Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Сквер поэтов
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43
Ут-Напишти
Отрывок из Триптиха "Трехглавы Змей"


2. «Венеция»
Мистерия на современность.

Венеция.
Вечер.
Крылатая площадь.
Усталый прохожий проходит бесцельно, бесследно, бесшумны гондолы и гондольеры безлико и свято крадутся по волнам, стучатся в дома беспринципные музы, да Купидон посылает вниз стрелы…
А тени?
А тени скрываются ночью и алчут, и ждут наступление утра….

И Венеция любит свои заблудшие гондолы, своих безлицых гондольеров, дома, их взгляд стеклянный окон, прохожих, портреты, их, покрытых пылью.
Венеция в пиру, в цвету, справляет бал на острове погибших кораблей, под скрип несмазанных петель танцуют тени по утру Венеции.

И в тронном зале крылатой площади под сводом неба поднимут кубки, забытые победы и ржавые медали за заслуги, и слуги по мостовым несут им блюда: мечты о будущем и юную любовь. Танцуют на столах скелеты, и череп вопрошает «быть или не быть?», его душа рыдает на другом краю стола, но тонет плач в стенаньях торжества….

Бледной невидимой девой, мимо Марселя и Рима проходит Венеция, не нарушая покоя цветущих душ, но ждущая их, их торжества, венецианского плача, пира на их же костях.

Отрывок из "Гимна Слову"

Перо мое, что выбивало на табличках поэму о герое Гильгамеше, и чью науку постигал в Эддубу, где палкою вбивал ее учитель, не про тебя ли сказано, что нет «искусне писца работы» - то дело, что избрал я.
Не ты ли, моя табличка, пройдешь сквозь годы, чтобы поведать мне о Энлиль, Творце живого.

О, Энлиль!
Князь небес, дракон земли – ты!
Верховный жрец, верховный судия – ты!

….твоей рукой Великий Энки, подобно писарю, из глины с кровью нас создал, вписал в историю таблицей, дал имя каждому плоду и в память Слово, письмена...

"КИ-НА"

Исполненые сном часы, ты, Ночь, пред ними входишь и ставни затворены в покоях Арару. В даль уходящему стал День лицом подобен.

В ночи рыданье, лишь обо дном рыдаю я -
О Слове, что есть не просто слово,
О Друге, что изречен устами змееуста.
В ночи рыдаю, о Дне рыдаю я
Узревшем сон Энкида.

Ты меч мой! ты взгляд гордый мой!
Ты дыханье в крови мое, что в глину вложено!
Ты оплот мой! Горн победный мой!
Край из снов моих, где родился я!
Глубока тоска как до дна морей, до ворот ки-галь!

Не мне ли рыдать
Над телом твоим?
Не мне ли взывать
К воли богов?
Не мне ли пройти
На дно за цветком?
Не мне, так кому?
Плачь мой широк как рек двух разлив - Ефрата и Тигра!



(в данном контексте, перо - символ творчества писцов, связывающего века, тысячелетия....)
Лютиен
И мир уснул,спустилась ночь.
Сбежать хочу отсюда прочь.
Лишь фонарей неясный свет
Блуждет там,где жизни нет.

Вокруг лишь мрак и тишина
Поглотят все... И я одна.
Расправив крылья за спиной
Хочу лететь вслед за мечтой.

Луну на части тучи рвут,
По водной глади сны бредут.
Изогнутый мост над рекой,
Под ним плещет вечный покой.
Мелетун
***
Я так ждала, что ты вернешься,
Прощения попросишь у меня,
Но нет, случилось по-другому,
И весть сия резнула душу мне.
Теперь что значит жизнь?
Лишь слово, звук в тиши.
Теперь я существую лишь,
Жить не могу, устала я.
Устала я от боли и страданья,
Мой взор не блещит более.
Аиновником же всего
Один лишь ты сегодня.
Зачем кусаешься, винишь?
Вернулся бы, обнял и все...
И снова солнце бы зажглось,
Душу мою согреть смогло.

Но нет, теперь лишь тьма
И тишина вокруг меня...

***
Мрак...Забытье...Тюрьма...
Это жизнь моя теперь!
Без тебя...Смятенье лишь...
Хочу я вырваться, но не дает
То чувство, что есть к тебе.
Капают слезы, бегут по щеке
Дорожка мокрая к тебе.
Тянусь душой и сердцем,
Но так нельзя теперь
К тебе придти!
Ты с ней, а я с другим.
Но счастья нет, одно лишь горе.
Существование мое бежит,
Но жизнь не движется вперед.
В тумане, в дымке все проходит.
Отделаться от чувства не могу
И жажду быть с тобой вовек!
Лютиен
Зачем я тебе нужна?
Я быть не смогу верна...
Уже избрала судьбу,
Хоть выбрала не свою.

Что толку тебе в словах?
Что толку в моих слезах?
Закрыла я дверь давно
Наверное так суждено.

Оружие в ножны спрячь.
Я женщина- не палач.
К чему все эти слова?
Я знаю, что я одна.

Тебя ненавидеть? Нет.
В этом даю свой обет...

А чувства мои- это тайна.
Забудь.. Я ведь просто случайность.

Нет, ночью мне будут сниться
Мосты над рекой Невою.
Друзья пусть мои в столицах,
Но в сердце они со мною.

Я снова смогу, надеюсь,
Тонуть в этом огненном взоре.
Пусть говорят, что болею.
Мне дела нет до позора.

А стрелки часов все так же
Бездушно вперед стремятся.
И время насмешливо скажет,
Что вскоре пора прощаться.

Недолгой пусть будет встреча,
Но в памяти не сотрется.
Ничто не бывает вечным,
И может уже не вернется...
Аша
Огонь власти в красивых и хитрых глазах,
И ухмылка на чувственных, алых устах.
Я карала людей, преграждавших мне путь,
Лишь, наверно, «святой» мог меня упрекнуть.
Я за всю свою жизнь не встречала «святых»,
Я решила, что нет их в обличье «Земных».
За идею свою я могла б умереть,
Но бессмертным не ведомо, что значит смерть.
Я не дьявол, не ангел, я просто гонец,
Я лишь странник и древности «темной» певец.
Я с ухмылкой смотрю на «безумцев» вокруг,
На глупцов, что пытаются смерть обмануть.

Ангел вечной печали сидел на скале,
Он был жизнью своею доволен вполне.
Его в рае всегда отвращало добро,
И бежал он на Землю, где властвует зло.
Покорил он "неверных" и "слабых" людей,
Приручил он сильнейших и мудрых зверей.
Лишь одно только чувство не смог погасить,
Любви пламя, порою мешавшее жить.
Зато в души ворвался как страсти напасть,
И "безумцам" открыл он понятие - " Власть".
И смешалось два пламени в хрупкой душе,
Нет конца этой грубой и вечной войне.
Восседая на троне, с ухмылкой в глазах,
Он вселяет в сердца людей хаос и страх.
Он открыто смеется над волей Богов,
Не страшны ему муки и тяжесть оков.
На Земле он владыка, в Аду он господь,
Только праведник может его побороть.

Стихийное бедствие: сель, ураган,
И сразу затишье, стал светел твой стан.
Таков твой характер, таков твой удел,
Жестокий порою, ты дерзостью смел.
Ты страсти желанье вселяешь в сердца,
Огнем их, сжигая, ты губишь "глупца",
Который посмел греху сердце открыть,
Дерзнувши на миг тобой в мыслях побыть.
Ты голосом властным понять нам даешь,
Что в наших желаньях, как в рае живешь.
Ты ангел наш, дьявол, ты также наш бес,
Ты в душах людских, словно призрак воскрес.
Ты каждому смертному вывел свой срок,
За это мудрец и нарек тебя - Рок!


Я презираю двуликость человека,
Его ничтожество, живущее века.
Всю его подлость, которой нет предела,
Все его лживые и лестные слова.
Под маской добродетели и дружбы,
Порой скрывается порок и зло.
Любовь и дружба, такой "твари", чужды,
Ее волнует лишь успех ее, и все.
Я буду лучше с "дьяволом" водиться,
Ведь он не прячет маскою лицо;
Чем буду с такой личностью мириться,
Ведь ничего "святого" нету для нее.


Могучая кошка лежит у воды,
Во взгляде ее нет ни фальши, ни лжи.
Ей страх неизвестен, она смотрит вперед,
На том берегу, ее жертва живет.
И чувствуя запах, что слаще вина,
Она, замирая, крадется туда.
Не будет ошибки. Прыжок и удар,
И кровь будоражит все тело, как жар.
И вот, насладившись уж жертвой своей,
Она через миг позабудет о ней.
Ведь снова вкус крови вперед позовет,
И тропка уж к новой жертве ведет.
Быть может однажды она жертвой станет,
И также как все, страх, отчаянье познает.
Но здесь и сейчас ангел смерти она,
И все кто попался, заплатят сполна.

Я где-то там, в тумане снов,
И я наверно потерялась.
И здесь не надо лишних слов
Я с «тенью» жизни повстречалась.
Ей одиноко, как и мне
И, как и я, она не верит,
Что есть расплата на Земле
Для тех, кто зло на свете сеет.
И что у смертных есть любовь,
Что может длиться не мгновенье.
Что, будоража в жилах кровь,
Приносит в души просветленье.
Бывает ли любовь чиста?
Бывает, но не разделенной.
Когда взаимна же она,
Она бывает не серьезной.
Так есть ли смысл у любви?
Иль это только заблужденье,
Что от взаимности в любви,
Бывает в жизни наслажденье?


Ты видишь белых птиц у скал,
Они заманчиво игривы.
Ты будешь долго вспоминать,
Они «божественно» красивы.
А их игра полна соблазна,
Ты хочешь с ними поиграть.
Но для тебя она опасна
В ней можно жизнь потерять.
И голову склонив как прежде,
Сидишь и смотришь издали
Как птицы преданы надежде,
Что духи скал их выбрали
Для танца жизни или смерти,
Смотря, что птицы выберут
И будет выбор птиц различен,
Их судьбы разные ведут.
И вот по прихоти судьбы
Не подалеку с побережьем
На мокром камне сидишь ты…


Две разные вселенные,
Два разных человека.
И мы живем без времени,
Мы просто дети века.


Пусто, стена,
Глупо, одна.
Нет никого, кто поймет,
Нет ничего, что спасет.
Падаю в бездну,
Лечу в пустоту.
Смерть иль надежду,
Что там я найду?
Грубо и жестоко
Растерзана душа.
Больно, одиноко
Я выживу, должна!

Тупик для чувств,
Тупик для эмоций.
Клинком ударила тоска,
И грусти радость уступила,
И ждет могильная доска…
Лютиен
Небо пронзают молнии-стрелы.
Все получилось не так, как хотели.
Тянут деревья старые ветки.
Шрамы на сердце словно отметки.

Ночь покрывалом город укроет.
Свечи зажжет для тепла и покоя.
Тени бегут по изрезанным стенам
И по задворкам, как влага по венам.

Стекла-как лед, холодны и прозрачны.
Серые будни снова невзрачны.
Глухо стучат каблуки по дороге.
Снова одна, с пустотой и тревогой...
Shambler
Яркие краски, цветные блики,
Солнца беспечного отблеск в глазах...
Прошлого лета смешные улики
В тетради - засушенная стрекоза,

И фотографий веселых ворох:
Лето и солнце! Слезы и смех!..
Листьев осенних невнятный шорох -
Сказка, которой не хватит на всех.
Мелетун
Тому, кого люблю я до сих пор...

Я посмотрела в твои глаза
И увидела тоже, что было,
Когда встречалась я с тобою,
Но, к сожаленью, не ко мне.

Теперь ты с ней, но не со мною.
Мне так же горестно, как было,
Но вытерпеть теперь могу
Без слез и содраганий это.

Душа же плачет до сих пор,
И пусть. Пройдет, не сомневаюсь я.
И жизнь вернется, зацветет
На грунте тела моего.

Будь счастлив, мой товарищ,
В душе желаю я тебе.
Что плакать, умолять теперь?
Не изменить, вернуть назад.

Ошибку совершила в раз,
Теперь жалею я о ней.
Но попусту мои мученья.
Ты с ней, а я с другим.

И счастье вновь придется
Мне построить, найти себя.
Иначе жить нельзя,
Не велено с небес мне.

Меняться буду, чтобы жить,
Чтобы продолжить путь свой долгий.
И ладно, отпущу тебя я.
Путем своим иди ты по дороге.

Прости за все: за ложь и слезы,
За причитанья, оскорбленья.
Надеюсь, ты простишь,
А я уже простила...

Той, что рядом всегда...

Ты - луч света в темном царстве,
Что правит бал в душе моей.
Тебе одной я благодарна
За пониманье, утешенье,
Что даришь мне так много лет.
Лети по жизни ястребом крылатым,
Неси надежду и лююбовь.
Надеюсь, счастье обретешь ты
С ним или с другим, но обретешь...
И не потеряешь никогда...
И я хочу, чтоб дружба наша
Не завершилась в миг один.
Прости меня за все,
Что было, и за все,
Что будет вдруг.
Пора тяжелая настала
Для нас с тобою в миг один.
Преградой стало чувство,
Что в жизни ждет с надеждой каждый,
Но не разделить, надеюсь, ей,
По сторонам не развести.
Пусть будет так, никак иначе.
Я искренне желаю этого в сердцах.
И буду рада, если примешь
сей скромный дар ты от меня.
Будь счастлива ты, леди Ястреб,
Не пропади ты в жизни непростой.
Leitra
Всплывшее в памяти...

В затылок дышит боль слепая,
Мечта погасла и во тьме исчезла,
Идешь и слабо, смутно понимаешь,
Что все вдруг стало бесполезно…

Ушло, как дым растаяло в ночи,
И скрипкой плачет исцарапанное сердце…
Постой, опомнись… рано, не кричи…
Когда еще успеешь оглядеться?..

А пыль дорог легла упрямой строчкой,
И ноги больше не хотят идти…
Но надо… Ты же знать захочешь,
Что ожидает по ту сторону Земли…

Свой взор, смертельный для любой преграды,
Ты отрываешь от пустых широт…
Тебе одни ветра безумной песней рады,
И в Царстве Света не найти оплот…

Что для тебя надежда и погибель?
Что для тебя остывший ход времен?
Тебя на Темной Стороне твой Ангел видел…
И он уверен стал – твой выбор обречен…

Смотри… здесь все, кто был когда-то рядом,
Кто доверял, кто искренне любил…
Тебя… ту, что дала обет быть рядом
Тому, кто все грехи тебе простил…

Скитаться вечно… не для сладкой мести,
А просто того требует Судьба…
Словам печали, верности и неизменной чести –
Лишь этому верна твоя душа…

Ты в путь пустилась, не признав потери,
Теперь твой дом – сплошная темнота…
И лишь одной себе признаться ты посмеешь…
Уйдя… ты не вернешься больше никогда…
Аша
Почему добродетели больше
В самых темных и черствых сердцах?
Хоть скрывают они ее чаще
В самых грубых и дерзких словах.
Но в моменты опасности смертной
Не страшась, смотрят смерти в лицо.
Не боясь, даже кары небесной
Ради «близких», способны на все.
Их надменность и дерзость порою
Лишь игра, чтоб врага сокрушить.
Но под маской «борца преисподней»
Скрыто сердце, что в силах любить.
И куда уж красивей и чище
Их привыкшая к боли душа,
Чем у тех, кто твердит повсеместно,
Что он ярый сторонник добра.


Ты нежный ангел моих снов,
Ты мой король, творец миров.
Ты знаешь сущность бытия,
Ее познать мечтаю я.
Ты сможешь в этом мне помочь,
Когда на Землю взойдет ночь.
Ты видишь мыслей моих ход,
И мне твердишь: "Путь их далек".
Ты чувствуешь мою печаль,
Что душу режет, словно сталь.
Прикосновеньем нежных губ,
Развеешь мрак зловещих мук.
Ты добродетелью своей,
Покажешь путь душе моей.
В мир благородный и святой,
Где будем вместе мы с тобой.


Красные глаза, горящие во мгле,
Пожирают души, словно плоть в огне.
Призрачный их свет манит и зовет,
Он мысли своих жертв к забвению ведет.
Кто же их хозяин? Чей же он гонец?
Дьявол или Бог вручил ему венец?
Зачем он пожирает заблудшие сердца?
Зачем он страх вселяет ливонского стрельца?
Хочу ему открыться, чтоб суть его понять,
И с ним объединиться, чтоб страх в «глупцов» вселять.
Я знаю, что знаком мне, он в глубине души,
Мы с ним уже встречались, в полуночной тиши.
Я чувствую, что прежде, он путь мне указал,
Мой дух идет по следу пространственных зеркал.
И вот Его я вижу, глаза Его влекут,
Нет сладостней минуты, и нет нежнее пут.
Лютиен
Холод и мрак.Лишь пустота...
Тишь и покой... Наша звезда...
Помнишь ли ты, а может и нет...
Помнишь, как дали этот обет?

Верность и честь уже не в чести.
Помню твой взор и слово "прости".
Помню наш вечер,там... у реки
Твое отражение в глади воды.

Рассеялось все, исчезло как дым.
Рассеялось все и ты стал другим.
Холод и мрак... Лишь пустота...
Все под водой... Наша звезда...

* * *

Лишь только крик несчастной птицы
Разрушит стоном тишину...
В полете ей дано разбиться,
Оставив призрак и мечту.

Она несчастна... Ну и что же?
Кого волнует птичий крик.
Вам счастье,горе-все похоже.
Бьет равнодушия родник.

Ты упадешь, пройдут все рядом.
В толпе сильнейший выживает.
Презренье видишь лишь во взглядах,
Которые тебе бросают.

Сломали крылья птице вещей,
Втоптали в землю и забыли.
А по щекам лишь ветер хлещет.
Поет о тех, кого любили.
Рюдо
Да!!! Я хочу революцию.
Вы все правы – не ради истины.
Биоритм. Движение. Выстрелы.
Лепрозорий. Холокост. Выстои.
Три стены, потолок, котлованище.
Мушкетеры, рыцари, висельники.
Инквизиторы, пуритане.
Демократы и всякие шизики.

Да! Я хочу революцию.
Пусть с петлёю на шее и в гипсе.
Пусть под градом проклятий и стонов.
Пусть с клеймом самоубийцы.

Да. Я согласен на революцию.
На которой никого не останется.
Я согласен хоронить друзей.
И всех тех, кто мне очень нравится.

Я согласен.
Останутся трое.
Девочка, что роет могилы.
Мальчик, пишущий эпитафии.
И глав врач, выдающий бахилы.
***************************************

Звёздодышащий мрак.
Месяц – просто сигара,
Что зажат в млечной лапе
Заспанной ночи.
В твоей миске вода,
Ты немного устала.
Почему ты не спишь?
Что так сладко бормочешь?
Роль опять провалила,
Непослушная киса.
Надо б плетью тебя
Или иглами с током.
Твой ошейник ослаблю.
Накажу тебя завтра.
Задыхаясь от нежности:
«Спи, моя кроха».

Рекомендую использовать трафарет для написание стихов.
Так же советую брать идеи из справочника сельского поэта.
На каждую мысль отведено фиксированное количество рифм-болтов.
Дополнительно можно менять окончания в произведениях мэтра.
Упаси вас господи ошибиться в просчете слогов или не там врубить ударение.
Запихайте свою музу под обеденный стол. Девочке там место. Оргазм-озарение.
Музы – это прошлый век. Новое время. Новое применение.
Товарищ критик! Я купил новый процессор для вбивание слов и слогов! Где моё поощрение?!
Ут-Напишти
Не по теме, но в точку.

В теченье бурной суеты меж строк ежесекундных ляжет точка и свяжет тишиной мотив, но лишь одним движеньем кротким выбьет звук, и будет он прекрасней увертюры.

А кто неполиритичный
Скотчем по ногам и рту,
Как котят потчевали,
Как Му-Му,
Герасивые Вы.
Рюдо
Кончается вдохновение.
Кровосмесительные стихи.
Однотипные близнецы-уроды.
Пойду приму дозу.
Почитаю Маяковского.

Загибаемся.
Падаем мертвые.
Плетью бей.
Бандажами и солью.
Мы чумазые и голодные.
Но мы гордые. Но мы гордые.

Мы не каемся. Нам и не кому.
Мы не крестимся. И не прячемся.
Мы за всё всегда в ответе.
Первородные. Настоящие.

Сплюнь при виде нас.
Пальцем ткни и высмии.
Кулаком ударь, крикни "Верую!"
Я сглотну слезу. Я вить атеист.
Ничего я тебе не сделаю.
Марла Зингер
Строго не судите. Я-не поэт. Но очень хочется им быть.

Я хочу быть свободной от боли,
От слез расставанья, от ночи и дня,
От земли и от звезд, от гнетущей неволи,
От мыслей, от чувств и от себя.

Я хочу быть свободной от рая, от ада,
От музыки, прозы и от стихов,
От жизни, от смерти, от вони и смрада
Галдящих жестоких больших городов.

Я хочу быть свободной от непониманья,
От груза ответственности перед судьбой,
От чувства несбыточности и от желанья
Всегда и везде быть просто собой.

Я хочу быть свободной от лжи и от чуши,
В которой живу я, от перемен.
И если продам я дьяволу душу,
Возьму лишь свободу от мыслей взамен.
Аша
Потерянный для мира, ты счастлив в небесах.
Твои слова как лира, звучат в моих мечтах.
Ты словно издеваясь, являешься во тьме,
Твои глаза как угли, горящие в огне.
Хочу глазам поверить, что близко ты ко мне,
Но чувствую душою, ты счастлив в «вышине».
Там музыка играет, которой верен ты,
В осколки, разбивая, мне душу и мечты.
Я слышу ее звуки, она зовет тебя,
И с каждой новой нотой ты дальше от меня.
И я беру гитару, тебя, чтоб возвратить,
Но разве я способна, той силе возразить?
Моя игра не складна, стихи мои глупы,
Я с грустью понимаю, что не со мною ты.
Быть может, ты заглянешь, чтоб поболтать со мной?
И взгляд твой мне откроет, что ты навеки мой.
Поэтому я снова пытаюсь победить,
И со своей мечтою я продолжаю жить!
Рюдо
-Ты меня забудешь.
Руку даю на отсечение.
Мы - крест на пересечение пунктиров,
Перечёркнутое влечение.
Я, конечно, сотрусь из памяти.
Я химера. Мираж. Иллюзия.
Скроюсь с глаз и из сердца выпаду
Словно Буддой забытая Грузия.

-Спорить не о чём.
Я вить Радуга.
Мимолётное. Эфемерное.
Сколько раз ты не исчезай
Море красок будет безмерное.

Ты исчезнешь из мира света.
Я во тьме растеряю цвета.
На астральном плане реальности
Познакомит нас пустота.
Аша
Без чувств и без эмоций ты смотришь на других,
Не ищешь даже капли, ты, состраданья в них.
Тебе все надоело, ведь жизнь твоя пуста,
Ты жаждешь избавленья, но смерть так далека.
Ее позвать ты б рада, но знаешь наперед,
Что умереть ты сможешь, лишь, когда срок придет.
Ты только созерцаешь, ты больше не живешь,
Ты просто существуешь, свой тяжкий крест несешь.
А помнишь? Было время, когда и ты жила,
И как сакура вёснами, ты круглый год цвела.
Была ты безмятежна, хотя вступала в бой,
Когда на твои чувства мог посягнуть другой.
Иллюзий не пытала, всегда желала жить,
Но он смог в одночасье все чувства умертвить.
Со дня его ухода, ты больше не жила,
И вновь уж не любила, для чувств ты умерла.
И как бы не было мне больно, тебя уже мне не вернуть,
Ты выбрала свою дорогу, с пути тебе уж не свернуть.
Рюдо
Выставив руки вперёд,
Бреду на ощупь,
Спотыкаюсь.
Бьюсь лбом о деревья.
Кто-то с мерзкой улыбкой на роже
Совершил над душой преступление.

Холод жуткий.
Луна не греет.
Замерзаю.
Тепла и света.
В чёрном небе ни луны, ни солнца.
Словно я в юго-западном гетто.

Зги не видно.
Мороз по коже.
Проклинаю ублюдка-вора.
В левом глазе у меня луна.
В правом – солнце взойдет скоро.
Аша
Как - будто статуя стоишь ты на вершине,
Твои черты и мягки и грубы.
Твои движения плавны, незаметны,
Твои глаза красивы, но пусты.
Как дикий зверь спасается от пули,
Бежишь от жизни ты, скрываясь в тишине.
И здесь на склоне, в горькие минуты,
Ты видишь сокола, зовущего к себе.
В его полете нет печальной ноты,
Он в небесах парит, ловя ветра.
Он жизни рад, ведь он певец свободы,
В его глазах горит огонь волхва.
И позабыв о том, чему тебя учили,
Шагаешь в бездну ты и мысли гонишь прочь.
И отступает бездна, где другие гибли,
Даруя тебе крылья и любовь.
lady-jastreb
Скажи мне,как же нужно жить?
Из чьих же уст мне влагу пить?
Как за грехи свои платить?
Покуда дождик будет моросить....

Идти по жизни,измеряя шаг?
Иль жить свободно??Я..вот так..
Покуда мерить будешь,жизнь пройдет,
Никто уж ничего тогда и не вернет.

Как странно все,и мир жесток,
И каждый в этом мире одинок...
И лишь спокоен он тогда,
Когда из глаз не капает вода,
Когда "живет" он ТАК Один,
Себе он раб и господин.

Мне кажется,что ты двулик,
И не забыть мне этот миг!
Однако верю я,что все пройдет,
Сомнений час тогда уйдет!

Пойми,мне сложно пережить
И дружбой той не дорожить.
Теперь она потеряна,поверь,
И в новый мир открыта дверь.

Я полюбила вновь,сперва,
И не кружится больше голова.
"Я быть хочу с тобою,честно!"-
Слышать эти слова мне лестно,
Но правда ль это,вот беда,
И как узнать ответ тогда?
Ведь ты,наверное,двулик,
И стоит мне забыть тот миг,
Когда повстречалась я с тобой,
Укрыться стоит мне за белой пеленой.

Так в чем же смысл жизни,брат?
Сказать бы рад?У белыз врат....
Сказать-то скажешь,но услышу ль я,
Тогда,как ты-любовь моя?...
Рюдо
А у вас на двоих одно дыхание
Может мне немного завидно?
Вы там падаете в одном скафандре,
Я от кислорода теряю сознание.
Там у вас недостаток воздуха
Только есть и звуки, чувства.
У меня же ветра гуляют.
Только всюду-повсюду пусто.
Может мне нужна боль серебристая?
Та что рвет и калечит сознание?
Вы упорно молчите в себя
Тишина мне устроит дознание.
Порасспрашивает о настроение
"Почему же так плохо?" спросит.
Я кивну за иллюминатор.
Она сядет у ног… помолчит и бросит.
И уйдет туда где попроще.
Где всегда улыбки и радость
Я тихонько посмотрю ей в след.
Тишина вить живая… я в тягость..

Кончиками пальцев поглаживая
Стекло что между нами.
Твоё отражение помадой
Обрисую и прижмусь губами…

Запись в личном деле:
"Выл на лампочку в прихожей",
"Пел "Войну и Мир" Толстого"
"Думал, что хороший".

"Цеплялся в зоомагазине
К молоденьким крольчихам.
И радостно жёг хвост
Доверчивым шутихам"

"Пил кефир из чайника,
Ругался в понарошку.
Лизал метал паяльника,
А после свою кошку"

"Руками гладил небо-
Оно мурчало тихо.
Он был безумно счастлив,
Хотя и не был психом"
lady-jastreb
Когда ты спишь....(Скучаю..)

Можно я приду к тебе?
Когда еще так сладко спишь....
Зайду я при лазоревой луне,
Но ты дверь не отворишь....

Тогда проникну легким ветерком
Я сквозь раскрытое окно,
Прикоснусь к щеке пером-
Не встревожит тебя оно.

Поцелую веки нежно я-
Чуть дрогнули ресницы-
Улыбнулась я любя,
Вспомнив миг зарницы.

Тихий вздох во сне...
Что же тебе снится?
Тянет так меня к тебе,
А сердце любить боится.

Стал ты мне,как воздух,как вода,
Боюсь,что уйдешь однажды навсегда,
Но так люблю уже давно ТЕБЯ!
Ты спишь,не зная,рядом я...
Лиэлле
НАВСЕГДА.
Сомкнулись очи. Свет погас.
Ушли в забвенье пьяные миры.
Она смеялась в первый раз сейчас.
Она чиста под блеском мишуры.

Лишь стихнет звон бокалов и вранья,
Где будет ночь обвенчана с судьбою,
Она прошепчет: «Этой ночью я твоя.
Лишь для тебя! Желанна лишь тобою!»

Он упоённо прошептал: «Сейчас,
Ты так легка, но завтра? Что потом?»
«Сейчас бывает в жизни только раз,
так пусть оно растает чьим-то сном!

Такая странная судьба, поверь,
Что вместе мы и как всегда одни.
Желай и я уйду за дверь…
Желай, но только говори…»

А он не знал, что ей пообещать,
Ведь звёзды недостать губами.
Хотел её обнять, прижать,
Её ласкал, но только лишь глазами.

Рассвет пришёл, порвав завесу тьмы.
А он молился, чтоб она осталась.
На одиночество обречены…
Она, уйдя, как навсегда, прощалась.
Leitra
Северный ветер стальных облаков
Осколки души разметает по Вечности,
Наши мечты из несбывшихся снов
Сложат собою узор бесконечности.

В холодных потоках из звезд и дождя
Тонет надежда остывшего сердца,
И снова по лезвию плавно скользя,
Собственный страх не дает оглядеться.

Прольется с безмолвного неба печаль
В попытке тебя уронить на колени,
Но мысли и взгляд устремляются вдаль
Судьбе доказать - ты ей больше не пленник...
Рюдо
Русская рулетка в одиночестве.
Последнее выступление.
Первый аншлаг.
Дрожат веки от напряжения,
Пальцы собраны в кулак.

Он не услышит аплодисментов.
Ни браво, ни бис, ни цветов.
Лишь только вопли: «Скорей начинайте!»
Рвутся шрапнелью у висков.

Взгляд забито скользнул по лицам
В коньках надежды по льду сердец.
И не за что зацепиться...
Ствол с ухмылкой подносит песец.

Дуло.
Висок.
Прямая линия.
В этой игре всегда есть шанс.

Палец.
Курок.
Движение.
С ТТ у виска он впадает в транс.
Аша
Между ангелом и бесом
И астралом с человеком
Пролегает невидимая связь.
Между дьяволом и богом,
Между мыслями и словом
Существует несгорающая страсть.
Существуют дыры в сходстве,
Есть различье в благородстве,
Каждый признак имеет свою власть.
Здесь нельзя решать жестоко,
Что нам близко, что далеко,
В каждом есть от них своя печать.
Не судить нам, кто есть гений,
А кто мученик гонений,
Мы должны во благе с ними жить.
Независимо от мнений,
Мы живем в миру лишений,
Так давайте, лучше жизнью дорожить!
_______________________________________

Пусть вокруг твердят одно,
Что в жизни все предрешено.
Я не верю сиим словам,
Охотней верю я делам.
На деле вижу я другое,
То "слабых" лишь слова, не боле.
Судьбу свою мы строим сами,
Не побоюсь, бросать словами.
Ведь, если мы живем в покое;
Душа подобно ветру в поле,
Играет красками тепла,
Любви и радости полна.
В душе мы знаем наперед:
Что в жизни будущей нас ждет,
Опасность в силе предсказать,
Лишь надо свое "Я" познать.
Познав его, сдружиться с ним,
Такой союз, Непобедим!
______________________________________

В полночь всадник показался на холме,
Долгий, трудный путь привел его ко мне.
Он искал меня сквозь годы, сквозь века,
Он поведал мне про жизнь отшельника.
Молвил он о юности своей,
когда в мире прославляли королей.
Был он графом при великих королях,
Был он честен, был он смел в речах.
В главе войска не однажды выступал в поход,
Приносил победы он ценой своих свобод,
Но был предан самым близким из друзей.
И был изгнан он из круга рыцарей.
Его голос дрогнул при таких словах,
И тоска блеснула в искренних глазах.
Лишь лицо невольно он прикрыл рукой,
Поборов печаль, продолжил рассказ свой.
Он поведал о людских грехах,
О коварных целях и земных страстях.
В своей жизни повидал он много зла,
Но остался проповедником добра.
Он прошел сквозь битвы, умерщвляющие плоть,
Что пытались веру в доблесть побороть.
Он прошел все войны, проливая кровь,
Но к судьбе и жизни сохранил любовь.
Всадник смолк, окончив свой рассказ,
На прощание промолвил пару фраз.
На коня вскочил и поскакал тропой,
Что однажды приведет его домой.
Его сказ теперь в душе навек со мной,
Его дух - хранитель, ангел мой.
Юный граф поможет мне пройти сквозь зло,
И как он, я буду воспевать добро!

Пользуйтесь кнопкой "редактировать", пожалуйста.
С ув.
lady-jastreb
Знаешь, порою кажется, что я тебе не нужна…
Знаешь, порою кажется, что я для тебя не важна….
Говоришь, что любишь безмерно, скучаешь,
Но когда я скучаю, ты того не понимаешь….
Не слышу и не вижу тебя я пару дней,
И чувствую саму себя я просто не своей.
Но каждый раз навязываться глупо,
И все порою, кажется, по жизни тупо!

И так мне хочется, о Господи!, тебя обнять,
Но ты же далеко и снова, снова и опять!
И так мне хочется, о Господи!, с тобой поговорить,
И вовсе не в чем мне себя сейчас винить,
Однако, ты молчишь, не знаю почему,
Быть может тебе так легче? Без меня и одному….
Ты именно молчишь, я не спросила, но…
Быть может мне попутать? Дверь… Окно….

Ты говорил: «Я так тебя люблю!»
Ты говорил: «И никогда тебя не отпущу!»
От этих слов тебе я часто улыбалась
И так порою искренне, тепло смеялась,
А сердце наконец поверило: «Сбылось!
Мне быть любимой и влюбленной довелось!»
Рюдо
Звёздочка на ладони.
Небо теперь пустое.
Все по карманам и ящикам.
Дело вить молодое.
Будем копить на старость.
Будет личное солнце.
Сотрётся сияние звёзд
В мутном блеске червонца.
Марла Зингер
Сплошной кретинизм ситуаций
Крики сердец и небес
Чувств нелепых абстракции
Сон в ожиданье чудес
Бег по кривой к пьедесталу
Лавры к ногам подлеца
Сердце стучать не устало
Просто убить хочется
Всех, кто не знает,
Всех, кто не ждёт,
Всех, кто скучает,
Всех, кто живёт
В уничтожении истина
Ну может ещё в вине
Здесь мне законы не писаны
Там же все мысли в дерьме
Жить в подчинении тошно
Жить на свободе – мечта
Стены рухнут возможно,
Потом оплачу все счета
И на свободу от нравов
Царящих в стране отношений
Но знаю, вернусь обратно
К тебе, ожидая прощения.


Добавлено:
Плыть, забыть, простить
Плюнуть и отпустить
Стать чужой, но любить
Выбросить и дальше жить

Летать, пылать, сгорать
Стремиться и убегать
Всю глубину познавать
Парить и мечтать

Чувствую, верю и знаю
Всё в ничто превращаю
Творю и убиваю
Сторицей тебе возвращаю
Аша
Быть может, я не поэт от природы,
Быть может, для многих стихи мои – бред.
В их душах исчезнут наивные строки,
Но в памяти "вникших" останется след.
Может быть мои мысли - пустое,
Я, уж, конечно, пишу не для тех:
Кого заставляют читать поневоле,
Иль вызывать у других только смех.
Своими стихами, я вызов бросаю:
И жизни, и людям, и чувствам своим.
Конечно, не Лермонтов я, понимаю,
Но именно он во мне "стих" пробудил.
MNS
Любовь пророчит счастье,
приносит лишь печаль.
Тогда когда в ненастье,
Стремиться сердце вдаль.

Уйти всегда возможно,
Жалея "Остальных".
Остаться только сложно,
Ломая стены чуств слепых.

Играю не поправилам,
Не смею отказать.
По чутким слов заглавиям,
Не смею рассказать...
Лиэлле
ВОЙНА ЗА ЛЮБОВЬ.
Я снова плачу небесам.
Стреляю по птицам в упор.
Уши закрыв, не даю голосам
Втянуть себя в этот немыслимый спор.

Щёлкнет курок и вновь, тишина.
Пуля ушла, не вернуть.
Это наверно и будет война.
Красным окрасит противника грудь.

Впиться клыками, считать позвонки.
Небо закрыть одеялом свинцовым.
Вновь тишина. Все погибли звонки.
Это молчанье становится словом.

В спину стреляю. Наверное, легче
Так убивать, не видя лица.
Хочешь уйти? Обними меня крепче.
Так я, наверно, дойду до конца.

Стук каблуков, утонувших в асфальте.
Шорох улыбки. Ресницы и смех.
Сжала винтовку, сказала: «Прощайте!»
Это война, это мысли и грех.

Я умирала, разбившись о ревность.
Верила, что ты вернёшься за мной.
Это война, это кровь, это верность.
Это твой мир, мой забытый герой.
Рюдо
Докажи, что ты не придуманный образ,
Что не слепок в мозгу с моего идеала.
Докажи, что я целую не воздух
Содрогаясь от рева урагана.
Докажи, что все эти строчки
Не создания мерзкой программы.
Что мои слезы и бессонные ночи
Не прикол веселого наркомана.
Докажи, что любишь меня, а не смайлы
Что целуешь меня не набивши рот,
Что в параллель не милуешься в асе
Комментируя всем «Вот мальчик идиот»
Докажи, что фразы твои не из вёрда,
Что ты создала их только сейчас.
Что сидишь на стуле, а не на коленях
И не мурлычешь от ласковых фраз.
Докажи мне, что я не зарубка
На палочке для подсчета побед.
Что ты не зеваешь от скуки
Когда я болтаю всяческий бред.
Докажи, что не смотришь реакцию.
Что не препарируешь скальпелем душу.
Что я не замена утраты.
Что не клоун приглашенный на ужин.


Хотя……

Я, кажется, понял зачем тебе нужен.
Ут-Напишти
Упавший лист – опрокинутая ветром птица, позволь мне тебе излиться, укорениться – корни в тебя пустить. Быть может, к лету зазеленеют мои лета и повзрослеют стихи кругами волокон древа.
Пусти меня к белой воде, к сединам старухи зимы, рифму тебе подарю, горечь соития слов – то стихи, мой ночной зов, имя в четыре буквы, все, что у слова были, все, что у слова будет, все что взрастили.
Рюдо
Ненависть положу под подушку.
Прямо на твою фотографию.
Возьми в руки камеру
Снимем порнографию.
Подойдем к моему изголовью
Череп ломом вскроем без паники.
И наполнят глазницы сияньем
Красные паяльники.

В мозг свинца нальем, кинем пороху.
Подожжем фитиль. Будет шороху.
Расстреляем в упор мелкой дробью.
Лишь лицо на фотке со скорбью.
Лиэлле
Уйти сейчас? Тут не нужны слова,
Молчание моё становится вдруг криком.
Опять настал тот день. Опять я не права.
И стонет тишина о чём-то позабытом.

Не плакать, не дышать, а просто уходить.
Такой простой вопрос опять неверно понят.
А что осталось мне? Лишь тихо позабыть,
А как тут не уйти, когда так долго гонят.

Уйди! Уйди! Уйди!
Эх, ладно, ухожу!
Но как же это так, так просто отвернуться?
Что делать мне теперь, как приказать ножу
Забрать с собою жизнь и кровью захлебнуться?

А в спину снова крик, но он в рыданьях тонет.
Остался только миг. И в жилах стынет кровь.
Хотела умереть, коль он всё время гонит.
Всё это назовём когда-нибудь – «Любовь!»
Рюдо
Капли дождя, словно чьё-то презрение.
Небо, загаженное серыми крыльями.
Я достаю дробовик просветления,
Едкий дым наполнится криками.
Театрально спуская курок.
Я вытираю лезвие бритвы.
«Что-то тебе никто не помог...
Зря ты читаешь свои молитвы.
Зря бормочешь о свете и счастье.
Нельзя избирательно делать добро»
Я отрезаю крылья из платины.
Драг. метал, а тебе всё равно.
Я отнесу их в жидовский ломбард.
Уходя разолью пессимизм,
Жирный еврей, глотая стекло,
Выдавит тихо: «Ходячий фашизм».
Я спущусь ниже на три квартала
В городе Красных фонарей.
Выберу там узкоглазую даму –
Мне азиаточки всё же милей.
И оставив её в положение «снизу»,
Выйду курить траву на балкон.
Нога по привычке спустит лавину.
Хабарик туда, где слышится стон.

Утром – душ и пачка пельменей,
Вымоченных в чае с бодуна.
И скользя по радуге в лодке доверия,
Тебе расскажу, что было вчера...
Leitra
Стеклянное небо роняет на землю капли,
Крылья сложены за спиной - не раскрыться,
Не хочется больше, увы, ни смеяться, ни плакать,
Мечта, что вела в никуда, уж успела забыться…

Не хочется больше чувствовать холода ветра,
И даже желаний огонь не согреет мыслей,
И брошена лютня, и песня на ней не допета…
Не в силах твоих проиграть столько пройденных жизней…

Тебе не указ то, что пишут и знают другие,
Тебе не нужны их законы и вера в какого-то бога,
Из всех своих тропок нашел ты и выбрал такие,
Где будет подвластна тебе и судьба и свобода…

Теперь догорают в глазах те страницы удачи,
Где ты опрокидывал горы, чтоб выжить в дороге,
Идя сквозь года, понимал - ничего ты не значишь,
И только застыл страх потери на шатком пороге…
Рюдо
Я пришел домой.
На ковре следы.
Словно кто-то прополз
Истекая кровью.
На стиральной машине разместилась ты,
Совмещая вибрацию со сладостной болью.

Март давно прошёл.
Только кошка течёт.
Доставляет хлопоты.
Томно мурлычет.
Я налью молока. Дам колбасы.

Без кота моя киска всё время хнычет.
Зверекъ
это, скорее, песенка такая. из тех, что не жалко.

Пепельная девочка: джинс, меха, железо,
Когти, зубы и зрачки - два веретена!
Серая лисица тенью бродит вновь по лесу:
Вся к твоим услугам ночью будет полная луна.

Тяжело дышать и винно-
красные следы.
Забиваются снежинки
в меховые сны.
Путаются мысли снова,
как в подушку в снег укус.
Я, наверное, готова,
смерть попробовать на вкус!

Пепельная девочка: бархат, шелк, кора.
До свиданья, бледная: мне уже пора!
Целый месяц нет ответа, воешь на луну,
А зима тебя забыла, бросила одну!

это про мою аватарку ))

гладь меня – только против шерсти,
собирая морщинки по лбу,
мокрым, холодным, шершавым носом
буду пихаться тебе под ребра.
не прошу ничего говорить:
ведь слова извратишь, истолкуешь,
просто, знаешь, однажды пойми,
что всем сердцем меня ты любишь.
Аллури
В поисках себя как обычно брела по тихой дорожке..... Сжимая в руке чистый листок бумаги..... Неспешно прошла мимо существ, приветливо и немного грустно кивнув головой.... Села на траву, и достав перо с чернильницей, быстро макая перо в чернила начала писать......

"Знаю, не пара и любишь другую…
Знаю, все это… и все же тоскую…
В сердечке девичьем боль не унять
Не хочет оно ничего понимать…

Ведь знаю тебя лишь не более часа
А ты завладел всеми мыслями сразу
И душу забрал, и сердечко унес
Задул как свечу, окунул в море грез.

Закрою глаза вижу – ты и она
Она, как и я… она влюблена
Но больше везет все ж не мне… все же ей
Любимой ее называешь своей

Увы, я страдаю… но так поступлю
Вздыхая, я все же тебя уступлю
Той кого любишь, той, что любима…
Хочу, чтоб был счастлив ты… знай, что любила….."

**с ресниц сорвалась соленая капля и упала на лист, расстворим несколько строчек.... Вторую каплю, Ангел быстро смахнула рукой.. и продолжила... Муза редко посещает, поэтому стоит поторопиться.....

"В море битых осколков всех судеб
Парусами разбитых сердец
Туда где нет ни воров и ни судей
Плыл на Север ночной удалец

Он бежал от погони и рока
Уплывал ото всех далеко
Уносил лишь с собою в дорогу
Камень ночи, что взят был легко

За бортом негодуют уж волны
Бурей шторм был рожден впереди
И стремятся те гиблые волны
Затопить и на дно унести

Час за часом сражение длится
Не стремятся на смерть моряки
Ну а буря все злится и злится
Ветер воет как волки с тоски

Лишь один совершенно спокоен
Ледяная душа холодна
Он то знает, что он и не скроет
Камень ночи от призраков сна

Ночь идет, мгла за мглой наступает
Вот уж штиль и висят паруса
И один за другим умирают
Моряки от холодного сна

Близок час и дыхание смерти
Холод, иней, по коже мороз
Он ведь знал обо всем, и поверьте
Не воспринял он сразу всерьез

В море битых осколков всех судеб
Унесут на Север паруса
Вора тело, нашедшее судей
В камне ночи и призраках сна"
..... Невидящий взгляд.. на листе осталось ешще место... куда быстро и наспех были вписаны строчки.......

"Зачем доказывать тому
Кому доказывать нет смысла
Зачем рассказывать ему
О том, чем я дышу и как я мыслю….

Какое ему дело до всего того, что есть внизу
До тех, кто рядом с ним, до подчиненных его власти
Ему, он может все, что хочет, делать «наверху»
Какое дело то ему – он не умеет думать о чужих несчастьях

И бесполезно разбираться, кто здесь прав, а кто виновен?
Ведь все равно нет дела никому
До тех кто подчинен, до тех кто ИМ не ровен
До тех кто все же верен был как Им, так и Ему.…".
Рюдо
Утром погладь траву, что под моим окном.
Капли с неё собери и занеси их в дом.
Вылей их в радуги лучик, перемешай тишиной.
И роняя слезы, песню со мною спой.
Через каждое слово – будет тихий мой смех.
Ты невольно мурлыкнешь, теребя мой мех.
Руки утонут в шерсти, душу зальют слова.
Сердцем в глазах прочтешь «Это только Игра»
Гвентаир
Не получилось…
А если бы… было бы слишком сложно.
Не просто отважиться – и головою в пучину.
И ты мне сто раз говорил, нужно быть осторожней.
Не получилось…
Ты ищешь причины,
Как я искала возможности.
Впрочем, к чему эти сложности?
Не получилось…
И в безнадёжности голос затих,
И сердце давно так не билось,
И теперь это только стих…
Не получилось.
Рюдо
Допиваю воду талую.
На весну смотрю исподлобья.
Я зимой встречался с бабою.
А теперь каннибал рядовой я.
Лишь морковка её любимая
У меня в кармашке прячется.
В переписи любящих
Имя её не значится.

Подниму метлу – её украшение.
К нам весна пришла – будем праздновать.
Клочья сердца моего забытого,
Просьба, не выбрасывать.
Андрей Язвицкий
Имя твое – туман,
Тайна – твои глаза.
Странник из дальних стран
В принципе, только «за».

Руки твои – печаль,
Пальцы твои – любовь,
Странник сказал «Прощай»,
Чтобы вернуть вновь.

Твой голосок – прибой,
Истины в нем – ни грамм.
Но я рисковал собой
Ради прекрасных дам.

Так что плевать на то,
Что ты не смотришь в глаза.
Ушел. И надел пальто,
И в принципе, только «за».
Рюдо
Что делает кошачий король на рассвете?
Вытирает ноги о шкуры мышей.
Из мышиных черепов лакает сливки.
И с презрением смотрит на трусливых людей.
Он сегодня не стал отвечать на расспросы
«Что вам снилось великий наш крысодав?»
Он шинкует хвостатые детские тушки,
А затем переваривает словно удав.

Я всего лишь его посланник к мышам.
Я всего лишь бобер из дремучего леса.
Разорвите меня пока я ещё слаб.
Иль отведаю я деликатеса.
Зверекъ
The Blood Cat

Пусть ночь - но луна за окном,
Сегодня вы с ней заодно.
Еще не сегодня, уже не вчера:
Минуту продолжится злая игра.
И в эту минуту ты сил наберешься,
И зверем на целую ночь обернешься!
Ты черная кошка, и лезвия-зубы
Сверкнут в темноте будто из ниоткуда!
И кровь намочила пушистую шерсть:
Всего лишь охота, пока что не месть!
И вновь защищая обманчивый путь,
Как ненависть слепо, рванула на грудь.
С несладкой, негорькой соленой волной
Забудется все, что на время дано!
Вбивают в разум стальные колья,
За смерть и волю - оплата болью!
В подобьи жизни забудешь счастье,
Живое тело желает власти!
Кровавой кошке дорогу славы
Уступит жертва ее забавы...
Рюдо
Наведи на меня критику.
Церемоний сегодня не хочется.
Подойди и скажи что думаешь.
Может так моё творчество кончится?
Покажи-ка учебник с догмами.
Трафарет мне выдай и кальку,
Все программы которыми пишешь.
Ну поставь же на место зазнайку!

Расскажи, что всё уже было:
Мысли, образы, обороты.
Объясни, что нужно как раньше,
Но начать со следующей ноты.
Прикажи отбивать хвостом такты.
Обессмысливать стих ради ритма.
Брать чужие забытые арты
И раскрашивать в иную палитру.

Приготовь смолу и перья.
Собери друзей и зрителей.
Извините, не обломится.

Я по крышам и по звёздам,
По подводным дивным рифам,
По сияющим кометам,
По излюбленным софитам
Поднимаюсь словно ангел
На прощальные гастроли
И смеясь кручу кульбиты
Пред тоскующей толпою.
Лиэлле
Вновь тишина, закончен карнавал.
И я вернусь в печальный Вавилон.
О, этот принц меня зачаровал,
Цветы дарил и клялся, что влюблён.

Вновь тишина и умер телефон.
Мой Вавилон под грохот монотонный
Окутается тьмой со всех сторон
И притворится, будто он влюблённый.

Мой Вавилон страж сказочного мира,
Тот бог, что океан порабощал.
Мой город из небесного сапфира
Упорством воли всё чужим прощал.

Мой Вавилон мне не простил тот бал,
Где принц поклялся мне в любви на веки.
Мой Вавилон сегодня проиграл,
Не понял он все тайны в человеке.

Мой Вавилон, поистине печальный
Разнёсся над долиной тяжкий стон
И слышен ныне звон суровый, погребальный.
Мой Вавилон мальчишкой побеждён.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.