Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок Станиславский - higf. Завершено
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Турнир-2006 <% AUTHFORM %>
Станиславский
Алое закатное солнце осветило широкую каменную крышу городских казарм: серый, грубо обработанный камень, невысокий парапет - примерно метровые каменные зубцы шириной в пол-метра, отстоящие примерно на два локтя друг от друга, вся крыша - десять на пятнадцать метров, на высоте двух этажей над землёй. Между двумя из таких зубцов, с южной стороны крыши, показалась голова в зелёной кепке и странной маске-очках в пол-лица. Фигура бросила на холодный камень свой вещмешок с привязанной к нему нагинатой, целиком втянулась на крышу, оттолкнула лестницу, по которой взобралась сюда, перерезая себе пути к отступлению, затем села на один из зубцов и принялась точить извлечённый из заплечных ножен японский длинный меч. Противник должен был появиться, воспользовавшись одной из лестниц - северной или восточной. В конце останется только одна дорога отсюда... Никола Тодеровски взвесил в руке нагинату. "Неплохой денёк для смерти!" - подумал он, почёсывая суспевшую зарасти рану от стилета на лице, - "Интересно только, для чьей... Хорошо хоть рука прошла" - а бинты на животе его волновали слабо...
higf
Хигф появился с северной стороны, будучи довольно спокойным. Он прекрасно знал, что по правилам турнира до приветствия противник его не атакует. Воин двигался легко, ведь в предыдущем раунде ему повезло, и в пассиве оказалось лишь несколько незначительных царапин. И в более серьезных случаях, впрочем, маги-целители при турнире работали хорошо, но в данном случае обращаться к ним было ни к чему.
Осмотрев противника, он отметил, что снаряжение осталось тем же. Необычному для подобного турнира виду Хигф не удивился, ибо просмотрел в магических шарах записи боев соперника.
Перед Тодеровски предстал человек, бывший примерно его ровесником, в белой рубахе, штанах и удобных башмаках с твердой подошвой. И, разумеется, с оружием в руках – все та же чыда, что послужила ему в первом круге. В общем, единственным изменением было то, что на этот раз на поясе воина висел кинжал, причем висел на левом боку не обычным образом, а почти параллельно земле, обращенный рукоятью к правой стороне тела Это могло сэкономить доли секунды на его выхватывании...
Поднявшись на крышу, Хигф приветствовал соперника, зрителей и судей, зная, что они слышат, хотя сам он не может видеть их, и приготовился к атаке со стороны соперника.

Судьи – Форвэ, Черон, Миридин.
Станиславский
Раунд 1. Никола смотрел за противником краем глаза вплоть до момента приветствия, затем встал и пошёл к центру крыши, держа меч в левой руке обратным хватом, при этом лезвие волочилось, жалобно позвякивая, по камням. По дороге Тодеровски небрежно пнул вещмешок с примотанной к нему нитками нагинатой, сплюнул и всё это время подбрасывал и ловил правой рукой точильный камень, больше похожий на кастет... Наконец он остановился, метрах в четырёх от копейщика (?), сделал пару финтов мечом, отдалённо напоминающих веерную защиту, видимо, разогреваясь.
- Ну привет, - с этими словами он одновременно остановил вращение меча, держа его перед собой, лезвием вниз, перпендикулярно земле, встал в стойку: передняя нога - левая, по центральной линии корпуса, носок смотрит на противника, колено едва согнуто, вес тела на задней ноге, которая смещена на две ладони влево относительно передней ноги, как их видит противник, носок смотрит примерно на два часа, если двенадцать - это стопа передней, и последнее одновременное действие - правая рука уличного бойца бросает точильный камень (если быть до конца честным, это действительно кастет из правого сапога), похожий на стальную рыбину в грудь копейщика (?)
higf
Хигф понимал, что за небрежностью и неторопливостью движений Тодеровски скрывалась не только и не столько рисовка, сколько желание усыпить бдительность, скрывая среди массы ненужных движений одно-два, действительно опасные. Поэтому был готов, когда соперник практически без замаха метнул в него кастет. Чыду Хигф держал обеими руками, левая перед правой примерно на расстоянии локтя, древко у правого бедра, а остро отточенный наконечник выставлен перед грудью. Так что от него потребовалось лишь немного шевельнуть чыдой, слегка отмахиваясь слева направо, чтобы оружие соперника звякнуло о перекладину и, кувыркаясь в воздухе, отлетело к краю крыши.
Однако служить мишенью для бросков всевозможными предметами боец не намеревался, поэтому быстро сделал три широких стремительных шага вперед. Одновременно с последним – стремительный выпад своим необычным копьем, целясь в руку Тодеровски и рассчитывая, что тот мог успеть развернуть меч для защиты любой точки тела, но не руки, бывшей центром возможного вращения клинка.
Станиславский
Раунд 2: Тодеровски удивлённо присвистнул в уме, оценив скорость движения противника и его силу: тяжёлым оружием с длинным рычагом отбил кастет на такой короткой дистанции броска - есть за что зауважать! Но уличный боец пришёл сюда не ради красивого зрелища. Он здесь ради победы! Проследив движения противника, Никола, находящийся в выгодной оборонительной стойке, имея такую роскошь, как доли секунд (шаги Хигфа) на размышления, уже имел в голове план действий к моменту удара чыды: он немного присел, чуть больше согнув колени, переступил навстречу Хигфу скрестным шагом перенеся вес тела на левую, бывшую передней ногу, а правую переставив позади левой, развернул корпус так, чтобы оружие противника прошло перед грудью, ставшая свободной правая рука метнулась, чтобы перехватить чыду за древко, под самое лезвие, чтобы не дать дополнительным лезвиям странного оружия ударить в грудь, как кирке, а левая рука, пройдя под правой, одновременно повернула клинок, намереваясь отделить катаной пальцы противника от древка, а, возможно, и от ладони... Чёрные стёкла, скрывающие глаза смотрят не на Хигфа - на его руки, голова чуть наклонена, подбородок повёрнут и прижат к правому плечу.
-----------------------------------------------------------------------------------------
Отредактирован только номер раунда, Хигф подтвердит.
higf
В чем прелесть оружия с длинным древком – короткое движение правой руки близ конца рукоятки, и передняя, ударная ее часть описывает длинную дугу. К тому же можно наносить удар, не слишком сближаясь. Несмотря на скорость движения, равновесия Хигф не потерял, да и целился он отнюдь не в тело, а в руку, следя за движениями соперника. Словом, инерция движения была не так уж велика.
Противник начал разворачиваться, убирая левую руку, ему удалось из положения обратного хвата нанести удар, нацеленный в руку.
Хигф прореагировал на действия Тодеровского. Он уперся в камень крыши левой, выставленной вперед ногой, и оттолкнулся, отшагивая назад и не давая чрезмерно сократить дистанцию. Одновременно правая рука пошла вверх, а левая вниз, будто поршни какого-то странного механизма. Наконечник чыды при этом опустился вниз, наискосок угрюмо уставившись в землю и ужом ускользая от хватки правой руки противника. Одновременно он опустился на летящий вперед меч противника, отбивая его вниз.
Затем Хигф резко отдернул свое оружие, поведя чуть влево, надеясь по дороге зацепить поперечиной ногу соперника. Еще маленький шаг назад, и он готов к продолжению боя, острие копья перед грудью и смотрит на соперника.
Станиславский
Раунд 3: Тодеровски трижды проклял себя за то, что не потянул чыду дальше по ходу её движения и таким образом освободил простор для действий Хигфу. Левая рука, начав только опысывать такую красивую петлю, потеряла своё направление: лезвие катаны звонко тренькнуло о камни, брошенное вниз древком странного копья, правая рука лишь немного задержала ход оружия противника и практически тут же отпустила его, чтобы избежать критического ранения, правая (передняя) нога, чтобы избежать попадания лезвием чыды приподнялась (вес тела всё ещё на задней ноге) и переступила через древко (о, как велик был соблазн наступить на него, прижать к камням крыши и тогда... Будет патовая ситуация, остаётся только метнуть в противника меч. Забудь, Никола...). Поставив ногу на крышу, уличный боец оказался в классической кибо-дачи, лицом к сопернику, меч на изготовку, лезвием вниз, рукоять на уровне груди. Правая рука срывает стальной троссик с акульим крюком на конце, укреплённый на кепке, отработанным движением, перехватывает его на манер лассо, продевает указательный палец в специальную петельку на конце троссика, одновременно уходя куда-то за спину...
------------------------------------------------------------------------
С редактированием та же история.
higf
Противники снова стояли лицом друг к другу, настала пора следующего хода. Правая рука Тодеровски сорвала с головного убора холодно блеснувшую сталью нить, и Хигф, вернее, та отдаленная часть его сознания, что не была занята ведением боя, подивился обилию и разнообразию навешанных на соперника средств причинения неудобств своим ближним.
И стиль, и вооружение соперника разительно отличались от привычных и явно происходили не из того источника, что хорошо известные Хигфу школы, имевшие своей целью подготовить бойцов для участия в сражениях, охранников или тихих убийц, незаметно проскальзывающих в ночной тени, а днем порой неотличимых от мирных граждан. Как и все новое и неизвестное, это стоило изучить и выделить для себя приемы, которые можно будет присоединить к своим навыкам.
Впрочем, это все после, а сейчас… Правая рука противника ушла за спину, несомненно, в замах, а левая сжимала перед грудью рукоять клинка. Левая, передняя нога Хигфа сделала еще один небольшой шажок вперед, для усиления наносимого удара в грудь. Простой, прямой, стремительный и бесхитростный удар, обычный для больших битв и столь редко применяемый в поединках, тем более между бойцами не начинающими. Но сейчас, как надеялся воин, эффективный, ибо расстояние было не так велико и вряд ли соперник успевал уклониться или, бросив что-то из своего оружия, вновь попытаться рукой перехватить чыду.


НРПГ. Это третий раунд. В начале второго, в предыдущем посте, ты пропустил и не указал. Поправь, пожалуйста.
Станиславский
Раунд 4:
Никола ожидал такого удара (кто бы его не ожидал в таком положении?!), потому совершил наиболее простое из действий в такой ситуации: отклонил атаку, ударив чыду в лезвие перед перекрестьем основанием клинка катаны движением, более похожим не на удар меча, а на хук слева, коротким и быстрым. Ноги тут же понесли тело Тодеровски вперёд, одновременно совершая разворот: левая нога делает заступ с разворотом стопы перед рукой, отводящей чыду, правая нога поворачивается вместе с полным поворотом корпуса, становясь перед левой, ближе к противнику, так что уличный боец оказался спиной к древку чыды. Правая рука выбрасывает в лицо Хигфу крюк, стальная нить распрямляется, подобно сжатой пружине - этому движению Никола научился у одного циркового акробата из восточных, - но, поскольку левая рука "потеряла" оружие противника, и Никола прекрасно понимал, что обратное движение чыдой приведёт к тому, что перекрестье раздерёт спину, он перенёс локоть через оное перекрестье при развороте и теперь постарался повернуть его вниз, к земле, чтобы спрятанный под наруч нож блокировал оное перекрестье от прямого движения назад (всё-таки сталь - это не кожа, её запросто не разрежешь).
higf
Хигф надеялся, что противника таки ранило, ибо отбить чыду настолько далеко, чтоб поперечины не задели Николу ни при самом ударе, ни при развороте навстречу, было очень трудно. Однако в горячке боя, уносившей мысли, как лихорадка, не было возможности рассмотреть, зацепило ли соперника. Тот прикрыл свой бок левой рукой, а правая сделала выпад в сторону Хигфа. Правда, учитывая, что стоял Тодеровски боком, делать ему это было не слишком удобно.
Припав на левую ногу и сильно нагнувшись, воин пропустил летевшую цепочку у себя над головой, оставив ей лишь рассечь ни в чем не повинный воздух в своем полете. А чтоб она как-то не зацепила на обратном ходе – сделал приставной шаг правой ногой к левой, оказавшись от соперника справа и сзади, но сохраняя безопасное расстояние около метра или чуть больше. Одновременно он нанес чыдой, поперечинами параллельно земле, удар, целясь в левое колено Тодеровски.
Расчет был на то, чтоб если не ранить ногу, так хоть заставить потерять равновесие и свалить на землю.
Станиславский
Раунд 5: Никола и правда не рассчитал длины лезвия оружия противника, но в горячке боя заметил это только доли секунды спустя, когда холодный воздух хлынул в щель, образовавшуюся в "броне", перемешавшись с горячей кровью... А ведь Тодеровски так хотел хоть в одном пое... ЯРОСТЬ!!! Движения уличного бойца стали похожи на таковые у бегуна, рвущегося пробежать последние метры до финиша быстрее, чем весь предыдущий отрезок, но не остановить свой бег... Правая рука рванула пролетевший мимо цели крюк вниз и направо, одновременно придавая инерцию корпусу. Правая стопа повернулась, давая ход движению левой: Никола резким сокращением косых мышц живота, движением правой руки (описанным выше) и махом левой ноги отправил своё тело в полёт по дуге, ось которой прошла параллельно земле, как раз на уровне древка чыды, метящего в колено. В полёте левая нога, вынесенная далеко вперёд (Тодеровски - взрослий крупный мужчина, и длина примерно половины его корпуса, плюс нога, плюс вытянутая ступня - куда больше метра) нацелила шипы на сапоге в голову присевшего Хигфа, а правая пошла довольно высоко вверх, следом за левой, просто для удержания равновесия в полёте. Левая рука тоже распрямилась, примерно перпендикулярно корпусу вбок, с той же целью, что и правая нога, а правая рука, продолжением того же движения (явно призванного не вернуть крюк в руку и не ранить противника, хотя и хорошо бы...) должна дать опору при приземлении, по ту сторону чыды.
higf
Когда тяжелое тело соперника после неожиданным пируэтом взлетело в воздух, совершая сложнейший акробатический трюк, Хигфу почему-то некстати пришло в голову услышанное от кого-то из ученых мужей название – «птица-носорог». Хорошо еще, что это слово не нарушило концентрацию. И некогда перебирать тысячи решений, надо выбрать одно, единственно верное. Так заманчиво ударить сейчас проносящееся тело, но – опасно. В рукопашной у соперника явно было немало сюрпризов.
А потому – вправо и вперед, уносясь немного вслед за копьем в разворот и одновременно отталкиваясь левой ногой. Хигф бросил свое тело вперед и вправо в полупрыжке как можно быстрее, избегая быть зацепленным и левой ногой, и левой же рукой. Он приземлился на правое колено. Камень крыши не очень дружелюбно принял его, но синяк на колене – пустяк. Пожелав противника приземлиться как можно неудачнее, он оттолкнулся от крыши древком чыды и вскочил, с ходу разворачиваясь в обратную сторону и нанося удар туда, где находилась голова завершившего прыжок Николы.
Станиславский
Раунд 6: Дело приняло плохой оборот для Николы: противник каким-то образом выпрыгнул из под удара (жить захочешь - и не такое вытворишь!) и теперь снова оказался на выгодной для себя дистанции. Тодеровски мысленно выругался в выражениях, достойных десятка портовых грузчиков, которым на ноги упали тяжёлые ящики, но сделал это, только закончив движение: приземлившись на правую руку, чтобы смягчить удар, вытянув руку с мечом над головой, чтобы не напороться при перекате и, собственно, перекатившись через бок . Ещё один перекат - назад через левое плечо, вокруг лежащей вытянувшись по крыше руки, оттолкнувшись обеими ногами, подальше от смертоносной чыды, Никола вскочил, тут же приняв уже знакомую зрителям сего боя кибо-дачи, меч перед собой. Правая рука наматывает стальную нить на кулак, подтягивая к себе крюк.
- Ну давай, масса, иди сюда! - заорал Никола...
higf
Соперник таки ушел от удара, откатившись в сторону, и тоже вскочил на ноги. И вновь оба оказываются лицом друг к другу, бой идет по вечной спирали, вот только возносит ли она вверх или уводит все ниже и ниже, в бездонную пропасть?
Тодеровски не стал атаковать, заставив Хигфа немного подосадовать, ибо контрудар в таких условиях мог быть очень выгодным. Затем Никола заорал:
- Ну давай, масса, иди сюда!
Что значило обращение, Хигф не знал, но попытка спровоцировать на глупости и вывести из равновесия словами вызвала на лице бывшего заместителя магистра Ордена Сумерек легкую холодную усмешку, тут же стершуюся, дабы не нарушать концентрацию. Сам он почти всегда дрался в полном молчании, не считая редких проклятий при какой-то неприятной и болезненной неожиданности.
Он было шагнул было вперед, нацеливая копье и в мыслях пронесся план атаки, но… Хигф вспомнил правила и понял, что Тодеровски был бы не против, если б воин нарушил их, атакуя последним ходом, на который не могло быть дано ответа.
Он остановился, опуская оружие острием вниз, и произнес:
- Пусть теперь судьи решат, кто победил.
Forwe
Не считаю необходимым, но отмечу:
Цитата(higf @ 25-03-2006, 11:28)
Так что от него потребовалось лишь немного шевельнуть чыдой, слегка отмахиваясь слева направо, чтобы оружие соперника звякнуло о перекладину и, кувыркаясь в воздухе, отлетело к краю крыши.
*
Довольно непростое действие, тем более для персонажа, заявленного Хигфом, т.к. требует довольно высокого уровня умений. Неприятно, но несмертельно.

Затем прыжок-падение Теодоровски в пятом раунде. Я всегда полагал, что подобные вещи удаются только благодаря удаче. Слишком большое количество времени и действий тело проводит в неустойчивой позиции и без опоры, чтобы с увереностью говорить о возможности выполнения такого действия.

В других раундах противники действительно действовали грамотно, недочетов не заметил.

Т.о. Хигф - более грамотный отыгрышь, технически лучше выверено поведение. Станиславский - хорошо написано, очень приятно читать.

Итог - победитель Хигф.

Судья накинул серый капюшен и удалился.
Mirlen
Сужу по причине отсутствия Черона и наличия просьбы об участии в этом процессе от Миридина.

Цитата
правая рука уличного бойца бросает точильный камень

не завлено. все вот заявлено вплоть до трусов, а этого нет. потому смог Хигф отбить камень или нет, вряд ли есть разница.
Цитата
Тодеровски трижды проклял себя за то

на это все равно уходит время, как и на некоторые иные думания и слова Николы.

Поранило Тодеровски перекладиной в четвертом раунде или нет, возможно, его рубахи лишь вновь порвались, оставляя от удара лишь синяк.. спорно всеж.

Действия Хигфа же больше соответствовали выбранному оружию, были грамотны и просты, в то же время вызывая весьма изысканные ответные реакции Николы, что так и не сумел фактически применить свое основное оружие, которое обычно сжимают в руках.
Общая динамика боя показала мне, что при возможности бесконечного удлинения времени поединка, Тодеровски устанет и истечет кровью из небольших ран, пытаясь ловить легкого и далекого Хигфа.

Проиграл Станиславский, выиграл higf.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.