Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Династия
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Сэр Хантер
У всех есть скелеты в шкафу. Но иногда из шкафа безвременно погибшей родни вываливаются совсем уж экзотические скелеты...

__________________________
Ограниченный набор. Если кто-то и принимается, то только по согласованию со всеми участниками прикла.
Ясень
Бабушка всегда говорила, что все приключения и изменения в жизни происходят из-за того, что в один прекрасный день ты случайно или нарочно делаешь что-то выходящее за рамки своих привычных дел и поступков. Даже такое незначительное событие как покупка лимонада не в том магазине или же наведение уборки. И до сих пор Алена не придавала этим словам значение. Ей, как она считала, в жизни было нечего менять.

И в самом деле: работа, которая хоть и приносит мало денег, но зато интересна и любима. Картины, которых, возможно не так много, но они живые и в них можно уйти, если есть желание. Самый лучший в мире друг, пусть он сейчас и далеко, зато перезваниваются они каждый день и не по часу. Дядя Миша, который приходил каждые выходные, а иногда и звал к себе в гости. Жена его, Лида, пекла вкусные пироги и могла часами разговаривать о прочитанных книгах (а то и просить достать какую нибудь книжную редкость, благо Алена работала в библиотеке). А уж мелкие его на работе Алены были готовы дневать и ночевать. Бабушкин конь Арктур, которого она раз в две недели ездила угостить сахаром и поцеловать в нос. Не хватало только бабушки, но мертвые не возвращаются, ведь правда? И Алена приняла, смирилась с ее смертью, выстроив себе привычный и уютный мир без особых хлопот и треволнений. Где -то на переферии мелькала мысль, что хотелось бы чего-то нового, только чего именно, она и сама толком и не знала. Может быть, любви, но о любви она знала только по романам, а в жизни как-то не сложилось.

В этот день из-за локального библотечного форс-мажора отменился мастер-класс по лепке, который она должна была вести. Так редко, но бывало, поэтому ее отпустили домой с обеда. Раз уж выдалась такая оказия, то девушка решила занятся генеральной уборкой в квартире, ну и заодно перебрать старые вещи оставшиеся от бабушки. Была у бабушки тумбочка, в которую она не то чтобы запрещала лазить внучке, просто у той самой не возникало такого желания, после смерти бабушки тумбочка так и стояла нетронутая, только пыль с нее иногда смахивалась, а тут вдруг Алене захотелось посмотреть что там. Ящиков там было три: в первом, нижнем, лежали бережно завернутые в тряпку инструменты скульптора, но про них Лена как раз таки знала, во втором - пуховая невесомая серебристая шаль, которую девушка бережно положила туда, откуда взяла, в третьем же обнаружился красивый серебряный медальон на витой цепчке. Медальон был с большим прозрачным и мерцающим синим камнем и слегка то покалывал, то грел ладони, а когда девушка его надела, то почувствовала легкую вибрацию и тепло. Рядом с медальоном обнаружилась стопка писем : девушка было отложила их в сторону, все-таки читать чужие письма невежливо, но потом любопытство взяло верх. Как ни странно хоть она и прочитала их достаточно внимательно, Но не поняла почти ничего . Вроде бы слова и были на русском языке, но они не желали выстраиваться в текст и обретать какой-либо смысл. Она поняла только одно, что одно письмо было от некоего Эйнара, а в некоторых письмах этот Эйнар просто упоминался. Странное имя ее не удивило: бабушка была ролевиком,а они часто пользовались вымышленными именами. Пэтому отчаявшись понять письма и слегка укорив себя за то, что полезла в чужие вещи, Алена убрала их в ящик и пошла к своим картинам.

Про картины знала только бабушка и дядя Миша. Бабушка просто потому, что скульптуры бабушки могли сходить со своих постаментов, только не разговаривали или она их не понимала. А дядя Миша был когда-то воспитанником бабушки и она от него особо не скрывала способности , ни свои ни внучки. Еще Алена знала, что у мамы ее , вроде бы были такие же способности только с музыкой, но мать она не помнила. Только иногда чудилась какая то мелодия, грезилось тепло рук.
Картин у нее было пока три, а четвертая в работе: на одной был изображен берег реки , она была самой старой и самой мрачной. Последнее время девушка не любила там бывать. на второй солнечный цветущий луг, а на третьей старинный деревянный дом. Вот именно к этому дому она и шла. Уже полгода она так или иначе пыталась в этот дом попасть или хотя бы заглянуть в окно. Но дверь всегда была закрыта и не поддавалась, окна завешены плотными шторами,а обойти вокруг не удавалось. Сразу выкидывало обратно в реальность.Девушка часто гадала: а может ли войти туда кто-то кроме нее ( дядя Миша на предложения отнекивался, отшучивался и просил ни одной живой душе не говорить) и что было бы, нарисуй она человека. Правда людей ей рисовать не хотелось.
----------
Второй участник я и изначально задумывалось парником. Но кто знает. кто знает.
Сэр Хантер
Девушка подошла к картине, привычно и ласково погладила раму, так же привычно взялась за ветку яблони, растущей у дома, под тянулась и " впрыгнула" в картину. Войти туда можно было, не удавалось только взаимодействие с изображенным предметом. В этот раз прыгнула она неудачно, при приземлении под ногу попал камешек. Пока она приходила в себя, порыв ветра качнул ветви над ее головой, осыпал пригоршней лепестков. Легкий шелест пробежал по юной листве, пригнулись и выпрямились травы. В окне дрогнула плотная штора.
"Ветер. Вроде бы раньше такого не было или я не помню" - подумала Алена.
Девушка встряхнула головой, огляделась , повертела головой, потом по привычке подошла к дому и постучала в двери. Ей никто не ответил, но обострившийся слух уловил что-то - не то едва слышный скрип половицы под ногой, не то вздох...
"Тут все же кто-то есть?" - удивилась девушка, - " А я думала, что здесь никто не живёт."
- Я не причиню вреда, - тихо сказала она, вторично постучав, - Ведь тут и впрямь кто-то живет, да?
В голосе ее звучало любопытство, неверие и какая-то надежда. Она так долго пыталась попасть в этот дом, что уже опустила руки . Хотя сама она не могла даже себе ответить на вопрос, а зачем ей это.
Ей никто не ответил, а секунду спустя пропало и чувство присутствия.
Девушка не хотела сдаваться так легко и просто: в конце концов уже как минимум полгода она пыталась сюда пробиться. Она потянула дверь на себя, хотя внутри ей и было от этого неловко. но она почему-то порядочно разозлилась. Дверь мягко, едва ощутимо пружинила - так бывает, когда тянешь на себя часть целого, и эта часть чуть-чуть подается, но сил недостает, чтобы отделить ее совсем.
" Если я потяну сильнее, то я, наверно, ее сломаю," - подумала девушка, - " а этого делать не стоит.Надо ее как то отделить."
Дальше она, подумав, прекратила мучить картину и вышла обратно в реальность. То ли ей показалось, но и впрямь там было то, чего раньше не было - движение, ветер, дыхание. Раньше оно все таки напоминало просто объёмную картину, а не живой мир.
Внезапно в голову ей пришла полубезумная идея: просто дорисовать картину, добавить ей живости. Сказано сделано: она дорисовала дым из трубы, ленту привязанную на дерево, крыльцо, грабли у забора, будку и собаку - первое живое существо на ее картинах.
Пока краска подсыхала, она решила не терять времени даром и позвонить дяде Мише: рассказать о письмах, медальоне да и просто посоветоваться.
Она еще немного посомневалась и набрала знакомый номер.
- Ленок? - раскатистый веселый бас прораба, который без мегафона мог обложить в восемь этажей разгильдяя на двадцать восьмом так, что тот услышит каждое слово, не умещался в слабеньком динамике телефона. - Чем порадуешь?
- Привет! - радостно откликнулась девушка, привычно отставляя трубку от уха, чтобы не оглохнуть, - не знаю, порадую ли. Я посоветоваться, я тут у бабушки медальон странный нашла и письма. Ну и картины еще...
Она слегка замялась не зная как начать получше.
- Тааак... - протянул Миша. - Давай не по телефону, а? Кафешку возле объекта знаешь? Бар "Борода", с ним рядом "Ракета". Там достаточно шумно, самое то для разговора.
- В Ракете или все же в Бороде? Что-то слишком много было впечатлений, плохо доходит. - пожаловалась она. На объекте у друга ( или скорее даже доброго дядюшки, если учитывать, что бабушка была его опекуном) она бывала часто и местные кафешки ей примелькались, - Когда подойти?
- В баре не та публика, - со знанием дела пояснил прораб. - Так что в "Ракету", где-то через час. Как раз обед будет у меня.
- Пьет и дебоширит? - улыбнулась девушка, - хорошо я тогда собираться пойду. Что-нибудь взять с собой? Ну то, о чем говорила или мелким книги какие?
- Рассуждает о политике, - фыркнул Миша. - О чем говорили - сфотографируй, что ли. Вечерком заскочу, сам гляну. Ну, бывай... Ах ты ж твою направо...
Связь прервалась, но пару эпитетов, адресованных кому-то из рабочих, Алена услышать успела.
Она привычно записала пару новых оборотов в блокнотик. Сама она не ругалась, но от любви к искусству. Сняла с шеи медальон, сфотографировала, потом все же убрала, не рискнув надевать, сфотографировала на все тот же старенький фотоаппарат письма и, на всякий случай, перерисованный дом.
В Ракете она была уже менее чем через час: пешком там было не долго, а собиралась она быстро. Заказала себе молочный коктейль, села за столик в углу где потише и стала ждать.
В кафе было довольно шумно и очень весело. В одном углу компания ролевиков бурно обсуждала события минувшей игры, неподалеку от них разместилась еще одна компания: сдвинув столы, с полдюжины человек играли в настольную игру. Между компаниями шел живой обмен репликами, эти ребята явно были знакомы. За остальными столиками было потише, но основной состав посетителей составляли студенты, и это накладывало отпечаток. Становилось очевидным, почему Михаил выбрал именно это место. Здесь можно было обсуждать хоть тайны Блаватской, хоть теософию, хоть живые картины - все сошло бы за норму в таком окружении.
Прораб появился минут через пять. Выцепил взглядом Алену в укромном уголке, поднял ладонь в знак приветствия, сделал заказ и направился к девушке.
- Так, что тут у нас?
- Ой, привет, - встрепенулась девушка, протягивая ему фотоаппарат, - ты пока посмотри , а я соберусь мыслями. Я прост оне знаю как начать...
На фотографиях был медальон во всех ракурсах и письма, сначала просто в конвертах, а потом так чтобы можно было прочитать слова, также там был дом-на-картине крупным планом и просто мелкие детали. Девушка расстаралась и фотографировала все подробно.
Подошел официант, принес заказ - порцию мяса с гарниром, которой хватило бы на трех Ален, и большую кружку кофе. Здесь Михаила явно обслуживали не в первый раз, потому что прораб кивнул, не отрываясь от изучения снимков, и не глядя ткнул вилкой в еду. Что показательно - попал. Перемежая просмотр невнятным хмыканьем, он несколько раз перелистал снимки, и наконец поднял взгляд на девушку.
- Думаю, я все-таки загляну вечерком, - сказал он. - Это надо смотреть... своими глазами.
- Хорошо, - она кивнула, - письма и медальон я нашла недавно, в той самой тумбочке. Он то покалывал руки, то грел их что ли, а потом вибрировал слегка. Ну это когда я его надела..может зря. Еще там шаль была в другом ящике. А письма...там было вобще не понятно о чем они, но постоянно упоминаось имя Эйнар. Или это не имя? Потом еще картины, они...такое ощущение, то оживают что ли. Если раньше это было просто как обьемная картина, то сейчас по-другому.
- Эйнар? - удивился Михаил. - При чем тут викинги?
- Викинги? А что за викинги? заинтересовалась девушка, - а я не знаю, оно в письме было, смотри - вот. Ну может его не так читать, тут сразу и не поймешь.
Она увеличила фотографию написанного текста, указав пальцем на найденное слово.Выжидательно посмотрела на собеседника: мол, я нашла, показала, теперь тебе обьяснять, что это означает.
- Эйнаром звали одного крутого мужика, - пояснил Михаил. - Он лишился глаза, и по разным версиям не то отвоевал принцессу, не то погиб из-за нее... Типичное суровое северное средневековье. А вообще это может быть швед. Имя шведское.
- А ты среди бабушкиных знакомых такого не припоминаешь? Или ник такой? А может быть оно по другому читается. А еще картины, такое ощущение, что они оживать стали, ветер появился, лепестки, а я их не рисовала и в доме кто-то дышал.
- Нет, про шведов она мне не рассказывала, - прораб глянул на часы, еще раз пролистал фотографии. - Давай так, я освобожусь, созвонимся, и я подъеду. Можно, конечно, предполагать что угодно, но это все будет пустой треп. Я не знаю, что это такое, ты не знаешь, что это такое. Даже если случайно угадаем, мы не будем знать, что угадали. Мне пора, до связи.
- А, хорошо, - кивнула девушка, - я буду ждать.У меня и еще вопросы есть.

Ясень
Вернувшись домой она первым делом проверила как картина и вошла в нее уже дополненную, чтобы посмотреть, что же изменилось.
К ее разочарованию картина живее не стала: она видела все изменения, но вот толку от них...
Девушка вышла из картины, поставила разогреваться на плиту еду и залезла в интернет. Первым делом она забила в поисковик имя 'Эйнар" , наудачу. В другой вкладке решила поискать " живые картины".
Улов был столь щедр, сколько бесполезен. Исторические справки по древнему предводителю викингов, персонажу "Игры престолов", спортсменам и деятелям культуры, носившим это имя, композиции и пантомимы, составленные живыми людьми... Алена не нашла ничего, что могло бы приблизить ее к разгадке.
Девушке даже не знала , что ей делать, то ли продолжать рыть дальше, то ли отказаться и жить как раньше. Ее расстраивали неудачи, в душе хотелось приключений и какого-то результата.
Немного по размышляв о печальной судьбе, она решила еще раз взглянуть на эти письма .
Письма оставляли странное впечатление недосказанности. Речь в них шла о предметах вполне обыденных - дела, творчество, здоровье, семья... Но Алену не отпускало чувство, что за этим стоит что-то еще. Что-то, о чем знали бабушка и Эйнар, но не мог знать читающий.
Девушке было не совсем уютно читать чужие письма, поэтому и занималась она этим недолго. Да и хватило ее лишь на одно-два из увесистой пачки. Убирать она их не стала, положила на стол, туда же положила и амулет.
Делать до прихода помощи было решительно нечего: появится дядя Миша должен был хорошо если к восьми. Дома было вроде бы убрано, поэтому она решила порисовать на природе: взяла все что нужно и отправилась в ближайший парк. Деревья, пруды , красивый пень - все что надо. Даже люди ей не мешали, хотя и место она выбрала относительно шумное . Ее давно посещала мысль, что надо бы выходить из раковины. Да и, если честно порисовать людей ей тоже хотелось. Она вздохнула и начала набрасывать эскиз пруда.
Ей никто не мешал. Пару раз подбегала стайками детвора, перешептывалась за плечом - "смотри, смотри, куст прямо как настоящий!" - но быстро уносилась по своим детворячьим делам.
- А у вас действительно хорошо получается, - неожиданно услышала Алена откуда-то сзади.
- Спасибо, - она повернулась на голос и улыбнулась слегка смущенно и скованно, но тепло. Зачем-то добавила про детей, - Они часто вот так подбегают, но совсем не мешают, даже наоборот. Я немного люблю, когда смотрят.
Она не прекращала работать, вот на небе появилось лишнее облако, по пруду побежала рябь, наметились очертания плывущей утки.
На траве за ее спиной сидел парень. Синие джинсы, белая футболка, выгоревшие на солнце в гречишную солому русые волосы. Светлая прядь свесилась на глаза, мешая разглядеть цвет глаз.
Девушка мельком отметила, что парень вроде бы симпатичный, но долго разглядывать человека ей показалось невежливым, поэтому вернулась к картине, правда любопытство и странное желание поговорить не уходило.
- А вы тоже рисуете? - поинтересовалась она.
- Всегда хотел научиться, - в голосе слышалась улыбка. - Но мне слон наступил на пальцы.
- А мне - на ухо, хотя , говорят, мама была музыкантом, - неожиданно разоткровенничалась она, - а в рисовании нет ничего сложного. А, если хотите , могу и вас нарисовать. Только карандашом.
- Такие способности редко наследуются, - улыбка не исчезла. - С удовольствием поработаю моделью.
- Какие такие? - насторожилась девушка, хотя постаралась и не показать голосом. - Хорошо, вы пока так и сидите, ладно?
Она переместилась так чтобы парень был чуть впереди и сбоку, так чтобы можно было и разговаривать и хорошо его видеть, сменила лист. Проворно замелькали руки, делая разметку горизонта, контуры силуэта.
- Так творческие же, - удивился ее собеседник. - А то бы мы имели целые династии художников и музыкантов. Это было бы даже обидно, разве нет? Вот хочешь рисовать, а вместо этого пили смычком по скрипке, потому что все твои предки этим занимались.
Алена, не удержалась и фыркнула.
- Это у вас личный опыт или как? Уж очень прочувствованно у вас вышло.
" А, всего лишь творческие" - успокоенно подумала девушка , - " а то я уж было испугалась".
Она твердо знала, что способности делать "живое творчество" следует скрывать тщательно, хотя и не знала, что будет если это вдруг всплывет наружу.
- Это у меня дедушка-скрипач, - рассмеялся парень. - С подходом "я страдал и внуку завещал".
- И как, много пришлось страдать? - наклонила голову Алена, - у меня наоборот, отцу было все равно, а бабушка, когда увидела рисунки стала развивать: репетиторы, школы...
На листе потихоньку вырисовывался силуэт человека, в котором пока еще было трудно угадать ее собеседника.
- До выпускного, - охотно поделился тот. - Потом я просто подарил скрипку школе и забыл все эти гаммы и этюды, как страшный сон.
- А хорошо хоть получалось? Знаете, в музыке ведь тоже что-то такое есть завораживающее и красивое. И, везде надо работать...Но да, когда это не нравится все гораздо сложнее. Некоторые дети кисти и краски тоже радостно зашвыривают на потолок после выпускного. А по мне это же счастье когда можно подарить миру кусок своей души что ли. Извините, что-то я совсем на вас напала.
Девушка смутилась своей разговорчивости.
- Ну вот, сами ведь понимаете разницу между призванием и принуждением, - улыбка у него была хорошей, искренней.
- Знаете, вот когда я сама рисовала, в детстве это было весело. А потом началась учеба, основы композиции всякие, натюрморты, тени . И иногда приходилось заставлять себя рисовать одно и то же, даже не по разу. Голову, пожалуйста, наклони.
Она и сама не заметила, как перешла на ты. О творчестве она могла говорить часами, увлекаясь, правда потом опять вернулась к выканью, - А по жизни, если не секрет, чем занимаетесь?
Жертва ее вдохновения послушно изменила положение головы.
- Так, чтобы серьезно - ничем. Думаю - то ли восстанавливаться в универе, то ли забить и идти работать, то ли все вместе.
Жертва ее вдохновения послушно изменила положение головы.
- Так, чтобы серьезно - ничем. Думаю - то ли восстанавливаться в универе, то ли забить и идти работать, то ли все вместе.
Девушка на этот счет имела свое достаточно рациональное мнение.
- Лучше все вместе , институт это интересно, а свои заработанные деньги пригодятся всегда. Ой, и вот еще немного голову вправо - тень красиво падает. А, и руку тоже, только особенно не шевелитесь, ладно?
Девушка работала сосредоточенно: что-то подштриховывала, что то стирала, переключаясь попеременно то на человека , то на облака. Облака правда попросить остановиться и поменять позу было невозможно.
- Вот и я думаю, - подхватил парень, - по клубам только время тратить, лучше на вечерку пойти. А вы художник, или тоже чем-то еще занимаетесь?
- В клубах шумно же обычно , - поморщилась девушка, - у меня сразу голова болит. Так библиотекарь, детский, ну иногда ещё всякие викторины и квесты для ребят пишу. Ну и художник, немного.
- О! - собеседник подскочил. - А можно я воспользуюсь нашим знакомством в личных корыстных целях?
- Какая книга нужна? - привычно отреагировала она. Обычно иных корыстных целей никто не испытывал, - или чем-то ораву братишек-сестренок занять надо?
- Не братишек, но ораву, - весело ответил парень. - Можешь квест написать для десятка оболтусов вроде меня?
- Это вам не совсем ко мне, - махнула она рукой, - у меня , хм, целевая аудитория слегка помладше будет, лет эдак на десять. Но у моей бабушки ролевой клуб есть, точнее был...точнее клуб то есть , хоть почти раскололся, но...
Она совсем смешалась и опустила голову.
- Ой, вот честно - у пацанов с возрастом только игрушки дороже и тяжелее становятся, - отмахнулся от ее возражений парень. - В остальном разницы никакой. А что за клуб?
Сэр Хантер
Уже несколько минут до них доносились, постепенно приближаясь, звуки нетрезвых голосов. По дорожке шла подвыпившая компания. На вопрос девушка ответить попросту не успела, вместо этого она вспомнила пару наиболее удавшихся дяде Мише монологов и, кажется, случайно процитировала их вслух. Быстро собрала мольберт и принадлежности, подскочила к парню.
- Слушай, давай уносить...кисти и краски и быстрее. Я потом тебе все подробно расскажу, а сейчас не хочу с пьяными связываться. Мало ли что... мольберт жалко.
Парень только присвистнул, услышав шедевр великого и могучего в исполнении Алены, но спорить и нарываться не стал, поднялся и принялся помогать. Они были не единственными, кто решил держаться подальше от этой компании - матери спешно подзывали и уводили детей, парочки снимались с насиженных скамеек. Алена со своей моделью чуть замешкались - и едва успели тронуться с места, как обнаружили, что их уже почти настигли.
- О, а вот хууууу... Художники! - обрадовалась компания. - Девушка, а вы же нас нарисуете?
- Нарисуем, конечно, - Алена старалась говорить максимально доброжелательно и спокойно. - вам по одиночке? Вместе?Краски? Карандаши? Могу мелками...
Во время монолога она успела поудобнее перехватить мольберт, крепко схватить парня за руку и медленно очень аккуратно, утягивая за собой парня, отступать назад так, чтобы за спиной не было ничего такого, чтобы мешало быстро убегать.
- А нам групповой портрет...Дееееевушка, куда же вы?!
К Алене потянулись сразу несколько рук.
- А хотите, мы вас тоже нарисуем? Я знаете как класно голых баб рисую!
Раздался глумливый хохот.
Девушка ловко увернулась , отскакивая подальше, но между тем не отпуская спутника.
- Да нет, спасибо, мы уже торопимся.
Она старалась максимально и незаметно увеличивать расстояние и не вызывать агрессии.
- А чего это вы его от нас прячете? Эй, пацан, ты точно пацан? А чего за девку прячешься?
Оторваться не получалось - раззадоренным и подвыпившим гопникам не мешал неудобный мольберт. Очень скоро беглецов окружили.
" Не удалось" - обреченно подумала девушка , - теперь или поднимать шум или попробовать все же рвануть. Народу много, светло. "
- Карааул!! - во всю громкость заорала она, - Грабят!! Насилуют!! Вот прямо уже!! Съедают!!! Помогите!!!! Помирать так с музыкой!!!!
Одновременно с этим она попыталась рвануть вместе с парнем в произвольную сторону, в хотя бы подобие бреши.
- Не, ну раз так просят, можем и изнасиловать...
- Обоих!
Попытка прорыва отвлекла внимание банды на Алену: девушку поймали, начали вырывать друг у друга под хохот и обещания выполнить любые фантазии - собственные.
Парень упорно молчал, и только когда его отбросили от художницы, пригнулся, уходя от прямого удара в лицо.
Девушка отбросила мольберт, стараясь чтобы он по кому то попал и помешал: мольберт и картины жалко, но себя жальче. Вывернулась из-за захвата как учил друг и побежала не разбирая дороги, главное быстро. Парня тоже было жалко, примерно как мольберт, но все таки...обидно только , что никто так и не обратил внимания.
За ее спиной слышались звуки драки - глухие удары, мат... Кто-то побежал следом, но не догнал и вернулся.
Когда она прилично оторвалась, то решила хотя бы попробовать подойти к какой-нибудь более приличной и трезвой компании и попросить помощи. По лицу потекли еле слезы: а так ведь хорошо начиналось. Попутно она проверяла карманы: на месте ли ключи и телефон.
Запрос - видит ли она кого нибудь вобще
Вблизи никого, отдыхающие разбежались. Вещи на месте
Просить оказалось некого: все разбежались . Дядя Миша был еще на работе ( он бы позвонил и помочь уж точно ничем не смог бы) . Поэтому она решила сделать самое умное: попытаться вызвать полицию сначала. Глотая слезы набрала всем известный номер.
Только после двадцатого примерно гудка на том конце все-таки сняли трубку.
- Дежурная часть, говорите.
- Здравствуйте, на меня с ...другом напали в парке Горького, у пруда. Их шестеро было, пьяные все, мне удалось оторваться и убежать, - она говорила всхлипывая , но стараясь, чтобы слова были понятны, - Он там остался, и мольберт тоже там. Я не знаю что делать.
Она сама понимала, что глупо все это звучит, но ее потихоньку настигал шок
- Секунду...
Приглашённые голоса, обрывки фраз.
- Держитесь на безопасном расстоянии, девушка, но не уходите далеко, вы нам понадобитесь, как свидетель... Фамилия, имя, отчество, где проживаете?
Елена...Николаевна, - она замешкалась, как будто вспоминая как ее зовут, - Сиверцева. Живу недалеко от парка , улица Ясная ,дом 5.
По моменту разговора девушка подходила все же поближе к месту происшествия, благо отбежать успела далеко, так чтобы и ее не достали и видно было .
- Группа выехала, ожидайте, - на этом разговор закончился.
Там, где Алена оставила мольберт и случайного знакомого, все еще шла драка. Среди фигур в "абибасах" мелькала уже не вполне белая футболка. Парень каким-то чудом еще оставался на ногах.
" А драться он умеет". - оценила девушка, спрятавшись за деревом , - " другого бы уже давно сбили. Скорее б или полиция б приехала или б эти ушли. А я даже его имени не спросила... "
Белая футболка полетела в траву. Парень перекатился, уворачиваясь от ударов ногами, и на землю рухнул уже один из его противников, с воем хватаясь за колено.
" Однако, - оценила пассаж Алена, - скорую не только ему, кажется, вызывать придется. Да скорее вы ж уже , а...".
Состояние у девушки было препаскудное: хотелось чем- то помочь, а сделать она ничего не могла. Или, скорее наоборот, сделал все что могла . Ей всегда говорили, мол , если вдруг что - беги. Легче, когда знаешь что ты один, а не вертится у тебя за спиной кто-то беззащитный и бестолковый.
Возня продолжалась еще несколько минут. Увлекшаяся Алена не заметила, как у нее за спиной возникла фигура в форме.
- Сиверцева? - строго спросил полицейский. - Елена Николаевна?
- Да, здравствуйте, - она вздрогнула , оборачиваясь, указала рукой на драку, - ну...вот.
- Вижу, - кивнул полицейский. - Начинаем...
Откуда вывернулась группа захвата, девушка так и не уследила. Но только что ее безымянную модель пытались добить ногами - и вот уже лежат лицом вниз и в наручниках, и в парк въезжает скорая...
Девушка старалась держаться близко , не мешая. Надо было по возможности собрать карандаши, рисунки , остатки мольберта, дать показания, да и узнать куда все-таки отвезут " модель", фруктов ему что ли в больницу потом привезти....
Мольберт оказался на удивление цел - как отлетел в сторону, так и валялся там. Карандаши рассыпались в траве, им повезло меньше - два превратились в четыре. Алене не мешали их собирать - были заняты другим: грузили в подъехавший следом за скорой фургон задержанных. Пострадавшего аккуратно перевернули, перенесли на носилки, убедившись, что позвоночник цел, и тут один из полицейских притормозил рядом с ним.
- Антон?
- Знакомый? -девушка , уже собравшая все свое, подошла ближе. Объяснила , извиняясь, - мы только тут познакомились, я даже его имени не знаю. Не успела спросить, а тут эти... А можно с ним поехать ну...в приемный покой... а то он как то за меня получается, что дрался.
- Не волнуйтесь, девушка, сейчас мы его родственникам сообщим... Доктор, это Антон Крылов, брату сейчас сообщат, он привезет все необходимое. Ну, и если от нас какая помощь - не стесняйтесь.
- А , понятно - девушка поняв, что ее вряд ли пустят в машину, понурилась и опять начала плакать, - а его хоть куда повезут то?
Сама она еле-еле сдерживала истерику, ее даже слегка начало колотить.
- В больницу его повезут, - вздохнул врач, протягивая ей таблетку и пластиковый стаканчик с водой. - Вот, примите, это от стресса. Вас били?
- А в какую? Если нельзя с ним поехать, то я хотя бы завтра приду навестить, а то как то нехорошо получается, - она послушно запила таблетку водой, - нет , не успели, только хватали.
- Повезло, - носилки загрузили в машину. - Каждую неделю после этих по частям собираем...
- А мне сейчас куда? - спросила девушка.
- Травм по вашим словам нет, - врач развёл руками. - Домой. Отдохните, успокойтесь.
- И завтра к девяти к нам, - напомнил полицейский. - Показания надо будет записать.
- Хорошо, - девушка кинула последний жалобный взгляд на машину. И в впрямь, не всех родственников пускают с кем-то ехать, а тут случайный знакомый.
Она повернулась и побрела домой. Хороший день, а обернулся так неприятно. Хотя могло бы быть хуже.
Ясень
Домой девушка добралась достаточно быстро: шла почти бегом. Стресс потихоньку отпускал, уступая место вдохновению. Нет, пьяные "музы" ее абсолютно ее волновали, зато Антон...Мало того, что она и предыдущий его портрет еще не закончила (нужно было кое-что еще поправить), так еще появилась пара новых идей, которым она решила посвятить ночь. Она правда не была уверена, что оно понравится самому парню.
Конечно, первым делом рисовать она не бросилась: ополоснулась в душе, закмнула в стирку одежду, сделала чай, и уже окончательно успокоившись взялась оценивать повреждения "инвентаря" и работать дальше
Разумеется про то, что договаривались с дядей Мишей она забыла. Сгладилось под натиском впечатлений.
Прораб про свое обещание заглянуть вечерком,в отличие от Алены, не забыл. В самый увлекательный момент в прихожей дурным голосом заорал домофон.
Алена от неожиданности выронила карандаш.
- Ой! Дядя Миша же!
Девушка схватилась за голову и пулей помчалась открывать и извиняться.
В прихожую вместе с дядей Мишей вошли огромный пакет, густой бас, который заставил котов на крыше брызнуть прочь от вентиляции, и зажатая подмышкой папка.
- Так и знал, - прораб выразительно повел носом. - Едой не пахнет. Хорошо, что прихватил с собой.
Алена честно считала , что ее уже отпустило. Но когда она увидела прораба, такого привычного с детства и родного накатило снова. Девушка , даже не дав ему толком раздеться повисла у него на шее и разревелась белугой.
- Не понял...
Мужчина неловко обнял ее, пытаясь ничего не выронить.
- Ленок, если бы я знал, что ты настолько проголодалась...
- Да не в том дееелоо, - прорыдала девушка в плечо, потом отстранилась, неловко пытаясь вытереть слезы, -это все онии...
- Они - кто? - уточнил прораб, деловито вручая ей пакет. - Так, это разобрать, тут курица, салатики корейские, еще что-то сгреб не глядя. И чайник поставь.
- В паарке, - хлюпнула носом девушка и попыталась кое-как объяснить, переодически запинаясь и всхлипывая, - пья-яные, они к нам привязались, там еще парень был которого я рисовала. Он с ними дрался потом, а я вырвалась, полицию вызвала...
Она автоматически приняла пакет и на автопилоте пошла на кухню, поставила чайник, вроде даже с водой...
- Пьяные, значит, - хмыкнул Михаил. - Ладно, ты в порядке, насколько я вижу. Чего тогда ревешь? Кисточки поломали? Ну так я им эти кисточки в одно интересное место засуну.
- Того паарня жаалко, - хлюпнула носом Алена, автоматически сжевала что-то подвернувшееся под руку , и почти успокоившись рассудительно заметила, - им в полиции без тебя засунут, они этого парня явно знали, по крайней мере полицейский его имя и фамилию называл.
- Да ну? - дядя Миша с треском вспорол упаковку, внутри оказались подкопченные колбаски. - Хм, а на вкус ничего... Что, наваляли ему?
- Угу, - Алена тоже взяла себе колбаски, - только не понятно кто кому . Их шестеро было, а он один ,так вот он минут 10 точно на ногах был.
Прораб поперхнулся колбаской.
- Сколько?! Десять?! Ты где этого терминатора нашла?
- Ну я точно не знаю, ну вот то время пока я бежала, дозванивалась, и полиция приехала. - описала последовательность действий девушка, - вот примерно столько и выходит. Он сам меня нашел, кстати он в ролевки поиграть хочет, познакомить?
Девушка, дожевала колбаску и преданно уставилась на прораба, ожидая ответа.
- Десять минут против шестерых... - Михаил покрутил головой. - Интересно, в какие ролевки он до этого играл? Ну, познакомь. Что за парень, откуда? Раз полиция его знает - уже светился где-то.
- Там полицейский говорил, что его брату уже передали, он привезет что надо. Ну в больницу, - объяснила девушка,- да он просто в парке ко мне подошёл, разговорились. Ну, можно его имя-фамилию в поисковик вбить, если он настолько хорошо дерется, значит может быть известным и может вылезти.
Глаза у нее светились как у человека, озаренного внезапной идеей.
- Вбить - не проблема, - вздохнул прораб. - Вот только я скилл телепатии пока не прокачал. Что его имя-фамилию ты слышала, ты уже дважды сказала. Так может назовешь наконец, или мне в полицию обращаться?
- Ой, - Алена слегка покраснела, - я забыла. Антон Крылов . Забавно, как у басносписца, да?
Прораб поперхнулся повторно.
- Кхххх...хто?! - выдавил он, натужно кашляя.
- Ну вот он, а чем он так страшен? Можно уже обойтись без поисковика, да?
- Уже можно, - прокашлялся наконец Михаил. - Интересные к тебе люди подходят... Это брат Димки Крылова, мецената нашего. Ушел по контракту. Был тяжело ранен, недавно из госпиталя... Об этом особо не писали, Димка надавил на нужные кнопки. Но слухи не остановишь.
- Бедняга, только выйти из больницы и опять туда угодить, - сочувственно вздохнула Алена, - правда, я и брата особо не знаю. В смысле меценат?
- Поддерживает неизвестных художников, скульпторов, - пояснил дядя Миша. - Но только толковых. Всяких креативщиков, которые лепят невнятную хрень из говна и битых бутылок, на дух не подпускает. Потому остается в тени. Ну, его это устраивает, в общем-то.
- Ага, понятно, - кивнула девушка, - а сам-то чем занимается, это же тоже известно?
- Ну как, бизнесмен, - пожал плечами прораб. - И ходят всякие слухи насчет его стартового капитала... Парнишка-то ведь не зря на войну пошел, наверное. Хотя мог быть в шоколаде, при таком-то брате.
- Судя по всему с универа вылетел, он говорил, что восстановливаться надо ,а там могла гордость взыграть или что -то типа того, - предположила девушка , - ладно, давай тогда уж я тебе кое-что покажу. Я сама не знала, что так выйдет.
Она принесла мольберт. На листе были только наметки, но уже можно было разглядеть разрушенное здание на фоне. И силует опирающегося на автомат человека в камуфляже.
- Это Антон, ну будет, я помню лицо. Образ сам пришёл...я не знала ,честно.
- Почему я не удивлен? - пробормотал прораб, разглядывая ее работу. - Так, ладно. С этим потом разберемся, из больницы он никуда не денется. Давай сначала с нашим делом решим. Показывай.
- Тогда давай в комнату переместимся , не на кухне же. Оно там на столе лежит, а я пока картину занесу.
- А чем тебе кухня не угодила?- удивился Михаил. - Почитай, вся страна на кухне обсуждает, как большую политику делать, и ничего. Ну, как скажешь...
Сэр Хантер
Он поднялся, чуть не снес макушкой кухонную полку и направился в комнату вслед за Аленой.
- Так еда же, запачкать можно, там же бумага, - удивилась девушка, - да и в комнате как-то просторнее...
Не переставая болтать, девушка умудрилась быстро поставить неоконченную работу обратно в мастерскую , прошмыгнуть в большую комнату, пододвинуть поближе к прорабу письма и скромно сесть на диван.
Читал Михаил медленно, вдумчиво, обращая внимание не только на слова. Почерк, нажим, величина пробелов...
- Не стану настаивать, что прав, но сдается мне - в тех местах, где твоя бабушка начинает говорить о каких-то общих делах с Эйнаром, она очень тщательно подбирает слова и долго думает, прежде чем продолжить писать... То есть, думала, конечно... Она учитывала, что это могут читать непосвященные.
- Но в этом случае есть два варианта: или зашифровать окончательно или же сделать так, чтобы поняли и они . Какой тут? - уточнила девушка.
- Это не шифр, - прораб поднял взгляд от писем. - Значит, ты должна была понимать, о чем тут говорится. Но ты не понимаешь. О чем это говорит?
- Меня просто не успели о чем-то рассказать? - предположила Алена, - или я просто невнимательна. А ты понимаешь?
- Я - нет, - Михаил вернулся к письмам. - Но я не наследник. Она не должна была умереть так рано, Ленок. Она не успела тебе рассказать. Другого объяснения у меня нет.
- Наследник чего? Так я это и сказала, - пожала плечами девушка, - значит подводим итог: есть что-то, что мне необходимо знать, но я не в курсе. Первый вопрос, который приходит в голову, а какие последствия? Что в теории может произойти от моего незнания?
- Может, что-то произойдет, - вздохнул Михаил. - А может, ничего не произойдет. Откуда мне знать? Но что я точно сделал бы на твоем месте - так это написал бы ему и рассказал о случившемся.
- А адрес тут где? - девушка повертела конверт. - Хорошо, я могу написать черновик, подскажешь, что изменить? А то в голову лезет какая то чушь ...
- Так ты сначала напиши, - хмыкнул прораб.
Девушка принесла лист бумаги, ручку и как прилежная ученица села за письмо " турецкому султану".
" Здравствуйте, Эйнар. Пишет вам внучка Антонины Васильевны. Случилось так, что бабушка погибла год назад: вытаскивала мальчишек, на которых стена заброшенного дома обрушилась. Их вытащила, а сама не успела. Я осталась жить в ее квартире. Недавно, разбирая вещи , я наткнулась на медальон и письма.
Я понимаю, что чужие письма читать как минимум невежливо, но мне показалось, что там может быть что-то для меня важное. Это было что-то сродни предчувствию. Правда в них я не поняла ровным светом ничего, кроме того, что некоторые были адресованы Вам, а в некоторых просто упоминалось Ваше имя.
Я решила посоветоваться с бабушкиным приемным сыном и он сказал, что я должна была понять о чем идет речь, как бабушкина наследница. В итоге мы пришли к выводу, что бабушка просто не успела посвятить меня в свои дела.
К сожалению, я не могу представить последствий моего незнания, поэтому написать Вам показалось одним из наиболее приемлемых выходов.
Как минимум потому, что я считаю, что Вам следует сообщить о ее смерти.
С уважением, Алена. "
Закончив, девушка протянула черновик прорабу.
- Годится, - изрек тот, возвращая ей листок по прочтении.
- Хорошо, а про медальон, что скажешь? Он вибрирует и температуру меняет, - девушка пододвинула предмет обсуждения к Михаилу и опять занялась письмом.
Быстро переписала текст набело более аккуратно, достала из рабочих материалов конверт ( в них обычно прятали задания для ребячьих квестов). Переписала адрес Эйнара, который сначала просто не заметила из-за волнения.
Сэр Хантер
Игру более не веду.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.