Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Ликбез
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов > Мастерская <% AUTHFORM %>
Мышара
Итак, здесь будет выложено то, что гражданам граф... поэтам, писателям, короче, творцам необходимо знать, чтобы не отравлять нам критикам и простым читателям досуг. Мне часто тыкали, мол: у нас тут не лит школа. Ладно, школы не будет, будет свод правил для всех, кто хочет стать грамотным творцом, а не тем, кого подают на обед на тарелке с вилкой и разделочным ножом к обеду в "Башне гарпий".
Выкладывайте свои наставления - серьезные и шуточные типа вредных советов или примеров как НЕ НАДО писать стихи. Те, кто до наставлений не дорос, а учится как раз - задавайте вопросы и будет вам щастте!
Начнем с сакраментального.


Основные размеры.
Наиболее распространенной в наших краях является силлабо-тоническая система стихосложения, основанная на повторении ударных слогов, чередующихся с безударными. Размеры, в которых один ударный слог чередуется с одним безударным, называются двусложными; размеры, в которых ударный слог чередуется с двумя безударными, называется трехсложным. Сочетание ударного слога с присобаченными к нему безударными называется стопой. В соответствии с тем, в каком порядке чередуются ударные и безударные слоги, существует пять основных размеров. Схемы мы тут рисовать не станем - ну их на фиг. Есть простой способ определять размер: по хорошему русскому имени "Иван". Это имя замечательно тем, что в нем содержатся все пять размеров. Итак:

   • Хорей - ударный слог/безударный: Ваня-ваня-ваня-ваня...

Например:
Эльфы пьют, бакланы смотрят,
Злые орки зубы точат,
Чтобы грызть Раздола стены...


Похоже?
Короче, если услышите стих, который звучит как "ваня-ваня-ваня-ваня", знайте, что это - четырехстопный хорей. Если стих будет звучать как "ваня-ваня-ваня", значит, хорей трехстопный. А если как "ваня-ваня-ваня-ваня-ваня", то пятистопный. Кстати, последний безударный слог может и отсекаться. Получается нечто вроде: ваня-ваня-ваня/ваня-ваня-вань.

Например:
Ни о чем не спросишь -
Не солгут в ответ
.

Это понятно? Если понятно, поехали дальше.


   • Ямб: безударный слог/ударный. Самый распространенный размер. Звучит: Иван-иван-иван-иван...

Например:
Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей,
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.


А в ямбе после последнего ударного слога может приставляться еще один безударный: "Чем меньше женщину мы лю-бим"...
Это все были размеры двусложные. Дальше пошли трехсложные.


   • Дактиль: ударный/безударный/безударный. Потому и называется "дактиль" - "палец": три фаланги, первая с ногтем, а две другие - без. Звучит так: Ванечка-ванечка-ванечка...

Например:
Если б мы знали, какие дороги
К морю выводят от гор...


Тут, соответственно, последние безударные слоги тоже могут усекаться - один, или даже оба. Дальше я об этом говорить не буду - и так понятно.
Кстати, многие полагают, что гекзаметр - это просто шестистопный дактиль. А на самом деле гекзаметр - это шестистопный дактиль с обязательным усечением последнего слога (можно сказать, пятистопный дактиль с шестой стопой хорея), и обязательно - с цезурой посередине. Цезура - это такая пауза в середине длинной строки. Гекзаметр звучит так: Ванечка-ванечка-ванечка//ванечка-ванечка-ваня.

Например:
Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос.

Обратили внимание на паузу после слова "младая"? Вот это и есть цезура. А иначе такую длинную строку просто не выговоришь - непременно надо в середине остановиться и взять дыхание. Кстати, я бы сказала, что для стихов, написанных гекзаметром, минимальный размер - не четыре строки, а две. Потому что благодаря цезуре длинная строка как бы разбивается на две коротких. А есть еще такой размер, элегический дистих. Звучит он так:
Ванечка-ванечка-ванечка//ванечка-ванечка-ваня, Ванечка-ванечка-вань//ванечка-ванечка-вань.
То есть первая строка - обычный гекзаметр, а вторая - в принципе, тоже гекзаметр, но только несколько измененный.

Например:
Часто мы думаем зло сотворить - и добро совершаем;
Думаем сделать добро - зло причиняем взамен.


   • Амфибрахий: безударный/ударный/безударный. "Амфибрахий" значит "обоюдократкий", то есть, если понятнее, "безударный с обеих сторон". Звучит так: Ванюша-ванюша-ванюша-ванюша...

Например:
Ты скоро забудешь напевы морей,
И светлого замка высокие своды,
И сменишь отраду девичьей свободы
На тихие годы под кровлей моей.


   • Анапест: безударный/безударный/ударный. Звучит так: Иоанн-иоанн-иоанн-иоанн...

Например:
Как бельмо на глазу старика Денетора,
Рассекая пространство и время разъемля,
Черный назгул парит над землею Гондора,
Предвещая беду, мрачно гадит на землю.


Вот и все основные размеры. Никто конечно не садится писать сразу двустопным хореем, а только написав, понимает, что вот он родимый получился, если конечно получился, а это надо тренировать как музыкальный слух.

Написано на основе статьи господина Элентира для магов о том, как писать заклинания.
Шася
Так, ну, раз можно задавать вопросы, то как можно не воспользоваться такой возможностью? :,)) Уважаемая Мышара, вот вы рассказали про основные размеры, а не могли бы ещё напомнить и про несиллабо-тонические размеры? rolleyes.gif
И ещё вы не могли бы рассказать про имеющиеся твёрдые формы? unsure.gif
бабка Гульда
Пожалуй, Шасенька, на этот вопрос отвечу я. Если не возражаешь...
Ты выразилась не совсем точно. Правильнее говорить не "силлабо-тонические размеры", а "силлабо-тоническое стихосложение". Это целая система, где учитывается количество слогов, число ударений, их расположение в строчке. Именно то, о чем рассказывала Мышара. Всякие ямбы, хореи и прочие такие амфибрахии.
Эту головную боль нам организовали Ломоносов с Тредиаковским.
А до них стихосложение было просто силлабическим. То есть в каждое строке железно одинаковое количество слогов (на Руси традиционно 13, но почему -- спроси чего полегче). При этом ударение -- резкое, отчетливое -- делается два раза: сначала на шестом или седьмом слоге, а потом на предпоследнем. Остальные ударения менее заметны, как бы "смазываются".
Рифма в таких стихах парная.
Вот например, очень хрестоматийные строки Антиоха Кантемира:

Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав, летящи дни века проводити
Можно и славу достать, хоть творцом не слыти...

Когда я пришла на форум -- хотела эти строчки себе в подпись забабахать. Нравятся мне они...
Какие еще бывают системы стихосложения, кроме силлабо-тонической? Ну, скажем, верлибр, он же свободный стих. Там все эти ударные-безударные идут произвольно, число слогов в строке тоже произвольное, может и рифмы не быть.
Вот, скажем, у Блока:

Она пришла с мороза,
Раскрасневшаяся,
Наполнила комнату
Ароматом воздуха и духов,
Звонким голосом
И совсем неуважительной к занятиям
Болтовней...

Но если поэты считают, что верлибр придуман специально для облегчения их жизни, то они крепко ошибаются. Там каждая строка должна быть однородной, цельной по интонации, а это сложно... Ну, ладно, это улавливается с трудом, поэт может стучать себя пяткой в грудь и кричать, что у него эта интонация очень даже есть, а кто не слышит -- тот глухой... Зато в верлибре -- куда строже спрос с системы образов, со смысла, с подтекста. Потому что не спрячешься за ловкой рифмовкой...
Не помню, кто из поэтов советсякого времени писал, что верлибр отличается от силлабо-тонического стихотворения, как вертолет -- от птицы:

...Есть у него и недостатки:
Взлетает он с любой площадки,
Но, к сожаленью, не поёт...

Вот все, что могу сказать по этой теме я. Кто знает больше -- пусть добавит.

А что касается твердых форм, то каждая из них -- тема для отдельного разговора. Любая. Хоть сонет, хоть триолет, хоть частушка...
Кысь
С позволения администрации предлагаю вниманию авторов две очень полезные ссылки.

Первая -
h**p://www.gramota.ru/
- справочно-информационный портал "Грамота.ру". К вашим услугам - словари, в том числе и орфографический wink.gif, а также обширный раздел справки по правилам русского языка.

Вторая -
h**p://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/leb/leb-0631.htm
- электронное издание Литературной Энциклопедии. Виды, подвиды, приемы, жанры, и многое другое.

Ищите и да обрящете =)
Иннельда Ишер
А не мог бы кто-нибудь быть так любезен выложить сюда правила написания хокку? Я нигде не могу найти информацию, сколько слогов должно быть в каждой из строк, потому что мои хокку кажутся мне неправильно сделанными.
Заранее спасибо!
Ясмик
Цитата
А не мог бы кто-нибудь быть так любезен выложить сюда правила написания хокку?


2Иннельда Ишер, правила написания хокку и танку вы можете найти в теме сад камней, здесь же, на Улице Творцов. В самом верху темы отображается.

С уважением, Ясмик.
Вито Хельгвар
Китти
Низкий поклон. Порыскал, признаюсь, и восхитился… а нету еще чего-нибудь полезного для начинающего? А в идеале – для начинающего прозаика? По-моему, у госпожи Мышары звучало поначалу "поэтов, писателей, творцов"…

Мышара
Я в сети… столько, сколько вообще на Прикле, можете представить? Ползаю, ругаюсь, но каких-нибудь учебников по литмастерству толковых не нашел… Дома есть кинговское "Как писать книги" и никитинская "Великий маг"… но чего-то маловато мне для полного охвата картины малотренированням сознанием.
Или Вы не страдаете прозою? Тогда – извиняйте, пожалуйста…
Если честно, мне оч-чень хочется начать такую темку… то ли на ЦэПке, то ли на УлочТе. Ну, вроде "Пособите начинающему писателю… кому чем не жалко". Кто ссылкою, кто советом, кто чем, да. А то сижу, страдаю, а никому и невдомёк об этом… вот такая фигня. А может, и есть самаритяне? А может, кто с литфака… Или настоящий профи…э-эх, мечты, блин.
Писать-то я пишу-у. С детства. Но – развился вкус, как следствие множества прочитанных книжек, а теперь мешает жить и графоманить со спокойной душой.
Как поправить то или иное место у другого – в принципе вижу и могу. Исключений мало. У себя - вижу одну БОЛЬШУЮ ошибку и незнание каких-то глобальных законов. Они ж ведь существуют, правда? Есть же даже курс такой в некоторых вузах… по слухам.
Что ли попробовать тупо переписать Муркока – слово в слово? Может, попрет =///?
В общем, если можете что дельное посоветовать – не сочтите за превеликий труд, прошу Вас.
Рука дающего да не оскудеет, да?
И еще – для советующих, буде случится им отыскаться. Товарищи, господа, милсдари и сеньоры… я читал Стругацкого с его "Если можешь не писать - не пиши". Читал.
Даглас
Вито Хельгвар

Могу посоветовать книгу американского драматурга Джеймса К. Фрея "Как написать гениальный роман" - это, на мой взгляд, лучшая вещь в этой струе, в этом русле.
Если хотите - могу поделиться опытом (хоть каким-то своим), это уже на моей страничке. По личке могу назадавать ссылок на полезные статейки. У меня их целый багажник.
Так что я, возможно и самаритянин. Но черт его знает - добрый я, злой я...
Арьята Кари
Вито Хельгвар, от себя добавлю: если собираешься писать биллетристику, то есть еще одно пособие для начинающего биллетриста: "Как писать книги" Стивена Кинга. Следую этой вещи во всем, что применимо к русскому языку и российской реальности уже пару лет, знаешь, реально поднялся уровень написанного, сама чувствую.
Мышара
Вито Хельгвар
Думаю вы попали как раз по адресу. Здесь на прикле - широчайший полигон для тренировки своих литературных способностей. И вообще мое личное мнение о том, как следует писать прозу заключается в том, что писать надо грамотно (соблюдать правила русского языка), надо иметь сюжет и логику повествования. А остальное - зависит только от таланта. Однако раз столько книг понаписано, наверное, есть какие-то правила, сама пожалуй сяду почитать smile.gif
Вито Хельгвар
ДАГЛАС.
За ссылки и за разделенный опыт - большое спасибо. Теперь - внимание, вопрос. Есть хорошо мне понятный и знакомый персонаж, который - личность, безусловно, но он не в силах ввязаться в интересный мне сюжет. Поэтому нету самой линии рассказа: не о чем. И есть случай, где - наоборот происходит. То есть, непонятная мне личность действует в понятном мне мире и понятным мне образом. А в знакомые и доступные мне рельсы не помещается та личность, что исследована и проработана. Непонятно я объясняю, да? smile.gif
Есть персонажи - нет сюжета. Появляется сюжет - а кто ж по нему пойдет?

АРЬЯТА
У меня дома есть эта книга. Все равно - спасибо за желание помочь.
А что-нибудь из своего опыта не подскажешь? Всё-таки несколько лет пишешь... и уровень поднялся. И, пожалуй, тот же вопрос, что и Дагласу.

МЫШАРА
Серьёзно? Я рад, что послужил толчком такому решению...
А если бы поподробнее о сюжете и логике повествования, но только не по-книжному, как в инциклобле, которую четить нада wink.gif , а по-людски, то есть, ну, как это у тебя происходит, делается.
А про прикл - а чего ж я тут и зависаю. Вот решил ума-разума поискать и на этой теме...
Вот что у меня есть (одно-единственное) - так это чувство (но, увы, не ЗНАНИЕ, а чувство) русской речи. Как и родной мне украинской.
Остальное - дремучий мрак.
А графоманство - пройденный этап. То есть, хотелось бы оставить его в прошлом...
Отликбезь меня еще, пожалуйста. Э-э, прошу очень-очень...
Мышара
Ну что? Я тут подумала, наверное, есть какие-то соображения май оун врайт. То есть никому их не навязываю, не ставлю в раздел догматов, просто так делаю я.
Изначально писатель должен решить для себя следующее: пишет ли он о герое или о событии? Если во главу угла мы поставим личность главгероя, то все события будут подчиняться раскрытию оной личности. Как мы видим, допустим, в Обломове. Никакого новшества в сюжете, ни неожиданных поворотов, ни захватывающих эпизодов - жизнеописание и полное раскрытие личности.
Если же мы описываем событие, то тогда уже герои преломляются через призму события, они лишь штрихи в картине.
Сравню, пожалуй, с живописью. Первый вариант - портрет - фон либо вовсе отсутствует, либо уходит далеко на задний план. Второй вариант - пейзаж - все люди на нем лишь часть композиции.
Что если брать яркую личность героя в ярких событиях? Хм, мне просто кажется, что необходимо иметь изрядный талант, чтобы не превратить это в перегруженную яркими красками и деталями композицию. Что думает читатель о том, что с ярким, активным, необычным героем приключилась странная история, какой он в своей жизни не встречал? Он не удивится, ведь герой-то прямо магнит для приключений. Но кем была Алиса? Она была обычной девочкой, с которой случилась необычная история. Кем был Фродо?
Можете со мной и поспорить, я не возражаю.
Лично у меня книга начинается с картинки. Не с сюжета, не с концовки, а именно с картинки. Я либо вижу героя - я представляю его и могу начать писать даже с описания ситуации, в которой я увидела героя. Он идет по улице, пинает банку из-под пепси (например), а потом этот герой начинает оживать, и зачастую я ловила себя на мысли, что я вовсе не так задумывала ответ на реплику второстепенного героя, что оно само, герой заговорил сам и он со мной перестал в чем-то соглашаться.
Либо же я видела событие, явление, которое хочу описать, а уж потом додумывала, какие лица будут задействованы для его воплощения. Кстати все это переделывалось, передумывалось по мере написания – какие-то незапланированные события появлялись, какие-то исчезали, но больше появлялось. Вообще не люблю схемы, они ограничивают фантазию и гораздо интереснее писать так, чтобы тебя несло, чтобы получалось как бы само по себе.
То, что схема завязка-кульминация-развязка, если сюжет в принципе есть, действует, я рассказывать не буду, это и без грызунов понятно.
Как написать так, чтобы людям понравилось? Надо написать либо так, чтобы читатель в герое в чем-то узнавал себя, либо чтобы узнавал ситуации, в которые попадает герой, либо же мог бы помечтать, что это случилось бы с ним. В противном случае должна содержаться какая-то мысль, такая, чтобы над ней можно было думать, чтобы она запала в мысли, либо же выразительность языка покрывала отсутствие этого всего.
Прошу иметь в виду, что я пишу прозу не в жанре фэнтези, вовсе даже наоборот. Что делает жанр фэнтези привлекательным, пусть расскажет специалист. Вон у Гульды спросите.
Я так же придерживаюсь мнения, что юмор в любом виде (черный, сарказм, просто шутки) только украшают любую книгу или рассказ (за исключением научных статей). Зато каждая, я повторюсь КАЖДАЯ фраза штамп, должна быть заменена на синонимичную по смыслу. Это добавляет изюму и плюсует автору за стиль.
Ну вот допустим штампованная фраза: «это было видно невооруженным глазом», может быть заменена очень легко: «и без полевого бинокля заметно»; «не надо лупы, чтобы увидеть». Просто на таких моментах следует задерживаться, а не писать тривиальные фразы, которые вызывают зевоту. Посидев именно над такими фразочками можно вообще изрядно преобразить весь текст, а возможно и стать автором новых крылатых выражений.
Сколько штампов у Ильфа и Петрова - самых главных ваятелей крылатых фраз?
И напоследок коротко. В книгах надо всегда:
1) Считать деньги (если они вообще фигурируют)
2) Считать время.
Здесь я имею в виду, чтобы не получилось так, что в распоряжении героев неделя, а они успели научиться за нее фехтовать, успели десять раз устроить привал и пройти половину континента. Так же и с деньгами. Суммы всегда следует между собой соотносить, читатель таких вещей не пропускает.
3) Мало внимания к мелочам. (Правило про ружье на сцене. Повесил ружье? Оно должно выстрелить!)
4) Очень удачный прием - особенности речи героев. Заикание, непроизвольный повтор слов, аканье, долгие ээээм в начале фразы, слова-паразиты, коронные фразочки и так далее очень выделяют героев из общей массы людей.
5) Избегать совершенных форм. Главная героиня - безупречная красавица в дамском романе, там же шикарный мачо в кадре. Если же мы пишем не роман - интересный недостаток так же привлечет к герою больше внимания и сделает его более настоящим.
6) Злодей не должен быть бессмысленным. Скажу вам честно: мир уничтожают только полные идиоты - сами-то где будут жить? Монстры убивают для того, чтобы поесть, а не в принципе ради развлечения (если речь о звере). А если у злодея будут располагающие к себе качества, так и вовсе замечательно, как по мне - у читателя будет больше эмоций от конфликта.

И вообще главное для писателя - вызвать у читателя эмоции, а для того, чтобы их вызвать, надо, наверное, целенаправленно добиваться определенной реакции с самого начала. Поэтому над своей книгой надо самому смеяться, плакать, злиться и грустить. Лично я всегда уревываюсь над сценами гибели героев, потому что если уж у тебя написанное не вызывает эмоций, у кого вообще тогда оно способно их вызвать?
V-Z
Вито Хельгвар
Можно пару слов?
Прежде всего к помянутым книгам добавлю «Как стать писателем» Юрия Никитина; несмотря на то, что я во многом с его утверждениями не согласен, помянуть сие стоит. Ибо в тему.
Гарантированно научить, как следует писать, вряд ли сумеет хоть какой-нибудь автор. Дело в том, что подход у всех к этому разный; то есть писатель может лишь объяснить как сочиняет именно он. А вот научить другого – это непросто.
Поделиться опытом, впрочем, вполне реально. И выделить некоторые отдельные составляющие. Во всяком случае, я бы мог назвать следующие:
Стимул к написанию. Таковым может стать все, что угодно. Абсолютно все. К примеру, стимулом для «Шага в небо» послужило некое аниме, просмотренное шут знает когда (не с начала, и не досмотренное до конца); из него запомнилось от силы пара образов, которые дали толчок к написанию. Стимулом для «Ордена Возрожденного» вообще послужил краткий сон, который потом перерос в обдумывание.
Тут главное – попытаться воспринимать мир как можно шире. То есть, если в жизни смотришь только на свой двор – то про него и будешь писать; правда, и во дворе можно получить стимул к фантастическому роману. Скажем, кружащиеся в воздухе багряные листья…

Создание сюжета. Есть два варианта – сюжет строится о мире и о героях. В первом случае сперва продумывается и создается мир, а потом уже из него выбираются те эпизоды, о которых хотелось бы написать. У меня так вышло с Синнфом. Второй – это когда из мира поминаются только те детали, которые имеют непосредственное отношение к героям; а все внимание уделено именно им. У меня так получилось с уже помянутым «Шагом в небо».
Только не следует чрезмерно увлекаться описанием мира! Дело в том, что хватает вещей с очень ярким миром… и совершенно плоскими героями – на них у автора уже не хватило фантазии.
Мир и герои определяют сюжет: если это реальность вечной войны вроде Warhammer 40.000 – то вряд ли стоит ждать любовного романа. И если герой – профессиональный военный, то сюжет почти всегда и связан с его профессией.
Кстати, сюжету не обязательно быть динамичным; и главному герою не обязательно уметь сражаться. К примеру, дилогия о Сарантии Гая Гэвриела Кея; главный герой – мозаичник, действие развивается неспешно… но вещь запоминается.
Только тут есть и иная сторона – если задумать нечто глобальное и неспешно развивающееся, то получится «Колесо Времени» Роберта Джордана. Если точнее, это серия, в которой каждая книга – размером с «Войну Мага». А всего их должно быть двенадцать.

Отношение к героям. Герой может быть каким угодно – благородным, подлым, добросердечным, жестоким… только сам автор обязан его понимать. Не оправдывать – но понимать. И главного персонажа, и его противников; только в этом случае они получатся живыми.
Чего я очень не люблю – это умных положительных героев и злодеев-маньяков или идиотов. Ну что за победа над такими? В этом отношении хорош Шорр Кан Эдмонда Гамильтона.
Собственно, самый лучший вариант понимания и знания героев – это когда можешь сходу рассказать биографию любого, про кого спросят. И объяснить причины его поступков.
К слову о контроле над персонажами. Сам я – убежденный сторонник «свободных действий» – то есть, как бы слежения за деяниями персонажей, а не впихивания их в сюжет. Иначе выйдет, что по всей логике герой должен сделать то – а автор заставляет его делать совершенно другое.
Пример – пан Анджей Сапковский; он своих героев жестко контролировал, и преспокойно положил почти всю команду в последней книге. Зачем? А бес его знает.
Хотя в свободных действиях есть своя специфика: текст может вырасти. У меня так было – с «Орденом» – в процессе написания он вырос на треть.
Что может получиться из «впихивания» героя в сюжет – советую рассказ «Всяк сверчок…» Александра Громова. Очень ярко показано.

Планирование сюжета
Это вопрос сложный… Честно скажу – я планировать сюжет не умею совершенно. Единственное, что всегда знаю, чем закончится. А вот середина… часто приходится долго и нудно думать. Единственное исключение – уже поминавшийся «Орден»; его я с самого начала знал едва ли не полностью.
Что касается плана, то я лучше процитирую ЖЖ Александра Рудазова; по-моему, очень хорошее высказывание:
Если нет предварительного подробного плана, книга у меня не пойдет. Как правило, план составляется примерно семь-восемь месяцев - пока пишется одна книга, параллельно я еще обдумываю три-четыре следующих, с дальним зачином. Форд был очень умным человеком.
В конечном итоге на выходе получаем четкий график, с разбивкой по главам, с продуманной концовкой и подробным списком - кто, куда, зачем и где. Только после этого я приступаю непосредственно к работе - и обычно она идет очень быстро, ведь в голове все уже давно придумано, осталось только напечатать. Конечно, главы порой делятся подобно амебе, порой, наоборот, сливаются вместе. Бывает, меняются местами. Могут измениться детали вроде имен персонажей, каких-то черт внешности, характера, биографии. Даже название может измениться. Но само сюжетное древо должно быть ДО того, как написана первая страница. Это касается не только книги, но и циклов - если я не знаю, чем закончится последний том, то к первому не приступаю.


Темп написания. Вот это – очень индивидуальный параметр. Во многом он зависит от уже помянутого планирования.
Я, например, не могу начать главу, пока ее как следует не «поварю» в голове, и точно не определю, что именно там должно произойти. Вот после этого – начну писать, но не раньше.
Тем не менее, темп разнится для каждой вещи. Скажем, рассказы для «Грани реальности» писались за вечер-два; «Аналитик» – несколько дней. Не такой уж большой «Шаг в небо» – вообще два года. Начатый больше трех лет назад японский роман – не закончен до сих пор; а «Орден», в котором две с половиной сотни страниц – написан за два месяца.
От чего зависит? Во-первых, от душевного состояния; во всяком случае, у меня. Для «Шага в небо» мне было необходимо особое состояние – и я его дожидался.
Во-вторых, от степени детализации и достоверности таковой. Со своим миром проще; а с помянутым абзацем выше восточным романом куда тяжелее – я постоянно сверяюсь с книгами и иными источниками.

Цель написания. А вот тут, по-моему, советы вообще давать нереально. Поскольку лишь сам автор знает, почему и для чего он пишет именно эту вещь.

Восприятие читателей. Это вещь особая, которую, тем не менее, стоит учитывать. Хорошо, когда читатели видят в книге именно то, что желал показать автор. А если нет? Во многих случаях так и получается… зачастую видят вообще противоположное.
За примером далеко ходить не надо: в «Последней ставке» Хигфа многие (и я в том числе) углядели аллюзию на «Героев». А автор о них и не думал… так же, как и я не вспоминал о шахматах, сочиняя «Три хода»; тем не менее, их помянули почти все, кто давал отзыв.
В таких случаях очень полезно давать тексты на вычитку другим людям. По себе знаю.
Шут Гороховый
Цитата(V-Z @ 28-08-2006, 16:49 )
К примеру, стимулом для «Шага в небо» послужило некое аниме, просмотренное шут знает когда...
*

Ей богу, не знаю! Даже не догадываюсь!

А теперь по делу.
Мне буквально только что сказали, что я пишу стихи верлибром. Я, признаться, не люблю знать названий и терминов, чтобы не возникало стремления подражать некому стандарту, что ли, но все ж таки крайне любопытно, что такое верлибр и с чем его едят.
Расскажите, пожалуйста, если нетрудно, буду очень пизнателен, а то что это получается пишу сам не знаю чем.
(да, я всегда с гордостью называл себя графоманом).
Хлодвиг
ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ПРАВИЛ О ТОМ, КАК НЕ НАДО ПИСАТЬ.

1. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о
правильном его согласовании.

2. Между нас говоря: падеж местоимения тоже важен.

3. Если Вы хочете использовать глагол, то спрягать его нужно
правильно, а не как того захотит автор.

4. Глагол, кроме того, всегда должны согласовываться в числе
с существительными.

5. Не надо нигде не использовать лишних отрицаний.

6. Плохо зная грамматику, сложные конструкции должны
употр######ться с осторожностью.

7. Kоторые являются придаточными предложениями, составлять
надо правильно.

8. Мы хотим отметить, что менять лицо, от имени которого
ведется изложение, автор этих строк не рекомендует.

9. Что касается незаконченных предложений.

10. Автор использующий причастные обороты должен не забывать
о пунктуации.

11. В письмах статьях докладах ставьте запятые при
перечислении.

12. Не используйте запятые, там, где они не нужны.

13. Вводные слова однако следует выделять запятыми.

14. Ставьте где надо твердый знак, или хотя бы апостроф:
обем статьи так все равно не сэкономить.

15. Не злоупотр. сокращ.

16. Проверьте в тексте пропущенных слов.

17. Автор должен усечь насчет статьи: хочешь неслабо
выступить, завязывай с жаргоном.

18. Если неполные конструкции - плохо.

19. Маленькое замечание о повторениях, которые иногда
встречаются в статьях, которые печатаются в журналах, которые
издаются у нас и за рубежом, которые иногда затуманивают мысль,
которую хотел высказать автор, о которых мы и хотели сделать это
замечание.

20. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автор в том
случае, когда он пишет статью, определенно не должен приобретать
дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чересчур
много ненужных слов, которые в действительности совершенно не являются
столь уж необходимыми для того, чтобы выразить свою мысль.

21. Используйте параллельные конструкции не только для
уточнения, но и прояснить.

22. Вотще надеяться, что архаизмы в грамоте будут
споспешествовать пониманию оной.

23. Метафора - это гвоздь в ботинке, и лучше ее выполоть.

24. Праверяйте по славарю написание слов.

25. Неделите не делимое и не соединяйте разно родное, а кое
что пишите через дефис.

26. Штампам не должно быть места на страницах нашей печати.


КАК HАЗВАТЬ КHИГУ?

(советы начинающему фантасту)

1. Постарайся взять какое-нибудь известное название и переделать его,
заменив одно-два слова. Авось читатель решит, что это старый автор
написал продолжение, и радостно углубится в чтение твоего шедевра
"Понедельник начинается... во вторник!!!", "Трое в лодке не считая
василиска", "Трудно быть Чёртом", "Полет над гнездом зверюшки".

2. Добавь пафоса и громких слов, оперируй категориями вселенского
масштаба, используй слова типа Вечность, Бесконечность, Зло, Тьма.
"Император Зла", "Властелин Всего", "Правитель Вечности".

3. Постарайся использовать обиходные символы. Их не так уж много:
Меч, Дракон, Клинок, Старая Таверна, Галактика, Звезда, Властелин,
Кровь, Любовь, Замок, Хранители, Бойцы. Умело комбинируя их, можно
сочинить немало оригинальных названий: "Клинок Дракона", "Замок Меча",
"Властелин Старой Таверны", "Меч Дракона", "Бойцы Галактики", "Меч
Любви", "Хранители Клинков", "Клинок Дракона"... Кстати, не пугайся,
если окажется, что книг с таким названием существует уже изрядно -
читателей все равно больше.

4. Остерегайся скромных названий! Hикто не купит книгу со скучным
названием типа "Малыш" или "Старый корабль". Чем ярче название, тем
скорее читатель обратит внимние. "Бегущие по кишкам", "Сперма на
бластере" - согласись, неплохо?

5. Сразу дай читателю понять, что его ждет встреча с Hевероятным. Для
этого используй фразы-парадоксы. Hи что так не ценится в названии
бестселлера, как парадокс. Это очень просто, берешь слово (например
"завтра") и находишь к нему противоположность ("вчера"), вот уже готово
прекрасное название: "Завтра наступит вчера". Также очень неплохо
звучит: "Конец бесконечности", "Умереть чтобы жить", "Узник свободы",
"День сегодняшней ночи", "Крылатое бескрылье", "Живые мертвецы". Рассчет
простой - читатель сразу попытается осознать как такое может быть, но
решить головоломку ему не удастся. Тогда заинтригованный читатель
поймет, что автор не дурак, а крутой философский пацан, книгу надо
обязательно купить и разобраться в чем дело.

6. Противоположный подход - постарайся в названии как можно более
подробно рассказать о чем книга и вкратце обрисовать сюжет, читатель
должен знать что покупает. "Hизвержение Властелина Тьмы", "Hа край
Галактики за Магическим Жезлом", "Hашествие вампиров в Китеж-граде или
как боец Драконьего Клинка спас дочь Вастелина Таверны и весь Китеж Град
тоже потом спас в третьей части".

7. Если не хватает слов - не стесняйся придумывать новые или
использовать красивые непонятные. Помни: чем умнее слова - тем больше
уважение читателя. "Суспензитория Макролеумов", "Клиренс Владычицы
Ихтыма", "Стылогор царитель Живорусов".

8. Два замечательных слова "Хроники" и "Мир" - это готовая половина
названия. "Хроники" и "Мир" - это такие магические слова, которые
парализуют волю определенного рода читателей и заставляют купить любую
книгу, не заглядывая внутрь. Тут даже примеры не нужны - просто допиши к
слову "Хроники" или "Мир" любое другое слово или буквосочетание и
восхищайся результатом. Также можно использовать слова "Хранители" и
"Клинки", но "Хроники" и "Мир" все-таки эффективнее.

9. Постарайся чтобы название твоей книги произносилось как заявление
с двадцатью восклицательными знаками, а когда утихнет эхо, ни у кого
уже не нашлось слов чтобы что-то добавить или прибавить. Это нелегко, но
надо искать, пытаться. "Убить чтобы Любить!!!", "Поступь Человека!!!",
"Hичто не сбудется Всегда!!!"

10. Hу а для тех, кому вышеописанные советы показались чересчур
сложными, предлагается ряд совсем уже простых шаблонов для
конструирования вполне удачных названий:

"свершенИЕ - чего-нибудь"
("Покорение Абракадабра", "Обуздание Колдуна", "Hаписание Мегабайта")

"сделаТЬ - чего-нибудь"
("Полюбить Дракона", "Забыть Имя", "Убить Тень", "Сдать Романчик",
"Получить Гонорарчик")

"что-то - чье-то"
("Талисман Владыки", "Поступь Скотозавра", "Дебют Приятеля")

"чуваки - чьи-то"
("Демоны Подземелья", "Вуглускры Черной Долины", "Гении Фантастического
Жанра")

"деятель - всяких"
("Победитель Бадмин-Тона", "Заклинатель Скелетов", "Сочинитель
Потрясающего")

"уделаннЫЕ - особым образом"
("Обреченные жить", "Скованные Чародеем", "Упомянутые Случайно",
"Оскорбленные Совпадением")

"фамилия - должность"
("Итыр ученик корчмаря", "Эона Госпожа Тьмы", "Вася Пупкин лауреат
Тускона")

"знамениеМ - кого-то"
("Под флагом Овцелопа", "Именем Волка", "С предисловием Мэтра")

"дата - чья-то"
("Час Исполина", "Год Hедопеска", "Сезон Продаж")

"прилагательное - существительное"
("Изумрудные Врата", "Сокровенный Дар", "Твердый Переплет",
"Раскрученная Серия")

"существительное - прилагательное"
("Дар Сокровенный", "Идеи Стандартные", "Фантазеры Хреновы")

(с)вистнуто. Автора не знаю к сожалениюsad.gif орфография и пунктуация сохранена путем ctrl+v
Арьята Кари
Вито Хельгвар, всегда целиком и полностью следовала совету Кинга брать сюжеты из жизни. Что-то переклинивает, если внимательно смотреть на мир и пишется само. Никогда не вымучивала идею для перса или наоборот, перса для идеи. Такие вещи, ИМХО, получаются катонными. Все рождается само, иначе перс не живой. Если нет под него сюжета. так и забудь ты о нем! А если под сюжет нет персов. то забудь об этом сюжете: он тебе на самом деле не интересен, показателем чему служит отсутствие понимания мира и персов. Когда что-то стоящее приходит, то сразу с персами и с сюжетом под них. А еще лучше. с ситуацией. Никаких рельсов! Отпусти перса на волю в придуманном мире и ситуации, он сам решит, что и как делать и чем дело кончится.
Ясмик
Все раздумывала – постить или не постить сюда… Но все-таки – почему нет? Тут уже упоминался Кинг. Хорошо, что его «Как писать книги» читали. А кто нет? Данный ниже текст я когда-то набирала в ворде для своего знакомого – так сказать, общие правила написания, выуженные из книги. Пусть они будут здесь – вдруг кому помогутsmile.gif

Стивен Кинг. КАК ПИСАТЬ КНИГИ.

Давайте проясним одну вещь прямо сейчас, о’кей? Нет на свете Свалки Идей, нет Центрального Хранилища, нет Острова Погибших Бестселлеров. Хорошие идеи рассказов приходят в буквальном смысле ниоткуда, падают прямо на голову с ясного неба: две совершенно отдельные мысли сцепляются вместе и под солнцем возникает что-то новое. Ваша работа не искать эти идеи, а узнать их, когда они появятся.

К действу писания можно приступать нервозно, возбужденно, с надеждой или даже с отчаянием – с чувством, что вам никогда не перенести на бумагу то, что у вас на уме или на сердце. Можно начинать писать, сжав кулаки и сузив глаза, в готовности бить морды и называть имена. Можно начинать писать потому, что есть девушка, которую вы хотите уговорить выйти за вас замуж, можно начинать, чтобы изменить мир. По любому можно приступать, только не равнодушно. Я повторю еще раз: нельзя подходить к чистой странице равнодушно.


«Давно подмечено, что лучшие писатели подчас пренебрегают правилами риторики… Если только он [писатель] не уверен твердо, что пишет хорошо, лучше все же следовать правилам»
Уильям Странк

Ключевая фраза – «Если только он не уверен твердо, что пишет хорошо». Если у вас нет даже зачаточного понятия, как части речи ложатся в связное предложение, можете ли вы знать, что пишете хорошо?

Глаголы бывают двух типов: активные и пассивные… Пассивного глагола надо избегать. Это не только я говорю, то же самое вы найдете в элементах стиля.

Также можно заметить, насколько проще воспринимается мысль, если ее разбить на две. Так легче для читателя, а читатель должен быть вашей постоянной заботой: без Постоянного Читателя вы лишь голос, попискивающий в пустыне.

Второй совет: наречие вам не друг.

К самому сердцу этой книги я приближаюсь с двумя тезисами. Первый заключается в том, что хорошее письмо состоит из овладения основами (словарь, грамматика, элементы стиля). Второй утверждает, что хотя нельзя из плохого писателя сделать грамотного, а из хорошего писателя великого, все же тяжелая работа, усердие и своевременная помощь могут сделать из грамотного писателя – хорошего.

Чтение – творческий центр жизни писателя. Я, куда бы ни шел, беру с собой книгу и всегда нахожу самые разные возможности в ней зарыться. Чтение за едой считается невежливым в воспитанном обществе, но если вы хотите преуспеть как писатель, вежливость в списке ваших приоритетов пойдет во втором десятке.

Когда я начинаю работу над новой книгой, я не останавливаюсь и не замедляюсь, покуда есть силы. Если я не буду писать каждый день, персонажи у меня в мозгу прокисают – они начинают выглядеть как персонажи, а не как реальные личности.

Писательство в лучшем своем проявлении – всегда, всегда, всегда – это когда оно для автора вроде вдохновенной игры.

У вас в кабинете не должно быть телефона… ни телевизора… ни дурацких видеоигр… окно занавесьте, разве что это окно не выходит на пустую стену. Для любого писателя, особенно для начинающего, мудро будет убрать все отвлекающие моменты. Если вы будете писать и дальше, то все эти отвлекающие моменты вы научитесь фильтровать естественно, но вначале имеет смысл убрать их до начала работы.

И вот тут-то возникает серьезный вопрос: о чем вы собираетесь писать. И не менее серьезный ответ: о чем захотите. О чем угодно… лишь бы вы говорили правду.

Говоря в терминах жанра, реально предположить, что вы будете писать то, что любите читать.

Описание – вот, что делает читателя воспринимающим участником вашей истории. Хорошо описывать, это приобретенное умение, одна из главных причин, почему нельзя научиться писать, если не будешь много читать и писать много… Описание начинается с визуализации того, что должен испытывать читатель. Кончается оно вашим переводом того, что вы видите своим внутренним зрением, в слова на странице.

Теперь допустим, что первый черновой вариант работы вы закончили. Поздравляю! Вы сделали большую работу и вам нужно время на отдых… Если вы никогда этого раньше не делали, то увидите, что чтение собственной книги после шестинедельной отсрочки – впечатление странное, часто пьянящее. После шестинедельного восстановления вы также можете заметить все зияющие дыры сюжета и развития характеров. Я говорю о таких дырах, в которые трактор проедет. И запомните, когда находите эти большие дыры, нельзя расстраиваться или ругать себя. Лопухнуться случается даже лучшим из нас.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

И на второе – еще несколько правил о том, как писать. Мне лично не очень нравятся такие правила, но… можно же прочитать и поступить наоборот, нэ? В конце концов орфографию никто не отменял и в «убить нельзя помиловать» запятая важна…


КАК ПИСАТЬ. НЕСКОЛЬКО ПРАВИЛ.
(Советы Натали Гольдберг – американской писательницы)


1. Пусть рука не останавливается. Если вы сели за письменный стол, не имеет значения – на десять минут или на час, не останавливайтесь. Если через восемь минут к вашим ногам шлепнется бомба, а вы планировали творить десять минут, не обращайте на нее внимания. Пишите – и все!
В чем смысл этого? Когда мы пишем, то зачастую совмещаем в одном лице и творца и редактора. Представьте, что та рука, которой вы пишите творец, а другая редактор. Если ваша творческая рука все время будет в движении, редактор не сможет за ней угнаться и перекрыть ей кислород. Непрерывное движение руки – вот основа писательской практики.

2. Избавьтесь от контроля над собой. Говорите то, что хотите сказать. Не беспокойтесь, правильно ли это, уместно ли.

3. Будьте точны. Не машина, а Кадиллак. Не фрукт, а яблоко. Но не давите на себя: «Я идиот. Натали велела быть точным, а я написал «дерево». Просто рядом напишите «платан».

4. Не думайте. Пишите побольше и забудьте обо всем.

5. Не волнуйтесь… по поводу пунктуации, орфографии и грамматики.


С уважением, Ясмик.
Момус
Моё почтение.
По просьбе Ясмик.

Касыда
(араб.), жанровая поэтическая форма в литературах народов Ближнего и Среднего Востока, Средней и Южной Азии. Панегирическое стихотворение, восхваляющее какое-либо влиятельное лицо. Формальные признаки: значительный объём (от 20 до 200 бейтов*), монорим (рифмовка по системе аа ба ва да...) и трёхчастная композиция. По средневековому канону К. начинается с "насиба", лирического вступления, в котором автор оплакивает разлуку с возлюбленной, затем следует описание путешествия поэта к восхваляемому лицу и, наконец, главная часть - восхваление. С 11-12 вв. появляются также философские К. Непременное упоминание в К. имён влиятельных особ, а иногда дат и исторических событий делает их важным историческим источником. Выдающиеся мастера К. - арабские поэты Имру-уль-Кайс (6 в.) и Абу Таммам (9 в.), персидско-таджикские поэты Унсури, Апвари (11 в.), азербайджанский поэт Хагани (12 в.).

* Бейт
(араб.), в поэзии народов Ближнего и Среднего Востока двустишие в любом поэтическом жанре - газель, касыда, рубай или месневи. Делится на две строки (мисра) и может выступать как отдельная жанровая форма. В двустишии обязательно должна быть выражена законченная мысль. Стихи, составляющие Б., в зависимости от поэтического жанра могут быть рифмованными и нерифмованными. Например, в газелях и касыдах первый Б. состоит из рифмованных стихов, а вторые стихи последующих Б. рифмуются со вторым стихом первого Б. (аа, ба, ва...). Объём стихотворного произведения обычно определяется по количеству Б.

С уважением
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.