Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Показательный поединок)
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Неоконченные бои <% AUTHFORM %>
Spectre28
...Над полем летали птички. Всякие-разные птички, надо сказать. Летали, искали себе пропитание. Странным казалось им, верно, это поле, окруженное густым лесом, где растут деревья, помнящие, наверное, ещё начало этого мира. Впрочем, поле бы показалось бы странным и вам - особенно сверху. Ровнёхонький прямоугольник, зелёный такой. Поросший мягкой травкой, которую, такое впечатление, кто-то регулярно подстригает. А по краям - вековые деревья стоят, будто часовые на посту. И впечатление такое, что не просто стоят, а и смотрят на это поле, прям-таки едят его глазами... впрочем, всем известно, что у деревьев не бывает глаз. А, значит, вам это только показалось бы. А ещё вам показалось бы, что на поле это ведёт тропинка, скрываясь под густями кронами деревьев, выныривая из под их тени, весело пробегая по редким полянкам, залитым яркими лучами летнего солнца. Это было бы лишь ваше видение, потому что все знают, кому знать положено: не ведут на это поле дороги, не протоптаны к нему тропинки. Это - знают все, да... но некоторые - очень мало таких, но есть они в мире - знают иное. Знают, что иной раз лес любит пошутить над путниками, случайно забредшими в него, ищущими спасение от палящего солнца под могучими кронами... Идущий же по тропинке не знал про этот лес и тем более про какое-то поле вообще ничего. Ему, собственно, было не до этого. Солнце голову не палит - и хорошо. Тропинка куда-то ведёт, не кончается - тоже неплохо. Куда идти ему было соверщенно всё равно. Слишком болела голова после вчерашнего празднования помолвки старшего брата.
"И зачем я только так рано оттуда ушёл?!" - Сокрушался с трудом переставляющий короткие ножки по тропинке гном, облачённый в полную пластинчатую броню и волочащий на себе одну огромную секиру, одну секиру поменьше, две метательные секирки, и башенный (по меркам гнома) щит, на котором красовалось изображение замкА. На голове плотно сидел шлем со стрелкой над переносицей, шею прикрывала кольчужная бармица. Башня стальная, а не гном. Только башня маленькая и сильно шатающаяся. Мысли в голове под шлемом текли вяло и отдавали похмельным привкусом, который метался в черепе, стукался об стенки, вызывая головную боль и тошноту, отражался от них и летел дальше.
"Надо было остаться подольше..." - Тупо думал гном. -"Они там сейчас, небось, пиво пьют... а я даже фляжку забыл..."
Мысль о пиве вызвала новый приступ боли и гном как-то даже и не заметил, как вывалился на поляну. Проморгавшись, он установил несколько неприятных фактов. Первое: поляна была большой, какой-то слишком ровной и залитой солнцем. Которое, по закону великой гномьей подлости светло ему прямо в глаза. Второе - тропинки за спиной не было. Потому что повернувшись назад гном практически упёрся носом в дерево, которое он бы смог обхватить руками только если бы его было гномов десять, не меньше. Факт исчезновения тропинки заставил гнома сильно задуматься. Через полчаса и пятикратного ощупывания дерева, он решил, что было бы неплохо обойти поле по периметру. Потому что на другой стороне, по идее, должна быть тень. А тень - это хорошо. Выдав такое заключение, остатки мозга отдали приказ ногам, которые засеменили к источнику долгожданной прохлады.
Dick
Тень появилась. Прямоугольная. С крыльями... Или... Нет, не так... Прямоугольник начал уменьшаться, а крылья продолжали движение вперёд. Если бы гном посмотрел сейчас вверх, он бы увидел, как пролетавший над полем дракон, отпустил громадный ящик, и полетел дальше. Ящик со свистом нёсся к земле... Но было в этом свисте что-то странное, зловещее... и, как ни странно, напоминающее грязную ругань на Чёрном наречии Мордора.
И лишь когда контейнер упал в самый центр этой странной поляны, по разные стороны которой, в землю, зачем-то были врыты металлические, совершенно одинаковые, вертикально стоящие ровно друг напротив друга каркасы, произошло то, что для стороннего наблюдателя, не будь он пьяным гномом, не оставило бы сомнений - ругань была, и притом, отборная. Разорвалась связывающая ящик голубая ленточка, завязанная бантиком (да-да, была и такая!), отвалилась одна из стенок, с надписью АСМЕ, и, потирая ушыбленную при падении пятую точку, из ящика выбрался огромный тролль. Дик было его имя. Здоровенное, даже в сгорбленном состоянии возвышающееся на 4 метра, порождение магии Мелькора, угрюмо огляделось по сторонам. В поле зрения попалась какая-то консервная банка, в которой, любой гоблинойд сразу узнал бы гнома.
- Гр-рязный гном! Пошёл пр-рочь! Завтра тут наши с остр-роухими играют! Пр-рохд только по билетам! У тебя есть билет?
Гном молчал. Хуже того - не обращая совершенно никакого внимания на Дика, он шёл по кромке поля. Что за наглость? Нет пощады грубияну!
Покапавшись в ящике, Дик извлёк из него страшнейший девайс. Огромная металлическая труба, с лопостями секиры на одном конце. Между лопостями шла пружина (мифрильная, судя по тускловатому блеску), на которой был укреплён внушительного размера молот. Из центра трубы, перпендикулярно к ней, хищно торчало "жало" - обоюдоострый меч. Крепления для рук представляли из себя шипованные кастеты, и, наконец, противоположная часть трубы, сменившаяся сжатой спералью, оканчивалась серпом. Надпись на самой трубе гласила: "Манчкин-3000". Быстрым движением нарисовав себе на лбу чем-то красным пентакль, тролль понёсся на гнома, с таким воплем, который, без всякой некромантии, мог бы поднять мёртвого...
Akkaru
Палладин угрюмо подметал дорожки вдоль рядов на арене для ристалищ. Ну, это был не совсем палладин. Точнее- это был самый настоящий палладин из самого настоящего ордена, только разжалованный. Пусть даже временно. Конечно, если смотреть на вещи философски, то на все воля Божья, но с другой стороны- где, в конце концов справедливость!? Всего то делов- в кабаке ущипнул какую-то девицу чуть ниже поясницы. Ну может еще и сказал чего. С кем не бывает, по пьяной лавочке-то. У нее же на том самом злополучном месте не было написано что она- племянница главы ордена.... Вот решением высшего совета и назначили ему курс исправительных работ. Вручили метлу и отправили в это странное место чтобы похоть свою смирял, о высоком думал, о добром, о вечном. Хорошо хоть до оруженосца не разжаловали и меч не отобрали. Меч то хороший, именной, с памятной надписью на рукояти: "за отвагу и мужество, проявленную братом Альфредом в борьбе с ересью богомерзкой, за службу долгую и верную, за ум честь и совесть. Да прибудет с тобой Сила". Правда почему надпись была адресована какому-то брату Альфреду, палладин не понимал, так как сам от рождения был наречен Бертольдом, а ни с каким братом Альфредом даже знаком не был.
И вот так, размышляя о делах свои скорбных, палладин тихо подметал проход, как вдруг ход его мыслей возвышенных был прерван каким-то переполохом на середине площадки. Посмотрев в ту сторону, Бертольд увидел привычно пьяного гнома (это не потому что гном был давним знакомым палладина, а просто трезвых гномов никому пока увидеть не удавалось), затеявшего свару с троллем. При чем троль, судя по странному предмету в его руках, которым он периодически размахивал, тоже был алкоголиком. При чем хроническим. Потому что ни один трезвый рассудок никогда не смог бы и вообразить такой ужасной конструкции.
И эта ситуация, судя по всему, требовала немедленного вмешательства брата Бертольда. Потому что установление порядка вокруг- было первостепенной заповедью его братства. Заповедью непрерикаемой, необсуждаемой и более сильной чем все остальные рефлексы- как условные, так и безусловные вместе взятые.
К тому же в этой ситуации была задета его профессиональная честь- в дугу пьяные собеседники поднимали столько пыли у ворот, что все усилия дворника-палладина шли насмарку... и это еще мягко сказано.
И поэтому, размахивая боевой метлой над головой, Бертольд кинулся вразумлять спорящих.
- Шож вы делаете, окаянные!!!??- кричал в приступе праведного гнева святой брат.
Spectre28
На оклик гном не просто не обратил внимания - он его просто не услышал. Равно как не увидел он и доставки почты. Сознание его в это время плавало и плескалось в мутных волнах похмельного синдрома, и какие-то там тролли его из этого состояния вывести не могли. Гном шёл, огибая поле по периметру, автоматически переставлял ноги и упрямо думал о том, где и, главное, чем и когда ему удастся унять головную боль. Деревья плавно покачивались перед глазами, земля ощутимо вздрагивала - в общем, состояние было ему абсолютно привычно. Делая шаг за шагом, гном вспоминал о кузне отца, о старом паровом молоте, который вечно ломался и порой мерзко шипел, норовя обварить кого-нибудь неостородного горячим паром. Собственно, один такой случай и был причиной того, что гном ушёл из родной пещеры и выбрал нелёгкую долю наёмника.
Недоросль (так его обычно ласково называл папочка, когда малыш в очередной раз ухитрялся превратить отковываемый меч в подобие бумеранга) так глубоко ушёл в воспоминания, что, когда раздался рёв тролля, вздрогнул, вытянулся во весь свой невеликий рост и заорал в ответ:
- Да, папа, котёл снова давление сбрасывает!! - После этого гном очумело помотал головой и осмотрелся, насколько мог. Мог он немногое, потому что перемена положения головы с позиции "носом вперёд" на позицию "носом вбок"сопровождалась крайне неприятными ощущениями. Тем не менее, тролля, заметить ему удалось. Бегущего тролля. Бегущего к нему тролля, размахивающего какой-то странной штукой ("А пружина-то нашей работы" - Автоматически отметил гном). Намерения тролля были ему неясны, но они его и не занимали. Гному было плохо. Гному было не до троллей. Так что гном повернулся и продолжил движение в прежнем направлении. И даже сделал три шага... а затем развернулся так резко, что едва-едва смог удержаться на ногах. На поясе тролля болталась и подпрыгивала в такт прыжкам - ФЛЯГА! Причём фляга не пустая - бульканье живительной влаги гном мог слышать за милю, независимо от источников стороннего шума.
"Это фляга. Во фляге что-то есть. Это хорошо". - Здесь мысли гнома временно прервались и он опёрся на щит, пережидая приступ тотального кружения и вздрагивания земли под ногами. Через какое-то время гном понял, что вертится земля сама, а вот трясётся она из-за шагов тролля, и эта мысль его успокоила - а вот если бы земля ещё и тряслась самостоятельно!.. Тогда всё, прибили, как любил говорить папаша, скорбно глядя на останки клиента, зашедшего слечайно в комнатку, где стоял паровой молот.
"Тролль флягу не отдаст" - Случайно забредшая в голову мысль была грустной и требовала немедленно разрешения вопроса. Тролли и гномы действительно сильно друг-друга не любили и пользовались каждым удобным случаем сделать врагу какую-нибудь гадость. "Да. Например, убить тролля и забрать у него выпивку" - ЭТА мысль гному понравилась куда больше и, покачнувшись, он решил начать приводить её в исполнение. Разница в весовой категории его не смущала - сейчас за флягу с пивом он был готов завалить дракона, а потом, радостно потряхивая вытащенными у оного дракона зубами, заявиться к его родственникам. Так что гном, ничтоже сумняшеся, поднял щит, восстановил равновесия и задумчиво взвесил в руке все секиры по очереди, на глазок измеряя параметры каждого из трёх несущихся на него троллей. На всех троих метательных секир не хватало, что привело гнома в некоторое смущение. Наконец, пожав плечами, он бросил одну из метательных секирок в центрального тролля, который топал громче всех. Пьяный ли, похмельный ли, а бросать секиры он умел! Не зря когда-то выиграл турнир метателей после того, как выдул бочку пива, предназначенную победителю!
Дриада
Неожиданно перед самым носом Палладина как из-под земли выросла Дриада, растерянно щурившаяся то на солнце, то на благородного мужа с метлой. Однако в гибком стане её не было ни испуга, ни робости. Судя по всему, она просто не успела сообразить, что происходит и чем грозит ей встреча с разъярённым борцом за чистоту и порядок. Подозрения, что барышня эта явилась в столь неподходящий момент непосредственно из-под земли, подтверждалось не только неожиданностью и отсутствием других возможных вариантов, но и прошлогодними листьями, запутавшимися в её зелёной шевелюре, и песком и пылью, которые щедро смёл на неё при выходе добрый гений этой поляны. На руках, ногах и шее у неё болталось множество каких-то невероятных побрякушек, а то, что было на ней одето, лишь условно прикрывало то, что должно быть прикрытым. Довершала картину рапира, на которую она гордо опиралась, как гном-староста перед собранием поселян. С рапирой этой была связана целая история. Дело в том, что девушка при всей своей честности и безупречном воспитании имела небольшую слабость. Она не могла пройти мимо понравившейся ей вещи равнодушно, и если та оставалась без должного присмотра, Дриада спасала её от одинокого пребывания в забвении. С рапирой было именно так. Она заметила её прислонённой к дереву, когда хозяин её, сероглазый эльф из службы безопасности, танцевал на празднике с рыжей бестией из соседнего леса. Как бы невзначай Дриада подхватила манивший её предмет и неспешно пошла к выходу. Шла она долго, пока не попала в незнакомый ей лес, а там на геометрическилысой поляне нашла какую-то нору, по размеру похожую на норы хоббитов. Там она на некоторое время остановилась, и всё было хорошо, если бы сначала не загадочная табличка КАССА, которую она обнаружила на столе норы, а теперь вот три сумасшедших мужчины, невесть откуда взявшихся и поднимавших омерзительный шум, сравнимый разве что с их омерзительным видом. Всё это привело её в негодование, которое она решила опрокинуть на клоуна, мчавшегося на неё с метлой
- Молодой человек, Вы всегда знакомитесь с женщиной посредством метлы и дикого ора??? – гневно обратилась она к Палладину, решительно преградив ему дорогу.
Dick
Мёртвые, которых мог бы поднять вопль тролля, действительно поднимались. Вот этот вот эльф на прошлом матче, получил грубый удар по ногам сзади, от игрока команды Барад Дуры... Этот хоббит показал за это гоблинойду красную карточку, за что и был насильственно дисквалифицирован - все ведь знают, как хранители деликатеса, под названием "пальчики полуросликов" подмазываются к длинноухим... А вот этого земляка жалко - эльф потянул его за футболку, и тот слишком неосмотрительно попытался заработать штрафной... А во-он тот хуманс был форменным предурком - выбежав на поле абсолютно голым, чего не позволяли себе даже зеленокожие (только тут все заметили, что на Дике была огромная белая футболка с чёрными вертикальными полосами и надписью "Trollentus"), он схватил мяч, и ринулся бежать. Бежал он пока один из эльфов не осознал, что в руки брать мяч может только вратарь, а у вратарей другая форма. Предупредительный выстрел в затылок глупого смертного мигом разрешил все разногласия... В общем, много кто поднимался. И все мертвячки, немного помявшись, отправились на трибуны - похоже, они решили, что тут происходит что-то интересное, а не стандартная подготовка к матчу со сборной Эльфийского Союза.
Тем временем, Дик нёсся на гнома. Потомок Дуреня, видимо, решил повыпендриваться - запустил своей сковородкой... Пьян он был, что ли? Это если на тебя три человека бегут, надо бросать по центральному... А вот если на тебя, с диким гамом, несутся три тролля, надо... бежать надо. И чем дальше - тем лучше. Или, в крайнем случае, жахать левого. Относительно чего - левого, пока науке выяснить не удалось - почему-то, записки ни одного из эксперементаторов не попали в широкие массы... "Ничего, мы тоже понты бр-росать умеем", - решил Дик, и, не замедляя бега, совершил горизонтальный прыжок-бабочку. Только тут все заметили, как атлетично был сложен тролль. Но, понты понтами, а прогнать наглеца было священной необходимостью. Так что, когда расстояние стало приемлемым, Дик попытался выполнить предупредительный аперкот молотом по широкой дуге справа налево, снизу вверх...
Akkaru
-Дык... ,- глубокомысленно произнес благородный муж, взирая на Нечто-с-рапирой, вдруг возникшее у него на пути. При чем, стоит заметить, представший его взору объект отличался исключительно привлекательными формами, пусть даже формы эти и были хаотично задрапированы какими-то немыслимыми побрякушками. Из чего последовал вполне логичный вопрос- с позиции рыцарско-паладинской морали, будет ли уместно пригласить данный экспонат в ближайшую таверну на кувшин-другой вина, для более детального обследования, и не последует ли за этим еще более суровое наказание со стороны братьев его по вере (Бертольд прекрасно помнил, как на совете настоятель, с маниакальным упорством носорога в период спаривания, пытался послать его на неделю чистить горшки... при чем, далеко не на кухню, что представлялось решением не только не благородным, но также очевидно грязным и дурно пахнущим).
К сожалению, за всеми этими раздумьями и отрешенным самокопанием, паладин совершенно забыл о том что скорость уже успел набрать довольно приличную, что делало невозможным мгновенное торможение как требовала того сложившаяся ситуация. Он конечно, попытался совершить хитрый обходной маневр. Неудачный. Он все таки задел слегка своим благородным плечом зеленое Нечто, которое, повинуясь всем законам физики, тут же упало на землю совершив несколько оборотов в воздухе и производя оглушительный шум. Такого впечатляющего эффекта паладин не ожидал, поэтому даже забыл о своей первоначальной цели- жестоко покарать возмутителей спокойствия. И вместо этого, с выражением глубокого сочувствия, встал рядом с лежащим объектом. "Вот и повод познакомиться",- мысленно заметил он, а вслух сказал:
- Разрешите представиться, Бертольд, паладин... ммм..эээ.. (тут он тактично решил промолчать о своем нынешнем статусе),- и протянул руку, то ли для знакомства, то ли чтобы помочь подняться- он и сам этого до конца осознать не успел.
Spectre28
Печально проводив глазами со свистом, подобно ленивой куропатке, улетевшую вдаль секирку,гном впал в ступор, пытаясь сохранить нарушенное богатырским замахом и не менее богатырским прыжком равновесие. Покачиваясь назад-вперёд, он пытался решить три очень важных вопроса: во-первых, почему после броска секирки три тролля слились в одного, если секирка не зачарованная и спеллы типа "зеркального образа" рушить не может? Или папяня, когда её оквал, снова решил вспомнить молодость и поколдовать? Тогда хорошо, что она улетела - заклинания папеньки обычно работали... странно. Во-вторых, его сильно интересовало, как отнесутся к прилетевшей секирке те фигуры на другом конце поля. Что за фигуры там тусуются, гном разглядет не мог - он и в лучшие-то дни был влегка близорук, а уж с похмелья - видимость была нормальной только в пределах десятка шагов. Исключая фляги и бутылки - их, как уже было сказано, он мог различить за милю. И, напоследок: что, собственно, делать с триединым троллем? Последний вопрос решился сам собой, потому что во время нанесения троллем удара законы физики взяли, наконец, своё и гном мягко опрокинулся на спину, загремев доспехами.
"О, одеялко..." - Мелькнула в потрясённом ударом о землю сознании гнома шальная мысль, и бедное маленькое создание попыталось натянуть на себя башенный щит. Щит не натянулся и гном бездумно лежал, глядя на вознёсшуюся в небеса бандуру тролля и на редкие белые облачка, по этому самому небу ползущие. Не было облачкам дела до несчастных гномов. ни до чего им дела не было. Эгоисты фиговы... последняя мысль придала измученному нарзаном организму гнома сил и он подло, из-под щита, рубанул своей-самой-большой-секирой по ногам нагло подскочившего почти вплотную тролля.
Дриада
Дриада лежала на земле, и, почти не открывая глаз, рассматривала бизона, сбившего её с ног. Такого по отношению к ней ещё никто себе не позволял. Не закатить ли истерику? То-то он растеряется. Подонок. Носорог. Чурбан неотёсанный. Хотя даже комическая поза, в которой он неуклюже склонился, и метла, которую он судорожно сжимал в задней руке, не смогли свести на нет его сногсшибательное обаяние. Но сшиб он её уж точно не обаянием. Потому в голове, как пчелы, роились всё новые оскорбления и планы мести. Она уж было пометила для себя крестиком место, в которое вот-вот вонзит рапиру, которая хоть и отлетела на некоторое расстояние при падении, но всё же была вполне достижима при известной ловкости и хитром манёвре, повестись на который сможет только мужчина (заодно посмотрим, пригодна ли эта штука ещё на что-то, кроме как для сбивания ею орехов и приготовления на ней рыбы), как её внимание отвлёк странный блестящий предмет, стремительно приближавшийся в их сторону. Блики солнца причудливо играли на остро оточенных металлических гранях этой загадочной штуки, но было в неё что-то зловещее, отчего мозг Дриады начал судорожно работать с непривычным для неё усилием. Но ещё раньше, чем она что-то решила, рука её будто сама собою вцепилась во всё ещё протянутую в нерешительности руку рыцаря. Изо всех сил она потянула его на себя, а когда он чуть не раздавил её всей своей рыцарской массой, откатилась с ним как можно дальше в сторону, а уж потом высказала всё, что собиралась, избивая нахала по чём ни попадя, царапаясь и норовя укусить…
Dick
Тролли верят в свою силу. Свято верят. Дик, в этом смысле, от своих собратьев не отличался. Но такого не ожидал даже он - консервную банку сдуло... И, что самое печальное, сдуло её раньше, чем удар пришёлся по цели. Теперь троллю предстояло как-то погасить инерцию своего удара, и при этом, увернуться от секиры, которая грозила оставить его без ног (хм... хм... хм...). Решение пришло само собой. Пришло надо сказать, в виде фразы старого гоблина-сенсея, который преподавал Дику ниндзютсу (только теперь все увидели, что футболка фан-клуба Троллентуса была подпоясана какой-то чёрной ленточкой), фразы, которую он с маниакальным упорством повторял снова и снова: "Запомни это, червячок! Когда-нибудь, это тебе пригодится..." Пригодилось. Бодренький прыжок, огромное тело, подтянувшее к себе Манчкина-3000, выстелилось в воздухе почти горизонтально, и вот, после двух проворотов, вокруг своей оси, оставивших гнома позади, - идеальное приземление на ноги. Прокрутив своё грозное оружие над головой, Дик встал в первую боевую стойку ниндзютсу, которую использовал Великий Мастер, Победитель Драконов, Чьё Имя Будет Жить В Веках И Памяти Всех Народов, Населяющих Подземелья Барад-Дуры... Кажется, его полный титул звучал именно так... Но, согласитесь, носить такую информацию, хоть и почётно, но тяжко, так что, именно имя того, Чьё Имя Будет Жить В Веках И Памяти Всех Народов, Населяющих Подземелья Барад-Дуры, к великотроллечьему сожалению, забылось. Чуть подумав (ибо, много - не получилось), Дик нажал на секретную кнопочку на древке своего девайса. Только тут все заметили, что на молоте были небольшие дырочки по периметру оснований цилиндра, чуть больше - по всему основанию и в центре. И именно из этих дырочек и вылезли сейчас стальные шипы. Манчкин-3000 с каждой минутой становился всё более и более смертоносным. И теперь, перехватив эту хреновину поближе к нижней части (это там, где серп) Тролль аккуратно подходил к лежачему гному, намереваясь, с максимального расстояния, обрушить своё монструозное орудие труда на недомерка...
Spectre28
"Не попал" - Философски заметил про себя гном, когда секира описала полукруг и мерзко проскрежетала по краю собственного щита, неосторожно опущенного. Ладно-ладно, не неосторожно опущенного, а безвольно лежащего на гноме. Ибо силы закончились. Скрежет металла заставил голову разболеться с новой силой и гном заскрипел зубами.Тень, на мог закрывшая небо, его, тем не менее , впечатлила. Нечасто видишь летающих троллей. Так сказать, габариты и вес у них не те. Залюбовавшись картиной, гном пропустил момент, когда оружие противника видоизменилось. Стало каким-то... шипастым. Эта метаморфоза гному не понравилась совершенно, равно как и мерзко-радостно-предвкушающая ухмылка тролля, идущего к нему. Гном отчаянно завозился на земле, пытаясь встать, но смог лишь развернуться ногами к врагу - на большее энергии не хватило. Латы были слишком тяжёлыми, да и щит давил не хуже наковальни. Разворот на месте в положении лёжа, к тому же, подействовал на поле не лучшим образом - лезвия секир распахали его так, что любо-дорого поглядеть, размягчив и разрыхлив землю. Теперь встать было ещё труднее. Осознав всю подлость ситуации, гном метнул в противника вторую метательную секирку и, перевернувшись лицом вниз, шустро пополз от тролля по направлению к фигурам, которые он всё ещё смутно различал, несмотря на землю, попавшую в глаза. Щит при этом маневре как-то сам собой перебросился за спину, и гном стал напоминать маленькую бронированную черепашку, из-под панцыря которой торчали короткие стальные конечности, упрямо толкающие тяжёлое тельце подальше от опасности. Причём передние лапки оканчивались секирами, которые сильно помогали ползти - по принципу крючьев, цепляющихся за землю и помогающих подтягиваться.
"Какой позор" - Думал гном, подтягиваясь в очередной раз и скользя по траве на панцире, как на санках. - "Я - и убегаю от какого-то там тролля! Ладно-ладно, я ещё вернусь, когда буду... эээ... в лучшем состоянии. Но - фляга!".Вознкший перед внутренним взором образ фляжки с живительной влагой заставил его печально застонать. Такие стоны вы иногда - если вы невезучи - можете слышать на кладбищах в полнолуние. Нет, отступать было нельзя.
"Но, если доползти до тех фигур, может, совместными усилиями завалим? Но тогда мне - всего треть фляжки! Нет, только не это!" - Подобные мысли всегда плохо действовали на гномов - делиться с кем-то не любил никто из представителей этого народца. В общем, дилемма казалась неразрешимой, но гном продолжал упрямо ползти вперёд. В самом деле - авось удачная мысль по дороге в голову придёт? Да и потом - надо же рассмотреть толком, кто, собственно, там находится?
Akkaru
"Дура", вот и все что успел подумать святой брат, падая на землю. "Да нет, просто женщина" понял он, когда в его адрес понеслись возмущенные визги, сопровождаемые укусами, ударами и яростным царапанием.
Образумить нападающую не представлялось возможным- кажется у нее началась истерика. Хотя при нормальных условиях, положение лежа было любимым в арсенала благородного рыцаря, к тому же и дама где-то сверху мельтешила, что-то в сложившейся ситуации паладину определенно не нравилось. Бертольд начал подумывать, а не пустить ли ради такого дела, внезапно отросшую у него заднюю руку, но начинать знакомство с рукоприкладства не позволяла не только рыцарская честь, но и крайне неудобное положение.
Поэтому благородный муж решил пойти по пути непротивления злу насилием, а просто внезапно развернувшись на спине, и подскочив встал в стойку "пьяный монах наблюдает за журавлями, летящими на закат под весенним утренним дождем". Попутно он отшвырнул подальше ногой рапиру. потому что уж больно агрессивно была настроена его собеседница, а колюще-режущее оружие еще никогда не помогало достигнуть компромиса.
-Ну мать... даешь... ,- произнес запыхавшийся рыцарь.
Дриада
Бывали моменты, когда на вопрос, какие качества Вы считаете ведущими в представителях менее удачно созданной половины сущего, Дриада не раздумывая ответила бы, что это недальновидность и неблагодарность. Глядя на отдувающегося рыцаря, она поняла, что сейчас именно этот момент. Нет, она вовсе не была мужененавистницей, даже напротив, но на лице этого, к слову сказать, только что спасённого ею индюка почти неоновыми буквами было начертано «Мало того, что дура, так ещё и истеричка». Ха, он истерик не видел. Истерика была бы, когда бы я смывала с себя пятна его крови и мозгов. Но вдруг взгляд её потеплел. В левой руке она почувствовала предмет, по очертанию похожий на карманные часы, притом донкой выделки. Не долго думая, она вскочила на ноги, и, деловито отряхиваясь и разминая немного пострадавшие в борьбе конечности, незаметным движение затусовала новую вещицу куда-то в складки разноцветного полупрозрачного балахона. Стараясь быть как можно естественнее и дружелюбнее, поглядывая то на рапиру, отброшенную далеко в сторону, то на флягу, красиво бликовавшую у рыцаря в руках, она улыбнулась и по-мужски протянула руку, слегка склонив голову на бок, как это часто делают дети:
- Будем знакомы, Дел! У Вас отличная подача! И ещё вы так эротично выглядите в этой позе… - выпалила она одним махом, но, не успев договорить последних слов, вдруг заметила, как к ним ползёт что-то, походящее на металлическую черепаху. «Только не это – подумала она, - мало мне было дворника-психа, нате-кушайте, дворник-алканавт пожаловал компанию поддержать. Пожалуй, пора убираться куда подальше из этого лешим не хоженого места»
Dick
Сковородка, грозящаяся распороть тролличью шкуру (хм... хм... хм...), проломить рёбра, изорвать лёгкие, перерубить позвоночник, и, вторично прорвав шкуру, вылететь уже из спины, со свистом приближалась. Всё, что успел сделать Дик, это нажать на ещё одну секретную кнопочку на своём чудо-агрегате. Щелчёк, и центральный клинок, тот самый, что торчал прямо из патентованной трубы фирмы "Супермен инкорпорэйтед", со свистом выбросил в разные стороны по дополнительному лезвию. Учитывая размеры всего агрегата, первое из них можно было смело назвать фламбергом, а второе - вполне себе стандартной пилой. Об этот-то веер и ударилась секира гнома. Дик, на всякий случай, затормозивший, ожидая ещё какой-нибудь гадости от сына народа Дуреня, увидал вдруг преинтереснейшую картину: гномик трансформировался в черепаху, и пополз прочь. Ностальгия охватила тролля! В отличие от своих собратьев, которым завтра предстоит отстаивать честь родной пещеры перед остроухими, Дик предпочитал несколько другой вид спорта. Лёд. Изогнутые палки в руках. Орочья голова покрепче. И ворота, гораздо меньшие, чем те, что были врыты на этой поляне, в которые оную голову и надо затолкать...
Нехитрые манипуляции с секретными кнопочками, и Манчкин-3000 снова преобразился. Исчесли шипы, и только тут все заметили, что лопасти секиры держались как-то странно: во-первых металл в какой-то момент становился значительно тоньше, а, во-вторых, там, где металл был толстым, в верхней части основания лопостей, были ввинчены (вбиты?) огромные болты... Болты, один из которых теперь пришёл в движение. Вращаясь против часовой стрелки, он извлекал из полости закруглённое основание топорища... Когда болт остановился, одна часть секиры поднялась на 90 градусов, причём лезвие ушло в специальные щёлочки на молоте (только тут все увидели, что есть на нём и такое дело...). Теперь грозный девайс очень сильно напоминал руну "Г"... Или же, ту самую изогнутую палку, которой катали по льду орочьи головы...
Итак... Разбег... И удар по широкой дуге вдоль земли, который, догнав консервную банку, несомненно поможет ей значительно быстрее добраться до тех самых странных фигур...
Spectre28
"Ползти, ползти, ползти..." - Собственное громкое пыхтение мешало думать, поэтому гном повотрял это слово, пытаясь всецело сосредоточиться на необходимости добраться до цели. Выбросить вперёд руки с секирами, вонзить лезвия секир в землю, подтянуться - и повторить цикл. И снова. И снова. "Ползти, ползти, ползти-и-и-и-и-и-и-и!!!" - Что такое тролли, играющие в хоккей - гном знал не понаслышке. Но вот тролля, играющего в хоккей гномами на траве он повстречал впервые.
"К счастью для меня" - Подумал гном, распахивая поле секирами. Сила удара была такова, что остановиться он не мог - собственно, путь напоминал серфинг на кирасе - и только позади оставались две ровненькие полосы земли, а между ними - дорожка, на которой отсутствовала трава.
- Фефт фы пофрал фраву! - Скорость и набитый травой рот мешали озвучить ругательство хоть мало-мальски отчётливее. Ну, хотя бы направление движения было выбрано верно - гном стремительно прибоижался к фигурам, в которых только сейчас смог различить какого-то рыцаря... рыцаря? С паладинами гному встречаться приходилось, и подобная встреча сейчас не могла не радовать. Насколько помнил гном, ни один паладин никогда не выходил из храма без месячного запаса выпивки. "А этот ещё и с бабой. Точно паладин, без сомнений" - Мрачно подумал гном, чья скорость постепенно падала. Судя по всему, он должен был подкатиться в аккурат к странной парочке и там остановиться. "Однако, хороший удар у этого тролля, меткий... Надо запомнить, в какой он команде и поставить на них пару монет...". На этой позитивной мысли "скольжение водомерки" завершилось - почти у самых ног драды, как с ужасом понял гном. Дриад он не любил. Частью из-за их взбалмошности, частью - из-за того, что они предпочитали мужчин повыше и посолиднее, на гномов же как правило, не обращали внимания. "Хотя - какие формы! Мммм..." - Гном смотрел снизу вверх, и открывавшиеся виды его откровенно радовали. Вставать внезапно расхотелось. Гном прокашлялся и сделал обычную при встрече красивой женщины вещь: понёс чушь.
- Здравствуйте! Уважаемый рыцарь, не менее уважаемая дама... дама, позвольте поцеловать вашу ножку... да, ножку, потому что до ручки сейчас не достану - я травмирован. Кстати, тут секира не пролетала?.. А травмирован воон тем троллем, видите, орясина на горизонте? Кстати! - Глаза гнома зажглись предвкушением и, с трудом оторвавшись от фигуристой дриады, обратились к рыцарю:
- У вас выпить не найдётся? А то жара, дальняя дорога, понимаете ли... в горле пересохло, правда-правда!
Akkaru
Привычный мир паладина рушился, да что там рушился, разрывался на тысячи осколков, прямо на глазах. Он слышал рассказы святых братьев о гремлинах, которые частенько посещали их кельи между вечерней трапезой и утренней молитвой.. но что бы вот так, среди бела дня, прибежала огромная говорящая, и к тому же бородатая, черепашка и принялась галантно клеиться к даме, попутно осведомляясь о выпивке, еще ни одна хроника не упоминала.
-Демоны,- логично рассудил Бертольд, на всякий случай перекрестившись, и повторив эту процедуру со всеми присутствующими. Судя по тому что ни дриада, ни черепаха не исчезли, они были очень даже реальны. Единственный выход из этой ситуации, который казался паладину наиболее оправданным в данной ситуации, состоял в том чтобы сохраняя спокойствие, делать вид будто все происходящее в порядке вещей.
- Видите ли, милостивый государь. Я, милостию божией, а также решением высшего совета нашего ордена, нахожусь тут для исполнения одной очень важной и не менее ответственной миссии. И исходя из всего вышеизложенного, положенного запаса огненной воды мне не выдали. Но если вы так сильно жаждете, могу прочитать вам замечательную молитву во спасение вашей страждущей
души.
Говоря все это Бертольд представлял собой образец спокойствия и собранности: его гордая осанка, высоко поднятая голова, твердый голос... и даже, произнося эту речь, прутики из метлы он выщипывал очень важно и размеренно. Что сказать- гордость и краса всего ордена.
Дриада
Дриада подумала и не вспомнила на своих ногах ни одной царапины, которую бы она хотела продезинфицировать поцелуем пьяного гнома. При том, гном был явно не в себе, иначе стал бы он закусывать травой, от которой всё ещё отплёвывался, произнеся весь набор своей отборной чепухи. И вот что грустно: по собственному опыту дриада хорошо знала, что гном с собой ничего хорошего не приносит, не приводит и не притаскивает. И в этот раз всё было как всегда. Он мог даже не упоминать о тролле, его просто не хватало глазу для завершения картины. И тролль появился, напоминая всем своим видом оживший баобаб. Да уж, хорошо неделька начинается. На рыцаря особо полагаться не стоит, вон как побледнел да крестится, словно выходцев с того света увидел. Впрочем, они, видимо, тоже появятся в скором времени, так что пусть крестится, лишним не будет, руки перед боем разомнёт. Воспользовавшись замешательством паладина, она вернула себе своё оружие, но сравнив его с размерами приближающегося тролля поняла, что в одиночку ей из этой истории не выбраться. Оставалось два варианта: позорно бежать или безобразно рисковать своей жизнью. Дриада выбрала третий. Она решила выждать. А чтоб как-то скоротать время, она принялась непринуждённо болтать со святым ещё местами братом.
- Да что Вы так уставились на него, право, мне даже удивительно? Гном как гном, в сбруе и на ней же, что не так? Вы прям как маленький… И прекратите ощипывать метлу, курицей она от этого не станет. Ну вот, я вспомнила, за чем шла… мальчики, не пригласите девушку пообедать? Или так и будем стоять, как три тополя на плющихе, в ожидании чуда?
Dick
Выходцы с того света, сидевшие на трибунах, также ожидали приближения к троице стоявшей... лежавшей... одному лежачему гному и паре стоящих чеовек... снова мимо - каких там человек? в общем, к той самой троице, чуда. Чуда, известного как Манчкин-3000. А чудо всё не приближалось. Дело в том, что случилось страшное: тролль подумал. Подумал, и решил перестраховаться - ибо, если эти двое тоже безбилетники, лучше перестраховаться.
Дик подошёл к тому ящику, в котором недавно прибыл на спортивную арену. Покопавшись в нём, он извлёк треугольный щит, который, за кромку и взял в левую лапу. М3К Тролль водрузил на правое плечо.
Когда между Диком и неидентифицированными личностями оставалось 40 шагов, он остановился. Ради, собственно, идентификации. Итак, уже знакомый гном, худосочный мужик с боевым шестом (явно безбилетник) и дриада... Дриада... Гном плотоядно заулыбался. Что ж, с первыми двумя будем действовать по уставу, а вот с дриадой... С ДРИАДОЙ... Мерзкая ухмылка не сползала с рожи гоблиноида.
Ещё один щелчок на очередной кнопочке, и устрашающее оружие, гордость племени троллей, обитавшего в подземельях Барад-Дуры, вновь пребразилось. Завращался болт на второй лопости, и, спустя пару секунд, то, что находилось на плече Дика, лучше всего можно было бы описать словом "якорь". Но этого было мало... Тролль поднял левую лапу, перехватив щит так, чтоб держать его за небольшое крепление, находящееся примерно в его центре, и, только теперь, когда оный кусок металла лежал в воздухе, параллельно земле, все увидели, что он очень похож на миниатюрную копию того, что в одном уродливом мире, лишённом магии, именуется "бомбардировщик F-117 Стелз"...
Тролль начал разбег... Когда до странной троицы оставалось шагов 20, он решил осуществить один хитромодный приём, который ему доводилось видеть на рыцарских турнирах. Он метнул щит. Итак, Стелз, летевший почти параллельно земле, должен развалить надвое (кромки щита были острыми, как шуточки старейшины троллей - естественно! - какими ещё могут быть кромки щита???) того худосочного мужика, что посмел пользоваться излюбленным оружием Великого Мастера, Победителя Драконов, Чьё Имя Будет Жить В Веках И Памяти Всех Народов, Населяющих Подземелья Барад-Дуры - боевым шестом, с зачем-то приделанной к одному из концов бородой. Но Дик не остановился - размахивая над головой якорем, и бешенно рыча "УУУУУУУУУБЬЮЮЮЮЮЮЮЮЮ!!!!", он продолжал свой забег, намереваясь зарубить гнома, уже начавшего подниматься (хм...). Двое уйдут, и они с дриадой останутся одни... А дриада... Гнусная ухмылка словно приросла к отвратительной (по человеческим меркам, разумеется) зелёной роже...
Spectre28
Гном, который, выплюнув бОльшую часть травы, набившейся в рот, снова вернулся к привычному для себя тихо-похмельному состоянию, понял, что дриаде его галантность до голубого попугая, а паладин неинтересен в силу отсутствия у него выпивки, начал приподниматься с земли, покряхтывая и громко жалуясь на доставшую его в последние полвека поясницу. Жест паладина его тоже не удивил - встречался, встречался с такими, а как жа! Так что, принюхавшись на всякий случай к пальцам, которыми махали у него под носом и не обнаружив никаких полезных запахов, гном решил вернуться к очень, очень хорошей мысли, которая пришла ему во время скольжения. Мысль выглядела примерно так:
"А давайте мы все вместе заломаем тролля, а мифрил загоним кузнецам и на эти деньги купим выпить!" - и была , с точки зрения гнома, очень заманчивой. Это если даже не вспоминать о тролльей фляге. Но увы - открыв было рот для озвучивания идеи, гном был вынужден тут же этот рот захлопнуть, потому что раздавшийся позади вопль, принадлежавший тому самому троллю, мог в очередной раз поднять мертвецов, которые частью уже успели прикорнуть на травке под трибунами. Вой же от приближения щита заставил его вовсе подпрыгнуть на месте, развернувшись в прыжке по направлению к источнику шума. Зрелище оптимизма не прибавляло - когда на вас несётся огромный тролль, а алкоголь, позволяющий на это наплевать, почти выветрился!.. короче, непричтное это зрелище. И тем не менее, звук летящего щита и его внешний вид пробудили в гноме какие-то глубинные инстинкты - ничем иным его дальнейшее поведение объяснить нельзя. Хотя... хм. Я уже говорил о шизанутом папочке гнома и его, с позволения сказать, не совсем удачных заклинаниях?..
Итак, гноме мгновенно припал на одно колено и закинул секиру за плечо - лезвиями назад. Щит, висящий за спиной, превратился в аналог своеобразной подпорки, чьей задачей было погасить отдачу. Нажатие кнопки активировало потайной механизм и основание древка, которое на самом деле, как оказалось, было полым, плавно отошло в сторону. Ещё одно нажатие - и из трубы в сторону тролля, оставляя за собой дымный след, с пронзительным свистом вылетело то, что папа с какой-то дури однажды обозвал "фаустпатроном". Что это такое и почему его заклинание должно так называться - этого папаша не знал, но дело не в этом. Главное, что этот магический снаряд пробивал насквозь тройные доспехи. С обоих сторон. И летел дальше. Выяснить его полную пробивную силу не удалось - доспехи были дороги и тратить их не хотелось. Снаряд, увы, не был самонаводящимся, но учитывая инерцию движения тролля, гном надеялся, что свернуть тот уже просто не успеет...
"Ну, клянусь секирой..." - Гном мысленно вытер пот со лба. Заклинание было, в принципе, отменным, но срабатывало примерно два раза из трёх. На третий же раз снаряд почему-то вылетал с другой стороны трубы, что причиняло немало неудобств окружающим, отчего-то не ценившим такого внимания...
Akkaru
Сказать что палладин офигел- это все равно что назвать последний день Помпеи милым детским утренником. Для того чтобы получить одержимость средней степени хватило бы и говорящей черепахи, превратившейся в гнома, а уж что последовало далее могло бы вызвать и более серьезные последствия. Но частые сеансы экзорцизма приучили паладина быть стойким и ничему не удивляться- у пациентов, бывало, и не такие штуки вылетали, причем из самых неожиданных мест. Но что вызывало настоящие опасения- так это троль который бежал в их направлении, бешенно выпучив глаза. Прежде он видел такой взгляд только один раз- у брата Стефана, после того как ему монастырский лекарь случайно дал слабительного вместо снадобья от похмелья. Другими словами, Бертольд прекрасно представлял всю силу, глубину и непреодолимость ярости, на которую способен человек с таким выражением лица.
Поэтому предложение сходить в ресторан показалось паладину в данной ситуации верхом распутства и несдержанности... даже для Дриады. Он даже хотел что-то сказать, что-то наиболее подходящее в данной ситуации, но галантность, присущая рыцарям, все таки взяла вверх и Бертольд промолчал.
Вместо этого ему пришлось немного наклониться (ну, почти лечь... фактически, он даже не очень сильно испачкал лицо землей) чтобы пропустить летевший в их сторону щит. Что поделать- летающие объекты из неизвестного метала, превышающие многократно своей массой и размерами самого Бертольда, вызывали у паладина необъяснимое и сильное уважение, аж до дрожи в коленях и полной потери сил.
Встав, он вынул из под рясы... нет-нет, не ключ не от храма! А достал он боевое кадило- со смещенным центром тяжести и титановой цепью. Внутри, неугасающим огоньком святой веры горела смесь для призывания архангелов. Но сейчас это не могло спасти ситуацию, поэтому паладин, медленно раскручивая кадило в правой руке, и крепко сжимая левой рукой боевую метлу, медленно, преисполеннный мрачной решимости, двинулся на встречу обезумевшему тролю.
Дриада
«Мда… Пообедать на шару сегодня, кажется, не выйдет, - подумала дриада, поймав на себе укоризненный взгляд скупого рыцаря. – А вот быть съеденной самой, видимо, это как пить дать,- тут же перехватила она взгляд тролля, поморщившись и содрогнувшись всем своим существом. – Сожрёт глазами… и это в лучшем случае… боюсь, этим не ограничится… ишь как улыбается, голубь сизокрылый… Брррр…». Дриада, вопреки обыкновению, чуть было не разразилась в ответ на всё происходящее брутальнейшей площадной бранью, как это делают толстые торговки, когда что-то не могут поделить между собой, но то, что произошло дальше, просто лишило её дара речи. Остались только жесты, и как-то почти не отдавая себе отчёта, она принялась, точь-в-точь как безумный рыцарь, проделывать над собой манипуляции, которые любой монах назвал бы усердным перекрещиванием лба и прочих составляющих тела дриады. Ибо мужики устроили то, без чего не обходиться, кажется, ни одна их встреча – пресквернейшую потасовку с метанием тяжёлых и острых предметов. И то, что всё это происходило в непосредственной близости от девушки, угрожая её жизни, их нисколько, видимо, не смущало. Всё это и на сытый желудок привело бы дриаду в бешенство, а поскольку она была голодна… Казалось, испепелить она сможет одним только взглядом.
Даже для дриады было очевидно, что начинать военную кампанию нужно с огромного платяного шкафа, нёсшего на них с диким воплем и мерзким плотоядным оскалом. Быстро перебрав на шее несколько шнурков, дриада сняла тот, на котором висело небольшое металлическое украшение, которое после нажатия на какую-то кнопку, превратись в некое подобие острозаточенной по краям многоконечной звезды. Эту бирюльку девушка слямзила у проезжавшего мимо их селения воина с миндалевидным разрезом глаз, родом из Страны Восходящего Солнца, когда тот остановился на минуту спросить дорогу. Теперь она решила воспользоваться этой штучкой согласно инструкции. В крайнем случае, кровь можно будет оттереть песком, а улыбаться эта водонапорная башня, может, перестанет. Было что-то в этом тролле неприятное, не располагавшее к продолжению знакомства…
Dick
Дик знал, что за хреновина в него летела... Гномий "фаустпатрон" навылет пробивал двух троллей, и застревал в третьем. Так что, всё бы ничего... будь он ЧЕТВЁРТЫМ троллем... Но он был ПЕРВЫМ. Причём слева.
Инерция собственного бега не позволяла ему свернуть ни влево, ни вправо. Приём, под названием "упал-отжался" тоже не прошёл бы - когда время необходимо, как рассол старейшине троллей, его, почему-то, постоянно не больше, чем мяса в ушах эльфа...
Вновь на выручку пришло ниндзютсу. Высокий прыжок, и чудовищный снаряд пролетает между широко расставленных ног. Примерно там же пролетела и многолучевая зубочистка дриады... ДРИАДЫ!!! Будь прыжок чуть меньше, и пршлось бы забыть нечастному гоблинойду о своих планах, насчёт _дриады_...
Однако, как сказал какой-то хуманс, имя которого Дик, разумеется, не помнил, ибо всё свободное мозговое пространство занимал титул Великого Мастера, Победителя Драконов, Чьё Имя Будет Жить В Веках И Памяти Всех Народов, Населяющих Подземелья Барад-Дуры , всё, что взлетело в воздух, рано или поздно, должно упасть на землю. Сейчас же, все присутствующие, могли с полной уверенностью сказать: ХУМАНС БЫЛ НЕ ПРАВ. Очередной щелчёк одной из кнопочек на Манчкине-3000, и лопости секиры поворачиваются на девяносто градусов, из щелей, в их внутренней части, которые все заметили только теперь, как из раскладного ножа, вылетело по ещё одному лезвию, значительно их удлинняя, серп, в нижней части раздвоился, и теперь ноги тролля, со скоростью, превышающей скорость улепётывающего от черезчур внимательной жертвы ограбления пикси, крутили эти импровизированные раздвинувшиеся педали, что, почему-то, заставляло вращаться, с не меньшей скоростью, и лопости секиры. В итоге, массивная зелёная туша отнюдь не приближалась к земле, а стремительно удалялась от неё...
- Ну теперь дер-ржись, гноме... - прохрипев это, тролль, одной рукой (второй он держался за древко своего летательного аппарата) отстегнул с пояса свою флягу... Почему-то, ему, на мгновение, показалось, что именно за эту флягу и предпочёл бы держаться подлый безбилетник... Однак, было у неё совсем другое предназначение. Отодрав зубами крышку, Дик привентил сей странный сосуд, на дне которого, только теперь все заметили ещё одно отверствие, к нижнему концу древка М3К. Тролль резко нажал на вновь собравшийся в единое целое центральный клинок. Раздалось мерзкое хихиканье, и истошный вопль "BURRRN, BABY!!!", а из фляшки, с высоты в десять метров, в маленького, но гордого представителя потомков Дуреня, ещё выше подбрасывая "летающую крепость" вверх, ударил столб пламени...
Тем временем, на другом конце поля, фаустпатрон, попав в крестовину, снёс дальние ворота, что сделало их подозрительно похожими на ворота, ближние к сражающимся, павшие жертвой щита-стелза...
Spectre28
"Миновав последнее препятствие между ног вратаря..." - Офигев, подумал гном, провожая взглядом прыгнувшего тролля.
Прыгнувшего тролля, взлетевшего тролля... взлетевшего?! Вот эта вот туша - летает?! Гноме протёр глаза рукой в кольчужной рукавице, но тролль, увы, всё равно летал.
"Допился" - Мелькнула обречённая мысль и гном погрустнел. Ведь предупреждала мама - не пей столько, тут и до белой горячки недалеко! А он только смеялся - тихо, дескать, мама, пока не один пью, всё нормально, не алкоголик! Что значит - с кем? Вот с этими... зелёными, маленькими. Что значит - не видишь?!
Тролль летал, распугивая оставшихся птиц, которые были слишком тупы, чтобы улететь раньше. Собственно, он и их не то, что распугивал... бедные птахи просто падали на землю от такого соседства и бродили по траве, ошарашенно и опасливо посматривая вверх. Ума на то, чтобы убежать в лес, у них всё же не хватало. Он летел, и ему было безразлично, что гном, осклабившись, уже снова поднмает секиру, выцеливая опознанный летающий объект... поднимает - и выпускает из рук, увидев, что тролль берётся за флягу.
"Неужели скинет?!" - Гном не мог поверить своему счастью. Бросив секиру на землю перед собой, он встал точно под зависшим в воздухе троллем и, запрокинув голову, разинул пасть, что бы живительная влага, вылившись с высоты десятка гномьих ростов, попала точно в глотку. Последующий действия мерзкого зеленорожего хама заставили его заорать во весь голос - а голосина у гнома был ещё тот, вы мне поверьте!..
- ЧТО ТЫ, СВОЛОЧЬ, ДЕЛАЕШЬ С МОЕЙ ВЫПИВКОЙ?!
Вопль буквально потряс округу. Остатки дальних ворот рухнули, придавив попутно трёх пичуг, прятавшихся в их тени. Деревья недовольно зашумели... а столб огня, падавшего с неба, на миг завис в воздухе и частично рассеялся, встретив мощный встречный поток воздуха, что дало опомнившемуся и вспомнившему про инстинкт самосохранения гному время для того, чтобы упасть на землю и спрятаться под щитом, который и принял на себя удар уже изрядно разреженного пламени. Через миг щит поднялся, и гном с новым воплем - уже от обиды и разочарования, схватил вторую секиру.
- Моя выпивка! - И, через миг, почуяв запах палёного: - Моя БОРОДА! Всё, хана тебе!!!
Секира мгновенно нацелилась на болтающегося в воздухе тролля, который, попав под воздействие акустической атаки, скорее всего, потерял в скорости реакции (да и драндулетом этим управлять явно было трудно и в лучшие времена). Навершие отлетело в сторону и из древка в направлении летуна вылетела тонкая мифриловая сеть, разворачиваясь в воздухе, норовя опутать лопасти и заставить врага совершить вынужденную посадку.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.