Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Сквер поэтов
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43
Мора
К рассказу.

Паутинка

Белая луна, свети!
Там, где вольные просторы,
Где вокруг, не сверху горы
И простор моей земли.

Белая луна, свети!
Освети мою страну –
Острова, где чтят луну
И рабы и короли.

Белая луна свети,
Паутинка вейся, вейся!
Хочешь плачь, а хочешь смейся,
Только главное – плети.

Пауки на паутинке
Словно росы на траве,
Словно звезды в синеве,
Словно яркие слезинки.

Мне они помогут ткать
Так же, как и прежде дома,
Им моя рука знакома
И не ново создавать.

Белая луна свети,
Паутинка вейся, вейся!
Хочешь плачь, а хочешь смейся,
Только главное – плети.

Я мечтаю о пути
На родные острова.
И моя мечта жива,
Пока дух живет в груди.

Если с черной глубины
Не смогу вернуться я,
Расскажи в моих краях,
Как я жаждала луны.

Белая луна свети,
Паутинка вейся, вейся!
Хочешь плачь, а хочешь смейся,
Только главное – плети.


24.02.09
Scorpion(Archon)
О вечных ценностях

Было время когда-то - упомню едва ль,
Много раз поколенья сменялись -
Что ответить обидчику было не жаль,
За себя постоять не стеснялись.

Не держали язык за зубовной стеной,
Не боялись ни Бога, ни Чёрта,
И могли объяснить перед рожей свиной -
Вот, мол, стол, ну а вот твоя морда.

И за друга, мне помнится, были горой,
Не гонясь за трепнёй и монетой,
И не думал любой про себя, что герой,
Подлеца призывая к ответу.

А когда забирался на стол, возгордясь,
Кто-то мудрый, из зАморской дали,
И на всех выливал свою мудрую грязь -
Сообща его в бочку кунали.

Где же время былое? Истаяло. Нет.
Всё прошло, отшумело. Пропало.
Погань всякая всё ещё рвётся на свет -
А не дашь укорот, как бывало.

Но бывает, что что-то находит опять -
Словно сердце досадою гложет,
И безудержно хочешь кулак почесать
О мерзавца поганую рожу!
Hel
Там,далеко, в цепях дорог
Лежит давно любимый город.
Наверно знает только Бог,
Что буду там совсем не скоро.

Моя любовь умчалась вдаль
И я иду за нею следом
Оставив все,что было жаль
Тем,кто хотел такой победы.

Ее,надеюсь, догоню
Мне никакой другой не надо!
И все тревоги прогоню,
Как только буду с нею рядом.

Она летит к мечте своей
Я на пути мешать не стану
Конечно,много будет дней,
Но я любить не перестану.

Мы до звезды ее дойдем
И нас ничто не остановит,
А после в город наш придем
Тот,что зову своей судьбою

Рюдо
Говори со мной как мартовская кошка.
Боль - словно сардины закрытые в банке.
Вот еще немножко.
Консервным ножом.
И сок течет как кровь из ранки.

Прижмись к ноге.
Одним движением.
Кромсай губами.
Спекшийся воздух.

Может...
И наговорю тебе милые глупости.
Но...
Спать ты будешь на стеблях розы.
Hel

Дриада

Не спета еще та песня,
Что хочется слушать веками.
Под зеленью сонного леса,
Что хочется трогать руками
Так хочется мне у тебя на груди уснуть

Но ты хочешь спеть ту песню.
Однажды уйдешь сказав лишь
Мне на прощанье: не бойся,
Прости, забудь.

Останется песня,
Останусь одна.
Мой дом станет местом
Для вечного сна.
И лишь шелест в листьях
Не бойся,прости забудь...
Лиэлле
Лунная болезнь

мне хочется поведать вам о счастье,
но так не просто разобраться что же было
печальные слова ушли с ненастьем,
но сердце вас увы не позабыло...

я верю, что наверное, не надо
бороться и стремиться в то что было...
а я старалась стать для вас отрадой...
пусть и страдала, но Я ВАС ЛЮБИЛА!

что мне осталось, пара слов в конверте,
но почему их больно слышать раз от раза?
я вас любила, в это вы поверьте,
но жаль, для вас лишь стала я заразой!

вы излечились через боль и муку,
но продолжали вырывать мне сердце...
нашли себе вы новую подругу,
но не позволили в себе мне запереться!

вы говорили, что любили очень,
но вам нет времени увидеть мои чувства!
О демон мой, любить нет больше мочи!
о ангел мой, как в сердце стало пусто..
Мора
Родная, прощай

Мне видятся птицы, небес синева,
Мой замок и сад за холодной рекой,
Мне кажется – слышу родные слова –
То голос моей дорогой.

И запах манящий цветущих рябин
Желание жить пробуждает во мне.
Твой шепот я слышу: "Вернись, паладин".
Но почему же тебя рядом нет?

Ах, вот ты, родная – как я не узрел?
Как сразу не смог я правды понять?
Средь вражеских копий, пылающих стрел,
Я думал, что ты позабыла меня.

Но ты не забыла – я верю, я знаю,
Я чувствую руку твою на груди,
Свою я ладонь на нее опускаю…
Не ранена ты? Мои пальцы в крови!

Но ты улыбнешься – и снова покой
Обнимет меня, и отступит печаль.
Ты ласково шепчешь: "Привет, дорогой".
Я грустно киваю: "Родная, прощай".

13.05.09
SimiRel'
Поговори со мной немного,
Хоть пару фраз произнеси,
И почему же так жестоко,
Слова твои теперь пусты.
-+-
Не знаю, веришь ли в советы,
Доверишь другу понести,
Закрытые от всех секреты,
Не ставши жертвой пустоты.
-+-
Отчаянье лишает смысла,
Крадет весь свет твоей души,
Пора, пора остановиться,
Но это все решаешь ты.
-+-
Но знай, я рядом, даже ближе,
Чем можешь это осознать,
Я все пойму, я постараюсь,
Ответы на вопросы отыскать.
Hel

Там, где сбудутся желанья
И исполнятся мечты
Самым нежным и желанным
В этом мире будешь ты

Там спадают водопадом
И искрятся дни
Вечерами зажигая
Ярких звезд огни

Там легко играет ветер
Ледяной волной
Превращая мысли эти
В синих вод покой

Там смеется нежность наша
Розовой дугой
Прорастают наши песни
Голубой травой

Фиолетовое небо
Дарит синий сон
Теплым белым мягким хлебом
Сердца тихий звон

Рассказать об этом мире
Я тебя прошу теперь
Чтобы стало небо шире
Ты и сам в него поверь
Torvik
Цитата
но продолжали вырывать мне сердце...

Вы продолжали вырывать мне сердце,
Вы по кусосочкам печень отрывали
Мои глаза, в больную душу дверцы,
Кололи вы издельями из стали.

Вы кровь сливали в тёмно-синий тазик
И становился тазик тот багровым.
Вы говорили, - "Не уйдёшь, проказник", -
До неприличья голосом суровым.

По миллиметру ногти отрезая,
В отдельные конверты Вы их клали.
И пару слов, чтоб не забыть, писали.
Я тоже позабуду Вас едва ли.

Вы говорили, что любили очень
Мои мозги с корицею и перцем.
Моя спина Ваш идеальный почерк
Запомнит тем, осталось что от сердца

Ну а потом, мой ангел шизокрылый,
Вас слушала в подпитии подруга,
Что полюбить Вам не хватает силы:
У демонов с любовью очень туго.
Scorpion(Archon)
Вдова и монах

Вдова-красавица жила
В одном селенье, на холме.
Хорошей женщиной слыла,
При барышах да при уме.

По слухам, муж её любил
И каждый день тащил в кровать.
Да жаль - недолго вот пожил,
Её оставив горевать.

С тех пор несчастная жена,
Мрачна, безмолвна и кротка
Жила, покойному верна
Под сенью вдовьего платка.

И ухажёрам всем своим
Она шептала, как в бреду:
"Мне скучно не бывало с ним,
А с вами я с ума сойду".

Вот так жила она, одна...
И вдруг такая благодать -
Пришёл молоденький монах
Ей утешенье преподать.

И лишь промолвил он: "Сестра,
Не след в унинье людям стыть",
Как в сердце - словно жар костра
Вдове несчастной дал ожить!

Красноречивым был монах,
Он мог болтать хоть день деньской!
И вот забыт уж в тех стенах
И муж, и горестный покой.

Вот щёлкнул на двери замок -
О том уж верно знаем мы.
Вдова уже сняла платок,
А он ещё ей пел псалмы.

Вдова и так и этак - шасть,
Прильнуть к монашику плотней.
А он, уже за грудь держась,
Ещё гласил о вере ей!

И ночью, в каждый сельский сон
Врываясь сквозь ночной покров,
Летел вдовы счастливый стон
И светлый благовест богов!

Лишь утром молвила вдова -
Пред ним во всей своей красе,
От ласк его едва жива:
"Неужто вы такие все?"

А он, с трудом штаны найдя,
Целуя нежно шею ей,
Слегка шепнул: "Да что уж я.
Вот наш аббат ещё святей!"
Мора
Мой господин

Мой господин, мой господин, - я пела в темноте, -
Приди ко мне, возьми меня, оставь меня себе.
Прошу тебя, прошу тебя, спаси меня из тьмы,
Приди ко мне, избавь меня ты от моей тюрьмы.

Мой господин, мой господин, - неслись во тьме слова, -
Приди ко мне, спаси меня, покуда я жива.
Давно я здесь, давно я здесь, по воле не своей.
Я жду тебя, надеюсь я – ты вспомнишь обо мне.

Мой господин, мой господин забыл свои слова.
Не помнишь ты, не хочешь знать, что я твоей была.
О горе мне, о горе мне, влюбилась на беду.
Живую замуруют меня в стене к утру.

Мой господин, мой господин оставил палачу
Меня саму, мое дитя – я за любовь плачу.
Моя судьба, моя судьба торопится ко мне,
Пусть страшной смертью я умру, но то прощу тебе.

Мой господин, мой господин мне счастье подарил,
Я лишь прошу у Господа, чтоб Он придал мне сил
Не устрашась, не устрашась принять свою судьбу
И, о прощенье не моля, застыть в своем гробу.

Мой господин, мой господин, и где бы ни был ты,
Тебя уж не коснутся фанатиков кресты.
Под пытками, под пытками смогла я промолчать,
Тебя, родной, не выдала проклятым палачам.
Scorpion(Archon)
Медь на белом

Загнали. Дайте воздуха.
Ну хоть глоток.
Без устали, без роздыха
Кружит клинок.

Без устали, без роздыха
Кружит перо.
Засохнет медью розовый -
Всё про добро.

Засохнет медью розовый
Живущий след.
Что было здесь вопросами -
В том смысла нет.

Что было здесь вопросами -
Мне ясно вновь.
Иссохшею коростою
На белом - кровь.

Иссохшею коростою
На сердце тьма.
А звёзды в небе россыпью...
Да здесь - тюрьма.

А звёзды в небе россыпью -
Не мне. Для них.
И стынут слёзы росами
В руках моих.
RinaHunter
немного о творческих кризисах...

бывает вот так: ты теряешь слова,
их ветер не треплет и сохнет молва,
тогда, задыхаясь, ты рвешь на страницы
тетради свои, золотые крупицы.
тогда по утрам уходят с рассветом
заметки для старой местой газеты,
ты ищешь в углах хотя бы предлоги,
бой один на один - ты и стены берлоги.
собрав пару сотен причин воедино,
ты зонт достаешь, ты знаешь - там сыро,
ты в кои-то веки наружу выходишь,
ты ищешь слова. ты их не находишь.
ты смотришь на мир, ты слушаешь шорох,
ты слишишь, ты слышишь - здесь слов целый ворох,
но ты их теряешь, и мысль не ложится,
и все, что ты хочешь, лишь сесть и напиться.
бывает вот так: ты теряешь слова,
их как будто одно, ну а может быть - два.
и, отчаявшись, вдруг ты сам понимаешь,
что пишешь о том, чего ты не знаешь.
24.07.09, Москва
Scorpion(Archon)
Я однажды уйду

Я однажды уйду. Обещай, что не будешь жалеть.
Обещай, что не бросишь мне в спину последний упрёк,
Что не вытянет злость по спине, как последняя плеть,
Коль однажды поймёшь, что не зря я шагнул за порог.

Я однажды уйду. Обещай, что проводишь меня,
И последнюю песню со мною допеть обещай.
Обещай – отрекаться не станешь, хуля и кляня.
Если сердце откроешь мне… Я лишь промолвлю: «Прощай».

Я однажды уйду. Если сможешь – пойми и прости.
Даже если не сможешь – со мною простись, не скорбя
Я уйду. Не хочу уходить. Не могу не уйти.
Я уйду – но поверь, никогда не забуду тебя.

Я однажды уйду, не надеясь вернуться назад,
Я уйду, разрывая руками горячий рассвет.
Я уйду, чтоб однажды, рванувшись сквозь жгучий закат
Вновь вернуться к тебе – через год или тысячу лет.

Я однажды уйду, чтобы снова ступить на порог,
Чтобы снова увидеть сквозь слёзы твой любящий взгляд,
Я вернусь рассказать, почему не вернуться не мог,
Почему каждый день от ухода я рвался назад.

Я однажды уйду. Проводив, оглянись мне вослед,
Пожелай мне удачи на долгом и тяжком пути.
И запомни – сквозь тысячу странствий и тысячу бед
Я однажды вернусь, чтоб уже никогда не уйти.
Bes/smertnik
Праздник?

Обменяемся сказками, пир устроим!
Засмеём вековое унынье мира.
Это повесть, а мы – храбрецы, герои,
Будет щепка мечом, а рогатка лирой.
Поболтаем, сплетём на двоих веночек
Из цветов, терний лучше оставить в храмах.
Мы споём, выпевая попарно строчки.
Мы смолчим о горячих, кровавых шрамах,
Где по швам только вспухшая гребнем кожа,
А внутри только сор и немножко ветра…
Ты легенду о наших пирах не сложишь,
Погашу я лучи цветового спектра.
Ведь забыть много проще, чем плакать, помня.
Я сожгу наш венок, и он станет светом,
Братом звёзд, другом свечек, закату ровней…
Его пепел утонет в объятьях Леты.
Scorpion(Archon)
На твоей стороне

Помню, сыну в ночной тишине
Как-то молвила мама моя,
Что всегда на его стороне
Закадычные будут друзья.

Что друзья от него не уйдут,
Не оставят вовек одного,
Не обманут, врагу не сдадут
И не станут скрывать ничего.

Время шло – не могло не идти,
И нельзя повернуть его вспять.
Шёл с ним я – и хотел по пути
Закадычных друзей отыскать.

Не на дни отыскать – на года,
Так, чтоб искренне верилось мне:
Чтобы ни было, будут всегда
Те друзья на моей стороне.

Только верить – безрадостный труд.
Ведь с годами порой узнаёшь –
И друзья иногда предают,
И товарищам свойственна ложь.

И, вскрывая мне сердце ножом
Даже близкие вторили мне:
«Чтож, что больно? Зато мы не лжём!
Мы – всегда на твоей стороне!»

Так и сходит с ума человек,
Как затравленный, мечется всё:
С кем дружить, чтоб не бросил вовек?
Кто от боли и грусти спасёт?

Нет ответа - и воешь в душе,
Словно волки при полной луне,
Вдруг поняв, что остался уже
Ты один на своей стороне.
Митридат
***

Моя тень боится ветра,
Но язык ругает штиль.
Он, заложник киллометра,
Часом знает свою пыль.

Видит путь и ищет слово
В полифонии голосов,
И боится из чужого
Смысла высечь дар отцов.

06.09



Нервы земные выжжены солнцем,
Эхо асфальта гремит над столицей.
День здесь бушует красным лицом
И подминает бледные лица.

Жар обнажает наш механизм,
В нем ты потерян, запутавшись в спицах.
Так что прикрой свой платонизм
И привыкай брать партию блицем.

Духом внимай торжество индустрии,
Счет познает область сирени!
В формулы, числа и цепи земные
Нас заковал практический гений.

07.09




Двойные стандарты в любви и для счастья,
Размытые грани познаний о мире,
Что подает чудеса на все масти
Доли шурупа в большой истерии.

Каждый, как может, находит свой якорь,
Крепость и дом, щит от стихии.
Верность не смотрит на вещи двояко,
Выбранный путь сбивает другие.

Рушится мир под пятой атеиста,
Над Ахиллесом смеется заря.
Бьется с собою, дабы стать чистым
Маленький нерв суматошного дня.


07.09
Scorpion(Archon)
Холодные костры

Вот и всё. Я один в целом мире.
Всё ушло и ничто не спасёт.
Дверь захлопнулась. В стылой квартире
Я один. Вот и всё. Вот и всё...

Всё ушло - словно не было вовсе,
Улетело на крыльях ветров.
И сжигает холодная осень
Наше счастье средь рыжих костров.

Запылали древесные кроны,
Под дождём, не скорбя, не стыдясь -
И упали обрывки короны
Златом листьев в холодную грязь.

Крылья сломаны. Песни допеты.
Жаль, не все доживут до весны.
И не вспомнить удачной приметы,
Если снятся холодные сны...
Соуль
(сказки из настоящего)

Кукла

Сердца не забирают -
Без сердца не живут;
Но почему, латая
Глубокую дыру
В груди, смеется кукла?

Стремительно пронзая
Потоками ручья,
Тряпичные края
Игла соединяет.

В фарфоровых глазах
Седой дождливый город
Растаял, словно шорох.

Пустая грудь в стежках,
Немая, смотрит в Небо

И болит.
Хелькэ
Птица
(миниатюрное)

...это, должно быть, воздуха не хватает,
сердце, должно быть, бьется сильней и громче,
ломает грудную клетку и позвоночник,
птицей наружу просится, расправляя
крылья неоперенные. Задыхаюсь,
а мне бы тебя, крылатое, вместе с жизнью
выдохнуть - и лети на свободу, в небо,
в те края, где даже в мечтах я не был, -
пусть осколками ребра из горла брызнут!
...зеркало смотрит внимательно, с укоризной;

птица уже не бьется, и боль стихает.
Птица, за что же ты у меня такая?
Я когда-нибудь тебя выпущу, птица.
Я обещаю.
Bes/smertnik
Грустная история одного юзверя.

Вечереет. Я жду, тишиной оглушён,
Телевизор уже не спасает.
Даже капли души этот ящик лишён,
И мою, мою душу съедает.
Я уйду от него…и засяду за комп,
Новый ящик ни лучше, ни хуже.
Вновь реклама и кровь, свет фейерверков и бомб
Отражается в призрачных лужах.
А я жду и боюсь, что не будет письма,
Что исчезнет моё наважденье.
Что опять, бесконечно – компьютер, зима,
Но ни капли живого влеченья.
Слава Сети! Ура, я тобой не забыт!
Не могу сдержать шалой улыбки.
Я читаю твоё: «…супермаркет открыт,
Плюс особая акция…скидки…»

Снова радость на сердце и взгляд мой горит!
Спам ценнее, чем золота слитки.

P.S. Одиночество – это когда хочется ответить на письма спамеров. (с)
Лиэлле
Колыбельная.

Сумерки прокрались на порог,
За дверью тихо ухнет птица.
Всё для того, чтоб братик смог
Виденьем насладиться.

Скорее глазки закрывай,
Свернись клубочком рыжим.
Спою тебе я – Баю бай
И пододвинусь ближе…

Не слушай шорохов ночных,
Закрой скорее глазки…
Сегодня ночью ветер стих,
Подслушивает сказки…

Ты спи спокойно братик мой,
Я расскажу немного
О том, как принц спешит домой
Неверною дорогой.

О том, как царственный дракон
Сражён мечом умелым.
Не бойся, не воскреснет он
И принц полюбит деву.

Скорее глазки зарывай,
Свернись клубочком рыжим.
Спою тебе я – Бою бай!
Ведь утро уже ближе…





Глупости о несбыточном

Неверно думать, что мы не святые,
Коль крылья даны даже птицам в залог.
Дай руку, летим, пока жить не забыли.
Дай руку, летим, переступим порог.

Грустишь в тишине, роняя страницы,
Холодными пальцами гладишь виски.
Летим, как восточные яркие птицы,
Не нужно страдать от колючей тоски.

Смотри, улыбаюсь, рисуя на щёчках
Чёрным мелком продолжение губ.
А хочешь, ударь, наплевать одиночке,
Что даже и ты немножечко груб.

Давай же, летим, пусть растают пределы.
Пусть рухнут, за нами дворцы и мосты.
Пусть чёрное станет хоть чуточку белым.
Пусть даже погибну, но выживешь ты.
Seth
Чужие звезды освещают мне дорогу,
На небе чуждом мне блестит Луна,
Я не могу шагать с тобою в ногу,
И нет желания избавиться от сна.

Я видел свет, а, может, только морок?
И пред глазами был лишь утренний туман?
И нет момента, что был нам с тобою дорог,
Есть только небо, звезды и Луна.

Встречать рассвет, идти вперед - к закату,
Вновь распрощавшись, не простив, уйти,
Не богослов, не лидер, не оратор,
И не пророк, чтоб знать, что ждет в пути.

И вспыхнув молнией, ферверком иль сверхновой,
И снова фениксом из пепла возродясь,
Летишь ты вольно, разорвав оковы,
Свободы вкусу незабвенному дивясь.

А я опять влачусь своей дорогой,
Вперед - к рассвету, торопя закат,
Пусть не могу шагать с тобою в ногу,
Не сдамся я и не вернусь назад.
Лиэлле
На моих ладонях расцветают розы,
Шёпот лепестков, но не слышно слов
Хочется молчать, ненужные вопросы
Капают дождём, унося любовь.

Снова шаг за край, только кто-то держит,
Кто-то не даёт просто прыгнуть вниз.
Жаль, что мне не быть как когда-то прежде.
Жаль что под ногами не Луна, карниз.

Смех ворвётся в дом, руша всё на свете.
Веки опустив, я лечу вперёд.
Будет хорошо, только вы поверьте,
Нужно разорвать этот хоровод.

Не могу так быть скованная горем,
Не хочу так жить, больно без души.
Дайте улететь, утопиться в море.
Не кричите вслед: «Я прошу, ДЫШИ!»

Смысла в этом нет или я не вижу.
Этот мир не наш, он не победим.
Каждый день с рассветом выхожу на крышу
И кричу от боли, но не вам… другим!

Не хочу я так, умываться пеплом.
Снова жизнь сжигать, тратя время зря.
Вы зачем пришли, за моим ответом.
Нет, я улечу. Эта жизнь моя!

Вы простите мне, не сумела выжить,
Или не смогла, может даже так…
Снова выхожу я на рёбра крыши…
Снова шаг за грань. За спиною мрак!
Лиэлле
Мы не ангелы, видишь, я вырвала крылья,
Не летать нам на пару, не грезить восходом.
Мы не ангелы, только мы это забыли,
Но тебе наплевать, ты летишь над народом.

Ты летишь, поднимаясь всё выше и выше,
Ты летишь, но не долго, падение, смерть…
Я глаза закрываю и стараюсь не слышать,
Как ломаешься ты, ударяясь о твердь.

Мы не ангелы милый, и кто же в ответе,
Что не верил, ушёл, догоняя мечту.
Ты летел, ты стремился за хвост поймать ветер.
И упал, заполняя собой пустоту.

Мы не ангелы милый, цветы на граните.
Мы не можем летать. Рассыпайся во прах,
Но я крылья одену, взлечу, отпустите…
Пусть я буду летать как когда то во снах.

Мы не ангелы, милый, мы дерзкие птицы,
Мы не ангелы, шепот синеющих губ…
Я на крышу пришла с этим миром проститься,
Я хочу улететь, отрываясь от труб.

И не важно, что взлёт означает паденье,
И душа разобьётся, как о камень хрусталь.
Мы не ангелы милый, теперь приведенья…
Мы не ангелы милый, мы не ангелы…
Жаль!

--------------------------------------------------------

Сладкой конфетой струится по венам
Яд твоих слов, послевкусие фраз.
А я промолчу, пусть тверда неизменно,
Нельзя уступить и простить в этот раз.

Ты не поймёшь или ты не поверишь,
Мне всё равно, будет пусть как сейчас.
То что случилось, увы, не изменишь…
Это не сможет никто среди нас.

Ну и зачем углублять наши раны.
Верить, желать, ненавидеть и ждать.
Я своевольна, горда и упряма,
Так уж решила великая мать.

Я не поверю, уж очень всё просто.
Так не бывает, ведь ты это знаешь.
Странно всё это и так не серьезно…
Молишь меня, но других обнимаешь…

Мне говоришь, а другим признаёшься
В вечной любви и клянёшься во всём.
Только чего всем этим добьёшься?
Хочешь остаться в сердце моём?
Seth
Засверкай же, как молния вспышкою белой,
И взлети над вершинами - вольно и смело,
Лети. И пусть ветер попутный тебя провожает в пути,
Гомон ежеминутный оставь и звездою свети. Не грусти.

Улетай же туда, где нет страха и боли,
Отпускаю тебя - отпускаю на волю,
Спеши. Знаю я, улетев, ты найдешь озаренье в тиши,
И предательский свет озарит тебя, вмиг рассмешив.
Пусть блестят на земле в лунном свете осколки души,
Что разбилась, на скалы упав, в жизни той согрешив.

А глаза твои - пара блестящих сапфиров,
Слишком ярки они - не из этого мира,
Пускай. Словно Солнце в зените, в воде отражаясь, сверкай,
И позволь мне пойти за тобой в этот сказочный край,
Где у клена, устав и присев, я спрошу: Это - Рай?
Уходя - возвращайся, а, что-то найдя - отпускай.

И сверкай. Как звезда в тишине над дорогой мне путь озаряй,
Морем света мой дух освети и опять... улетай.
Словно птицы, следов не найти чьих летающих стай,
Улетай, жизнь моя, но сначала, прошу, засверкай.
Клинт Иствуд
Сказки

Сместились облики в штанах
И чаще тянет на простое,
Как у рейтара на постое
С кровавой меткой на бубнах.

Но Гектор все-таки валет
Верней валет бубновый - Гектор.
Так скажет старенький прозектор
Само собою тет-а-тет.

Но связки нету между строф,
Заметит (Я и сам заметил,
Бывало я в поэты метил,
Был непорядочно махров).

Но кто сказал? Плохая связка?
Его со мной, со мной меня?
И где полцарства за коня?!
Одна сплошная неувязка.
Hel
Окольцованный дорогами,
Город засыпал во мраке
И над спящими порогами
Начертило время знаки.

В этом месте – встреча новая,
Над беседкой – грусть печальная
А над дверью в дом мой скованный
Появилась тень прощальная.

Я уйду тропинкой утренней,
За мечтой своей несбыточной.
В доме гаснут тени лунные
И становятся обычными.

В окнах ляжет тишь расставания
Ожидание у двери ковриком
И надежды светлячок очень маленький
Будет теплиться над подоконником.

Только не вернусь в опустевший дом
Так мечта о любви несбыточна.
Вечно будет ждать под окном
Долгожданная встречи ниточка.
Лиэлле
Можно ли вырезать сердце
Тупым бутафорским ножом?
На все замки запереться?
Крепостью сделать свой дом?

Можно ли больше не слушать?
Не верить, не видеть, не ждать?
Просто закрыть свои уши?
В стену смотреть и молчать…

Можно не верить касаньям
Холодных, но ласковых рук?
Можно убить на прощанье?
Уйти и не ведать разлук?

Можно просить о прощенье,
Но в спину ударить ножом?
Можно забыть обещанья?
Можно спалить отчий дом?

Можно уйти и остаться,
Так чтоб не больно дышать?
Можно вообще не влюбляться?
Себя лишь любить позволять!
Стейнвор
Тебе я верю, хоть и знаю,
Что ты на каждом шаге врёшь.
Твои я чувства понимаю,
И знаю - что с тебя возьмёшь?

Всегда ты стильная, крутая:
С такой мне рядом места нет.
Идёшь по жизни ты, считая,
Что кто-то оградит от бед.

Поэтому лишь только горе -
Ломаешься на полпути.
Надеюсь, что найдёшь ты вскоре
За кем же и куда идти.
09.09.09
Bes/smertnik
Некрополь.
(воспоминания о кладбищах
Александро-Невской лавры)

Над адамовым черепом свет-крест,
И до самой ограды нет мест,
Всё могилы завоевали…
Виноградные лозы и сонм звёзд
Не построят до Рая тот мост,
Что уводит нас от печали.

Ангел смотрит, не дрогнет. Он – страж.
Он простит нам любую тень-блажь,
Похоронит нас под оливой.
Эпитафия только в шесть слов,
Между жизнью и нами шесть рвов,
Наделённых тайною силой.

Птица Феникс не вспыхнет, нет, нет.
Мрамор треснет, как минет сто лет,
Как затихнут родные звуки.
Над адамовым черепом свет-крест,
И до самой ограды нет мест,
Здесь ворота в юдоль разлуки.
MaLiFiK
Огромный пёс, тяжёлой лапой
Замок пудовый разорвал.
И в сердце вспыхнуло желанье,
Что ото всех ты здесь скрывал.

И вдруг как рой,
И вдруг как улей.
К тебе течёт,
К тебе бежит.

Огромный пёс, усталый путник
Здесь просто рядышком лежит.

И он усталый моет руки,
И он усталый лижет нос.
А рядом гром – это к разлуке,
А рядом вой – это всерьёз.
Лиэлле
Боль шута.

Дайте мне умереть молча,
Захлебнуться, укрыться крыльями.
Дайте просто поставить точку
и не нужно быть очень сильными.

Что бы боль не была привычкой.
Что бы слезы не стали маскою.
Ей не верьте, у меня всё отлично!
Пусть в руках только чёрная краска!

И не нужно смотреть так испуганно,
Пусть бежит кровь как ей хочется.
А я клоун, нарядное пугало!
Мне осталось от смеха корчится!

Я немое себе доказательство,
Что не нужно любить, если хочется
Вы простите мне эти дурачества!
Вот такое оно – одиночество!
MaLiFiK
Сколько радости не будет
Столько счастья не сдержать.
Может быть, кто-то забудет
Может быть, нам самим не сдержать.

И в огромном этом мире,
И в огромной этой мгле.
Позабудем то, что было,
Позабудем то, что во мгле.

И устало, часы отчеканят,
И устало твой шаг пронзит тишину.
Те, кто был и те, кто остались,
А зачем я и сам не пойму.
Лиэлле
последнее, на прощание


Я, веришь, ничего не потеряла.
Мне наплевать, что стало одиноко!
Я не тебя, наверное, искала!
Зачем мне нужен тот, в ком нету прока.

Ты веришь, что ударил в спину больно…
Но слёзы - потому что просто жаль.
Я ухожу… не нужно! Всё! Довольно!
И уношу с собой ненужную печать.

Я ненавижу, это меня греет.
Пускай хоть так, всё лучше, чем рыдать.
Пускай я стала чуточку, но злее,
Зато не ведаю, как можно так наврать!

Ты знаешь, мне наверное не больно.
Я просто не привыкла умирать.
Я ухожу! Не нужно звать! Довольно!
Мой мир огромен. Твой же мир кровать!

Ты полюбил другую, улыбаюсь!
Мне наплевать, не буду я жалеть.
Я не одна! С тобой на том прощаюсь
И буду жить и буду пламенеть!

А за окном опять настало утро.
Я не погибла, не сломалась. Тебе жаль!
Тебе нет смысла делать то что трудно…
Как буду жить, то не твоя печаль!
Aves
Немного нервной неровности.

Не погасив нигде огонь,
Смеясь в лицо мирку гнилому,
Собрал Он всю людскую боль
И передал ее другому.

Отчаявшись решить все мирно
Решился Он тогда на казни:
Любимых сыновей и дщерей
Он в назиданье рвал на части

Не ведомо Отцу прощенье
Мы черви и ничто иное
Мы все всего лишь то подобье
Большого Злобного червя
--------------------------------------------

Немного сентиментальной неровности


Я не буду падать духом
Я стану только сильнее
И даже если мерзнут руки
С надеждой все же теплее..

Я не буду хмуриться строго
И смеяться над чужими мечтами
Для меня это все же не ново
Быть одному вечерами.

Я не буду сбивать с пути
Или не дай бог - с толку
Я не скажу - не уходи
Не будет ей в этом проку.

Я не буду просить и точка
Я не буду говорить этих слов
Похоже сегодня бурная ночка
Будет холодной ночью без снов.

Я не буду падать духом
Я стану только сильнее
Пускай мерзнут чёртовы руки
Без нее им не будет теплее.
Момус
Моё почтение.
Как обычно не смог пройти мимо шедевра...

Эпиграф
Цитата(MaLiFiK @ 24-09-2009, 0:47)
Огромный пёс, тяжёлой лапой
Замок пудовый разорвал.
И в сердце вспыхнуло желанье,
Что ото всех ты здесь скрывал.

И вдруг как рой,
И вдруг как улей.
К тебе течёт,
К тебе бежит.

Огромный пёс, усталый путник
Здесь просто рядышком лежит.

И он усталый моет руки,
И он усталый лижет нос.
А рядом гром – это к разлуке,
А рядом вой – это всерьёз.
*



Нет! Не вынести с вами разлуки
Я завою сейчас и всерьез!
Я один, а мой пёс моет руки…
До того, как оближет свой нос.
Так к чему наши тусклые встречи
Где мы точно в грехе – но во лжи?
Вот мой пёс – он мной очеловечен!
За меня с вами пусть полежит!
Где-то гром… Остывающий кофе…
Ну и право же – на фиг я вам?
Вот мой пёс…пёс мой антропоморфен
И к тому же он спец по замкам
Лиэлле
Пустой стакан с засохшими цветами.
Кольцо, ключи, да пачка сигарет.
Ты уходил, к чужой какой-то даме.
Меня любил? Как оказалось – нет!

А я не плачу. Нет, нет, нет – не плачу!
Я просто ненавижу и люблю.
Я прокляла себя за неудачи.
Я умираю. Я внутри горю!

Не понимаю. странное затишье.
В забытой трубке слышатся гудки.
Как это странно, оказаться лишней.
И погибать от горя и тоски.

Рот зажимаю, чтоб не говорили,
Что я кричу, что я сошла с ума.
А вы когда-нибудь кого-то так любили
Чтобы не есть и чтоб не ведать сна?

А вы когда-нибудь просили тихо-тихо
Чуть слышно, не разжав замёрзших губ,
Чтоб смерть пришла голодною волчихой
И унесла под вой промёрзших труб.

Я так хочу избавиться от боли,
Закрыть глаза и чтоб не открывать.
Как жаль, что не любили, а лишь играли роли.
Но я не плачу? Плачу! Наплевать!
Митридат
***

Наши лица поднялись в тени Вавилона,
Детьми мы хотели задумать побег,
Но мало что помнит сознание клона,
Меж духом и зверем идет человек.

Незримое небо укажет созданьям,
Данайцев дары - инструкция рабства,
Их видимый мир - плацдарм для желаний,
На нем и пасется послушная паства.

В прогрессе наук конфискация веры,
А новой цензурой да будет формат.
Изгнание ангела в тело химеры
Для нас поменяло цвета на свой лад.

Вкушайте искусства, как модные фрукты,
За вашей спиной - шедевральный конструктор.

08.09

Тебе в твоей свободе...

Голос, зарытый в шести миллиардах,
В мир прорезается поиском правды,
Своего не имея лица и названья,
Добывает себя, как пламя из камня.

Выйти из черных теней и подполья,
Вырваться жаждет на сцену, за ролью,
В путь свой поверить, а не по шаблону
Волосы жечь, вспоминая Самсона.

Стаи советчиков тут же сорвались,
Чтобы дорогу облегчить на малость
И заменить неприложным сужденьем
Пластику духа на наслажденье.

Стать величайшим царем микромира,
В кухонных дебрях жизни и сыра,
В мелком раю бытовых отвлечений,
Дальше от сути своих назначений.
Свет предоставит икону комфорта,
Право на связки непервого сорта,
Слепо расти в плену декораций,
В стаде плестись и не просыпаться,
Вдоль кем-то занятых верхних позиций,
Откуда был дан приказ веселиться.

И со своей оставшись ночью, услышать откровенность:
"Тебе в твоей свободе не выйти частью на поверхность."

09.09

***

Являясь частью самолета,
Который мчится прямо вниз,
Я перестал верить пилоту,
В моих глазах - сепаратист

Мир убивает хлеще войн,
В стабильном теле жизнь ли ценят?
Здесь если рай, то цифровой,
Вместивший бога в пельмени

Нади же в нем проводников,
Найди же в нас остатки неба
Когда растят там дураков,
Акцент поставив на потребность.

Совсем не тот встает сценарий,
Совсем другие пляшут лица.
Перегорев надеждой твари,
Частично не остановиться.

10.09
Стейнвор
Нашла старые черновики...

Осень.
Мелькали жёлто-красные наряды,
Она кружилась по сырой листве.
Всех окружающих судила по себе,
Любила обожающие взгляды,
Была наивна и проста в общеньи,
Серьёзна при прочтеньи книг,
Имела и по фазе сдвиг:
Не чаяла души в печенье.
А в остальном - чудесна и мила.
Довольна жизнью по идее...
И вот куда ещё светлее,
Коль так она светла?..
.................(2008 год)

Любовь без ответа...
А это ли счастье?
Бывает ли эта
Любовь настоящей?
Не лучше ль признаться,
Судьбе повинуясь?
Чем вечно бояться,
Напрасно волнуясь...
...........(2008 год)
Scorpion(Archon)
На краю

Держитесь, держитесь, друзья! Нам осталось чуть-чуть.
Ушедшее время громадой лежит на плечах.
Ушедших вперёд не спасти и назад не вернуть,
И кровь ударяет в висок, как топор палача!

Пусть призрачный Рай заслонили пожары боёв,
Пусть в чёрную бездну валились враги и друзья -
Вставая на край, мы немало отбили краёв,
А значит надежда жива, и сдаваться нельзя.

Держитесь, держитесь, друзья. Продержитесь до дня.
Во мраке прожорливом падают искры с клинков,
И стрелы впиваются, чьи-то сердца леденя
И жадно глотая ещё не остывшую кровь.

Мы встанем на край, отделяющий зло от добра,
Где тысячи сломанных копий оставили след!
Там в чьих-то сердцах разгорается пламя костра,
А значит надежда жива, и наступит рассвет.

Держитесь, друзья, не считайте разорванных ран,
Не бойтесь, что сил не хватает и зубы разжать.
Всё уже и уже становится острая грань,
Но кто-то ведь должен, обязан её удержать.

В безбрежной ночи, в бесконечном жестоком бою
Вгрызаясь во мрак, не сдавая врагу ни куска,
Святые безумцы, мы бьёмся за край на краю,
А значит надежда жива, и победа близка...
Kinna
...старенькое уже...ностальгическое. Иногда хочется править, но рука не поднимается...воспоминания...


Гореть. Гореть, покуда бьется сердце.
Чтоб день не в день и ночь напополам,
Чтоб вырвать прочь у тесной клетки дверцу
И ввысь взлететь навстречу всем земным ветрам.

Застойную тоску сменять на птицу
И тусклых будней цепи оборвать,
Из пепла подниматься, в камни биться,
Обламывая крылья, до конца стоять...

И из руин восстать,
И на осколках с новой силой возродиться,
И...вдруг от счастья тихо зарыдать.
Мора
Это опять стихотворение к прозе. Народное творчество, песня, повествующая о том, откуда в данном мире взялись оборотни.

По кому кричат вороны

По кому кричат вороны?
Кто во поле похоронен?
Где же колокольный звон?
То погиб охотник волчий,
Расклевали птицы очи,
И над ним лишь грай ворон.

Почему костер не сложен –
Из ветвей еловых ложе
Для огня и для души?
Некому сложить огнище –
Только волки в поле рыщут,
Воют из лесной глуши.

Ветер душу не поднимет,
Тело мать-земля не примет –
Плоть растащит воронье.
В черепе змей угнездится,
Кости унесет волчица,
Спрячет в логово свое.

Под луною полной, ночью,
Запоет молитву волчью,
Травы в логово снесет.
Кости оплетет лозою,
Капнет волчьею слезою,
Свою кровь на них прольет.

Ярость зверя не унять ей –
Черный бог навлек проклятье,
Одиночество сулил.
Но теперь не будет горя –
Пробудится волком вскоре
Тот, кто мог, но не убил.

Вольный ветер в поле свищет,
Разметает пепелища,
Завывает волком в кронах.
Кружит черной тучей стая,
Только волк один и знает,
По кому кричат вороны.
Ора
Стихотворение о незадачливом некроманте.

Леди Кира осталась одна,
Снова магия в жилах польётся
И придёт к ней безмолвный слуга,
Тот что в мир её мигом ворвётся.

Пусть давно его проклята жизнь,
Пусть останки истлели в могиле
Он восстал, заклеймённый во лжи
Что б служить своей мнимой богине.

Некромантия - странная вещь.
Ты получишь великую силу,
Но её ты не сможешь сберечь,
Обречённо скитаясь по миру.

Скоро будешь ты жалок и слаб,
Скоро свет пред тобою померкнет
И останется лишь вечный раб,
Только ждущий, что Сила отвергнет.
Melamory
Мой город умерших надежд
И погребенных вглубь мечтаний,
И встреч, с печатью расставаний
Поверх романтики одежд.

Мой город испарённых слёз
И влажных по утру подушек,
Всегда скрипящих раскладушек,
Непадающих с неба звёзд.

Мой город. Словно кровный враг
Ты мстишь за что-то мне с ухмылкой.
Меня кусочек - юной, пылкой,
Ты отомстил за всё, украв...
Scorpion(Archon)
Изменнице-осени

Осень тихо, неслышно ушла. Не от вас. От меня,
Или может быть я от неё незаметно ушёл?
Уменьшаются грусти с потухшими каплями дня -
Лишь остался на сердце сверкающий мраморный скол.

Дотянусь до гитары - беззвучной, пустой, не родной,
И ударю по струнам, срывая засовы с души,
Разрезая осколками клетки своей ледяной
Убежавшей красавицы листьев златых миражи.

Пусть трескучее пламя мороза сожжёт даже след,
Пусть угасшими вихрями падают вздохи вперёд.
Заиграет в замерзших глазах умирающий свет,
И взметнётся костром, разрывая трепещущий лёд.

Пусть ушла, предала, изменила - дорога светла!
Будут рваные руки дрожать над порезами струн!
В белом пламени хлад поцелуев сгорает дотла,
И хрипит расколовшийся иней, как старый колдун...
Bes/smertnik
Факт.

Он шёл на казнь, дрожа и плача,
Она хотела закурить,
Оно пугало воем клячу,
Они пытались гвоздь забить,

Им предложили мандаринку,
Оно свалилось на балкон,
Она пошла на вечеринку,
Он с хрустом съел аккордеон...

Оно отчаянно рыдало,
Он за рулём был пятый час...
Ах, милые ТВ каналы,
Как в мире нынче много вас!!!
Dialvaris Deea
Эм... Примите новенького?

Ударить по нервам,
Ударить наотмашь.
По синему небу,
По яростным звездам.
Ударить до боли,
Ударить - до крика.
Ударить по памяти -
Там все сокрыто..
Забыть и ударить.
Разорваны нити.
Лишь болью в виске
И словами "простите".
Давно - без любви...
Давно - без надежды.
Уже не вернуться.
Уже - не "как прежде".
Уйти и забыть -
Все оставить туману.
Из темного леса
К зеленым полянам...
Black
Поэту в крови.

Крови из горла алые потоки,
Вот она, пишет новые строки!
Колки, колки, колки, колки!...
В душе - осколки стальной ёлки!

Режет и мечет, колит и бьёт,
Сердце стучит - оно пулемёт.
Бог нас не любит, Бог нас не ждёт,
Кто эти мёртвые под сырой землёй?

Вот она, сила русского духа,
Вот она, ширь мирового размаха,
Хочется дать той твари в ухо,
Чей говорок был слаще чем сахар!...

Слова не дам, тебе я, магистр,
Хоть и в Союзе ты был не министр,
Ты - не гражданка, ты - ГРАЖДАНИН,
Паспорт достойный музейных витрин!

Нет, не везло тебе в жизни твоей,
Хоть и любила тебя Королева,
Всех возможных спортивных полей,
Но... Государство - сплошная измена.

Любовь - штука странная, слов нет,
Поэтому выражаться я буду по-флотски,
Эх, мать - твоя женщина, Поэт,
Спасибо за всё, товарищ Маяковский!
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.