Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Сквер поэтов
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43
Sparks
Это песни, поэтому рифмы немного неправильные.
А что дальше?
Что же за люди? Не глаза, а темные дырки!
Все так похожи, словно с пробирки.
Но мы не сдаемся и этому рады.
Так что к черту систему и нафиг преграды!
Об изменениях в жизни слагают легенды.
Каких-то людей берут в президенты.
И что же будет дальше?! Что будет дальше?
Не знает никто, так много фальши!

А дальше только равнодушие людей
Что видят лишь деньги, не замечая огней.
Померкнет звезда, указавшая путь,
И этот мир нам не вернуть.

Я так устал! Желаю свободы и честной зарплаты!
Устал от Родины, что как казематы.
Закрываю двери, прошу не стучать!
Устал от людей, что не дают помечтать.
А в народе слагают злые легенды
О том, как власть забирают агенты.
Но что, же дальше?! Что будет дальше?!
Не знает никто, так много фальши!

А дальше только побег или по-простому смерть.
Все очень просто, взять и умереть.
Померкнет звезда, указавшая путь,
И этот мир нам не вернуть.

Нам угрожают, всем глотки заткнули!
Нарушишь закон – поставят под пули.
Дайте свободы, дайте пожить!
Дайте вкус жизни мне ощутить!
Но об этом всего лишь слагают легенды.
На трибунах об этом врут президенты!
Что будет дальше?! Что будет с нами дальше?!
Не знает никто, так много фальши!

А дальше только печаль вместе с борьбой.
Встанем с колен, народ поведем за собой.
Зажжется звезда и укажет нам путь!
И этот мир попробуем вернуть.
---------------
Ухмылка.
Поверив в чудо, он взял пистолет.
Поднес к виску. Человека больше нет.
Завершился судьбы печальный куплет.
Потух в его глазах солнечный свет.
А Смерть всего лишь ухмыльнулась.
От тела она отвернулась
Ушла пополнять свои ряды.

За день до этого он искал счастье.
Спрашивал прохожих, боялся ненастья.
А там за облаками, где вечное лето
Ангел Хранитель спрятался где-то
И Смерть хищно ухмыльнулась,
К парнишке она повернулась,
Принялась пополнять свои ряды.

А у могилы ни души, никого.
Он был одинок, не похож на святого,
Но все же достоин букета дрянного,
Равнодушие людей проявляется снова!
А Смерть печально улыбнулась,
К цветку рукою потянулась
Поставила его у могильной плиты.
---------------
Немного наезда на популярную у молодежи субкультуру, потому что:
Рок жив!
Много людей в розовой краске
Гуляют по городу без всякой опаски.
Эмоции блещут уже через край
Это же ЭМО! На пути не вставай!

А нас всего лишь несколько дураков
Что с плакатами, не боясь сильных пинков.
Орут во всю глотку, добавляя огня
Что рок жив! И так будет всегда!

Потертые джинсы, черные кеды,
Прически в стиле антискинхеды.
В розовом цвете, сеткою майка,
Это же ЭМО! На пути не вставай-ка!

А мы на всю улицу орем.
И так всегда, день за днем.
Но людям сложно понять иногда,
Что рок жив! И так будет всегда!

Он хочет яду, она хочет смерти,
А на самом деле они лишь дети.
Дайте им в игру наиграться,
Это же ЭМО! Им хочется драться!

Умолкая на ночь, мы с утра орем
И этим делом пока мы живем.
Время пройдет, но несмотря на года,
Рок жив! И так будет всегда!
-----------------
Игры Снов
Я кричал в пустоту, ожидая ответ
Только нет. О боже, снова нет.
Я прогибался под тяжестью мук,
Не выпуская твое фото из рук
Солнце светило в глаза.
Смерть стояла за спиной.
Я уходил, стирая следы за собой.
И вновь удар часов, и вновь удар в висок.
От боли я ослеп и на время оглох
На сердце моем защелкнули замок.
Я не сдамся, я верну должок.

И снова эти игры снов окружают меня
Я не знаю, как мне быть и куда же побежать.
И снова эти игры снов.
И снова эти игры снов…

Я занимал мечту у прохожих в толпе
И уходил в нее, наедине.
Зажигал огни и смотрел на них
Представляя нас, совсем одних.
Все тот же сон, каждый понедельник
Он всегда один, словно отшельник.
В нем только мы с тобой,
А наяву разделены чертой.
Я проклял, то слово нет
Что поставило на наших чувствах крест
Но я не сдамся, я дал обет.

И снова эти игры снов окружают меня.
Напоминают об ошибках прошлого дня
И снова эти игры снов.
Опять они….
------------------
Осколки лета.
В серых подвалах кто-то пьет вино.
Я иду мимо, мне плевать все равно.
И вдруг на пути увидел тебя.
И сердце мое улетело в небеса.
Твои глаза сразили лучше пистолета
Как два осколка теплого лета
Что уходит от меня навсегда.
И вместе с ним моя печаль…

Ты улыбнулась, подарила лучик света
В эйфорию вся одета.
Усмехаешься над депрессией моей.
Что хуже доменных печей.
Твои глаза сразили лучше пистолета
Как два осколка теплого лета
Что уходит от меня навсегда.
И вместе с ним моя печаль

Наслаждались тишиной ночной
Гуляя вместе под огромной луной.
Я шептал слова о любви
Ты вспоминала детские мечты.
А огромная луна светила для нас
Но вскоре этот свет тактично угас…

Ты сразила меня лучше пистолета
Твои глаза, как осколки лета
Что уходит от меня навсегда
И вместе с ним моя печаль.

Вот и все! Просьба - не ругать!
The lover of destiny
Разговор в палате.

Как дальше жить? надежды нет!
И не могу понять причину:
Зачем мне нужен этот бред?
На зло всему возьму и сгину!

Заткнись, не ной и будь мужчиной!
Не станет лучше от соплей.
Не будь юродивым детиной,
Сожми кулак и не робей!

Тебе легко сказать: «Мужчиной»,
А мне по жизни не везёт,
И стоит лишь расправить крылья,
Как тут же кто-то перья рвёт!

А ты не дрейфь, борись за счастье!
На всех смотри чуть свысока.
Пусть не страшит тебя ненастье,
Дорога воина не легка!

Дорога воина! Ты о чём?
Не из того я слеплен теста.
Я в ваших играх не при чём
И в твоём мире мне не место.

И снова спор зашёл в тупик,
Ты не желаешь меня слушать.
В мои слова опять не вник
И смелость в своём сердце душишь!

Шизофрения отпусти,
Дай мне покинуть твоё царство!
Хочу покой я обрести!
Ну вот, опять несут лекарство.
Bes/smertnik
Медуза Горгона

Нет никого печальнее Горгоны –
Бредёт она, ресницы опустив,
Не слыша криков, перешедших в стоны,
Жизнь прошлую давно уже забыв.

Ей ведомо, что нет пути обратно,
Что взгляд её убьет других людей,
Однако раз за разом, многократно
Сверкает вдаль взгляд проклятых очей.

И ищет друга, без людей тоскуя,
И жадно вглядывается в сотни глаз,
И судьбы рушит, к призракам ревнуя,
И зарекается, рыдая, всякий раз.

Недвижимые серые скульптуры,
В нежданной гибели застывшие глаза,
И мерные шаги худой фигуры,
И по щеке бегущая слеза.

Когда уже мучение прервётся?..
Ей голод сердца ввек не утолить.
Когда-нибудь с судьбой она сочтётся,
И перестанет слёзы горя лить.

Персей тогда, со злобой справедливой,
Покажет ей в щите её лицо.
Горгона вздрогнет… и умрёт счастливой
Под хрипы змей, сомкнувшихся в кольцо.

* * *
Пусть ветер бросил волосы на лоб…
Рассвет дождливый. Пять утра. Суббота.
Так важно иногда не крикнуть «стоп!»
Пока еще не кончена работа.

Как угли руки, а глаза как дым,
Сижу на стуле и смотрю на тучи.
Под этим солнцем, вечно молодым,
Мы каждый свою миссию получим.

А солнцу – возрождаясь, умирать,
Бросая слезы света в занавески,
А людям – страстно ждать, желать, искать
Под солнцем свою миссию и место.

Слушая Земфиру.

Громкой песней по наушникам.
Все такое безвоздушное.
Нет! Не надо! Прошу вас, не надо слова!..

Силы мало, много инея,
Мало дела, небо синее,
Небо плачет, земли не касаясь едва.

Больно видеть сон редеющий,
Мягко дышит еле тлеющий
День. Прошу вас, поговорите со мной!..

Песня тает. Запах чабреца.
День рождает веру до конца
В мир тяжелый с рассветом и полной луной…
Беляночка
Все мое счастье только в тебе
Однажды мой голос не дрогнет
Когда откажу и растаю во тьме
Мир ложный как шарик лопнет

Когда откажусь от тепла твоего
И двери раскрою настежь
Когда я решу, что мне все равно
А ты мне ответишь разве?

Слово ты скажешь простое - люблю?
Телом закроешь двери?
Или стоять, словно в строю
Будешь, смотря сквозь веки?

Руки протянешь, обнимешь?
Но, нет – улыбка блистает знакомо
И тихо в ответ проговоришь:
«Помни, ты здесь всегда дома…»
Клинт Иствуд
Штурм

В свою уютную жежешку
С кряхтеньем выдавлю мыслю,
На е4 двину пешку,
Засохший интерес взрыхлю.

Поэпатирую маленько,
С грустинкой светлой пошучу.
Еще одна в ничто ступенька,
На чью неясно каланчу.

Мой балаган, моя Голгофа,
Сиянье рампы в голове,
"...Мои друзья..." Мариенгофа,
Стрела на вялой тетиве.

Невнятный бред про Арлекина,
Что пойман в клетку из трико.
Венецианского цехина
Пустое злато-серебрó.

Почти уверен что мне скажут,
(Блеснуть и в каментах к лицу).
Привык к словесному лекажу
(И к непонятному словцу).

Да. Я про что? А, про жежешку,
Про пешку что-то и тэ дэ.
Засчитан слив. Втыкаю вешку -
Штурм Ермаком Улан-Удэ.
Беляночка
Зов дороги

Уже кружит кленовый лист резной
Дороги зов меня в тоску вгоняет
Прощай, мой менестрель, прощай
И мой уход, он ничего не поменяет

Мой силуэт мелькнет у горизонта
Воспоминаний рой пройдет перед тобой
Мой гибкий стан в твоих стальных объятьях
И шелк волос, разлившийся рекой…

Мой поцелуй горячий, равнодушный
Что так тебя тогда ошеломил
Неужто ты его не вспомнишь?
Ужели ты все так легко забыл…

Как голоса у очага звенели
Тела сплетались и слились в одно
Сребром гитары пальцы разбивая,
Мы позабыли о судьбе земной

Судьба таких ошибок не прощает
Вопрос поставлен предо мной ребром
И вновь призванья зов в дорогу манит
Гитара давит на плечо ремнем…


ОЧень старое... Просто сейчас разбирая завалы наткнулась... Захотелось поделится...
Dezmond
Хочу вдали от всех тревог
Последний встретить я порог,
И тень невидимой мечты
Вдали от душной суеты
Лелеять, холить и любить,
И о несбывшемся забыть.
Я шёлковый встречать рассвет
С тобой хочу здесь много лет,
И далеко от мертвых стен
Разбить души извечный плен.
Хочу здесь просто быть с тобой.
И Счастию сказать: «Постой
Не уходи, останься здесь,
Ведь так прекрасна синь небес,
Ведь так лазурна гладь воды!
Так живы на полях цветы!»
И Счастье остановит бег
И здесь останется навек,
В краю, что лишь для нас с тобой
Безмолвный, чистый и родной…
В том месте, где моя душа,
С твоею в унисон дыша
И за руку держась рукой,
Рисует кистью золотой
Поля, холмы и океан!
Я знаю – я тобой пьян!
Твоей Любовью, и Теплом,
И Светом… мысли все о том,
Что лишь с тобой я тот, кто я.
С тобой полна лишь жизнь моя.
С тобой я больше не скорблю.
Дарина… я тебя люблю… ))
Brunhild
* * *

Клади в мою шкатулку сны...
Как изумруды и рубины,
Как бриллианты и сапфиры,
Я сохраню их до весны

Под необъятной толщей льда.
Я грусть твою в шелка одену,
Чтоб в небе пепельной Селеной
Она светила городам.



Brunhild Frankdottir Macmen
Miledy
***
Слеза упала на ладонь,
Мечты сбылись.
И несмотря на чувства всех,
Тебя не радует успех,
Посмотришь вниз.

Ты встанешь, подойдешь к окну
И взглянешь вдаль.
Неуж-то это наяву,
Лишь непонятно почему,
В душе печаль.

Оценишь то, что сделал ты,
Бокал упал.
И капли на полу вина,
А в голове лишь мысль одна,
О том ль мечтал?
Сигрид
Над белым пламенем рука
Крылом надежным тень накрыла
И черпает из свечки силу
Так властна, так к нему строга.
Ни проблеска, ни глаз, ни искр,
Ни трепетного колыханья -
На миг застыло мирозданье,
И уже вечность длится миг.
Улыбкой растянулась тьма –
Свеча горит! И сила льется,
Беззвучно извиваясь, вьется
Туманом серебристым в длань.
Застынь! Замолкни. Не дыши.
Смотри голодными глазами
В холодном незнакомом зале
Как кто-то таинство вершит.
Не отвлекаться, не забыть:
Звезды на вихрь завить не трудно.
И вьется Млечный путь, покуда
К руке от свечки льется нить.
The lover of destiny
Зачем творить и жить старался,
Забыв про то, что ты совсем устал.
Затем, чтобы сказать себе, что ты пытался,
Каков бы ни был твой финал.

Строчки, навеянные книгой Кена Кизи "Над кукушкиным гнездом", и не совсем трезвой головой.
Bes/smertnik
Апатия. Слово красивое,
Но смысл далеко не так мил.
Уныние. Свежими силами
Не блещет болотистый ил.
Рассудок. Часы не торопятся,
И страшно глядеть в пустоту,
Откуда готовы наброситься
Пять слов: «Ты нашел, но не ту…»

* * *

Ты играешь бессонницей–
Из пустого в порожнее,
На невидимой коннице,
Обскакал невозможное.
Краску призрачной ясности
Ты размазал по голому,
Перепутал со страстностью
Безнадежно бесполое.
Я такая же белая
В снежной грязи за шиворот,
Переспело-несмелая
Искра света навыворот.
Клинт Иствуд
Солнечное

Вот ворон сел на ветку,
А чайка на песок.
        А я в тетрадке в клетку
        Любил наискосок.
Закат пылает домной,
Как свойственно ему.
        К чему я это вспомнил? -
        Занятно самому.
А ветер гонит тучи
И волны на косу.
        Хоть выпадает случай,
        Все реже чушь несу.
Из дюн румяных сосен
Торчат карандаши.
        Совсем я стал несносен
        Для собственной души.
Но чуть шуршит осока.
А может быть камыш?
        Ты, незнакомкой Блока,
        Приятно так молчишь.
Но наклонился к углям
Испуганный костер,
        И по плечам округлым
        Сиянье распростер.
Рюдо
Вы любите Лизу Симпсон?
Как любит Гомер макароны?
Игру на саксофоне?
Порядок в своем доме?

Вы часто бываете правы
По мнению крошки Мегги?
Готовы сражаться за правду?
Как Лиза сидеть на дереве?

Вы верите в Лизино счастье?
Что счастье – в помощи людям?
Что нужно спасать природу?
От помощи нас не убудет?


Господь, ты меня слышишь?
Спасибо тебе за Лизу.
Спасибо за сценариста.

Спасибо за телевизор.
El Tomato!
От радости

Проснись!
От шороха листьев, пришедших за тобой,
От шёпота снега, создавшего луну,
От яркого солнца, забывшего забыть
Все ключи от твоих глаз
От радости.
Вставай!
Пускай воздух ветра отгонит с тебя сон,
Пускай споёт камень и окатит водой,
Пускай дверь закроют и забудут ключи,
Все ключи от твоих глаз,
От радости.
Иди!
По лестнице в небо, где тебе дадут нимб,
По тропинке барса, приводящей к любви,
По мосту к краю, где из земли бьют ключи,
Все ключи от твоих глаз,
От радости.
Найди!
Свой яркий дождь магии, покорный тебе,
Свой яркий миг счастья, осветивший тебя,
Свой яркий луч солнца, забывшего забыть
Все ключи от твоих глаз
От радости.
Dezmond
Я - безвольный слабак.
Я не ведаю боли.
Боль - давно уже часть меня, суть и печаль...
Я послушней собак...
Мне бы чуточку воли!..
Только нет и не будет. Прости и прощай...
Я не смог изменить,
Перестроить, как надо...
И теперь пожинаю свои же плоды...
Оборвать эту нить?
Взять, и влиться во стадо?
Чтоб само Бытие мои стерло следы...
Больше выхода нет,
Я не вижу, не знаю...
Подойди и ударь - я готов умереть...
Мне постыл белый свет.
Но я не умираю...
Ведь на то нужна воля... Мне участь - терпеть.
Dezmond
В тишине, воспарив над безмолвною бездной,
Я не смог, как всегда, беззаботно исчезнуть.
Задержался на миг - лишь на миг! - и заметил...
Я тебя там, в тиши и над бездною встретил.
От сияющих глаз отвести взгляд не смог я...
Вниз на землю летели белесые хлопья
И, январской зиме подчинившись, лежали...
Ты летела, земли не касаясь едва ли.
Ты едва подошла - и мороз отступился,
Рай земной мне над бездной безмолвной открылся.
Блики солнца в глазах отражались, играя...
Я, не веря, смотрел на величие рая...
Ты легко улыбнулась, ладонь протянула;
Я опешил; ты только тихонько вздохнула,
И взяла меня за руку... К цели заветной
Шли вдвоем, путь чертя над безмолвною бездной...
Scorpion(Archon)
Забери

Мы с тобою расстались…
Что теперь мне осталось?
Разлетелись как листья
На холодном ветру.

Забери мои очи.
Ведь ни дня и ни ночи
Мне отныне не стало…
Без тебя я умру.

Забери мои очи,
И язык забери мой,
Чтоб не мог говорить я,
Раз живу не любя.

Забери мои руки…
Мне не выдержать муки
Жить и теми руками
Не касаться тебя.

Забери моё сердце,
И мечты, и надежды,
И горячие слёзы,
Что сбегают с лица.

Забери моё сердце.
Ведь ему не согреться,
И холодною льдинкой
Быть теперь до конца.

Всё отдам – не вернёшься,
Лишь слегка улыбнёшься,
И останется ветер
Бить в закрытую дверь.

Забери мою душу –
Свет её мне не нужен,
Раз тебе, ненаглядной,
Он не светит теперь…
Bes/smertnik
В воздухе пахло дождем и летом,
Хоть был еще февраль.
Пламя живое дороже света.
Свет – не тепло. А жаль.
«Жаль», ты сказал мне, когда прощались,
«Нет», прошептала я,
«Я не жалею, что мы встречались,
Но не люблю тебя».
Может быть, даже, и не любила,
Впрочем, зачем гадать?..
Я, разумеется, все простила,
Только не буду ждать.
Поздно сейчас уж давать надежду,
Рано еще жалеть..
Чьи-то ладони подарят нежность,
«Жить» не синоним «тлеть».
В воздух ворвался запах сирени,
Кофе и сигарет.
Дух перемен мои обнял колени…
Жалко? Конечно, нет.

Самое последнее к N.

Ты не смотрел мои картины,
Ты не читал мои стихи,
Ты сравнивал меня с другими,
Как вид разделочной доски
Обычно на базаре судят,
И, как все дети, был жесток,
Но не была, не есть, не буду
Я вещью. Серый тот комок
Давно из сердца отпустила,
Слезами горе изжила…
Я слишком долго уходила.
Ну вот и все. Прощай. Ушла.

* * *

Мне хочется просто смотреть
И пробовать громкость запахов.
Мне нравится просто гореть –
Сегодняшний ветер с запада.
Устала стучать в тебя,
Как бабочка, в слой стеклянного,
Заплывшего в мозг огня,
Любимого, окаянного.
Конечно же, мы расстанемся –
Два айсберга-одиночества
И вновь через жизнь поранимся
Об угол судьбы-пророчества.
Поглаживать воздух весело,
Читать по губам смешно…
А воздух молчал и бешено
Вибрировал, как в кино.
Рюдо
Об этом не будет стихов.
Прочь из страны.
Замети следы.
Из крови потом будут цветы,
Но это подарок для Сатаны,
А ты бери выше.

Ты целься над мушкой.
Дуло такое.
Я не сказал бы что очень кривое.
Просто ты всегда-всегда
Бери немного выше.

Я ль не дурак?
Я ли не слаб?
Я допустил и этот косяк.
Но что бы всё было ништяк
Надо идти выше.

А если там наверху никто
Никак не поможет тебе ни за что,
То значит в мире нет ничего,
Что нас с тобою выше.
Bes/smertnik
Пустоту будто выскребли чайной ложкой,
До костей обнаживши суть.
Все эмоции выцвели и немножко
Поднялась по таблице ртуть.

Занавески в горошек, а дальше – Вечность,
Все быстрее, за шагом шаг.
Что такое, по твоему, Быстротечность,
Этот вечно спешащий враг?..
Dezmond
Свеча
Звезды горит над миром уж который век.
Плеча
Коснувшись твоего, тихонько тает снег.
Мы там,
Где нас никто не тронет, не найдет...
К чертям
Послав последних дней холодный лед,
Мы ждем.
Мы ждем, и нам друг с другом хорошо.
Плывем
В теченьи - мысль не успевает за душой.
И здесь
Слова, что сказаны друг другу - все чисты.
Ведь есть
На свете рай великой, вечной красоты!
Я знал!
Шестым ли чувством или просто головой,
Я ждал,
Что этот рай найду я только лишь с тобой.
Ты тут...
И вот он, первый поцелуй, и чувства всплеск!
Плывут
Перед глазами миллионы звезд чужих небес...
Тот рай,
Что видел я, еще пока что далеко...
И знай,
Достичь его с тобой нам будет нелегко...
Но дух
Мой рядом будет вместе, навсегда!
За двух
Борюсь... Сквозь пальцы мысли, как вода:
Побег
От прошлого, и ты, и вечная Любовь...
И снег,
Что тает, твоего плеча коснувшись вновь...
Dezmond
Сердце сжимает тоска
И безмолвная грусть.
Стонет щепоткой песка
Нами выбранный путь.
Ты уезжаешь, и мне остаётся лишь ждать…
Молча терпеть и в разлуке немой куковать.

В памяти выбранных дней
Остаётся мне плыть.
Делать не хочет сильней,
Что не может убить.
Ветер стучит за окном, начинается дождь.
Буду секунды считать, ты ведь скоро придёшь…

Эх… все могло быть иначе,
Не так, как сейчас.
Мог смаковать бы на даче
С тобой каждый час…
Только мы выбрали путь, тот, что лучше! Я сам
Очень пытаюсь поверить своим же словам…

Но почему же мне грустно?..
Застыл белый свет…
Гибло, безлюдно и пусто
В душе, где нас нет…
Bes/smertnik
Все затихло, сведясь к слову zero,
Будто в жизни убавили звук.
Я не слышу пульсации Мира
За остывшим касанием рук.

Не узнать даже собственный голос,
И поступки, и мысли не те:
Это сердце на меч напоролось,
Потерявшись в чужой высоте.

Не сражаюсь, не лгу, не болею,
И в истерике слезной не бьюсь,
Только молча и быстро старею,
И уже ничего не боюсь…

* * *
Здравствуй. Можно я погреюсь
У погасшего огня?
Завтра утром я рассеюсь –
Поминай, как звал меня.

Я исчезну в серой дымке,
Ты зайдешь в другой вагон.
Разойдутся половинки,
Но останется перрон.

И бесхитростные строчки
Доберутся до души…
У костра два одиночки,
Вечер долгий. Не спеши.
Nomihin
Мы дети моря, брошенные дети,
Не видевшие снов про отчий дом,
Спиною ловим боль ударов плети -
В галере жизни, в трюме мы гребем,
Не забывая. Даже не прощая
Все то добро, что хоть бы раз могли,
Могли бы ощутить, ворота рая
Напором яростным лихой волны
Сломив. Но нет, согнуть и уничтожить –
Простой их скотский жизненный девиз, -
Нам не подходит. Лопается кожа,
И мысль срывается на ослепленный визг.
Смеется зло неведомый надсмотрщик,
Рубцов удары умножают сеть,
На банках же подсчет ведется точный
Касаний, что осталось дотерпеть.
Мы дети мора, проклятые дети,
Насмешка давней злобы и войны.
Ведь пасынки, непринятые смертью,
Без смысла в мире жить обречены.
Bes/smertnik
Все правдиво, но что-то жжет,
Исподволь, на краю дыхания,
Где ведется ударам счет
В область сердца - ответ сознанию.
Мерный стук по воде веслом,
Не галера, а просто лодочка.
Все залечено здесь с трудом,
Все разложено, как по полочкам.
Камни лязгают, дно скребут,
Все мелькает, но речка быстрая
Обещает вдали уют,
Между нивами золотистыми.
Там, где вечно просторна даль,
Где воздушный мой замок сбудется,
Где бушует во всю февраль,
Где надежда мне снова чудится…
Беляночка
Звякнув жестко, оборвалась лютни звонкая струна
Я стою на косогоре, и у ног течет река
Я любила, не боялась ни богов, ни злой толпы
Все мне было безразлично, если рядом где-то ты

Только снова зов дороги разбудил твой странствий пыл
Снова, снова ты уходишь, не оставив ждать мне сил
Я стремилась и мечтала об уюте очага
Но тебе все было мало, и запела вновь струна

И зовет в дорогу песня, ты в душе уже ушел
Я замешиваю тесто, для пути припас готов
Да, не удержать бродягу, ни любовью, ни теплом
Только, только снег растает он уже глядит в окно

Вновь стою я на пороге и машу тебе рукой
Тихо вытираю слезы, что текут из глаз рекой
И шепчу себе упрямо, что не буду больше ждать
Только мне бы научиться, твои песни забывать…

Перестать любить и верить, перестать рубашки шить
Он как должно все примет, и не сможет оценить
Позабыть тот ясный образ, что со мною каждый день
Зачеркнуть в душе те песни, что он пел, как светлый Лель
Bes/smertnik
Читая свои старые стихи.

Полусмятый, изорванный листик,
Пара строчек неровной дугой.
Кто я нынче? Не циник, не мистик,
Не романтик, не раб, не герой.

Неужели и вправду возможно
Так отчаянно сильно любить?
Я до звона держу свои вожжи
И не думаю их отпустить.

Лишь два года. Как много пропало
И прокисло под знаком «мораль».
Я так страстно тогда пожелала
Превратиться в дамасскую сталь.

А теперь уже нет возражений,
Только новый багровый рубеж,
Он не любит пустых сожалений:
Если надо, не мешкай, а режь!

Я по-прежнему мягко-терпима,
И все так же являюсь на зов.
Но в кошмарах мне снится, что мимо
Я прошла, не расслышав шагов…

Стоп. Не нужно. Я счастлива, честно.
Есть товарищи, есть жажда жить.
И есть тихий вопрос: интересно,
Может, я разучилась любить?..
Полуэкт
Душа

Как холод по спине и жар ладоней,

Как силуэт, увязший в мертвом камне,

Как едкий дым в моем тяжелом вдохе,

Тугой комок, внутри меня зарытый,

Стальной кулак, сжимающий мне пальцы…

Как плетью по воде, как резкость ветра,

Как кислорода теплый ток под кожей,

Во мне – так глубоко в пространстве тела,

Не отпустить, не сжать, не дотянуться...
Клинт Иствуд
На эпос...

Tags: хоккей, на траве, завтрак
Mood: impressed
Listen: Jo Jo was a man who thought he was a loner, but he knew he couldn't last
Jo Jo left his home in Tucson, Arizona for some California grass.
(Get Back - The Beatles)

Карандашом на выцветших обоях
Я телефон от "скорой" записал
И за натурой о суровых китобоях,
О грапунерах и подобных им героях
Поехал на порта-пяти-морей вокзал.

Их бурые, соленые зюйдвестки,
Узлы мозолей и прозрачные глаза
В мозгу запечатлелись в виде фрески:
К ним тянется в балетной аребеске
Вся тетюшанская, понято, гомоза.

И зазвенело на меже, заколосилось,
И строк чеканных вылился триптих,
Ржаной ударил в темя светосилой
Гипофиз оросил и упростил он,
Да в общем то на этом затих.


Без единого...

Tags: одеколон, тройной, прыжок
Mood: amused
Listen: Нет, такого народ не поймет, не одарит улыбкою теплою...
И пошел я однажды в народ с мелочишкой в кармане и воблою...
(Обучение устному - Иванов А.А.)

Кисло-голько-сладкая Империя
крутанула ржавым своим колесом
и оклеветанный товарищ Берия
со светлым мне приснился лицом

а я это время пьянствовал
я в это время оффлайничал
без единого разрыва хозяйничал
и не чувствовал себя подлецом

и писал я вирши белые-белые
совсем горячие совсем белые
и порой неожиданно-двусмысленно-смелые
но держался вообще молодцом

(типа знавал я одного Владимира Владимировича
что родом был с Кутаиси
из широких штанин закулисе
золотым засветил он тельцом)

воевать не поехал добровольцем я
но почувствовал себя Ермоловым
и с народом кольцом бензоловым
я спаялся при этом притом

тверже проще я стал и решительней
упоительней в целом и бдительней
по падежному как-то винительней
и подернулся весь багрецом

так что ипостась свою виртуальную
утерял я в народной эстетике
вглубь ушел по спирали в генетике
к тем корням где был чую тунцом.
Dezmond
Светлые капли немого дождя
С неохотою падают с алого неба.
В даль, в ночь провожаю сегодня тебя,
Понимая, что рядом не мог быть и не был,
Но звёзды, что смотрят с небесных холстов
Мне послужат глазами, мой Ангел-Хранитель
С твоею душою умчаться готов,
Покидая пустую, немую обитель
Души, что отныне пребудет одна
С невозможным желанием ринуться в стаю
На Юг. Бросив взгляд между рамок окна,
Я вдруг понял, что это – погоня за Раем,
За светом твоих переменчивых глаз.
И, следя за полётом очами янтарными
Солнца, я знал ,что прощён еще раз,
А награда за боль – губ любимых нектары и
Смех, что немыслимой, тёплой волной
Обволакивал сердце и боль успокаивал.
Только вчера он давал мне покой,
А сегодня Жизнь снова жестка не по правилам.
Но я смогу это время пробить.
С черной меткою тьмы и слепого отчаянья
Мне лишь немного осталось прожить,
Чтоб дождаться тебя, исполненья Желания…
Темная леди
Жизни нашей ступень
Обломилась, обрушилась.
Зеркала, словно тень,
Мысли наши подслушали.
Отразили в себе,
Исказили. Запутали,
И осколки в земле
Затоптали, разрушили.
Разобрали дома
По кускам,
По кирпичику.
И сожгли все дотла,
Разорвав Судьбы ниточку.
Затушили огонь,
Отводя взгляды в сторону.
И прошел новый день,
Разорвав душу надвое.
Вроде вновь ты живешь,
Строишь дом свой по-новому.
Только то не вернешь,
Что навеки утеряно.
И фасад тот, другой,
Смотрит взглядом растерянным.
Никогда не вернешь,
Что тобою растерянно,
За ненужностью брошено,
По песчинкам распродано.
На крылечке ты слушаешь
Звуки жизни пропущенной.
25.05.07
*** *** ***

Путь твой темен, глубок.
Смерть шагает с тобой,
В свое царство ведет
Жертву как на убой.
Не противишься ей,
Возвратил все сполна
На заре светлых дней,
Что давала Судьба.
Просочилось сквозь пальцы,
Растворилось во сне.
Ты вернуть все желаешь,
Не в твоей то вине.
Ты все сделал, что должен,
Путь окончился твой.
Все всегда в жизни сложно...
Зов влечет за собой.
10.05.08
Bes/smertnik
Заметался сквозь свет перед фарами
Сотней бликов и сотней теней,
Захлестал по дороге ударами
Сильный ливень сентябрьских ночей.

За окном холодает стремительно,
От озноба свернулись листы,
И так сладко, немного мучительно
Пахнут в раннюю осень цветы…

Я люблю это небо осеннее,
Этих туч грозовое кольцо
Точно дух, потерявшийся где-нибудь
И нашедший родное лицо.

* * *
На остывающие пальцы
Упала желтая заря,
Все заплясало в ритме сальсы
И скрылось в песне сентября.
Учеба, дом, обед, работа…
Как до стипендии дожить?..
До зимней сессии пол года
И ничего не изменить.
Листва еще единой масти,
Но холоднее вечера...
Играет тучами ненастье,
А «завтра» копия «вчера».
Пора депрессии осенней,
И ты когда-нибудь пройдешь,
Ведь не бывает безвременья,
Бывает очень долгий дождь
Аленький
Дождь и осенний ветер
Сдирают счастье с души,
И кружат, кружат по ветру
Осколки опавшей мечты.

Лето смывает дождик,
И осень в своих правах.
От жизни прежней веселой
Остался только прах.

Который раз меняю
Округу души своей,
И осени эта привычка
Давно уж прочнее цепей.

Хмурый осенний дождик
Вновь по лицу скользит
Ветер холодный, колкий
Душу больно студит.
Сигрид
У луны две печали, два вздоха, два имени.
Безнадега – хорошее слишком прикрытие.
Скажи честно, как много в глаза ее видели?
Без плаща, без вуали, без маски? Вот именно.

У луны смех такой, что и жить не захочется,
По зрачкам как по венам текут отражения
Она сверху прибором ночного слежения
Младшим богом над нами приставлена мучаться.

А ее воспевают поэты и демоны.
«как она холодна! и прекрасна! и искренна!»
У луны две мечты, две полпросьбы на исповедь:
«поскорей бы конец» и «падре, что я здесь делаю?...»
Dezmond
Я ненавижу эти лица.
И все, и всех, и вся вокруг...
Во мне презрение томится,
И участился сердца стук.
Я воспарил. Как на ладони
Я вижу мерзкий мир людей.
Все, что не знал и что не понял,
Возникло в памяти моей.
Я ненавижу их. Как звери,
Они инстинктам предались.
Закрыли в просвещенье двери,
Вперед, к паденью, понеслись.
Мы все ничем других не лучше.
И я туда же. Как и все,
Я бесполезен. Даже хуже.
Одно прощенье - на кресте.
Anmorium
"Монолог после праздника"

Полпятого утра и тишина
Почти светло, и фонари погасли
Так вот оно какое - наше счастье?
Когда пьяны мы будто от вина

Они сидели молча и курили
И думал каждый где то о своём
Там холодно, два дурака вдвоём
Сидели и о жизни говорили

Они смеялись над былым и грустным
И улыбались предрасветной мгле
Запутанные в мыслей тишине
И наплевав на горести и чувства

Европа и атлантика фигня им
Их одиночество сквозное единит
И ни один под ливнями не спит
Другим всё в мыслях крылья расправляют

Что изменилось за два года?
И почему все стало прошлым вдруг
Друзей средь хороводов и подруг
И школы надоевшего так свода

А жизнь была - сплошные ливни!
И мы купались в чувствах и вине
Всегда при деле были и цене
Как у слона лихого бивни!

И мы могли мечтать о чём то
Но не о том, что мы сейчас
Себе министры и указ
С непререкаемым экспромтом

...Вся эта жизнь была про нас!
Для взрослости чужой разминка
На детских чувствах и улыбках
Но так несвойственно сейчас.

Любовь с улыбкой посылать к чертям
Не потому что плохо - но так надо
Со вкусом слёз их и губной помады
Всё начинать с начала, по нулям

И недоверие для нас цена признанья
А ложь как средство тоже хороша
Жаль по ночам опять кричит душа
Что нам не нравятся душевные терзанья

Что боль мы перетерпим так легко
И никогда не скажем, что нам больно
По жизни улыбаемся довольно
Лишь только бы от сердца отлегло

Но долгими ночами всё не спится
Морщинами опять порежем лбы
К чему мирские тяжбы и мольбы
Когда о них нельзя проговориться?

Кричали бы о том, что всё сломалось
Причины вскоре грустно понимать
Сейчас куда важнее забывать
Чтоб выбора уже не оставалось

Пожертвовали, кто и каждый, чем?
Мир изменить легко в одной курилке
И ран поверх бросать бы нам опилки
Чтоб боль унять от этих перемен...

...Полпятого утра и тишина
Почти светло, и фонари погасли
Так вот оно какое - наше счастье
Когда нас грусть пьянит сильней вина...
Тэриэл
Зачем... лететь подобно ветру
Зачем... бесцельно падать вниз
Зачем... стремиться к чьей-то цели
Зачем... держаться за корниз...

Зачем, ведь все давно известно
Когда, и с кем, и даже как
Хоть сто веков прожил на свете
ТЫ скажешь сам себе - ДУРАК...
Dezmond
Нет никаких последних слов,
Нет сотрясения основ,
Я никого здесь не сужу,
Я просто... Просто ухожу.
Я не могу сдержать свой крик -
Оборвалось в единый миг
Все то, чем в жизни дорожу...
И вслед за ним я ухожу.
Я так надеялся на свет,
На смех и счастье много лет...
Я думал, я с ней жизнь свяжу...
Теперь за нею ухожу.
Разорена моя душа,
Но я живой... и, чуть дыша,
Скажу, что зла я не держу.
Я просто молча ухожу...
И светлый бархат в небе звезд
Мне осветил последний мост...
За тем мостом - конец пути.
Так дайте молча мне уйти...
Анор
Двери врастали в новые стены.
Стены вбивают новые гвозди.
Гвозди жалеют новые стены.
Новые стены строят дома.

Люди чужие становятся ближе,
Ближе подходят из тишины.
Глухонемой в этом мире заброшенном
Красит заборы новым гвоздём.

Руки рабочие делают Солнце.
Солнце хихикая пьёт криазон -
Сдавленным газом в бокале бурлыкая
Светило родное ожоги несёт.

Люди придумали цифры и буквы.
Точки, крючки, закорючки и палки
Дружно выводят детские руки.
Руки, что будут раскрашивать звёзды...
Клинт Иствуд
* * *

ч. 1

Не вышел что-то каменный цветок,
Не сдюжил Гражданин Данила-Мастер.
Нет, не Некрасов... (И причем тут Васнецов?
И самолет-ковер и прочие напасти?

Но все ж, причем он - испошлённый чародей,
И холка волка греет попу у царевны.
Иван-царевич: гений и злодей;
Нет, не ему кропать памфлеты злободневны.

Он этаким державинским стихом
Любви земной сложить бы должен оду.
И в узкоплечем времени глухом
Как завещали - лиру посвятить народу).

ч. 2

Пепел сигаретный
Падает с ресниц.
Съеден плод запретный,
Дула из бойниц.

О любви разбитой
Так легко писать,
Потной волокитой
Продавив кровать.

Строчки так и льются
С пальцев на экран.
Яблочко и блюдце,
Гробик-самобран.

ч. 3

Неспешны листья в грибоедовом канале,
А я придумал, я насочинил.
Зубчáтые, червонные медали,
Всегда подозревал, что я - дебил.
Анор
Капля, вторая. Вода,
Так время течёт неспешно
Капля. Журчанье ручья -
Шесть их всего, но не слышно.

Капля, вторая. Рука -
Тают снежинки безгрешно.
Капля. Блаженны объятья –
Тепло отдавая бесснежно.

Капля, вторая. Свеча –
Блики по лицу нежно.
Капля. Угасающее пламя –
Восковые дорожки на коже.

Капля, вторая. Звезда –
Улыбка познанья невинно.
Капля. Необъятное небо –
Зов по ночам так желанно.

Капля, вторая. Время –
Жизнь измеряя дурманно.
Капля. Старый Дом -
Простите, тема не гуманна…
Dezmond
Под впечатлением Хроник Сиалы.

"Жизнь - не та штука, чтоб с нею играться.
Вот ты живешь, миг, тебя уже нет" -
Думал рассеянно эльф треш Эграсса,
В дебрях Заграбы встречая рассвет.

С новым восходом отряд поредевший
В глушь, до Храд Спайна, продолжил свой путь.
Ветер, в верхушках деревьев свистевший,
Пел о погибших, кого не вернуть.

Там, далеко, на Харьгановых землях,
Ветер им пел, Кот веселый лежит.
Вспыхнула ночь, его душу приемля.
Память осталась в безмолвной тиши.

В Ранненге черствый предатель обманом
Чуть все потуги не свел к слову "нет".
Звался смешно, будто пес, Горлопаном,
Только таился змеей много лет.

Позже, застигнутый дьявольским взрывом,
Дядька погиб, их десятник и друг.
Гордость и честь в смерти не позабыл он,
Умер он, не ощущая испуг.

В ту же минуту сквозь толщи речные
Арнх видел звонкий, мерцающий свет.
Вниз утянули пластины стальные,
Воин забыл про гадалки совет..

Вскоре вознесся костер погребальный
Эльфу, что жизнь в битве с Первым отдал.
Пламя плясало, в ветер печальный
Тихую песню на флейте играл...

В том же бою пал отчаянный воин.
Умер, пронзенный копьем со спины.
- Жаль, - Ветер пел, - он был жизни достоин,
Видит Сурок пречудесные сны...

Вслед за к'лиссангом ушла Миралисса,
В битве с Х'сан'кором погибла в лесах.
Кровь, горячее ветров в сердце Сдисса,
Вечно застыла на тонких губах...

Кто будет дальше? Чьи флейты сыграют?
Это известно лишь смерти слепой.
Ветер поет, листья вниз облетают...
Осень и смерть. Тишина и покой.
Рюдо
На ощущениях Хаяма


Кому-то мила золотая осень.
Кому-то летние травы.
Кто-то обожает первоцвет
И запах весны у дубравы.
Но я, признавая богатство весны
И уважая лето.
Вам расскажу о холодной зиме,
Застрявшей в местечке "Где-то".

Там бродит старик с ломом в руке
И взглядом буравит лёд.
И если найдет слабинку в толще,
То тут же всё разобьёт.
Закинет мормышку.
И будет сидеть,
Словно умер вчера.

И жизни смысл его не в вине,
А в рыбе, что манит блесна.
Беляночка
П.С. Просто было грустно....

А принцесса опять в слезах,
Жениха проглотил дракон.
И взлетают молитвы в церквях,
А на жертвах держится трон.

Лепестки алых роз на ковре
И печаль застилает глаза,
И опять ты пешка в игре,
Которой не видно конца.

Вновь рука твоя – ставка и приз,
За который вступают в борьбу;
И дракона глава – твой каприз,
И попытка сломить судьбу…

Но однажды видишь ты взгляд,
В котором весь мир сокрыт,
И, спрятав принцессы наряд,
Принимаешь служанки вид…

Под покровом ночным темноты
Ты крадешься в келью к нему,
Опасаясь ушей пустоты,
Умоляешь не верить отцу…

Только рыцарю слезы ничто,
Он ведь верит словам королей,
На рассвете, взлетая в седло,
Он уверен, вернется за ней…

И смеется довольно король,
Смотрит рыцарю юному вслед.
Вот и сыграна жертвы роль,
И нет смысла давать ответ.

Только ты уже не дитя,
Тебе целых семнадцать лет.
И, пройдя подземелья Дворца,
Ты за ним отправляешься вслед.

Ты успела в последний момент,
Уже был повержен герой...
Что ж, любовь, она требует жертв:
«Что отдашь, чтоб остался живой?»

«Я отдам всё, что есть у меня,
Мою жизнь, мою душу, судьбу
Я молю о пощаде тебя:
Пощади лишь любовь и страну»

Усмехнувшись, ответил дракон
«Твоя жизнь не волнует меня,
А судьбу не поставишь на кон...
Мне нужна лишь твоя красота»

И тогда подняла ты щит,
Посмотрела в него на себя,
Оглядела свежесть ланит
И сказала: «Ну что ж, забирай!»

И дракон забрал красоту,
Поместил её в синий кристалл
И спокойно покинул страну,
Тебе подарив вуаль…

Ну, а рыцарь пошел к королю,
Но в жены тебя не просил,
Предпочел он тебя кошелю,
Рассказав, что дракона убил…

И ты снова осталась одна
И ведь не жалеешь ничуть...
Теперь стала ясной цена
Всех нежных и пламенных чувств.

А принцесса опять в слезах,
Жениха проглотил дракон.
И взлетают молитвы в церквях,
А на жертвах держится трон
Момус
Моё почтение.
Давно я суда ничего не выкладывал. Вот...

Камзол и ботфорты… фантазия меркнет
В пороховых дымах.
Жизнь моя – литературные мерки и
Реальности нити на швах.

Шпага! О, Боги! Дело за малым –
Я не фехтую даже!
Но почему же я помню Мальту
И бешенные абордажи?!

Я упиваюсь книжным ответом
Не задавая вопроса.
А мой противник, с клинком и стилетом
Сам Хайруддин Барбаросса

Камзол и ботфорты… всего то столетия
Брошены на алтарь.
Я заряжаю свои пистолеты
И прохожу Гибралтар

Мне от себя никуда не сбежать,
Жду, пока сон не сморит.
Но под «Эрогенную зону» Чижа,
За окнами вижу море.

Камзол и ботфорты, пропахшие гарью
Швыряю на табурет.
И первый миг моего Трафальгара
Ложится под трафарет.

Время и место себе сотворя
Память устало ноет.
А мой «Монитор», топит мой же «Варяг»
Которого топит «Дредноут»

Я не рождён для сражений и штормов
Не зачем и искать.
Так почему за оконною шторой
Предчувствую Мадагаскар?!

Фантазии вихри – уму не подсудны.
И в неизвестных морях
Берёт абордажем реальности судно
Книжная жизнь моя!
Dezmond
Безумие боли на лезвии лет
Поранив, оставит в душе вечный след.
Отвергнута, мстит ледяная судьба -
Провал за провалом. Фальшива борьба,
Нет шансов: в спокойствии собственных сил
Я слишком уверен (к несчастию) был...
Со смертью окончится чья-нибудь нить...
Со временем все это смогут простить...
Так стоит ли? Жить? И пытаться сберечь?
Судьба вознесла пламенеющий меч........
Сигрид
*навеяно кошкиным стихом..


Подними ставни. Тихо. Слушай.
Слышишь? Лопнули струны метели
Скрип еле-еле касается слуха
Он бредет – я бреду – к дому,
Где погасили лучину,
Где перестали ждать.
Распахни веки. Ужас не скроешь.
Видишь? Матовый глянец по насту,
Узкая лунная тень между ставней
Тронет он – я коснусь – сердца,
Где остывает вера
Где тлеет любовь
Отцепи пальцы. Дерево рамы
Брось его, не поможет, не бойся,
До тебя – сотни душ, и тебя после – сотни
Он возьмет – я возьму – то, что нам должен
Тот, кто добровольно слабеет,
Кто сдался зиме.

Не дыши. Лишнее. Тихо. Слушай.
Слышишь? В комнате плачет ребенок.
Ты накормить его сможешь едва ли,
Он теперь – ты теперь – морок
Иди, вызывай ужас,
Иди, дари страх.
Dagoth
Мои наброски...

***
Я сплю и вижу чудный сон.
С тобой танцую вальс-бостон.
Моя одежда мрачный тон,
Твоя жумчуженное платье.
О, Господи какое счастье!
Что ты со мной,
Не в пустоте,
И не в мечтах,
Не на земле,
А в моём чудном и прекрастном сне!
Dezmond
Натянувшись тугой струной,
Жизнь застыла в лазури глаз.
Сердца вязь под твоей рукой,
Тихий отзвук слетевших фраз.

Нежным шепотом сердца стук,
Мягким бархатом вышит путь,
Не разнимем мы наших рук,
Пальцы в боли горят, и пусть!

Я такую не отпущу,
Этот клад выше всяких проб!
Перед господом возмещу
Яркой данью ночных костров!

Мы поделим и смех и боль,
Мы заставим Судьбу принять
Этот выбор, он наш с тобой,
Реки пусть повернутся вспять!

Даже кровь на двоих делю...
Этот путь нам пройти вдвоем!
Я так сильно тебя люблю...
И мы вместе, пока живем...
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.