Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Сквер поэтов
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43
Альфар Чермор
Последняя битва.
Залп! Стрела полетела как ярость.
Залп! К тебе летит смерть, а не старость.
Залп! Победы мы песню споем.
Залп! Отбросим врага этим огнем.

Залп! И смерть пусть окажется быстрой.
Залп! Из воя не выйдешь ты чистым.
Залп! Стреляй, если надо в упор.
Залп! Врагу должны дать мы отпор!

Залп! А если закончатся стрелы.
Залп! Не бойся, пусть будешь ты первым.
Залп! Бери меч и при на врагов.
Залп! Такая смерть лучше оков.

Залп! Нас здесь уже мало осталось.
Залп! Надежда на части распалась.
Залп! Такая смерть лучше оков.
Залп! Зальем огнем наших врагов.

Залп! Враги пробрались через стены.
Залп! И кровь вытекает из вены.
Залп! Занес меч один из врагов.
Залп! И вижу я светлых богов.



Конец.
Блистающий мир падает в бездну,
Надежды на свет разобьются о воду,
Зачем же бежать? Ответь лучше честно,
Сейчас в городах остался ли воздух?

Желанье быть выше достигло предела,
Но если ты стар, для тебя смерть не новость.
Душа постепенно срастается с телом,
А если ты молод, то летишь давно в пропасть.

И в начале конца за пробелом пробелы,
Люди верят лишь в то, что способны увидеть,
А слова теплоты летят в уши как стрелы
С ними слово "любить" звучит как "ненавидеть".


Прекрасный закат.
Я не люблю встречать рассветы,
Мне больше нравится закат,
А лучше молнии над лесом
И слышать громовой раскат.

Люблю когда взрывают небо,
Мне хорошо, ведь дождь мой брат,
Он застилает тучей небо,
И пусть сквозь них горит закат.

И пусть танцует королева,
Которую грозой зовут,
Чтоб молний вспышки справа, слева,
И грома взрывы там и тут.
Сигрид
Даерон - Дориату

Вечерняяя заря - твои глаза.
Зачем столько боли в росе весной?
Звезда и пьяный рассвет - с тобой,
Замерзший вереск - дни без тебя.

Спросонья дрозд возносит славу твою.
Я снова жив, и снова для тебя - пою.
Ты - сколько вечностей тебе? - и снова юн,
И снова грусть шутя оборотишь в июнь.
Флу
Опускаясь на колени

Опускаясь на колени у разрушенного храма,
Что с того, что ты молился, грезил падшими богами –
Боги глухи и бессильны, жизнь жестока и упряма –
Оставляет раз за разом только пепел под ногами.

Преклонив колени робко перед женщиной спесивой,
Что с того, что ты пленился страстно-томными глазами,
Оболочка совершенна, только вряд ли суть красива,
В этом мире всё непрочно – красота уйдёт с годами.

Гордо преклонив колено перед королём безумным,
Что с того, что ты был выбран выполнять чужую волю,
Разве убивать и гибнуть без причин на то разумно?
Разве стоит одобренье и почёт смертельной боли?

Оттого, прошу, не стоит преклоняться предо мною,
Не желаю, чтоб покорность душу убивала ядом,
Поднимись с колен, иначе, дорожа своей любовью,
Чтобы быть с тобой на равных, опущусь немедля рядом.
Даниэль
Закружились вдруг листья, и ветер утих,
Словно не было здесь никогда листопада.
И откуда - то шепот вдруг тихий : "Не надо."
Словно осень вдруг мимо той тропкой прошла
И сказала мне тихо : «Останься со мною,
А потом я тебя же одену зимою,
И пойдешь ты по миру, со вьюгою злою
Сеять холод и боль, что не ходят со мною.»
Я тебе не отвечу, красавица – осень.
Просто знай – невозможного ты меня просишь.
Твои тропки и листья всего мне дороже,
Я как – будто дорогу нашла в свое прошлое.
Ты быть может, не веришь? Ответов не жди.
Просто знать не хочу я, что там, впереди.
Листьев шепот вокруг – и друзей и подруг,
Они дороги мне, словно дождь в тишине,
Словно ветер холодный, что дует во сне.
Ты оставь мои мысли, желтая осень.
Просто хочешь, я знаю, но даже не спросишь.
Я остаться хочу, уходить – не мое.
Просто жизнь мне с тобою дороже всего.
Brunhild
Голова болит,
спать мешает.
Сердце все шалит,
замирает.
Вновь приходит бред.
Стекла тают...
Мысли о тебе
убивают.

Где же ты теперь
не мечтаешь?
Не откроешь дверь.
Не растаешь.
Время убивать
без расспросов.
Не ложиться спать
так ли просто?

Как забыться сном,
я не знаю.
Снегом и дождем
я летаю.
Где найти тебя,
я не знаю.
Мысли о тебе
убивают.

Ранена душа -
выстрел в сердце.
Незачем мечтать
после смерти.
Хочется кричать:
"Я живая!"
Но мысли о тебе
мне мешают.

Вновь приходит бред...
Страшно стало.
Думать о тебе
я устала.
Снова чувства мне
спать мешают,
Ведь мысли о тебе
убивают.


Непутевая ведунья

Не найдя в лесу дороги, заплутав ночной порой,
Ты найдешь мой дом убогий под раскидистой сосной.
В этом доме поджидаю я тебя уже давно,
Здесь тебя я приласкаю, обогрею, милый мой.

Усажу перед камином, сяду рядышком с тобой...
Ворожу красой ленивой я тебя, любимый мой.
Страх не гонит мои ласки, страх в тебе не проживет,
Смотришь ты ведь без опаски и вкушаешь сладкий мед.

Одинока жизнь ведуньи в старом доме под сосной.
Ты навеки жить останешься со мной в глуши лесной.
Стану я тебе милей твоей невесты дорогой,
Будешь холить и лелеять ты меня в тиши ночной.

Горечавкой и полынью я приправлю ужин твой,
Чай из мяты и душицы обернется сон-травой.
Положу спать под омелой, да на пледе барвинок,
Сладко будешь спать, мой ангел. Засыпай скорей, милок!

Милый, милый!.. Что с тобою? Затуманился твой взгляд...
Эх! Непутевая ведунья: что ни приворот - то яд.
Ты не первый, не последний, кто погиб в глуши лесной
От ночлега у ведуньи в старом доме под сосной.

Кнопка "Редактировать" находится в правом верхнем углу.
Цензор, Соуль.
Рюдо
Оргазм одиночества.
Свидание с зеркалом.
Ненужное творчество.
И фразы "проехали".
Следы поцелуев
На телеэкранах.
Люди в футлярах
С дубовыми лбами.
Мираж понимания
В пустыни общения.

Страх одиночества -
Уже отклонение.
Сигрид
За кистью тянется нелипкая ползучая
И в кончик тощий волоски скручивает
Бумага не согласна её принимать такую обидчивую
Такую к чужой белизне невосприимчивую

И Мастер воды добавляет в стаканчик,
Чтобы расслабился слипшийся кончик,
Чтоб гладкошерстная скользила задумчиво,
Может, тогда иероглиф получится?

В дымку размажется черное пятнышко,
Плюнутое несговорчивой кисточкой.
Мастер рисует летящую бабочку,
Мало заботясь о пятнах на утики.

Выкинет Дайс судьба меланхоличная,
И Мастера все будут звать Каллиграфом.
Высшую мудрость искать в иероглифах,
За иены пытаться купить его творчество.

А Мастер рисует летящую бабочку,
Мало заботясь о иенах на поясе.
Тревожит его непослушная кисточка,
Но не свержение Императора.

############

Если я хожу без шапки
И луну пинаю в теннис.
А потом на чьей-то кошке
Пьесы Бартока играю,
Значит, через два сугроба
Солнце кувырнется в лето!
Brunhild
Время залечит мне старые раны,
Что кровью запеклись.
Может быть, мне умирать еще рано,
Так за меня ты помолись.

Улечу за горизонт белою птицей, не махнув крылом.
Это все лишь тебе утром приснится, пока не рассвело.

Дождь, серый дождь вдруг тебя мне напомнит,
Вспомню глаза твои.
Может быть, жить мне уже слишком поздно.
Как дождаться новой зари?

Я шагну за поворот серой волчицей, позабыв свой дом.
Это все лишь тебе утром приснится, пока не рассвело.

Сердце сковала тупая свобода,
В теле душа горит.
Ты будешь ждать меня до восхода,
Но заснешь, как свеча догорит.

Я вернусь к тебе поутру алой зарницей, лягу на чело.
Это все лишь тебе утром приснится, пока не рассвело.
Шут Гороховый
я бы... (моя любовь)

Я бы не беспокоился,
если б под экстези
не знал кто такой Джимми Моррисон,
если бы
не мог перелиться кровью
неподходящих групп и биг-бэндов
с нотами по мелодиям
от свинга до драм-н-бэйса
так же близко,
как от слова
до строчки из песни Дилана
великой,
like a Rolling Stone,
я бы не беспокоился,
как Бобби МакФеррин
закрывая глаза, трогая волосы,
я шептал бы тебе:
«Be Happy».
Зверекъ
В его глазах печаль на дне:
Он был началом и концом,
Уничтожающим себя
И возрождавшимся во сне
Двуличным мелочным творцом.
Что ненавидел, не любя,

Любил - отдавшись до конца,
И чувствовать уже не мог
Наполовину, но душой.
И миловал себя-слепца,
И перекрестьями дорог
Спешил из вечности домой.

А дом всегда сожжен дотла,
Он сам его огню предал,
Он душу пеплом прижигал -
Она, в неведеньи, слепа.
И облик свой не раз терял,
Срывался, падал и вставал.

Когда отчаянье и страх
Его кромсали как ножом,
Как капля камень точит век,
Он выжигал в своих сердцах
Ответ пылающим огнем:
Он был всего лишь человек.
SimiRel'
Бездомные мысли опять напились,
На крышу забрались и с ней сорвались.)

Нет грусти, ни злости, один пофигизм,
И гдето гуляет мой альтруизм.))

И насморк на все пробивает опять,
Ах вот оно слово, зовется - начхать.)))

Система сгорела, погибла винда,
Чувства зависли, эх, так всегда.))))
Рюдо
по следам Хаяма


Перетекают грани за грани,
Грани за грани.
Основа мертва.

Грани свободны,
Грани свободны
Без кандалов торцевого бытья.

Грани решают,
Грани решают
Старый вопрос: Быть или Нет.

Я наливаю.
Ты выпиваешь.
Граненый стакан – ответов ответ!


//////////////////////////

"Раньше у нас было время
Теперь у нас есть дела.»
Ты говорила со мной.
Теперь лишь линк дневника.

Как ты?
Читай там написано.
Что так?
Смотри в дневнике.

Да плевал я на строки.
Мы говорим о тебе.
Тео
Код

Она.
  Каждый день проводит одинаково,
  Посвящая себя домашним заботам.
  Ждет его постоянно,
                        Но Он приходит
                                               Строго
  По четвергам и субботам.
Он.
  Очень часто бывает грустным.
  Впрочем, не называет причины
  Нередко шутит.
                        Иногда неуместно
                                                Много  
  Корчит рожи и строит мины.
Она.
  К сожалению, слишком обидчива.
  Но, по счастью, отходит быстро.
  Задает вопросы
                        И ждет ответов.
                                              Тщетно
  Пытается стать близкой.
Он.
  Выстроил вокруг себя стену,
  Крайне сложно понять его мысли.
  Проявляет чувства
                        Довольно скупо и
                                               Бледно.
  Для иного не видит смысла.
Она.
   Хотела бы влезть на крышу,
   Чтобы сделать задний  кульбит
Она.
  Хотела бы знать, чем Он дышит
Он.
  Молчит.

Зверекъ
Заклинание

Ты сказал, что смерти нет у камня?
Но, послушай, камень несвободен!
И в песок по воле человека
Раскрошится каменная глыба.
Трещины тончайшей паутинкой
Побегут к подножью от вершины,
Брызнет из щелей крупой песчаной,
Распадутся крупные обломки
Словно дольки спелого граната -
И в местах разлома, в свежих ранах
Засверкают острые кристаллы.
SimiRel'
<Кому известна кровь на ледяных руках?
Кто держит на ладони душу*,
Ко многим он приходит через страх,
Сквозь мысли он бредет наружу.

По желтым листьям*, по огням зари,
Петляя неизведанной тропою,
Он смерть и жизнь несет в своих глазах,
Однажды он прийдет и за тобою.

А знаешь* ты, как засыхают слезы?
Как затихает сердца стук?
Как помнится, зовут его-ее Судьбою,
А для живущих, он пока лишь только звук.>
Рюдо
Мы потеряли лето.
Мы хранили его в слове «чуть позже».
У меня на руках умер холод.
Холодильники стали дороже.
Во дворе загипсован ветер.
Из земли отлиты пули.
Чьи-то злые холодные губы
Огоньки на дне глаз задули.
Сигрид
Антону....
От одной звезды до другой -
Километры немых берегов.
От одной звезды до другой -
Резкий вскрик пробудившихся скал.
Самолет подними на крыло,
ДО рассвета дотронься рукой.
Тем не ведомы страх и покой,
Кто ответов у неба искал
Drogo
В те времена, когда свинья летела,
Прощая всех своих свинят за свинство,
Тогда сырое бурундучье тело,
Вступало с обезьянками в единство.
Так вот, тогда я мыл посуду,
А мимо пробегал мой кот,
Не думал брать в ломбарде ссуду,
А написал я стих. Э... Вот...
Сигрид
Все на своих местах:
Наугламир в шкафу.
Три Сильмарилля в ряд,
Белой салфетки круг.
Кошка спит на столе,
Теплым свернувшись сном,
Кисти на скатертях
Вышиты серебром.
Вторник, за ним среда,
Следом придет четверг,
Пыль на клинок легла,
Лук забирает влево.
Тень от гитары новь
Сделает плукруг.
Сердце, усни без слов.
Ход твой часы добьют.
Словно сама, свирель
В пальцах моих поёт.
Плачет входная дверь –
Кто-то сейчас придет.
Все на своих местах.
Все там, где быть должно,
Влиться в чужой рассказ
Видно, не суждено.
Жить в Дориате…
..существовать?
Муж.. однорукий. Дочь.
Не рыжая.
Все на своих местах.
Хлодвиг
*подумалось*

Под вечер спряталось солнце,
За мягкую вязь облаков,
Сидел старичок у оконца
Разбитого "розой ветров"...

И на зиму крепко заделать
Окно уже не было сил
Душа уже тело не грела...
Сидел он и трубку курил...

Кисет, табачок, телогрейка
Разбитое настежь окно
Вот все, что оставил Андрейка,
Покинув родное село...

Еще одна ночь наступила
Прошел в ожидании день...
А дедушке ночью приснилась
Родная сыновняя тень...
Brunhild
Еще не до конца открыта дверь,
А ты уже вошел в мое сознанье,
Пусть даже нет тебя со мной теперь...
Теперь, когда меж нами расстоянье.

Пускай сейчас ко мне зайдешь не ты,
И пусть сейчас лишь будни беспокоят,
Но только ты заполнил все мечты
Мои, когда меж нами дни проходят.

Ты для меня и воздух, и вода.
Ты - мой огонь и почва под ногами.
Теперь, когда уж утекли года,
Ты возвращаешься ко мне лишь снами.

Вновь неотрывно я смотрю на дверь,
И сердце больно гложет ожиданье,
Пусть даже нет тебя со мной теперь...
Теперь, когда меж нами расстоянье.
Voritin
Девушке.
Вот я встретил Вас, и все то
Что было в сердце из льда
Что не таяло нигде и никогда
Ожило вновь, сильнее стало втрое.
Понравились ВЫ мне, и я влюблен...
Да я совсем больной, безумен...
Потому что полюбил я Вас.
И, поверьте, бессилен разум мой,
На троне победившая душа.
Но есть и друг мой верный.
В Вас влюбленный также,
Ему делать больно не хочу,
Вам тоже, Вас обидеть не хочу.
Как же выжить мне, ведь я схожу
Из-за Вас схожу с ума. Впрочем
Я безумен, как я писал,
Любить богиню (а вы для меня она)
Нелегко, но когда герой путь
Свой в жизни легкий выбирал?
Бог, ты жесток, но в чем-то
Благодарен я тебе - если бы
Если бы не ты, не узнал бы
Красавицу я, чей облик ясный
Вновь явился предо мной,
Но почему и я, и друг, мы
Полюбили Вас одну? Я схожу
И с ума, и с места моего.
Не способен я понять, как
Как мне поступить. Как?
Пускай я безумен, но
Сражаться за любовь буду до конца.
Ах, прелестная, знали б вы,
Как похож я на зеленого юнца.
Я никого не любил аж целый год.
А то и два. Вы первая, но зачем?
Или почему? Из-за вас я не ем,
Вы смутили душу бедную мою.
Но расстопили всадника из льда
Который не таял никогда...
Поклонников был целый легион.
А любят только двое.
Стихи пишу Вам лишь я один.
И жду я Вашего ответа,
Щурясь от яркого света,
Замерло даже сердце,
Я надеюсь, я влюблен,
Господи, зачем?



Крик души.
Второй мой стих.
Тема таже - я влюблен.
Любовь и ненависть - как ад.
Боже, что мне делать?
Я не знаю, как поступить мне,
Но сидеть без дела не могу, это ад.
Бессилие - слабость,
Слабость - путь в никуда,
Никуда - и нет любви, а я
А я хочу любить. Нет,не так!
Я хочу, желаю я любви.
Я и так влюблен, хочешь,
Достану я тебе звезду.
Ах, прелестная, краса,
Ты - на душе моей роса,
Как же хорощо мне с Вами,
Значит, бороться надо,
Значит, я жив еще,
И смогу, смогу
СМОГУ достать ту звезду
Для Вас, милая
Прелестница Мариан,
Иль по русски просто Маша...
Хлодвиг
Когда сорвется с губ последний выдох,
Когда рука устало упадет...
А тело - опустевшее корыто
Вместило боль, и в землю с ним уйдет...

Листва кружит над свежею могилой,
И горько камень смотрит пред собой...
Но надпись, "я люблю и помню, милый"
Чужое сердце выдаст с головой...

Стол, стул, не выпита чекушка...
И молча мерзнет черный, черствый хлеб...
Прощай поэт, земля - твоя подушка...
А по ночам еще и теплый плед.
Voritin
В ожидании
В доме моем огонь погас последний.
А я сижу пред окошком одинокий.
Я вдаль смотрю
Понять хочу
В чем же смысл жизни, бытия
Зачем у нас истины желания
Горит внутри как мотор
И вращается как ротор?
Я сидел, в холоде понять хотел,
Но облик твой меня согрел,
А видел лишь одно
Как горит огонь в сердцах
И пламенеет на устах
Тот же пламень,
Безумства тень
Накрыла разум мой
Я влюблен, навеки твой.
Альфар Чермор
Ночная охота.
Выстрел в ночи. Ночь взорвалась.
Пуля имеет огромную власть,
Кована магией, суть - серебро,
Создана чтобы нести в мир добро.

Наметаный глаз и твердость в руке,
В следущий раз будет дырка в виске.
На это есть право, церковь - мой флаг,
И на оружии мистический знак.

Улыбка фанатика прилипла к лицу,
Если прикажут дам смерть я отцу,
Но вам не надо бояться меня,
Зачем же страшиться святого огня!

Выстрел в ночи. Ночь взорвалась.
Пуля имеет огромную власть,
Все шире улыбка моя на лице,
Я уже предвкушаю, что будет в конце.

Не стоит стоять у меня на пути,
По судьбам чужим мне привычно идти.
Еще один выстрел и пуля летит,
Убью не того, пусть, меня бог простит.

Охотник на нечисть или просто ведьмак,
Но для людей я скорее маньяк.
Мне все равно, ведь я вышел на след,
Не винных теперь для меня больше нет.

Выстрел в ночи. Ночь взорвалась.
Пуля имеет огромную власть,
Охота окончена, враг мой убит,
В ночь его прах пусть теперь улетит.
Хлодвиг
Современное

Мир больных пацифистов, разбитых надежд..
Потерявших рассудок, уставших невежд...
Мир забывший вертеться, мир тусклой звезды.
Мир в котором живем или я, или ты...

Мир разбавленных лестью бездарных картин
Мир кубизма... волною течет серпантин
Закрывая болезни измученных душ,
Современность, гротеск и потекшую тушь...

Мир романтики черной как выцветший мрак,
Мир в котором живут и глупец и простак...
Voritin
Вот и вернулся я с войны
И увидел я прошлых дни
Прошлых войн страдания
Войн без славы сказания
А почему без славы?
О войне ни сказали вы
Никому
Никогда.
В войнах этих славы нет,
В них награды Амура сеть,
Вот и я пошел туда
Вернусь ли когда?
Я нашел свою красу,
И на душе выпала роса,
Но случилось что-то вдруг
Все проблемы встали в круг
Но я сражаться буду до конца
И не затянется нить узла
На шее нашей бедной
Нет, я не чудной,
А лишь безумен
Но не одинок,
Надеюсь, буду,
Свалю проблем груду
Как камней россыпь
Сваливаем в нашу насыпь.
В который раз спросил я себя
Зачем полюбил я тебя?
Пошел я на войну
А принял на грудь рану.
И вот я на земле, весь в поту и в крови
Но воля к жизни и любовь (слышны вои)
Гонят прочь усталость, дают надежду
И вновь иду я к цели через льда
Надеясь расстопить их,
А сквозь руки бежит холодная вода.
Как жаль, что я лишь друг
Но полюбите вы вдруг
Верить хочу, меня
Снова буду счастлив я.
Как же Вы красивы
А я стою без силы
На вас смотрю, в глазки ваши
Надеюсь на любовь я Маши,
Смотрю, как говорите Вы
Впрочем, говорить буду ты.
Любовь - она совсем как война,
И отдаюсь я в ваши чар плена...



Этот без названья.
А'den Revenger
Нет устали мне,
Нет боли в устах,
Пророки ведь
Всегда в делах,

И там, Аллах их знает,
То там залп,
То там взрыв,
И все мы плачем от боли навзрыд,

И всех их жаль,

Кому не удалось...
Кому не пилось,
Кому ночами не спалось,
Мы пьем за тех, кто жил,
И тех, кого не стало...
Маришка
Assassin.
Готов к атаке наёмник,
В руках меч и кинжал,
Его жертва баронессы любовник,
Но случай его не волновал.

Убийца ловкий пройдоха,
И мастер скрываться в тени,
Он хитрый тактик подвоха,
Его шаги не услышишь в ночи.

Лицо эльфа скрыто под маской,
Во тьме полыхают глаза,
Его жизнь должна быть опасной,
И не пахнет сказкой она.

От охотника скрыться не пробуй,
Он разыщет цель и в Аду,
Ему платят звонкой монетой,
Чтоб увидеть оппонента в гробу.

Жертвы сердце бьется все чаще,
Запоздало осознал тот свой рок...
Меч пронзил спину, мгновенье,
Кинжал в горло завершает бросок.
Альфар Чермор
Бумажная клетка.
Я пишу эти строки не поймешь для кого.
Написал я Изгоя, не придумав его,
Ведь сидит во мне зверь, и он рвется наружу,
Чтоб его удержать я впустил в себя стужу.
Не удержит его ни один из замков,
Я его обмотал километрами слов,
Миллионами строк, что держу я внутри,
А сознание шепчет: "В зеркала не смотри,
Там живет тот, кого ты Изгоем назвал,
Не смотри в зеркала, чтобы он не восстал.
Чтобы он не увидел, как живут все вокруг,
чтобы он не заставил тебя забыть слово друг".
Шут Гороховый
так рядом

Мы так призрачно рядом.
незаметно испуганы,
что найдем то, что ищем.
Это февральское послевкусие
и столовая ложка радости;
(страх проявить увлечение),
хитро и весело
быстро-задумчивым взглядом –
не в унисон молчание.
Делаем вид и шутим,
одинаково противоречим:
дышим медленно и свободно,
тайна наших движений
еще не сказана,
но мы уже рядом.
Uceus
Полюби шум ночного дождя
Шелест тихих шагов снегопада
Лучик солнца, что тучи пройдя
Освещает поток водопада
Рокот грома, звучащий с небес
И молчание неба и звезд
Полуночный и сумрачный лес
Или песню, что спел тебе дрозд
Полюби тех, кто любит тебя
И за это не хочет награды
Не взирая на боль и преграды…
Только ты не забудь про себя



Наше время еще не прошло
Мы бежим, мы боимся отстать
Чтобы дольше продлилось оно
Чтобы молодость встретить опять
Но нельзя поток развернуть
Разбивая наши сердца
Время свой совершает путь
Без начала и без конца
И уже не угнаться нам
С молодыми уже не бежать
Может, было бы лучше отстать
Этот выбор ты сделай сам
Ты не бойся, что отстав
И с дистанции этой сойдя
Очень многое потеряешь
Может ты обретешь себя
А'den Revenger
"Кавказ" | Мотив: "Вершина"

Я не пророк, что не говори,
И с Богом я нигде не бродил,
Лишь просто, я в него верю!
А там кто знает, хошь иль не хошь,

И рай, и ад, и сущая ложь,
И те... кого забыли...
И рай, и ад, и сущая ложь,

И те... кому... молились...

И нет мне дальше и дольше пути,
И если я хочу пройти,
То мне... Открыты горы!
Там Бог, там рай, и там человек,

Который не верит в свой век,
А жить, жить просто хочет...
И в этом плохого ничего нет,
Что он... О жизни молит...

А вот они горы, вершина одна,
Отвесные скалы где Смерть права,
И Солнце там не греет!
Хоть близок, но совсем не рай,
Этот гордый горный край,
Мой... Родной Кавказ...

"Cпартак"

Страха нет, нет боли,
В моей пламенной душе,
Ведь умираю я за волю,
На греющем меня кресте...

И правда, амфиатеатр,
Мною проклятый Коллизей,
И был велик, и был огромен,
И как Ясон - многолик.

И мы, хранимые богами,
Над пламенною высотой,
И не было различий между нами,
Как перед адскою рекой...

И может быть немногословен,
Великий Красс - легат,
И я усталый, от войны томен,
Как бы я битве был не рад...

Хотелось мне успокоенья,
В спокойных побывать местах,
И все ж, ищу умиротвренья,
В убитых мной врагах...

Томимый муками творенья,
Но почему, о боги, раб?
И все ж, немало у меня хотенья,
Чтоб быть навеки я им перестал...


Но вот, мгновенье...

Я еще дышу, но не чувствую тепла, ни хлада,
Ни собственного тленья...
И теперь висит мой скелет,
На белом, новеньком кресте...
Voritin
Свободен словно сокол


Я прошел сквозь огонь
Я был в холодных водах
Нюхал смерти смрад и вонь
И погибал в страшных горах.
Но я жив, живу и буду жить
Драгоценность малую хранить,
Ведь жизнь - она красива
А в смерти счастья нет.
И ведунья та не права
Говоря мне про смысла жизни бред,
ЧТо жизнь глупа,
Но я люблю ее,
Воля к жизни во мне сильна
Не предам я жизни бредню
Бредню - жизнь.
Она хоть и глупа, но красива
Затягивает она меня
Как плачущая на берегу дальнем ива,
И не грите мне "Брехня"
Я за жизнь, умирать я не хочу,
Смириться с гибелью смириться не смогу.
Драгая ценность горит в груди моей,
Имя простое дали народы ей,
Имя - жизнь, пламенеет все сильней,
Какая ж смерть, какие неудачи?
Конь верный мой, скачи!
Быстрее к звездам,
Машу я отстающим поездам.
Не попасть лишь в горячие ады
Или ж в навеки замерзшие льды,
Лучше дайте мне попить воды,
И помчусь я по дорогам
Не остановить ударом по ногам,
Ведь я как сокол в небо рвусь,
С цепи златой сорвусь,
Без свободы я загнусь,
Не смогу не летать, ведь полет - смысл жизни для меня,
Ведь так приятно видить лишь облик слабый жизни
Муравейника внизу, где люди спят,
Где пьют они и едят.
Я не свободен только от любви приятной,
Но в этот плен согласен я с собой.
А в остальном - своводен я,
Как тот сокол в небесах,
Не сможешь остановить меня,
Все равно улечу я ввысь.
Цепи - лишь любимая,
Остальные цепи лишь брехня.
Я свободен и неумолим,
Не поймать меня в другие сети,
Я сорвусь и полечу я ввысь,
Потому что я свободен,
Когда свободен, то прекрасен.
Я люблю прекрасность,
Я люблю свободы вкус,
И полечу я ввысь, к небу ближе,
Чтоб поймал я сам себя в Амура сеть...
Хлодвиг
Было к первому марта приурочено... То бишь написано за два часа до начала этого самого первого мартаsmile.gif

За пару мыслей до весны
За пару точек до капели,
Лед унесет дурные сны
По водосточной акварели...

И ветер с юга принесет
Незамутненное веселье,
Зиме весна предъвит счет
Заменит светом мрачность тени...

А из окопа купидон
Вооружившись пулеметом
Под пива рыжий полутон
Бьет точно в сердце, глаз наметан...

И жертвы пьяного стрелка,
Стихи и прозу пишут страстно...
Течет любовная река
И жизнь отчаянно прекрасна...

За пару мыслей до весны
За пару точек до капели,
За пару трещинок стены,
За искрометный луч идеи!
Рюдо
Бог отказался от своих показаний.
Он сделал себе только любовника.
А тот был психически не нормален.
Творил даже не зная исходника.


Господь всю вину взял на себя.
В каком-то роде ему это льстило.
Он покрывал душевнобольных.
Ему казалось что всё тут красиво.


А мы кричали в небо: "ахтунг"!
А мы пытались лечить его током.
Бог отказался от наших грехов.
Бог не считает любовь пороком.
SimiRel'
Используй взгляд, проникни в сердце*,
*И поцелуем пробуди,
Ту, что заснула, став легендой*,
*От марева освободи.
Возьми ладонь*,
*-Изида, песнь моих морей,
Шепни на ушко очень нежно*,
*Ладонь губами обогрей.
В глазах ее сияет пламя*,
*Рассвет зажегся в синеве очей,
Она услышала зов сердца*,
*Теперь вспомнила, узнала, чей.
Струятся волны в озере Зеркал*,
*Поют сирены на прибрежных скалах,
Здесь ты ее нашел, узнал*,
*Теперь же с нею будь навечно.
Voritin
Я сидел на скале старинной,
С четырьмя друзьями говорил.
Говорила Дружба первой:
"Есть друзья, куда без них,
Они - своет и помощь в делах твоих."
Спорил Долг яростно тогда:
"Дружба - дружбой, а дела?
Первой очередью - лишь долг, остальные
Подождут, ведь есть у них свои дела."
Поднялась Любовь, спросила робко:
"Любовь поднимает выше нас,
И в целом - так приятно быть вдвоем у скал..."
А Эгоизм утверждает, горячится:
"Вы отдаетесь не себе - а зачем?
Жить надо для себя, а не ради рабского чувств кольца!"
Я слушал их, и понял вмиг:
"Друзья, вы все правы" - и в момент
Спор у нас утих - а у других этот спор
Разгорался, пламенел, лавиной падал с гор.
И спорят до сих пор Любовь,
Дружба с Долгом, Эгоизм; вновь
Сижу я на скале, и другие
Также спорят про себя, о себе...
Что важнее, выбирай ты сам,
Совет: лишь следи, чтоб не получилось драм.
SimiRel'
*Россыпь звезд в моих ладонях,
Танцуют блики на воде,
И я стою, и я мечтаю,
С незримой грустью в высоте.

*Шесть дорог, что ведут в воскресенье,
Шесть распутий коварной судьбы,
Надомной вдохновение светит,
Я не знал, по которой идти.

*То рисуешь рукою рассветы,
То поешь, создавая миры,
Закружишь хороводы из сказок,
Сочинишь дождь из росы.
Лиэлле
Ты стоишь за спиной, моя милая тень.
Ты дохнула огнём и шепнула: «Прости!».
Упорхнула в окно за высокий плетень
И взмолилась: «Хозяйка. Погулять отпусти!

Я хочу видать, как клубится туман,
Как с высокой горы вниз сбегают ручьи.
Это сон или зренья шального обман,
Там в лесу, на опушке, кто-то песни кричит.

Отпусти, я хочу побродить средь полей,
я хочу услыхать нежных струн перезвон.
Пусть споёт мне о счастье хмельной соловей,
Я станцую ему вальс разбитых окон.

А потом мы побродим под полной луной,
Взявшись за руки, словно мы муж и жена.
Он споёт свои песни, подарит покой.
Я забуду, что ждёшь ты меня у окна.

Ах, хозяйка, мы будем лететь над рекой,
Наши руки сплетутся в порыве любви.
Пусть он завтра всё это подарит другой,
Но сейчас для меня зажигает огни.

Посмотри, над рекою гуляет туман,
Он похож на его чуть шальные глаза.
Ах, хозяйка, как жаль, что всё это обман!»
И по серой щеке промелькнула слеза.

Она, глупая, верила в трель соловья
И ступила однажды на серую твердь.
А он пел о любви, привлекая тебя,
Чем обрёк он бессмертную деву на смерть.
Альфар Чермор
Электрический трон.
Он сделал слишком много зла,
Но час отмщения настал.
Судья врагов (им нет числа),
Убить маньяка приказал.
Он стойко принял приговор.
И улыбнуться он посмел.
Он знал, палач не взял топор,
И это будет не расстрел.
Он молча шел на эшафот,
Ни слова он уж не сказал.
Он улыбался, ну а тот,
Кто видел это, зрил оскал.
Он шел к машине для убийств,
Но для него это был трон,
Царем маньяков и убийц
Нарек его людской закон!
Он сел на трон, как будто бог,
И вот конец, ему плевать.
Король убийц и маньяков
Не сможет больше с трона встать.
Aves
И как то все пусто,
И как то не смело,
И даже не грустно.
Такое вот дело..

И даже без горя,
И даже без счастья,
И даже без моря,
Зачем всем ненастья.

Нельзя ведь без бриза,
Нельзя ведь без шторма,
Нельзя так по жизни
Идти однобоко...

Но как -то плывут
И как - то не верят.
Они не умрут
Ведь жить не умеют.
Brunhild
Солнце плавится. Огромный красный шар
Засоряет мозг тебе своим сияньем.
Едкий запах серы, щелочь и угар
Разрушают твое хрупкое сознанье.

Злобно скалит зубы одинокий волк
И, узрев тебя, несчастно воет.
Ты мечтаешь счастья получить укол,
А грехи твои и кровь не смоет.

Ты идешь по краю бездны вслед за призрачной мечтой.
Ты не знаешь, что ты предан был своею же душой.
Порция гемоглобина вперемешку с наркотой
Не вдохнет в тебя надежду, ты теперь уже иной.

dwarf.gif
Рюдо
/// написано на заказ. Заказчику не подошло. Выбрали другой вариант. Но в целом..мне понравилось, хотя и не мой жанр///

А пофиг что не видимся каждый мы день!
Ерунда!
И жена моя верит, что ты словно бог!
Да-да-да!
И плевать на растояние и трудность пути!
Кто-то купит дарит машину. а я посылаю стихи!

А жена вышивает тонкую вязь образцовых хорельноямбовых слов!
Я не в курсе. Она говорит, что тебе это будет как раз!
Мы с женой желаем тебе море стихов.
Мы с женой. Мы с тобой...Слушай..выпей за нас!

Ритм.
Я ломаю звоном бокалов ритм. Извини.
За тебя пьем с любимой. Ты уж прости..
Ритм.
Уже не спасти.

Но...С днем рождения!
Поздравляем.
Звон бокалов.
Sir PofIGIst
------------------------------------------
Абстракция, сюрреализм, психоделия.

Картина из свинца

Замшевый пол
Ржавые ступени
Сумрачный холл
Деревянные сиденья.
Стены из свинца
С серым выражением
Невидящие их глаза
Смотрят с упоением.
Раны.
Рваные раны голубой краски.
Дурманы.
Окисление на поверхности серого свинца.
Встряски.
Смывают пеплы инфицированных идей
Горелые плоти в язвах...
Холл держит сумрачный
Свинцом обосранных
Безнадежно молодых смертей.
Бум! Бум! Бум! Бум!
Басовая линия качающего
Данцхолла.
В изнеможении кричащего
Террора.
Рисую картину оловянной ложкой
Форс-мажора
В момент фурора
Брейк-битового драмса
В изящном пируэте экстазийного
Транса.
Выжигаю я свинцом
На поверхности Луны
Проводами микрофона
Задушенного
В агонии бесцветном
Радушного
Идолопоклонника всех профессий.
Отрубаю ему я ноги
Мягко-нежным поролоном
Ползёт наискось по дороге
Ухмыляясь чужим он стонам.
Приполз
К свинцовым стенам
Сумрачный от голубых ран красок
Холл
Пройти фейс-контрол
Не удаётся.
Задаётся
Эфирное лицо вопросом
Гром!
Неожиданную новость
Передаёт радиопомеха:
"Где-то…"
Хром!
Слизываю окисления
С ржавеющего тела
Вижу притупление -
Изучаю изумление
Бросаю ложку оловянную
На зону трип музона.
Холст.
Картина.
Содержание.
"Серые стены из свинца, забрызганные голубой краской и с окислением на внутренних стенах сумрачного холла".


--------------
Гул.
Рассеял ветер взмахом подола плаща фиолетовые клетки урбан-мозга.
Холодный, с подсыревшей кожей коридор. Флуоресцентные лампы.
Гул. Острый запах мочи. Разбитые лампы на потолке.
Уцелевшие горят неровным светом.
Мёртвый пол. Отпечатки ног. Следы резиновых подошв ботинок. Ботинки. Гул.
Царапанья коготков. Писк. Острый запах мочи и гнили. Писк крыс.
Гул. Флуоресцентные лампы. Мигают неровным свечением. Тени на стенах.
Сонные. Прозрачные. Тонкие. Бесцветные. На сырых, проросших плесенью стенах.
Неслышный звон колокола в подсознании рушит стены и выдавливает глаза.
С каждым звоном растёт напряжение. Дети с босыми ногами.
Дети с босыми ногами смеясь несутся по коридору. Взмах плаща.
Ветер отрывает им руки. Ноги. Головы.
Нежный мотивчик в свете ламп звучит смертным колыбельным. Игрушечное пианино.
Одиноко валяется перевёрнутый трёхколёсный велосипед без руля.
Гул.
Острый запах мочи и шипение крыс.
Лампы потухают. Снова загораются.
Следы ботинок уходят за поворот коридора.
Смотрю на чьи-то ноги.
Окровавленные ботинки. Вырванные глаза.
Катятся по холодному кафельному полу коридора. Закатываются за поворот.
9 монахов в серо-коричневых балахонах. Сидя в темноте читают мантру.
Свистит северный ветер. Льдинки вонзаются им в одеяния.
Снег. Льдинки превращаются в хлопья снежинок. Ветер утихает.
Над монахами пролетают белые птицы.
Переливаются мелодией звуки ветряных колокольчиков.
Первые лучи солнца. Полные облака поднимаются над зелёной равниной. Распускаются подснежники.
Белые птицы. Белые облака. Белый снег. Белые монахи.
Свет.
Светает.
Лучи солнца отсвечивают стены коридора.
Цветные мелки.
На стенах нарисованы весенние цветы. Птицы. Дети.
В подсознании играет 3-я ария Баха.
На месте окровавленных следов ног вырастают васильки.
Коридор наполняется ароматом луговых цветов. Над васильками порхают радужные бабочки.
Свет.
Brunhild
Бессонница

Я смотрю в свое окно,
За спиною стена.
Город поглотила ночь.
Мне опять не до сна.

В час бессонницы моей
Мысли в хаосе вновь,
И в полночной тишине
Леденеет вся кровь.

Голос разума утих,
В голове пустота,
Только сердце все стучит,
Что-то хочет сказать.

Кто я? Что я? Чем живу?
Я не знаю теперь.
Я лишь одного хочу -
Сном забыться скорей.
Мора
Плач осеннего дождя


По золоту листвы бьет осенний дождь.
И больно на душе, и в сердце – грусть.
Я знаю, что меня отныне ты не ждешь,
И вроде бы не ищешь… Пусть.

Как алые листы сгорю в огне восхода,
Как первый белый снег растаю на земле.
Зачем мне эта жизнь? Зачем же мне свобода?
Когда теперь мой путь лежит во мгле.

И больше не согреет меня огнем очаг,
И больше солнца свет меня не приласкает,
Я ухожу туда, где правит миром мрак.
И в путь последний дождь флейтиста провожает.

Мне больше не играть о красоте заката,
Не петь о милой даме, о доме у реки…
Надежда умерла. Любовь навек распята.
То свыше наказанье за все мои грехи.

Осенний дождь оплачет твою любовь ко мне,
Все так же тихо падая на золото листвы.
Но все же я молюсь, чтоб не забыть во тьме,
Как ласково и нежно мне улыбалась ты.

02.02.07
Амиликэ
Кошка.

Огоньки янтарных глаз горящие,
Шерстка гладкая и морда сытая.
Ты какая-то ненастоящая.
Ты совсем не та, что сестры дикие.

Свысока глядишь на шевеление
Муравьев-людей внизу, на улице.
Солнце светит золотисто-рыжее,
Глядя на него, довольно жмуришься.

По помойкам шарятся унылые
Кошки серые и одинокие.
Ну, а ты сидишь себе довольная,
Наслаждаешься людской заботою.

На полу постель и миска полная,
Ты ни разу не была голодною.
Ты ведь сразу родилась персидскою,
Ты не та, что эти – беспородные.

На руках хозяйки сладко нежишься,
Балуешь ее своим мурлыканьем.
Во дворе на псов глядят с отчаяньем
Обреченные, больные, дикие…

27.07.05
Brunhild
Fascination

Так бесконечна пропасть твоих фраз,
И мне в нее трудно не упасть.
Как бесконечно небо твоих глаз!
Но знаю, что в нем мне не летать.

Так одиноко вьется млечный путь
Седым ковылем в твоих волосах.
Я без тебя уж не смогу заснуть -
Я стану мечтать о небесах.
Зверекъ
Кошачья Весна.

Цветы сирени и бессвязный птичий лепет,
На двор глядишь, надменно-гордо, сверху.
Зеленая весенняя планета
Не хочет принимать тебя на веру.
Кошачьей жизни мартовская гонка,
Не человечья, не кошачья робость -
В оранжевое солнце над балконом
Глядишься, будто в огненную пропасть.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.