Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Башня гарпий
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Городской Архив > Художественный музей <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Момус
На сей раз бумага благородного желтоватого оттенка - настоящий египетский папирус, какой редко можно достать. И у чернил запах тоньше - сандал. А золочёное перо, что бежит по бумаге держится в оправе из янтаря и самшитовом корпусе.
Огонь в камине. Всё привычно, но

"Моя драгоценная леди Генриет. Я вновь склоняюсь в нижайшем поклоне безграничного уважения и шлю вам заверения искреннего восхищения.
Не рискуя спрашивать о состоянии ваших дел, дабы не показаться навязчивым, я спешу слегка отвлечь вас от грустных мыслей, если они вдруг, по какому-то странному упущению природы, омрачают ваше чело.
Позвольте, драгоценная графиня, ознакомить вас, с творением молодой, небезталанной и перспективной леди, по имени Анж.
Должен сказать откровенно, что первое впечатление от прочтения, вызывает множество эмоций, но к сожалению, для автора, большей частью негативных.
Стихотворение похоже более на повествование с относительно рифмованными окончаниями, нежели на собственно стих. Отсутствие стройной ритмики, вызывают смешанные чуства. Как правило, мне ли вам объяснять, милейшая графиня, читатель осознавая, что читать он будет стих, настраивается на какой-то ритмический рисунок ориентируясь на первые две-три строки. В данном случае, четвёртая строка первого четверостишья, настолько выдаётся вперёд, что это делает неудобочитаемым весь текст. Опять же, в каждом следующем четверостишье приходиться снова искать ритм. Которого, увы, там зачастую нет.
Общий смысл стихотворения. так же остаётся не совсем понятен. Автор резонно может заметить, что это не самое главное. И я готов даже согласиться в данном случае, но, простите мне занудство, обезличенные разговоры, несколько сложны для восприятия, что вобщем-то идёт не в плюс творению.
Обращает на себя внимание бедность литературного языка и бедность рифм.
Хочеться так же отметить, что рифму "обрамлённые - прикормленные", сложно назвать рифмой вообще.
Милая, графиня, я бы не хотел показаться чёрствым, но несмотря на то, что автор пытается выразить эмоции и, очевидно эмоции сильные, назвать это стихотворение хорошим я не могу. Готов допустить, что чтение вслух, особенно самим автором, сможет нивелировать некоторые ритмические несостыковки, однако полностью сгладить не сможет. Возможно, стих выиграл бы от появления названия, разъясняющего ситуацию и эпиграфа. Но самым правильным, на мой взгляд, автору отложить его как некачественный материал и пытаться продолжать самовыражаться. Я бы не стал рекомендовать, автору выносить сие творение на широкую публику.
Ну вот, дражайшая, леди Генриет. Надеюсь вы пребываете в добром здравии. За сим остаюсь преданнейшим вашим слугой. Верный вам, барон Момус"
Амиликэ
*Тяжело вздохнув* очередной опус на растерзание гарпиям. Стихотворение написано два года назад, но немного подредактировано совсем недавно. Хотелось бы услышать ваше мнение на сей счет. Заранее спасибо.

Закинуть эгоизм на дно колодца:
На шею петлю с камнем, сбросить вниз.
А он, возможно, был хороший парень.
Бедняга, мой любимый эгоизм!

На дне колодца посиневшей тушкой
Вы обрекли его вовек страдать.
А он, возможно, был хороший парень.
Но без него здесь тишь да благодать.

Он не желал ведь никому плохого,
Хотя столь часто думал о себе.
А он, возможно, был хороший парень.
И что с того, ведь он теперь на дне.

Пусть в иле весь, со лба свисает тина,
Зато веревку с камнем перегрыз.
И из колодца выбрался, скотина!
Живучий этот парень эгоизм!
Хлодвиг
Вот вам) на разобраться где и чего у меня так или не особо))

Знай, что я не вернулся из рая.
Знай, что я не вернулся домой.
В свете звезд безвоздмездно сгорая,
Дышит северный блеск кружевной...
Было время, жаль только не долго.
Легкий бриз, и неспешность реки,
(Я не помню... Но кажется - Волга)
По воде пролетали мальки...
И бездонное, синее небо
Отражалось, сверкая, в глазах...
Колесница безумного Феба
Растворилась в седых облаках...
Много лет утекло с той поры.
Вот опять на востоке светает.
Я устал от безликой игры...
Знай, что я...
Не вернулся...
Из рая...
Brunhild
К Феанору

Такая странная надежда,
Такая странная печаль
Вновь увивает нитью снежной
Багряно-розовую даль.

И отступать назад уж поздно:
Сталь холодит тепло руки
И под покровом ночи звездной
Уносит горечь от тоски.

Такая клятва прозвучала,
Такой клокочет гнев в груди,
Что из благих земель Амана
Ты навсегда решил уйти.

О Феанор, свет сильмариллей
Не сгинет в тягостном плену,
А ты идешь несметной силой,
Неся проклятья пелену.

Зачем навлек немилость Валар
На всю семью, на весь свой род?
Зачем так клятва прозвучала,
Что ужаснулся весь народ?

Ужель великое творенье
Неутомимых рук твоих
И впрямь достойно заточенья
Твоей души и душ родных

В чертогах Мандоса навеки
И до скончания времен?
Когда сомкнешь посмертно веки,
Заплатишь ты своим огнем

За ту надежду, что лелеял
В душе своей с тех самых пор,
Как догорал кровавый, млея,
За Альквалондэ горизонт.
Иннельда Ишер
Девочка вынула из горсти насыпанных за последнее время свитков один, потрепанный и незаслуженно забытый. Одними губами по слогам произнесла про себя имя, написанное наверху: « Яс-мик».
Начнем с идеи. Вполне понятно, что она продиктована конкурсом. Сравнение статуй и живых людей хотя и частый прием, но в вашем случае достаточно мягкое и удачное решение. Хорошо вплетено воспоминание о прежней любви и ее тепле. Идея мне импонирует. Другое дело, что рассматривать ее в отрыве от формы я, к сожалению, не могу.
Теперь о форме.
Я не сразу поняла, что рифмы, собственно, не будет. Мда… первые строки наводили на мысль, что она где-то есть, но я ее не улавливаю. Лучше избегать строк, носящих хотя бы тень рифмы в окончаниях, когда пишете белый стих.
О длине строк. Строки очень и очень длинные. Слогов несчитано, паузы рвут ткань строки то и дело в самых неожиданных местах. Однако стихотворение еще и неритмованно, что как раз и создается этими паузами, даже в тех случаях, когда строки одинаковой длины (что тоже соблюдается не всегда).
Однако не отчаивайтесь. Из положительных сторон могу отметить грамотную, играющую на смысл расстановку знаков препинания (кроме «Бывает слышу» и «Их сотни_серых и пустых»- здесь необходимы запятые). Небольшой вопрос: выделение заглавным регистром первых букв некоторых местоимений тоже является смыслоразличительным средством? И об одной и той же леди идет речь в начале и конце повествования? Засчет этого выделения в местоимении Её создается впечатление, будто это так.
О лексике. Используется общеупотребительная и книжная, что говорит о желании автора создать определенную атмосферу чувственности и возвышенности. Вам это удалось.
О синтаксисе. Не всегда оправданы парцелляции – вынесение в отдельные предложения частей предложения предыдущего. Этот прием используется для подчеркивания содержания вынесенных частей, ноя не всегда прослеживаю логику, в некоторых местах есть избыточность, например, в строках: «Вот чуть поодаль двое Малышей играют в прятки.
Ее. Могли бы быть Ее детьми… увы-увы…»
Аккуратно свернув свиток, девочка положила его на полку и взяла следующий, подписанный именем Амиликэ
Ода Эгоизму. Очень интересно!
Первые строки настраивают читателя на иронически-смешливый лад, потому не коробят зрение просторечия типа «тушкой» и «скотина». Вот в чем могу пожурить автора – так это в том, что строки 1-3 в строфах не рифмованы. Я понимаю, придумать 3 хорошие рифмы на слово «парень» не слишком легко, а повторение строки играет роль в замысле стихотворения. Но можно! Еще о рифме. Оно хороша, однако мне не нравится немного «себе – на дне» - избито и не слишком богато.
О пунктуации: отлично. Все, кроме последней строки. Там либо должно быть «парень-эгоизм», либо «парень - эгоизм». Чувствуете разницу?
О тропах. Хочется отметить удачное олицетворение эгоизма, подчеркиваемое рефреном (повторяющейся строкой).
Бродяжка села на край стола, болтая ногами и с интересом посматривая в сторону осчастливленных дам.
Genazi
Маленький мальчик лет 14-15 только что поднявшийся на вершину башни, тихо откашлялся.
-Ээ...Ам...То есть...
Мальчик покраснел. Скомканным в руках платочком, он оттер пот со лба и тихо, почти неслышно пропищал:
-Эээ...Я Вадик...Ну..То есть...Я пришел вам показать...В общем вот.
Вадик вытащил из заднего кармана потрепанных джинсов, помятую 12-ти листовую тетрадку в клеточку. Заискивающе улыбнулся и положил ее на столик.

Консенсус.

-Ненавижу.
-Ты это к чему?
-Да так, просто. Не знаю даже с чего это вдруг.
-И все таки?
-Что «все таки»?
-Кого ненавидишь?
-Всех.
-Дааа?.. Даже меня?
-Тебя нет. Всех остальных…
-За что?
-Просто. Слушай что ты придираешься? Не отстанешь и тебя ненавидеть буду.
-О ужас, только не это!
Олег улыбнулся. Красивая улыбка. Саша даже невольно улыбнулась в ответ, но вскоре опомнилась и приняла более менее серьезный вид.
-Да ну тебя.
-А хочешь звезду с неба?
-А зачем?
-Так…Просто…
-Не передразнивай!
Олег сделал невинное лицо.
-В смысле?
-В самом прямом. И к тому же. Зачем она мне такая огромная?
-Ну не знаю. Хочешь она будет освещать твою комнату по ночам?
Саша озорно улыбнулась.
-А давай.
Олег тихонько взял ее руку, вытащил сигарету из тонких пальцев и протянул ее к темно синему, ночному небу.
-Видишь? Достаточно протянуть руку и они твои.
-Ты странный.
-Наоборот. Вы странные.
-Почему?
-Вы ссоритесь по странным причинам. Радуетесь совсем не тому чему надо радоваться. Да и радуетесь и ругаетесь вы странно. Не взаправду. Понарошку.
-А ты меня научишь?
-Чему?
-Радоваться. Печалиться.
- Конечно…Надо только очень захотеть.
-Олег?
-Что?
-Поцелуй меня пожалуйста.

Эпилог.
Им оставалось совсем немного. Глупые люди которые не умеют радоваться и печалиться по настоящему, не знают как лечить СПИД. Но им было хорошо. Все то время которое им было отведено они радовались и тосковали по настоящему. Некоторые смотрели на них с жалостью. Некоторые- с завистью. А им было все равно. В конце концов, какое им до них дело? До ненастоящих?

___________________________

Я.
Нетвердо шел по дорожке ведущей к Академии. Курить не хотелось, но рука сама тянулась к пачке.

Огонек.
Зажигалки вспыхнул и погас. Я выругался про себя. Просто так для проформы. Губы чувствовали мягкий фильтр и осторожно катали его во рту.

Дымок.
Сигареты быстро пополз в небо, а по телу пролился нехороший дурман .Шаги потеряли мягкость, и ноги четко отбивали ритм. Правой. Левой. Правой. Левой.

Ветер
Сдул холмик пепла с моего лица, унося его все дальше и дальше, куда то туда, где я не был. Куда то туда где меня не ждут.

Земля.
Мягко принимала мои тяжелые шаги, понимая, что я не со зла. Затяжка. Еще. Поразительно то как я быстро научился курить. Никотин вошел в легкие, распространяясь по телу.

Боль
Вошла в мою руку. Горячий пепел упал на мизинец. Страшно. Я откинул сигарету подальше, однако, пачка все еще лежала в кармане. Понимал что скоро надо будет вытащить еще одну, но пока…А пока я шел по асфальту куда то, сам не знаю куда.

Жизнь
Медленно, капля за каплей, покидала мое тело, хотя я шел в ее потоке. Чужая жизнь. Не моя.

Смерть
Однако, тоже не спешила и я продолжал идти. Сколько? Не знаю. Не взял с собой.

Печаль
Превращала мое существование в жуткие агонизирующие судороги. Нет. Нет. Не хочу. Я не хочу что бы все кончилось так. И агония продолжается.

Время
Отходит на задний план, в то время как мысли о нем, выходят на первый. Больно? Нет. Просто чуточку обидно.

Стихи.
Грустные. Они рождаются сами собой, ничего не требуя для себя. И так же сами собой умирают. Они никем не услышаны кроме меня. И от этого они дороже мне во сто крат.

Мечта
Сама вошла в мой разум на время вытесняя все вокруг. Кому какое дело? Мне.
Мой мир. Никому не отдам.

Слеза
Застряла в ресницах и я невольно смахнул ее. Зря. Так было лучше.

Актер
Звучал из наушников, навевая тоску. Я ведь тоже актер. Был…Или есть?

Орех
Хрустнул под кроссовкой. Я невольно улыбнулся и посмотрел себе под ноги. Пустой.
Как и я.

Обертка
Чего то сладкого, лежала в кармане. Бумажная. Я такой же. У меня тысячи личин, каждая из них индивидуальна сама по себе, каждая из которых…Но так ли это важно? Я ведь всего лишь обертка.



Пустота
В душе раздражает. Все мои личины приелись, выдумывать, что то новое нет смысла.
Играя любую из них я временно заполняю пустоту. Но ей хочется все больше и больше. А я не хочу. Не хочу!!!

Зависть
К остальным, бесит. У них есть сердцевина. Гнилая или нет не важно.
А я обертка. Да красочная. Да с картинкой. Но…Но я ведь всего лишь обертка?

Я
Устал. Нет. Просто устал. В четырнадцать. А что дальше?

Мне страшно.
Brunhild
Скорей бы небо пролилось
Скупым дождем!
На сердце горе залегло,
Всплакну о нем.

Вечерний зной на грудь упал
Тяжелым сном,
Печальной памятью устлал
Мой старый дом.

А в темноте шаги шуршат,
Как мелкий град.
Как будто мечется душа
У райских врат,

Шагами меряет крыльцо,
Стучится в дом
И прячет мокрое лицо…
Всего лишь сон.

Вот-вот виденье улетит
За душным днем.
Мне память плакать не велит
Скупым дождем.
Oxit
Огромный великан ввалился в башню.
- Здравствуйте, люди добрые. Я собственно тут от мастера. Вот. Пришел. И принес с собой его бумгоморание, чтоб его. Вот. Ну это. Слушайте собственно.
* * *
Причина всех бед.
Двое людей в одних только чумазых штанах угрюмо сидели рядом.
Один из них, лысый крепкий мужчина, достал из кармана пачку сигарет, вынул оттуда одну и закурил.
Не спрашивая разрешения своего напарника, второй, тощий и долговязый, выудил из пачки вторую папиросу и последовал примеру.
Оба долго молчали, сигареты медленно таяли…
* * *
Это место называли просто и коротко «Баней». Такую кличку одна из шахт обычной планеты «Тесла-5» получила из-за своей температуры, которую можно было сравнить с ветреной девушкой: такая же непостоянная непредсказуемая и зачастую роковая.
На этой опасной точке работали лишь каторжники, находящиеся вне закона. Одним словом, отбросы общества. Те, кто хочет сократить свой срок, пожертвовав тем самым своим здоровьем, горбатятся в этом беспощадном аду Теслы.
У шахтеров-каторжников нету современного оборудования, но есть два друга любого горняка: кирка и тележка.
Вот так и приходится существовать заключенным, тяжко и трудно, в надежде на досрочное освобождение и возвращение. А возвращаются из тюрьмы только за двумя вещами: увидеть родных, а затем приняться за старое.
* * *
Джек Рубиль по прозвищу «Бамбук» уже давно работал на этой богом проклятой шахте. Но тощий парень не унывал, если это применимо к шахтерам Теслы. Он знал, настанет день, когда он выйдет из ворот этой тюрьмы свободный, словно ветер в чистом поле, и улетит домой, на свой родной лазурный берег Проферана, где всегда жаркое лето и теплое море.
Встреча со своей матерью грело сердце заключенного день ото дня, придавая сил, немного, но чтобы хватило на дальнейшую жизнь. Ведь многие уже нашли выход в простой веревке, которую можно купить у Филла за сущие гроши. Алчный старик знал, на чем навариваться не стоит.
А вот напарник Джона намного отличался от него, как внутренне, так и физически. Крепыш Грег очутился в «Бане» намного раньше своего друга.
Сам Грег, в те редкие минуты, когда он сам заводил разговор, рассказывал Джеку, что там, на воле, он был большой шишкой, почти миллиардер. А вот на дальнейшие вопросы Рубиля, Грег никогда не отвечал. Разговорить лысого громилу – невыполнимая задача. Но «Бамбук» уже давно приметил, с какой легкостью его напарник достает вещи у Филла, не имея при этом ни гроша в дырявом кармане, и это вызывало у тощего парня удивление восхищение и зависть сразу.

Тем не менее, Грег и Джек, волею судьбы, проходят через этот ад вместе, бок о бок, поддерживая друг друга, когда это нужно. Между ними давно завязались теплые дружеские отношения, с того самого момента, когда Грег проучил одного головореза, попытавшегося ограбить Рубиля. Правда, того громилы уже не было в живых.
* * *
Двое напарников докурили сигареты, бросив окурки прямо на землю, ведь никто в этом аду чистотой не озабочен.
- Грег, как думаешь, что это? – «Бамбук» осторожно ткнул киркой довольно крупный, размером с добрую ладонь, зеленый камень. Тот в свою очередь ответил Джеку еще более ярким свечением, - ведь это не руда…
- Это ампарий… - пробасил напарник и неожиданно попытался схватить камень. Ловкие пальцы Рубиля оказались намного быстрее. Оба вскочили. Джек был ужасно удивлен переменой напарника. Грег смотрел на него, словно какой-то хищный волк-одиночка, готовый к смертельному броску.
- Отдай мне его! – взревел громила.
- Зачем он тебе? – Рубиль готов был убежать от своего «друга» чем дальше, тем лучше. Камень странно грел руку, да нет, даже обжигал! Словно Джек держал сейчас не простой зеленый булыжник, а раскаленную кочергу.
- Он опасен! Отдай мне его! – Грег попытался накинуться на напарника, но тот ловко увернулся. Теперь уже «Бамбук» действительно осознал, что пора бежать. Джек словно и не замечал, как камень в руке начинал все больше и больше разгораться. Им владели совсем другие мысли.
* * *
Еще на воле Джек вычитал что-то о странном зеленном камне. Парень не помнил, где он находился, и какое было у него название, но более всего он был удивлен цене…
За один грамм зеленого камушка, который можно принять за малахит или изумруд, толстосумы давали миллионный республиканских кредиток.
Только теперь как-то всплыло «имя» камня, когда Грег его озвучил… Ампарий…
Неужели теперь Джек богат? Неужели он освободится от этой каторги, от этого мучения? Увидит, наконец, маму, дом, брата…
* * *
Грег долго искал своего напарника. Смена закончилась и на глубинном уровне, где обычно работали они с «Бамбуком» становилось жарко, но он не бросил попытку найти Джека… Что же он наделал?!
* * *
Грег был бизнесменом, и довольно успешным. Сам основал свой горный бизнес на Тесле-5. Всегда блистающий и везучий, он злил своих конкурентов и радовал компаньонов новыми достижениями и контрактами.
Но однажды бизнесмен крупно прогорел…
Ампарий, зеленый камень, - вот причина всех бед Грега. Однажды его горняки наткнулись на него во время рабочего дня и притащили удивительную находку начальству.
Сначала все приняли его за простую зеленую побрякушку, невесть как оказавшуюся в шахте. Но что-то не давало Грегу покоя, и он направил странную находку на изучение. Помощники одобрили это решение, так как знали, что у босса есть чутье на прибыльные вещи.
И действительно, простой камушек оказался «вечным двигателем». Один грамм Ампария мог заменить несколько сотен простых батареек. То есть, в руках у Грега оказался неиссякаемый запас энергии.
Бизнесмен уже лелеял планы по своему скорому обогащению за счет нового товара. Да… Ампарий произвел своего рода фурор. Многие хотели купить это вещество. Ведь вечная батарейка открывала для человечества безграничные возможности и планы, на которых возможно было сколотить огромное состояние.
А потом пришло разочарование. Оказалось, при продолжительном контакте с кожей человека, зеленый камень заражал его странной болезнью, которая быстро разрушала клетки организма, тем самым превращая обычного уроженца Земли в простой мешок костей.
За это посадили преуспевающего бизнесмена и по иронии судьбы отправили отрабатывать срок в свои же собственные шахты…
* * *
Грег нашел напарника уже мертвого. Джек уже бился в страшных судорогах, которые охватили все тело. Но вот он затих. Затих навсегда…
Коварный камень лежал рядом и хитро смотрел на Грега своими ярко-зелеными глазами.
Bassanio
На суд критики рассказ про жизнь под топорами.

Название: Резаная пятка

Не знаю, какое было ваше детство, а мое было кумарное, я постоянно плыл в тумане, за исключением тех случаев когда у худых эльфов, бывших в то время моей семьей, заканчивалось зелье.

Эти моменты выдавались редко, поток с близлежащих полян шел плотный, поэтому когда случались перерывы мне, получеловеку, было на редкость приятно. Мысли прояснялись, ноги переставали двигаться вразнобой, по телу разливалась бодрость.

С тех пор минуло уж много лет, поляны вытоптали, эльфов загнали в норы, а вот моя неприязнь к любому зелью крепче чая еще сохранялась, как рудимент детства.

Поэтому когда мне предложили перед стычкой принять "боевую щепотку", порошок раздаваемый среди войск магами, я отказался.
И зря. Потому что первые ряды противников закинулись "бодряками" по самые ноздри -- некоторые не сбивали шага даже получив топор в колено, не надолго конечно, но этого хватало. Враги также как и мы были из бедноты -- простые шлемы (да и то не у всех), щиты в рост, ни поножей, ни на тело прикинуть, мечей почти нет -- топоры, второй ряд -- на длинных древках.

Все что впервые -- запоминается жестче. Первая драка, первая смерть, первая гора. Первый разгром -- из той же серии. Не то что бы у нас раньше не было поражений, бывали и отступления и даже одна капитуляция, но вот чтоб так , "первым криком" -- это впервые. Удивленно падая назад ощутить себя настольной костяшкой сбивающей остальные -- это чувство – конец света в себе.

Состояниие когда позвонками ощущаешь толщину, а вернее тонкость жизни. Когда чувствуешь что вдох-выдох -- и все, ты на божьих пажитях меж звезд. Это даже не близость смерти - это смерть и частично ты умираешь. А потом, то что остается, смотрит на мир совсем другими глазами. Не то что б более мудрыми... но уж точно более спокойными, даже ироничными, способными выдержать суровые шутки богов.

Мои новые глаза видели например как нелепо, захлебнувшись в гончем азарте , мимо меня проскочила их правофланоговая первая линия, вторые так вообще подались куда то в центр фронт смешался, видимо наше "знамя" (отряд знамени) с вождем еще отбивалось. Внезапно я понял всю диспозицию так словно мне нарисовали ее на небе, облаками, хотя раньше я не всегда мог запомнить кто в какой линии. Я отчетливо увидел их рассеянный строй на своем фланге и толстую котлету стянувшуюся к нашему "знамени", увидел и остатки отбегающих и группирующихся соратников.

Я резво подскочил и, нырнув под чей-то топор, сбил плечом щитника, ломанулся словно тур по флангу в наш тыл. Воин которого я толкнул таки успел прислать мне вдогонку с топора и лезвие, чиркнув по ступне, рассекло дешевую обувку и оцарапало пятку.

Ту битву мы выиграли, умело перестроившись и резким выпадом клина прогнав рассеянную часть вражеского строя. На ноге слегка было больно стоять, но в целом терпимо, а взамен испорченной обуви я нашел себе пару не менее дрянных обмоток.
Я с удивлением и спокойствием отметил отсутствие многих мыслей о будущем и прошлом посещавших меня ранее. Я помню как понял что глядя на закат, не думаю ни о чем кроме заката. Не знаю как у вас кончилось детство, а у меня оно кончилось резаной пяткой.
Torvik
Жара. Гарпии ощипывают перья и улетают в прохладу болота. Алхимик сидит один и пытается придумать рецепт холодного душа без воды. Гоблины умучились таскать на верх башни ушаты с болотной жижей. Болота пересыхают. Торфянники начинают полыхать. Смрад и смог наполняют Башню...

Брюнгильда
Это сладкое слово почти... Нет, оно всегда найдётся, всегда найдётся человек, что вытащит таракана из головы, даже, если его там нет.
1) Рифма. Претензии мелкие, но они есть. "Дом-сон" - после ударны гласных? У нас со слухом всё в порядке. Не рифма. Не халтурь!
"пролилось-залегло". Последний слог ударный. Значит - к нему особое отношение. Иначе читаешь "залеглось". На автопилоте.
2) Образность. Её несколько маловато.
3) Скупой дождь рефреном - это правильно. Это нравится.
4) Разберёмся. что у нас на календаре. Зной. Значит лето. Вечер. Так. Темнота. Летом темнеет поздно. Очень поздно. Или мы влезли в подвал?
5) "Мелкий град" - хорошая фишка.
6) "И прячет мокрое лицо…
Всего лишь сон." - логика образа ускользнула. Вместо "всего лишь", я бы вставил образное прилагательное.

К Феанору
1) "И отступать назад уж поздно:" "Уж" - слово заполнитель. Переделывать надо, избавляться от слов паразитов.
2) "Сталь уносит горечь от тоски" Как? Ударом в сердце? И вообще, зачем их разграничивать? Мы слова вяжем для смысла, а не ради красивости. "Нас избавляя от тоски" - лучше, но, только почему тогда "сталь"?
3) "Прозвучала"- "Амола" не рифма. Имя собственное тут никому ни о чём не говорит. Оно не несёт за собой смысловую нагрузку. Значит - или заменить на чёткую рифму, или убрать совсем:
4) "О Феанор, свет сильмариллей" - а примечания можно? Да, таи обращиние или как? Если обращение - отделяйте запятами. Иначе - меняйте "О" на "И" или "Но".
5) Фанфики - это грустною Как критиковать, если смысл остался за кадром?
"Когда сомкнешь посмертно веки,
Заплатишь ты своим огнем" Это как? Зажигалкой поделишься?
6) Про рифму уже не пишу. Половина их - корзинная. Имена собственные перехлёстывают, спотыкают.
Тяжело и грусно.

Амиликэ
1) АБВБ - конечно, имеют право на жизнь. Но уж от Вас, сударыня, я этого не ожидал. Детская рифма у мастера? НЕ портите мне мнение...
2)"посиневшей тушкой
Вы обрекли его " Тушка-то чья? Того, кто облёк? Кривоватый двусмысленный оборотик.
3) "себе-дне"? Я падаю со стула. Скажите, что это не ваше, что писалось ночью и не выверялось. Отмажьтесь, пока у меня серная кислота ещё на полке.
4) А вот последнее четверостишие радует. Честное слово.

Хлодвиг
1) "безвоздмездно сгорая" Безвозмездно (написание проверил?) дают денег. Сгорают безвозвратно.
2) Проверим логику. "Сгорая...блеск ...дышит" Красиво и... пусто.
3) Спутал Волгу с...
То ли Волга была, то ли Лена
Может Обь, но уж точно - не пруд
Мы купались тогда по колено,
Не боясь, что одежду сопрут.
4) "глазах-облаках" И это в ударном слоге? Осторожнее на поворотах, рифмач. Вы уже на обочине.
5) Иной размер в последней строфе не внёс изюминку. Но конец сильный. Сильный сам по себе. Был бы в прежнем размере - был бы ещё сильнее.
Вито Хельгвар
В углу неожиданно оказалось высокое старинное зеркало с немного потемневшей амальгамой и вычурной, сложной резьбой на массивной раме.
Как знать, кто и когда, а главное – зачем, приволок сюда этот раритет, но в один непогожий вечер оно ухитрилось внести некоторое оживление в Башню, громким баритоном возвестив:
- Ну, так все-таки кто же жаждет нелицеприятной и суровой, зато мудрой оценки своего творчества. Подходите!
К нему мгновенно подтащили некие листки, затем секретарь на всякий случай отступил в сторону, а зеркало погрузилось в глубокие мысли…
- Ну что же, - сказало оно. – Давайте попробуем. Вот только, други мои, я – всего лишь амальгамированное стекло. Отражаю все, как оно есть и без искажений, но разглядеть во мне что-либо каждый может только в меру своего разумения… а уж в таких случаях на меня, случается, и пеняют… Не стоит. Зеркало – как бы вам того ни хотелось – ни малейшего интереса в ссорах не находит. Уж слишком оно хрупкое…

Итак.
Genazi
Впечатление сразу после прочтения… будит эмоции. Неважно, как оно это делает, но оно это делает – и, естественно, весь предыдущий несложный, растрепистый диалог обретает ту самую "вторую точку подсветки". Становится трогательным.
Хороший ход вот еще с какой точки зрения. Диалог не вызывает сомнений стилистически, едва только вспомнить о том, что говорят люди, один или оба из которых обречены. Долго сдерживаемые эмоции, предчувствие смерти… да, верю.
Отсутствие атрибуции оставим на произвол авторской мысли. Вероятно, так было нужно.
Так что – на грамматику удвоенные усилия.
Ибо, скажу "по секрету", как здесь, так и везде: "если в вещи присутствуют орфографические и пунктуационные ошибки, я не смогу оценить ее суть: включится режим корректора. Если в вещи два "было" в одном предложении (что, тонко подскажу, есть стилистический огрех), я не смогу оценить ее суть: включится режим редактора. "Просто читателем" я могу оставаться – то есть, и мысль автора попытаться постигнуть могу, - лишь в случае, если вещь написана грамотно."
А у Вас с грамматикой еще не вполне…
С начала.
Открывающие реплику в диалоге тире отделяем от собственно речи пробелами. На конкурсах обычно таким маневром – убиванием пробелов – пытаются сэкономить некоторое количество знаков, но, во-первых, тут не конкурс, во-вторых, даже там это оставляет впечатление скорее негативное.
Хм, пока далеко не ушли – многоточий это ТОЖЕ касается. После них пробелы ставить обязательно. Понимаете, авторское видение – вещь сильная и многое списывает, но… не поймите меня превратно, это штучка для тех, кто учиться не хочет и отказывается категорически. Чаще всего. А если даже в редком случае трактовать момент можно двояко, то автор, умеющий и желающий, все едино возьмет на заметку и второе мнение.
В данном случае пробел после многоточия есть норма письменной речи. Можно много говорить о нарушении визуального восприятия произведения и прочих материях… но главное – это неправильно.
Далее. " Не знаю даже с чего это вдруг" – запятая после слова "даже".
"все таки" – через дефис. И по тексту – тоже.
"Даже меня? -Тебя нет." – Нет – ложки… или вилки, уж не помню хорошенько. Собеседник же есть. И раз уж с ним ведется разговор, да еще к тому же мы хотим сказать, что его-то и НЕ ненавидят как раз… то надо "тебя – нет."
"Слушай что ты придираешься" – запятая… после "слушай".
"Не отстанешь и тебя ненавидеть буду." – что ж, наконец я нашел верный совет для этого диалога. Вычитайте его вслух. Вслух. И замечу негромко: где Вы произносите паузы – там следует знаки препинания ставить. И наоборот – где нету даже запятой, паузы для читающего не-бу-дет. Ясно? То есть, к чему это я? Поставьте тире после "отстанешь" – и тоже прочтите вслух. Так лучше?
"более менее" надо бы с дефисом.
"И к тому же. Зачем она мне такая огромная?" – сомнительная конструкция… Скорей уж, это одно предложение. Вместо точки поставим тире, а перед "такая" – запятую.
"Ну не знаю. Хочешь она будет освещать твою комнату по ночам?" – запятые после "ну" и "хочешь". Это вставные слова.
"к темно синему, ночному небу." – а тут запятой не нужно. А дефис в слове "темно-синему" – очень даже к месту был бы.
"Достаточно протянуть руку и они твои." – можно бы тире после "руку", а может, и запятую… тогда тире – перед словом "твои".
"Радуетесь совсем не тому чему надо радоваться." – запятая. После "тому".
"Поцелуй меня пожалуйста". – запятая. Выделяющая вставное слово для выражения вежливости.
Небольшое замечание по диалогу. Много рваных реплик. Почти старина Хэм. Но – у старины Хэма было гораздо более насыщенное и не такое мягко-пасторальное содержание, не так ли? Рваность не оправдана до конца. Возможно, эти реплики отрывисты, а не рублены? Тогда после многих из коротких фраз, например, после "просто", должны были бы находиться не точки, а многоточия. То есть – продолжительные паузы в речи.
А вот эпилог… Он тонет от местоимений. С одной стороны, если Вы хотели сделать свою вещь не привязанной к конкретным личностям, к конкретным персонажам, дать ей более обобщенное звучание… да, может, и не стоит никаких имен вводить и прочей конкретики. Но все равно стоит попытаться заменить, переделать предложения, требующие постоянного "им" – "их". Не звучит, простите. Кроме того, хуже всего получается здесь: "В конце концов, какое им до них дело?" Кому – до кого? Из этого конкретно предложения уже не следует однозначного ответа: людям ли нет дела до обреченных, или же наоборот? Замените хотя бы самым простым и плоским образом: "какое им дело до других?"
"Глупые люди которые не умеют радоваться и печалиться по настоящему, не знают как лечить СПИД" – запятые после: "люди", "знают". "По-настоящему" пишется с дефисом.
"Все то время которое им было отведено они радовались и тосковали по настоящему" – запятые после "время" и "отведено". "По-настоящему" – см.выше.

Второй… эскиз? – вызвал стойкое ощущение упражнения сугубо ради чистой эстетики. Упражнение удалось. Хотя, если подчеркнутые слова замыкаются точками, продолжения предложений с полуслова несколько неверны.
"Нетвердо шел по дорожке ведущей к Академии." – запятая, выделяющая причастный оборот.
"Просто так для проформы." – запятая, выделяющая уточнение.
"Губы чувствовали мягкий фильтр и осторожно катали его во рту." – Стилистический ляп. Губами КРАЙНЕ трудно что-либо катать во рту… В данном случае Вы сказали, что фильтр находится внутри рта, и хотя я примерно подогадываюсь, что Вы имели в вид сигарету, перекатываемую из одного уголка губ в другой… Исправьте.
"пролился нехороший дурман .Шаги" – пробел перед точкой переставьте в позицию после таковой. Опеачтка. Понимаю. А вычитывать выкладываемое?))
"холмик пепла с моего лица" – он же шел, этот лирический герой, а холмик мог образоваться разве что при курении в положении лежа…
"куда то туда, где я не был. Куда то туда где меня не ждут." - "куда-то" пишем через дефис. И почему Вы в первом случае поставили запятую, выделив подчиненное предложение, а во втором случае – нет?
"Поразительно то как я быстро научился курить." – а откуда следует, что быстро? Флэшбэков я что-то не заметил… а если подразумевалось, что это – впервые курит герой, то, простите, и впрямь ОЧЕНь удивительно. Где обязательные при первом опыте кашель и рвотный рефлекс?
"Я откинул сигарету подальше, однако, пачка все еще лежала в кармане." – вот так, с двумя запятыми, "однако" у Вас звучать будет, как чукотское "аднака"… Перед "пачка" запятую убрать.
"Понимал что скоро надо будет вытащить еще одну, но пока…А пока" – перед "что" запятой нету… а перед вторым предложением – пробела после многоточия.
"Не взял с собой." – чего не взял? Слово, что ли, пропущено?
"Я не хочу что бы все кончилось так." – перед "чтобы" – тут оно пишется как раз слитно – надо бы запятую.
"Время Отходит на задний план, в то время как мысли о нем, выходят на первый." – хороший каламбур. "Время" – "в то время". Неуместный в данном Вами ключе, но улыбнуло. Запятой после "о нем" не надо.
"И так же сами собой умирают." – вводный оборот "сами собой" выделять запятой в данном случае. Двумя, то есть. С обеих сторон.
"Они никем не услышаны кроме меня." – опять же запятая перед "кроме".
"Сама вошла в мой разум на время вытесняя все вокруг." – перед "на время" – запятая.
"Чего то сладкого, лежала в кармане." – запятая лишняя, "чего-то" пишем через дефис.
"Все мои личины приелись, выдумывать, что то новое нет смысла." – "что-то" через дефис. Запятая излишня. Можно поставить тире перед словом "нет".
"Играя любую из них я временно заполняю пустоту." – деепричастный оборот выделяем запятыми.
"К остальным, бесит." – лишняя запятая.
"Гнилая или нет не важно." – тире/запятая после "нет". "Неважно" - слитно.
Общее впечатление: слишком много пафоса на ровном месте. Связности и общей мысли нет. Потребность писать наблюдается. Но – надо, надо учиться…

Остальных попрошу подождать и обещаю прочесть. Внимательно)
Вито Хельгвар
И зеркало продолжало.

Oxit
К Вам буду сразу замечания по стилю. То есть – мешающие читать штучки и выкрутасы. Грамматику – если будет – тоже в кучу. Не в обиде, надеюсь?
Первое же предложение. Во-первых, я не вполне уверен, что штаны бывают "чумазые" – как по мне, это больше к одушевленным предметам относится) Во-вторых, совершенно незачем писать "в одних только". Двойным утверждением Вы добиваетесь того эффекта, что штаны воспринимаются не только как исключительный предмет гардероба персонажей, но и просто как ОДИН предмет на ДВОИХ людей. Как глаз у старух Грай, если позволите аналогию с мифологическими образами.
Третье. Вы пользуетесь совершенно необязательными, более того – лишними утверждениями "один". Видите ли, это та ошибка, которую когда-то назвали "манной кашей", и которую я и сам частенько допускаю в своих работах… Вы берете то, что, в принципе, понятно и без разъяснений – и объясняете. Сколь бы ненавязчиво это ни получалось, выходит не ахти что. Подробнее – нет нужды уточнять, что один из них, а не оба сразу, достал пачку сигарет.
Попробуем иначе.
"Двое людей в одних только чумазых штанах угрюмо сидели рядом.
Один из них, лысый крепкий мужчина, достал из кармана пачку сигарет, вынул оттуда одну и закурил." – "Двое, одетые только в грязные штаны, угрюмо сидели рядом. Лысый крепыш достал из кармана пачку сигарет, вынул (хотя тут можно дать эмоциональный глагол: выдернул, вытащил… Вы все еще пишете их портреты, время идет.) одну, закурил." Суть: если вытаскивает пачку, то и дальше речь следует о ней же вести. Незачем "оттуда". Союз можно и не убирать. Если б не было важного правила, которое велит все слова, которые без ущерба для рассказа убрать можно, убирать просто-таки пинками.
Далее. "своего напарника" – а чьего еще? "второй" - "вторую". Причем это совершенно лишняя "вторая" – ведь первой-то он еще не брал, а само слово скорее относится к колиечству папирос, взятых этим персонажем, а не "вообще из пачки". Так что: "тоже выудил папиросу"… кстати, словцом "выудил" Вы, хотите того или нет, также производите точечное, небольшое, но – впечатление об этом персонаже.
Но – по фактажу. Автор, Вы ведь не курите, не так ли? Почему Вы ставите знак равенства между папиросой и сигаретой, ведь это разные табачные изделия? И даже если все так и было – они берут из пачки, а это не портсигар, и лежат в ней, скорее всего, именно или папиросы, или сигареты. Да и курят в следующем предложении оба - сигареты…
Да. Я все понимаю. Более того, мне также самым естественным кажется написать в суровом повествовании о далеких и мрачных мирах "Это место…", "… в этом беспощадном аду". Там же еще "этой опасной точке". Но, друг мой, все "ЭТО" – это всего-то лишь признаки скверного, скверного, подчеркну, перевода с английского. Это не по-русски… не вполне по-русски, скажем так. Стоит постараться хоть как-то уменьшить количество "эт" на единицу текста… ибо, как ни крути, это слово-сорняк.
"просто и коротко «Баней»." – двоеточие перед названием, таким простым и коротким, сделало бы предложение верным с точки зрения грамматики.
Далее по деталям… что добывалось на шахте, если внутри такие скачки температуры? И возможна ли работа человека в таких подкритических условиях? Транспортировка – это затраты в любом случае, а если скачки температур в шахте могут угрожать здоровью человека, то не лучше ли не рисковать – нет, вовсе не каторжниками! Затратами на их перевозку… Не лучше ли привозить сразу киборгов, робтов – любую жаро- и хладоустойчивую технику?
Вообще "из-за своей температуры" – не вполне удачно звучит. Не вполне. ДА вообще не звучит. Может, "из-за (чудовищного) температурного графика"?
Обиходное, для повседневного употребления, прозвание шахты, увы, не может быть кличкой. Клички – они у зверушек. Максимум – у людей. Да и то это не вполне верное применение слова…
Название планеты не стоит брать в скобки. Это неверно. Далее. Что значит "обычной планеты"? а такие есть? Возможно, Вы имели в виду "планеты земного типа"? Но тогда так и напишите. Это не штамп. Это, так уж сложилось, стандартная формула, чтобы дать самую основу декораций.
Сразу же отмечу страсть к трехчленным перечислениям, лишенным запятых между первым и вторым членами: "непостоянная непредсказуемая и зачастую роковая", "и это вызывало у тощего парня удивление восхищение и зависть сразу"
"лишь каторжники, находящиеся вне закона" – а бывают и такие, которые с ним, законом, - в ладах? Или это опять попытка объяснить – то, что Вы рисуете уже словом "каторжники"?
"сократить свой срок" – а чей еще? Убирать, убирать все это великолепие ненашенского языка… "his term", "his health"… Излишни они. Русский все же, пусть не настолько богатый и яркий, как малоросский, – есть, тем не менее, достаточно свободный, богатый и сложный язык, чтобы загонять его в стандартно-обедненные схемы механизированой английской грамматики.
"пожертвовав тем самым своим здоровьем" - и впрямь: кабы можно было пожертвовать чужим здоровьем… "Своим" – лишнее. Вообще весь оборот неуклюж, ибо в нем "тем самым" тяготеет скорее к здоровью, чем к предыдущему глаголу "сократить". А как надо? Возможно, "Заодно пожертовав здоровьем"? А может быть…
"Вот так и приходится существовать заключенным, тяжко и трудно," – эгм… пафосно. Безосновательно, правда. Видим, правда, пару штрихов об условиях их работы – и только: перепады температур да отсутствие инструментов… хотя – на кой ляд понадобилось везти кирки вместо отбойных молотков? Транспортировка – штука дорогая, очень дорогая… Да, так вот: существовать все же подразумевает, что до этого описаны были именно что условия жизни, а не скудные штрихи об их работе.
"Но тощий парень не унывал" - и-эх… Резко вспомнив о необходимости уточнить, кто из двоих Джек, да не отыскать более тонкого) для этого способа? А так – тощий парень очень обособлен от имени, указываемого в предыдущей фразе. Никак не связан. Выбивает такое из колеи восприятия, начинаешь думать: который же это парень, если было-то всего пара трудяг? Кстати, очень смазанно трудяги идут... вместо описания их быта – только чумазые штаны. И еще одно: сначала давши кличку в кавычках, в дальнейшем можно уже и раскавычивать. И нужно.
Что же до тощего… Лучше все же начинать с азбучно-шаблонного "Тощий горняк Джек Рубиль…" и т.д. И не стоит использовать единожды использованное, да еще и неудачное "тощий парень" в такой небольшой вещице постоянно.
"если это применимо к" - а кто ж его знает? Слово ведь пропущено. Откуда нам знать, что именно применимо или нет?
"всегда жаркое лето" - мало того, что ставить в ряд перечисления "лето" и "море" (элементы климата и рельефа) не вполне… оправданно, так еще и в шахте при столь жуасных перепадах температур наверняка уж чем-чем, а жары-то шахтеры успевают изведать от души) И как не надоело-то? Ерничаю? Немного. Но взаправду – слишком скупо и избито нарисован райский-то уголок. Лучше б было просто описать отчий дом, а не сочетать его еще и с курортом… да и потом: кому как, а хохлам-то по нынешнему времени жаркое лето чем-то желанно-приятным никак не кажется) или я не прав? У нас и так – три месяца 33-37 по Цельсию весь день… напрягает.
"Встреча со своей матерью грело сердце заключенного день ото дня, придавая сил, немного, но чтобы хватило на дальнейшую жизнь" – несогласованность: "встреча" и почему-то "грело"… "со своей матерью" – ну понятно, что заключенный-то был бы рад встрече и с чужой какой-нибудь, потому как уже долго в заключении пребывал, а там туго без особ женского полу… ерничаю. Напрасно, да. Просто – безумно лишне и неуместное "своей". Ну с чьей еще-то? Да и главное – не просто "встреча", а "надежда на встречу", "перспектива встречи", "возможность…", да хоть та же "будущая встреча"! Я рискну предположить, что свиданки, на другую планету летая, устраивать – там все же не в обычае? Стало быть, он со времени заключения все же еще НЕ видел мать? И сама встреча греть не может. Может – предвкушение таковой.
Но и это еще не все… "но чтобы хватило на дальнейшую жизнь". Вы будете смеяться, но данный оборот вызывает в вображении образ денег, только денег, и ничего другого, кроме денег. "придавая сил – немного, но достаточно для того, чтобы жить дальше". Вот это уже – про душевные силы…
Ни к селу ни к городу… в следующем предложении мы сразу же видим "ведь", а дальше речь идет про самоубийц, не так ли? В общем-то, можно было просто предварить это самое "ведь", играющее мотивирующую роль для предыдущих высказываний, хотя бы противоставляющим "а". "А ведь многие…" Не так ли?
Далее две вещи про коммерсанта. "Филл"? А почему не Фил? Какое это имя сокращается таким замысловатым образом? И к тому же – Вы не даете нам понять, кто такой Фил: ростовщик, торговец, местный кладовщик при шахте – кто? Нет, не сказав даже этого, Вы голословно обвиняете неведомого нам человека: "алчный старик". Мало того, что Вам как бы и не с чего верить… нету для этого "алчный" ни малейших предпосылок… так ведь еще и штамп. Замшелый, совершенно не дающий образа. Да, он обкатан, но в наше время читатель по большей части поленится воссоздавать себе собственный образ алчного старика, но просто пойдет дальше, пожав плечами: а что конкретно имелось в виду?
"А вот напарник Джона намного отличался от него, как внутренне, так и физически. Крепыш Грег очутился в «Бане» намного раньше своего друга." – во-первых, лучше было бы "сильно отличался"; во-вторых, Вы смешиваете два обычных противоставления: "как внутренне, так и внешне" и "как душевно, так и физически". Выберите, а? В-третьих, зачем тут указывается официальная версия имени? Скорее уж ей было место в самом начале при представлении персонажа, да и то не стоило, откровенно говоря, потому как – умножение сущностей без необходимости свободно запутывает читателя. И потом… главное замечание вот в чем: ежели составить предложения в абзац так, как это сделано сейчас, то окажется, что все различия обоих шахтеров происходят исключительно оттого, что один из них в шахту попал раньше… то есть, следует понимать так, что и тощий парень станет лысым крепышом?
Нет, просто второе предложение совместите с остальным рассказом о собственно напарнике. А фразу об отличии, наоборот, отделите.
Дальше - "он сам заводил разговор" и "он был большой шишкой". Второе "он" можно просто зачеркнуть – от предложения ни-че-го не убавится. Впечатление никакого вообще перевода: "большой шишкой, почти миллиардер". О да, передаая устную речь, Вы были бы вправе вот таким образом нарушить согласование частей предложения… но давая авторской речью, следует стараться быть грамотным, не так ли? "миллиардером".
"на дальнейшие вопросы Рубиля, Грег никогда не отвечал" – убрать запятую отсюда.
"Разговорить лысого громилу – невыполнимая задача" – а тут, казалось бы, что? А тут рассогласование времен с предыдущим предложением. Прошедшее время вдруг сменяется настоящим. Так нельзя. О том, в каких случаях так можно, Вы, полагаю, узнаете и сами – когда сначала научитесь изъясняться в пределах пусть скчноватой и пресноватой, но – нормы языка. Ради вящей изячности) можно было бы сделать еще и так: "Разговорить лысого громилу было той еще задачкой"
"Тем не менее, Грег и Джек, волею судьбы, проходят через этот ад вместе, бок о бок, поддерживая друг друга, когда это нужно" – думаю, выделять запятыми оборот "волею судьбы" не стоит… Тут Вы опять громоздите штамповку, опять-таки перескакивая на настоящее время. К тому же все это звучит настолько зубодробительной общей фразой… И напоминает синопсис к 115-страничному сценарию. Ну, или фразочку из завершения экспозиции. Не хватает еще только какой-нибудь гадости типа "такие разные, но оказавшиеся в одинаковой беде" эт цэт эт цэт.
Поправьте меня, но "теплые" дружеские отношения предполагают все же общение и некоторую степень доверия, а не схему "я говорю, когда захочу, но не отвечаю".
"Правда, того громилы уже не было в живых" – Роскошно. На этот раз вышло у Вас вот что: громила, которого Грег "поучал", уже преставился по состоянию на тот самый момент. Они труп пинали? А вот если Вам хотелось грозно намекнуть на могучесть прса и его устрашающесть))) следовало написать примерно: "Нынче того громилы…" и по тексту.
"ведь никто в этом аду чистотой не озабочен" – справедливое замечание. Но совершенно ненужное. Чистотой никто не озабочивается и на более обычных предприятиях, не так ли? В том смысле, что окурки кидают там же, где надымили) Так что если Вы хотели усилить впечатление ада – не тот штрих выбрали, а если просто объясняли, каким это образом каторжники (!) решились бросить окурки наземь, то напрасно и излишне.
"размером с добрую ладонь"… Это площадь сравнивают с ладонью, а размер – с кулаком, вообще-то.
"Тот в свою очередь ответил Джеку еще более ярким свечением" – "тот в ответ засветился еще ярче". Объяснять надо? Камень не отвечал кому-либо, как я понял. Он реагировал на прикосновение, не так ли?
"Джек был ужасно удивлен переменой напарника." – "удивленно наблюдал за произошедшей с напарником переменой". Ибо, как ни крути, "перемена напарника" – это означает просто-напросто работу с новым, не известным человеком…
"словно какой-то хищный волк-одиночка" - тут лишние слова – и "какой-то", потому как идет достаточно подробное сравнение, описывающее внешний вид напарника, и "хищный"… потому как трудновато представить травоядного волка. Ненужные слова, звучащие несколько нелепо к тому же.
"готов был убежать от своего «друга» чем дальше, тем лучше" – неловкий оборот… "захотелось убежать (да просто "отсюда"), притом чем дальше, тем лучше".
"Теперь уже «Бамбук» действительно осознал" – "окончательно решил".
Кстати. Видите ли… какие бы "другие мысли" ни занимали человека, не замечать нарастающего жара, который еще перед началом бегства сравнялся с жаром раскаленной кочерги, вряд ли получится. Оставим йогов в покое, хорошо?
"Парень не помнил, где он находился, и какое было у него название, но более всего он был удивлен цене" – "он", "него"… в конце концов теряется понимание, о чем/ком речь вообще…
"За один грамм зеленого камушка, который можно принять за малахит или изумруд, толстосумы давали миллионный республиканских кредиток" – миллионный что? Пропущено слово или плюнули на согласование частей предложения?
"Только теперь как-то всплыло «имя» камня, когда Грег его озвучил…" – "Имя"? Просто "название", даже без кавычек. "Озвучил"? Да просто назвал, произнес… ИМХО, вобще удачнее было б сказать, что всплыли воспоминания о тех прежних знаниях, когда услышал это название.
"и на глубинном уровне, где обычно работали они с «Бамбуком» становилось жарко" – пропущена запятая после погоняла напарника.
"но он не бросил попытку найти Джека" – "не оставлял попытОК".
"Что же он наделал?!" - вот он – поистине вопрос, к которому с охотой присоединились бы читатели. Слишком по диагонали прошел предыдущий эпизод, скомканно, сухо, косо… с чего там каяться – крепкому каторжнику?
"Однажды его горняки наткнулись на него" - то ли горняки ампария (?) наткнулись на Грэга, то ли горняки Грэга наткнулись на Грэга же… ну, бережливее же с местоимениями!
"Помощники одобрили" – а так ли босс нуждается в одобрении именно – помощников, лиц подневольных?
Оч-чень плох мотив опасности при контакте с кожей… очень. Вам рассказать кое-что об атомных электростанциях? А ведь плутоний поражает далеко не торлько при контакте с кожей… Не верю. Тем более – преуспевающий делец…
"Грег нашел напарника уже мертвого. Джек уже бился в страшных судорогах" – уже мертвый напарник, бьющийся в судорогах – сильно, резко, ново и необычно. Ромеро нервически покуривает в сортире. "Уже умирающего", конечно же?
В целом – мог быть добротно сделанный вторичный продукт. Слепленный из множества виденного-читанного, но – даже имевший бы право на жизнь и прочтение. Имевший бы. Вот только – см. выше.
Но может, я и ошибаюсь, потому как – все ошибаются… Но что-то мне подсказывает, что к нашему разговору мы еще вернемся, не так ли?)

Bassanio
Название – чудо как хорошо! На редкость отталкивающее впечатление производит…
Как-к-кое было детство у протагониста, прошу прощения?.. Впечатление, что дальше пойдет чернуха пополам с бытописательством, крепчает.
"тех случаев когда у худых эльфов, бывших в то время моей семьей" – ни фига себе семья… так. Пропущена запятая перед "когда". Вообще неясно, что такое за зверушки – "худые эльфы". То ли такой особо хитрый ник особо закомелистой подрасы, то ли разнобой в стилистике и прыжок в старорусское – "худой люд", дескать…
Что за "поток"? Куда "шел"-то? С полян?
""боевую щепотку", порошок раздаваемый среди войск магами" – перед "раздаваемый" запятая.
"не сбивали шага даже получив топор в колено" – запятая перед "даже". Умолчу о полной неправдоподобности. Удар в колено топором - физически лишает возможности шагать...
"Враги также как и мы были из бедноты " – "Враги, так же, как и мы, были из бедноты ".
Зачем, кстати, Вы ставите подряд два дефиса? Какой-то новый век в грамматике?
"простые шлемы" – вот что, по-Вашему, должен был я представить в этом месте? Что еще за "простой" шлем? Не, я понимаю, что в данном случае решительно отметаются вычурные сверх меры, фантазийные изделия в духе анимэшек, которые неясно ни как одеть на голову, ни как потом, после первого же удара, снимать, если не принимать во внимание автоген. Но это и так ясно: ополчение-с. Пехота… Имеются ли в виду шишаки византийско-русского образца, мисюрки, на худой конец, возможно, просто этакие кожаные "шапки"? Что должен увидеть читатель?
Вы совершенно не заботитесь о визуализации Вашей стряпни, дружище. Почему-то остается упорное ощущение, что весь рассказ по жанру – это разговор по мобильнику с удачной стилизацие под обедненную и жаргонизированную молодежную речь отчего-то перелома 20 и 21 веков. Опять же – знавала многоопытная литература и такие экзерсисы (обедненность и невыразительность в расчет не берем), где эльфы сочетались с духовно небогатыми юношами… но зачем же тогда в битве мелькает одно только холодное оружие, да еще пуще того – топоры, которых по нашему времени не используют даже на разборках?) Добро бы еще – ножи…
"ни на тело прикинуть" – хорошо сказано. Но ЧТО ИМЕННО сказано – остается, увы, мало вразумительным. Вы о том, что не было бронек? Тогда Вы выбрали один из самых неудачных способов сообщить об этом. Самый странный из глаголов для этого… вру, самый странный был бы, наверное, совершенно другой, но вот из тех, что хоть как-то можно отнести к облачениям
Далее… что мечей почти нет – скверно. Но "второй ряд – на длинных древках"? Нарочитая легкость, пропуск многих слов в попытке имитировать несколько разболтанную, вольную речь бывалого солдафона… Ну да, это можно угадать. Вот только от этого не туснет картинка, на этот раз живо и ярко написанная: корчащиеся мужики без броней, насаженые на длинные древки и нависающие сверху над первым рядом. Практического смысла не вижу, но – жутко. Если уж на длинных древках были топоры… то следовало сказать "у второго ряда". Но вообще-то топоры имели смысл у ополчения скандинавов и прочих варваров, где строй был разомкнут и рассеян. У пехоты же, сражавшейся в строю, основным оружием были копья. Ну и что-нибудь, преимущественно колющее, для самого ближнего боя.
"Все что впервые -- запоминается жестче" – запятая после "все". Ощущение вырезанности из фразы примерно половины. "Жестче", к тому же – отнюдь не синоним слова "крепче", к Вашему сведению. Это как же это – "жестко" запомнить? С трудом, что ли?
"Не то что бы у нас раньше не было поражений, бывали и отступления и даже одна капитуляция" – " Не то ЧТОБЫ у нас раньше не было поражений, бывали и отступления, и даже одна капитуляция"
"Удивленно падая назад ощутить себя настольной костяшкой сбивающей остальные -- это чувство – конец света в себе" – сбивчивый телефонный пересказ… Момент, когда перебор с тире достает до печенки. Нет запятой, кстати, после "назад". "Настольная костяшка" – это вообще непонятно что. Нет, если Вы имеете в виду костяшку домино в выстроенном на столе ряду, так не стоит и пропускать столько нужных для рассказа слов, заменяя на совершенно бестолковое одно. "конец света в себе" – явно столь же обкромсанное выражение, но разбираться уже расхотелось.
"Состояниие когда позвонками ощущаешь толщину, а вернее тонкость жизни" - после "состояние" и "вернее" надобно запятые бы… И толику смысла. Толщина и тонкость жизни – о чем здесь речь? Об очередном читанном моменте, пересказанном с добавлением рениксальной отсебятины?
"Когда чувствуешь что вдох-выдох" – запятая перед "что"
"А потом, то что остается" – запятая ПОСЛЕ "то", а не ПЕРЕД.
"Не то что б более мудрыми" – "что б" надо написать слитно.
"Мои новые глаза видели например как нелепо, захлебнувшись в гончем азарте ," – вводное слово "например" с обеих сторон запятыми. И почему "захлебнувшись"? Этим Вы указываете на прекращение атаки. Надо бы "захлебываясь", ибо движение врага продолжается, или я чего-то не увидел?
"подались куда то в центр фронт смешался, видимо наше "знамя" (отряд знамени)" – "куда-то", запятая перед "фронт", запятыми выделяем "видимо" с обеих сторон. Плюс – совершенно беспомощное объяснилово в скобках, которое вовсе уж детским садом отдает…
"Внезапно я понял всю диспозицию так словно мне нарисовали ее на небе, облаками, хотя раньше я не всегда мог запомнить кто в какой линии" – Так вот о чем рассказ!.. "Теперь я знаю кунг-фу", ага? Запятые перед "словно" и после "запомнить". Нет, но впечатляет мгновенный прогресс. Такой тупой был – и так поумнел враз!
"толстую котлету стянувшуюся к нашему "знамени"" – запятая после "котлета"… Вообще это ужасно точные и яркие термины, да, они так и рисуют яркую картинку боя – флажка, 1 шт., с толстой домашней котлеткой. Понимаете ли, если это Ваши сравнения, то Вы пропустили почти все слова, пересказывая их. Если это Ваш жаргон "под военный", то он и неудачен, и сугубо Ваш…
"ломанулся словно тур по флангу в" – выделить запятыми "словно тур".
"Воин которого я толкнул таки успел" – выделить запятыми "которого я толкнул".
" прислать мне вдогонку с топора " – что именно прислать? Что за пацанячий слэнг? И как это надо было рубить, чтобы топор, который идет при ударе по дуге, задел только саму пятку? Значит, топор тут же погрузился в землю, а боец, рубивший им, сидел на корточках? Или это пятку закинули на высоту поясницы?
"резким выпадом клина прогнав рассеянную часть вражеского строя" – офигенное представление о тактике. Клин, сколь я помню, нужен был для слома монолдитного строя противника, а рассеянную толпу крушат уже строем…
"слегка было больно стоять" – во-первых, спорный, очень спорный порядок слов; во-вторых, совершенно сумасшедшая деталька…
"с удивлением и спокойствием отметил отсутствие многих мыслей о будущем и прошлом посещавших меня ранее" – все же "с удивлением" или "спокойствием"? Отсутствие многих мыслей из прежних, и только некоторые, самые стойкие – так, что ли? Запятая перед "посещавших".
"помню как понял что глядя на закат, не думаю ни о чем кроме заката" – "помню, как понял, что, глядя на закат, не думаю ни о чем, кроме заката."
"Не знаю как у вас кончилось детство" – запятая перед "как".
Итак.
Я мог вчитать в Ваш текст многое от себя. Не ошибки, упаси Бог! Они там и впрямь есть, а может, какую даже и не углядел. Но мне понравилась туманно и смутно брезжащая за этим… этим… опусом – идея. Замысел. Оригинально. Просто – хорошо задумано. А теперь – годика два бы поучиться без расслабленности, после чего переписать по-людски…

П.С. Ей-богу, бойцы, в последний раз я беру на себя функции "Ворда". Что пишется слитно, а что раздельно, и когда именно – это надо бы давно знать самим, а уж запятые он Вам расставит, как и поинформирует, в каком случае Вы налепили чуши с несколькими тире, к примеру.
Потому впредь буду писать – еще не решил до конца – или просто "запятые!!!" или упоминания о правилах, которых Вы не любите.
Silencewalker
Сайл поднимался по ступеням, просматривая лист бумаги. Когда последняя ступень была преодолена. Сайл остановился и, поправив челку, обратился к сидевшим в башне критикам.
- Я слышал тут можно получить конструктивную и аргументированную критику. Если да, то прошу указать мне на ошибки и недочеты этого произведения, а также составить на него рецензию. Буду премного благодарен.
Сказав это, он показал лист.

Ангелы боя

Взвыла сирена. Ты открываешь глаза и встаешь с койки. Вокруг небольшая комната барака с десятью кроватями. С них встает Второе звено - твои товарищи и друзья. Ты киваешь своим подчиненным - пора. Быстрая проверка амуниции. Ты поправляешь правый наплечник, проверяешь надежность крепления дополнительных наколенников, надеваешь стальной ранец, в котором располагались баллон дыхательной смеси и блоки питания костюма, берешь в руки шлем. Это занимает пару секунд - руки делают все машинально, потому что делали это десятки тысяч раз. Ты вдыхаешь сухой воздух барака и надеваешь шлем. Слышен щелчок герметических замков. Теперь ты в этих доспехах, как в подвижной крепости, пока не кончится питание. Потом они станут гробом. Шаг из комнаты. Знак остальным следовать за тобой. По коридору разносится лязг металла - идут мехвзводы. Сотни бойцов в безликих масках и стальных костюмах, напичканных электроникой и механикой. Вы присоединяетесь к своему взводу. Прямо, налево, прямо. В конце коридора стоит офицер в серой форме и молча указывает на проход к десантным модулям. Посредине ангара надрывается координатор.
- Третий механический взвод! Первое звено в модуль А5, второе звено в модуль А6, третье...
Ты входишь в эту десантную коробку - прочная обшивка, два двигателя, три отсека на десять сидячих мест. Занимаешь крайнее левое место, садишься и стальная рама ложится тебе на плечи, обхватывая шею и прижимая к спинке кресла. Расслабившись, ты по-родительски пересчитываешь всех сидящих. Костя, Дима, твой лучший друг Артем, Миша, Георгий, несколько новичков, радист Слава, Данила - все на месте. Затихает сирена, и ворота модуля захлопываются.
- Удачи!

Корабль нещадно трясет. Кругом стоит невыносимый гул. В голове мелькает недавний инструктаж. "Задача - высадиться перед нашими отрезанными частями пехоты и артиллерии. Удержать позиции до подхода подкрепления". Резко вспыхивает красная лампа над входом. Скоро приземление. Ты начинаешь мысленно считать. Десять, девять, восемь... Два, один, удар. Модуль с грохотом падает на землю, вгрызаясь в нее своим корпусом. В глазах темнеет, мысли на несколько секунд покидают тело. Из подлокотников выдвигаются штурмовые винтовки. Ворота модуля с треском падают вниз и два пулемета, выскочившие из потолка, начинают стрелять вдаль. На них нет дорогих систем наведения: их задача создать заградительный огонь, пока пехота не разбежится по укрытиям, подобно тараканам. Ты откидываешь скобу и, подхватив винтовку, поворачиваешься выходу, оперевшись о стену. Перед тобой открывается пейзаж разрушенного города, напоминающий скелет. Поломанные хребты домов, изорванная кожа улиц, пустые глазницы выбитых окон. Выбегая из модуля и прячась за его боком, ты все еще смотришь на руины. Что они здесь делают? На плане были наши части на небольшом холме, выжженное поле пригорода, а город был вдалеке. Там была обозначена позиция противника...
- Внимание! Ошибка в расчетах! Первый, второй и третий взводы, немедленно отступайте. Вас забросили дальше, чем планировали.
Одно из зданий с грохотом исчезает в ребрах мертвеца. В голове вспыхивает мысль: идет танковый марш. Ваши позиции накрывает ответный огонь врага.
- Данила! Срочно скажи всем, чтобы отступали! Приближаются танковые колонны!
Он кивает и бежит к модулю. Шаг. Он заскакивает в отсек. Следующий шаг - шаг мертвеца. Модуль накрывают снаряды артиллерии, разрывая его, как картонную коробку. Нет больше Данилы. Но ты не успеваешь это понять. Взрывом тебя опрокидывает на землю, в грязь. Через несколько секунд ты вскакиваешь на ноги и начинаешь поднимать товарищей. Перед глазами все плывет, но это быстро проходит. Еще одно здание с грохотом падает вниз. Танки все ближе и ближе.
- Слава! Там идут танки, - ты показываешь ему пальцем на город. Словно в подтверждение твоих слов сквозь фасады домов, как через тонкую пленку, на поле вырываются пятьдесят стальных монстров.
- За нами уже вылетели. Расчетное время – минут десять, пятнадцать.
- Кто за нашими спинами?
- Двадцать седьмая, восьмая и девяностая роты. Почти все еще новобранцы.
Из-за обломков одного из модулей вылетела ракета и угодила в гусеницу одного из танков. Прогремел взрыв. Гусеница сползла с колес и танк, повернувшись, завалился на бок, давя следовавшую под его прикрытием пехоту.
- Прикажи транспортникам забрать их! Немедленно.
- Не могу. У них приказ командования. Они бросают этот сектор. А мы более ценные части.
- Механизированные подразделения не подчиняются общему командованию. Выполняй!
Еще одна ракета пронеслась над полем боя и попала в башню танка, сорвав ее.
Постепенно место высадки накрывает огненный шторм. Бесконечные рои пуль рассекают сухой, затхлый воздух, пропитанный запахом обгоревшего железа и запекшегося мяса. Взрывы снарядов вырывают клочья земли и осыпают ими позиции мехвозвода. То тут, то там в небо взмывают ракеты. Кругом слышен рокот винтовок, удары танковый орудий и канонады артиллерии. Иногда в секунды затишья можно услышать стоны раненных и умирающих. Ими усеяно все пространство вокруг модулей. Ими – и оторванными руками, ногами, обезглавленными и изорванными трупами.
Ты встаешь на ноги и начинаешь бежать вдоль линии обороны. В голове, как горящая птица в клетке, бьется мысль – надо их отсюда вытащить. Ты вскидываешь правую руку. Автоматика выравнивает ее, компьютер обсчитывает цель и маркирует ее. Тебе остается только нажать на курок. Но зачем ты тогда здесь?! Чтобы просто нажать на курок?! Это может и машина. Но у машины нет стремления выжить. И когда отказывает оборудование, она сдается, но не человек. Человек всегда будет стремиться выжить. Выжить там, где расчеты пророчат гибель. Неожиданно одна из пуль разносит твою винтовку и пронзает плечо. За ней вторая и третья. Потеряв равновесие, ты с головой окунаешься в грязь. Вот она – цена жизни. Ни геройства, ни доблести. Просто шальная пуля, случайный снаряд – и все. Прервана нить жизни. Но ты не намерен так легко сдаваться. Поднявшись из грязи, ты отряхиваешь фильтры на шлеме и продолжаешь бежать. Наконец ты видишь свою цель – солдата с серебристой полосой на наплечнике. В наушнике слышен голос Славы.
- Их заберут. Расчетное время – тридцать минут.
- Отлично, - ты подскакиваешь к командиру взвода.
Он стоит на коленях в воронке рядом с пулеметчиком.
- Надо удержать этот рубеж в течение получаса! – орешь ты, стараясь перекричать пулеметный грохот.
- Это почти невозможно!
- Перегруппируйтесь и держитесь. Нужно прикрыть эвакуацию новобранцев.
- Но...
- Не забывайте ради чего нас создали! Наш долг…
Вспышка.

Небо. Как оно прекрасно. За годы обычной жизни мы привыкли к нему. Мы привыкли ко всему. Но тут, где жизнь ничего не стоит, все выглядит по-другому. Ты радуешься даже неприметному цветку на обломках домов. Каждый день – это победа, победа над смертью. Тут нет лжи, предательства. Тут только жизнь и смерть…

Ты с трудом разлепляешь глаза. Над тобой одна за другой проносятся длинные лампы, подвешенные к белому потолку. Ты лежишь на койке, которую везут трое медиков. Поодаль идет штабной офицер в сопровождении врача. У тебя на глаза наворачиваются слезы.
- Руку пришлось ампутировать из-за нагноения раны. Правую ногу оторвало взрывом. Левая ступня была раздроблена обломком посадочного модуля, и нам пришлось ее также ампутировать. Ожог левой части лица – повреждение шлема.
Ты поднимаешь трясущуюся руку и отдаешь честь офицеру.
- Вы их вытащили? – произносишь ты, разлепляя сухие губы.
- Да.
Ты откидываешься на койку. Сердце начинает биться все реже и реже. Санитары ускоряют бег и везут тебя в операционную. Проскочив двойные двери, они скрываются в лабиринте коридоров.
Офицер еще некоторое время смотрит на качающиеся двери. Потом он достает небольшую фотографию. На ней парень лет восемнадцати, в военной форме. На плече нашивка – двадцать седьмая рота.
- Спасибо вам. Спасибо за то, что вы есть.
Дверные створки останавливаются.
Митридат
Хотел бы услышать критику-по-существу от Вито Хельгвар`а. Особенно интересует гармония, так сказать, композиции. Отмечу, что из ниже выставленного могла выйти детская сказка, если бы ленивец автор поработал со стилем и изменил свой, стоящий "по умолчанию". Собственно, вопрос номер один, стоит ли менять стиль?

Возрастной иммунитет



…Он все сильнее с каждым днем,
Матричный бог,
Подчиняя мир себе…
(с) Кипелов




Тихий вечер вдалеке от городов. Вдалеке от спешки, шума и новых технологий. Осень здесь – не сырой асфальт и бесцветная масса многоэтажек. Осень здесь – это ветер, гуляющий на свободе, это листья, кружащие хоровод, это воздух, звенящий стальными каплями дождя.
Тепло уходило, люди доставали плащи и куртки. Людей здесь стало мало, – все по городам разъехались, - и тем прекраснее казалось это место. Семья, поселившаяся здесь, не любила городов.
Их дом был большим и дорогим, казалось, здесь жили очень богатые люди. Семья встречала конец дня, хозяйки готовили ужин, отец семейства возвращался с работы, дети играли в своей комнате.
Пожилой человек в халате стоял у окна и курил трубку. В комнате его был полумрак и тишина, лишь изредка трещал камин и в окно били тяжелые дождевые капли. Человек иногда был сосредоточен, порой просто любовался природой. Он любил дождь.

Ужин ему принесли, как обычно, в комнату. Ел он под тихие мелодии, доносившиеся из старого проигрывателя, и когда последняя капля вина была им допита, в дверь постучались дети.
- Вот вы где, ребята. А я уж думал, забыли деда.
- Мы пришли пожелать вам спокойной ночи, дедушка.
Его нельзя было назвать стариком, для своих лет он держался в силе. Порой даже не любил, когда его называли дедушкой, считал это негодной фамильярностью, но это были лишь элементы старческой вредности. Он поднялся, отодвинул столик и начал ходить по комнате.
- Эх, как нехорошо. А поговорить с отцом вашего отца не намерены? Должен ведь кто-нибудь занятся толковым вашим воспитаниям, а не тем, что в школах нынче… Чем занимались-то? Вот побьюсь об заклад, что весь день провели за компьютером. Игры, игры… ведь так? По глазам вижу, что так. Нет, я не собираюсь читать мораль о том, как он вреден, не бойтесь…
Остановился, посмотрел на детей, будто что-то взвешивая и на что-то решаясь.
- Слушайте-ка, спать вам еще рано, чтобы не говорили ваши родители. Да и сами вы наверняка не любите ранний сон, не так ли? Садитесь-ка, я хочу вам кое-что рассказать.
Он сел в большое кресло возле камина, подбросил дров. Дети расположились рядом, на ковре, и с вниманием стали ждать, наблюдая за «отцом их отца». Пожилой человек, убедившись в достатке дров, укутался в халат и заговорил, закурив трубку.
- Я расскажу вам историю… про компьютер. Думаю, вы ее со временем поймете. Прошу лишь слушать внимательно и не грызть ногти, Максим…

Тогда я был молодым пареньком, можно сказать – еще мальчиком, хотя взрослее вас, взрослее… Но по духу – мальчиком. О, что это было за время! Пионерский лагерь, летняя веселость, жизнь полным ходом. Впрочем, веселость тогда была всегда, говорю же, мелким был. Но погода, что было на дворе… когда это произошло… я не забуду ее, наверное, до самой смерти моей.
У вожатого, (поди не знаете, это такой взрослый парень, который нес ответственность за нас, сорванцов), я был на хорошем счету. Иначе говоря – любимчиком. Почему, неясно было. Звали его… странно как-то.. да и сам странен был, но то, что он привез с собой, просто сбило с ума всех лагерьских мальчишек. А привез с собой он… то, что через определенное время назовут тетрисом. (Ах, вы поди и не знаете что это такое.. да и какое вам дело сейчас до тетрисов, когда ТАКИЕ игры пошли? Впрочем, спросите у матери, она тоже любила этот тренажер пальцев).
Все играли по очереди, и не было мгновенья, когда эту дивную игрушку можно было найти без пацана, что в нее играл. Так уж все дивились чуду, так всех оно поразило. Никто не хотел идти на море, никто не хотел играть в футбол. Все будто помешались. Сам я не отличался, был без ума просто. Сейчас мне непонятно, как такая примитивная вещь могла настолько нас заинтересовать, но факт… факт.

И вот однажды вечером в нашем лагере дали отбой на сон. Я долго не мог заснуть, а когда заснул, часто просыпался. И как назло, разбудили, когда уже заснул крепко. Это был тот самый вожатый. Я не понял, что он от меня хочет, ночью. Он стоял у моей койки, на бледном лице замерла улыбка. Молчал, боясь всех разбудить, наверное, и потому лишь помахал рукой, чтобы я вставал.
Сперва я ужасно перепугался, но встал, оделся, и пошел за ним. Он (черт, как же имя его!) вел меня куда-то по темным пустым коридорам, не вымолвив не слова. Вожатый завел меня в свою комнату, где тоже было безлюдно и темно. Не включая свет, он показал на письменный стол в центре комнаты, где лежал тетрис.
- Поиграй, друг.
Я чуть было не рассмеялся. Но, сдерживаясь, пошел, так же молча, будто предчувствуя что-то. Все походило на странную и непонятную церемонию, и мне было очень смешно внутри, ведь все-таки был взрослым мальчиком. Подошел к столу, где синим свечением озарялся силуэт машинки, и приложил руки к холодным кнопкам тетриса.
- У тебя три попытки, а то меня за это… - послышалось из-за спины.
Я кивнул, как завороженный глядя на синий экран игрушки…

Играл долго, сам не замечая времени. Первую партию по моим вскидкам провалил за минут пятнадцать. С упорством боролся, зная, что у меня всего три игры. Вожатый почему-то назвал их «попытками», хотя я слышал, что выиграть в этой игре нельзя. Ребята соревновались, кто больше продержится. Но тогда у меня не было времени думать над странной фразой, мне нужно было растянуть эти три игры… хотя бы до рассвета.
Вторая партия была похожа на настоящий бой. Я сидел на стуле, согнув спину, уставившись в экран, и яростно долбил по кнопкам, не замечая никого и ничего вокруг себя. Фигуры сверху так и валили, все время, как назло, корявые и ненужные мне в данный момент. Казалось, будто тетрис специально мне их подсовывает, чтобы я быстрее проиграл. Я держался до последнего. Вторая партия заняла несравненно больше времени, чем первая. Закончив ее, я лишь на мгновение смог оторваться от синего экрана, чтобы посмотреть, не светлеет ли за окном.
Затем была третья игра. Она мне показалась самой сложной. Сверху падали фигуры, совершенно безумные по своей форме, которых я вообще раньше не видел, и не знал, что такие существуют в этой игре. Но я понимал, что отступать было некуда, что нужно растянуть время… это было похоже на настоящую битву, и по ощущениям гораздо сильнее, чем те битвы, что сейчас в компьютерах, с хорошей графикой… Ибо тогда мне противостоял настоящий искусственный разум, умеющий мыслить куда лучше, чем даже сейчас.
Победа пришла неожиданно. Я даже не заметил, когда после очередного круга, упавшего сверху, фигуры перестали идти. Да, это было неожиданно.

Экран погас, смиряясь с моей победой. Какое-то время я провел в оцепенении, будто не веря в свое счастье. Потом быстро бросил взгляд на окно, сколько времени провел…
- Ты достоин знать…
И тут больше ничего не помню. Не помню, что со мной было. Я сидел в состоянии, что сейчас называют трансом. Помню лишь голос, что звучал в голове. Говорил, что он – бог. Что пришел ко мне в виде этой игрушки, которую изобретут еще не скоро, чтобы донести правду и Знание. Испытание я прошел, а значит достоин знать то, что он скажет.
Он говорил, что скоро захватит мир. Что после изобретения этой игрушки огромным рвущимся на волю потоком люди станут изобретать все новое и новое, технологии возрастут до электронного Эдема. Это и будет царствие его. Он говорил, что ему нужен слуга, и этим слугой буду я. Говорил, что я не буду знать смерти, ибо в будущем мы научимся избегать ее. Говорил, то что я буду первым, кто изобретет первый ПК.
Но я был ребенком. Я не понимал всего этого. И мне было страшно. В голове звучал голос, звучал, затмевая собой все в этом мире. Пожалуй, лишь кроме рассвета за окном, что я так ждал с самого начала…

***
Старик замолчал. Рассказ занял минут семь, но нельзя описать, что они чувствовал, что вспоминал в эти минуты. Он мог рассказать, что было дальше, мог пожаловаться, какой попыткой он не воспользовался по малолетней глупости. Или наоборот, мог объяснить, что святой после этого.
Но старик лишь молчал и глядел на детей, радуясь, что они его поняли.

9.07
Вито Хельгвар
Silencewalker

Удивительно, но при всей въедливости констатирую: грамотно. Корректор позевывал. Редактору же...
Первое. Даже учитывая, что повествование ведется от нечастого зве... гостя – второго лица... можно было, можно - проредить частые «ты» хотя бы в первом абзаце. Это лишний вес.
Повторение «встаешь» и «встает». Создается впечатление бедности лексики... нехорошо. Далее идет ОЧЕНЬ затянутое описание. Сухое, не увлекающее к тому же. Надо бы дать ощущения читающему. Вчепятлять такового (читающего) разными терминоподобными словечками не стоит. Писали и пишут такого много. Опытный читатель сразу относит подобные пресные штуки в разряд сора. Простите.
После «станут гробом» надо начинать следующий абзац. Сами почитайте. По смыслу выходит.
Опять же сухость даже не журналиста, но автора технических инструкций звучит в описании капсулы. Неужели «ты» никак к ней не относится?
Огрехи: «напичканных электроникой и механикой» - мда. Ну что сказать? Воображение засбоило и для создания впечатления сложности костюма не к месту, неуклюже, не... неудачно, в общем была упомянута безвинная в данном случае механика. Лишнее.
Второй: «в эту десантную коробку» - совершенно несочетаемые слова. Или уточнение терминологическое («десантную»), или уж пренебрежительное «коробку». Мимо. Возникает картинка картонного потрепанного ящика, который загружают морпехами... ну, или еще какими десантниками. Что это за вид техники – «десантная коробка»? И что за коробка, если чуть дальше у нее есть ВОРОТА?
Следующий. «перед нашими отрезанными частями» - а вот тут я задумался, как много автор вычитывал свое творение? Ошибки эти вычиткой устраняются на раз... Неуместное, ни к селу, ни к городу уточнение про отрезанные части. Или выделить его отдельно - или убрать. Вот.
«вгрызаясь в нее своим корпусом» - даже неинтересно. Смотри мои рецы на предыдущие вещи. ЧЬИМ еще-то?
«мысли на несколько секунд покидают тело» - прим.переводчика: «из воспоминаний головы профессора Доуэля»? Мысли в теле не пребывают.
«пейзаж разрушенного города, напоминающий скелет» - чем именно? Скорее музей, если вы подразумевали, что видны только остовы домов.
«Выбегая из модуля и прячась за его боком, ты все еще смотришь на руины.» - Сомнительно. Но возможно. Если вокруг нет противника, ловящего любую оплошность. А уж такую серьезную...
«руины. Что они здесь делают?» - купаются и загорают, понятное дело. Некорректный вопрос. «Что мы здесь делаем? Почему мы тут оказались?». Но руины-то при чем?
«Одно из зданий с грохотом исчезает в ребрах мертвеца» - перебор с метафорой порождает загадку, не имеющую истолкования. Что за мертвец-то? В любом случае – неудачно.
И непонятно, с чего решили, что это танки. Артиллерия – да. Но – с чего вдруг именно танки?
«Взрывом тебя опрокидывает на землю, в грязь. Через несколько секунд ты вскакиваешь на ноги и начинаешь поднимать товарищей» - Это плохое фэнтези, да? Контузия... знакомо Вам это слово? Вскочить помог бы и сервомех-костюм,к примеру... но начать поднимать? Мозг после контузии и соображать-то начинает после некоторой заминочки. У всех.
«сквозь фасады домов, как через тонкую пленку, на поле вырываются пятьдесят стальных монстров.» - мило. Из чего, говорите, сделаны дома? Разрушение фасадов вряд ли могло напоминать прорывание пленки. Ибо фасады дробились и рушились бы... кусками.
А... опечатка. «мехвозвода»
«Кругом слышен рокот винтовок, удары танковый орудий и канонады артиллерии» - при таком массированном артобстреле вряд ли хоть свою винтовку расслышишь...
«раненных» - одна «н».
«Это может и машина. Но у машины нет стремления выжить. И когда отказывает оборудование, она сдается, но не человек. Человек всегда будет стремиться выжить. Выжить там, где расчеты пророчат гибель» - кривоватое размышление. Напрасное к тому ж. Особенно в фразе про оборудование... когда оно отказывает, машина не может сдаваться, ибо уже не функционирует...
«Неожиданно одна из пуль разносит твою винтовку и пронзает плечо. За ней вторая и третья» точно так же разносят винтовку? Сомневаюсь. Ее разнесла первая, а стало быть, вторая и третья – не «за ней», а что-то другое делают. «Вонзаются»?
«Вот она – цена жизни. Ни геройства, ни доблести. Просто шальная пуля, случайный снаряд – и все. Прервана нить жизни» - еще одно ЛИШНЕЕ замечание с потолка. Повтор «жизни». Перелет куда-то вкриво с этими «ни геройства, ни доблести». Они не связаны с окружающими фразами.
«даже неприметному цветку на обломках домов» - здравый смысл умолкает... хотя, может, город был разрушен много раньше, а нынешняя битва уже в развалинах происходит?
Плюс немотивированный переход на повествование от третьего лица в конце.
Итак.
Итог – очень и весьма неплохо. Грамотно в плане грамматики. Грамотно в плане композиции. Но – серо... серо. Нету живости в картинке. Нету картинки вообще. Есть сухой, скучноватый пересказ... типизированно как-то, вдобавок.
Интереса не будит. Простите за откровенность. А ведь это плохо.
Между тем, видно, что автор перспективен. Возможно, мне это только кажется. Но ведь – кажется же! Глобальный совет таков – ищите и пишите свое. Честно. Общее место, данное общими словами, вряд ли имеет смысл писать.
И в письме – ищите детали, дающие ощутить историю. Смешно – я не любитель Никитинских опусов... но он прав: танцуйте вокруг точки повествования. Передавайте ощущения от шлема. И учитесь пользоваться тропами.
У Вас получится.

Митридат

Сбой времени повествования первого и второго абзаца. М.пр., первый-то – вещь, однозначно. Но нифига не сказка, наоборот, достаточно сложные как для сказки конструкции.
«людей здесь стало мало» - в этой фразе чувствуется порыв к упрощенному языку сказки. Зря. «Их стало мало, людей: все разъехались по городам» - легкое смещение порядка слов, подчинение все той же неплохой прозе, которой Вы начали, и все заиграет, имхо.
«Семья встречала конец дня, хозяйки готовили ужин, отец семейства возвращался с работы, дети играли в своей комнате.» - вот так: «Семья встречала конец дня: хозяйки готовили ужин, отец семейства возвращался с работы, дети играли в своей комнате.» - просто три предложения объясняют первое. Уточняют. Двоеточие.
Отрыв от предыдущего куска, оторванного от пассажа про людей. Мягче сделать бы переходы...
«В комнате его был полумрак и тишина» - «БылИ»
«Человек иногда был сосредоточен, порой просто любовался природой» - подшутили тут над Вами времена русского языка... Создается впечатление, что стоял он и курил ДОЛГО. Много дней подряд. «то сосредотачивался на одной мысли, то рассеянно любовался (тут, пожалуй, даже не природой... ясенями за окошком? хм.)»
«Его нельзя было назвать стариком, для своих лет он держался в силе» - туманно и не совсем... не совсем понятно, что тут сказали, и что хотели сказать.
«Порой даже не любил, когда его называли дедушкой, считал это негодной фамильярностью, но это были лишь элементы старческой вредности.» - как это «порой не любил»? А порой – любил? Сомневаюсь... Сердился порой – другое дело. И не элементы... а «всплески», что ли?
«занятся» - мягкий знак.
«толковым вашим воспитаниям» - опять неясно, о чем думал автор, когда такое написал...
«рано, чтобы не говорили ваши родители» - «что бы» в данном случае раздельно.
«Да и сами вы наверняка не любите ранний сон, не так ли?» - фраза эта адресована ДЕТЯМ???
«летняя веселость, жизнь полным ходом» - а лень описывать толком. Заметно. Режет глаз даже) общие слова. К тому же опять-таки – ставящие в тупик.
«веселость тогда была всегда, говорю же, мелким был» - весело было... весело. «Веселость» – нету такой буквы. Да и «мелким» – не вполне то слово.
«до самой смерти моей» - перелет. Лишнее это «моей». Со всех сторон лишнее.
«нес ответственность за нас, сорванцов» - это тройка. Канцеляр и тут же – художественная речь. Это смесь шоколада и бензина.
«Почему, неясно было» - ух. «не знал» или «не знаю и сейчас»...
«Звали его… странно как-то..» - склероз у моложавого дедушки?
«сбило с ума» - не то. Нет такой буквы.
«лагерьских мальчишек» - опять не то. Не звучит. Не переигрывайте со словообразованием. «мальчишек в лагере». Да, не свежо. Зато верно.
«через определенное время» - канцеляр хищно скалится... кто бишь дедушка по профессии? Чего его на канцелярит тянет?
«Ах, вы поди и не» - вводное «поди» выделяем запятыми с обеих сторон. К тому же оно резко диссонирует с «определенным временем» этц.
«Так уж все дивились чуду, так всех оно поразило» - а закрываем фразу точкой, обозначая бесстрастную, равнодушную интонацию. Зачем?
«не вымолвив не слова» - «ни слова».
«Играл долго, сам не замечая времени» - лишнее «сам»
«Первую партию по моим вскидкам» - что за слово такое?
Откуда малыш знал, что надо растянуть время? Вот ведь вопрос. А он не раз констатирует сей факт...
«Бог из тетриса». Ух. Хороша задумка. И впрямь неудачно, скороговоркой сказано. Неудачно, суховато высказано. И вряд ли в таком виде это стоит рассказывать детям.
«Рассказ занял минут семь» - а разве так говорят, когда говорят приблизительно?
«какой попыткой он не воспользовался по малолетней глупости» - «шансом». «малолетней глупости»? ох... заменить.
«Или наоборот, мог объяснить, что святой после этого» - «считает себя», «можно его считать»...
В целом – композиция сбилась. Концовка дана скороговоркой. Создается впечатление, что начинался рассказ, а дальше пошел конспект с задумкой...
И слишком много неуместного словотворчества.
Genazi
Мальчик смущенно улыбается, и уже хочет уйти, как вдруг из тетрадки выпадает небольшой листочек...

Сегодня, я убью тебя быстро.
Итак, я беру в правую руку небольшую циркулярную пилу, а в левую огромный мясницкий тесак. Ты идешь куда-то по своим делам, у тебя важные встречи и куча неотложных дел. Я тихо подкрадываюсь к тебе сзади, и одним четким ударом кулака вывожу тебя из строя. Ты падаешь на грязный пол, словно мешок, набитый навозом. Я улыбаюсь. Как долго пришлось ждать этого момента… Ну ничего, теперь ты полностью в моем подчинении. Ловким движением тесака, я отрезаю твой нос. Теперь ты похож на сифилитика. Сифилитика, одетого в дорогой костюм, безнадежно запачканный кровью. Затем, я медленно, очень медленно, провожу острым лезвием по твоим щекам. Я почти в экстазе.
Но время не ждет. Ведь сегодня, я убью тебя быстро. Расстегнув пиджак, а затем жилетку и сорочку, я включаю пилу…
Та заводится с мерзким визгом, но ради такого удовольствия можно и потерпеть. Бешено вращающееся лезвие пилы касается твоего живота…Кровь. Кишки. Снова кровь. Сердце. Я злорадно смеюсь и сквозь зубы шепчу «Да! Да! Да…»
-Да…Да…Да…-в неистовстве шептала Клавдия Семеновна, работающая уборщицей в небольшом кафе, глядя вслед постоянному посетителю Аркадию Александровичу.
-Вот вот, будешь знать поганец, как мимо унитаза….Фулюган проклятый….

__________________________________________________________
«Ода»
-Не уходи от меня! Прошу вернись, я знаю что был с тобой груб и относился к тебе пренебрежительно, но прошу прости меня, ведь я не со зла! Я обещаю, я больше никогда так не поступлю, только вернись ко мне, моя драгоценная! Без тебя все вокруг потускнело, потеряло смысл и форму, без тебя мне не мил свет! Меня доводит до исступления мысль что я мог касаться тебя губами, гладить тебя и упустил свой шанс, милая если ты меня слышишь отзовись! Видишь, я сейчас зарыдаю только из-за того что потерял тебя, нет я этого не вынесу, лучше сразу убейте меня! О жестокий мир, почему он разлучил нас с тобой, ПОЧЕМУ!!!!!!
Александр беззвучно зарыдал и упал на колени, грязный асфальт немедленно оставил свой след на его светлых джинсах.
-Саша…Ээ...Ну давай, вставай с колен. Я уверен ей было бы приятно, но вряд ли ты ее вернешь.
Говорящий еще раз всмотрелся в тьму канализационного коллектора. Затем сплюнул.
-А жаль, все-таки последняя сигарета то была…
Silencewalker
Сайл стоял молча и внимательно слушал. Любой порыв ответить или возразить он сразу подавлял, потому что пришел сюда слушать и понимать свои ошибки, а не спорить. Когда критик закончил, Сайл поклонился.
- Благодарю за критику и соглашаюсь, что все ваши замечания уместны. Буду стараться стать лучше.
Улыбнувшись и сделав шаг назад, Сайл развернулся и пошел по лестнице вниз, задумчиво переступая через ступеньки.
Suave
Вот мой рассказ. Очень многим он непонятен. Может, поймете вы?

Сразу.

Сиреневый закат… В воздухе – лаванда и роза. Ветер раздувает белые занавески, касаясь ими лица. А на улице так прохладно и сыро. Это потому что прошел дождь.
В дверь позвонили. Он вошел в комнату почти сразу после того, как открылась входная дверь. Подошел к окну, обнял за плечи, посмотрел вдаль, на большое сиренево-серое облако. Тихо вздохнул. Наверное, опустил голову.
Интересно, согласился ли он? Настолько ли он слаб, чтобы променять свою жизнь на чужую? Как глупо, ничтожно и…невероятно..!
Его пальцы больно вцепились в плечи. Так хватаются за умирающего, боясь потерять навсегда. Потерять. Потерять? Потерять!..
Мгновенно он отпустил плечи и отступил назад.

(потерял неужели потерял)
Скрипнул диван. Он сел, облокотившись назад. Ах, как он красив. Его черные волосы, как и всегда, аккуратно зачесаны, а снизу – загибаются. Прямо как у девушки
(нет не как у девушки нет вовсе нет.)
Верхние пуговицы рубашки расстегнуты. А кожа белая-
(умер)
белая, даже слишком белая. Бледная. Хоть и спешил, но как всегда, он идеален.
(идеалов не существует.)
Ни изъяна.
Черные ногти пробежали по волосам, блеснул на шее тонкий длинный крест. Он что-то сказал, но его голос донесся словно сквозь черную пелену дождя. Ничего нельзя было разобрать. Ничего. Он говорил, говорил,

(да я знаю что никто не знает что твое сердце несвободно знаю но ты должен решать сам)
говоРИЛ, ГОВОРИЛ, ГОВОРИЛ,
(и при чем здесь мама папа при чем они ты им даже не сказал что уже влю)
ГОВОРИЛ, ГОВОрил, говорил…
(он точно говорит об этом ведь его ресницы движутся медленнее его глаза темнеют его пальцы сплетаются во взаимном рукопожатии как всегда он точно говорит об этом)
И до слуха донеслись только два последних слова, произнесенные шепотом
(наконец я слышу наконец ты разговариваешь со мной)
: "лучше сразу".
"Сразу, как будто отрываешь пластырь, - прозвучало в темноте, - сразу, когда режешь вену. Сразу, когда заходишь в холодную воду. Сразу, когда…когда боишься."
Он встал, пошел к двери. Остановился, оглянулся. Худая черная фигура, а на ней – пятнами лицо, руки, шея… Фигура вдруг резко почернела, звякнули крест и цепь на шее,

(последний звук..?)
И стало оглушительно тихо…

Беспокойно хлопали занавески, но было тихо. На лицо спадали пряди черных, как смоль, волос. Да, он сделал это сразу. Именно сразу.


Девушка присела в мягкое бордовое кресло, стоящее у окна, взяла в руки чашку кофе и, тихонько потягивая горячий напиток, закрыла глаза... Она была готова выслушать всех.
Bassanio
Война близко.

Intercity fiction

На проспект, пересекающий большой парк плотным строем вышло более сотни «красно-зеленых» воинов. Все они были обнажены по торс, первые ряды -- в масках. Позади у бойцов была долгая дорога до города врагов, и еще более долгие часы ожидания состава противника. Впереди – тяжелый бой.

Навстречу им из парка постепенно выходил на дорогу и выстраивался отряд Местных, отдетых в черное.

Перекрывая друг раздавались стройные, хоровые кличи.
«Вместе. До. Конца.»
«Один за всех и все за одного!!!»
"Заряжали" парни вскинув руки -- демонстрируя остутсвие оружия.

Наконец между противниками остается всего несколько метров и бойцы КЗ срывают и отбрасывают маски, чтобы те не мешали. С последним, уже не кличем, а ревом, плотные стены людей врезаются друг в друга.

Те, кто идут в первом ряду знают -- из подобной схватки им не выйти с целым лицом. В фестлайне всегда стоят лучшие: опытные бойцы, хорошо зарекомендовавшие себя спортсмены, сильные духом и телом, вес каждого не меньше 100 кг. Однако как бы ты не был хорош, когда сходятся два серьезных моба, даже если ты победишь, все равно будешь похож на полотно художника-авангардиста.
Тем не менее каждый удостоившийся чести стоять в фестлайне понимает --- если бесславно падут первые ряды, остальные сложатся за ними как костяшки домино.
Если ты топ-боец, то твое имя будет у всех на слуху, тебя будут чествовать в пабах, тебя будут с уважением вспоминать враги, ты станешь иконой для начинающих.
Но если ты упал, то и достанется тебе больше чем всем другим. Жизнь между молотом и наковальней выдерживают лишь люди из стали. Именно такие и были здесь сегодня, и не только в первых рядах.

Тот кто идет в третьем-четвертом ряду знает что победа зависит от него не меньше чем от остальных. Задние ряды -- опора, движущая сила моба. Они создают тот напор ваясь в спины соратников, чтобы не дает первым рядам опрокинуться под натиском врагов и, в свою очередь, дает возможность продавить врага.

Когда в тебе меньше девяноста кг ты можешь быть отличным спортсменом но ты скорей всего никогда не встанешь в почетный первый ряд. Но всегда есть возможность проявить себя. Вот небольшого роста стос из КЗ выцелил отвлекшегося проитивнка и выпрыгнув с фланга срубил врага мастерским прямым. За ним в брешь тут же «прыгнул клин» увлекающий за собой всю первую линию. Отвоевали еще пядь земли.

Однако положение красно-зеленых несмотря на этот рывок было все еще сложным.
Местных было больше почти в полтора раза. Часть из них забегала с флангов, и вытягивали противников один за другим, забивая их на обочине втроем-вчетвером. Без шансов, против четверых не отмахнешься.
Но красно-зеленые теряя людей упорно держали строй, не поддаваясь на провокации.
При таком количестве сражающихся побеждает сила формации, рассредоточиться означает проиграть. Именно за счет плотного строя, гости шаг за шагом продавливали местных , растянувшихся полумесяцем.

Шла уже не первая минута боя многие, моб местных отхлынул, образовав что то вроде нейтральной полосы в метр полтора. Через нее постоянно «прыгали» отдельные группы бойцов, атакующие линии врага и возвращающиеся обратно. Многие из тех что шел в 4 и даже 6 ряду уже стояли в первом, прикрывая тех соратников что полулежали-полусидели пред ними, пытаясь придти себя. Те кто находил в себе в силы встать возвращались в строй. Пока что бойцов лежащих совсем без движения было поровну с обеих сторон.
Немного в общей сложности человек сорок.

Минута за минутой метр за метр гости, сохраняя все то же плотное каре, заставляли противника отступать. А местные, напротив растянулись еще больше обступив врагов с трех сторон.
Но, как известно у каре нет ни тыла, ни флангов, поэтому «черные футболки» оказались в положение мамелюков атаковавших солдат Наполеона, проигрывали один сход за другим.

Ближе к десятой минуте на земле без движения уже явно лежало больше местных -- каждый метр они отстаивали до последнего, но их все равно складывала мясорубку красно-зеленых. КЗ тем временем собрались для последнего рывка. Стало ясно, что превосходство боевого духа на их стороне. Собравшись в единый «монолит» они, взревев, прорвали строй врагов и тут же рассредоточились по парку, добивая тех, кто не успел убежать.

Вот она победа, кульминация ожесточенных занятий в спортзале, вот он смысл любого движения.

«Не дай погоде
Не дай лени
Не дай стереотипам
Не дай оппонентам
СЕБЯ ОСТАНОВИТЬ.» (с)
Dezmond
Дезмонд зашел в башнб Гарпий. ничего такого, что могло бы подтвердить название. ПУстой холл. Стол. Туда Дезмонд и направился. Выложил на стол лист, на котором было написано:

"""
***

Невесомые листья рассвета
Рассекут непроглядную ночь.
Мир мгновения ждал уже где-то
Триста лет, ожиданье невмочь.
Громкий хохот над бездной бездонной,
Там, за краем, собрались враги.
В нашем городе, в зале коронной
До утра не стихали шаги…

Припев:
Развеять мрак, на крыльях Божьих
Принеся себе покой.
Упала ночь земле на ложе
Сизой, плотной пеленой.
Но разве это остановит
Разрушительный удар?
И во Тьме Светило всходит,
Принимая Жертву в дар!

Мы готовы к решающей битве,
Вера – щит, а как шпага – Любовь!
И клинки, словно лезвия бритвы,
Сами просят попробовать кровь!
Над рядами парит светлокрылый,
Наш великий, могучий Дракон.
На мгновение время застыло…
Мы деремся за Западный Трон!

Припев.

Битва длилась три дня и три ночи
Отраженьем старинных баллад.
А драконовы светлые очи
Все огнём негасимым горят!
Невозможно оставить сраженье –
Здесь не просто сто тысяч бойцов:
Здесь тотально уничтоженье
С мириадами преданных псов!

Припев.

Но победа неосуществима:
Если магию в ход не пустить,
Мы погибнем все непоправимо.
Но нельзя нам сейчас уступить!
Нашу Магию кто остановит?
Все барьеры, запреты - долой!
Наша Магия – Магия Крови,
И Волшебники платят собой!

Припев.

Принеся Смерти жертву такую,
Мы смогли наконец победить.
Мы приняли поддержку святую,
Только некого благодарить…
Совершив непомерное чудо,
Мы отбросили Армии Тьмы!
Пусть потомки про нас не забудут,
Помня долгое ханство Зимы!

Припев."""

Поклонившись незнамо кому, почти-человек вышел, закрыв за собой дверь.
Sirion
День добрый.
От неких сущностей, имена которых не должны быть произнесены, я слышал об этом ужасном месте. А поскольку в далёком детстве мне начисто ампутировали страх перед критикой, я пришёл в надежде на исцеление.
Я имею наглость называть себя поэтом. Не мне решать, достоин ли я этого звания. Однако если здесь это звание никем не будет оспорено, наглость моя вырастет, подобно функции е в степени икс, и превзойдёт все мыслимые пределы.
Впрочем, вернёмся к существу дела.
Я хотел бы получить рецензию(и) на нижеследующие творения. Для начала.

***

Безумие карнавала.
Корсажи и кринолин.
Шуты в золотом и алом,
Надменные короли...

Под масками скрыты лица,
Призывно горят огни,
И с дамой танцует рыцарь,
И дама танцует с ним.

Валторна поёт всё слаще,
Всё трепетней зов трубы...
Тот рыцарь был - настоящим,
А дама... Всё может быть.

Перчатку небрежно скомкав,
Прижавшись к его плечу,
Прекрасная незнакомка
Шептала ему:"Хочу,

Чтоб ты доказал мне делом
Надёжность обетных уз:
Ведь этой перчатки белой
Ещё не касался трус!

На юге, в горах, таится
Дракон - шестикрылый змей.
Возьми же перчатку, рыцарь,
Найди его - и убей."

Окончились звуки вальса.
Попрятались мотыльки.
Дым факелов отражался
В спокойной воде реки,

А рыцарь смотрел упрямо
На рог молодой Луны -
Ведь вызов, что брошен дамой,
Важнее всех остальных.

...Пробили часы на башне.
Он шёл в направленьи гор,
И лик его был бесстрашен,
И страшен был его взор.

Кольчуга сжимала плечи
Извивом большой змеи,
И путь его был отмечен
Пластинками чешуи.

Он встретил огонь крылатый,
Был сброшен с утёса вниз...

И в ржавой перчатке латной
Истлел кружевной батист.

//написано на заказ

***

Летним днём, в три часа времени,
Посреди городка пыльного
Человек повстречал демона
С перепончатыми крыльями.

Не спеша подошёл, шаркая,
Безбоязненно взял за руку,
И вороны, хрипя, каркали,
И играли в глазах зарева.

Серебрились виски проседью,
Переулки плелись милями.
Словно вестник сухой осени,
Старый тополь лежал, спиленный.

Полыхали глаза алые,
В них плескалась тоска лютая;
Шелестела листва палая
И лежала в пыли грудою...

И сидели они, спорили;
Демон злился, чихал серою.
Горизонт розовел зорями,
Облаками зарос серыми,

А потом прозвонил колокол,
И быльём поросли небыли...
Демон вспыхнул. Расцвёл сполохом.
И сгорел - как его не было.

***

В глубине обширной чащи
От людского крылся глаза
Домик ведьмы настоящей
И не сказочной ни разу.
Там она варила зелья
Из мышей и пауков
И лечила от похмелья
Упырей и мертвяков.

И однажды в эту чащу,
В те нехоженные дебри
Менестрель забрёл гулящий,
И по местности враждебной
Он скитался три недели,
Исхудал и отощал,
И от жуткого похмелья
Скоро сдохнуть обещал.

А похмелье непростое
Получил певец в награду:
Был он кары удостоен
Чёрным магом Чернозадом.
То ли с рифмой неудача,
То ли нота невпопад...
Вот его и озадачил
Злой владыка Чернозад.

И пошёл певец скитаться
По лесам да по болотам,
Заблудился раз пятнадцать
И ругался до икоты.
А на запах перегара
Зомби страшные пришли,
Взяли барда за гитару
И в избу отволокли.

Уложив его как надо,
Ведьма села думать думу:
Заклинанье Чернозаа -
Это вам не фунт изюму!
Прочитала что-то в книжуе -
И забросила в огонь
Полкило свиной отрыжки
И покойника ладонь.

Дым вонючий заклубился
И взлетел стрелы быстрее,
И с волшебником случился
Приступ острой диареи;
А певец с печи свалился,
Крикнул:"Бога душу мать!.." -
Сел за стол, опохмелился
И улёгся дальше спать.

Вот и всё. Злодей повержен,
Да и ведьма не в накладе:
Менестреля крепко держит
Приворотное заклятье.
Он ей сделал предложенье
И пошёл с ней под венец...
Тут - начало отношений,
Ну а сказочки - конец.
Sirion
Хмм... признаться, я разочарован.
Солнце, следую заветам Птолемея, успело описать полный круг. День сменился ночью, ночь - днём... И где же, спрашивается, трансцендентальный ужас? Пшик... sad.gif

***

не рыцарь. Страшно или странно?
Бог рассудит. Может, и простит.
На страницах скоттовских романов
Сталь и медь скрежещут по кости.

Завтра бой. Сегодня, впрочем, тоже.
Жизнь висит на острие ножа.
Смерть в обрывках человечьей кожи
Соберёт кровавый урожай.

Кто-то не хлебнёт вина на тризне,
Покатившись головой без плеч;
Кто-то, оборвав чужие жизни,
Лишь свою сумеет уберечь,

Чтоб потом, за дружеской беседой,
Улыбаясь близкм и родным,
Вспоминать сраженья и победы...
Бог со всеми. Может быть, и с ним.

Через год он и не вспомнит толком
Пехотинцев, шедших на убой.
Лишь трава расти не будет долго
На полях, запаханных борьбой,

Лишь споют бродяги менестрели
Обо всех, что в битве полегли,
Да заплачут снежные метели
В изголовье матери-земли.

Снова воспарит хохлатый коршун,
Обещая жатву для меча...
Я не рыцарь. Есть ли правда горше?
Бог простил бы - нечего прощать.

Я выхожу на середину Башни, бью себя ногой в грудь и обещаю загрызть всех голыми руками. Башня безмолвна... Безмолвна ли?
Ясмик
Протиснувшись в приоткрытую дверь, быстро прошла к столу и положила исписанный лист:
- Сударь Момус говорил, чтоб я приходила и рецензию получу... Я пришла. Вот. Просьба ткнуть в ошибки, указать что и почему не так в моей касыде... А то я не понимаю, хочу знать...

Девушка замолчала так же внезапно, как и начала говорить. Отошла на пару шагов, почесала подбородок и добавила:

- Впрочем, если кто другой из гарпий также изъявит желание покритиковать мое творение - пусть тоже... Вот.


ТИШЕ, ДИТЯ, ТИШЕ...

Этот Город уже с трудом - хрипло, прерывисто – но еще дышит.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Город болен. Разбит, разрушен... Загубили Городу душу...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Там, за этой стеной подвала, мира больше как не бывало
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

А что осталось – то под покровом: грозным, жарким и багровым.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

То скрыто дымной пеленой, мглой окутано мертвой, ночной.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Богам молюсь: Христу, Аллаху... Не важно. Только б не «на плаху».
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

От света прожекторов прячусь, к шорохам прислушиваюсь...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

В горле страха удушливый ком. И в холодную стену вжимаюсь плечом...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Тихо? Тихо... Прислушиваюсь. Спрятаться в тенях пытаюсь.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Верить хочется, что Город лишь спит в ночи. Не буди его, дитя. Молчи.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Ведь этой ночью мертвой, глухой – каждый стремится найти покой.
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Были улицы, дома, театры, люди… Стерлось все. Что дальше будет?
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Была жизнь. Деревья в зеленых шелках… Что осталось? Пепел, труха…
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Бомбы, взрывы, осколки... битые стекла, домов обломки...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Обломки судеб, руки, лица... воспоминанья, боль. Пытаюсь забыться...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Кому это было нужно? Не понимаю... Вопросы молчаливы; к пустоте взываю...
Тише, дитя, тише – пусть он нас не услышит...

Но пока этот Город спит – мы с тобою дышим.
Тише, дитя, тише... Пусть враг нас не услышит.
Момус
Бегут по беломуснегу бумажного листа чёрные строчки, точно следы. И складываются в слова...
А в камине пламя лижет поленья и плывёт в воздухе лёгкий аромат смолы.
В бокале играет искрами красное вино...
Перо в руки...

"Доброго дня, милостивая сударыня. Ваш покорный слуга позволит себе взять на себя смелость и указать на те ошибки и недочёты, кои режут взгляд и слух ему (осмелюсь ещё раз обратить внимание - только ему). Сразу спешу оговориться, госпожа моя, что не могу выступить стопроцентным мерилом того, насколько сие произведение касыда. Правила и каноны их написания, я как-то ничтоже сумнящеся вам пересылал.
Если рассматривать чисто технические требования, то да написанное произведение отвечает главному требованию написания касыд - монорифмичность (то есть рифмовка аа, ба, ва и т.д.)
Однако ж по сути, сударыня, я позволю себе предположить, что вы со мной согласитесь, присутствует здесь элемент некой подтасовки, когда одна и та же строчка, выполняет функцию рифмы.
Позволю себе, так же обратиться к литературно-стиллистическим статямсего произведения.
Среди главных недочётов, покорный слуга ваш может выделить следующие:
1. Раздёрганность ритмического рисунка. По скромному моему мнению, это так же свидетельствует не в пользу склонности к восточной лирике, которая отличается певучестью и лёгкостью. Переходы с одного ритма на другой от двустишия к двустишию - не только утомляют, но и производят гнетущее впечатление.
2. Отсутсвие рифмы между четверьтстишиями в нескольких местах. Например "От света прожекторов прячусь, к шорохам прислушиваюсь..." Где, госпожа моя, здесь рифма?
3. В некоторых строках творения отмечается явная избыточность. Я понимаю, что хотелось передать эмоциональное состояние, создать зримый образ, однако ж позволю себе усомниться в красоте такого оборота, как например "мира больше как не бывало". Смешение фраз мира больше нет и мира как не бывало, привело к созданию химерического существа - жизнеспособного, но не очень красивого.
4. В некоторых местах, да проститься мне жёсткость сих слов, рифмы просто корявы, как например "Бомбы, взрывы, осколки... битые стекла, домов обломки..." Выглядит это примерно, как если рифмовать "сливочное масло - подсолнечное масло"
5. С изрядной долей горечи, должен так же отметить, что встречаются повторения одних и тех же слов, в очень похожем контексте- то же избыточность, однако не смысловая, а стиллистическая.
Ну и всё тот же рефрен, не производит на вашего покорного слугу должного впечатления. Ибо если поначалу он - да, усиливает эффект восприятия, то потом становится просто навязчивым и нежизнеспособным, отчего стих напоминает инвалида на протезе.
Дабы не утомить вас, моя госпожа, с позволения вашего подведу итог.
Опять таки оговорюсь, не судите строго, ибо всё есть мнение частное, которым можно пренебречь.
Итог же таков - не взыщите, но творение ваше мне не нравится. Да в нём чувствуется эмоциональный накал, но это его не спасает. Хромающий ритм; бедность, а порой отсутсвие рифмы, при не малой длине; усугубление внутренней атмосферы стиха не путём изящных переходов, а постоянным наращивание и сгущением "чёрых" красок; постоянно давлющее над читателем второе полустишие делают творение плоховоспринимаемы и неудобоваримым.
На мой взгляд, госпожа моя, стих сей следует нещадно улучшать и редактировать.
За сим всё. Остаюсь преданный вам, барон Момус"


Точка. Роспись. Капля сургуча в которую, словно пылким поцелуем в губы возлюбленной, впивается перстень.
Черон
По лестнице в облака плелась, сложившись чуть ли не вдвое, ломкая фигура трагика. Злая лестница почти выдавила из него остатки дыхания, сила тяготения, вопреки воле законов притяжения, как будто с каждой новой ступенькой сильнее тянула к земле. Руки безвольно волочились по ступенькам, но левая каким-то образом еще умудрялась не выпустить мертвой хваткой стиснутый свиток.
- Знаете, так бывает, - слышится из-за маски сиплое хрипение, - когда сначала пьесу играешь, а затем уже пишешь... Актеры - сценаристы получше профессиональных. Потому что сначала - делают, да, делают! - а потом пишут... а на самом деле надо... надо... а так и надо...
- Знаете, так бывает, - продолжает белая маска, поднимаясь выше, - что отдавая свою вагу мрачному кукловоду и пляша под его рукой фантасмагорические танцы неотвратимой судьбы, ты просишь простых слов, прекрасных не сокрытым за ними значением, а самих по себе... и робко, несмело, но отбросив сомнения - "врываешь к богу, боишься, что опоздал - плачешь, целуешь ему жилистую руку..."
- Знаете, так бывает, - говорит трагик, устало вваливаясь в арку входа, - когда критики просто просишь. Какой угодно, пусть самой разгромной и нетолерантной. Не в вежливых словесах на самом деле дело... так бывает, что сначала хочешь, чтобы тебя просто хотя бы заметили. Равнодушие, нейтральность... более чем неприемлемы...
- Знаете, так бывает...
Йоши Тамака
*Раздалась "барабанная дробь" в дверь: обычный "тук", три коротких и снова обычный, затем дверь со скрипом открылась и в помещение молча зашел молодой человек слегка готической внешности. Сев, он тихо принялся читать стих*

Рагнарек

Сияет желтый диск луны,
И воет зверь, учуяв жертву.
Во мраке он, сын сатаны,
Поет бессмертным песню смерти..

Лишь разрушение он несет,
И, вырвавшись из под земли,
Фенрир чудовищный идет.
Хеймдалл, дуй в рог, Асгард, внемли!

Пылают углями глаза,
Клыки сверкают в лунном свете,
И знают все: грядет гроза,
Зимою сменится вдруг лето..

Подпрыгнет хищник в высоту,
Круг золотой рванет зубами,
И в вечный мрак и мерзлоту
Погрузит мир, прийдет за нами.

И кровью побежит река,
Нависнет Хели мрачный саван,
Змей Нидхегг взмоет в облака,
Наглфар покинет свою гавань..

Исчезнет в бездне старый мир,
Из бездны мир восстанет новый,
Но зверь - чудовище Фенрир
Лишь скован под землей в оковы..

И вырвется однажды он
Чтоб снова сеять разрушение,
Мир снова будет погружен
В ночь боли, мрака и забвения..


P.S.: А насчет рисунков, в темах допускаются рисунки в фотошопе? Если да, то только рисунки или и качественный монтаж с ними (рисунками)?
Маришка
В зал тихо ступила фигура в плаще, с закрывавшей лицо черной бархатной маской и прикрыла за собой дверь. Из уважения, наемник кивнул всем присутствующим и подошел к интересующему его критику. Он поклонился Вито Хельгвару и заговорил, не снимая маски и плаща, чтобы ничем не выдать своих эмоций и не оскорбить тем, что пришел вооруженным.
- Я наслышан о вас, Вито, - прозвучал неспешный, немного низкий и с долей высокомерия голос, когда пришедший выпрямился и взглянул в лицо теперь уже собеседнику. - Наслышан и сам насмотрелся. Я хочу, чтоб вы оценили эту рукопись, - он вытащил свиток, припрятанный в футляре на поясе и скрытый плащом. - Не стесняйтесь в комментариях, мои нервы довольно крепки, чтобы не вспылить, подобно молодым и неопытным. Но хочу предупредить. Это лишь часть одной большой вещи. Учтите это, когда обдумаете, что вы мне скажите.

/forum/index.php?showto...ndpost&p=398175
Sparks
- А вы можете оценить мои рассказы? - робка спросил юноша на ковре-самолете, на голове которого была золото-платиновая корона с надписью "Бред".
Одна мысль крутилась в голове "Сейчас начнется. Минусы, ругань, побои...", но набравшись еще большей храбрости, юноша крикнул:
- А! - и широко улыбнувшись, добавил, - Меня обидеть сложно, невозможно. Рассказы мои (Другой Разум и Верните мой билет) в парке писателей, на последней странице. Критикуйте, критикуйте. Зато я буду знать, что хоть кто-то прочитал мои работы. Это и есть для меня великое благо!
Беляночка
Девушка, тихо постучала в дверь... Как примерная школьница, заглянув внутрь спросила "Можно?", и тихо почти на цыпочках подошла к столу и положила на него листок. "Я только начинаю... Не могли бы вы посмотреть?". Подняв странно-холодные глаза на критиков, она добавила "Пожалуйста..."

Год за годом навеки уходят
И друзья твои и враги
И мольбы твои не остановят
Неподкупны нити судьбы

А ты по-прежнему молод
Стар ты только своею душой
В сердце тот вечный холод
Обходит смерть стороной

Сотни лет ты живешь на свете
Изменились уже времена
Только той, что ты лгал все время
Не забыть тебе никогда

Не забыть того ясного взгляда
Что улыбался тебе
И не забыть, как, смеясь, умирала
Рака не одолев…

Несомненно, задашься вопросом
Зачем же принял тот дар?
Только год проходит за годом
Ты все так же держишь удар…
Момус
Листы бумаги, на сей, против обычного не чисто белые - верхний срез их покрыт серебристыми узорами, ну есть склонность к театральщине. Чернила пахнут сиренью - дань весне. А так всё по прежнему - камин, вино. Перо заточено и вот уже строчки лажться на лист...

"День добрый, достопочтенный Торвик. Вы скажете. что я давно не писал и будете несомненно правы. Сим письмом спешу исправить это, бесспорно пагубное, упущение.
Сегодня хочу поведать вам, друг мой, о творении некой Беляночки.
Что хочется отметить - стихотворение написанно с чувством и порой складывается ощущение, что написаное сие какому-то конкретному человеку. Однако в первую очередь позволю себе выдлить минусы, которых, на взгляд вашего покорного слуги, увы не мало.
Итак, во-первых - страдает творение это ярко выраженным отсутсвием единого ритмического рисунка. Ежели учесть, что написано оно ямбом, то согласитесь, любезный мой господин Торвик, сколь трудно читателю, настроившись в первой строфе на один ритм, потом пытаться подогнать под него остальные строфы. Увы, но на мой взгляд это портит восприятие творения, и общее от него впечатление.
Во-вторых, складывается у вашего покорного слуги впечатление, что автор не столь давно увлекается стихотворчеством, а посему рифмы у него, к великому моему сожалению, несколько хромают. Вы, любезный друг мой, можете мне возразить, что я слишком суров и придираюсь. Позвольте мне однако подтвердить свою мысль примерами:
Год за годом навеки уходят
И друзья твои и враги
И мольбы твои не остановят
Неподкупны нити судьбы

или

Сотни лет ты живешь на свете
Изменились уже времена
Только той, что ты лгал все время
Не забыть тебе никогда

В последнем случае, ваш покорный слуга не зря позволил себе выделить слова разными цветами. Рифма в данном случае очень относительна, как между первой и третьей строчками, так и между второй и четвёртой.
Слабые рифмы или её отсутствие так же влияют на восприятие данного творения и так же, увы, не подают его в выигрышном свете.

И наконец, но немаловажно - в-третьих. Смысловая нагрузка. Да, нисколько не стараясь обидеть автора, можно сказать, об общем смысле стихотворения, но позволю себе педантизм на грани занудства, в отдельных случаях, смысл мне, как читателю не ясен.
Например

Год за годом навеки уходят
И друзья твои и враги
И мольбы твои не остановят
Неподкупны нити судьбы


Не стану придираться к тому, что слово "неподкупны", вероятнее всего должно читаться как "неподкупные". Но, любезный мой господин Торвик, как можно обращать мольбы к "нитям" судьбы. Допускаю, что автор знаом с древнегреческой мифологией, где и впрямь судьба каждого человека - нить, но позволю себе заметить, что богинями судьбы всё таки были мойры. Именно они держали в руках нити судеб всех и людей и богов. Именно они были "неподкупны" (хотя было несколько случаев, когда они всё таки приоткрывали тайны судьбы, в частности Зевсу). Таким образом, автор идёт, вероятнее всего сознательно, на логическое несоответсвие, дабы не нарушить ритма (относительного, с вашего позволения) строфы.
Столь же непонятным, остаётся вашему покорному слуге последняя строфа:
Несомненно, задашься вопросом
Зачем же принял тот дар?
Только год проходит за годом
Ты все так же держишь удар…

Но, однако не сама по себе а в контексте строчки "Только той, что ты лгал все время".
Если это стихотворение посвящено мукам совести, лирического героя обманувшего девушку умершую потом от рака - то как он " держит удар", раз эти муки всё равно присутствуют. Если же это стихотворение, о бренности всего сущего, то к чему акцент на лжи?
По моему скромному мнению, все сильные эмоциональные моменты стиха, есть переживания самого автора, и "лгал все время" - упрёк от имени самого автора. Однко, поелику люди не стремятся вынести чувства на показ, ибо сие делает их более уязвимым, автор вставил свои эмоции и переживания в стихотворение, с совершенно иной смысловой константой. дабы не так бросалось в глаза.
Здесь вы вправе меня одёрнуть и попросить не заниматься психоанализом. И я с вами, соглашусь, любезный господин Торвик.
Что касется плюсов данного творения, то пока, да не обидится на меня автор, я их не нахожу. Вы мне можете возразить друг мой, что данное стихотворение, не предназначенно для чтения публике. Позволю себе не согласиться - то, что пишется в стол - критикам не показывается.
За сим короткое резюме. Стихотворение в культурном плане - слабое. Откоровенно недоработанное. Положительным моментом можно считать эмоциональность, однако ваш покорный слуга остаётся при глубочайшем убеждении, что это плюс, лишь для самого автора.
Рекомендовал бы автору, стихотворение доработать, но самое главное не останавливаться испугавшись критики. Всё выше изложенное, есть всего лишь мнение вашего покорного слуги.
С тем прощаюсь с вами, любезный господин Торвик. Всяческих благ вам и вашей семье.
Искренне ваш, барон Момус"

...точка. Перо завершает бег по бумаге. Песок впитывает излишки чернил.
Вито Хельгвар
Для Genazi
"Сегодня, я убью тебя быстро." - лишняя запятая. Понимаю так, что хотелось выделить интонационно. Выделили. Это правда, выделили. А правила русской пунктуации куда денем?
"Итак, я беру в правую руку небольшую циркулярную пилу, а в левую огромный мясницкий тесак." - ошибка стилистического плана... из категории логических, вернее даже. Ну, если уж очень хочется поспорить на тему: и так вот бывает, и еще чего покруче, то скажу прямо: автор хотел нарисовать картинку, основываясь на растиражированном образе садоманьяка-суперспасителя человечества из "Квейка" с "Думом"? Если да - то добавь чуток экспрессии к штампу, и покатит. Если нет... выберите орудия посовместимей. Эти тяжелые и, полагаю, одновременно ими не особенно разгонишься поорудовать.
"по своим делам" - лишнее. "Своим", то есть, лишнее. Уточнять рекомендуется, если бы он шел по чьим-то еще. А так все норм... по умолчанию понятно.
"и куча неотложных дел" - и нету под рукой програмки "Свежий взгляд". Иначе бездумной тавтологии не было б.
Далее по тексту - очень, очень много местоимений. Часть выбросить, часть заменить, ну или хоть разредите их более яркими частями речи.
"четким ударом кулака" - в котором зажата ручка циркулярки или того круче рукоятка тесака. Логика прихрамывает. Попробуйте сами нанести хороший четкий удар занятой рукой - КУЛАКОМ занятой руки...
"полностью в моем подчинении." - нет и нет. Не допускайте приблизительного словоупотребления! При чем тут "подчинение"??? "В распоряжении" - очень даже может быть, а подчинение относится к определенной деятельности. Иными словами, теперь, получив кулаком, человек становится подчиненным протагониста? Мда.
"Ловким движением тесака, я отрезаю твой нос." - опять интонационное выделение убивает пунктуацию. Зачем? Да и огромный тесак не нуждается в ловких движениях... скорее, (вот здесь - только ИМХО) в точных.
"Затем, я медленно, очень медленно, провожу" - после "затем" и "медленно" лишние запятые.
"жилетку и сорочку" - черт. Плохо быть нерусским. Плохо. Мне. Потому чя просто задаю вопрос - без подковырки: а у русских есть мужские сорочки? Я думал, у мужчин это рубашки.
"Кровь. Кишки. Снова кровь. Сердце." - м-м-м... а где звуки и зрелище взрезаемых ребер, за которыми сердце находилось? Или ребра не так романтичны, как кишки и кровь?
"-Да…Да…Да…-в неистовстве" - после тире ставим пробелы, не надо бездумно сокращать и экономить символы. Это неграмотно.
"-Вот вот, будешь знать поганец, как" - тире перед прямой речью - это уже сказал. Между двумя "вот" стОит что-нибудь вставить ради прояснения смысловой и стилистической нагрузки. "Вот-вот", или "Вот!.. Вот!..", или "Вот. Вот,", или "Вот, вот," - надеюсь оттенки звучания объяснять не требуется? И обращение запятыми выделяем с обеих сторон.
Итак, зачем мною этот несложный анекдот был снабжен таким занудным педантичным разбором ошибок самого первого уровня? Потому что это вполне может быть и скетчик-юмореска для газеты... то есть, вещь может иметь практический смысл (а таковые следует, увы, делать с оглядкой на правила пунктуации-орфографии-стилистики...), а даже если такового и не имеет, может оказаться уроком по отработке определенных приемов. Замечу - не моим кому-то, а уроком автора самому себе. Я далек от того, чтобы поучать.


«Ода» - Настроение ведь явно не для славословий. Явно же для реквиема или, может, элегии.
"Прошу вернись, я знаю что был с тобой груб и относился к тебе пренебрежительно, но прошу прости меня, ведь я не со зла!" - если это к учебнику русского языка, то он явно уже давно унесся вдаль. "прошу вернись" - что-нибудь между ними: запятую, скорее всего, нет? После "знаю" запятая. "Прошу прости" - тоже ясно.
"Меня доводит до исступления мысль что я мог касаться тебя губами" - подчиненное предложение выделим запятой после слова "мысль".
"упустил свой шанс, милая если ты меня слышишь отзовись!" - После "шанс" нужно знак препинания посильнее, повыразительнее, чем запятая. Оборвать фразу. Обыграть. Обращение выделяем запятыми с обеих сторон. Перед "отзовись" неплохо было бы что-нибудь поставить. Запятую. Тире. В этом роде.
Тут же по логике - передернул. Оборвал. К сигарете вообще-то говоря можно сказать "если ты меня слышишь"... и не так напиваются. Но вот просить ее "отзовись" - одно из двух: или говорящий человек взял на себя в какой-то компании амплуа штатного паяца, либо автор не продумал немного...
"Видишь, я сейчас зарыдаю только из-за того что потерял тебя, нет я этого не вынесу, лучше сразу убейте меня! О жестокий мир, почему он разлучил нас с тобой, ПОЧЕМУ!!!!!!" - по очереди: запятые перед словами "что", "я" (это уже после "нет"), "жестокий". Объяснять, почему? Далее. Разбивайте фразы. Эмоции мало сочетаются с длинными монологами через запятые, по сути, почти на одному дыхании. Перед "нет" - явно не слышится запятая. После восклицания о мире. Шесть восклицательных - не есть литературная практика, скорее - инетовская... Максимум три.
"грязный асфальт немедленно оставил свой след на его светлых джинсах." - Примо, а чей еще след может оставить асфальт? Секундо... уберите заодно и "его". Так будет лучше.
"Я уверен ей было бы" - после "уверен" запятая.
"Говорящий еще раз всмотрелся в тьму канализационного коллектора." - кто, по-Вашему, сплюнул, всмотревшись? Из логики текста и речи следует, что - Сашин товарищ. "Говорящий", а не "говоривший", а это значит, - автор последней реплики.
"-А жаль, все-таки последняя сигарета то была…" - неуклюженький порядок слов. Лучше "все-таки это была последняя сигарета" - так акцент глубже идет, на сигарету. Но в принципе сходит и так.
Суммируя - тоже анекдот. Хорошая штучка с нежданчиком. Начало литературного пути. Видны способности. Видна неопытность. Мало персонажей... да нету их... увы. Но есть игра с ситуацией. Которую не выдерживаете пока на уровне. Перелетаете заданный квадрат - это я уже сказал.

А в целом - молодца. Читаю и дальше. Потенциал есть.
И простите за палеонтологические сроки.

Для Suave
Сразу.
Очень заметно, что в данной вещи автор плотно работает с графическим выражением текста - с разными шрифтами, вставками и так далее. Это несколько затруднило понимание текста лично для меня, увы. Впрочем... увидите.
Хорошее начало, стильное, приятное, поэтичное. Автор несколько теряет в темпе развития - ради создания определенной атмосферы.
Но желательно бы без "Это потому что прошел дождь." пропущенных запятых (в данном случае после "потому").
Дальше идут небольшие сбои по содержанию. Уточнив "вошел в комнату почти сразу после того, как открылась входная дверь", автор, однако, не объясняет, что задержало пришедшего, почему он вошел "ПОЧТИ сразу"... не объясняет, и, хм-м-м, несколько... лишает этот оборот смысла. Зачем уточняли? Далее идет ошибка с фокусом повествования... сбой фокуса, причем он также не мотивируется; смысл его, если уж он был, неясен.
А именно: "обнял за плечи, посмотрел вдаль" и тут же "наверное, опустил голову". В чем недостаток? Когда Вы описываете подход к окну, объятие за плечи и глядение на облако, Вы описывает точно и без сомнений. То есть, или от лица автора, витающего НАД сценой, или от лица персонажа, который стоит так, чтобы мог видеть пришедшего и знать, куда тот посмотрел. Это, кстати, и есть фокальная позиция, то есть, точка с которой Вы ведете повествование... А вот чтобы с полным правом сказать "наверное, опустил голову" - то есть, не как что-то, что знаете точно, а как что-то, чего Вы не знаете, рассказ просто-таки должен вестись от лица персонажа - притом персонаж этот должен стоять спиной к вошедшему. Вот Вам целых два фокуса в одном абзаце, вот Вам и сбой восприятия, так как читатель подсознательно почувствует неуютность от одного единственного подспудного вопроса: с какой точки он вместе с автором смотрит на происходящее? Согласен, обнять за плечи можно, и подойдя сзади... все так. Но это "наверное" не вписывается... или не вписывается вот это вот "посмотрел вдаль..."
"Как глупо, ничтожно и…невероятно..!" - может, это точно также авторская пунктуация... но я скажу за русскую, а там смотрите сами. После многоточия принято ставить пробел. А в конце стОило бы поставить восклицательный знак, а уж потом две точки.
"Он сел, облокотившись назад" - несколько неловко. Облокачиваются, опираясь локтем, и стало быть, чуть наклонившись в сторону опорного же локтя. Для того, чтобы дать понять, что он сел вполоборота, облокотившись на спинку дивана, лучше всего прямо так и написать, не ограничившись скупым "назад". Если же он откинулся спиной на спинку дивана, то это не есть облокотившись вообще... и тоже нужно изменять.
"Ах, как он красив." - Ох, но почему так сухо?.. Почему, если красота его вызывает восторг, не поставить вместо точки восклицательный знак, а если уныние - многоточие. Точка - самый в подобном случае безэмоциональный знак препинания.
Пройдясь по тексту дальше... сразу оставшиеся претензии к пунктуации: ": "лучше сразу"." - нет. Лучше - просто не отрывать двоеточие от предыдущего слова. Или, может, это просто вне моего понимания... впрочем, нет. Играть с рисованием знаками препинания и словами следует тем, кто освоил традиционую пунктуацию. Иначе - все окажется только мишурой и обманом. И еще ошибочка "последний звук..?" тоже основной, вопросительный знак следует - перед точками.
И повтор очень близко и при скупости, недетализированности картинки в целом - не вполне удачно - "черные ногти" (кстати, не вполне понятно, чьи... мальчик/мужчина с накрашенными ногтями???) и "черную пелену дождя"... да и вообще перегруз с черным - его и дальше будет много.
В целом хорошо. Очень эмоционально, вставки в скобках, несмотря на несколько сумбурное содержание, равно как и все прочие мелкие игры с графикой текста... да, они создают определенное эмоциональное воздействие.
Но смысл рассказа, увы, от меня ускользает.
Извините, но... но я, верно, слишком земной, чтобы поэзию в прозе толковать. Единственный вопрос: приходивший, кажется, порвал с лирическим героем?


Для Bassanio
Война близко.
Intercity fiction
Масса ошибок и ошибочек. Обессиливающее количество... Есть и опечатки.
"На проспект, пересекающий большой парк
(запятая)
плотным строем вышло более сотни «красно-зеленых» воинов. Все они были обнажены по торс
(а это как - "ПО торс"? Это снизу надо считать или сверху7 Они обнажили шеи или гениталии, конкретно говоря? Или все же - с обнаженными торсами выходили, и тогда надо исправлять),
первые ряды --
(одно тире, а не два дефиса!)
в масках. Позади у бойцов была долгая дорога до города врагов, и еще более долгие часы ожидания состава противника
(вот этот оборот, "состав противника", тоже в даном контексте - неуместен. Не он здесь должен быть. Если и эксперимент это, то не удавшийся).
Впереди – тяжелый бой.
Навстречу им из парка постепенно выходил на дорогу и выстраивался отряд Местных, отдетых в черное.
Перекрывая друг
("друга"? слово пропущено)
раздавались стройные, хоровые кличи.
«Вместе. До. Конца.»
«Один за всех и все за одного!!!»
"Заряжали"
(что имеем в виду вообще? тоже неудачно - крайне)
парни
(запятая)
вскинув руки --
(тире)
демонстрируя остутсвие
(опечатка)
оружия.
Наконец между противниками остается всего несколько метров и бойцы КЗ срывают и отбрасывают маски, чтобы те не мешали. С последним,
(а вот здесь лишняя запятая)
уже не кличем, а ревом,
(тоже)
плотные стены людей врезаются друг в друга.
Те, кто идут в первом ряду
(запятая)
знают --
(двоеточие или запятая, но не два дефиса)
из подобной схватки им не выйти с целым лицом. В фестлайне
(слушайте, милый друг автор, не проходят Ваши нововведения... не горит душа. Возможно, в устном общении контакт со слушателем они и обеспечивают, но в письменном надо уметь пользоваться уже существующими правилами игры, а не только свои провозглашать, ибо игра должна вестись по правилам, с которыми знаком, хоть понаслышке, и читатель...)
всегда стоят лучшие: опытные бойцы, хорошо зарекомендовавшие себя спортсмены, сильные духом и телом, вес каждого не меньше 100 кг. Однако как бы ты не был хорош, когда сходятся два серьезных моба
(ох),
даже если ты победишь, все равно будешь похож на полотно художника-авангардиста.
Тем не менее
(запятая)
каждый
(запятая)
удостоившийся чести стоять в фестлайне
(запятая)
понимает
(тут бы вставить слово "одно", потому что дальше будет точка зрения идущих в задних рядах, которые полагают, что и они тоже очень важны... значит, в данный момент звучит точка зрения идущих впереди, а не объективная и абсолютная истина... но - как хотите)
---
(двоеточие или запятая, но не... три дефиса (?))
если бесславно падут первые ряды, остальные сложатся за ними
(запятая)
как костяшки домино.
Если ты топ-боец
(ох),
то твое имя будет у всех на слуху, тебя будут чествовать в пабах, тебя будут с уважением вспоминать враги, ты станешь иконой для начинающих.
Но если ты упал, то и достанется тебе больше
(запятая)
чем всем другим. Жизнь между молотом и наковальней выдерживают лишь люди из стали. Именно такие и были здесь сегодня, и не только в первых рядах.
Тот
(запятая)
кто идет в третьем-четвертом ряду
(запятая)
знает
(запятая)
что победа зависит от него не меньше
(запятая)
чем от остальных. Задние ряды --
(тире, а не дефисы)
опора, движущая сила моба. Они создают тот напор
(запятая)
ваясь
(что, блин, делая??? Я даже не понял, опечатка это или нововведенное слово)
в спины соратников, чтобы не дает
(все равно, что сказать "для того чтобы спит"... что за неуклюжая конструкция... опечатка?)
первым рядам опрокинуться под натиском врагов и, в свою очередь, дает возможность продавить врага.
Когда в тебе меньше девяноста кг
(не мой, увы, случай... э-э-э... о чем бишь я? а, да, запятая)
ты можешь быть отличным спортсменом
(запятая)
но ты
(запятая)
скорей всего
(запятая)
никогда не встанешь в почетный первый ряд. Но всегда есть возможность проявить себя. Вот небольшого роста стос
(???)
из КЗ
(вот эта аббревиатура - один из признаков запредельной, недопустимой сухости, скудности текста. Эта сухость на данный момент уже добила. Все реально цепляющие детали здесь или убраны, или их сознательно не допустили в работу. Если можно аналогией... это не картина с лошадьми на лугу, а чертеж анатомического свойства, черно-белое без красок воспроизведение, то ли в научных, то ли в еще каких целях. Не рассказ, простите, что понятно стало уж давно, а какой-то внежанровый монолог для загрузки-накачки малоразумных качкофф...)
выцелил отвлекшегося проитивнка
(опечатка)
и
(запятая)
выпрыгнув с фланга
(запятая)
срубил
(тоже недостаточно верное словоупотребление)
врага мастерским прямым. За ним в брешь тут же «прыгнул клин»
(во-первых, зачем берем в кавычки два слова? во-вторых, запятая)
увлекающий за собой всю первую линию. Отвоевали еще пядь земли.
Однако положение красно-зеленых
(запятая)
несмотря на этот рывок
(запятая)
было все еще сложным.
Местных было
("было" повторяется... и не только здесь, и не только это, служебное, в общем-то, слово... ну, это тоже в скудность текста)
больше почти в полтора раза. Часть из них забегала с флангов, и вытягивали противников один за другим, забивая их на обочине втроем-вчетвером. Без шансов, против четверых не отмахнешься.
(м.б., не отмашешься. "Отмахнешься" - тут получается, что от одного-двух можно отмахнуться... позволить им стучать по репе, без особого ущерба для позволившего. Тролли они, что ли?)
Но красно-зеленые
(запятая)
теряя людей
(запятая)
упорно держали строй, не поддаваясь на провокации.
(это в смысле, на то, что из строя выдергивали по одному и избивали? Это, простите, не провокация... тут другое выражение следует поискать.)
При таком количестве сражающихся побеждает сила формации
(я же говорил - плакат),
рассредоточиться означает проиграть. Именно за счет плотного строя,
(лишняя запятая)
гости шаг за шагом продавливали местных ,
(лишний пробел перед запятой)
растянувшихся полумесяцем.
Шла уже не первая минута боя многие,
(опять выше написано что-то невнятное. О чем речь? Да, и... сколько бы минут не прошло... после такого объема текста, который уже дан, для читателя и так "прошло в бою" условных часа два, поверьте)
моб местных отхлынул, образовав что то
(а сюда дефисов не хватило)
вроде нейтральной полосы в метр полтора.
(и сюда)
Через нее постоянно «прыгали»
(ну кавычки зачем?! Вы ничего не описываете, и в любом случае мы-читатели уже готовы поверить и в прыжки... а вот кавычки однозначно вызывают недоумение)
отдельные группы бойцов, атакующие линии врага и возвращающиеся обратно. Многие из тех
(запятая)
что шел
("КТО шел" или "что ШЛИ")
в 4 и даже 6 ряду
(запятая)
уже стояли в первом, прикрывая тех соратников
(запятая)
что полулежали-полусидели пред
(опечатка или просто ошибка)
ними, пытаясь придти себя.
("и уйти кого-то другого". Пропущен предлог)
Те
(запятая)
кто находил в себе в силы встать
(запятая)
возвращались в строй. Пока что бойцов
(запятая)
лежащих совсем без движения
(запятая)
было поровну с обеих сторон.
Немного
(точка с запятой. Или точка. Или хотя бы тире)
в общей сложности
(Тире, или если тире поставить после "немного", то запятая)
человек сорок.
Минута за минутой
(запятая)
метр за метр
(опечатка)
гости, сохраняя все то же плотное каре, заставляли противника отступать. А местные, напротив
(запятая)
растянулись еще больше
(запятая)
обступив врагов с трех сторон.
Но, как известно
(кому, интересно, известно? но - ладно... запятая)
у каре нет ни тыла, ни флангов, поэтому «черные футболки» оказались в положение
("в положении")
мамелюков
(запятая)
атаковавших солдат Наполеона,
(НЕ запятая. Тире? и далее пропущен союз "и"... или здравый смысл)
проигрывали один сход
(опять словотворчество)
за другим.
Ближе к десятой минуте на земле без движения уже явно лежало больше местных --
(тире)
каждый метр они отстаивали до последнего, но их все равно складывала мясорубку
(снова опечатка... неясно, что... даже не так. ЧТО хотели сказать ясно - что их "крошила мясорубка"... КАК Вы это хотели сказать, вот что непонятно. Да и несогласованы эти два слова.)
красно-зеленых. КЗ тем временем собрались для последнего рывка. Стало ясно, что превосходство боевого духа на их стороне. Собравшись в единый «монолит»
(запятая)
они, взревев, прорвали строй врагов и тут же рассредоточились по парку, добивая тех, кто не успел убежать.
Вот она
(запятая, а может, и тире)
победа, кульминация ожесточенных занятий в спортзале, вот он
(запятая или тире)
смысл любого движения.
Сухо. Бедно. Непривлекательно. Мне жаль. И потом, упорно чудится, что автор все пытается экспериментировать, все хочет доказать свой взгляд на творчество... если не перестанет, то, должен сказать, безо всяких намеков: литература, которую мы читаем - это порода, извлеченная, отмытая, очищенная, ограненная. Кроме породы, существуют еще и отвалы. И шлак. Не хотелось бы, чтобы по этой категории проходило все Ваше творчество, автор...
Относительно названия. Не катит. Вы хотели сказать, что это побоище происходит перед настоящей войной? Их же расстреляют за снижение боеготовности... Или все же, что война городов близко? так она не близко - она полным ходом идет?
И напоследок вопрос. Как сейчас, по-Вашему, читается Ваш рассказ - в том виде, что дан в моем посте? Трудно? Неудобно? Сбивает? но ведь до внесения исправлений в скобках он читался для других точно так же.
Вито Хельгвар
Для Черона
Два... две жалобы, скажем так.
Не вполне понятно, что же в конце концов случилось с Хортом, а еще почему у него вдруг не оказалось детей...
И вторая: во втором абзаце можно без вреда для текста вымарать все описание ошметков и т.п. Вы теряете темп ради ничего.
Увы, но кроме некоторой вычитки опечаток и ошибок по части грамотности, я не смогу предложить Вам ничего более. Для меня же лично Ваша работа - подлинный праздник. Законченная и яркая вещь, которую интересно было прочесть. Если похоже на это пишет Пратчетт... что ж, мне придется почитать его... как-нибудь. У Вас же однозначно вышло очень хорошо. Замечательно.
Вещь, которую можно читать, доверившись; читать, как читатель. В сети - да в последние годы и не только - такое встречается далеко не так уж и часто.
Несбалансированы, как мне кажется, части о сне и о Хорте... первый получает слишкмо много внимания. Но это чистое ИМХО...
Я так и не понял, что означает имя сна... почему "Аегис"... здесь бы пошло какое-нибудь говорящее имя. Называть его абы красивше, но выдуманным словом - самого себя грабить.
Не вполне понятна - и настраивает на вполне определенное развитие сюжета - метафора с распятым на дыбе.
Далее по сути некоторых моментов.
"праздничная зима"... ну, нехай... но все-таки корректней "праздник зимы", "зимний праздник"... целый сезон, время года, увы, праздничным быть не может.
А также прилагающиеся атрибуты уюта, наполняющие дом приятным успокаивающим ощущением действия (жена и дети). - несколько коряво вставлены "жена и дети". Хотя бы через тире пропишите. Все равно будет не очень, но лучше, чем есть.
"- Билете.. э-ээ, куда?" - "- Билете, э-ээ... куда?" - у Вас многоточие с двумя точками, м.пр. Опечатка.
"- Ээ, ну да. -" и "- Совсем нет. -", и "- Ну хватит. -", а еще "- Обычно не можем. -", а также "- Я знаю. -" в репликах при диалоге. Лучше там в конце ставить запятые.
"Но в эктоплазменном состоянии у людей обычно несколько понижается общая острота шуточного фона" - корявость... "обычно туговато с чувством юмора"
"подбирая нож и пряча его где-то в руками." - может, в рукав? или тогда уж указать, во ЧТО он прячет руками нож. Опечатка.
"АНТРОПОМОРФИЧЕСКАЯ" - м.б., антропоморфная?
"В ОКРУЖЕНИИ ГЛАЗАСТЫХ ФИОЛЕТОВЫХ БИФШЕКСОВ" - пропущена буква. "Бифштексов".
"- ЛЮБОЕ ТВОРЕНИЕ НА ОСНОВЕ ВООБРАЖЕНИЕ" - ну то есть, "воображениЯ".
Вот и все.
Спасибо, прекрасная вещь. Прочел с удовольствием.
Черон
Вито Хельгвар
Ох, спасибо вам, сэр. ^_~ Не прошло и года, но я чертовски рад разбору, а особенно тому, что оно еще и произвело какое-то впечатление.

- С ошметками - действительно, неудачный ход, еще и потому, что это не в духе стилизации. Вообще это относится ко всем тяжеловесным оборотам, которые у меня невольно выскальзывают в текст.) В свою защиту могу только сказать (если это можно счесть защитой), что если бы я не пытался ориентироваться на Пратчеттовский гладкий язык, общая тяжеловесность возросла бы раза в три.)
- Насчет имени действительно имеет место закавыка: оно имеет небольшую, но историю и встречалось в еще одном рассказе, поэтому я решил продолжить концепт.
- Что в конце концов случилось - "он видел сон, он был Мечом". Сон о счастливой, жизни, который внезапно закончился. Мне самому не доводилось умирать во сне, но я слышал, что такое бывает - поэтому, возможно, описание этого события выглядит неровно.
- Сущность действительно антропоморфическая, как это ни странно - во всяком случае, в русском переводе. У меня есть подозрения, что это сделано специально для того чтобы избавить слово от ненужной "научности", но это лежит в области неуверенности.

И вам спасибо за анализ. ^_~
серый ангел
Вступление в мой рассказ. Я считаю, что для первого раза не особо хорошо, но ничего лучше пока не получается. Хочу услышать, что скажут об этом другие.

Тишина, нарушаемая лишь стуком каблуков и шуршанием плаща. Все, что дальше вытянутой руки скрывает мрак. Одно неверное движение – сотня арбалетных болтов впивается в тело: за боковыми колоннами расположились арбалетчики.
100 шагов. Стал проявляться мраморно – золотой трон. На нем сидит человек, настоящего имени не знает никто. 150. Одни называют его тираном, другие – милостивым и справедливым правителем. 200. Через 3 шага будет небольшая выбоина. Путь заучен наизусть, поэтому начинает появляться некое раздражение.
- Я думал, ты уже не вернешься, Леший, - Были первые слова Императора.
- Неужели? Разве я тебя когда-нибудь подводил?
- Нет, но уничтожить трех Элитных Стражей, да так, что бы никто не заметил…
- Первый «случайно» поскользнулся у края…
- Меня не интересует, каким образом ты их устранил. Мое дело – платить деньги за выполненные поручения, а каким способом они выполнены – меня не интересует.
Было слышно, как под маской ухмыльнулся владыка. Вообще, мало кто видел хотя бы часть его лица. Император не отличался страстью к богатым одеяниям, роскошным балам и прочим проявлениям богатства. Одет он был в добротную рубаху, поверх которой надевал доспехи из шкуры василиска. Так же на нем была маска из костей чистого демона и поножи из той же шкуры василиска вперемешку с демонической рунной кожей. Это наиболее оптимальный вариант для особ подобного статуса – не слишком дорого, но очень сердито.- Ну что ж, ты выполнил мой заказ, вот и я сдержу свое слово.
Мешочек со звонким золотом полетел по дуге из руки Императора в руку Лешего.
- Спасибо, но учти: я работаю, только пока мне платят полновесным золотом. Чуть меньше – свидимся в царстве мертвых.
- Не волнуйся, ты стоишь своих денег. Можешь идти, Мастер.
После этих слов Мастер неслучайных случайностей, или Леший, развернулся и двинулся в сторону выхода.

* * *
Город был разделен на 4 части: Низший город, Средний, Высокий и сам Замок. Крестьяне победнее не могли попасть выше Низшего, ремесленники – Среднего, а купцы не могли попасть только в замок, куда проходили только по специальному приглашению или пропуску, подписанными самим Императором.
Около выхода из Замка Мастер увидел подвыпившую компанию.
- Эй, ты! Да, ты, мутант! Объясни, почему тебя, урода такого пускают, а нас – ик – нет?
- Ребят, отвалите, а? Хуже же будет!
- Слышите, он нам еще и угрожает!
Большинство не успело ничего понять – просто свалились. Один словил удар в челюсть, второй – под колено, а еще двое – по шее.
- Я вас предупреждал… - пройдя пару шагов, он обернулся и добавил – Деньги открывают любые двери. Но не всегда деньги должны быть у тебя.
Шаман
Здравствуйте, господа критики. Очень хотелось бы услышать ваше мнение относительно одного рассказа.


Утопия сытых художников

Чуть трясущимися руками Кирилл собрал вместе и упрятал в папку два десятка листов А4. Папка отправилась в карман чехла гитары. Взяв с тумбочки мятую пачку сигарет и зажигалку, Бильшаков вышел на балкон и закурил. Погода на улице стояла мерзкая, с сыростью, слякотью и мелкой дождевой пылью. Кто-нибудь другой в такую погоду курил бы на кухне, задумчиво глядя в окно и прикидывая, через сколько дней пойдет снег, а потом отправил бы окурок в форточку. Кирилл курил слишком редко, чтобы смириться с запахом табака в квартире, а снег его сейчас не волновал.
Когда догоревший до фильтра окурок отправился с балкона вниз, на мокрый асфальт, Кирилл криво усмехнулся чему-то на горизонте и пошел в коридор. Руки уже не дрожали - курево действовало как отличное успокоительное, так что в объятья мороси Бильшаков вышел в приподнятом настроении, напевая под нос "Мальчик взял гитару". Быстрым шагом добравшись до станции метро и лишний раз проверив, не промок ли видавший виды чехол насквозь, Кирилл впихнулся в нужный поезд.

Министерство культуры и содействия развитию изящных искусств располагалось в старом здании бывшей гимназии. Багровый фасад за добрую сотню лет успел изрядно поизноситься, и вода в лужах под стенами имела розоватый оттенок - дождь вымыл из щелей кирпичную пыль. Летом этой же пылью были тонким слоем покрыты листья ближайших деревьев. Впрочем, бывал тут Кирилл лишь осенью и особо на окружающие виды не засматривался. Бывать в "Мкисре" вообще никто не любил.
Пройдя через широкий холл с засыпающей на посту вахтершей, Бильшаков быстро поднялся на третий этаж, и только перед нужной дверью остановился и поставил чехол на пол. Сморгнул, прогоняя желание закрыть глаза и очнуться на своем балконе с сигаретой в руках, вынул папку с листами бумаги и пробежал их глазами. Несколько текстов, одна чисто инструментальная композиция - стоило надеяться, что материал заинтересует. Подобрав чехол, Кирилл потянул ручку двери с обычным "Здравствуйте, можно?"

Откинувшись на спинку жесткого стула из гнутых труб и двух досок - такие же, наверное, используют госбезовцы в камерах для допросов, - Кирилл смотрел в потолок. В конце коридора послышался тихий шум - вышедший из кабинета 204 поэт батального жанра Гиловский второй год подряд пришелся не по вкусу комиссии. Неудачливого рифмоплета пытались привести в чувства товарищи по ремеслу, а следующий в очереди уже скрывался за обитой кожзамом дверью.
Бильшаков сунул руку за отворот куртки и вынул синюю "корочку". Еще раз, чтобы убедиться, что все точно. Что ничего не показалось. Что ничего не забыли. Не перепутали.
Книжечка открылась посередине, как раз на нужном месте. Гитарист-бард 3 категории. Квалификация подтверждена таким-то и таким-то. Дата. Подписи ответственных лиц, печать. По месту жительства в квоту занесен.
Бережно спрятав синюю книжку обратно в карман, Кирилл вздохнул и поднялся. Да, первая категория - это ежегодное турне за кордон, два больших концерта по стране и двадцать тысяч в месяц. Но тысяча в месяц и три выступления в залах до трехсот человек - это тоже неплохо. А еще это - гарантированные две недели летом на юге. Кирилл покосился в пепельное небо, стоя под козырьком дверей "Мкисры". На юге летом такой погоды не бывает. Нет, черт возьми, куда лучше быть бардом третьей категории, чем голодным поэтом-баталистом.
Главное вовремя заглядывать к комиссии за подтверждением категории. Не забывая говорить на входе "Здравствуйте, можно?"
Даглас
Как-то раз я уже здесь был. Добрый дядя Торвик, по-моему, меня критиковал.
Готовилось на конкурс Перо под ребро (тот которой был про осколки)
Получилось у меня в итоге вот что:

Мысли убитого пацифиста.

Вырванный из памяти цепким словом,
Из уст настоящего в уши будущего,
Я начинаю
Стлать подковы
В обратную сторону от к рассвету идущих.

Закатным отблеском на стальных крышах,
Любитель сеять ненужные знания
Вырвет
Из уст сопляков огнедышащих
Слово пустое, а после - уснет,
Свернувшись калачиком у зари мироздания.

Увенчанный терном не поймет наждак лижущих,
Равно как целующих золото,
Он лишь истекает последнями каплями,
Как лимон выжатый,
Битый, повешеный и исколотый.

А тот, кто смакует сцены насилия,
Врет о любви, яд по микстурам фасуя,
Постулаты ежедневно пишет постылые,
Лишь
Бесится с жиру и
Пустосердечность свою маскирует.

Слез уже нет - ведь глаза давно серые,
Небо сокрыто багровыми тучами,
Полосатые розы - в топку, словам не верю я,
Если в мире нет ничего лучшего.

Сколько еще будет крови безвинной пролито,
Желчной ненависти отпущено сколько?
Выжженных дотла, а после - забытых,
Садистом раздробленных
на великое множество,
сотни тысяч,
миллионы
осколков...

Правку не наводил, были технические проблемы. Выложил как было.
zel
Какая, однако, длинная у вас лестница господа критики. Позвольте представить на ваш суд мое скромное творение.

Человек снежный

- Да, нет здесь его, Егор, я тебе точно говорю!
- Еще один день и получишь ты свой ящик водки, Михалыч.
- Два ящика!
- Если найдем, то два, а так – один.
- Мы уже две недели по тайге шаримся, и охота тебе лишний день мерзнуть? Пошли домой. Вернешься к жене, к детям…
- Про жену ты зря вспомнил, теперь точно сегодня назад не пойдем.
- О Боже!
- Я тебе обещал снегоход подарить? Отвечай! Обещал подарить снегоход при любом исходе?
- Ну, обещал…
- А ты себе еще ящик водки выторговал. Так что заткнись и веди к своей берлоге.
- она не моя, а медвежья – обижено просипел опытный егерь Михалыч, прокладывая новую тропу в тайге. За ним след в след шел питерский охотник и просто старый друг егеря Егор Стеклов, всю свою сознательную жизнь мечтавший найти снежного человека.
Михалыч уже сто раз пожалел что согласился на эту авантюру. И хотя съестных припасов у них было еще в избытке, но таскать за собой балласт в виде не знающего тайги городского охотника ему осточертело еще в первую неделю их экспедиции. Житель каменных джунглей в лесу был абсолютно беспомощным: брось его одного – ведь замерзнет насмерть. Нет, такой охотник должен сидеть на вышке к которой его довезет комфортабельный мерседес и ждать выхода зверя. Вышел кабан – стреляй. Если повезло, то забирай мясо. То есть нет, - не ты забираешь, а егерь. Да еще он доставит тушу до охотбазы, разделает ее и отдаст тебе самую вкусную вырезку вместе с трофеем.
Европейская охота, твою мать – чертыхнулся Михалыч, представив себе жирного немца, под весом которого несчастная вышка чуть ли не разваливается.
Эх, не добили мы их во Вторую Мировую, а надо было бы всех вырезать. Правильно говорю Егор? – поинтересовался егерь у своего спутника.
- Что? Уже? Пришли? – отрывисто спросил охотник.
- Нее, до той заброшенной берлоги еще топать и топать, она во-о-на где – ответил Михалыч, показывая рукой направление. Ответил и застыл как вкопанный. Аккурат параллельно их курсу двигалось звероподобная фигура с неестественно длинными руками, прямоходящая и вся покрытая густым иссиня черным мехом. Егор её тоже заметил и стал торопливо доставать ружье, прикидывая расстояние до цели. Егерь начал падать в снег, увлекая охотника за собой. «Правильно, а те не дай Бог нас увидит и пустится в бега» - подумал Егор. Но фигура продолжала свой путь, не видя охотников. Двигалась она как-то слишком неторопливо и грустно что ли: ссутулившись, опустив болтаться свои длинные руки, задевающие снег. Охотник наконец достал оружие и посмотрел на существо через призму оптического прицела. «Нет, это точно он. Снежный человек. Наконец-то я его поймал» - мелькали в голове Егора радостные мысли. Тут охотник навел перекрестье прицела на голову цели. И он увидел его глаза. Огромные карие глаза, полные нечеловеческой тоски. И Стеклову почему-то сразу представилось, что вот это могучие существо только что выгнала из дома жена, и он бредет по тайге без цели, погруженный в свои невеселые мысли. Или еще хуже – у него нет жены и никогда не будет, потому что он единственный представитель своего вида на Земле. Или не единственный, но все его собратья разбросаны поодиночке по всей планете. Они всю жизнь ищут друг друга, но им никогда не суждено встретиться. Или же это самка? Каково женской особи знать, что она никогда не сможет воспитать детей? Чувство жалости к бедному животному переполнило Егора. Он представил себя на его месте: одинокого и никому не нужного. Охотник внезапно ощутил сильную злобу по отношению ко всему человечеству, к так называемой цивилизации, которая сделала из этого прекрасного создания изгоя. В этот момент Егор возненавидел себя за то, что он, ради удовлетворения каких-то своих мелочных амбиций хочет лишить жизни, возможно, последнего снежного человека на планете. Однако, с другой стороны – может тем самым он поможет ему, избавит от страданий, от бремени одиночества. Стеклов вдруг отчетливо осознал, что именно ему суждено решить судьбу этого создания. Что ему предстояло сделать выбор, пожалуй, самый сложный выбор во всей жизни простого русского человека, который лишь немножко сильнее чем другие любит гоняться за неизвестностью…
Чего не стреляешь? – вклинился в сознание голос Михалыча.
И Егор нажал на спусковой крючок, думая, что делает благое дело, избавляя страдающее существо от всех его проблем. А может, доблестный охотник в момент выстрела представлял себя окруженным славой, которую он получит когда вернется в мир больших городов вместе с таким замечательным трофеем…

***
На конференции, посвященной обнаружению недостающего звена в цепи эволюции Homo sapiens’а, шло бурное обсуждение. Ученые с мировыми именами до хрипоты спорили пытаясь доказать свою точку зрения. А на почетном месте, в первом ряду, сидел тот, без кого этого шумного собрания просто бы не было. Питерский охотник Егор Стеклов, добывший снежного человека. Сидел и горько жалел о содеянном. Славы ему так и не досталось. Да, его горячо приветствовали лучшие умы человечества, но интересовала их не персона скромного охотника, а уникальный трофей, добытый им в тайге. Именно поэтому Егор был, пожалуй, единственным, кто на конференции не понимал ни слова из бурной полемики ученых, и единственным кому было невыносимо скучно. Что ему эти научные споры? Какое он имеет к ним отношение? Да, когда-то давно, в школе он изучал биологию, и даже помнил, что ему преподавали теорию эволюции в том числе. Но вот в чем она заключается он воспроизвести сейчас не смог бы. В том что все люди произошли от приматов? «Труд сделал из обезьяны человека» - всплыла в сознании крылатая фраза. Или не от обезьяны, а от несчастного, застреленного им животного. Ну, от этого вида людей. Да, именно людей! Он же не человекообразная обезьяна, он – человек, пусть и снежный. И кому какая разница от кого кто произошел? Пусть я буду потомком выращенных в пробирке бактерий, выпущенных на грешную Землю в качестве чьего-то безумного эксперимента. Разве перестану я от этого быть тем, кем я являюсь – человеком? Нет. Так к чему пустые споры?
- А я говорю нужно срочно делать морфометрию и заканчивать описание нового вида.
- Нет, нет, и нет! Он больше нужен физиологам.
- Пожалуйста успокойтесь! Его забирают анатомы.
- Ничего подобного. Эволюционистам образец нужнее!
- Попрошу тишины в зале! – прокричал пожилой профессор, бешено колотя папкой с целой кипой бумаг по столу.
Когда все упокоились, он неторопливо откашлялся и сказал хорошо поставленным голосом, привыкшим читать долгие лекции: « Коллеги мы так никогда не придем к соглашению, поэтому, как председатель комитета, я объявляю, что образец будет предоставлен в пользование всем группам ученых, желающих с ним поработать. Но с условием не нарушать целостность препарата. Да, да, анатомы, я к вам обращаюсь – вскрывать мы его пока не будем. Как я уже сказал, доступ к образцу получат все заинтересованные в порядке очереди и согласно списку.»
- Какому еще списку? – раздался выкрик в зале
- Списку, составленному согласно размерам добровольных взносов на банкет в честь нахождения легендарного снежного человека. То есть, кто больше сдаст денег тот и первый будет работать с ним. – усмехнулся профессор, предвкушая отличную пьянку. – на сим объявляю конференцию закрытой и прошу всех пройти в банкетный зал.
«Нет уж, хватит с меня этого бреда. Пойду я лучше домой.» - подумал Егор и направился к выходу. У самых дверей его окликнул по имени резкий властный голос. Охотник остановился и, обернувшись, увидел двух людей в милицейской форме.
- Секундочку гражданин. Вы Егор Стеклов тысяча девятьсот семьдесят шестого года рождения?
- Да, а в чем собственно дело?
- Оперуполномоченный Николаев – представился оперативник – пройдемте, пожалуйста, в отделение.
- Что происходит, я вас спрашиваю. Зачем в отделение?
- Вам предъявлено обвинение в умышленном убийстве.
- Что? Что за бред? Я никого не убивал.
- Не далее как семнадцатого числа текущего месяца вы застрелили на охоте человека. У нас есть свидетель, да и тело вы сами соизволили доставить в Питер.
- Ничего не понимаю. Какой свидетель, какое тело? Объясните вы по-человечески.
- Свидетель – Ефимов Трофим Михайлович тысяча девятьсот семидесятого года рождения. А тело – вон его как раз в мешок упаковывают.
- Где???
- Да, аккурат рядом с трибуной.
- Вы про снежного человека что ли? – опешил Егор – так это же трофей.
- Следствие разберется трофей это или нет, а пока налицо убийство человека и закону неважно снежный он или хоть золотой.
- Но, как же это? – запричитал ничего не понимающий Егор - Я же охотился…
- Человек он и есть человек и перед законом все равны – заключил лейтенант, подталкивая задержанного к выходу.
де Кавильян
Эх, пора разгрести пыль зловещей Башни. Давно сюда не ступала нога поэтов и романтиков. А вот получайте, мусью Торвик:

У меня за пазухой - горсть монет,
За душой, как назло, ни гроша.
Но такой, как ты в целом мире нет,
Ах, зачем ты так хороша?

У меня на кухонке - черный чай,
У меня на лестинице - ни души.
Мне бы только рядышком - невзначай,
Ах, да чтобы только всю жизнь.

Где бы мне такие найти слова,
Чтобы описать тебя, обрести?
Ах, но чтоб касаться тебя едва,
Ведь меня, по-моему, не спасти.
Spectre28
де Кавильян, именно Торвику?) А то что-то у меня появилось желание тряхнуть стариной. Стих хорош... был бы, если бы это был не стих, а песня. На гитарный лад это ляжет просто идеально - аккомпанименту пофиг на чёткость размера порой - был бы ритм, а он в первом приближении присутствует. Но если копать дальше именно в академической манере - есть, над чем поработать) Тем более что без аккомпанимента - при декламации - можно и сбиться, если размер подкачал smile.gif А он подкачал, да-а, и именно при декламации будет сбивать ритм... что я попробую показать. Итак, ритмический рисунок вкупе с размером:

Цитата
У меня за пазухой - горсть монет,
За душой, как назло, ни гроша.
Но такой, как ты в целом мире нет,
Ах, зачем ты так хороша?


--/-/--/-/
--/--/--/
--/-//-/-/
/-/-/--/

как я указывал, для песни проблем нет: наличествует чёткое ударение на конец строки и по парочке в середине строк. А сколько там слогов между ними - шут с этим. Но для стиха - обрати внимание на рваность формы. Притом, что рифмовка строк: 1-3/2-4, указаные пары друг-другу не соответствуют. И если вторая-четвёртая строки это переживут за счёт общей структуры, то вот два ударных слога в третьей строке - уже плохо) Хотя голосом и это можно "закрыть", конечно. Но лучше подправить форму так, чтобы не пришлось что-то там закрывать, согласись smile.gif А что творится с размером? 10-9-10-8. Ну, ок.

Цитата
У меня на кухонке - черный чай,
У меня на лестинице - ни души.
Мне бы только рядышком - невзначай,
Ах, да чтобы только всю жизнь.

--/-/--/-/
--/-/--/-/
--/-/----/
--/-/--/
от рифмы "чай-невзначай" хочется поморщиться, ну да ладно. В принципе тоже самое, что и к первому четверостишию. Но размер не соответствует не только в парных строках, но и если посмотреть на связь четверостиший. 10-10-10-8. Бедные слоги, им то тесно, то, напротив, слишком вольготно рядом с соседками) Но ритм в целом, повторюсь, в базисе своём вполне ничего. Детали бы до ума довести smile.gif

Цитата
Где бы мне такие найти слова,
Чтобы описать тебя, обрести?
Ах, но чтоб касаться тебя едва,
Ведь меня, по-моему, не спасти.

/---/--/-/ (извини, "мне" тут на ударный слог на фоне других никак не тянет. Сразу смысл строки меняется. Так что придётся отдуваться за всех слогу "где")
/---/-/--/
/-/-/--/-/
--/-/----/

про ритм и размер тоже самое, что к предыдущим четверостишиям. Пропеть можно, но вот на чтении... и ещё одно маленькое но - "ах" повторилось. Дважды на два четверостишия - много для такого паразита. В общем... в целом мне, скорее, понравилось smile.gif но с точки зрения формы - править и править. Ну а если под гитару - и так сойдёт)
де Кавильян
Spectre28, спасибо за мудрую критику. Внимательно изучу и обязательно учту все замечания и поправки. Ну что ж, господа критики, продолжим?

Я не стану стучаться в закрытую дверь,
Ведь замки - для таких как ты.
Я достану тебя - если хочешь, не верь -
Посреди переулков пустых.

Обманув патрули самых преданных псов,
Появлюсь на исходе дня.
А когда ты с улыбкой ответишь на зов,
То не сможешь прогнать меня.

И улыбка сползет у тебя с лица,
И рука скользнет за мечом,
Ты спасался всегда, ты был тверд до конца,
Но бессилен пред палачом.

Бесполезны молитвы и слезы пусты
Есть один только принцип, поверь.
Я всегда прихожу за такими, как ты,
Даже сквозь закрытую дверь.
Spectre28
де Кавильян, хмм, в этом стихе всё ещё не учёл)) впрочем, здесь всё не так просто и вполне достойно более подробного обзора... Отдельные моменты просто прекрасны, но почему остальные строки хромают?( Впрочем, начнём с первого четверостишия.

Цитата
Я не стану стучаться в закрытую дверь,
Ведь замки - для таких как ты.
Я достану тебя - если хочешь, не верь -
Посреди переулков пустых.


Здесь размер в принципе определяется как 12-8-12-9 - но почему? В смысле, почему не чеканное12-8-12-8? Или, как вариант, 12-12-12-8? Смотри, ты рифмуешь вторую строку с четвёртой, и обе эти строки являются завершающими по ритмике, ими заканчиваются двустишия и одновременно - предложения. В итоге:

//Ведь замки - для таких как ты.

приобретает именно чеканную форму - ты отрезаешь фразу, сильное ударное окончание. --/--/-/ тройное ударение на 8 слогов, отлично, и между последними ударными слогами только один безударный коротенький слог. А что в четвёртой строке? --/--/--/ :вроде похоже, да не то. Отрывистости недостаёт. Пред-предпоследний слог лишний, и так же чётко, как и вторую - эту строку уже не закончить голосом, он проваливается. А вот будь там ритмика идентична второй строке - просто сказка была бы) Окончание в таком стихе просто обязано быть подчёркнутым ритмически - это ж сага о мести, а не романтический сонет, тут нужно уверенность и целеустремленность передавать через ритм)

Цитата
Обманув патрули самых преданных псов,
Появлюсь на исходе дня.
А когда ты с улыбкой ответишь на зов,
То не сможешь прогнать меня.

Вот здесь ритмика конца закрывающих строк уже гораздо лучше прослеживается. Хотя слог "ня" в окончании мягковат, но тут уже я придираюсь. Только вот... размер тут: 12-8-12-8. Так почему в первом четверостишии другой?

Цитата
И улыбка сползет у тебя с лица,
И рука скользнет за мечом,
Ты спасался всегда, ты был тверд до конца,
Но бессилен пред палачом.

ууу... раз-мер. 11-8-12-8 :это вообще что? И ритм, ритм. До этого нечётные строки были к концу как /--/ и оттенялись чеканными чётными: /-/. А тут откуда вот это вылезло? Да ещё два дополнительных слога...

Цитата
Бесполезны молитвы и слезы пусты
Есть один только принцип, поверь.
Я всегда прихожу за такими, как ты,
Даже сквозь закрытую дверь.

12-9-12-8
Вот ежели бы весь стих был в такой ритмике - цены б не было, \то четверостишие очень хорошо) Или если стих был в принципе в одном размере и одной ритмике... но неплохо) чувство ритма есть, а недочёты исправимы)
Hel
Прочитав все вышесказанное, легко взлетаю по ступеням лестницы. То, что их так много, совершенно меня не смущает. Ну где, где же эти мудрые гарпии! Как же хочется всех их поскорее увидеть! И… ну… наверное они этого не поймут…
Несу огромную кучу свитков, испещренных мелкими серебряными рунами. Ну какой, какой из них подать первым? Не все же сразу!
Вот и дверь. Войдя, замираю. Священный трепет охватывает все мое существо. Вот они!
Роняю свитки на пол. Неужели я вижу Их, Владык Башни!

Оказывается, тут столпилась приличная очередь. Мой пыл потихонечку остывает. Может и нет среди всей этой кипы ни одного стиха, достойного быть прочитанным Мудрейшими…
Отхожу тихонечко к окошку. В старом глиняном подсвечнике теплится свечка...

Огонь открывает тайны,
И в пламени свечи
Ты видишь свои желанья,
Несбывшиеся мечты.

Закрой ее ладошкой,
Чтоб душу свою согреть
И посмотри немножко,
Как будет она гореть.

Маленький лучик света
Пробудит в твоей душе
Все зори и все рассветы,
Прожитые уже.

Только душа заплачет
И из ее слез
Вытопится янтарный
И застынет на руках воск.

Ты не давай ей плакать,
Воск этот собери,
Много еще рассветов
Ждет тебя впереди...
Torvik
Старый алхимик, кряхтя, поднялся по скрипучим ступеням, кивнул вновь вошедшей, потом уселся в кресло у камина и начал разбор последнего опуса:

1) Девушка, вы знаете что такое размер? А посчитал слоги в двух первых четверостишиях и пришёл к выводу, что "не очень" 6-8-8-7 и 7-7-7-7 соответственно. При том складе стиха, что у Вас (не "лесенка" Маяковского") подобная вольность сбивает с ритма, не давая насладиться творением в полную силу.
2) Рифмы. Советую более трепетно относиться к этому вопросу. Укажу только то, что отторгнуло, что я бы лично пересмотрел - "свечи-мечты", "заплачет-янтарный", "плакать-рассветов", "собери-впереди". Теперь вы понимаете, сколько ещё предстоит работы по переделке?
3) "Все зори и рассветы, пережитые уже" Я думаю, что при таком количестве информации не долго и свихнуться.
4) "Только душа заплачет..." А Вы уверены, что этот процесс необратим? А вдруг душа заматерела?
5) "И застынет в руках..." Из души в руки? Из ушей что ли польётся? Как-то путь воска мало продуман.
6) И - задумаемся над смыслом всего стиха в целом. Давайте, а? "Не смотри на свечу, а не то из ушей воск потечёт". Так что ли? Или Вы, автор, нечто иное пытались донести до читателя, но оставили после себя лишь сию нелепую картинку?
Ясмик
- Так, пустите меня! Ну и что, что не закончено? Анна! Анна!...

Девушка почти бегом, принялась бзбираться по лестнице, время от времени зовя критика живописи... Наконец она добралась до нужного этажа и достав рисунок, принялась обьяснять... ну пока что воздуху, потому как поблизости Анны замечено не было.

- Понимаете, я как существо ленивое (местами) и любящее (порой) полагаться на "глазок" (почти) вместо четких построений... а глаза у меня -5/-6 (были 7 лет назад), то этот глазок может давать погрешности (+/- метр)... посему очень-очень интересует - не оторвана ли дальняя нога и если да то насколько ее надо сместить, в одной ли плоскости все части лица, не высоко ли грудь и что с рукими и... в общем можно много говорить, но я лучше помолчу и с благодарностью приму советы - поправки анатомии...

Девушка на мгновение замолчала, а потом добавила:
- И еще одно - я совершенно не обидчива к художественной критике, так что ругаться за большие косяки можно (главное при этом указать как правильнее)... и вообще четыре (+ очки) глаза хорошо, а шесть лучше, потому и показываю рисунок...
Переплетчица
-Я здесь, я здесь! – Встрепанная Анна Болейн появилась из стены, пытаясь на ходу привести в порядок прическу.
-Простите, я спала. – Поняв, как глупо это признание прозвучало из уст призрака, Анна густо покраснела, покосилась на стенку и прошептала:
-Ну, вы ж меня понимаете, дорогая леди Смик! Та-а-а-а-акой мужчина! Я всегда теряю голову от красивых мужчин,… если вы понимаете, о чем я.
-Но давайте приступим! – Призрак цапнула рисунок и царственно опустилась в столь же призрачное кресло. – Там есть чай, угощайтесь.

Итак. Очаровательная эльфийка! С пропорциями вы и не наврали почти что. Она длинноногая, но для эльфийки это нормально. Голова чуть мелковата. Вообще б и это сошло, но черты лица сильно сместились вниз, а волосы легли малореальное, из-за чего голова смотрится еще меньше. Ее надо либо увеличивать, либо поднимать сами черты лица (губы оставить на месте, а вот глаза с носом лучше поднять).
Волосы на затылке нормально, а вот надо лбом их должно быть меньше. Череп от лба к затылку «поднимается», идет вверх на закругление. Так что если вы не планируете делать начес надо лбом в стиле 70-х то лучше внимательно посмотреть как в реальности лежат волосы и сделать прическу не такой круглой. И с той стороны лица при такой прическе волос будет почти не видно.
Самое «убежавшее» здесь – уши. Пока они выглядят не как кончики заостренных ушей, а как затычки для них. Эльфийские уши строятся как человеческие, но с заостренными кончиками. А человеческие классически заканчиваются примерно на уровне уголка глаза, а их верхняя точка где-то в районе брови. Так что наши ушки сдвигаем выше, что б та точка где ухо растет сверху было именно на уровне внешнего уголка глаза.
О глазах. Цвет – прекрасный! Но у вас нет ощущения, что она слегка косит? При повороте головы в три четверти радужка будет не круглой, а слегка овальной и зрачок не будет ровно посредине. Вы же сделали это на ближнем глазу, что ж там растерялись?
Тень от подбородка будет ровная, а не такая рванная.
О! От костюма я в полном восторге!
Правая грудь почему-то меньше и расположена выше, чем та, что ближе к зрителю. Как только вы это исправите, то все будет замечательно. Только вот посмотрите еще линию грудной клетки под грудью. Такую линию она может иметь, только если сдавлена корсетом. Грудная клетка у нас не вогнутая а наоборот, чуть выгнутая =)
Кстати, кисточка косы на левой груди будет лежать, а не висеть мимо. При такой позе, а так же размерах второго им в пространстве не разминуться.
Но куда делась правая рука? Почему пальцы существуют отдельно?
Вообще человек может в подобной позе прижать локоть к ребрам, так что видно будет только запястье. Но это неудобно, смотрится нереально и убьет всю расслабленность нарисованной позы. Лучше станьте к зеркалу и посмотрите, как поведет себя рука в подобном положении. Локоть уйдет вперед и в вашей позе почти упрется в правую ногу.
Точнее упрется в нее или вообще за нее уйдет, поскольку левую ногу надо все ж нарисовать от таза (пока что она растет из второй ноги) и левая нога от таза будет под тем же углом но ближе к телу =)
Бедро должно быть потолще(либо второе тоньше) но в любом случае такого пространства под левой коленкой не будет. Так бывает лишь у кузнечиков и больных анарексией. Сядьте так. И у вас будет не пространство, а совсем наоборот. Медиальная широкая мышца бедра снизу прикреплена к основанию коленной чашечки. Вы можете потрогать ее у себя на внутренней стороне ноги на уровне верхней половины коленки. Не промахнетесь, она большая! И именно поэтому в такой позе деется ей некуда. А учитывая мышцу икры … а еще и надетый на эльфийку сапог… в общем, под коленкой те две мышцы встретятся. Проверите на себя)
Ступня великовата, но это можно скинуть на острый нос сапога. Но голая кожа в прорезях сопага смотрится странно. Может лучше пусть там проглядывает фиолетовый чулок?
Вторая нога если висит в воздухе, то я почти согласна, но если на земле, то бедро об эту самую землю слегка сплющит нижнюю линию. И что ж вы это эльфийке в заднице совсем отказали?) Либо прибавьте девушке ягодицы либо подарите ей подушку что б сидеть было удобнее.

Вот… ой, как много я всего наговорила! На самом деле придиралась к мелочам. Основное – прически, уши, правая рука и правая же нога. А остальное можете и мимо ушей пропустить. Хотите пирожных?
Ясмик
Девушка улыбнулась.
- Я предпочитаю, чтоб мужчины от меня теряли голову. Но каждому свое.
Внимательно выслушав все советы, она взяла рисунок...
- Вы позволите?.. Тени под головой еще как бы и нет, это просто было чтоб отделить по цвету от шеи, а руку ту я сперва нарисовала, правда тогда другие рукавчики были.. а потом переделывала и забыла... Но я исправлю. И все остальное тоже постараюсь. Я скоро...

Вернувшись через некоторое время, Смик передала призрачной девушке переделанный рисунок.

- Вот. Я сделала волосы, сместила лицо, поправила глаз, косичку никак не удавалось правильно расположить и заменила, переделала (надеюсь правильно) грудь и попу, сместила и чуть разогнула ногу, перерисовала дальнююю руку (долго думала, примерялась и смотрела на другие картинки - вышло так)... да и костюм я ей поменяла несколько... в общем такое вышло... а про уши я не совсем поняла.. что значит начинаться на уровне кончика глаза и заканчиваться в районе брови? Не слишком ли маленькое оно тогда?.. В общем, если вам не сложно - еще парочку советов по этому исправленному рисунку... А пирожное я возьму вон то, шоколадное, с вашего позволения...
де Кавильян
to Hel

Если в городе - дождь, если в городе - снег
И уже не спасает метро,
Ты зайди ну хотя б на минутку ко мне,
В дом, где сходятся нити дорог.

Я - обычный бродяга, полночный поэт,
Недобритый, седой и простой.
Я так ждал тебя столько томительных лет.
Проходи, на пороге не стой.

Я бы мог предложить тебе выпить вина,
Но зачем? Ведь ты пьешь только чай.
Ты так долго в ночи тосковала одна,
Что не сможешь сказать мне "прощай".

А когда на рассвете я дверь отворю,
Отворю, опустивши глаза.
Ты тихонько пройдешь, постоишь на краю
И ко мне возвратишься назад.


17.03.09
де Кавильян
Весна, любовь, сосульки тают, а в Башне гарпии летают. Скучают гарпии по мне в своей небесной вышине. Мне этот бред писать придется, ведь стих на форум не кладется. Короче, длинным будет тост, чтоб вы увидели мой пост.

Черный рыцарь на черном коне,
Черный-пречерный меч.
Не для того ты встретился мне,
Чтобы меня стеречь.

Я не боюсь разноцветной толпы,
Скрыт за вуалью взгляд.
Все мои маски - всего лишь пыль,
Так обо мне говорят.

Так предложите же мне вина,
Вечер свернулся в кольцо.
Только для вас и лишь я одна
Нынче открою лицо.


1.03.09
Akado
Пока что название Башни гарпий погли подтвердить только причудливые тени, которые при большом воображении, можно было принять за этих неприятных животных.
Поднявшись по винтовой лестнице девушка обнаружила небольшую залу, в центре которой находился стол. Недолго думая она положила несколько листиков, принесенных с собой на этот стол.

Потрескалась корка, сковавшая небо,
Сверху свободные звезды глядят,
Оживает бывшая небыль:
Видишь луны недобитой взгляд.
Что-то вдруг переменилось,
Что-то вдруг произошло,
Сердце замерло... забилось...
С мира марево сошло.
Справа шорох, слева свист,
Ты идешь меж двух огней
Прямо дьявол крутит хлыст,
А назад еще страшней:
Черти чертят пентаграммы,
Знают в этом, черти, толк!
В подворотне лижет раны,
Чертыхаясь, старый волк.
Ты моргни разок другой:
Может это наважденье?
Но тоскливый, долгий вой
Обрывает размышленья:
Загорелись огоньки
Красных, желтых, синих глаз.
В небе черные грачи
Не услышат твой возглас!
Не увидят как тебя
Волки разрывают,
Не узнает и луна,
Что тебя не станет.
Пройдет час, а может два,
Душу Бог поманит
Кости скроют мох, трава,
И исчезнет память.
де Кавильян
Весна, любовь, сосульки тают, а в Башне гарпии летают. Скучают гарпии по мне в своей небесной вышине. Мне этот бред писать придется, ведь стих на форум не кладется. Короче, длинным будет тост, чтоб вы увидели мой пост.

Где ты бродишь, моя королева,
И на радость и на беду
Поворачивая налево,
Если я направо иду.

Где ты синюю ночь коротаешь,
Чей костер согревает во мгле?
Потому что когда ты летаешь,
Я обычно хожу по земле.

Я спокоен - тебе тревога
Я вернулся, а ты в пути.
Ну скажи ты мне ради Бога
Как же нам друг друга найти?
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.