Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Сквер поэтов
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43
Гвентаир
И я устала, я сдалась.
Ещё неясно, но уже заметно –
Какая-то цепочка порвалась
Сегодняшним, уже почти вчерашним летом.

И я ли это? Нет, уже не я.
Чужим, едва знакомым смехом
Оплакиваю, слёзы затая,
Очередную неудавшуюся веху.

И сердце рвётся и зовёт в огонь,
И мне бы биться, но упали руки.
Всё, что могу – лишь протянуть ладонь,
Прося, как милостыни, излечить от скуки.

Нет, я уже совсем-совсем не та.
Мне одиночество в толпе сломало крылья.
И выжигает душу пустота:
Теперь нас нет, а мы когда-то были?

С твоим уходом помрачнел закат.
Он, так же как и я, смертельно ранен.
Ты не вернёшься. Начался распад
Моей судьбы на стаи слёз и брани.
Рюдо
Вскрикну.
Я сейчас вскрикну.
Вы зря смеетесь.
Будет страшно.

Крылья.
Мои крылья.
Прямо в груди.
Машут вальяжно.

Птица.
Слабая птица.
Сейчас оставит
Грудную клетку.

Тихо.
Очень тихо.
Не будет крика.
Не будет смеха.
Kimari De Gestalt
Гулким звуком
По камню шаги
Тихим стуком
Сердце в груди

Громким воем
Имя в ночи
Только двое
Вот счастье - смотри

Я не понимаю
Что ищеш в пути
Только Я и Людлю
Жарко бъется в груди

Слово лжи
Игольный порез
Ты только не жди
Я дальше полез

Это скалы
Это клинок
Это игры
Это клинок

Шаг за шагом
Наши души в пути
Друг за другом
Никуда не спеши

Круг за кругом
Все это ложь
Мир за миром
Это ведь нож

Удар за удар
Это для нас
Позор на позор
Это все не для вас

Клинок на клинок
Это сердце для глаз
Мазок на мазок
Холст жизни сейчас...
Хикари
Каждый год из века в век
Люди новые рождались,
И понять они пытались,
Зачем же нужен человек?

Мнений разных было много:
Воевать, служить богам,
Поэтическим слогам,
Знаний далека дорога.

Но прозрения случались:
Кто-то деву полюбил,
С мыслями о ней он жил,
Другие мысли удалялись.

Было так из века в век,
Я теперь любовь встречаю,
И теперь я понимаю,
Зачем же нужен человек!
Весёлый Роджер
Из архивов жж


решено ухожу в прыжок
я допрыгаюсь многим позже
со счастливой улыбкой на роже
я шальной и весёлый роджер
я ловлю поцелуй в висок

хохоча и цепляясь за мачту
я прицельно плюю в альбатросов
и шпыняю лихих матросов
ты не воин я не философ
дуракам везёт не иначе

нас дождётся зелёный город
где рассвет пароходом вспорот
где макая нос и веснушки
время пью из фарфоровой кружки
где лениво течёт вдоль надреза
сок весны за решёткой диеза
и любовью легка одной
бъётся птица в клетке грудной
Digital Wizard
Возьми мою руку,
Пиши на ней кровью.
Я буду сожжён
Этой сладостной болью.

Мы выйдем из дома;
Пусть ночь или вьюга
Нас скроет от мира -
Окажет услугу.

Багровые тучи
Однажды растают
Где море и ветер
Века отмеряют

И чёрное солнце
Согреет собою
Детей декаданса,
Не знавших покоя.

Дыхание вечности властвует там
И будет забвенье даровано нам.
Рюдо
Я ловлю замерев твои искорки,
Чуть смущаясь - мысли на полочку.
Осторожно словами поглаживаю
Стихотворную нашу елочку.
И тревожно беру тебя за руку,
Не давая бесследно исчезнуть..
И тихонько целую в сердце,
Выжигая слово "нежность"...
Leitra
У меня в руках синица,
Отпущу ее на волю,
Я была когда-то птицей
И к своей летела доле.

Жизнь жестокая расправа
Для того, кто болен смертью.
Я все это угадала,
Мне принес на крыльях ветер.

Я уйду в осенний дождик,
Рассыпая пепел света,
И никто узнать не должен
Для чего мне нужно это.

В темноте пронзает мысли
Черный вихрь небосклона,
Я теряю в строчках смысл,
Обхожу твои законы.
Рюдо
*Допустим это посвящается котёнку нагадившему на ковер в прихожей*

Маленький, какой же ты глупенький.
И как любишь лизать мои руки.
Сделай со мной глупость.
Ты же хочешь. Умираешь от скуки.

Мягкий мой, какой же ты сладенький.
И как любишь слышать мой голос.
Ты сегодня сделал глупость.
И сорвался невидимый тормоз.

Ты к моей ноге. В глаза смотришь – светишься.
И за мной по пятам – любишь.
Ты сегодня сделал ошибку.
О которой теперь не забудешь..
Nomadka
Мой век, что всех нас ждет?
Коррупция, насилие, война средь нас
Дискриминация, жестокий гнет
То список бесконечный, правда сердце рвет.
«Я Один, я За себя» - философия то масс
Жизнь улиц иллюзии уничтожает в раз.
Когда бы ты попробовал достичь чего-то сам,
Пусть долог путь, преграды непреодолимы,
Ты головы не повернул, в лицо не плюнул нам,
Пусть нравоученья наши не хвалимы.
Ты понимаешь суть,
Тебе дороже мировосприятие единиц,
Всерьез не воспринимаешь общества ты путь,
Ты человек наш, мы не видим тех границ,
Что видят все и всюду.
Сегодня все готовы по покойникам пройтись
А большинство – благословлять Иуду.
Они не знают меры,
Мы – границ,
Они не борятся и не имеют веры
А мы подобно стае одиноких птиц,
Как Чайка Джонатан, вот образ наш,
Но мы все вместе одиночеству наперекор.
Не понимаем эгоизм среди людей ваш.
Мы вас не учим, это не укор,
Мы вас понять не можем,
Или не хотим, мы – анархисты
И в войне мы победим
Безвластье, абсолютная свобода
Когда нет тех кто дисциплину держит,
Нет и тех кто ее способен нарушать.
Не заменит черный с белым, никакая мода,
Не надо будет никогда кого-то устрашать.
Ведь все будут свободны от законов
А значит от обязанностей, прав
Не будет в мире больше клонов
Не будет искушенья и запретных трав.
Мы сможем всласть испить воды из речки
Болезни, отравленья не боясь
Представь, не будет во Вселенной ни одной осечки
Ведь и оружия не будет никогда
Ты никогда не будешь болен
Косить от школы иль работы не придется
Ты не в тюрьме, ты делать все что хочешь волен
И лишь одно но, НО все-таки найдется
А вот оно, что нас сегодня очень мало
То верно, что мы единицы,
Исписаны, книг о нас, все страницы
Ведь мы борцы, и мы идем вперед,
Порой устало
Но никогда не смотрим мы назад
Жизнь наша есть – Свобода,
Обитель наша, есть – Священный сад,
Мы не последние Вальпургиева рода,
Но и не первые Миров круговорота,
Мы те, кто изменить Вселенную готов,
Начав с себя, и не закончив уже боле,
Что нам мешает защитить наш кров?
Что заставляет нас безумно радоваться воле?
Рюдо
Встрою в ботинки мины.
Каждый мой шаг – взрыв.
Пройдусь перед вашим домом,
Вышаркивая мотив.
Танис
Помню, встану на рассвете,
Вижу я твое лицо.
Солнце светит, мрак ушел,
А ты стоишь, на том балконе,
Пишешь пальцем на окне:
Простое слово.

Его не трудно написать,
Но как же тяжко мне сказать,
Всего лишь вымолвить:
Люблю! Люблю! Люблю!
И все-таки я не могу.

Смотрю и думаю о том,
Как познакомились с тобой.
Как, помню, мимо проходя,
Увидел я тебя мельком,
Всего лишь миг и я горю.

А ты сидела на скамейке,
читала, что-то на листке,
и тихо плакала, рыдала.
Затем, взорвалась,
Бросила листок и заорала:

“Что такое почему,
О мир за что.
О что же сделала ему,
Ведь я его люблю.”
И на меня ты посмотрела.

Не знала ты тогда меня,
Лишь улыбнулась,
Я кивнул.
И задал простенький вопрос.
Который час???

Но ты молчала,
хотела видно убежать,
Ты сделала всего три шага,
но после, повернула,
Ко мне ты тихо подошла.

Сказала:
“Иль два, иль три уже часа.
Какая разница теперь.
Ты просто сделай одолженье,
До дома дуру доведи.

Мы шли по парку, разболтались,
И вот уже твой отчий дом,
не слова больше не сказав,
Лишь меня поцеловав,
Ты бросилась бежать домой.

Долго я в тот день стоял,
Напротив дома твоего,
И думал, вот она, судьба.
Хотя увижу ль я тебя?
Наверно да.

Три дня под ряд тогда ходил
В тот парк, с надеждой встретить,
Но на четвертый не пошел,
Я знал, пустая трата часа.
А просто дома просидел.

Прошла неделя, две,
Почти забылась ты,
В моем сознанье.
И вот опять, иду по парку я.
И вижу, ты сидишь.

И тихо подошел,
Сел рядом.
Ты же молвила: прости.
Мы посидели так всю ночь,
Смотря на звезды,
лишь изредка обмениваясь словом,
На утро я сказал тебе:

О боги ты меня пленила,
Уйди ты в этот миг, и я паду,
Ведь я тобою покорен.
О боже будь со мной.

И вот прошел уже ведь год,
А мы с тобой вдвоем.
Мы счастливы. И вот теперь,
Готов кричать я:
Милая ЛЮБЛЮ, ЛЮБЛЮ, ЛЮБЛЮ!!!...

Написал девушке на год вместе. Не судите строго.
Арьята Кари
***
На улице весна, желтеют лужи
Песком и солью гололедов зимних,
А в памяти -- заря январской стужи,
Да разговоров мерный гул необходимых.
Срывая криком связки на рассвете,
А на закате мучаясь вопросом:
Зачем мне с кем-то быть как дождь и ветер?
Зачем с тобой -- как верба и мимоза?
Рассыпать объявленья по асфальту:
"Ищу тебя, ты мне безумно нужен".
Ну чем, скажи, я, право, виновата,
Что галок голос хрипел и простужен?
Бессонницу склоняя, словно в школе,
Спрягая все ответы на вопросы,
Зачем с другими быть мне беззаботной?
Зачем с тобою быть такой серьезной?

***
Век безумный, время ускорилось,
Даже некогда оглядеться,
И сплетаются люди в иллюзию,
От которой некуда деться.
И мелькают в верчении бешеном
Глазу зримые только маски,
Остаются люди невидимы
В огалтелом верчении пляски.
Это значит, что зорко лишь сердце,
Что глаза остаются неправы,
Глядя в ритме быстрого скерцо
Ошибаемся мы, как правило.
И не зная, кто перед нами,
Сочиняем мы снова сказки,
Тиражируя отражения
Куклы Барби из детской раскраски.
Вопреки безумному времени
Стоит только остановиться,
И сотрутся изображения,
И проступят реальные лица.
Зверекъ
Скажем не очень скромно, это некий гимн-приветствие приклу и реклама для начинающих.


вэвэвэточка прикл точка ру


В дольнем царстве-государстве,
На развилке всех вселенных,
Обретаются созданья, все –
Из бесконечной сказки.

Люди, эльфы, орки, гномы
И другие толкинисты,
Также здесь увидеть можно
Небывалые творенья.

Населяют эти земли
Всё одни авантюристы:
Каждый ищет Приключений
На лихую черепушку.

О себе они готовы
Говорить с утра до ночи:
(По ночам оно дешевле)
Кто с усмешкой, кто серьезно.

Каждый сам определяет
Расу, внешность и уменья,
Вещи в сумке и в кармане –
Всё, что в жизни пригодится.

Но, конечно же, не станут
О себе плести неправды,
Притязая на бессмертье
И владычество над миром.

Впрочем, есть здесь и такие…
(Это, значит, манчикины)
Говорить о них не стану:
Недостойное занятье.

Быть умеренным и честным –
Признак мастера, умельца!
Уважения достоин
Тот, кто комплексы не тешит.

Все, кто на клавиатуре
Набивать умеет строчки
(Без ошибок и цензурно)
Отпишитесь непременно!
Тагира
Небольшой... мм. назвала бы это верлибром, кабы не смазанные в нескольких местах рифмы.
В любом случае, особое литературной ценности данное "произведение" не представляет, и помещено сюда только с одной целью - быть прочитанным многими, но быть понятым - избранными.


Слышишь, не могу больше, друг...
Любовь моя - капля за каплей
Сочится из прохудившихся труб
Отношений - на кафель,
Обретает тревожные формы
Запретной влюбленности.
Можно в угоду скромности
Множить сущности. Но мы -
Последователи Оккама. Можно
Взять тряпку и вытереть лужу,
Или же затопить соседей - несложно,
Но придется отвечать. Боишься?
Я тебя не сужу.
Арьята Кари
Ваше высочество, грусть-одиночество,
Что же Вы льнете ко мне?
Песнею тайною, болью хрустальною
На серебристой струне.
Воем тоскующим, плачем ликующим
Ветер в каминной трубе.
Ваше высочество, грусть-одиночество,
Память о прежней себе.
Сколько отмеряно, скрыто, развеяно,
Втоптано в грязь на стерне?
Ваше высочество, грусть-одиночество,
Слезы дождя на окне.
Ночью одетая, ветром отпетая,
Кто я пред Высшим Судом?
Ваше высочество, грусть-одиночество,
Милости просим в мой дом.
Moonbl@de
Клише за упокой

Подмена жизни?
Сладкий яд?
И я как мотылек лечу на пламя...
Не ведая что завтра будет с нами,
Как путник, что избит ветрами,
В любой мираж поверить был бы рад.

И пылью стать,
Катясь во мрак,
В желанную и сладостную Небыль.
Тут - пустота, а там я не был,
Лишь тишина и фиолетовое небо,
И нет судьбы и навсегда исчезнет страх...
Арьята Кари
Сонет. Решила как-то давно проверить, могу ли подражать стилю Шекспира. вот что родилось.

Кто тайну души человека поймет,
Откроет ее закрома?
Невинность в чудовищном теле живет,
Зло — прелесть порою сама.
При взгляде на тоненький девичий стан,
Опущенных трепет ресниц,
На нежно ласкаемый в пальцах тюльпан,
Услышав стихи со страниц
Альбома, гостям что читает она,
Кто скажет, что может быть скрыт
За ангельским обликом сам сатана,
Чье сердце твердо как гранит?
И кто заподозрит, что руки в крови
У девы, предмета всеобщей любви?
Лиэлле
Во тьме погашенных ночей,
Чужие судьбы отмеряя,
Я верю в лезвие мечей.
Ведь сталь, наверное, святая.
Я режу вены. Зеркала
Опять сверкнули волчьей пастью…
А ты разделась до гола.
Моя богиня сладострастья.
Что мне прикажешь? Зверем выть?
Твой славить образ нечестивый.
Я буду мертвецов плодить
За взгляд твой нежно-похотливый.
А я смеюсь, закончен век,
Там впереди сверкает плаха,
Богиня тоже человек,
Пусть и развратница, но страха
Она не сможет одолеть
Моя богиня так нелепа,
И по спине проходит плеть…
И смех звучит теперь из склепа….
Leitra
...Я убежала далеко.
Я убежала навсегда,
Туда, где будет нелегко,
Туда, где вечно лгут слова...

...Я убежала от тебя.
Мои следы ушли во тьму,
И черным росчерком пера
Не призывай меня к огню...

...Я убежала. На краю
Оставь меня стоять на век,
Я душу снова продаю,
Не уповай на мой побег...

...Я убежала в бездну лет.
Мне хочется закрыть глаза,
Увидеть, что той боли нет,
И что не ускользнет слеза...

...Я убежала навсегда.
Я убежала далеко,
Туда, где будет пустота,
Туда, где просто быть одной...



...Я убежала. Ты ведь рад?...
А ты не убежишь... пойми,
Любовь и боль - вот это клад.
Но сложно душу воскресить...
Ариэль
My witness
Страх рождает пустоту, пустота рождает полночь.
Очень грустно, если молча принимают "не за ту",
Осторожно рассмотрев (так что просто растеряться),
Говорят, что "притворялась", выключают "обогрев".
Я не знаю - кто, зачем и насколько неизбежно
Все закончится небрежным: "расстаемся насовсем".
Но когда куда-то делась радость от знакомства с миром...
Если б просто был кумиром, я бы справилась. Сдалась.
Жизнь проходит в неглиже, в эротическом прикиде
Мимо... Что-то там увидев, в первозданном далеке.
Надоело мне уже, нынче в трепетной корриде -
Повседневном своем виде - я ступаю налегке.
Рюдо
На дуэль пришло много зрителей.
Все стояли и сдержанно хлопали.
Шпаги наголо. Восхитительно.
Кровь в обед, ужинать - брокколи.

Шпаги наголо. В стойку. Молимся.
Свист клинков. Звон тела о тело.
Сталь одна. И молитвы схожие.
Лишь в душе у них разное пело.

Блеск в глазах. Лунный и солнечный.
Привкус крови. Соленной и сладкой.
А похожи они - одиночеством.

Будет счастлив выживший? Вряд ли.
Даглас
Я сижу.
Я молчу.
Я от-клю-чен.
Пуст мой взгляд из глазниц объектива.
Я не знаю, что все-таки лучше:
Вишня, яблоко или слива.
Жаль, обшивка блестит очень тускло.
Ржа нещадно съедает детали.
Да, я робот, и мне очень грустно.
Да, я робот. Я робот в печали.

Я сижу.
Я молчу.
Я ра-зоб-ран.
Обесточен и вспорот отверткой.
Я измерен точным прибором,
Забракован сегодняшней сводкой.
Не увидеть мне больше природы,
Что давно повидать мне хотелось.
И в глазах не забегают коды.
Да я робот, о чем и жалею.

Я сижу.
Я молчу.
Я рас-сер-жен.
Злые руки уж тянутся вынуть
Моей памяти черненький стержень.
Как тебе, обезьяна, не стыдно!
Я живой, и не чужды мне чувства.
Я живой, ну поймите же, люди!
Я железный, но разум не пуст мой.
Да, я робот. Который и любит...
Рюдо
Я сбиваю город кулаками.
Не со злости. Просто так.
Усталость.
Мы упали. Я не смог подняться.
Не хватило капли....
Малость.
Выстрел мимо.
Кто-то вскрикнул.
Мимо.
Не его. Меня настигла пуля.

Льется песня из под формалина.
Что-то шепчут зашнурованые губы.

**************

Шаг за шагом.
Учусь делать сальто.
Стежок за стежком -
Петля времени.
Я сегодня растроен реальностью.
И мой ангел лишиться премии.

**************

Моё сердце смотрит сквозь щелочку.
Мне в глаза - усталое, смятое.
Через щель прицела снайперки -
Улыбается.
Я понятливый.
Torvik
Крест
Я на себе поставил крест.
Мне недоступно стало много.
Мне больше не увидеть бога,
Не достучаться до небес
Я на себе поставил крест.

Я на себе поставил штамп.
И тридцать пять, как сорок восемь.
Уже маячит жизни осень,
Нас приглашая на этап.
Я на себе поставил штамп.

Я на себя махнул рукой.
Пускай юнцов ласкают девы.
Не соблазнить мне королевы
Своим цинизмом и тоской.
Я на себя махнул рукой.

Я выжег на себе клеймо.
И, пусть глядят мне вслед с укором,
Мне наплевать на эти взоры,
Хотя плеваться и грешно
Я выжег на себе клеймо.
Рюдо
У меня нету силы волчьей.
Я слабее чем тебе кажется.
Только я не всхлипну под лапами
Когда печень моя покажется.
Только слёз ты моих не увидишь.
Только странный стих появится.
И последняя капля доверия
От твоего признания расплавится.

Я не буду выть в одиночестве.
Да даже и если буду,
Только без зрителей.
Если буду ломать стекло.
То так что бы вы все ничего не видели.
Гвентаир
Если будешь мне вечным теплом -
Ты умрёшь для всех остальных.
Беги, спасайся, помни о том,
Что я не оставлю тебя для них!
Я выжгу сердце дотла,
Силой возьму ключи от души,
Но пока я того не смогла -
Люби, живи, дыши!
Я в сердце огня не сгорю,
Не умру в ледяной воде,
Не уйдёшь - я навек тебя заговорю,
Чтоб ты рядом был всегда и везде.
И в глазах моих - адов огонь!
Я с самим Сатаной дружна!
И смертельна моя ладонь,
Хоть как сто демониц нежна.
Так опасна моя любовь,
Что сама иногда боюсь.
В твою светлую, чистую кровь
Я соблазном во сне вольюсь.
Хохоча, танцуя в огне,
Я тебе протяну ладонь -
Ну иди же, иди ко мне,
Раз успел полюбить огонь!
Может, сможешь меня приручить,
Если будешь сильней меня.
Я умею покорной быть,
Я к тебе сойду из огня.
Рюдо
Я калека.
Я не давно узнала.
Мне об этом сказали друзья.
Прокаженная.
Вся кривая.
Никому я теперь не нужна.
Пусть они улыбками прячут,
Прячут горечь моего бытия.
Пусть они, грустя, утешают
«Ты иная. Ты просто не та».
Я бы очень хотела сипухой
Сделать чище, добрей этот мир.
Я хотелаб от уха до уха
Прочертить на гортани пунктир.
Я устала стоять и смеяться,
Подбирать их сочувственный взгляд.
Я банально устала бояться,
Что меня не возьмете в отряд.

Я пыталась быть собою.
Оказалась что нужен шаблон.
Я пыталась жить с душою.
А ты цифрами сжег небосклон.

Госпожа, позволь всё сначала.
Умерев, я начну с ноля.
Отказала. Ты отказала.
А я так умоляла тебя!!!

Я калека.
Всего лишь калека...
ГородскойБродяга
В дальнем конце великой Улицы творцов случайные прохожии могли заметить.Как какойто бродяга,в грязном,рваном,некогда золотом плаще споткнувшись упал.Видимо он был настолько измучен своими скитаниями,что у него не осталось сил,даже для того чтобы просто поднятся на ноги.Один из прохожих услышал как онт прошептал три четверостишия...после чего затих.


Мы все в этом мире гости,
Каждый из нас ищет любви.
А все что останется-это кости,
От нашей безсмертной души...
----------------------------------
Что делать мне во тьме грядущей,
Где мне найти клочок огня!?
Я ухожу от жизни сущей...
И кто же вспомнит про меня???
-----------------------------------
Мой род погрузился во тьму,
Душа моя склонилась к злу.
Разум мой погрузился во мрак,
Я думал ты мне друг,а ты враг.....
Рюдо
Руками собирая старые листья,
Смотришь в окно чужими зрачками.
Стираешь с кафеля слово "уверенность",
Слово вбитое в нас башмаками.
"Радость" гвоздём нацарапав на парте
Тут же стираешь испугавшись побоев.
Тепло? Радость? Уверенность? Лёгкость?
Эти слова избегают изгоев.

У нас есть: Падение, Слёзы, Ненависть,
Фальшь, Свобода, Отвращение, Радуги.
Им никогда не понять той нежности,
Которую мы вкладываем в слово: "Падали"
Каин
Теперь я уже не люблю писать стихи и считаю это глупостью, но раньше было время и на это:
Дух.
Бессмертный, бестелесный дух, он вечно бродит в пустоте
И знает он наверняка, никто узнать не сможет о его беде
И точно знает он, тех, кто о нем не позабудет,
Ведь никогда никто его не знал и знать не будет.
Его скитальческая жизнь идет к развязке,
Уже у всех на языке одни лишь сказки.
Ему рассказывали в детстве, что жизнь прекрасна,
И лишь пред ликом смерти он узрел, что всё напрасно…
Идя по лезвию ножа, он думает, что лишь душа
Всем правит в мире, где лишь клинок стирает капли слез с лица.
И он в своей холодной конуре-квартире… мечтает без конца
О сладостной душе и лире… и лишь один неверный шаг
И в жизни станет всё не так как прежде,
И станет жизнь – пустяк…
Вито Хельгвар
Долго я наблюдал за здешним балом... Ну, вот и мои пробы, т.с., пера. Надо бы с ними в Башню к гарпиям сходить - давно никто не ругал=))), как по-вашему???

НАПУТСТВИЕ.
Сколько бы ни прошёл,
Не отыскать следов, -
Ласков ты был иль зол,
Ждал или нет свой кров.
Тихо за окоём
Сделаешь первый шаг…
Сердце скулит: вдвоём,
Ноет душа: не так.
И оглянись, не забудь,
Чтоб меж чужих домов,
Жизнь сочинив, как путь,
Близких припомнить вновь.
Чьей-то улыбки сон,
Взгляда Её мечту…
Памяти злой огонь
Не просыпай в суету.
Среди нездешних рос,
За тысячею дорог,
Главное ведь – чтоб нёс
В сердце родной порог.
Даже коль шёл один,
Даже коль мрак – вослед,
Помни, что ты -= брат, друг и сын,
И у кого-то без тебя их нет…

***
Ты знаешь, как горько прощаться
Посередине пути?
Не обещай возвращаться, -
Просто скорей приходи.
Ты знаешь, как жутко – в полёте
Из ночи да в мрак, сквозь года?
Не надо шептать ни за, ни против:
Я встречу тебя всегда.
Ты знаешь, как больно и грустно
Года в одиночку считать?
Прощаться – большое искусство,
Но лучше – прощать и встречать.
Ты знаешь, ведь солнца мало,
А если рука в руке,
То каждый раз новое солнце вставало
Для нас – из-за нас – вдалеке.
Ты знаешь, и помнишь, и веришь…
А я прошу день ото дня,
Чтоб ты не стала моей потерей, -
Находкой стань для меня.
***
ПРОЩАЛЬНЫЙ НАПЕВ
За чертою унылых дождливых дней, за порогом утраченных слов
Не отстранюсь от лихих огней, не уклонюсь от чужих оков.
Солнце не уроню на дно медленно опустевших глаз
Будет любви впереди вино – каждому, но не для нас.
Будет рассвет, как птица, петь – и пляски на берегу ручья…
Только из этого, я боюсь, для меня уже – ни ...чего...
Что ж, впереди что-то будет у нас – уже завидная судьба,
Живы раз, значит, и будем жить: ни к чему и хула, и мольба.
Живы раз – может быть, сменится дождь ярким огнем звезды;
Может, удачи глухой соловей станет сниться вместо беды.
Станет светлей череда этих дней, и вернутся в уста слова,
И новых рассветов моих мечту уже не убьет молва.
***
Не близко, и не далеко,
Ни там, ни тут, но всё же – где-то
По небу мчатся, как примета,
Потоки пенных облаков.
Сверкает солнце, как слеза,
Луч подавая, как ладошку,
А здесь, внизу, глаза в глаза,
Играют в счастье понарошку.
И ветра жар, и сердца стук,
И крон густых усталый танец...
А на волнах дрожит румянец
И нежность встречи милых рук.
Не растворятся в дальней мгле,
И не исчезнут меж холмами:
Они себе построят сами
Свой мир - картину на стекле.
Рюдо
В новогоднюю ночь подойду к монитору.
Отключу айсикью и всякие чаты.
Оставаясь в сети, почищу реестр,
Отфильтрую скрины на которых приваты.
Отлогинюсь с ЖЖ, сотру папку «кукис».
Форматну старый винч забитый хентаем.

Открою окошко,
Шагну к вам на встречу.

И без джойстика я летаю.
Арьята Кари
Было как-то дело в клубе любителей авторской песни: пришла тетушка лет 50 с расстроенной семистрункой и два часа (!) пела свои, с позволения сказать, романсы, играя на трех (в лучшем случае) аккордах, воодушевленно, но без голоса и слуха, да еще и стихи были жуткие. Заткнуть ее нам так и не удалось, так что убегали временами нервно курить на крылечко. Вернувшись домой, села и написала пародию на эту тетку, равно как и на других "поэтесс", пишущих подобные вирши.
Итак...
Пародия на шаблонное стихосложение или стих графоманки о безвременно ушедшем возлюбленном, Высоких Чувствах и Душевных Страданиях.

Если тебя больше нет,
Мир изменился уже навсегда,
Если тебя больше нет,
Капает в ванной иначе вода,
Если тебя больше нет,
Труд твой о вечном движеньи планет,
Если тебя больше нет....
Спустит родня в туалет.
Если тебя больше нет,
То не утонет "Титаник" опять,
Если тебя больше нет,
То никчему уже плакать и ждать,
Если тебя больше нет,
Звезды на небе погасят свой свет,
Если тебя больше нет....
Твой остывает обед.
Если тебя больше нет,
То никчему пустые слова,
Если тебя больше нет,
То не болит по утрам голова,
Если тебя больше нет,
То не наступит завтра рассвет,
Если тебя больше нет....
То для чего этот бред?
Рюдо
Медицина бессильна поставить диагноз.
Обратился я в храмы – там промолчали.
Минарет закрылся на переучёт.
В синагоге на дверь лишь указали.

К Чёрному Кубу направил стопы.
Там меня обогрели, признали.
Я одел балахон и взял в руки смерть,
И вернулся туда от куда прогнали.

Бог мой – смейся!
Цирк под открытым небом!!!
Я дарю тебе этот праздник!
У меня лицо забрызгано кровью.
Я теперь твой святой помазанник!
Хей!!
Легионы!!!
Поставить мне идол!
И врагов моих облить гипсом!
Каждый кто отказал мне когда-то
Станет страшным замученным сфинксом.
Leitra
Кажется, этих строк еще не было мною здесь произнесено...

Демон с серыми глазами,
Что ты делаешь со мной?
Оба мы под Небесами,
Нас обходят стороной.

Мы запрещены законом,
Только ветер, верный друг,
Ждет нас за стеклом оконным,
Лишь его нам не спугнуть.

Демон с огненной душою,
Как нам снова поступить?
Мы мечи готовим к бою,
Обрывая жизней нить.

Нас связали узы стали,
Обвенчали холода.
Мы опять другими стали,
И опять не навсегда.

Демон с сердцем обожженным,
Кто друг другу мы, скажи?
Для дороги проторенной
Слишком разные пути.

Мы с тобой как два осколка
Разлетевшейся души...
Демон с неопрятной челкой,
Каковы твои мечты?
Рюдо
acid_xomiak из жж

"Грустный клоун шел по мокрой мостовой, капли дождя сверкали на белоснежных лепестках ландыша небрежно торчащего из заднего кармана его широких штанин. На щеке блестела свежая слеза. Ангелы не спускаются с небес, не поют одиноко ночью, не держат горячие свечи, не способны собрать разбитое сердце и согреть мертвую любовь. По воде одиноко проплывет ландыш и маленькое белое крыло. Так закончиться короткая история о любви грустного клоуна к ангелу без крыльев."

========

Грустный клоун шёл по мокрой мостовой.
Руки в карманах. В карманах заточка.
Грустный клоун не смотрит перед собой.
Кого-то ждет жаркая ночка.
Грустный клоун не любит цветы.
Плевать на ландыши и гладиолусы.
Грустный клоун мстит за мечты.
Тем кто крылья режет как волосы.
Грустный клоун сильно любил.
Сердце-осколки. Крыло-в лужице.
-Бог, ты ничего не забыл?
Заточку в горло и он падает в ужасе.
Torvik
Уважаемые коллеги-поэты.

Произвожу тут рекламную акцию, призывая всех, кто чувствует в себе силы, принять участие в приключении:
"Попал Гаврила в Лукоморье"

/forum/http://www.prikl.org/forum/index.php?showtopic=10173&hl=

Я думаю, что с размером мы справимся, ну а весёлость зависит лишь от нас.

Ну, а, чтобы никто не говорил, что я припёрся сюда без стихов, выложу хотя бы это:

Друид
А на ветках, как филин, друид
Сидит.
Наблюдает повадки лосей.
Он имеет большой аппетит,
Друид
Он бы мамонта, кажется, съел.

У друида огромный живот
И рот.
У друида усы до трусов.
Он, конечно, большущий проглот
И жмот,
Но не трогает маленьких сов.

А когда он слезает с ветвей,
Как змей,
Чтоб попить молодого вина
В тоге цвета эльфийских ногтей
Алей
Подбегает к друиду жена.

Говорит ему, - «Слушай, любой
Другой
Мне сварганил бы плащ из лисы.
Ты же мне за три года такой
Плохой
Подарил лишь чесотку и сыпь.

Я уйду к некроманту. Ты гол,
Сокол.
Он мне даст амулет из костей.
В нашем домике ветхом лишь пол
И стол.
В его храме сто двадцать клетей.

Всё сказала друиду сполна
Жена,
Но лишь сделала к выходу шаг
В круг сетей, оказалось, взошла
Она.
Так поймал её тот, кто был наг.

И опять, словно филин, друид
Сидит.
Наблюдает повадки жены.
Он имеет большой аппетит,
Друид
Но друиды поститься должны.
Рюдо
Кроссекс

Я сегодня не спал всю ночь.
Я сегодня встречалась с милым.
Я забыла о времени в сказке.
Я забыл залиться кефиром.
Он чуть меньше меня знает.
Он совсем новичок в моём мире.
Он немного смущаясь ласкает.
Я сегодня на сомнительном пире.
Он нечаянно бросил «сказка».
Я рассказала про морги,
Про мертвые хепиэнды,
Про трулав коченевший в коморке.
Он, смеясь, поведал о счастье.
Пообещал вести к свету.
Я прошептала: «Ты достоин лучшей».
Он ответил, что лучше нету.
Он рассказал о себе.
О себе в реальном мире.
А ведь он мой идеал
Я и не знала, что бывают такие.

Он просит мою аську...просит мои фотки..
А я закрываю слова поцелуем
Вместо ответа, поправляя колготки...
Лиэлле
Плачет небо маленькое хрупкое,
Что мне нужно? Пригоршня монет…
Плачет небо, плачет незабудками.
Только скоро смехом зазвенит рассвет.

А дорога в небо, призрачная странница,
Утопает в снеге, разогнав метель.
Может эта синь и кому-то нравится.
Небо даст мне имя… Имя – Менестрель.

Запоёт вдруг струнами маленькая странница,
Запоёт несчастная где-то на ветру.
Помолчи-ка милая, тут тебе не справиться,
Расскажу легендами, где-нибудь совру.

Прикоснись ладошками, протяну клинок,
Маленькая жертвочка для большой войны,
Маленькая странница призрачных дорог,
Милая моя, мы ведь не важны.

Успокойся девочка, вот тебе ладонь.
Видишь, плачет небо где-то в вышине.
Успокойся милая, мы пройдём огонь.
Что же может страшного быть в простой войне?

Слышишь, где-то празднуют торжество побед?
Слышишь, где-то сыплется нынче серебро?
Маленькая странница – слишком много бед,
Слишком много было, будет и прошло.
Рюдо
Смотрю из окна на серое небо -
Для звёзд ещё рано, а солнце ушло.
Очень забавно, вроде не пьяный,
В унылом небе вижу лицо.
Ангел весь в белом, мальчик из сказки -
В помаде губы, на шее засос.
Тунику в похоти просто порвали.
Дырки прикрыты лепесточками роз.

Тысячи фар – яркие, звонкие.
И ярче чем звёзды и легче ремонт.
Капель теперь в оголенной проводке.
А скрип половиц – музыкальный экспромт.

Мотылёк-ангел спускается ниже.
Долог дурман насильной любви.
Высоковольтные провода-гильотины
Режут крылья рожденным в пыли.
Зверекъ
Луну закрыли тучи
Над лесополосой;
Высокий детский голос
Раздался в темноте:
«Я командую парадом:
Лезут твари из болот.
И бесовская команда
Пляшет ночи напролет!»
В кустах метались тени,
А окуни – в реке.
И снова слышат песню
Увядшие поля:
«Лезьте, твари, из трясины,
Из-под мшистых валунов;
На болоте ярко-синим
Светят сотни огоньков!»
Но скоро песня стихла,
Раздался жуткий скрип…
Малыш в ночной рубашке
Покинул туалет.
Рюдо
Буратино!
Принеси бензина!
Распакуй огниво!
Добывай огонь!
Буратино!
Чтоб ни искры мимо!
Добавляй тротила!
Прогорит всё в ноль!

Так играл в индейцев
Старый папа Карло.
Мастер маскировки
И король сверчков.
Старой доброй пыткой
Потакал он залу.
В новомодной куртке
Мастер дурачков.
Иннельда Ишер
В сегодняшнюю холодную ночку родилось странное стихотворение.

ПОЛНОЧНАЯ СТРАЖА

Ты золото ищешь, мой бедный монах,
Ты ночью не спал, пробродил до утра –
А встретил лишь отблеск в моих волосах,
Луной позабытый кусок серебра.

Мечтал, что сапфиры и лунный опал
Подержишь в руках и наполнишь карман.
Но только меня до утра целовал,
На вкус не заметив соленый обман.

Хотел жемчугА обрести и гранат –
На тело прекрасное их променял.
А я от людей стерегу этот клад,
Не нужен для этого горский кинжал.

Не нужен капкан или медленный яд,
Улыбка заменит иной арбалет.
«Тот клад заколдован», - тебе говорят,
«Хозяин еще не явился на свет».

Беги, не смотри на меня свысока,
Иначе дождешься – разбудишь беду.
В глазах моих спрятались два светлячка.
Я в полночь к тебе помолиться приду.

И утром найдут тебя в поле, мой друг.
Застынет слезинка в холодных глазах.
Да, жаль твоих нежных и трепетных рук.
Но клад мне дороже, мой бедный монах.
Миридин
Неактуально, незакончено и неназвано

Смятенье полонило мою душу,
Смеюсь, рычу и плачу от бессилья,
Метанья рвутся по ночам наружу,
И не способен их остановить я.

Желание одно меня снедает,
А разум шепчет: ты, наверно, бредишь?
Она тебя почти не замечает.
Забудь, уйди, потом другую встретишь.

Но как смогу забыть ее улыбку?
Расстаться с этим милым сердцу взглядом?
Лишь встанет пред глазами образ зыбкий
И вновь хочу с ней оказаться рядом.
Рюдо
Моё небо укрыто саваном.
В лоскутки разорваны радуги.
Все стихи перечеркнуты пламенем.
Слов осколки под кожу загнаны.

Эволюция восприятия.
Все моря иссохли до кратеров.
Мой полёт с трёхэтажного здания.
Символичный исход провокаторов.


Мой сосед любит тихую музыку.
Мой товарищ не терпит побоев.
Ну а я ненавижу обоих -
Своих выдуманных героев.
Даниэль
Метель души нам заметет,
И ветер завеет, что было.
И снег между нами пройдет,
И вспомню, что я не любила.

Зима между нами и лед.
Как - будто бы склеп, как могила.
И времени много пройдет,
И вспомню, что я полюбила.

Мы смотрим друг другу в глаза
И вспоминаем, что было.
Та дума - огонь и слеза.
Она нам растопит могилу.
struch
Грань

Я всегда иду по острой грани,
Я иду по острию меча,
Ища внутри 4 грани:
Свет, Тьма, Спокойствие, Душа.
В свету найду я вечную отвагу,
Жестокость битв найду идя во тьме,
В спокойствии увижу чью-то радость
И смерть свою увижу я в душе.
По тонкой грани я иду сквозь солнце
Ища в себе 4 острия,
Найдя одно
Найду я в нем оконце
И я увижу глаз твоих сиянье,
И я увижу светлую,
Без бед с живою мыслью
Смерть
Которую нельзя любить дыша,
Ища во тьме
Всю ярость поднебесья,
Ища в спокойствии,
В душе найдя себя.
Рюдо
Вера – это эхо тишины.
Громогласное, за гранью децибелов.
Тоньше, чем бумажные листы.
И страшней усмешек вдоводелов.
Чистая, как кровь или нектар.
Фанатично острая как бритва.
Бестелесная как белоснежный пар,
И нелепая как пировая битва.
SimiRel'
Белым по белому,
С черными буквами,
Слогаются песни,
Великими муками,
Съигранна пьесса,
Падают шторы,
К чему прикованы
Далее взоры?

Плач за кулисами,
Грим весь размазан,
Стонешь по сказке,
Проданной даром,
Зрители выйдут,
Забудут об этом,
Как погибает
Пьесса с поэтом...
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.