нельзя более пригоден…
Воздушные потоки свились тугими кольцами; буйный ветер ударил по облаку, обволакивая его невидимой массой, утягивая за собой в небо, все выше и выше… и дальше. Дальше от тайрона.
Однако же пепел по-прежнему был нацелен на мага – странно было бы, если б противник этого не сделал. Поэтому следовало принять меры…
Часть заклинания Визет распустил, оставив лишь те потоки, которые могли удерживать облако в небе, и не давать ему приблизиться к тайрону. Увы, на это уходила энергия… но ее оставалось еще весьма порядочное количество. А если учитывать, что финал поединка не в конце дороги… можно себе позволить.
Ответ был не столь красивым, но весьма эффективным. Почерпнутым, кстати, все из того же лаэссэйского отчета; правда тогда заклинание магистра Алория пошло не так.
Визет когда-то провел несколько недель, заново выстраивая схему, проверяя все возможные пути плетения, и трудности, при этом возникающие. И своего он добился, так что мог с полным правом назвать это заклинание своим – зная только то, что должно выйти в финале, он прошел весь путь создания самостоятельно.
И сейчас, по мнению тайрона, оно должно было послужить в бою.
Схема послушно возникла в сознании; прикрывший глаза тайрон напитал ее энергией, направил на противника… привязывая к тем возмущениям, что он производил в воздухе, двигаясь. На всякий случай – расширил сферу действия до нескольких метров, чтобы Малибет точно попал в нее. А уж когда попадет… выбраться будет трудновато, ибо как и все «привязанные» заклятия, оно будет следовать за объектом.
Но что же оно делало? А просто – заставляло воздух затвердеть, превращая его во что-то, одновременно сковывая движения и не давая дышать. Нельзя ведь дышать твердыми веществами.
Один раз Визет очень неприятно удивил этим заклятием мага, решившего вызвать тайрона на поединок из-за какой-то ерунды и начавшего призывать слишком уж мощные силы. Заклинание он тогда до конца не довел – отсутствие воздуха вырубило чародея раньше.
Визет допускал, что сейчас может случиться то же самое.
Mirlen
Легко разочарован был Малибет скоропостижным отзыванием Сил из удара ветром - ведь этот незримый, но свистящий в ушах клинок, лишь только успел врезаться в опустившийся Огненный Пьющий Тепло шар.. Потому и пепла на Умерщвляющем Щите оказалось мало.
Распрямляя ноги, Ин ощущал какое-то странно приятное покачивание и колебание тела вместе с окружающим пространством, все таким же серым. Кому-то, да может и самому волшебнику, подобное мягкое мерцание окружения казалось бы в иных обстоятельствах недопустимым или, хуже того, вызывающим рвотные позывы ртом.. Как и на иные явления, человеку нужно было всего лишь настроиться на изменение непосредственного окружения - намного же лучше в истоке стоять их. Как и Малибет, сам шагнувший за занавес Тумана.. Мертвого Экрана.
Извне двигающийся человек представлял размытое серым облаком, особенно в наступающей темноте почти зашедшего за горизонт Солнца, существо, правда с теми же условными контурами, как и в обычном своем представлении.
Почуяв, как сам Экран чуть задержал загустение и последующее отвердевание воздуха вокруг, Ин немного опешил, сжимаясь внутри и убегая в какую-нибудь пятку, потому как боялось того, что не различит заклинание тайрона разницы меж человеком и тем, чем он дышит.
Благо любой процесс, особенно такой глобальный, как насланный противником, течет какое-то время, достаточное для простейших исследований протягиванием руки.
Почти без осознания происходящего, Ин создал маленькие частицы или вкрапления в окружающем его воздухе, сообщающие ему свойства, что лишь телам существ свойственны - замыкая тем самым себя в коконе твердого воздуха, хоть и с наличием внутри небольшого места для перемещения и воздуха на несколько десятков минут экономного дыхания при оптимистичном прогнозе дальнейшего сущесвования.
Хлопнув ладонями перед грудью, человек упер взгляд карих глаз в тайрона. Можно было заметить и тоненькие струйки Черноты, истекающие из места стыка пальцев, рук, потемнение белков глаз, все менее и менее быстрое дыхание. Сливаясь с сумерками над паркетной и уже подпаленной местами площадкой, колеблющееся марево Тьмы стянется в тугой клубок, напоенное и наполненное мерцающими звездами. Шарахнувшись напрямую к тайрону, распластается под ним и вокруг радиусом в пару метров, разольется слякотной и обволакивающей Пустотой – возможно, что-то там всеж есть, но вряд ли видно.
Наверняка ведь дракон или кто-то вроде него должен был когда-либо летать, наверняка, падать или обваливаться с большой высоты на твердую поверхность – вряд ли падать туда, где нет дна, куда Солнце заглядывает лишь первые мгновения (через край бездны), уходя навсегда вон. Как на закате.
Раскрыть, вместе с глубоким вдохом разреженного воздуха, под противником безумную глубину Тьмы, заставить потерять ориентацию, ввергнуть в пучину попыток выбраться из того, что мерно чуть колышется и втягивает отсутствием дна. В другое время Ин бы сам, скрепя сердце, ощутил б на себе подобное заклинание, или же – составил бы компанию тайрону.. Да вот, в настоящее время мог дать в напарники лишь длинные Руки Умерших, что, несомненно, много помнил и видел ВиЗет. Длинные бледные пальцы с чуть сверкающими острыми ногтями, жилы и кости, выпирающие откуда только можно, сжимая так трудно расслабляемую кисть – с целью лишь отрывать по кусочкам то, что падает.
Пепел, что разметался вокруг, как раз, в каком бы то ни было цикле собственного перерождения был частью живого существа – нужно лишь тратить почти последние силы на зов по ту сторону границы серобородого перевозчика.
Потеряв опору под ногами, родственник драконов, наверняка, должен будет упасть туда.. Конечно, можно усомниться в том, что он сможет объективно упасть хоть куда-то ниже центра ли земли или ниже Глубокого Мира.. Впрочем, вряд ли ниже Глубокого Мира Первоначал.
Завершив заклинание и засунув во все собственное творение духа, что будет тащиться к тайрону, волоча за собой груз Пустоты и Темного Провала Мертвых, буде сам соперник человека захочет двигаться, Малибет лишь сел на паркет, обхватил колени, сжимая собственную грудь.
На три удара сердца – вдох, пауза в три, выдох – четыре. Снова ждем четыре боя изнутри.
Посланная Темнота вряд ли была представлена теми частичками, что разметываются воздушным порывом – потому и смогла пройти сквозь твердый воздух.. как свет проходит. Вряд ли конструкция имеет собственный вес – духи умеют тянуться длинными отростками серебристого тумана и вверх, да и летать.
Шесть – вдох.
V-Z
Да, до магистра Алории мне еще далеко, – мрачно признал Визет, наблюдая за тем, как его заклинание обрушивается на противника…
Мрачно – потому что пока удар не достиг цели. Малибет умело воспользовался временем, потребным заклинанию на разработку, и собрал воздух вокруг себя, создавая плотный кокон… впрочем, долго таковой не продержится. Судя по всему, смыкающиеся чары все же проложат себе путь к оппоненту… но не сейчас. Придется ждать…
Ну что же, тайрон ожидать умел, хотя и не любил. Однако торопливые боевые маги долго не живут… а Визет, который провел среди живых более века, намеревался жить и дальше.
Малибет же, судя по всему, ждать не собирался… что логично.
Он сплел нечто на основе Тьмы… действительно нечто, такого Визет даже в исполнении Фэлледанха не видел!
Клубящееся облако черноты просочилось сквозь затвердевший воздух (логично, иначе какой смысл его вообще выпускать? Воздушная преграда такие Стихии не задерживает…) и ринулось к тайрону.
Визет ожидал того, что его тело будут сминать, дробить или еще каким-то образом разрушать… и заранее приготовил пару сюрпризов на этот счет.
Однако Малибет не пошел столь простым путем – его плетение было достойным файалэ*.
Пахнуло холодом – так маг ощущал касание Тьмы.
Угольно-черный, бездонный провал раскрылся под ногами, и неясные силы потянули тайрона вниз… все глубже и глубже…
Белесые руки, с мерцающими ногтями, потянулись со всех сторон. Неумолкающий шепот, беспрестанное шевеление мертвых пальцев… Царство бесконечной темноты и окончательной смерти…
Вэш аст тальдэ яэн каймейни, Малибет?**
Надо было скорее поднять себя наверх… но контроль над Воздухом окончательно ускользнул, а тратить время на подчинение Стихии сейчас грозило смертью. Хорошо хоть заклинание «твердого воздуха» продолжало существовать – над своими плетениями Визет был властен всегда.
С неприятным удивлением Визет почувствовал, как вновь распадается маска-иллюзия, изменяющая внешность тайрона. Странно… второй раз на Турнире он попадает в ситуации, когда такое требуется…
А раз так – надо воспользоваться!
Пламенный ореол на мгновение вспыхнул вокруг мага – тянущиеся к нему руки моментально почернели, обуглились, рассыпаясь пеплом. На их месте выросли другие… но им потребуется хоть и малое, но время, чтобы дотянуться до тайрона.
Наверное, со стороны это было очень красиво – совершенная тьма, тысячи белых рук, и в середине этого – повисшая в пустоте, раскинувшая руки фигура. Белая как мрамор кожа, развевающиеся волосы сливаются с мраком… а из-под век сияет радужное многоцветье.
Воздуха коснуться было нельзя. Сиаи т’эль, дар Дракона Изначального, вернейший союзник его народа – была запретна по условиям Турнира. И хоть жизнь важна… но, как гласит девиз Стальных Волков – виалэ эстиан юори-то.
Честь важнее жизни.
Так что придется обойтись Огнем…
Живому не выйти отсюда; мертвому незачем отсюда уходить.
А если встанет то, что на грани? Пламя, переносящее тех, кто секунду назад жил в мир мертвых… яростный огонь, стерегущий рубежи смерти?

Призрачные огни рассыпались по фигуре тайрона – он вновь прибегал к знаниям, переданным ему Фэлледанхом.
Всепожирающий огонь живых, полупрозрачное пламя серой дороги… сейчас оно давалось легко – контакт со Стихией облегчил действия с живым огнем, а место, где Визет сейчас находился, идеально подходило для работы с силой мертвых.
И этим пламенем, пришедшим из двух существующих вместе, но навеки разделенных миров, тайрон ударил… пронзая тьму, испепеляя жадные пальцы…
Прокладывая себе путь.
По которому и прошел… вернее, пролетел, едва не растянувшись на паркете.
Тело было изодрано длинными ногтями мертвых рук… оставалось надеяться, что не занесен яд. Впрочем, с этим можно справиться… после турнира.
Боль вибрировала в мышцах, словно в них загнали сотни игл. Одежда висела лохмотьями – даже прочным тканям тайронэ не выстоять в таких условиях.
Но Визет был жив и свободен.
И готов к бою.
Хотя энергии оставалось мало… слишком уж много сил отняла защита от провала Тьмы; расстояние между таковым и собой Визет предусмотрительно постарался увеличить.
Однако сейчас тайрону требовалось нанести последний свой удар в этом поединке.
Ну что же…
Одно из неотъемлемых свойств почти любого заклинания тайронэ – пластичность. И способность к взаимодействию с другими силами, которые маг сочтет нужным добавить.
Не раз случалось, что, казалось бы, непроницаемая магическая стена вдруг извергала из себя потоки энергии, оставаясь при этом таким же монолитом. Просто структура заклинания пропускала дополнительный компонент, не изменяя своего внешнего проявления.
Конечно, если Стихии были непротиворечивыми…
А Воздух и Огонь друг другу не враждебны.
И сейчас Визет послал вперед огненные струи, столь напоминающие шерсть Кота-прародителя; потоки огня, просачивающиеся сквозь стабильную структуру «твердого воздуха», окружающего Малибета…
И, само собой, достигающие его самого.
На сей раз Визет не повторил ошибки, допущенной с «Переходом Стихии». Кислорода для горения было предостаточно – ведь даже твердый воздух его содержит.
Так что… совсем скоро кокон внутри массы воздуха заполнится пламенем.
Это тоже будет красиво, Малибет. Думаю, ты оценишь…

*Файалэ – «фениксы», обиходное название тайронэ, принадлежащих к Клану Феникса, что занимаются Искусством. Серебряные Вороны, из которых Фэлледанх, тоже принадлежат к Фениксам, рассматривая смерть как вид искусства.
** Что за силы ты разбудил, Малибет? (тайро)
Mirlen
Мысли медленно и верно уносили Ина из собственного тела, соразмеряясь со степенью впадания в медитативное состояние сознания. Вряд ли Малибет мог точно определить, когда противник, наконец, прекратит снабжать завесу плотного воздуха подпитывающей энергией, когда можно будет вдохнуть полной грудью еще не вдыхаемый до этого воздух..
Всегда интересовали этого, сидящего на паркете, человека те изменения, что производили различные используемые магические школы в телах тех, ими пользующихся и владеющих - ведь определения себя как существа иной расы, имеющей какую-то предрасположенность к определенным формам сотворения заклинаний все равно опирается на.. опирается на физиологические факторы, что, может, лишь следствия моральных и внутренних отличий, но всеж проявляется и должно было бы быть не используемо.. вот, правда, где?
Впрочем, мысли заканчивались также, как и начинались, когда тело подавало знак о недостаточности кислорода в этом коконе, о том, что наставало время сильно-сильно сжаться всеми мышцами, также сильно расслабиться, удерживая прямой спину и еще поджимая к телу лодыжки.. Отсрочить Смерть можно при умении минут на несколько, особенно когда присутствует осознания скорого окончания поединка и наличия мастеров-лекарей после - Ин не творил форм энергий, а лишь прятал свой факт приближающейся кончины от тех, кто должен следить за такими объектами, вылавливая чуть после.
Краем далекого сознания стало вдруг интересно заметить, что тело, приобретя уже инстинкты магического самосохранения, оставленное само с собой, собирает вокруг себя, используя конструкцию и уже проложенные пути Сил в плотном воздухе вокруг тот же самый Щит из Умертвляющих ниточек, что отнимает энергию Живого Движения у того, что нападает, да и отводит в стороны. Конечно, само по себе тело вряд ли сотворит что-то законченное и определенное, сможет напитать сутью до победного конца.. Можно лишь надеяться, что Огонь не пройдет через все это дело, также туша свои шерстинки в том объеме уже бескислородного пространства, где был заключен Малибет.
Конечно, будет жарко телу, горячо или даже прожигательно - всеж вскоре распадется предыдущее клятье тайрона, свежий воздух хлынет, остужая и заставляя легкие, быть может, чуть вдохнуть, когда уже пламя спадет.
Заканчивая наблюдать за тем, что осталось на паркете, Ин сосредоточился на растворении своей почти оторванной от тела Сути в общем потоке безличностной, безликой и нужной лишь Миру энергии общего творения.
Миридин
1) без претензий.

2) ВиЗет - я понимаю, как можно было бы разорвать темноту огнем, но вот потоком воздуха? Как воздушной плетью пробить паркет - понятно, но вот застрять и притянуться? Труба с пониженным давлением? Насос?

3) Мирлен - хм, предварительное раздвоение - несколько неоднозначный ход... Затрагивающий временное течение поединка. Мне не понравилось rolleyes.gif

4) ВиЗет - очередное двустихийное заклинание, на этот раз явно парное. И как огонь пьет тепло? Смотрел матчасть, нашел только пьющие тепло холодильники...

Мирлен - не очень хорошо осознал, что с Мертвым Экраном и его преодолением, запугиванием воздуха и прочим... В принципе, логика присутствует, но очень странная. Да и щит, "умерщвляющий" движение, имхо, относится к Смерти только за счёт этого слова... smile.gif

5) Мирлен - к какой школе отнести проделанные манипуляции с воздухом? А то, что я понял из заклинания "Пустота", наводит на мысль о попытке выкинуть противника с арены:
"Потеряв опору под ногами, родственник драконов, наверняка, должен будет упасть туда.. Конечно, можно усомниться в том, что он сможет объективно упасть хоть куда-то ниже центра ли земли или ниже Глубокого Мира.."

6) ВиЗет - Воздухом не пользовался, но все-таки полетел? Хм...

Мирлен - ненадежная защита, рассчитанная по большей части на окончание поединка. Недочет.

Итог:
При не слишком больших пробелах в технике у обоих участников отыгрыш, пожалуй, лучше и понятнее у V-Z. Ему и победа.
Дон Пахан
В этот раз я решил отступить от привычной схемы рассматривания поединка по раундам и ограничиться общими впечатлениями, тем более, что первичный анализ был произведен Миридином.
Первые ощущения – противоречивые. Несомненно высокий уровень дуэли омрачался неоднозначными ходами, совершаемыми с обеих сторон. Добавляла напряженности и противостояние «стихий» и «надстихий». В итоге победителя было выявить крайне сложно.
Чашу весов качнуло два обстоятельства. Первое – отыгрыш. Я остаюсь при своем мнении: отыгрыш магического поединка может быть каким угодно: сухим, скучным, однообразным, но никак не непонятным. Ни красота, ни оригинальность не могут скомпенсировать этот недостаток. Второй аргумент – в конце дуэли Mirlen явно был не в лучшем положении.
Мой вердикт – победа V-Z.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.