Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: [Атиум]{Лигиор}(Цитанд)
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Большая Земля > Архив Объединений > Мир Объединений <% AUTHFORM %>
V-Z
Не так уж часто бывает, чтобы область и столица назывались совершенно одинаково. Но если область, фактически, из одного города и состоит… есть ли смысл искать названия?
Баронство Цитандское было создано Тиреном Анегремом, весьма предприимчивым человеком, успешно воспользовавшимся напряженными временами, когда внимание властителей Лигиора было обращено к внешним границам, и полностью контролировать свою землю они не имели возможности.
Впрочем, когда поселение барона обнаружили, никаких мер предпринимать не стали. По той простой причине, что Анегрем ухитрился наладить весьма выгодную торговлю, прибыль от которой шла не только ему, но и Лигиору. Да и с Орденом Света он сумел установить добрые отношения (фактически, оказался под его защитой), так что это было лишь на руку государству.
Так что поселение осталось. И постепенно переросло в город, получивший название «Цитанд» – по имени основателя рода Анегрема.

Не сказать, чтобы Цитанд занимал второе место по значимости среди городов Лигиора. Но уж третье или четвертое – точно. Сами жители, впрочем, гордятся им даже больше, чем ранадцы – столицей. И некоторые основания у местных есть…
Цитанд состоит из четырех районов, которые столь разительно отличаются друг от друга, что человек, недавно сюда прибывший, изумленно восклицает: «И это один город?»
В Железном Городе проживают ремесленники, кузнецы, токари, плотники… а так же, как ни странно – воины. Массивные приземистые здания, сложенные из крупных камней, напоминают скалы; неоднократно аристократы жаловались на дым, несущийся со стороны Железного Города. Мэр, впрочем, оставляет сии жалобы без внимания – слишком ценен для Цитанда труд ремесленников.
Разительно отличается от него Высокий Город – расположенный чуть на выше район особняков аристократов и множества магазинов и салонов. Именно здесь проживает вся знать Цитанда, и здесь находятся самые дорогие магазины. В центре Высокого Города находится мэрия – оплот власти. А рядом с мэрией стоит тюрьма; как и все в Высоком Городе, она весьма качественна, от замков до охранников. Официальная резиденция Ордена Света, покровительствующего Атиуму, тоже расположена здесь.
И в высоком же городе находится Белая Церковь - главный храм Цитанда. Хотя, разумеется, свои церкви есть в каждом районе.
Немного южнее находится третий район, носящий название «Грань». Прозвали его так жители, утверждающие, что каждый здесь постоянно ходит по грани между жизнью и смертью. И они правы. Грань – это место жительства чуть ли не всех преступников Цитанда, своеобразный «теневой город». Его существование власти терпят по одной веской причине: лучше знать, где живут все воры и убийцы, чем искать их по всему городу. Впрочем, сами жители Грани любят замечать, что самые сведущие в их профессиях давно обосновались в Высоком Городе…
И последний, самый маленький, район – Город Гостей. Таверны, гостиницы, постоялые дома – все виды приютов для путников расположены здесь; часто здесь останавливаются и адепты Ордена Света, которым по какой-то причине не хватило места в официальной резиденции.
V-Z
Мэр Цитанда Эдвин Ралем тяжело смотрел на начальника городской стражи; тому от сего взгляда становилось неуютно.
Впрочем, Корнелию Ранскому было бы и без взглядов не по себе. Убийство одного из виднейших людей города всегда сулит неприятности.
- Есть какие-то улики? - неожиданно поинтересовался Ралем.
- Мы еще толком не все осмотрели, - развел руками глава стражи.
Ралем кивнул. Ранской был истинным мастером в сфере облав, перехватов и прочих боевых действий. Но вот в области расследований его таланты оставляли делать лучшего.
Значит, надо самому что-то делать.
Собственно, мэр Цитанда - это должность своеобразная. Ее учредил еще первый барон, обозначив обязанности так: "Делать все, до чего у меня руки не дойдут". Чем мэры с тех пор и занимались; собственно, так и создавалось разделение труда: барон улаживал все дела вне города, а мэру оставались внутренние.
И сейчас Ралем был первым человеком в Цитанде. Барон изволил неделю назад отбыть для каких-то новых торговых переговоров, обещавших затянуться. Представителя Ордена Света в Цитанде тоже не было - уехал с отчетами.
Хм... главы местных орденцев нет, а вот иные, менее высоких ступеней...
Этот вопрос Ралем адресовал Корнелию.
- Есть, - кивнул тот. - Приехал недавно в город маг из Ордена - Алмирион Мэнтри. Молодой, но вроде перспективный.
На лице Ралема отобразилось сомнение, но он все же кивнул:
-Хорошо. Дадим ему расследовать.
Взяв перо, мэр быстро написал "В связи с расследованием убийства почтеннейшего Джорана Галерега прошу вас посетить мэрию сегодня в 16.00. Эдвин Ралем, мэр".
Свернул, вложил в конверт, запечатал и протянул Ранскому.
- Вручите ему.
Hideki
Хидеки Тануки уже три дня жил в Цитанде и собирал информацию о городе. Это было немного не обычно для молодого парня, который без году неделя, как стал сумеречным и вот:
- «Сказали, осмотрись, что, мол, в мире твориться? Как там дела идут у соседей наших близких и дальних? Если увидишь, что кто-то поступает во вред Равновесию, вмешайся, но так что бы об этом даже муха не пронюхала! Во как!
А городок симпатичный. Жаль только деньжат мало. В Ордене сказали, что никто особого внимания на путешественника обращать не будет. Полностью с ними согласен, но не давать денег! А на, что извольте вас спросить, я буду кушать? Мне понравился их ответ, мол, до этого жил и не жаловался. А наличие больших денег вызывает не нужное внимание к твоей персоне.» - так за своими мыслями он проходил весь город от начала до…другого начала и опять снова по кругу. Обязательно заходил на базар и старался послушать, что говорит простой люд. Верить, конечно, слухам, что распускают старые кошелки на базаре не стоит, но нет и дыма без огня.
Возвращаясь к себе в комнату, что Хидеки снял в Железном городе, он, аккуратно проанализировав услышанное, записывал в свою тетрадку, состоящую из отдельных листов бумаги, хорошо скрепленных и прекрасно подогнанных друг под друга. Это было его личным изобретением так, как позволяло писать сразу с двух сторон, а не с одной, как на обычном пергаменте.
Вот и сейчас Хидеки не спеша прогуливался по улицам, когда его взор привлек внимание Корнелий Ранский, начальник городской стражи, что брал из рук мэра Цитанда, Хидеки на секунду призадумался, вспоминая его имя, Эдвина Ралема, какую-то записку. Он бы и не обратил внимание на эту сцену, кабы не лицо выше перечисленных персонажей, которые были, откровенно говоря, чем-то озабоченны. Неужели в городе что-то произошло, а он не в курсе. Не порядок. И приняв решение все разузнать, он последовал следом за Ранским.
V-Z
Разумеется, самостоятельно искать адепта Света Корнелий не собирался. И так дел по горло!
К счастью, рядом как раз оказался его непосредственный подчиненный - Милош Доврин. Молодой, но обладающий острым умом, этот светловолосый высокий парень был одним из лучших помощников Ранского. И помимо уже сказанного об уме, ему была свойственна невероятная исполнительность.
- Милош, доставь это письмо Алмириону Мэнтри, магу из Ордена Света, - приказал Корнелий. - Найдешь?
- Разумеется, - кивнул Доврин. - Ответ нужен?
- Ответ - это его появление в мэрии, - сообщил Корнелий. - Слышал об убийстве Галерега?
Глаза Милоша на мгновение сузились, потом расширились.
- Хотите сказать...
- Вот-вот. Так что иди.
Отправив Милоша, Корнелий огляделся по сторонам. Вроде в Цитанде все спокойно... так, а это что?
Доброго дня, господин Тануки. Нет, право же, Сумеречные удачливы - всего три дня как в городе, а уже ухитрился оказаться рядом в такое время.
Хм... а что если и его привлечь к расследованию? Свежий взгляд не помешает.
Впрочем, делать первый шаг Корнелий не собирался. Если Тануки слышал их разговор с Милошем - сам подойдет.
Hideki
Хидеки остановился, и своим посохом стал ковыряться в мостовой, пытаясь выковырять из нее камушек, что по недосмотру лиц, которым поручено следить за качеством дорог, болтался как коровья лепешка в проруби. Почему-то он не смог придумать на данный момент ни чего оригинального, но ему нужно было остановиться и некоторое время провести на данном месте.
Нет, его, конечно, не привлекало данного рода деятельность, но как еще можно было остановиться неподалеку от того места, где Ранский отдавал указания своему подчиненному. Эх, жаль он не умеет читать по губам, но все же некоторые слова он сумел различить. Речь шла об убийстве и Ордене Света. Интересно, с каких это пор Светлые занимаются убийствами?
Подчиненный, имени которого он не сумел прочесть по губам, вообще имена собственные прочесть практически не возможно, только если ты знаешь, о какой персоне идет речь, ушел и Ранский остался один.
Хидеки все еще стоял не далеко от него и продолжал ковырять посохом мостовую, когда он неожиданно, видать слишком сильно надавил, выковырял камень и поддев его пустил в свободный полет. Полет был не совсем свободный, ибо камень летел в сторону начальника городской стражи.
«Темный, что сейчас будет?» - от одной мысли, что он может так бездарно провалить свою первую миссию, он был готов провалиться сквозь землю. Если бы это было в его силах, то он бы смог перехватить камень в полете, но он не маг, а всего лишь обычный человек.
V-Z
Камень стукнулся о сапог Ранского и тем самым вывел начальника стражи из задумчивости.
Он недовольно огляделся. Увидел Тануки, оценил ситуацию.
- Уважаемый Сумеречный, что ж вы городским имуществом кидаетесь? - при необходимости Корнелий умел быть ехидным. - Оно, знаете ли, денег стоит. Это те, кто на город работают, себе такое позволить могут. Да и то не все. А вы не хотите службу городу сослужить?
Hideki
- О, извините, многоуважаемый, я право не хотел портить ни городского, ни какого-нибудь еще другого имущества, - попросил прощения Хидеки.
А вот идея с работой ему понравилась. Так он мог подробнее узнать, что случилось в городе. Хотя и материальная сторона его тоже привлекала. Помогая начальнику городской стражи, он сможет переехать из того свинарке, где жил сейчас.
Но не стоит хвататься сразу за первое предложение, немного информации о том, что ему предстоит делать, не мешала. Он Сумеречный и не каждая работа подходит ему. Равновесие превыше всего! Вот, например, мыть посуду на кухне он может, а вот пойти на убийство, от одной только этой мысли по его коже пробежали мурашки, нет.
- Я окажу помощь городу, но прежде чем дать свое окончательное согласие, можно ли узнать, что от меня потребуется. Какие виды услуг вы ожидаете от верного слуги Равновесия?! – последнюю фразу Хидеки произнес с показной напыщенностью, что бы у Ранского не возникало вопросов о роде занятия собеседника. А заодно сразу ограничит круг работы, которую может он предложить.
DrByte
Только что прибывший в город представитель Ордена Света, не спеша, прогуливался по улицам города. Первым делом по прибытии на новое место, заслуживающее внимания, он обязательно исследовал центральные улицы в поисках достопримечательностей. А Цитанд, несомненно, заслуживал как внимания, так и уважения. Прогуливаться налегке, вещи были предусмотрительно оставлены в гостиничном номере, одно удовольствие. Улицы города оказались просторны и толпа народу, являющаяся кошмаром в большинстве городов, здесь абсолютно не досаждала.
V-Z
- А дело у нас такое, уважаемый, - Корнелий чуть наклонил голову, изучая Сумеречного. Равновесие, говоришь? - Человека у нас убили. Видного человека, помощника нашего мэра. Вот он и приказал из Ордена Света пригласить для расследования. А я так мыслю - помощь от Сумерек не помешает. Найдете убийцу - так и равновесие в городе сохранится.

Еще одним несомненным достоинством Милоша Доврина являлась отличная память на лица. К счастью, Алмириона Мэнтри он видел, и запомнил его.
Потому-то для стражника и не составило труда отыскать адепта Света.
- Уважаемый, - привлек внимание представителя Ордена Доврин. - Мне поручено вручить вам письмо.
Как уже было сказано, письмо представляло собой просьбу явиться в ратушу в связи с расследованием убийства...
Hideki
Хидеки хотел было возразить, но передумал. Расследование убийства вещь не маловажная и здесь требуется хорошенько поработать мозгами.
- Я согласен вам оказать помощь, но для начала введите меня в курс дела. Кто убит? Как убит? В общем расскажите все с самого начала и попытайтесь не забыть самого главного. – в голове у Сумеречного уже стал строиться ход расследования и тут он вспомнил. – Вы упомянули о Светлом? Будет, наверное, лучше, если вы не будете говорить ему обо мне. В нужный момент я сам представлюсь. Да, кстати, а как его зовут? Я имею ввиду Светлого.
Прекрасная возможность поближе узнать о городе и его жителях. А, учитывая специфику предложенной ему работы, то и не только общедоступные сведения, но и то, что люди обычно хранят в тайниках своего секретера.
V-Z
- Убит Джоран Галерег, заместитель нашего мэра, - сообщил Корнелий. - Скверное дело... хорошим человеком был покойный. Только вот вряд ли вам со Светлым (его Алмирион Мэнтри, кстати, зовут), дадут вести раздельное расследование. Мне ж о вашем участии мэру сообщить надо, а он точно скажет - пусть вместе работают.
Хм... а знаете, дам-ка я вам в помощь одного из моих. Легче со стражей будет. Да и в расследовании поможет - Милош парень толковый, и город знает отлично.
Hideki
Убийство влиятельного человека ни когда не бывает простым, только если это не жена решила избавиться от своего неугодного супруга. Но он не знал Галерега и не мог сказать есть ли у того жена или любовница.
- Милош? – Хидеки задумчиво произнес имя человека, который должен быть помогать ему и Светлому в расследовании, немного его, имя, смакуя, как конфету. – А, это не тот парень, что с вами разговаривал? Дело будет интересным, надеюсь, что Мэнтри, не заставит себя ждать. Где мне ждать напарника?
V-Z
- Да, это с ним я разговаривал, - кивнул Корнелий. - Милош Доврин... далеко пойдет парень, должен заметить. А где встречаться? В ратуше - Мэнтри мэр просил именно туда прибыть. Ну а там уже сам мэр вам все разъяснит.
А сейчас, извините - дела у меня.
Корнелий зашагал по улице, пряча улыбку. Похоже, расследование пойдет быстрее...
Hideki
- В мэрии, значит в мэрии, - сказал сам себе Тануки и посмотрел в след уходящему Ранскому.
Хидеки пришлось возвращаться обратно к тому месту, где он впервые увидел разговаривающих между собой мэра Цитанда и начальника городской стражи. Идти пришлось не долго, но поскольку дело приближалось к обеду, то Хидеки рассчитывал поесть в доме мэра. А вот это, конечно, интересный вопрос. Если окажется, что мэр живет не в здании мэрии, то ему придется поголодать. А ему так хотелось варенной картохи с душистым куском мяса. В животе у него заурчало, и он осмотрелся, вроде бы рядом никого не было. А вот мясом пахло из окна на втором этаже, того здания, где Хидеки застали размышления о своих гастрономических пристрастиях.
- Нет, быстрее отсюда, пока на урчание моего желудка не собралась толпа зевак, - сказал он и поспешил к мэрии, которая вскоре показалась из-за угла.
Подойдя к воротам, он немного перевел дыхание, небольшие дыхательные упражнения помогают сосредоточиться. Войти или подождать Мэнтри здесь? Лучше он подождет его здесь. Облокотившись на стену, он стал ждать Милоша и Мэнтри.
DrByte
Когда Ал возвращался в гостиницу, в надежде отдохнуть, из уличной толпы вынырнул человек. Незнакомец, вручил письмо удивленному магу и незамедлительно скрылся.
Оперативно работают,- подумалось Мэнтри, прочитав письмо и направившись в мэрию.- А ведь собирался сегодня отдохнуть с дороги и только завтра встретится с градоначальником. Хорошо хоть город успел посмотреть, а то, чувствует мое сердце, в ближайшее время такая возможность не представится.
Поскольку член ордена Света, предусмотрительно, поселился в самом центре города, до цели было рукой подать. Всего через пару минут Алмириан стоял перед секретарем мэра.
-Да осияет вас Свет, меня ожидают,- сказал он, показывая письмо с приглашением.
V-Z
Секретарь провел Мэнтри и Тануки в кабинет своего начальника.
Эдвин Ралем оказался весьма впечатляющей фигурой - крупным, но не толстым, крепко сбитым. Дорогой бархатный костюм отлично сидел на приземистой фигуре; мэр выглядел в нем столь же естественно, как и мрачный тип у него за спиной - в своей кольчуге.
- Добрый вечер, уважаемый… Мэнтри, - мэр сделал легкую запинку, вспоминая фамилию посетителя. - Приветствую вас, уважаемый Тануки. Рад, что вы приняли мое приглашение. Дело в том, что мы столкнулись с… трудностями. И я несколько сомневаюсь в… компетентности городской стражи в данном вопросе.
- Дуболомы они, в общем, - пояснил телохранитель из угла. - И вместо головы у них…
- Оштрафую! - предупредил Ралем, не поворачиваясь.
- Я хотел сказать "бревно"! - возмутился солдат.
- У тебя даже "бревно" звучать матерно будет, - отмел возражение мэр. - Грион, я ведь тебя предупреждал? Вот и не жалуйся. Серебряную монету за каждый мат брать буду обязательно.
- Да чего так дорого?! - проворчал Грион. - Неужели все из-за той павлинихи…
- Во-первых, не павлинихи, а графини Мелленской. Во-вторых, после твоей вдохновенной речи я ее часа два отпаивал тремя настоями. А в-третьих, ты сам видел, как в город половина ее родни нагрянула - требовать извинений. Как я тебя не уволил - сам не знаю!
- Я верный, - привел веский довод Грион.
- Что есть, то есть. Только не ругайся.
- Да чтоб мне… обещаю, короче.
Уладив вопрос с телохранителем, мэр вновь развернулся к Алмириону.
- Прошу прощения, уважаемый. Так вот, перейдем к делу.
Вчера погиб Джоран Галерег, мой заместитель. Равных ему в юридических, церемониальных и дипломатических вопросах просто не было; во многом благодаря ему город и процветал. Мы обратились к Ордену Света, так как Джоран всемерно поддерживал ваши идеи.
Город лишился одного из лучших моих людей, и это преступление не должно остаться безнаказанным. Я официально даю вам полномочия на любые действия, - мэр протянул Алмириону свиток, скрепленный его личной печатью. - С ним вы можете требовать повиновения от городской стражи. Разумеется, если возникнет надобность в каком-либо масштабном действии, вам следует известить меня. И я бы просил извещать меня о ходе расследования - это, знаете ли, успокаивает.
Джоран Галерег проживал на Серебряной улице, в четвертом доме, полностью занимая его.
А пока адепты Света и Сумерек размышляют над поручением мэра, следует описать место жительства погибшего советника.
Серебряная улица - своеобразное место. Она расположена в Высоком Городе, но не слишком-то населена. Почему? Вряд ли кто сумеет сказать; но жилых домов тут мало.
Что предстанет глазам того, кто забредет на Серебряную улицу?
По правую руку идут три лавки. "Канмир Лиран, золотых дел мастер" (в витрине выставлены браслеты, ожерелья, головные обручи, кольца и другие подобные товары); "Ледяная магия Чейнемира" (на витрине находятся самые разнообразные изделия изо льда - чаши, скульптуры, даже мечи и дротики); "Книжная лавка Роланда Аувира" (взглядам прохожих предстают массивные фолианты, переплеты украшены золотым и серебряным тиснением).
Напротив этих лавок, на левой стороне, располагается дом почтенного Климентия Новицкого - известного в Цитанде антиквара и торговца. Рядом с ним - дом, где проживает Александр Раулин, огненный маг, отошедший от дел и поселившийся в Цитанде.
Все дома двухэтажные - на первом этаже магазин, на втором - жилые комнаты. Исключение составляет дом Раулина - он ничем не торгует.
Дом Джорана Галерега находится с правой стороны, после книжной лавки. В нем тоже два этажа; прочная дверь охраняет жильцов от опасностей улицы.
Прямо напротив дома - гостиница, одна из совсем немногих, расположенных в Высоком Городе. Дома симметричны - окна гостиницы находятся прямо напротив окон дома Галерега.
У двери дома убитого сейчас мнется верзила в ливрее слуги: его послали встретить обещанных следователей.
Hideki
Хидеки стоял возле Светлого, левую руку он положил на свой посох и внимательно слушал рассказ мэра. История на первый взгляд казалась довольно простой. Убит влиятельный чиновник, заместитель мэра.
- Были у покойного враги, завистники? Кто после его смерти станет вашим замом? – Хидеки перестал опираться на посох и немного вышел вперед, что бы его лучше было видно и слышно. – Извините, за нескромный вопрос, но какими делами занимался Галерег в последнее время? Я понимаю, что это может тайна, но для полноты картины нам нужно знать даже как часто он посещал уборную. Чуть не забыл спросить, а как он был убит…и где?
Хидеки и не подозревал себе качества детектива, но сейчас он просто завалил Ралема вопросами. Правда, он не надеялся, что получит ответ хотя бы на половину.
V-Z
Выслушав вопросы Сумеречного, мэр вздохнул:
– Да не было у него врагов. Джоран был честным и хорошим человеком, всегда был со всеми вежлив – от барона до собственных слуг. Что касается дел… это не секрет. В последнее время Галерег занимался некими вопросами, связанными с фармацевтикой; я не знаю деталей, так как в это время мне пришлось вести довольно сложные торговые переговоры, и отвлечься не было никакой возможности. Да я и не стремился, зная, что Джоран все сделает наилучшим образом. А об уборной, – Ралем усмехнулся, – лучше расспросите его слуг. Им виднее. Что же касается убийства… лейтенант Доврин?
Мэр вопросительно посмотрел на Милоша, вошедшего незадолго до этого. Доврин, передав письмо адепту Света, уже успел забежать к своему начальнику и узнать подробности.
Лейтенант шагнул вперед.
– Советник Галерег был убит в своей комнате, на втором этаже собственного дома, – доложил он. – Колотая рана в горло; орудия убийства не обнаружено. Тело по-прежнему находится там же, где было обнаружено – то есть в доме у советника. Слуги позвали мага, живущего по соседству, и он наложил чары сохранения. Так что тело вы найдете в том же состоянии, что и в момент, когда его нашли.
DrByte
Здраво предполагая, что сумеречный не испытывает теплых чувств к светлому, Ал был готов защититься в случае необходимости. А этот Тануки – не промах вопросы задает правильные.
-На сколько я понял, в доме полно прислуги, неужели никто ничего не видал и не слыхал? И еще, при каких обстоятельствах тело было обнаружено и в котором часу?- поинтересовался Мэнтри.
Жаль, конечно, хорошего человека, но вот в то, что у него не было врагов – не верится. В конце концов, кто-то же убил его. Хотя, вполне возможно, что бедняга стал случайной жертвой грабителя.
V-Z
Мэр вновь бросил вопросительный взгляд на Доврина.
- Обнаружили тело ранним утром, когда служанка вошла в комнату - хозяин просил его разбудить. Слуги утверждают, что ничего не слышали, спали спокойно.
Тут Милош запнулся, последовала неловкая пауза.
- Честно говоря, их толком не успели допросить, - признался он. - Как только обнаружили тело, то сразу послали за стражей, доложили начальнику... а он немедленно отправился к господину Ралему.
- Совершенно верно, - подтвердил мэр. - А когда Ранской доложил, я послал за вами... хотя я и не знал, что стража еще не успела провести допрос.
- Я же говорю, они все... - вставил телохранитель.
- Грион!
- Молчу, молчу...
Hideki
- Стража любого города везде одинакова. Никакой самостоятельности. Чуть, что сразу бегут к начальству, - пробормотал про себя сумеречный, довольно тихо, что бы стоящий рядом Милош ни чего не услышал и не обиделся.
- Нам, наверное, нужно отправиться в дом Галерега. Пока еще у слуг свежи воспоминания, их следует расспросить о том, как провел день их хозяин. – Хидеки посмотрел на Мэнтри и мрачно улыбнулся. – Господин Ралем, спасибо за информацию, которую вы столь любезно предоставили нам. Я надеюсь, что Милош нас проводит к дому покойного, хотя Серебряная улица, наверное, довольно известное место и ее покажет любой прохожий. Мне достаточно информации, если у вас, господин Ралем, есть еще поручения Милошу, то я и господин Светлый подождем его во дворе.
Хидеки вежливо поклонился, и покрепче стиснув в руках свой посох, пошел в сторону двери.
V-Z
Всего через минуту Доврин вышел из кабинета мэра - тот лишь напомнил еще раз, что дело важное.
- Пойдемте, господа, - вздохнул он.

В доме Галерега гостей уже ожидали. Три служанки (молодые девушки, испуганно смотрящие на следователей), четверо слуг, включая проводившего гостей внутрь парня, и хорошо одетый человек, замерший в центре прихожей.
– Приветствую вас, господа, – склонил голову сухощавый седой человек, опиравшийся на трость. – Мое имя Эмондин Дживес, и до недавнего времени я имел честь быть дворецким в доме почтеннейшего Джорана Галерега.
При словах о «недавнем времени» одна из служанок всхлипнула, но тут же постаралась подавить слезы.
– Хозяин был всегда добр к Майли, – пояснил реакцию девушки Дживес. – Как я могу быть вам полезен, господа? Должен заметить, что тело господина советника по-прежнему находится в его комнате; мы попросили мастера Раулина, живущего на другой стороне улицы, наложить чары сохранения.
DrByte
-Мое почтение,- сказал маг, доброжелательно улыбнувшись.- Я – Алмириан Мэнтри. У меня есть парочка вопросов. Не заметил ли кто-нибудь из вас что-либо подозрительного прошлой ночью? Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить все до малейшей детали. И еще, не замелили ли вы что-нибудь необычное в поведении покойного в последнее время? Постарайтесь вспомнить все детали. Может, он был более раздражителен, чем обычно, или наоборот пребывал в хорошем расположении духа?
Для начала хватит. А то еще чего доброго все девушки с перепугу разрыдаются.
Наготове у Ал было еще пара вопросов. Ответы, на которые, могли помочь прояснить ситуацию.
Hideki
-Интересно, - пробормотал Хидеки, так тихо, что только Мэнтри мог его услышать, - а насколько добр был Джоран к Майли? Может, эта служаночка и прикокнула его, из ревности.
Он никогда не отличался изысканностью и высокопарностью в речи, не то образование, а точнее его полное отсутствие сказывалось, что приводило высоких вельмож в состояния транса. Но Хаардалу придется с этим смириться.
Он выслушал вопросы, которые задал Светлый дворецкому:
- Может, вы нас отведете к телу вашего хозяина, а по пути и ответите на вопросы господина Мэнтри. Меня, кстати, зовут Тануки. Хидеки Тануки.
V-Z
– Мне очень хотелось бы помочь вам, – развел руками Дживес, – но боюсь, что я немногое смогу вам рассказать, господа. Как я понимаю, вы желаете увидеть тело? В таком случае прошу вас проследовать за мной.
Сильно хромая, дворецкий пошел в глубь холла.
Пока они шли через холл к лестнице на второй этаж и по самому этажу, Дживес отвечал на вопросы, заданные ранее Мэнтри.
– Вчера все шло как обычно. Хозяин вернулся домой в середине дня – он часто так поступал, когда не было неотложных дел, – ушел к себе в кабинет и долгое время работал там; потом я принес ему обед и оставил на столике – советник был погружен в работу. Это тоже не так уж редко.
Так продолжалось до ужина; после этого советник распорядился разбудить его завтра утром. Он часто ложился одним из последних – хозяин любил работать ночью. Но на сей раз он, видимо, решил отправиться в постель пораньше – из-за того, что надо было бы рано встать. Признаться, я не знаю, когда он лег – я видел только, как советник ушел в спальню.
После этого ко сну отошли Ролена и Майли; Лидия некоторое время мыла посуду, а потом тоже пошла спать. Рикор и Лейдес обошли дом, убедились, что все замки закрыты, потом отправились в постель. Я отдал распоряжения Антиду (он должен был сегодня пойти за продуктами), и лег спать сам. Антид и Ригон заснули последними.
Утром первой проснулась Ролена – она всегда поднимается рано. Отправилась на кухню, а заодно подняла Майли и велела ей в указанный срок пойти и разбудить хозяина. Как я понимаю, Майли пошла это делать точно ко времени – где-то через полчаса после того, как проснулась сама.
Она вошла в комнату, увидела хозяина и закричала. На крик прибежали Лейдес и Ригон (они тоже уже встали). Лейдес остался успокаивать Майли, Ригон кинулся за мной. Я к тому времени был на кухне – мы с Роленой определяли, что стоит готовить сегодня, и еще раз договаривались, что именно Антиду надо будет купить.
Когда я пришел, Майли уже почти перестала плакать; я оставил ее с Лейдесом, и послал Антида к мастеру Раулину, а Ригона – за стражей.
– Пришел сержант Каменевский, – прокомментировал Милош. – Взглянул, схватился за голову, и побежал за нашим начальником. А тот уже пошел докладывать мэру.
– Примерно в промежуток между визитом сержанта и приходом господина Ранского, – вновь взял повествование в свои руки Дживес, – пришел мастер Раулин, наложил чары сохранения и вновь удалился в свой дом.
Что же касается вашего вопроса о поведении хозяина, господин Мэнтри… Вы знаете, тут сложно что-то сказать. Советник редко позволял себе открыто демонстрировать сильные чувства. Но я бы сказал, что он был задумчив и сосредоточен на чем-то. Это подтвердило и то, как он был занят работой – хозяин не заметил того, что я принес обед, пока я ему об этом не сказал. Разумеется, я постараюсь вспомнить… а, вот и комната.
Дживес открыл дверь и отступил, пропуская вперед следователей.
Спальня Джорана Галерега была довольно просторной – в ней спокойно помещались платяной шкаф, кровать рядом с ним, небольшой стол у окна и комод, и еще оставалось свободное пространство. На комоде сейчас лежали две книги – «География Атиума» и «Морские пути». Окно было закрыто, но в комнате было заметно холоднее, чем в остальном доме.
А на ковре между окном и кроватью, головой к кровати, лежал человек. Хозяин дома, советник Джоран Галерег. Высокий, крепкий, лет сорока пяти – пятидесяти, с сединой, не особо заметной на фоне светлых волос, аккуратно подстриженной бородкой, но без усов.
На советнике была тонкая рубашка, штаны и домашние туфли – он явно начал переодеваться, но еще не успел облачиться в ночную одежду.
Рана, убившая Галерега, была на горле, небольшого диаметра – словно от толстого стилета или тонкого дротика. Ничего похожего на оружие вокруг не было.
На ковре, под головой советника, расплывалось кровавое пятно; однако оно было довольно бледным, словно кровь разбавили водой.
– Все здесь в таком же виде, как и на момент прихода мастера Раулина, – прокомментировал увиденное Дживес.
DrByte
-Хм, очень странно,- пробормотал Мэнтри, осматривая труп.- Пятно крови меня настораживает. Откуда тут взяться воде?
Недолго постояв на месте, смотря на окно, маг подошел к напарнику, чтобы их разговор не услышал Дживес. Мало вероятно, что дворецкий стал бы трепаться об услышанном направо и налево. Но узнай о догадках следователей служанки, пол города, непременно было бы проинформировано о ходе следствия. Так и преступника можно спугнуть и опорочить имя не в чем не повинного человека не проверенными подозрениями
-Есть у меня одна идея. Кажется мне, что не обошлось здесь без магии холода. Во-первых, ты заметил, что в комнате ощутимо прохладнее, чем в остальных частях дома? Это можно было бы списать на чары сохранения. Но это маловероятно, все-таки накладывал их мастер в области огня. Хотя это стоит уточнить у самого Раулина. А во-вторых, мне думается, что убийство было совершено ледяным дротиком, или чем-то похожим. Такая штука могла, достаточно быстро, превратится в лужицу, и смешатся с кровью покойного. Видишь, какое светлое пятно? Если и на окне найдутся следы, то надо будет серьезно поговорить с Чейнемиром. Я видел вывеску его лавки по дороге сюда.
Hideki
Он внимательно выслушал Светлого и понял, что они пришли к одному выводу. Но Тануки не был магом и поэтому слова Мэнтри были хорошим аргументом.
- Согласен, что Чейнемир, первый человек, который пришел и мне в голову, но это и странно. Ты подозреваешь его? Зачем ему использовать свою же магию для убийства? Ведь он не глупый человек и понимает, что сделай он это и его первым посадят за решетку, - Хидеки так же тихо ответил Мэнтри. – Но соседей нужно спросить по любому. Да и Раулин, он первый маг, который пришел сюда. Может, он заметил что-нибудь. Надо будет его первым расспросить.
Тануки посмотрел на слугу и уже более громким голосом произнес:
- Знаешь, что, светлый, пойду я на свежий воздух, а то при виде трупа у меня завтрак лезет наружу. А ты тут один надеюсь, справишься? - он изобразил на лице такое выражение, что любой понял бы, что человеку плохо. Хидеки надеялся расспросить соседей, но при этом, не посвящая слуг в ход расследования. А то эти балаболы, как только узнают новую новость сразу побегут ее рассказывать.
V-Z
Пока адепты Света и Сумерек беседовали, Милош Доврин дотошно расспрашивал Дживеса. Интересовало стражника то, чем в последнее время занимался Галерег – даже если он не показывал свои чувства слугам, то о делах хоть краешком должны были знать?
Дворецкий задумался, а потом медленно произнес:
– Знаете, в последнее время хозяин очень часто работал с книгами по географии и различными картами. Вон, видите, даже здесь лежат, – он указал на книги на комоде. – Поначалу мне это не показалось странным – хозяин всегда был любознателен, хотя географией раньше не интересовался. Но теперь, когда вы спросили…
– А он всегда работал в кабинете? – поинтересовался Доврин.
– Практически всегда. Редко – здесь, в спальне, тут он, в основном, читал.
«Не помешает осмотреть кабинет,» – мелькнуло в голове у стражника.
Он поблагодарил Дживеса и направился к своим коллегам по расследованию, дабы озвучить эту мысль.
Как раз в тот момент, когда Тануки объявил о своем желании выйти на свежий воздух.
DrByte
Демонстративно фыркнув вслед уходящему коллеге, Ал, еще раз взглянул на тело.
Сомневаюсь, что это была попытка ограбления. Если, конечно вор не знал точно, где и что искать. Ведь в комнате полный порядок. Если все же это – преднамеренное убийство, тогда…
Что тогда Мэнтри пока не знал.
Подозрение падает на адепта магии холода. Вот только уж очень просто все получается. Если дело действительно обстоит именно так, то убийца даже не попытался замести следы. Или на самом деле, кто-то пытается поставить Чейнемира. Ведь если его заподозрят в убийстве такого уважаемого человека, его репутации конец.
Вздохнув, Ал направился к окну, чтобы все там как следует осмотреть.
V-Z
Хидеки
На улице взгляду адепта Сумерек предстала следующая картина:
растерянный молодой стражник и полный усатый человек среднего роста в светлом костюме и алом плаще. Последний был явно раздражен.
- И что, спрашивается, вы делаете? - басовито рычал он. - Убивают такого человека, а стража и пальцем не пошевелит!
- Доложили мэру, мастер Раулин, - слабо оправдывался страж. - Он принял меры...
- Какие еще меры? - рявкнул боевой маг. - Так и ко мне в дом залезут! Разумеется, я такого нахала в пепел обращу, но все же...

Алмирион
Окно было плотно закрыто... на первый взгляд. Более пристальный осмотр показывал: его всего лишь захлопнули, а не закрыли на щеколду.
DrByte
Обнаружив почти то, что ожидал, Ал, еще раз окинул комнату взглядом и попросил дворецкого провести его к выходу.
Ну, что ж. Подозрения оправдались. Либо это адепт холода, либо кто-то его хочет подставить. Так… прежде всего найти Хидеки, затем к Раулину, будет не ловко, если после предъявления обвинений Чейнемиру, окажется что одна из основных улик – холод в комнате, если это конечно можно назвать уликой, следствие сохраняющих чар адепта огня.
Hideki
Спускаясь по ступенькам дома Галерега, Тануки думал об этом странном деле. Ралем сказал, что слуги послали за огненным магом, Дживес и словом не обмолвился о том, что кто-то из слуг был послан к Раулину. Конечно, можно предположить, что мэр сам домыслил то, что ему было известно. Но с такой же степенью вероятности можно сказать, что и слуга, Дживес, не придал этому особого значения. Надо будет, потом поинтересоваться этим фактом.
За своими мыслями он не заметил, как оказался на улице, где происходила занятная сценка. Решив, что полезно будет узнать, о чем толкуют прохожие, он подошел поближе.
- Уважаемый, подождите, - Хидеки, услышав последние слова полного человека, который общался со стражником, решил, что перед ним тот самый огненный маг, что наложил заклятие сохранения на покойного. И если это так, то это облегчает ему задачу. – Вы случайно не Александр Раулин, огненный маг? Можно с вами поговорить?
V-Z
Перед тем, как Дживес повел Алмириона к выходу, Милош попросил дворецкого провести его в кабинет – вдруг там что-то найдется. В конце концов, надо же установить, над чем советник работал в последний день жизни…
Кабинет был вполне достоин хозяина – просторный, светлый, большой стол, книжные полки, четыре мягких кресла. Сейчас, правда, на столе ничего не было; а вот на небольшом столике напротив входа лежали книги.
– Это с ними работал советник? – осведомился Милош.
– Да, – кивнул Дживес. – Хозяин всегда перекладывал материалы на этот столик, уж не знаю почему.
– Интересно… А тут все книги?
В принципе, Доврин не надеялся на ответ – он помнил, что Дживес вчера лишь однажды заходил в эту комнату. Однако дворецкий его удивил; присмотревшись, он озадаченно сообщил:
– Нет, одной не хватает. Точнее, это была не книга, а толстая тетрадь в красном переплете.
– Странно… Я осмотрю кабинет.
– Разумеется, – кивнул Дживес и отправился к выходу с Алмирионом.
Милош же прошелся по кабинету в поисках тетради.

Услышав обращение, человек в плаще развернулся к Хидеки. Стражник сделал несколько шагов назад, стараясь не обращать на себя внимания.
– Совершенно верно, – немного сердито буркнул он. – Уже более пятидесяти лет ношу это имя. Вы что-то хотели спросить? И, позвольте поинтересоваться, откуда вы меня знаете?
Hideki
- Все очень просто, уважаемый Раулин. Вы разговаривали со стражником, и из вашего разговора было видно, что вы живете рядом с этим домом, а поскольку вы так красочно обещали превратить любого проникшего к вам в дом в пепел, то мои сомнения развеялись. По соседству живет только один человек, который может это сделать. И этот человек вы, господин Раулин. – Хидеки довольный своей догадкой подошел к старику. Его с детства приучали к почтению к пожилым людям, а если это еще и боевой маг, хоть и на пенсии, то тут свой норов лучше попридержать, до поры до времени.
- Да, я хотел у вас спросить о вашем соседе, господине Галереге. Вы ведь знаете, что он умер. Но мне кажется, что разговор на улице нам обоим будет не удобен. Может быть пройдем к вам в дом или в дом покойного?
V-Z
- А, так вы расследование ведете? - подобрел Раулин. - Ну что же, помогу, чем смогу... Давайте ко мне зайдем. Вести разговоры в доме покойного как-то невместно...
Маг провел Хидеки в свою гостиную - небольшую, весьма уютную комнату с мягкой мебелью, широким ковром на стене и буфетом из темного дерева. Посреди гостиной стоял круглый столик; за него, в кресло, маг и сел, приглашая гостя занять место напротив.
- Так что вы хотите узнать? Мы с советником не так уж и близко были знакомы... говорили иногда. Хороший он человек... был, то есть. Только вот, увы, - чересчур дотошный. Ничего определенно утверждать не будет, пока себе неопровержимо не докажет, что все так, а не иначе. Один раз казнокрада-чиновника две недели не арестовывали - Галерег все сомневался, собирал доказательства. Но собрал действительно убойные свидетельста, так что того типа к свиньям собачьим вышибли из Цитанда.
DrByte
Направляясь к выходу Ал, не спеша, обдумывал полученную информацию. Спускаясь по ступенькам, маг вспомнил, что забыл осмотреть документы покойного. В результате чего раздосадованный Мэнтри оступился и чуть было не рухнул с лестницы.
Испепели меня свет! Вот дурак…. Теперь надо бы потактичнее попросить провести меня обратно. А то выставлю себя полным недотепой.
Сделав еще пару шагов, Ал, обратился к провожатому.
- Вы случайно не знаете, где погибший хранил свои ценные вещи? И вообще, что он держал в доме из драгоценностей? Если это было ограбление, что-то могло пропастью
V-Z
Дживес пожал плечами.
– Признаться, до прихода стражи мы проверили, не украдено ли чего. Нет, все на месте. Если что и пропало, то из личных тайников хозяина, о которых мы ничего не знаем. Правда, в кабинете нет тетради, с которой он вчера работал. Тот господин из стражи сейчас в кабинете, пытается ее отыскать.

«Советник должен был положить свою тетрадь так, чтобы суметь в любой момент ее достать, – размышлял Милош. – Он был человеком высоким, и это надо учитывать».
Доврин в который раз прошелся вдоль книжных полок. Да нет, слишком уж очевидно – где и искать, как не здесь.
Так…
Милош снова вернулся к столу, попытался себе представить, как все происходит.
«Если Галерег не хотел, чтобы кто-то читал его тетрадь, то должен был сперва ее спрятать, а потом переложить книги на маленький столик. Интересно… он не уносил тетрадь в спальню, иначе бы Дживес об этом сказал. Хм, рассуждение очень шаткое, но примем его – иного просто пока нет».
Он сел за стол, представляя себя на месте советника.
«Где тут удобнее всего быстро спрятать тетрадь?»
Внезапно Доврина осенило. Он быстро нагнулся, заглянув под стол. Та-ак… прямо под столешницей резные панели. Что-то широковаты они для просто украшения.
Милош сел прямо и опустил руку под стол, провел по панели. Как можно легче всего открыть тайник? Быстро…
Возможно, это была помощь богов. Но так или иначе – под пальцами стражника что-то щелкнуло и открылось пустое пространство.
С чувством глубокого удовлетворения Доврин вытащил толстую тетрадь в красном сафьяновом переплете. А открыв – понял, что не зря ломал себе голову.
Перед ним был дневник Джорана Галерега. Страницы, заполненные ровным спокойным почерком.
Только вот последние несколько листов отличались – как будто советник делал записи в большой спешке, не заботясь о красоте почерка и полном написании. И касались они в основном различных морских и сухопутных путей, проходящих через Цитанд – видимо, над этим советник и работал.
Последняя запись гласила:
«Удал. выясн., что он на Сев. (ул). Необх. осмотр. в ближ. время. Возм., Ш. Надо попыт. добит. встр. с Элиз. – он знает много. Нужны все док.! Ош. может быть траг.!»
С тетрадью в руках Милош покинул кабинет. А увидев на лестнице Дживеса и Алмириона – поспешил к ним.
– Мастер Мэнтри, взгляните! – выдохнул Доврин, протягивая магу раскрытый дневник.
Hideki
- Имея такой характер у него должно быть много, если не врагов, то недоброжелателей, точно, - Хидеки задумчиво посмотрел на мага, словно хотел прочесть ответ на какой-то свой вопрос. – Вы пришли в дом покойного, что бы предотвратить разложение трупа. Извините за любопытство, но как огненный маг может произвести такой фокус?
Хидеки, сидя в кресле, понял, что за целый день вымотался. Сейчас он чувствовал некую расслабленность в теле, которое удобно расположилось в кресле. Как все-таки приятно быть богатым и иметь возможность наслаждаться такими мелочами. Но нет, как воин, выбравший путь сумерек, он не должен позволять себе расслабляться. Встряхнув головой, отчего волосы растрепались на его лбу, он задал еще один вопрос:
- Как опытный маг, вы не заметили ничего странного в комнате, где лежал Галерег? Вы не поинтересовались от чего бедняга умер?
V-Z
- А моя специальность тут ни при чем, - объяснил Раулин. - Это обычное армейское заклинание, ему большинство военных магов обучают. Если умирает кто-то, кого нельзя прямо на месте похоронить, то накладываются не особо сложные чары, и тело сохраняется от тления до похорон.
Маг внезапно усмехнулся.
- Кстати, похожее по структуре заклинание применяется для сохранения еды. У нас по поводу этого сходства не раз шутили... правда, черноват был юмор.
- Как опытный маг, вы не заметили ничего странного в комнате, где лежал Галерег? Вы не поинтересовались от чего бедняга умер?
- Хм, - задумался Раулин. - По-моему, там применялось нечто холодное... в смысле заклинание сферы Холода. Но я практически уверен, что его плели не в спальне - создали где-то снаружи, а потом уже ударили внутрь.
Причина смерти была ясна - колотая рана. Знаете, мой боевой опыт уверенно заявляет: это не кинжал, а скорее что-то метательное, вроде дротика или короткого копья. Если и нож, то опять-таки, приспособленный для метания.
DrByte
Внимательно прочитав указанные строки, Мэнтри задумчиво почесал затылок.
Да, парень чинил свое время. Столько сокращений, что записи напоминают шифр. Хотя, по большому счету ничего сложного.
- Так-с по большому счету тут все понятно. Не знаете ли вы господа улицы, название которой начиналось бы с “Сев”?
В голове Алмириана вертелась еще пара вопросов, но задавать их, а тем более получить ответы в присутствии Дживеса было недопустимо.
Новые сведенья запутали дело еще сильнее. Еще недавно казалось, что дело можно считать закрытым, проведя несколько допросов, а теперь дальнейшие действия зависят от нескольких предложений, суть который не совсем ясна.
Hideki
«Все как мы и думали», - подумал про себя Хидеки. Довольный тем, что его с Ментри догадки подтвердил опытный маг, да и вообще постороннее лицо, он решил задать еще парочку вопросов.
- А вас не удивило то, что в теле не торчало орудие убийства? – выждав немного времени, он задал еще один вопрос. - И эта сфера Холода, что можно сделать с ее помощью. Я не маг и в такие тонкости не посвящен и был бы благодарен уважаемому Раулину, если вы растолкуете мне что почем.
Вопросы, на которые он уже знал ответы, но лишнее подтверждение было не лишним.
Интересно, как там продвигается у Светлого дела. Накопал ли он, что-нибудь в доме Галерега. Если и да, то охранник у ворот скажет ему, что Сумеречный у огненного мага.
V-Z
Алмирион
– Сейчас подумаю, – Доврин поднял глаза к потолку. – Так… под такое сокращение в Цитанде две улицы подходят. Северная (это около порта), и улица Северина – недалеко от Белой Церкви. В честь второго барона, сына Тирена, названа; он очень хорошо о городе позаботился.
Милош опустил взгляд, вновь перечитывая запись в дневнике. И вдруг лицо его резко изменилось, стало встревоженным.
– Позвольте, мастер Мэнтри…
Лейтенант отвел мага в сторону и, озаботившись, чтобы его не слышал Дживес, сообщил:
– Я сперва не обратил внимания, но сейчас… Видите – «надо попыт. добит. встр. с Элиз.»?
Глубоко вздохнув, лейтенант продолжил:
– Советник был весьма влиятельным человеком. В Цитанде есть считанные люди, для встречи с которыми ему пришлось бы прилагать усилия. А только у одного из них имя начинается с «Элиз».
Перед следующей фразой Доврин снова сделал паузу – никак не мог решиться вымолвить.
– Элизариус, мастер Мэнтри. «Ночной барон». Глава всех воров, убийц и вообще преступников, какие только есть в Цитанде. Тристрам Анегрем заключил с первым «ночным бароном» что-то вроде договора, и потому представители городских властей могут с ним встретиться… хоть это и непросто.

Хидеки
- А вас не удивило то, что в теле не торчало орудие убийства?
- Да ледяные клинки тают за секунды, – махнул рукой Раулин. – Им нет смысла долго существовать – сделали свое дело и пропали. Если, конечно, их не поддерживать энергией.
- И эта сфера Холода, что можно сделать с ее помощью. Я не маг и в такие тонкости не посвящен и был бы благодарен уважаемому Раулину, если вы растолкуете мне что почем.
- Вот тут я вам почти не помогу, – признался маг. – Моя специальность – огонь, а заклинания Холода я изучал постольку-поскольку… в основном учился от этой сферы защищаться. Знаю только, что создавать какие-то структуры, подобные настоящему оружию – довольно редкое искусство. А уж пользоваться таковым… Я знаю почти всех магов Цитанда, и уж точно – всех умельцев Холода. Никто из них и кинжалом работать не умеет, не говоря уже о том, чтобы дротики кидать.
DrByte
-Испепели меня свет! Чем дальше в пещеру, тем толще гоблины,- простонал Мэнтри, но тут же взяв себя в руки, произнес ровным тоном,- господин лейтенант, предлагаю для начала разыскать Хидеки, он отправился к Раулину, наверное, он сейчас там. А по дороге я хотел бы услышать побольше про этого «Ночного барона». И что заставило Тристрама Анегрема подписать договор с предводителем преступников? Неужели в городе так много бандитов, что с ними не справится городская стража?
Алмириан стремился, как можно быстрее, убрался из дому, по тому, как тот же Джевис и так слышал очень много, не говоря уже про то, что другая прислуга могла подслушивать. Если этот «Ночной барон» и впрямь такой могущественный то у него наверняка есть глаза и уши в доме такого важного чиновника.
V-Z
– Да, действительно, пойдемте, – кивнул Милош. Вместе они вышли на улицу.
И только там лейтенант начал говорить:
– Когда Цитанд только строился, то здесь поселилось великое множество всякого народа. Были строители, были солдаты… были, конечно, и преступники. Так всегда бывает в новых государствах… Но при Тирене Анегреме, первом бароне, они еще не успели стянуться в достаточном количестве. При Северине их уже было больше, но особенно развернуться не пытались – второй барон крови никогда не боялся и мог устроить весьма впечатляющую чистку.
Зато его сын Тристрам извлек из уже сформировавшейся организации свою пользу. Он пообещал уничтожить всех преступников в городе любыми методами… а затем предложил им сделку. Четкая организация, иерархия, порядок. Словом, еще одна городская структура.
И это себя оправдало. Поскольку городские власти и жители Грани – скорее союзники, чем враги, то последние сильно помогали во время войн. Да и добывали информацию…
Милош читал, что по слухам, когда-то «ночные бароны» и убивали для Анегремов. Но лейтенант знал, что подобного не было уже три поколения, и потому упоминать не стал. Вместо этого он продолжил:
– Поэтому стража и не вылавливает всех преступников. Правда, если попался и угодил под суд за что-то тяжкое – тут уже «ночной барон» ничего предпринимать не будет. Мелких же разрешается выпускать под залог.
Сейчас в городе стража достаточно сильна, чтобы пройтись по Грани огнем и мечом… но уже сложилась традиция. Так что… – Милош развел руками, – «ночной барон» все еще представляет собой весьма влиятельную фигуру. Увы, о нем известно только имя… впрочем, встретиться с ним можно. Но это право имеют лишь немногие – сам барон, мэр, советники... начальник стражи, кстати, тоже. Правда, занимавшие эту должность никогда этим правом не пользовались.
Пока Доврин рассказывал, они подошли к дому Раулина. На стук выглянул слуга, узнал, в чем дело, доложил хозяину.
И уже через несколько минут Алмирион и Милош входили в гостиную дома, где с удобством расположились хозяин и Хидеки.
Hideki
Закончив разговаривать с Александром Раулином, Хидеки хотел, было уходить, но тут в дверях появился Мэнтри в сопровождении Милоша. Раз Светлый появился здесь значит эта парочка что-то откопала в доме покойного. А он только время зря потерял, ничего нового он не услышал от мага и поэтому был слегка расстроен. Нет, конечно, его радовало, что его с Мэнрти предположение о причинах смерти Галарега были подтверждены, но ни чего более.
- Господин Раулин, это мой коллега по расследованию Алмирион Мэнтри и местный блюститель порядка Милош Доврин, - представил Хидеки гостей и, повернувшись к Светлому продолжил. – А это Александр Раулин, огненный маг. Это он наложил заклятие сохранности тела.
Ему не терпелось расспросить Мэнрти о результатах его поисков, но он не мог сейчас его расспрашивать, когда рядом посторонние. А значит придется потерпеть немного.
DrByte
-Мое почтение,- сказал Мэнтри, легко поклонившись.- Извините за вторжение, мы хотели бы поторопить нашего коллегу. В деле открылись некоторые не безынтересные обстоятельства,- последняя реплика Ала, предназначалась Хидеки.
Отказать себе в удовольствии видать лицо темного, когда тот узнает, какие силы замешаны в деле, Мэнтри не мог. Только вот чтобы самому беспокойства не выдать придется постараться. Если этот «ночной барон», хоть на половину такой могущественный, как говорит о нем Милош, то дела наши плохи. Думаю, если такой человек увидит опасность с нашей стороны то, скорее всего, кому-нибудь придется расследовать причина нашей смерти.
Hideki
- Да, конечно, - Сумеречный встал с кресла и поклонился хозяину дома. – Спасибо, что ответили на мои вопросы. Нам действительно пора.
Оказавшись на улице, Хидеки первым делом выложил свой разговор с Раулином Мэнтри.
- Все, как мы и думали. Магия холода, ледяная стрела, - Хидеки повернулся к Мэнтри и Милошу. – А что у вас? Вы что-нибудь нашли?
Сумеречный смотрел на лица своих коллег и видел, что они точно что-то отыскали в доме покойного, но вот что именно? Он даже немного позавидовал Мэнтри, но тут же отогнал от себя эту мысль. Закон Равновесия должен быть соблюден даже в таких, казалось бы, мелочах.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.