Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Ключ Судьбы
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3
Джин
Обсуждение.
совместно
Судьба любит перекрестки. Не успеешь отойти от очередного крутого поворота в собственной жизни, глядь - а дорога опять разбегается в разные стороны, изволь выбирать, куда идти. И хоть бы камень с пресловутым "напра-налево пойдешь..." какая добрая душа поставила, так ведь нет, без подсказок приходится.
Но порой перекрестки не разводят, а сводят разные судьбы. Там можно остановиться и отдышаться, подумать, да хоть просто отдохнуть по-человечески. Или не по-человечески...
На одном из таких перекрестков бродячий рыцарь нашел таверну. Непритязательное название - "Зеленая Лампа". Вполне приличный вид. Посетители... Разные. Приходят, уходят, остаются. Спрашивают, отвечают, молчат. Вот монах спросил дорогу и не получил ответа - кто знает, где его страна? Вот кто-то огрызнулся на призрака и превратился в крылатого пса...
Сэр Хантер с интересом наблюдал метаморфозу, произошедшую с молодым парнем.
- Эй, приятель, - окликнул он перевертыша, - иди сюда, выпьем, поговорим. Ты кто такой будешь?
Симуран повернул морду в сторону собеседника, ухмыльнулся во всю пасть. Мол, рад познакомится, будем.
Потом высунул язык, помотал мордой : не могу говорить. Развел крыльями, как человек пожимает плечами: и перекинуться тоже застрял.
Положение у симурана было бедственным вдали от дома, в бегах, да еще и облик оказался не способен самостоятельно принять!
Ему объясняли как, даже учили, и даже получалось, но видимо волнение оказалось сильным... И даже не пообщаться: говорить он не умел, только мимикой и мыслеобразами, он честно пытался их посылать, но не был уверен что собеседник воспримет.
- Занятно... - протянул рыцарь. - Ну, говорят, пиво - универсальный переводчик, под него кто угодно договорится.
Он подвинулся, давая незнакомому существу возможность присоединиться, подвинул ближе к нему тяжелую кружку с пенной шапкой.
- Или тебе удобнее в миску? - совершенно серьезно, без тени издевки уточнил сэр Хантер. - Так распоряжусь, принесут. Значит, не наш, откуда-то занесло шальными ветрами. А я тут мимо проходил, дай, думаю, загляну по старой памяти... И ведь как удачно попал, мне как раз нужны спутники на одно дело...
Симуран встал на задние лапы, сунул морду в кружку. Действительно, собачьей мордой, хоть и узкой, много не выпьешь. Что такое пиво, он за время своих странствий уже успел узнать. В его мире тоже был аналог, только готовился по-другому. Стебли одной занятной травы замачивались в кипятке и в итоге получался похожий по действию напиток.
На вопрос об миске Найэри и не подумал обижаться: бесспорно удобнее, поэтому он просто кивнул, потом облизнулся и вопросительно указал мордой на стол. А закуска?
На монолог рыцаря крылатый пес реагировал очень живейшей мимикой: то опускал уши, подтверждая, что да, чужой и сам тому не рад, а при упоминании дела уши с интересом вернулись. Приключения Найэри любил, да, и как он уже выяснил, на них можно неплохо подзаработать.
- Еще и голодный, - подытожил рыцарь. - Это поправимо, как, впрочем, и вторая твоя беда. Уж не знаю, последняя ли... До первого приличного колдуна доберемся - будет тебе голос. А то у меня конь, знаешь, петь любит, вот на три голоса как раз то самое и выйдет. Трио называется.
- Это кто тут петь желает? - в окно просунулась лошадиная голова. - О, пиво... А мне?!
- А тебе меньше ведра не хватит, но больше кружки - лишнее, - отрезал сэр Хантер. - Иначе тебя всей местной властью не уймут.
- А я вот сейчас каааак спою...! - с нехорошим энтузиазмом пообещал конь. - Три ведра нальют, чтобы только замолчал!
Рыцарь молча показал кулак. Жеребец прижал уши и тут же скрылся. За время их перебранки по молчаливому знаку сэра Хантера принесли большую миску, перелили туда пиво из кружки, и после короткого, но оживленного совещания приволокли котелок, полный теплой каши с мясом. Рыцарь одобрительно кивнул, выложил на стол золотую монету.
- Кормись. А то совсем, поди, отощал...
Голос? Голос это хорошо. Най еще раз попробовал принять человеческий облик правда на этот раз чуть успешнее, совсем чуть. По хребту проскользнула искра, а до симурана дошло.
/ Так у меня же банально сил нет! Немудрено, я уже за последнюю неделю где только не ходил и как только не колдовал. А ел... И впрямь не помню когда. А тут еще и этот малахольный призрак. Хорошо хоть в просто в собаку не выкинуло, а могло бы. И я все еще мокрый, какая незадача. А к человеку надо присмотреться, какая ему нужда кормить всяких псов, пусть и крылатых? Хотя он же говорил, что дело есть.../
Пес благодарно вильнул хвостом, угодив благодетелю по ноге. И принялся есть, стараясь чтобы это выходило аккуратно и не давясь.
Дверь таверны в очередной раз распахнулась, и в главную комнату, щурясь на свет, зашел ещё один путешественник. Невысокий брюнет довольно крепкого телосложения, одетый в чёрное пальто с высоким воротом. Кое-как привыкнув к освещению, вновь прибывший прошёл к одному из столиков возле камина. Точнее, попытался пройти, потому что по дороге едва не споткнулся об чью-то ногу, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся лапой.
- Прошу прощения, - машинально произнёс мужчина, восстановив равновесие, и только тут до него дошло, что вторым участником происшествия была... собака. Пусть и весьма крупная. Ещё больше брюнет удивился, когда увидел, что в миске перед другом человека стоит пиво. Конечно, любители животных бывают всякие, но этот случай явно был интересен. К тому же, всё равно неплохо было бы завести тут знакомства, - Джин (именно на это имя в последнее время мужчина откликался чаще всего) всё же поиздержался в дороге. А если так, то почему бы в первую очередь не познакомиться с.. вот этим человеком в пыльной одежде?
- Доброго... вечера или чего бы там ни было. Это, случаем, не ваш пёс? - произнёс брюнет, обращаясь к вышеупомянутому посетителю таверны.
У симурана , мирно лакавшего пиво натурально отвисла челюсть. Он , конечно, знал, что собаки обычно кому- то принадлежат, но перепутать с собакой его?!
/ Найэри , притупи гордость/ - вежливо шепнул внутренил голос - / все что мог потерял и находишься в полной..../
/ Замол-чи, а?!/ - заткнул крылатый пес самого себя.
Но крыльями все таки пару раз взмахнул, для привлечения внимания, подняв всю пыль с пола. Бросил на них взгляд. Меня можно принять за обычную собаку?!
- О, моя ошибка, - прокашлявшись от пыли, добавил вновь пришедший. Конечно, в его родном мире таких существ не водилось, но брюнет уже как-то сталкивался с симуранами в своём долгом путешествии. Кажется, там же, где его путь пересёкся с неким... Алабаем, что ли. Нелюдимом с шрамом на щеке и летучей мышью в компаньонах.
Мужчина ненадолго обратился к Источнику, маленькими потоками воздуха стряхнув с себя (а также со всего прочего, что пострадало от вежливых намёков четырёхлапого разумного) пыль. Саидин, как и обычно ощущалась отчётливо, и была чистой. Никакого намёка на порчу. Джин часто гадал, почему - вмешался ли Творец или у Ранда получился его безумный план по очищению. Впрочем, сейчас это было не так уж и важно.
Ощущения, обострённые контактом с мужской половиной Источника, донесли до брюнета весьма аппетитные запахи с кухни. Да и не только с кухни. Буквально отовсюду, от каждого стола в зале, где что-то кусали, жевали, прихлёбывали или хотя бы пили. В том числе, от ближайших двух мисок, точнее - миски и котелка. У мужчины, ничего не евшего с утра, легонько заурчало в желудке.
- Не против, если я присоединюсь к вашей компании? - поинтересовался Джин у симурана и человека в уже теперь не пыльной одежде.
- Не пес, и однозначно не мой, - решительно открестился от притязаний на крылатое существо рыцарь. - Исключительно свой собственный. Только нервный немного... Ну, а кто бы тут не занервничал? То монахи про какую-то непонятную страну спрашивают, то призраки дебоширят - не иначе в какой-нибудь школе для сопливых магов-недоучек захворала главная ведьма, и школяры от вседозволенности берега путают... Да вы присаживайтесь, не стесняйтесь. Сэр Хантер. Я рыцарь. А вы откуда будете?
- Очень приятно. А я - Джин, - ответил новоприбывший.
Воспользовавшись предложением, брюнет устроился за одним столом сэром Хантером и симураном, который свой. Подошедшей служанке был торжественно вручен золотой, и вскоре она ускакала на кухню, чтобы донести до повара пожелания очередного клиента. Или клиентов, если ещё и по дороге заказов насобирала. Впрочем, брюнета эти подробности волновали мало.
- Буду я из Малкири. Это страна в одном из миров, - начал мужчина своё повествование, - и вряд ли в этом, хотя тут мало что поймёшь. Как называется наш мир, я не знаю. Впрочем, думаю, вы о нём слышать могли. Вряд ли существует много разных... - тут брюнет замялся, пытаясь подобрать замену очередному повторению слова "мир", - континуум, скажем так, в котором для мужчин и женщин разные источники магии, да ещё и события развиваются циклично. Когда меня оттуда... выкинуло, как раз завершалась очередная эпоха. Учитывая, что последняя в своём не менее очередном цикле - Джин поморщился, - легко можно представить, что в ней происходило. Зловещие предсказания, пробуждение ЗЛА с большой буквы, возвращение великого героя и всё в таком духе.
Объяснение, данное рыцарем насчёт причин нервности крылатого соседа самую малость удивили брюнета. Конечно, в его родном мире призраки сами по себе были безобидны, служа всего лишь одним из признаков всё увеличивавшегося количества прорех в Узоре и скорого возможного конца. Но, как узнал сам а'шаман за время своих странствий, в некоторых других местах бестелесные создания вели себя весьма агрессивно. Интересно, а что могло сделать здешнее привидение? Впрочем, этот вопрос мужчина решил оставить на потом.
- А что странного в монахах, интересующихся непонятными государствами? - поинтересовался он. - Точнее, что в этом странного для таверны, расположенной непонятно где?
- Ровным счётом ничего такого, кроме того, что я про такую страну в жизни не слыхал, - негромко рассмеялся сэр Хантер. - Хотя я вообще мало про какие страны слыхал, мы с Фар Лапом больше как-то по родным местам. То дракона от принцессы спасти... То есть наоборот, но не совсем... Ай, ладно. Сложно там все оказалось. Теперь вот ищем, с кем бы одну вещь добыть.
- В моём мире дракон только один, да и тот - человек, - улыбнулся Джин; видимо, смех собеседника был заразителен. - Впрочем, его тоже вполне можно было бы спасти. От принцессы и ещё кучи девушек, которые постоянно вьются вокруг бедняги и восхищаются его бровями. Кстати, - тут мужчине принесли его заказ, и он на секунду прервался, чтобы отблагодарить служанку кивком, - вам в деле добывания этой вещицы вполне мог бы пригодится... боевой маг, скажем так. Ну или как у вас обычно называют человека, который умеет немного мечом помахать, немного полечить, немного теми же молниями пошвыряться.
Произнеся это, Джин взялся за блюдо, на котором лежали четыре хорошо прожаренных индейки. Впрочем, оценив размеры птиц, мужчина усомнился, что справится со всем этим один, и жестом предложил соседям по столу присоединиться к трапезе.
/ Ну не такой чтобы нервный/ - ворчливо подумал симуран, -/ просто.../
/ Просто дурак/
/ И это тоже. Да замолчишь ты?! Ты какое то нездоровое явление./
И не слушая очередных склок и возражений симуран вернулся к активному слушанию беседы. Иногда он мимикой показывал, что в принципе не против помочь рыцарю, да и история Джина заинтересовала. Что только не встретишь.
/ Хм, они представились а я нет, надо исправлять/.
Пес ткнул в себя мордой и провыл-прокашлял несколько звуков. Получалось не очень, пришлось повторить , пока все не разобрали имя: Найэри.
"Симуран-псина... Перепутать его с собакой..." - думал рептилоид, когда его отвлек разговор про какую-то вещь, которую надо добыть. Предвкушая приключения, он проговорил:
- Если надо чего-нибудь добыть, я - за! Только объясните, что это за вещь и сколько вы готовы заплатить за моё участие в ваших поисках.
"В любой непонятной ситуации зайди в таверну", - подумал путник, толкнул дверь и застыл на пороге, оценивая обстановку.
Страннику было на вид лет тридцать. Впрочем, не первый год. Время для него давно остановилось. В светлых волосах ещё с юности - седина, но голубые глаза всё так же пронзительно смотрят. Его любимый замшевый костюм бежевого цвета основательно покрыла дорожная пыль. Из оружия заметна только шпага, которую один недоброжелатель прозвал "зубочисткой"; но это было далеко не всё. Не время раскрываться.
С минуту странник разглядывал помещение и посетителей, потом шагнул к ближайшему свободному столику.
Рыцарь озадаченно хмыкнул, разглядывая ящерочеловека. Или человекоящера - хотя это с какой стороны посмотреть... Дракон-перевертыш, что ли? Неважно, был бы че... эээ... в общем, был бы толк, а куда этот толк пристроить - найдется.
- Я похож на человека, который нанимает спутников? - рыцарь отхлебнул из своей кружки. - Нет, уважаемый, лишних денег у меня нет. Только на дорогу и пропитание. Но вот то, что я ищу, дорогого стоит... Потому что являет собой ключ к одному месту, в которое никак иначе не попасть. А вот уж в том месте... Что унесешь - твое. Жадничать, правда, говорят, не стоит - боком выходит.
- Говоришь, тебя зовут Найэри? - в это время поинтересовался Джин у четырёхлапого соседа по столу, решив пока что не обращать внимания на шипящий голос, обладатель которого тоже заинтересовался походом за неназванным на тот момент предметом. Скрип двери, ознаменовавший приход в таверну ещё одного посетителя, тоже был проигнорирован. Временно. В конце концов, можно было и чуть позже ознакомиться и с первым, и со вторым. Впрочем, попытки симурана представиться можно было обозначить словом "говоришь" лишь со значительной натяжкой. От звуков, которые извлекало горло крылатого пса, мужчина вздрогнул, и даже отпустил саидин, вместе с которой ушла обострённость чувств.
А вот рассказ сэра Хантера о ключе к некой скрытой сокровищнице вниманием обойден не был.
- И что же там есть, если позволено будет поинтересоваться? Что-то банальное, вроде драгоценных металлов и камней или, вдобавок ко всему этому, ещё и вещи поинтереснее? Например, разного рода магические артефакты.
Новичок пока не стал делать заказ, его всегда сначала интересовала информация; а потому он превратился в слух. А разговор был весьма любопытный. Был. Для многих. Впрочем, старому разведчику пригодятся любые сведения, их, как минимум, можно выгодно продать.
Да и народец тут занимательный. Странник придирчиво рассматривал симурана. Пока обычным взглядом, но нечеловеческое уже карабкалось наружу. Жаль, что тут не развернуться во всей красе, места не хватит.
"Мне хватит", - ехидно заявил Рэй.
"Не сомневаюсь. Не лезь раньше времени. Пока удобней казаться человеком".
- Пока я с одной теплой компанией спасал принцессу и дракона друг от друга, - сэр Хантер задумался, вспоминая, - был у меня при себе государев указ, чтобы мне везде оказывали содействие и посильную помощь. Задание мы выполнили, указ вроде как и не нужен стал, так и валялся в седельной сумке. Чернила у короля так себе в канцелярии, воруют, видимо, и водой разводят. Обтерлись, обсыпались. Я думал на нем песню записать, развернул у костра, и то ли свет так упал, то ли нарисовано было таким составом, который только в тепле проявляется, но увидел я на пергаменте совсем другую запись...
Он допил пиво, с сомнением заглянул в пустую кружку, но заказывать новую порцию пока не стал.
- Начала у нее не было. С того места, где стало можно разобрать написанное, начиналось описание ключа. Дальше я смог прочитать, что есть в неких горах место, где погребен какой-то очень могущественный волшебник. И тот, кто придет туда с ключом, сможет унести с собой то, что ему приготовила судьба.
Джин усмехнулся. Видимо, во всех мирах государевы слуги действовали про принципу "всё вокруг казённое, всё вокруг моё". В том, что растаскивали даже такую мелочь, как чернила - ничего удивительного мужчина не находил. Слова же рыцаря насчёт могущественного волшебника и уготовленного судьбой вызвали у брюнета жгучее любопытство вкупе с опаской.
- О, мало кто откажется от шанса посмотреть, что же именно за приз присудит ему эта странная госпожа. Вот только меня немного волнует пленник. Там не было сказано, кто и когда его замуровал? Вырвется ли он, если принести к месту заточения ключ? И если да - то как отнесётся к своим освободителям?
Немного помолчав, мужчина добавил:
- Мне как-то встречался гигант в сияющих доспехах, который очень серьёзно относился к судьбе и всему, что с ней связано. Весьма... впечатляющий воин, смею заверить. Впрочем, и колдовал изрядно. Он бы нам весьма пригодился в случае неприятных сюрпризов. Но именно, что пригодился бы. А так как его тут нет - всё же лучше заранее узнать, в какие переделки мы можем вляпаться - как на пути к цели, так и уже у неё.
После этой тирады брюнет переложил одну из птиц с подноса, стоявшего возле него, в миску симурана. Судя по всему, тот был сильно оголодавшим, и дополнительные несколько фунтов жареного мяса только пойдут ему на пользу. Начав разламывать на кусочки одну из оставшихся трёх индеек, Джин кивнул своему соседу, обладавшему человеческим обликом:
- Угощайтесь.
На вопрос Джина крылатый пес кивнул,. Да. Найэри. Все правильно. Най или Эри тоже можно.
А вот рассказ про ключ иместо сокровищ его заинтриговал. Не сколько из-за сокровищ, сколько псу показалось, что оно может помочь найти свое место или призвание. Он уже был многим и никем. Был личным телохранителем, правда не долго и не в человеческом обличье. Но случилось то, что случилось и ему пришлось скрыапться, оборвав мосты. Он делал музыкальные инструменты (уже в людском обличье)и ему это нравилось. Но его подвела благотворительностб, его нашли и опять пришлось бросать все. Правда за этим всем потерялось и то, что гордец-симуран считал своим предназначением или судьбой. Впрочем гордец он быть почти перестал.
Он извиняюще ухмыльнулся Хантеру. Прости не могу полноценно участвовать в беседе., но мне очень интересно.
/Я помогу. И быть может оно мне поможет найти себя/ - он постарался, чтобы эту мысль услышали другие, но не был уверен в успехе. Симуран могли мысленно общаться между собой и людьми союзниками, но собравшаяся компания пока еще не была с ним связана . Или уже?
На индейку он с благодарностью посмотрел на брюнета и деловито захрустел птицей. С таким питанием и восстановится удасться быстрее.
- Пленник? - озадаченно переспросил рыцарь. - Ээээ... А, ты о волшебнике? Нет, уважаемый, там было написано - гробница, а не темница. То есть волшебник давным-давно упокоился, и возражать не должен бы Равно как и радоваться, впрочем. А вот сюрпризы - да, сюрпризов там наверняка хватает... И уж наверняка приятных среди них окажется мало. Я сам не волшебник, мое дело - меч. Но вот На... Найэри, я правильно сказал? - вот у него может быть отличный нюх на такие вещи. Ты говорил, что с магией в ладах, и даже подлечить умеешь. Вместе уже легче было бы со всем справиться.
Дверь таверны распахнулась вовнутрь, хотя и не была на это способна. В светлом дверном проеме появился черный силуэт здоровенного детины. Последний не спеша прошел в таверну, приковывая к себе внимание. Впрочем, необычным в нем был только рост, покрой одежды навевающий смутные воспоминания о море и понятии "испанский гранд". Черная, расшитая серебром рубаха, с закатаными по локоть рукавами, поверх которой была надета синяя безрукавка. Черные штаны, заправленные в не менее черные ботфорты. На голове, с распущенными темными волосами, красовалась такая же черная бандана. Композицию венчали синий кушак и несколько неуместная здесь абордажная сабля, с золоченым эфесом. На навершии сабли виднелся знак - серебряная молния.
- Каррамба, - тихо проговорил детина. - Кажется я по нужному адресу.
И заняв столик, рявкнул во весь голос:
- Рома! - после чего страдальчески сморщился.
Найэри. Правильно. Нюх на такие вещи?
Морда симурана стала озадаченный.
/ А что я умею? Я чувствую природу и все что с ней связанг. Возможно и в прямь учую , что то неестественное и волшебное. Ну я могу швырнуть молнию и призвать грозу, но на этом вроде бы и все. /
Симуран закончил мысленное перечисление своих умений и немного помедлив, все же подтвердил слова рыцаря. Да. Учуять, наверно сможет.
Да, отсутствие языка и речи все таки мешает в переговорах.
Таверна оказалась весьма популярным местом (впрочем, учитывая то, в скольки мирах к ней существовала дорога, это было явно не удивительно). Пока Хантер и брюнет толковали о пленнике, оказавшемся отнюдь не пленником (хотя, кто их разберёт этих магов, может мумия или лич) - количество посетителей в зале увеличилось на ещё одного. Шумный морской волк, весь в чёрном, как будто кто нарочно создал примерную противоположность всегдашнему образу воителей добра. По крайней мере, в цвете и поведении. Вопрос насчёт того, любит ли этот незнакомец подвергать пыткам, причинять вред и творить прочие злодеяния, которые многим даже кажутся милыми - пока что остался открытым. Бросив на вновь прибывшего пару любопытных взглядов, Джин отложил в сторону обглоданную кость индейки и вернул своё внимание рыцарю.
- У моей магии, как почти в каждом из миров есть некоторые ограничения. Она не всесильна. Например, то же лечение хоть и уберёт большую часть ран, кроме самых смертельных, но оно потребует значительных затрат жизненных сил самого пациента. Есть, конечно, плетения и поизящнее, так сказать - точечные, но они требуют тщательного обследования. А времени на такое может и не оказаться. Да и утомляет всё это весьма серьёзно. Впрочем, правда в твоих, - брюнет в свою очередь решил тоже перейти на "ты", - словах тоже есть. Вместе как-нибудь да справимся. Ну а не справимся - думаю, мало кто будет плакать по очередной группе приключенцев, сгинувшей в походе.
И опять после небольшого участия в обсуждении будущей экспедиции мужчина налёг на пищу.
С ромом повезло. Настоящий темный, длительной выдержки и пара апельсинов с корицей - что может быть лучше для нормального пирата? Впрочем идиллию нарушили сразу три фактора. Первым подал голос клинок на поясе:
- Ты помор или кто?
Бродяга снова поморщился и опрокинул кружку, закусив апельсином с корицей. Блаженное тепло растеклось по организму, но... Ощущения были в равной степени знакомыми и незнакомыми. По всей видимости в прошлом, он употреблял какие то другие напитки.
Разговаривающие неподалеку люди болевых ощущений особо не вызывали, а вот крылатый пес, вызывал троякое ощущение. Где то он видел подобных, почему то его начало тянуть в небо при виде крыльев и...
- Слушай собакин. Не мог бы ты думать чуть потише? А то моя голова сейчас просто взорвется, забрызгав мозгами стены.
Найэри резко повернулся к пирату , убрав лапы со стола , сделал пару шагов навстречу к нему и шумно втянув ноздрями воздух.
/ Извини. Но не все могут меня слышать/
Крылья слегка пошевелились. Пес решил заняться осмотром окружающих людей.Аккуратно и осторожно.
А то мало ли что.
/ Почему мне не нравится эта рептилия? Вроде бы ничего такого не сделал. Остальные вроде бы не представляют явной опасности, но я уже ничего не понимаю. Надо было чаще общаться с людьми. Зачем многие пытаются казаться хуже, чем они есть? Непритязательнеей/
Симуран извиняюще всем ухмыльнулся и преспокойно вернулся к курице. Извините, если доставил неудобство.
"Общение мыслями - странный предмет. Оно как бы есть, но его как бы нет", - промелькнуло в голове а'шамана, когда он услышал ворчливую тираду морского волка. Впрочем, вслух Джин ничего не сказал, продолжая восполнять свои силы. Вскоре к мясу принесли хорошую кружку эля, мужчина устроился на стуле с некоторым комфортом и принялся разглядывать остальных недавно пришедших. Седой незнакомец с голубыми глазами был вполне обычным человеком (по крайней мере, выглядел таковым), и удостоился недолгого изучения. Сидит, и пусть себе сидит. Есть-пить не просит, по крайней мере - у кого-то из их компании, и даже особого интереса пока не проявил. А вот двуногий ящер - это что-то позанятнее. Правда, Джин так и не привык ко всяким мантиям за время своего путешествия, поэтому одежда рептилоида воспринималась им лишь как роскошно сшитый халат, и никаких мыслей насчёт профессии своего обладателя не вызвала. Так или иначе, после некоторого осмотра драконида (особый интерес вызвало наличие у него глаз - потому что шипящий голос до сих пор где-то в подсознании мужчины ассоциировался с мурддраалами) брюнет вернулся к созерцанию своего стола и того, что на нём. Вскоре с одной птицей было покончено, эль выпит, и Джин прислонился спиной к стене таверны, ожидая продолжения беседы.
- Интереееесно, - протянул рыцарь, переводя взгляд с симурана на пирата. Или как там его меч обозвал - помора? Здоровяк при разговорчивой сабле умеет читать мысли? Ну, или слышать - кто их разберет, этих магов. Если способен слышать то, что не ему адресовано, то свои собственные мысли, наверное, лучше будет прятать потщательнее. Но с другой стороны - какой нужный талант... Это же ни торговец не обманет, ни разбойник добрым человеком не прикинется - весь как на ладони будет?
- У тебя, уважаемый, сабля говорящая? У меня вон конь говорящий, так я даже и не знаю, поздравлять или сочувствовать...
- Сейчас как обижусь, - зловеще пообещали за окном. - Каааак спою...
- Говорящий, и иногда, слишком много, - чуть поморщившись отозвался помор. - Говорит, намолчался за века. Правда я не понимаю, если он сейчас говорит, почему не говорил раньше? Или говорил, просто я не помню?
- Не говорил, потому что не мог, - авторитетно подтвердил клинок. - Проклятие такое было, которое ты заштопал мной. Правда сам при этом пострадал, ну да это дело поправимо.
- Говорящие кони, оружие... Интересно, тут это обычное явление и встречается на каждом шагу или просто бывают в жизни совпадения? - поинтересовался а'шаман. На какой-то момент ему показалось, что это просто странный сон. Ну местами реалистичный, да. И что? Кто сказал, что в других мирах нет чего-то наподобие Тел'аран'риода? Решив на всякий случай проверить эту версию, Джин сосредоточил своё внимание на двери и представил, что та изготовлена из хорошей стали. Ничего не произошло. Значит, всё происходящее реально. Наверное. Оставив этот вопрос до конца не выясненным, брюнет добавил, обращаясь то ли к помору, то ли к его оружию, - А это проклятие... История о нём долгая или можно в нескольких словах пересказать суть? Если есть желание, конечно же.
Спокойный полет был прерван внезапно: после двух громких хлопков со стороны хвоста, С-21 затрясся и начал быстро терять высоту. Самолет болтало так, что все незакрепленные предметы, пассажиры и хорьки принялись беспорядочно летать по салону. Из кабины пилота донеслись нецензурная брань и проклятия в адрес безымянного фотографа, тут же увязнув в испуганных криках пассажиров. Но прежде, чем неудачливых путешественников настигла быстрая и неминуемая гибель, ослепительный белый свет окутал всё вокруг, просачиваясь через иллюминаторы и заполняя собой всё пространство. Вой ветра и крики теперь шли будто издалека, а потом и вовсе увязли в ватной тишине. Лишь звенело в маленьких ушах.
Снова хлопок - и белая пелена перед глазами начала медленно, очень медленно оседать. В уши тоже начали возвращаться звуки: шелест деревьев, щебетание птиц... человеческая речь? Чуткий нос на хитрой усатой мордочке ловил запахи природы, людей, еды... и еще что-то странное. Что-то похожее по запаху на белое сияние, окутавшее самолет. Нет, не запах. Что-то иное, чего Морсилиус раньше не ощущал, и чему не мог пока найти определения.
Зрение окончательно пришло в норму, и Морс увидел, что стоит в сырой траве, прямо перед незнакомым домом. Помятый, но живой и целый. Голова работала неожиданно ясно... Пожалуй, даже более ясно, чем когда-либо. Это было ново и непривычно. Размышления прервал банальный холод - шерсть начала намокать в траве. А из дома веяло теплом и запахами еды... Не раздумывая больше не минуты, отважный хорек с разбега взобрался под крышу, нашел небольшое отверстие, и уже пару секунд спустя тихо бежал по стропилам, с высоты осматривая собравшихся в зале таверны.
Сэр Хантер
С Zero

- А что, было какое то проклятие? - поинтересовался помор у своего оружия, отстегивая обоймицу и кладя ножны с абордажной саблей на стол. - Ничего не помню. Нет, есть какие то смутные воспоминания. Какая то башня, жуткий холод, какой то летающий ужастик размером со слона... Или нет, ужастиков было два? Ожин черный и блестящий, прямо как ты, а другой рыжий и пятнистый. Какая то немыслимая красотка. Дракон...
- Все вспомнишь, как найдешь эту свою немыслимую красотку, - отозвался клинок. И обращаясь к собеседникам добавил. - История эта длинна как моя жизнь. Ну а если в двух словах, любой кто владеет мной - теряет память. Кстати, позвольте представиться - Черный Бродяга.
- Эй, Бродяга это я, - заспорил помор.
- И так каждый раз, - вздохнул Бродяга. - Тебя зовут... А впрочем неважно, все равно забудешь.
- Я тебе спою... - буркнул сэр Хантер, прислушиваясь к подозрительному шороху. Мыши? Для них тут слишком чисто. Перебранка помора с собственной саблей отвлекла его. Проклятие - это очень серьезно. Проклятия бывают прилипчивыми, они могут перейти на других. Проклятие может погубить всех, кто рядом... Но даже опасение не могло перебить сочувствия. Бедняга, память потерять - врагу не пожелаешь...
Но кто же все-таки там шелестит?
Рыцарь отломил крылышко индейки, отложил на край стола у стены. Клюнет или нет?
Йоши Тамака
Участники:
Сэр Хантер (в роли себя)
Йоши Тамака (хорек Морс)
Джин (в роли себя)
Ясень (симуран Найэри)
Zero (Бродяга и Черный Бродяга).
Ниже подключатся:
Nelemi (Паоло де Талейран)
Ri (Ариэль).


Хорь наблюдал с высоты за странной компанией. Угрозы не ощущалось, но Морса всё равно настораживал большой зверь рядом с людьми. Таких он еще не видел. К тому же, от всех, кроме человека у стены, пахло... странно. Новый запах, незнакомый, но всепроникающий, и окутывающий весь этот мир. Незнакомец положил на край стола что-то съедобное, судя по запаху. А еще Морс понял, что это "что-то" явно предназначалось ему. "Заметил?" Что ж, от угощения хорек никогда не отказывался. Мягко спрыгнув на ближайшую полку, а с полки на стол, Морс сцапал крылышко, и, секунду обнюхав, прострекотал что-то довольное и принялся за трапезу, краем глаза посматривая на собравшихся за столом.
Рыцарь довольно усмехнулся, когда на стол стекло узкое длинное тело маленького хищника.
- Угадал. Малыш малышом, но среди лесных жителей - свирепый и отважный боец... Теперь понятно, почему мышами тут даже не пахнет.
- Интересно, ты просто зверёк или тоже какое-то разумное создание? - произнёс Джин, с любопытством рассматривая мелкого гостя.
Хорек оторвался от крылышка и посмотрел на говорящего, постепенно осознавая, что понял не только то, что слова адресованы ему, но и смысл сказанного. Разумное ли создание? Конечно. Вот только... Почему он раньше этого не осознавал, а начал только сейчас? Мысли и вопросы начали роиться в маленькой голове, вытеснив даже мысли о еде.
Найэри сам не ожидал, но то ли сыграло роль обилие вкусной еды, то ли желание пообщаться нормально, а не мимикой, но когда он в очередной раз попытался принять человеческий облик, у него внезапно получилось.Сверкнула вспышка, яркая и резкая , и вот на месте симурана сидит давешний парень в уже подсохшей одежде.
- Наконец-то я могу говорить нормально, - он широко улыбнулся, - никогда не думал, что скажу, но меня угнетало то, что собачье горло не приспособлено к речи. Благодарю за еду и извините, если доставил ненароком неудобство.
- Это общая беда всех перевертышей, - негромко прозвенел Черный Бродяга. - Но в этих случаях помогает мысленная речь.
Симуран неопределенно пожал плечами.
- Это если не учитывать, что у меня с ней некоторые проблемы.
Помор прикрыл глаза, от чего звуки сразу заметались по комнате и положил руку на обоймицу сабли, словно пытаясь сосредоточиться. Как всегда, это не получилось, да и последствия, которые Черный Бродяга высоконаучно называл "магической контузией", сосредоточиться не дали. Однако, в памяти проступило еще одно видение: на фоне искристо-белого моря, всего в твердых и неподвижных волнах, черный ворон, каркнув, устремляется вперед, к далеким горам.
- Чем то ты напоминаешь мне одного друга, - сказал помор, обращаясь к хорьку. - Только тот был Вороном.
- Какие занятные ассоциации. Если хорёк - ворон, что что можно сказать об остальных? Не о всех, так хотя бы о некоторых из них, - заинтересовавшись действиями морского волка, предложил брюнет. Превращение симурана было воспринято с лёгкой улыбкой и кивком, но и только. В конце концов, никаких неудобств тот не причинил.
Zero
вся компания - продолжение

- Я вот могу сказать, что у тебя, уважаемый, голова болит, - заметил рыцарь. - И никакой магии для этого не надо... Фар Лап!
В окно осторожно заглянула лошадиная голова.
- Пива?
- Обойдешься. Я возле таверны ивы видел. Отдери мне полоску коры, отвар надо сделать.
- И вот так всегда, - вздохнул конь. - Садюга ты, Хантер... Иду-иду.
Он исчез, увидев исподтишка показанный кулак, и вскоре появился снова, выплюнув на подоконник длинную полосу молодой коры. Рыцарь подобрал ее, сходил к оркам-вышибалам, потолковал с ними и вернулся за стол.
- Сейчас все будет. Отвар, конечно, горьковат малость, но ручаюсь - про головную боль ты забудешь, - пообещал он помору.
- Болит, это слабо сказано, - отозвался парень, принимая кружку отвара. Черный Бродяга против обыкновения, никак не прокомментировал эту ситуацию, однако парень чувствовал, что и его занимает нетрадиционный способ лечения головной боли. Помор понюхал отвар, который слабо пахнул деревом и чем то еще и.. залпом, как недавно ром, выпил все содержимое кружки и закашлялся.
- Ты бы еще хинина предложил, - негромко прозвенел клинок. - Полынь еще хороша.
- Зато про голову точно забыл, - в тон отозвался с улицы жеребец.
- Топор бы еще предложили, добрые души, - пытаясь откашляться проговорил помор.
- А в чем трудность мысленной речи, молодой человек? - обращаясь к перевертышу, поинтересовался древний клинок. - Я бы сказал, что это достаточно полезное умение и... доступное почти всем перевертышам.
- Обычно меня слышат только со мной связанные люди. - пояснил Найэри, - не могу же я всех своей кровью поить. Особенно, если хочу спросить сколько времени, например.
"Мыслеречь? Какой странный вариант связи. Впрочем, узы Стража для того, кто слышит о них впервые, тоже могут показаться весьма... экстравагантным решением", - промелькнуло в мыслях а'шамана, по-прежнему сидевшего на том же месте и уже начавшего немного скучать. Его предложение насчёт подобрать ассоциации для других собеседников, помимо хорька, было проигнорировано. Ну или отложено в сторону до поры - до времени. Вновь погрузившись в состояние, которое Ранд как-то назвал Пустотой, мужчина при помощи сильных потоков воздуха распахнул входную дверь таверны, после чего этими же потоками затянул внутрь свой походный рюкзак, о котором едва не позабыл в стремлении поесть и последовавшей суматохе. Конечно, было немного странно, что на пожитки Джина не наткнулся никто из пришедших позднее, но может быть это отчасти объяснялось феноменом перекрёстка миров, которым были и здание, и окружавшие его развалины. Так или иначе, пока рыцарь и его конь были заняты лечением головы моряка, да выяснением подробностей насчёт общения симурана в звериной форме с окружающими, брюнет потихоньку ковырялся в своём багаже. Надо же было проверить, что там намокло после недавнего ливня, когда Джин ненадолго упустил концентрацию (за что потом нещадно себя корил) и позволил дождю себя захлестнуть.
Когда перевертыш принял человеческую форму, нос хорька снова уловил волну странного, нового запаха. С непривычки Морс даже чихнул. Он немало подивился превращению симурана: "Как так, был зверь, а теперь - человек. Может, и я так могу?" Хорек зажмурился, сосредоточился, посидел так секунд пять, и... ничего не произошло. "Ну и ладно." - подумал Морсилиус, вернувшись к дожевыванию крылышка, при этом не упуская ни единого слова новой компании. Многое ему пока было непонятно, но основную суть он уловил: у высокого человека болит голова, а большой зверь снаружи и человек, давший Морсу еду (Фар Лап и Хантер - так они назвали друг друга), теперь его лечили чем-то невкусным. Когда Морс болел, его человек тоже лечил его, подмешивая горькую белую гадость в желток яйца, зато потом становилось легче. Еще люди говорили о какой-то "мыслеречи", но пока хорек не совсем понимал, что они имели в виду, и просто продолжил слушать.
Ясень
Пока будущие спутники обсуждали проблемы межвидовой коммуникации, рыцарь поднялся, обошел стол и выскочил в открытое окно.
- Я скоро вернусь, - донеслось до собеседников.
Едва отдышавшийся после попытки "лечения" помор, проводил рыцаря взглядом и попытался привести мысли в порядок. Магия, продемонстрированная брюнетом, не показалась какой бы то ни было диковиной, а вот задача подобрать ассоциации для остальных... Вышеозначенный брюнет тоже с удивлением наблюдал за способом, которым сэр Хантер покинул помещение. Ради столь важного дела а'шаман даже оторвался от сортировки своих вещей.
"Казалось бы, дверь нараспашку, иди - не хочу. Но нет, надо лезть в окно", - мысленно усмехнулся Джин.
- Надеюсь, эти попытки подобрать ассоциации, не будут использоваться, как еще одна попытка радикального лечения, - пробормотал помор. - Еще бы сообразить, как подбирать эти самые ассоциации, если ни хвоста не помнишь? Впрочем...
Прикосновение пальцев, к эфесу Бродяги, как всегда, давали одинаковый результат: успокоение, полное очищение от мыслей. Из тех же картин, что обычно мелькали перед глазами, и воспринимались как обрывки произошедшего, совпадений не было.
- Маловато картин для устойчивых ассоциаций. Женщина, дракончик, крылатый ужастик, которого почему-то все пугаются.
- Крылатый ужастик это случае не я? - улыбнулся уголком губ Найэри , - я всегда считал себя достаточно симпатичным и мохнатым.
- Мелковат ты для того ужастика, раз в пять мельче, - усмехнулся помор. - И да, он совсем не мохнат, и блестит как отполированный вороненый клинок.
Джин пытался было предположить, о каком собственно страшилище идёт речь. Но полулюди крыльями не обладали, а других кандидатур ему пока что не вспоминалось. Тем более, что самого... мага больше беспокоила женщина, присутствующая в ряде ассоциаций. Ему почему-то упорно казалось, что речь идёт об одной из Айз Седай, причём непременно Красной. А эти мужененавистницы явно оставили в его памяти неизгладимый след. Пусть даже Джину не приходилось встречаться с ними лично, и судить он мог исключительно по рассказам других. Или как раз наоборот, по этой самой причине.
- Нет, это отнюдь не метод радикальной терапии головной боли, - усмехнувшись, ответил а'шаман Бродяге, - но если есть желание, можно испробовать что-то и из их числа.
- Вот встретит свою красотку и дракона - вылечится, - тихо прозвенел клинок. - Они точно знают кто он такой, что с ним и как такое лечить. Тебе же, молодой человек, это попросту небезопасно. В лучшем случае, вывернет наизнанку только тебя. В худшем - и пару миров Веера.
Пару десятков лет назад Джин на подобную тираду отреагировал бы в стиле "Не стоит недооценивать мою мощь!", но с тех пор он малость пообтесался, несколько раз попав впросак из-за этой своей уверенности в том, что саидин может всё, главное - подобрать необходимое плетение. Так что он не стал размахивать руками и что-то там доказывать, а просто поинтересовался:
- Насчёт миров Веера можно немного подробнее?
- Голое, академическое знание, которое отсюда нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, - отчетливо прозвенел Черный Бродяга. - Представь себе обычный веер, где каждая пластина это отдельный мир. Миры, связаны между собой Осью, которая представляет собой законы, характерные для этого Веера. Как я понимаю, эта таверна, как раз и находится на Оси - поскольку сюда попали все мы, и все мы - из разных миров.
Джин
Те же, там же.

Хорек, в отличие от остальных, ничуть не был удивлен тому, что Хантер решил выйти через окно - Морс бы на его месте поступил точно так же. Здоровяк, кажется, тоже потерял друзей, как и сам Морсилиус. А его говорящая палка объясняла, что все пришли сюда с какого-то... Веера? Из других миров? Значит, и он больше не в своем мире? А где же тогда его друзья? Может, тоже где-то неподалеку? Зверек поднял морду и потянул носом воздух, принюхиваясь в поисках знакомых запахов. Нет, ничего. Он раздосадованно опустил нос.
- У нас выдвигали теорию примерно такого рода, - сказал маг, отложив в сторону свой рюкзак. Благо, проверять там было мало чего, и всё благополучно оказалось сухим, - но если моя память не вышла замуж, то там использовалась концепция Колеса миров с некоей точкой-осью. Полагаю - что тот, что этот вариант одинаково малопроверяемы.
- Я думаю, что в каждом мире есть подобные теории, - отозвался клинок. - Только вот мы не теоретики. Мы практики. И больше по фехтованию и художественной рубке.
Помор тем временем, негромко подозвал официанта, что то ему растолковал, после чего получил в свое распоряжение бутылку рома, пару апельсинов, корицу, что-то, что выдали за "мясо белой рыбы" и совершенно отдельно - блюдечко с теплой сырой печенкой.
- Ворон! То есть малыш. Угощайся.
- М... орсс! - неразборчиво поправил хорек, и едва не подпрыгнул на месте от удивления: еще бы, из его собственного рта вылетело не просто обычное "гу-гу-гу" пополам с фырчанием, а нечто хоть и отдаленно, но напоминающее речь людей. Впрочем, от удивления Морс быстро оправился, и, благодарно профырчав, принялся уплетать угощение, попутно стараясь осмыслить произошедшее. Большой зверь, которого звали Фар Лап (кажется, он назывался "лошадь"), умел говорить. Может, если постараться, то и у него самого что-нибудь да получится?
- Очень приятно, - усмехнулся Джин, - а вот я как раз больше практикуюсь в магической штопке следов от художественной рубки. Если, конечно, объект последней соизволит выжить. В принципе, не только лечение, да и чем-либо острым помахать можно, хоть и не очень буду рад такой перспективе.
- Приятно познакомиться, Бродяга, - отозвался помор, обращаясь к Моррсу. - Хотя этот короткий и острый, утверждает, что меня зовут как то по другому, но имени ни разу не произнес.
- Это ты так думаешь, - приглушенно прозвенел Черный Бродяга. - Но чтобы не знакомиться каждый день заново, зовись ты лучше Бродягой. Точно не забудешь.
Не сказать, что хотелось влезть именно в такой поход, но душенька (или не она?) определёно хотела приключений. В конце концов неизвестно, во что это выльется.
«Быть или не быть? Ха-ха!» - снова заявил о себе Рэй, - «Решайся уже. Или хочешь застрять в этом трактире? Мне надоело».
Собравшаяся компания привлекала Паоло гораздо больше самого приключения.
«Ладно, Рэй, твоя взяла».
- Эй, а меня с собой возьмёте?
- Не я капитан этого похода, - отозвался помор.
- Да куда уж тебе, с твоей контузией, - подковырнул помора его клинок. - Но думаю, что шкипер против не будет.
- Бродяга, говори по человечески, - пробурчал детина. - Но в чем то он прав: пока рыцарь, что перепутал двери и окна не вернется, мы не узнаем. Но, как мне кажется, лишней и твоей шпага не станет.
- Или не только шпага, - заметил а'шаман, - возможно, наш новый знакомый, который пока не соизволил назвать своё имя, может ещё что-нибудь, помимо проделывания дыр в человеческих и не очень телах при помощи стали.
- Соизволю назвать прозвище. Думаю, его хватит пока. Мыш. А что до умений… чего хотелось бы?
Сэр Хантер
Подобный ответ мог подразумевать излишнее самомнение. Мол, "всё могу, что хотите - то и будет". Или же нет. Возможно, блондин был просто разносторонне развитой личностью с множеством умений, и ему было неохота перечислять их все первым же встречным. Пусть даже он сам напрашивался к этим встречным в компанию. Но уже и действительно пора бы было поразмыслить, чего не хватает почти сформировавшейся экспедиции за ключом.
- Скажи, Мыш, ты давно прислушивался к нашим разговорам? - вопросом на вопрос ответил Джин.
- Полагаю, что если и пропустил что-то, то совсем немного. С истории о государевом указе.
- Я сейчас немного не об найденной на страницах указа историии, - махнул рукой брюнет, - тут суть в том, что мы ещё и представлялись, а также рассказывали - кто что умеет. Ну... почти все. Вот как ты думаешь, какие навыки из твоих были бы в пору такому отряду? Те и назовёшь. Всё просто, вроде бы.
«Починяю примус», - сыронизировал Рэй.
- Фехтую, стреляю, лазаю по крышам и не только. Не слыхали про банду Грейвса из Леса Одинокой Звезды? Я оттуда, - ответил Паоло, опуская значительную часть своей биографии.
- Я не слышал. Уж очень сильно не местный. Да и многие другие слегка из разных миров.
- Подозреваю, что тоже сильно не отсюда. Откровенно говоря, очень слабо представляю, куда меня зашвырнуло.
Тем временем покинувший таверну через окно рыцарь занимался совершенно неотложным делом - он инспектировал дорожные запасы. На одного человека нужно не так уж много - хватит одной лошади и пары седельных сум. Но у него собирался целый отряд. Даже если он будет не единственным толковым охотником, одного мяса недостаточно. Нужны крупы, мука, мед. В особенности нужна будет соль. Это не считая одежды, снаряжения, инструментов - хороши они будут, если придется в горах искать кузнеца или шорника. И все это надо на чем-то везти. Или на ком-то.
Отряду будут нужны лошади. И верховые, и заводные. И взять их тут негде...
Вернулся сэр Хантер уже через дверь. Пошептался с орками, почесал в затылке и направился к обедающей компании.
- В общем, расклад такой, - заговорил он, усаживаясь на прежнее место. - Нам нужны лошади и припасы. Припасов можно и тут купить, особенно если помочь немного хозяйке - какая-нибудь работа найдется и для нас. Но вот с лошадьми все очень грустно. Здесь верховые бывают, но продавать их вряд ли кто-то из владельцев станет. Но вот орки мне подсказали, что есть тут в дне пути по восточной дороге одно место, где разводят лошадей. Был на днях один из табунщиков, жаловался, что кто-то портит им лошадей, и просил прислать кого-нибудь разобраться с бедой. Если сходим и разберемся - будут нам лошади по дешевке, и стоящие. Что думаете об этом?
- Можно попробовать, -улыбнулся симуран, - с живой природой я лажу, да и на чутье не жаловался. А как именно портит? Гривы в косичку заплетает?
- Если табунщики жалуются на порчу, это что-то посерьезнее колтунов в хвосте, - покачал головой сэр Хантер. - С такой мелочью они обычно сами справляются, помощи не просят. Подробностей они не знают, но говорят, табунщик был очень обеспокоен.
- А каких именно там лошадей разводят? - в свою очередь поинтересовался брюнет. - Выносливых и неприхотливых, наподобие лошадок у степняков-кочевников или же боевых коней, рассчитанных под тяжеловооружённых всадников, например? Ведь если второй вариант, то они нам, по идее, не сильно подойдут.
- Под тяжелую конницу на степных выпасах не разводят, - влез в беседу Фар Лап, являя в окне свою породистую голову. - Условия питания не те, понимаете ли. А вот под курьеров, под легкую конницу - вполне могут. Выносливость и резвость там как раз воспитываются. Но вообще я бы сбегал и посмотрел...
- Я тебе сбегаю, - рыкнул рыцарь. - Опять потом выслушивать, как ты местную породу улучшил, заодно наваляв табунным жеребцам.
- Так улучшил же! - возмутился Фар Лап. - Там такие жеребцы были, что только на валяние и годились!
- Ага, а что кобылы потом от них разбегались - это ничего, да? - поинтересовался сэр Хантер. - Никаких "сбегаю". Искать им потом жеребца, который порядок в табуне наведет, я не намерен. Хватило уже.
Ариэль
(совместно)

Симуран задумался, с магией он не дружил, даже молнии получались через раз. Недаром Таилар его в шутку называл гениальной магической бездарностью. Перед глазами возникла ухмыляющася морда асшаи и в сердце что-то кольнуло. Кажется между мирами Най заблудился прочно и даже приблизительно не представлял, где его родной мир. А вот про порчу Ларэ говорил дельные вещи.
-У меня есть...или был..., - симуран задумался подбирая нужное слово, - кажется у людей это называется другом, так вот он один из наших шаманов и у него на все есть свое мнение , выражаемое в своеобразной манере. Он всегда говорил, что порча это такая штука, которую легко делать, трудно снять и самый логичный выход найти того , кто ее и организовал и хорошенько дать ему по шапке. Ну и мотивы узнать, конечно же. А где этот табун? Не около таверны же?
- Как уже было сказано - двигаться на восток отсюда, где-то день пути, - флегматичным тоном ответил Джин. То, что симуран, которого явно разморило после сытной пищи, воспринял не всё из сказанного рыцарем - брюнета ничуть не удивило. Подобное могло произойти почти с каждым. Так что причин для ругани, вопросов на тему "Чем ты слушал, уж не пятой ли точкой?" и советов лучше следить за чистотой ушей, а также стараться их не сильно застужать, тут не было, и быть не могло. Что же касается порчи, то тут маг хотел было высказать своё мнение, но потом вспомнил, что вообще-то и сам не в курсе, сработал ли тот план Дракона.
- Спасибо, - вежливо кивнул Найэри.
"Видимо старею, когда-то моей обязанностью было в том числе и слушать, особенно то, что для моих ушей не предназначено."
Ариэль давным-давно покинула родной лес с речкой. Годы странствий приучили нимфу одеваться просто, есть всякую гадость и радоваться мелочам. Вот, к примеру, только что она была одна среди толпы скелетов в прерии и убегала от них испуганным оленёнком. Не огненными же мячами в скелетов с мечами кидать? Ариэль попробовала, пару скелетов сожгла, но их было много. Угораздило же её заночевать в перелеске с бывшим кладбищем. Хорошо ещё хоть проснулась вовремя и успела убежать. Вообще-то Ариэль была волшебница. Её за волшбу, нимфам несвойственную, из родного леса и отправили странствовать. С тем, что нимфа способна лечить, родные ещё соглашались, но вот со стрелами холода были несогласны. Нет такого у нимф. Нимфы должны ухаживать за родной природой. Ариэль и это любила, даже немного умела. Но... Уф... Запыхалась. А где скелеты? Где прерия? И где это я? Перед глазами Ариэли был лес, справа виднелся тракт и к нему притулилось здание, похожее на придорожную таверну. Одно окно было открыто и возле него топтался жеребец. Жеребец что-то говорил в окно. Ариэль подумала хорошую шутку, заморозить жеребцу хвост. Но будучи порядочной нимфой, пусть и давно странствующей, она удержалась от шалости. Вместо этого она сотворила на ладони несколько кусочков сахара. Потом она оправила юбку и кофту, подтянула сапожки, чтобы не быть растрёпанной лахудрой и подошла к окошку.
- Привет. Ты не кусаешься? - Спросила она жеребца и предложила. - Сахарку хочешь?
Фар Лап обернулся, насторожив острые уши. Бархатные ноздри раздулись, обнюхивая угощение. Сахар он вежливо взял - не отказываться же, раз дают, но на всякий случай поинтересовался:
- Благодарю. А воду в пиво вы не превращаете, случайно?
- А Вы и пиво пьёте? - С интересом посмотрела на коня Ариэль. - Нет, увы, алкоголь не моя стезя. У меня эль невкусный получается. - После этого Ариэль вежливо ладошкой подвинула морду говорящего скакуна в сторону и заглянула в окно. - У Вас подают пиво? - Спросила она в зал.
- Я все пью, - вздохнул жеребец, обнюхивая прическу нимфы. - Но мне не все наливают...
- Подают, - дружелюбно оскалился орк-официант при виде симпатичной девушки. - Хотите пива? Или чего получше?
- Плова тарелку и белого фруктового вина кружку. - Ответила Ариэль и повернулась к коню. - Чем пахну? Тебя, кстати, как зовут? Меня - Ариэль.
- Фар Лап, - жеребец грациозно раскланялся. - Я хотел узнать, какие цветы подойдут к вашему запаху. А вы обедать тут будете, или с ними, внутри?
- Мне нравится подоконник и Ваши речи. - Пожала плечиками Ариэль. - А внутри толпа. Цветы же подойдут луговые.
- Мне тоже нравится подоконник, - сообщил рыцарь, который едва не поперхнулся куском индейки, но все же сумел его проглотить. - А почему сразу толпа? Тут даже свободные места есть за столиком. Пристоединитесь?
- Вы приглашаете? - Повернулась к залу Ариэль. Взглянула на коня. - Прости, Фар Лап, меня тут кто-то зовёт. Но я с удовольствием выпью с тобой пива при случае. - Ариэль обошла коня, обошла таверну и зашла, как порядочные посетители в общий зал через дверь. Прошла к рыцарю, поедавшему индейку, и устроилась на свободном месте. Взглянув на окружающих, она сказала. - Очень рада знакомству.
- Нашу сугубо мужскую компанию разбавила представительница прекрасного пола, - усмехнулся а'шаман, коротким (знак вежливости) взглядом окинув нимфу. - Бродяга, это, случаем, не та самая немыслимая красотка, которую ты ищешь?
- Я - вполне мыслимая и не такая чтоб красотка. - Взглянула на него нимфа. Всё же с конем общаться проще. А тут - разномастная компания. "Надо было спокойно оставаться у подоконника и общаться с вежливой лошадью." - решила Ариэль, но было поздно, она пришла сюда, к людям.
Джин
Совместно со всеми.

Прямо на глазах маленького зверька компания становилась всё больше и больше. Морсу было интересно, что из этого всего получится в итоге. Может, они тоже отправятся в путешествие? Только бы в этот раз не затянуло в белое облако. Печенка была успешно доедена, пузо добавки не просило, а вот любопытный нос требовал действия. Хорек по очереди обнюхал двух новых членов компании. Оба пахли ну совсем уж странно, к тому же - не человеком. Хотя за время пребывания здесь странностей и без того хватало, так что зверек уже начинал привыкать. Удовлетворившись инспекцией, и посчитав, что новоприбывшие угрозы не представляют, он вернулся на свое место. Правда, насчет худого беловолосого, назвавшегося забавным именем "Мыш", Морс пока не был уверен, но кажется, тот вел себя вполне спокойно, и никого обижать не собирался.
- Если опять не маскируется, то не она, - звякнул Черный Бродяга. - Дракона я тоже не чувствую... Хотя он тут и не поместится.
- Я - нимфа. - Сказала Ариэль. Потом взглянула на хорька. - Привет, зверёк. Ты чей?
Хорек внимательно посмотрел на нимфу, обдумывая вопрос. Даже живя со своим прежним человеком, он никогда не считал себя "чьим-то".
- Морррс прросто Морррс. Гук-гук! - произнес он, с трудом выговаривая слова.
- Ты просто Морс. - Улыбнулась нимфа и погладила зверька по шёрске. Плов и вино почему-то не несли и она стала играть с хорьком. Хорек, довольно фырча, принялся гоняться за рукой нимфы, щелкая зубками в нескольких сантиметрах от пальцев. Нимфа была рада и с удовольствием отдёргивала руку и легонько касалась пальцами носа зверька. Вдоволь набесившись (а с набитым пузом долго не побесишься) Морс свернулся на столе, переваривая недавнюю трапезу и внимательно поблёскивая черными глазёнками на окружающих.
Запоздавший заказ наконец прибыл. Судя по принесенному блюду, орки слегка перессорились, выбирая рецепт приготовления плова. С одной стороны блюда в итоге разместилась горка сладкого плова с фруктами, с другой - желтого, с более привычным вкусом. Бокалов с вином оказалось целых шесть.
- Не поняла. - Честно призналась нимфа. - Зачем шесть бокалов, я просила одну кружку. Сколько с меня?
- Это подарок от заведения, - жизнерадостно сообщили вышибалы. Ариэль улыбнулась, подарок так подарок. Но что делать с шестью бокалами? "Меня думают напоить" - решила нимфа.
- Нимфа, - проговорил помор. - Нет, та была феей. Фея... Моргана, кажется, - и растеряно уставился на свою правую руку, как будто в поисках чего то важного.
- Нет, ничего не помню. Чем же это меня так?
- Хорошая болезнь - амнезия. Каждый день что то новое, - ядовито звякнул клинок.
- О, говорящий клинок. - Удивилась Ариэль. - А что он ещё может? Какая у Вас пёстрая компания.
- И она становится всё пестрее и пестрее, - поддакнул маг. После сытной трапезы, первой за текущие сутки его слегка тянуло в сон, но ещё можно было относительно недолго поболтать с новыми знакомыми. Тёплое помещение, стена о которую можно вполне комфортно опереться спиной, и хорошие собеседники - это то, что Джин ценил очень высоко. - Кстати, а нимфа - это имя или нечто другое?
- Зовут меня Ариэль. - Ответила нимфа. - Нимфа - это, конечно, раса. Я ещё и волшебница - это профессия.
- Он? То же самое, что и другие люди, изображающие из себя пиратов, - ухмылка в словах Черного Бродяги была настолько явная, что улыбнулся и помор. - Он может фехтовать, поглощать ром и сносно управлять бригантиной. Впрочем, за неимением бригантины, настолько же сносно он может сидеть на лошади.
- Эм... - Сказала Ариэль, поджав губы, и спросила. - Мне было интересно, и что Вы можете, уважаемый и, думаю, остро заточенный?
- Профессия? Нет, коллега, если так можно будет выразиться. Это - призвание, - спокойно поправил девушку брюнет, хотя ему стало слегка не по себе. Учитывая то, как в его родном мире Айз Седай относились к мужчинам, способным направлять, это было частично объяснимо. Хотя Джин и давно "ушёл" оттуда, да и в своих путешествиях нередко встречал женщин с магическим даром, которые явно не рвались его усмирять.
"Спокойно, дружище, спокойно. Это не Андор, перед тобой не выученица Белой Башни, и уж тем более - не Красная", - мысленно убеждал себя маг, но полностью расслабиться удалось не сразу.
Ясень
" Когда мы уже куда-то пойдем?" - недовольно думал симуран. Он . конечно, был флегматиком по натуре, но общение с достаточно быстрым и порывистым таиларом оставило свой отпечаток. И на месте сидеть симурану было попросту скучно, да и с успехом говорить сто слов в минуту умел не он ,а Таилар.
- Простите мне мою мрачную морду, - свестки сообщил компании Найэри, беря бокал с вином, - Позволите? Душа требует дейтвия, устал я сидеть на месте.
- Остро Заточенный может только одно, - тихо звякнул Черный Бродяга. - Убивать. Я все таки оружие, хотя и достаточно необычное.
- А я думала, Вы волшебное и можете открывать дорогу в иные миры. - Покачала головой Ариэль. Улыбнулась брюнету, который должно быть и сам волшебник, раз говорит о призвании. Между делом она спокойно запускала пальцы в свою тарелку и ела плов. Пила и вино. Из одного бокала. - Я сюда из другого мира попала, но сама не понимаю как?
- Равно, как и все здесь сидящие, - вскользь заметил Джин.
- В другие миры дороги может открывать мой а..друг. - вздохнул симуран, пригубив вино. Говорил он это, ни к кому не обращаясь. Так, в пустоту.
- Вы чего так печальны? - Спросила Ариэль симурана. Тот усмехнулся.
- Накатило. За последний год у меня жизнь перевернулась с ног на голову. Да еще, как я понимаю ,меня случайно закинули в другой мир.
- Да, это способно сбить с ног. - Сказала Ариэль, соглашаясь. - А чей это конь в окне маячит и пива просит? - Спросила она у всех сразу.
- Перевернуло наголову другое, но это очень долгая история. А конь рыцарский, в смысле рыцаря. Он пива уже давно просит, да никто не дает почему-то.
- Вы даже не представляете, что способен натворить пьяный рыцарский конь, - покачал головой сэр Хантер. - Я тоже не представлял. С тех пор у меня для него сухой закон - ничего, крепче воды. Ему и трезвому дури хватает.
- Понятно. - Ответила Ариэль и улыбнулась рыцарю. - Но если надумаете устроить ему праздник, я могу натворить ему ведёрко эля с придурью.
- И праздник будет у всех нас за компанию, - отчего-то развеселилс Найэри.
- Как приятно посидеть в хорошей компании. - Сказала Ариэль, она доела сладкий плов, остался несладкий, и допила один бокал вина, вино ей понравилось, но она слегка опьянела. Бокалов оставалось ещё четыре. Один взял симуран, спасибо ему. Остальные - подарок заведения, чтоб его! Ариэль заметила. - Жаль, но затем люди обычно расходятся.
- Это обычно. Но иногда они могут собраться в какой-либо совместный поход, - сказал Джин. Ариэль встрепенулась.
- Намечается совместный поход?
- Да, мне нужны спутники, чтобы найти одну вещь, - не стал отрицать рыцарь. - Меня зовут Хантер, прошу прощения, не назвался сразу. Был сражен наповал, - он улыбнулся. - Вместе будет проще, а награда все равно каждому будет своя, насколько я понимаю, так что обиженным никто не уйдет.
- Ариэль. - Повторила Ариэль, улыбнувшись рыцарю в ответ. - Поход, говорите. За Вещью. Я умею немного лечить, немного бить противников и прочее по мелочи. Могу готовить невкусную еду, если в пустыне застрянем. Так что пригожусь. Но про награду можно подробнее? А то наградят чем-нибудь... - У нимфы сделалось странное выражение лица, но она тут же стерла эту эмоцию.
- В той записи, которую я прочел, сказано, что каждый найдет там то, что ему приготовлено Судьбой, - отозвался рыцарь. - Но никаких подробностей.
- Вы верите записям? Вы мне нравитесь. - Сказала Ариэль. - Я - с Вами.
/совместно/
Nelemi
В мыслях вдруг мелькнули пейзажи Атерии.
«Рэй, ты где?»
«Что случилось, Корриннэ?»
Айф показала деревеньку на берегу реки. Мыш не знал, была ли это реальность, или Корриннэ уже создала поле очередного боя.
Внешне всё хорошо. На улицах празднично одетые люди, звучит музыка.
Музыка!
С видения сползает краска. Покосившиеся дома, на улицах ни души. Туман.
Музыка звучит настойчивей. Развлекался кто-то не из самых слабых подчинённых, но даже он пока не почуял присутствия Судьи.
Паоло огляделся. На берегу мерцал прямоугольник Портала. Ну что ж, значит, поле боя. Так называемого боя. После возвращения домой ритуал превратился в фарс.
Из-за дома выплыло нечто с холодными голубыми глазами. Мыш не стал менять облик с человеческого, он не так привычен собратьям. Демон внезапно остановился. Узнал, зашипел извинения.
- Без Зеркала обойдёмся?
Существо исчезла, музыка смолкла. Скучно.
Сознание вернулось. Проклятое время, текущее везде по-разному. Он многое пропустил. Остаётся надеяться, что его ещё не забыли.
«Дэй, что тут было?»
Маленький дракончик, пока невидимый для других посетителей таверны, постарался вкратце объяснить.
«Ладно, разберёмся».
Zero
/совместно/

Ночью будущих путешественников никто не беспокоил. Утро принесло теплый туман, завесивший окрестности, плотный завтрак, поданный орками, и жалобы Фар Лапа на колючки в подстилке и нелюбезных соседей по конюшне. Уточнив дорогу у хозяйки, сэр Хантер подвесил к седлу сумы с дорожными припасами - те изрядно округлились, и предложил единственное седло единственной же даме в отряде.
- Вы можете поехать верхом, сударыня, - рыцарь протянул поводья нимфе. - Фар Лап та еще скотина местами, но с прекрасным полом неизменно галантен. Он сможет вас защитить, если что-нибудь случится.
- Ой, Спасибо! - Ариэль искренне обрадовалась. - Я как раз хотела на нём покататься. - С первой попытки забраться верхом нимфа благополочно сверзилась на землю. Не ушиблась. Во второй раз она была осторожна и сумела запрыгнуть верхом. Покачалась немного в седле и прильнула к шее скакуна.
- Пешком топать? - зевнул Найэри, - Я пожалуй на своих четырех или даже разомнусь. Доброе утро.
Симуран сменил облик, потянулся, разминая мышцы и резко взлетел ,взметнув тучи пыли. Аккуратно как всегда не получилось.
- Вот же непоседа, - беззлобно проворчал Джин, обращаясь к саидин. Когда его опять наполнила сладость Источника, брюнет аккуратным плетением смахнул пыль с пострадавших от шалостей крылатого пса спутников. - Как вернёшься - расскажи, что увидел! - запоздало крикнул маг вдогонку симурану.
Ариэль посмотрела на взлетевшего в воздух крылатого пса. Посмотрела на Джина, он явно что-то делал, но обращался к непонятному источнику силы и потому нимфа ничего не поняла. Потом она вспомнила, что сидит верхом.
- Фар Лап. Можно ехать. Я держусь. - Сообщила она.
Симуран облетел пару широких кругов разминаясь, а потом вернулся к спутникам, постаравшись приземлиться аккуратно. Сел сбоку от Фар Лапа, вопросительно взглянул на компанию.
Рыцарский конь тронулся с места и неспешно отправился по дороге. Ариэль спросила Джина.
- Ты что-то чаровал? Я почувствовала странное плетение.
- Что?! - ошарашенно переспросил а'шаман у девушки, - Ты что-то ощутила? Но.. как? Ты ведь... женщина, правда?
- Женщина, кто же ещё. - Удивилась нимфа. - А что? Вот смотри. - Девушка выставила указательный палец в небо и вызвала над ним маленький огненный шар. - Я чарую, ты что ничего не почувствовал? - Ариэль отбросила шарик в сторону и он рванул в отдалении.
- Только мурашки по коже. Это... странно, как минимум. Впрочем, разные миры. У нас, - пустился в объяснения маг, продолжая шагать возле Фар-Лапа, - есть Источник, разделённый на две половины. Саидин - для мужчин, саидар - для женщин. Мужчина не ощущает и не видит плетения саидар, правда он что-то чувствует от самого факта, что рядом с ним направляет женщина. Те самые мурашки, да. Женщины не ощущают и не видят саидин. Совсем.
- Как интересно! - Всерьёз заинтересовалась Ариэль. - Во мне сама собой в детстве проснулась стихия, но из моего народа никто не знал, отчего. Я привыкла считать это просто природными силами. Знал бы ты как рассердились родители, когда я случайно спалила огненной стеной семейное дерево! А что женщины совсем не чувствуют мужскую магию? Я в общем-то тоже почувствовала лишь лёгкий озноб и заметила твоё сосредоточенное лицо, но мне чудился перед тобой какой-то клубок. Может ты и прав. Но это странно - магия разделённая на две половинки. А что ты видишь, когда чаруешь? - Спросила любопытная нимфа.
- Я вижу потоки. Огонь. Вода. Воздух, огонь и дух. Из них сплетается кружево. Иногда относительно простое, иногда - закрученное донельзя.
Сэр Хантер
"М-маги" - неодобрительно покосился на них пес, - "Единственный маг с которым я общался был с таким прибабахом. что я одно время боялся, что все маги такие. Но эти вроде бы нормальные. А ведь он еще и полицейским был, я до сих пор волнуюсь за безопасность этого города".
- Но я тоже чувствую потоки. Белое, оранжевое, зеленое... - Удивилась Ариэль. - Вот смотри. - Она потянулась к серебристо-белой энергии, щекотящейся внутри и направила руку в небо. Над нею появилась небольшая стайка ласточек. И с писком разлетелась в разные стороны.
- Я так не могу, - удивился брюнет, - у нас... некоторые проблемы с магией сотворения. Это же так называется, я угадал?
- Какие проблемы? - Спросила нимфа. - Это ж так просто. Берём внутри немного живой энергии, внутренне радуемся и отправляем этот клубок в небо. Готовы ласточки. Хотя обычно получаются воробьи или синицы.
"Ничего не понятно. Что за живая энергия, причём тут эмоции. Ладно, позже разберёмся", - мысленно решил Джин, пожав плечами.
- Зато у нас есть несколько иные... специфичные плетения. Я таковых либо больше нигде не видел, либо в небольшом количестве миров, - сказал он вслух. - Но это потом. На привале покажу.
- Хорошо. - Кивнула Ариэль. Найэри проявления магии достали еще до первого совершеннолетия. В самом деле если у тебя асшаи маг, да еще с редкими с пособностями и редкими мозгами. то ко второму совершеннолетию ты обзаведешься такой аллергией на магию, что впору позавидовать. Самое любимое развлечение Ларэ в щенячестве было подкараулить какого нибудь мага и изменить его заклинание так, чтобы эффект был противоположный. Поэтому симуран взлетел повыше, решив спутиться, когда спутники наиграются в волшебство. Ариэль посмотрела на парящего в небе симурана.
- Эй! В небе! Тебя как зовут? - Спросила Ариэль. Ей отчаянно хотелось полетать, но приходилось ехать верхом. Ответить в собачьем облике Найэри не мог, но оставлять даму без ответа ему казалось невежливым. Поэтому он сделал круг, перекинулся и тогда уже буркнул:
- Найэри. Я просто не люблю магию.
- Прости. Я не знала. - Смутилась Ариэль.
- Ну это все таки мои личные проблемы, - беззаботно пожал плечами сероволосый. - мой ас...друг долгое время развлекался тем, что менял эффект заклинаний других магов. Из-за этого мы два раза чуть не сгорели. Раз облысели, а еще раз почему-то оказались на верхушке дерева. Это не считая других, менее запоминающихся моментов.
- Понятно. - Улыбнулась нимфа. - Вы умеете менять эффект чужих чар? Это очень полезное свойство.
- Я не умею, я не маг в прямом смысле. Таи, - он сморгнул отгоняя слезы и сглатывая комок в горле, - Таилар может, не только менять, еще усиливать, но сам создавать заклинание он не может. Это редкое умение. Такие у нас раз в две Волны рождаются.А такой как Ларэ так и раз во все четыре.
- В самом деле редкое, надо же понимать, чувствовать, что творит волшебник. - Согласилась нимфа. Ехать верхом было удобно. Так что ей самой было хорошо. Джин шёл неподалёку, Найэри в человеческом облике - тоже. Другие спутники шли следом. Ариэль давно не была в хорошей компании. Обычно она в одиночестве ходила по дорогам, лечила крестьянам скотину. Иногда лечила и людей. Собственно тем и зарабатывала то, что потом тратила на ночлег. Как волшебник она ничего не зарабатывала. Кому в самом деле нужно волшебство? Хотя пару раз ей случалось находить тайники. Ничего особенного там не было, но всё-равно было интересно.
Джин
Совместно.

Тут внезапно пошел дождь, причем какой то странный. На небе по-прежнему не было ни тучи и стена воды просто резко прошла и погода стала такой же ясной, а с неба раздался дикий вопль:
- НАЙЭРИ, Я ТЕБЯ НАШЕЛ!!!
Вслед за этим с неба спикировал еще один симуран, прямо на спокойно идущего Ная и ударил его лапами в грудь. Точнее попытался, Найэри резко отступил в сторону. перехватил несущийся мохнатый снаряд за шкирку и аккуратно поставил на землю.
- Один-ноль. Попытка в очередной раз не удалась, - невозмутимо подытожил сероволосый.
Второй крылатый пес казался полной противоположноть первого даже по внешности. Снежно-белый он был немного выше и намного изящнее ширококостного и довольно тяжелого Найэри. Неудавшаяся попытка его совсем не смутила. Он поставил передние лапы на грудь другу, не переставая тарахтеть.
- Найэри!!Ты не умер! Я чуть с ума не сошел. Я думал ты умер, а ты живой. А Динар сказал, что я мог тебе в другой мир отправить. А я даже не догадался, ты так больше не делай и не исчезай. А еще я почти нашел способ восстановить твое доброе имя, а...что это за люди , куда ты ввязался...БЕЗ МЕНЯ?!
- Таилар, заткнись. - устало прикрыл глаза Найэри. По асшаи он уже не скучал.
- Вместе тесно, врозь скучно? - деликатно кашлянув, поинтересовался ашаман у двух... приятелей. - Давайте знакомиться, что ли. Я - Джин.
- Да не то чтобы скучно, просто он кретин, - удивительно слажено ответили оба оборотня.
- Я - Ариэль. - Мокрая нимфа поглядела на встречу двух симуранов, чуть не сверзилась с лошади, но удержалась в седле. Хорошо, что Фар Лап шёл медленно, а то отбила бы себе с непривычки попу. Попа-то не рыцарская, к седлу привычная, а своя родная.
- Таилар, - представился белый. - Маг, странник и просто хороший парень. Найэри, пойдём домой.
- Какой домой, придурок ты эдакий?! Чтобы меня там в тюрьму запихнули, представив это, как хлеб-соль?! Это не считая того, что у меня уже есть свои обязательства.
- Да подумаешь тюрьма! У меня, правда, работы уже, кажется , нет. но вытащить все равно не проблема.
- Ларэ, обязательства. Это слово тебе о чем-нибудь говорит?
- А... понял... воинская честь и прочие атавизмы.
- Ларэ!!! - на морде пса появилось удивительно недоуменное выражение. А с речью он затруднений. кажется, не испытывал. - А с работы-то чего?
- Интересно, получится ли у нас совместное волшебство? - Спросила Ариэль у Джина. - Я бы с удовольствием искупала этих двоих шерстисто-крылатых в большой луже. - Нимфа до сих пор была мокрой после неожиданного дождя. Сушиться она не умела. Ещё пережаришь себя ненароком!
- Не советую, - хором сказали оба оборотня.
- Один уже пытался, - пояснил Таилар.
- Полагаю, старое доброе заклинание школы кирпича тут бы было куда уместнее, - хмыкнул маг. - Но поблизости таковых нет.
А'шаман был тоже не особо доволен. И не только тем, что второй симуран принёсся на дожде и всех обмочил, но и тем, что не успел на это среагировать. Хотя бы попытался сделать завесу от дождя.
- Ты шутишь. - Рассмеялась Ариэль. - Впрочем и я шучу.
- Да именно так мы и горели в первый раз. - хмыкнул Найэри, - я же говорил про друга, который может менять вектора заклинаний.
- Так это тот самый друг? - Заинтересовалась нимфа. - А поменяй мне заклинание? Ну, пожалуйста! - Попросила она Таилара.
- Ты поминал мое имя всуе! - очень натурально взвыл Ларэ. Потом резко посерьезнел. - Зачем?
- Мне очень любопытно. Со мной такого ещё не было. - Ответила нимфа, задумалась и начала творить над симуранами тучу с молниями.
- Вот грозу не стоит. - по-собачьи фыркнул Таилар, - Найэри сожрет и волшебства не получится.
Ариэль прекратила творить тучу. В едва наметившемся облачке пару раз громыхнуло и успокоилось.
- Как так сожрёт? - Удивилась она. - А что Вам тогда сотворить?
- Он Дитя Грозы. - обьяснил Ларэ, игнорируя недовольное лицо товарища и показанный кулак, - не маг в прямом смысле, это сложно обьяснить. По сути, он может только молниями швыряться и поглощать их в грозу. Да вектор... Простите, с незнакомой магией удобнее человеком, можно простую тучу, только отгоните её чуть подальше.
- Ладно. - Кивнула Ариэль и сосредоточилась. Просто тучу с дождиком она ни разу ещё не творила. Сообразив, как убрать из тучи молнии, она протянула руку и начала чаровать. В отдалении возникло белёсое облачко. Клочок мокрого тумана.
Человеком Таилар выглядел от силы лет на пятнадцать. Мальчишка прищурился на сотворенное облачко, слегка повел рукой. Потом сделал пару быстрых взмахов кистью. Со стороны это выглядело красиво, клочок тумана сначала стал как бы наливаться огнем, а потом рассыпался яркими цветными искрами, наподобие фейерверка. Ариэль с интересом смотрела за преобразованием.
Йоши Тамака
соигроки

- Пассы руками или, как говорили в одном мире, жестовая компонента - вещь обязательная? - поинтересовался Джин. Он тоже наблюдал за тем, что творил их новый знакомый, и по привычке начал выискивать сильные и слабые места в чужой магии.
- Совершенно нет. Со знакомым плетением, это происходит мысленно, быстро и незаметно. Если переходить на аналогию, можно сказать, что я рукой пощупал и перевернул вектор, а пассы это для зрелищности. Без зрелищности это мог быть просто огненный шар. Банально. Со стихиями просто. Противоположность воды - огонь, воздуха - земля.
- Люблю огненные шары. Просто и надёжно. - Сообщила Ариэль.
- И только дух стоит особняком, как я понял. Ну что же, если рукомашество не обязательно - это только в плюс. И большое огорчение для недоброжелателей. - повернувшись к нимфе, маг добавил, - молнии будут эффективнее, если найдётся возвышенность с хорошим обзором. Что же касается огня - тут с погибельным ничто не сравнится. Правда, эту жуть лучше бы не применять, кроме как в экстренных случаях.
- Не знаю я погибельного огня, а простые молнии мне почти не удаются. - Ответила нимфа.
- Минус один. Иногда может сработать совершенно иначе. Когда я менял сеть для Найэри, я совершенно не предполагал ,что его может закинуть в другой мир. О, на его прекрасном лице опять написано отвращение ко всему магическому, посмотрите на него.
- Да, он говорил. - Сказала нимфа.
- Сейчас он скажет, что если вы бы на его месте до первого совершеннолетия общались только со мной, то у вас бы развилась аллергия на магию на всю оставшуюся жизнь. Он-то всегда это говорит, - Второй симуран показал неприличный жест, но промолчал.
- Аллергия на магию? - недоумевающе произнёс Джин, - ну уж нет. По крайней мере, в моём мире никто из тех, кто хоть раз коснулся Источника не смог удержаться от дальнейших попыток. Саидин - это не просто материал для плетений. Это то, без чего уже не ощущаешь себя полноценно живым. Она обостряет все чувства и дарит ни с чем не сравнимую полноту восприятия мира.
- Фигурально, - улыбнулся Найэри. Посмотрел на второго как-то пронзительно-грустно, - Я скучал.
Мальчишка понурился.
- Ну не в тюрьме же тебя было оставлять, пришлось вывезти подальше , чтобы не нашли. Проблема в том, что мало кто верил в твою невиновность.
- Мастер верил? - поднял бровь Най.
- Шутишь! Он первый об этом и заявил на Совете. А куда нас послал Совет - я предпочту не упоминать. Мар-разматики.
Zero
Когда Бродяга появился в дверях таверны, компания уже была готова к выдвижению. Нимфа (или фея, он так и не разобрался), сидела на коне, крылатый собакин - уже парил в воздухе, от чего помор опять почувствовал легкий дискомфорт, желание ощутить под крыльями потоки воздуха и едва заметную тянущую боль чуть ниже лопаток. Впрочем, эти ощущения тут же прошли.
Компания выдвинулась куда то вперед, причем лидерство взял на себя конь с довеском в виде симпатичной девушки. А вот рыцарь, явно поджидал его самого.
Кивнув пирату, спешенный сэр Хантер поправил плащ, закинул на плечо тул и пристроился в хвосте отряда.
- Сутки конному - двое пешему, - сказал он, когда Бродяга поравнялся с ним. - Ночевать придется при дороге, орки не слышали, чтобы на этом пути были постоялые дворы.
- Ты, как я погляжу, человек бывалый, так что шалашик какой поставить для дамы сможем, - отмахнулся помор. - А погода испортиться не должна. Правда, откуда я это знаю?
- Так небо ясное, и ласточек не видно, - отозвался рыцарь. - Опять же, туман утром был, росы много. Все приметы к тому... Бывалый - есть такое. Всякое бывало. Поэтому пойдем-ка сзади, так оно надежнее.
- Надежнее, как раз идти головным дозором, но что то мне за свою спину будет... Боязно. Они же не смотрят куда свои огненные мячики кидают.
В отдалении раздался первый разрыв фаербола.
- Ну, я же говорил. Впрочем крылатый пес... Как его звать то, запамятовал, может быть неплохим разведчиком.
- Вот и я о том, - хмыкнул рыцарь. - Идешь с магами - держись позади, все задницы целее будут. Они же как увлекутся, не то что назад - себе под ноги поглядывать забывают. Головным Фар Лап поработает, у него чутье получше нашего будет.
Над основной группой ниоткуда появилась стайка ласточек и разлетелась кто куда.
- Мммаги! - Бродяга положил руку на навершие сабли. Последняя издала отчетливый звук, напоминающий сдавленный смешок. - Вот сколько видел, все время хвастаются своими возможностями. По моему, это все равно, что разложить перед собой весь свой арсенал - любуйтесь и подбирайте контрмеры.
- Есть такое... Мммаги, мать их!
Сэр Хантер рванул с плеча тул, прыгнул к Бродяге и взмахнул плащом, как крылом, накрывая разом и себя, и пирата, и лук со стрелами в туле.
- Домагичились, - констатировал Бродяга, пережидая под плащом кратковременный ливень. - Стоп, тебе не кажется, что у нас теперь две крылатых собаки?
- У нас была одна крылатая собака. Серая. Теперь две. Если их сейчас станет четыре...
Рыцарь выразительно проверил, не намокла ли тетива. Но тонкий плотный войлок дорожного плаща оказался надежной защитой от дождя.
От руки человека, снова раздался тихий смешок клинка, но тот по обыкновению не стал пояснять, что и как его насмешило на этот раз. Впрочем, помор на это внимания обращал мало: захочет - расскажет, не захочет... Так что и как, можно выпытать у сабли? Вместо этого, пират стал рассматривать нового пса, делая выводы на основе его поведения.
- Похожи на старых друзей с первым. Но не понимаю, почему он ждал тут, вместо того, ъ бы проследовать в таверну? Да еще этот дождь.
- Тоже не понимаю...
Убедившись, что никого спасать от белого симурана не требуется, сэр Хантер оставил в покое лук. Ливень кончился так же внезапно, как начался, рыцарь осмотрел небо, не нашел ни одной подозрительной тучки, и вернул плащ на положенное тому место - за спиной.
- А мы еще не успели отойти и лиги.
- Это будет долгий день и долгий переход, - тяжело вздохнул помор. Фейерверк впереди них продолжался.
Не найдя ничего внушающего опасения на небе, сэр Хантер оглянулся назад - в очередной раз проверить дорогу позади, и присвистнул.
- А таверна наша того... Пропала. Позади теперь такая же степь с холмами и перелесками.
Сэр Хантер
Когда снаружи начало твориться колдовство, вездесущий запах магии просочился и в седельные сумки, в одной из которых и дремал хорек, разместившись поверх упакованных припасов. Из сумки высунулся любопытный нос, а затем - его обладатель во всей хорячьей красе... И тут же попал под дождь из воды и летающих псов. Вернее, всего одного летающего пса, но всё-таки. Такое и во сне не привидится, а тут - наяву. Но на этом всё не закончилось: сначала появилась и исчезла грозовая туча, затем - белое облако. Простое, а не то, что съело Морса недавно, но "запах" был похожий. Правда, шел он не столько от облака, сколько от нимфы. А потом второй пес обернулся человеком, что-то сделал, и запах изменился. Облачко начало светиться, только не белым, а ярко-оранжевым, будто костёр. Морсилиус недоверчиво посмотрел на новоприбывшего, принюхиваясь, но тот уже обсуждал что-то с остальными, а запах почти исчез. Никто не выглядел обеспокоенным, из чего хорек сделал вывод, что ничего особенного не произошло.
Ариэль обратила внимание на высунувшуюся из сумки зверушку и потрепала хорька по загривку.
- Проснулся? Соня дорожная. Какой ты шелковистый.
- Сссильно... пахнет! - попытался объяснить Морс, под прикосновнеиями к спине успокаиваясь от недавнего волнения, и тут же поправил себя - Пахло. Сейчас... ссслабо.
Слова выходили с сильным "хорячьим" акцентом, перемежаясь с тихим гуканием и пофыркиванием.
- Чем пахнет? - Насторожилась нимфа и принюхалась. Ничем таким вроде бы не пахло. - Ничем не пахнет.
При всём желании, Морсу было сложно объяснить, что же такое он учуял. Да и как описать то, чего сам толком не понимаешь?
- Облако пахнет. Дождь пахнет. Нез... на-ко-мо. - растянул он длинное слово.
- Облако? А! - Догадалась Ариэль и вызвала на кончике пальца маленький огненный шар. - Пахнет?
- Пахнет. - подтвердил хорек, поведя носом и чихнув: от этого запаха, кажется, ноздри немного пересохли.
- Ты у нас чувствуешь магию. - Обрадовалась Ариэль и выбросила огненный шарик на обочину. Там случился маленький бу-бум.
- М... магью? - Морс попробовал новое, незнакомое слово. Или знакомое?... Что-то похожее он слышал в прежнем мире, но редко, и смутная память о прошлом, когда он еще не был таким сообразительным, отказалась выдать хоть что-нибудь стоящее.
- Да, ты живой магический индикатор.... с лапками. - Сказала Ариэль и погладила хорька. - И с ушками.
Хорек не понял слова, которым его назвали, но к поглаживанию отнесся как обычно благосклонно, издав звук, напоминающий звонкое урчание.
- Я смотрю, это целая история, - опять вмешался в разговор двух перевёртышей а'шаман, - или даже не одна. Несправедливые обвинения, причём такие, что аж пришлось выносить их на некий Совет, какие-то там хитрые комбинации и перемещения. Расскажете хотя бы часть или это нечто весьма личное?
- Если совсем кратко, то меня обвиняют в убийстве одного короля, - легко признался Найэри.
- Это королевский сынок решил, что корона ему пойдет лучше, - ощерился Таилар, - Вся уже страна от его нововведений вешается. Он скоро налог на воздух вводить начнет. На воду уже начал, ту что в реках.
- Одного короля? Вы говорите это с такой лёгкостью, будто у вас в мире королей, - тут брюнет бросил взгляд на симуранов, и закончил фразу несколько иначе, чем намеревался в начале, - как тараканов у нерадивой хозяйки на кухне.
- Человек шесть-семь примерно, я не силен в географии, - клыкасто ухмыльнулся Таилар, незаметно успевший принять крылатое обличье, - и даже один симураний совет.
- Но этот был самый толковый, - грустно заметил Найэри, - А дело было так. Стоит заметить, что у нашего народа с той страной есть договор: симураны после второго совершеннолетия должны там лет десять отработать. Кому что по душе. Таилар, например, в Службе Порядка, а я был телохранителем младшего принца.
- От старшего просто дохнет все живое, - ядовито заметил Ларэ.
- Он и впрямь не самый приятный человек, - дипломатично поправил Найэри, награждая друга пинком под зад, - В одно не прекрасное утро я получил записку с просьбой явиться к королю в кабинет в определенный час, написанную его же почерком. Я удивился, потому что подобное было не принято, зачем, если можно вызвать мыслесвязью.
- И вместо того чтобы поделится сомнениями с кем-то более умным, дисциплинированно пришел, куда надо. - укоризненно покачал мордой Таилар.
- Учитывая , что он был Теплой Смертью залит по уши, то...
- Ему повезло, что ты оказался таким идиотом. Тут лучше я объясню, есть у нас такое запрещенное зелье на основе одной травки и поганого заклинания. Это сильнодействующий яд, который во-первых срабатывает не сразу, а через определенное время. А во-вторых у него есть одна особенность. Убивает заклинание только тогда, когда рядом оказывается какой-либо человек и оно чувствует чужое тепло.
- А до этого внутренности просто гниют, боли невыносимые. - добавил подробностей Найэри, - его поэтому и запретили, говорят так и неделями мучались.
- Контрзаклинаний нет от слова совсем? - на всякий случай поинтересовался Джин, - или там антидотов каких-нибудь? Честно говоря, если нет - то это вдвойне неприятно. Хреновая вещь эти ваши действия с необратимым исходом. Ну... ваши - это фигура речи такая.
- Официально нет, - кивнул Таилар, - но фактически маг с моими способностями может попробовать перевернуть вектор. Стоя в отдалении , разумеется. Да наше, наше, симураны эту дрянь и придумали.
-Яд редкий, но я о нем по долгу службы знал. Есть определенные признаки отравления. Честно сказать позвать Таилара я не догадался, поэтому позволил заклинанию сработать. А дальше я и не понял, что произошло...
- Куда ж тебе, ты же у нас гениальная магическая бездарность. Заклинание-оповещение сработало, потому что настроено в том числе и на чью-то смерть, тем более королевскую. Ну и обнаружили этого красавчика около короля с большими глазами, а король его за руку держал, иначе-то никак. Разбираться особо не стали, поэтому вечером того же дня он очутился в камере, а я на ускоренно собранном Совете симуранов, как его асшаи. Преступник же, как же так, какой ужас, прецедент. Ох, ну и цирк был... Во-первых мой неподражаемый папенька первым же делом заявил, что это все чушь собачья и его ученик убийцей быть не может по опредлению, потому что он, Мастер, воспитывал воина, который не станет убивать из-за угла. Совет очень быстро скооперировался , разделился на две половины и большая обвинила отца в предвзятом отношении.
Найэри поперхнулся:
- Да он же первый за наказание ходатайстовал, если бы заподозрил вину. У него же чувство справедливости обостренное!
- Именно об этом и заявил уже твой неподражаемый папенька, добавив, что крови на тебе не видит. Совет обвинил в предвзятости уже его, как асшаи Мастера.
- А что папа?
Симуран засмеялся аж закашлявшись.
- Папа сказал, что если его словам не верят и неприслушиваются , то он не Ведающий, а просто старый идиот. И поэтому не считает себя быть в праве на посту главного мага и членом Совета. Эффектно сказал еще, и посох свой им под ноги швырнул.
- К стыду своему не видел его в людском обличье. А кто следующим стал?
- А не знаю, видимо тот, кому регалии в лоб угодили.- махнул хвостом Таилар - А Ведающий ушел бродячим менестрелем.
- Постой-постой, а ты можешь показать как он выглядит? - симураны быстро обменялись взглядами, после чего сероволосый присвистнул, - так я его ж видел. И ведь ни слова не сказал. Еще родной отец называется.
- Мы как-то старались тебя не светить недоброжелателям, - обиженно фыркнул белый, - если возвращаться к истории, когда я вернулся, то узнал, что Най вовсю морально готовится к казни. Пришлось злоупотребить служебным положением и в компании с отцами выкрасть этого типа из тюрьмы и переправить подальше. Я тебе скажу, что авантюра, которую планирует лично Мастер, а прикрывает лично Ведающий, это незабываемо.
Найэри только застонал.
Джин
Совместно.

Ашаман хмыкнул, представив себе примерную аналогию: Мэта Коутона за что-то сажают в тюрьму, а в его освобождении участвуют капитан-генерал Гарет Брин и Логайн Аблар. Да, та была бы ещё потеха.
- А что случилось потом, после всех этих насыщенных событиями дней? Вы же что-то говорили там про инвентирование ловушки какого-то мага. Неужто всё же нашли Ная? - продолжил он засыпать вопросами симуранов.
- Да, а почему ты так засветился? - заинтересовался и Таилар, - я считал тебя поумнее.
- Меня подвела благотворительность, - буркнул Найэри, - когда меня вывезли с острова и Ларэ велел не высовываться, пока он все не уладит , я так и сделал. Не принимал симуранье обличье, жил в провинциальном городишке, делал музыкальные инструменты.
- Ты серьезно?! - у Таилара отвисла челюсть, - ты же воин!
- И что? В человеческом обличье я в драке посредственность, разве что реакция на высоте. А Симуранье, в котором я чего-то стою принимать нельзя. Потом я решил залечь на дно совсем, так чтобы никто не догадался.
- Подожди...Я же помню тот момент, когда мой драгоценный учитель внезапно появился с сияющей мордой, бутылкой настойки и новой лютней. Так её ты делал?!
- Настойку или инструмент? Настойку точно не я.
- Облысеть можно! - ошеломленно выдал Таилар.
Джин молча с ним согласился. Не то, чтобы Найэри выглядел чересчур брутально или нечто вроде того, но представить его, изготавливающего какую-либо флейту или тот же гитерн, было как минимум затруднительно.
- Лысей молча. Так вот - меня подвела благотворительность. Первый раз я засветился, когда спасал девушку от насильников. Не привык я драться человеком.
- И ты превратился и разогнал всех к чертовой матушке? Как я понимаю, ненадолго.
- Не очень, - им хватило размера, крыльев и ощеренной пасти. Бежали впереди своих же штанов. Но я совершил глупость, позволив девушке уговорить себя проводить ее до старой столицы. Девушка оказалась ни кем иной как Сьеррской принцессой.
- Которая пропала? И куда же она запропастилась?
- В льежскую инженерную академию. - усмехнулся Найэри.
- Ой , я не могу! - симуран в восторге бухнулся на спину, задрыгав лапами и крыльями со смеху...- Это... вместо того, чтобы выйти замуж за принца.
- Вторую ошибку я совершил, когда с ней поругался, - Найэри спокойно переступил через ржущего асшаи. Даже несмотря на пыль Таилар оставался таким же белоснежным, - Вреда я , конечно ей не причинил, но она на меня замахнулась, а я руку перехватил. Ну кто же виноват, что именно в этот момент ее выследили воины папочки в жажде вернуть? Они подумали, что я представляю для нее опасность...
- И не говори, что на тебя напал сьеррский боевой клин!
- Угадал. Вот тут я и засветился.
- В одиночку схватиться с боевым клином и выжить?! Да Мастер от гордости лопнет!
- Они достаточно быстро поняли что в сущности неправы. Но это неважно, самое смешное, что она как-то уговорила отца ее отпустить на учебу, ну а меня вы нашли, когда я ее же со вступительных экзаменов ждал. Каро Ларса повысили с должности старшего подметальщика?
- Угу, до начальника службы порядка. - невесело ухмыльнулся Таилар, - стране нужна смена власти, а нынешней власти необходимо купить мозгов. С нами все просто. Мы тебя с Динаром честно ловили, каро Ларс испытал все прелести помойки рыбного рынка, потом произвел фурор в парочке местных борделей, угодил в канаву, а потом уже и увидел тебя. Собственно боги знают, что пошло не так, я планировал просто модифицировать ловчую сеть так, чтобы она оттолкнула подальше. Дать фору убежать или улететь. Почему открылся портал я не знаю, я даже не понял сначала, что произошло. Ты просто исчез. А следом и связь оборвалась.
Zero
Совместно

- Короли, принцессы... интересная у Вас жизнь. - Мурлыкнула себе под нос Ариэль. Дорога была спокойной, никаких встречных, никаких поперечных путников не наблюдалось. Нимфа гладила хорька и глазела по сторонам. Вокруг была холмистая равнина с перелесками. Дорога убаюкивала.
- Ага. Даже как-то неловко стало. Мы же тут явно не царственные особы. Станут ли благородные до... симураны после описанных приключений якшаться с лицами низкого происхождения? - шутливо посетовал маг.
- Я на Фар Лапе чувствую себя очень царственно. - Сказала Ариэль и рассмеялась колокольчиком. - И Морс очень царственно сидит на сумке. Я - принцесса! Спасайте меня от насилия. А то во-он в том перелеске явно спрятались коварные тролли! - Расшутилась нимфа.
- Накличешь, - повернул голову Найэри , - кто ж в походе опасности поминает.
- Да и не такие чтобы благородные. - поправил Таилар, - Это у нас отцы ого-го, а мы так неотвественны за грехи старшего поколения.
- Не накличу. - Улыбнулась Ариэль. - Чисто в поле.
- Ну да. Тролли, если моя память не вышла замуж, обычно под мостами обитают. Или в разных сетях межпространственных, - Джин хмыкнул, вспоминая тот странный мир. - Но в любом случае лучше не надо. Может какая-нибудь иная опасность прицепиться.
- Пила я один раз с большими-пребольшими мужиками под мостом в одном городе. Так это были тролли? - Изумилась Ариэль. - Не прицепится к нам никакая опасность, бросьте. У нас рыцарь есть. И пират с говорящим клинком.
"Ларэ, слетай на разведку"
" Хватит параноить"
"Раз отправились четверо симуранов в один по..."
"Уже улетел"
Морс фыркнул и воинственно заурчал, мол: "Давайте их сюда, поотгрызаю носы всем троллям в округе!" Ариэль почесала ему за ушком.
Таилар взлетал не впример мягче и плавнее своего друга, да и летал подальше и побыстрее, скоро он был едва различим"
- На разведку полетел, - пояснил Найэри
Золотисто-гнедой жеребец небрежно повел ухом.
- На пару лиг - никого, - заметил он. - По крайней мере, впереди. Ветер оттуда, навстречу. А сзади хозяин...
- Ему в воздухе легче, заодно и развлечется, - заметил Найэри, указывая на Таилара. - Это же не я. Я долго летать не могу. Этот по пять часов так развлекаться может. Зато какой он кра-асивый.
В голосе Ная слышалась и гордость и насмешка одновременно. Ларэ уже успел слетать на значительное расстояние вперед, вернуться, и летал кругами, периодически выписывая в воздухе кренделя.
У нимфы было очень хорошее настроение и она принялась напевать незатейливую песенку и притопывать пятками по бокам Фар Лапа. Первой реакцией рыцарского коня было исполнить боевой пируэт. Фар Лап вовремя спохватился, чтобы осознать - никто не атакует, и на спине у него не сэр Хантер с его латной рукавицей, а расшалившаяся нимфа. Поющая вдобавок. Слов он не знал,
, со слухом у гнедого все было в полном порядке. Ну как в порядке... разговорчивые спутники изрядно мешали слушать, что происходит в отдалении. Зато петь - петь ему никто не мешал... Равно как и сочинять на ходу. Во главе небольшого отряда грянул хорошо поставленный баритон. Нимфа оценила, замолчала, а потом принялась подпевать рыцарскому коню.


Сэр Хантер
Поддавшись всеобщему музыкальному безумию, Найэри вытащил флейту. В общее пение вплелся удивительно чистый, пронзительный и гармоничный звук. У симурана как-то удалось подстроить совершенно неподходящий, казалось бы, инструмент в общий ритм.
Мыш предпочёл роль молчаливого наблюдателя. До поры до времени. Пока не произошло ничего такого, что сильно зацепило. Только магия порядком поднадоела, но куда ж деваться, при таком наборе приключенцев.
Но снова музыка! К счастью, вполне человеческая. По крайней мере, воспринимается обычными ушами.
Первые несколько секунд после того, как Фар Лап начал петь, ашаман обрадовался тому, что вовремя отпустил саидин. Могучий голос коня почти прямо возле уха, да ещё с обострёнными чувствами - это было бы нечто. Впрочем, песня была красивой, и вскоре брюнет забыл о столь мелких проблемах, даже начав мурлыкать себе под нос, в такт мелодии и дуэту нимфы с жеребцом.
- Вы там чего с ума посходили?! - раздался с неба очень возмущенный вопль симурана, - менестрели энтузиасты!
Таилара настолько все не устраивало, что он попытылся спикировать на асшаи и вырвать флейту из рук. Найэри быстро отнял инструмент от губ и зажал оппоненту морду свободной рукой.
-Ммммм....аррррр ...- барахтающийся и пытающийся вырваться летучий пес преставлял комичное зрелище.
- Ха! У папы мог бы не только картинки с голыми бабами тырить с закрытого ящика, а чему-то поучиться.
- Мы похожи на странствующий цирк. - Сказала Ариэль, на миг отвлёкшись от пения.
- Цирк уехал, а клоун с нами остался, - беззлобно буркнул Найэри, отпуская асшаи. Тот возмущенно фыркнул и взлетел повыше. И от только оттуда ехидно заметил.
- У твоего папы тоже из полезностей не только трава была. Только он ее для ритуалов использовал. а ты для других целей.
- Эй! А кто ее вместе со мной курил?! - в негодовании заорал Най, - я с тобой картинки не смотрел.
- Ага тебе Мастер сам показывал! - заржал белый.
- Что за картинки? - Поинтересовалась нимфа у симуранов.
- Обыкновенные картинки с девушками, разными, - усмехнулся Найэри, - у Мастера целая коллекция была. Правд он считал , что молодняку это смотреть рано, а молодняк, в свою очередь, так не считал.
- Тебе он между прочим сам показывал - прижал уши Ларэ.
- По его словам в то время это был единстввенный способ хоть как-то заставить меня учиться.
- С неодетыми? - Спросила Ариэль.
- Ну и разговоры при даме! - Мыш укоризнно посмотрел на симуранов.
- Из песни слов не выкинешь, - улыбнулся Найэри.
- Иногда одетыми, - влез Лар, - правда там так одеты, что раздетые поприличней были. Как их только не прятали...
- Да и сама дама вроде бы не против. Так что почему бы и нет? - отозвался Джин на реплику беловолосого. - Девушке, по идее, лучше знать, что её интересует.
- Не против. - Улыбнулась Ариэль. - Хорошо быть неодетой, но путешествовать неудобно, с сеновала не выберешься.
- Какие только ловушки не ставили... Все без толку - скопировав тон Таилара поддакнул Най.
"О времена! О нравы!"
"А что тебе не нравится?" - усмехнулся Рэй.
- Какие ловушки? - Опять спросила Ариэль.
- Ведро чернил например, - не подумав, сказал Найэри, - моя кстати идея была.
Сверху поперхнулись возмущенным рыком. Аж заикаться стали.
- Т-так... я из-за тебя что ли, гада такого, три недели лысым ходил?! Вы представляете лысую собаку?!
Нимфа попыталась представить себе чернила, из-за которых лысеешь. Не смогла.
- Это не совсем чернила были - правильно истолковал выражение ее лица Най, - Мастер туда еще смолы добавил. И вот это счастье ведром литров на пять...
- Понятно. - Кивнула нимфа.
- Ну папа... - тон у Таилара был очень нехороший, предвкушающий какой-то.
Бродяга неодобрительно посмотрел сначала на горланящую, а теперь на развлекающуюся компанию и отстал еще больше, изображая из себя арьергард.
Нет, конечно можно было пойти и головным дозором, но были опасения наткнуться на более недружелюбных "попутчиков"... Но головная боль после экстра-лечения начала возвращаться. Собственно, это и послужило причиной нахождения в арьергарде.
- Да ладно тебе Лар, - ты еще вспомни как мы решили подшутить над милой дамой, решившей вырастить себе волосы...Так что за чернила ты мне отомстил.
- И как Вы над ней подшутили? - Спросила Ариэль, встряхнув своими рыжими волосами.
- Да как-как , Ларэ слделал так, чтобы вместо того, чтобы прирасти, волосы выпали. Они и выпали. У всех, кто был в радиусе метров двух...
- Ай-яй-яй Вам. Надо мной так не шутите, рассержусь. - Сказала Ариэль укоризненно.
- А Ведающий когда узнал, сначала ржал как табун лошадей, а потом, когда более-менее обросли, пристроил нас поработать в парикмахерскую. Мы, симураны, сами-то в горах. Но в человеческие города ходили часто. И ведь самую пакостную выбрал - ностальгически вздохнул Таилар.
Морс встопорщил мех, всем своим видом показывая, что думает о таких шутках. Еще бы! Лысый хорек, наверное, больше походил бы на розового червяка. А он, как-никак, потомственный аристократ.
- Ларэ в этот раз облысел человеком, а я тоже походил лысым псом. А папа нашел салон красоты, где посетительницами были исключительно престарелые кокетки.
Симуран весело усмехнулся воспоминаниям, это ведь он еще не сказал, что смолу в чернила предложил Мастеру подмешать он сам. А тот возьми и согласись.
Джин
Совместно.

Как ни интересно было побеседовать с коллегой по магическому дару, да и послушать весёлую болтовню двух перевёртышей - однако пора бы было заняться и более серьёзными делами. Решив так, ашаман начал потихоньку отставать от передовой части отряда, пока наконец не поравнялся с рыцарем.
- Теперь понятно, почему Фар Лапу не стоить давать выпить, - промолвил брюнет, чтобы завязать беседу, - если уж в трезвом виде такое... Хотя, крылатая разведка вроде недружелюбно настроенных существ не заметила, так что на этот раз всё более или менее хорошо.
- В нетрезвом я сочиняю героические баллады, - уведомил жеребец. - Кстати, как насчет промочить горло? Я слышу журчание ручья. Кажется вооон под теми деревьями.
Свернув с дороги, он трусцой направился к небольшой рощице в паре сотен шагов от тракта.
- Надеюсь, в том ручье сможет искупаться не только хорёк, но и я. - Сказала Ариэль. - Верно, Морс? Ты любишь купаться? А ты Фар Лап? - Хорек одобрительно загугукал - поплескаться в чистой воде он и правда иногда любил.
- Неплохо было бы, конечно, не только горло промочить, раз уж выдалась возможность отдыха. Подкрепиться тоже бы не помешало, - продолжил как ни в чём не бывало разглагольствовать маг. Не то, чтобы он считал себя самым умным или опытным - наоборот, прекрасно осознавал, что является сейчас глашатаем очевидности. Просто хотелось поговорить с кем-то не столь беззаботным, как та же Ариэль или симураны.
Летающий под солнышком Таилар решил, что ему тоже припекает, и стрелой спикировал в ручей. Заросшая камышами заводь взорвалась разлетающимися во все стороны клочьями водорослей, тиной и обалдевшими лягушками. Над мутной лужей возвышалась голова увязшего и отнюдь не белоснежного симурана с кокетливым цветком кувшинки между ушами. Морс тоже искупался, но осторожнее - зашел в воду где почище, поплавал немного, дабы охладиться, и выбрался обратно на берег, отряхиваясь. Вид при этом у взъерошенного хорька был донельзя комичным.
Найэри когда подошел поближе сначала очень долго умирал со смеху, потом как не вчем не бывало пошел искать какую-то палку покрепче, а лучше сразу небольшое дерево. Ларэ хватало только на то , чтобы взмахивать крыльми и не давать себе увязнуть больше.
- Не порть деревья, а то нимфа хвост бантиком завяжет, - окликнул его сэр Хантер, мрачно обозрев контуженных лягушек. - Ариэль, вас не затруднит вернуть мне ненадолго моего коня?
- Ага, сэр рыцарь. - Кивнула нимфа рыцарю и скатилась с Фар Лапа. Подошла к заводи, внимательно не неё посмотрела. Спросила заботливо. - Таилар, Вы там застряли?
- Сдается мне, что путь растянется на всю неделю, - мрачно констатировал полет-падение крылатого пса в ручей Бродяга. Поправив купленную по случаю а таверне котомку, набитую провиантом, он прислонился спиной к дереву поодаль от шумной компании.
Найэри остановился.
- А как его вытащить то без хорошего рычага? Он же примерно как взрослый мужчина весит. Ну или как подросток точно. Тем более есть же уже поваленные деревья.
- Только не говорите мне, что ни у кого из вас нет при себе веревки, - вздохнул рыцарь, извлекая из заплечной сумы моток волосяной веревки толщиной в три пальца. - Бродяга, в правой седельной суме есть кожаные ремни. Шлею на этого летуна сооруди, пока я тут налажу кое-что...
- Понял, - пробурчал помор, закапываясь в седельную суму, и извлекая ремни. Дело было знакомым, и работа спорилась, хотя откуда он знал способы завязывания кожаных ремней, припомнить он не мог, как ни старался. Вскоре шлея была готова, и помор оглянулся на рыцаря.
Пока пират работал, рыцарь оглядел деревья, нашел сук покрепче и поближе к топкому месту, и перекинул через него веревку. Один из концов он закрепил на задней луке седла, второй повис в воздухе.
- Гать или болотоступы? - спросил Бродяга у сэра Хантера. - Второе быстрее, первое надежнее.
- Второе, - без раздумий ответил рыцарь. - Пока будем гатить, его по уши затянет. А чтобы не провалился - вон у нас волшебники есть, они поддержат.
И снова Бродяга подивился своим воспоминаниям. Ни что такое болотоступы, ни как их делают он не помнил и вспомнить не мог, зато - слово выскочило так привычно, как будто он всю жизнь занимался этим, и ничем другим. Углядем неподалеку ивняк, он пошел туда, на ходу вытягивая Черного Бродягу.
- Придется тебе чуть потрудиться, дружище, - пробормотал он, и в два свистящих удара вырубил длинную слегу, и несколько прутков. Перекинув слегу рыцарю и буркнув: "Очисти пожалуйста", он принялся выгибать каркасы из вырубленных прутьев. На выплетание внутренностей, ушли более тонкие ветви, а дырки он законопатил травой. Критически осмотрев изделия и не найдя к чему придраться, он остатками кожанных ремней привязал болотоступы к своим ботфортам и осторожно подошел к краю ручья
"Идиот" - откомментировал Найэри и ушел подальше в лес. Помочь он толком не помог бы, а сухие ветки для костра набрать не помешало бы.
- Поддержать можно, но отчего бы тогда и не вытащить? - поинтересовался ашаман. - Хотя бы над поверхностью приподнять, дальше уже видно было бы.
Ответа не последовало. Вздохнув, брюнет оплёл увязшего симурана несколькими десятками тоненьких, но достаточно прочных нитей воздуха и принялся удерживать того на поверхности, надеясь, что утопающий не станет использовать свой талант. Не сейчас. Впрочем, вытаскивать Таилара мужчина не стал. Да и вряд ли бы хватило возможностей. Поднимать что-то или кого-то Джин мог не очень высоко.
Ариэль понаблюдала за этим и поняла, что ничего не может сделать. Она могла бы попробовать вытащить бедолагу, но левитацией таких предметов можно и надорваться. К тому же люди вокруг деловито спасали симурана и нимфа не стала путаться под ногами. Сочтя свою работу на том выполненной, она отправилась восстанавливать силы. Пройдя выше по течению, она слегка скрылась за деревьями. Вода там была чистой, заболоченности не наблюдалось и нимфа разделась и отправилась купаться. Воды было по пояс. Этого вполне хватало для счастья. Нет лучше способа восстановить ману, как искупаться или позагорать на солнышке!
- Да не вопрос, - рыцарь споро отсек тонкие веточки со стволика, содрал кору со словами "пригодится про запас", передал жердь пирату и занялся креплением шлеи к свободному концу веревки.
Получив от сэра Хантера уже подготовленную слегу, и конец веревки привязанный к шлее, помор аккуратно прощупал слегой дно перед собой и сделал первый шаг к утопающему.
Когда Мыш подошёл к ручью, насколько человек занимались вылавливанием симурана.
- Помочь?
- Угу. Сэру Хантеру потребуется помощь в вытягивании, - исчерпав свой запас красноречия, Бродяга продолжил свой путь к крылатой собаке.
- Крыльями не маши, мешаешь, - пробурчал он уже около утопающего. Дальнейшая обвязка у передних и задних лап, была только делом техники и сложности не представляла, за исключением того, что вымазаться в иле пришлось, причем основательно. - Кто же так падает, без разведки? А мне теперь стирать всю одежду, чистой осталась только бандана.
- У меня амулет есть, друг дарил, - хмуро сообщил провинившийся симуран , - очистит достаточно быстро. У меня от радости немного крыша поехала.
Морда у него была очень виноватая и сконфуженная.
- Прибереги на будущее, сейчас достаточно жарко, что бы одежда быстро высохла, - бросил помор, направляя свои болотоступы на берег. - Зачем использовать что то, что может разрядиться, там где это легко и просто делается руками?
И опять он не смог найти в памяти того, кто сказал ему эту простую истину и при каких условиях это произошло.
- Он сам подзаряжается. Я белый. Я очень часто и много пачкаюсь , и когда всей команде достало меня мыть после операций, они амулет и сделали. Он на шее висит.
На шее у него если присмотреться и впрямь можно было заметить цепочку с каким то синим камнем.
Найэри тем временем занимался тем, что облазил окрестности, собрал топливо для костра, ободрал листья дикой смородины и прочую траву, которую собачье чутье признало съедобной.
Сэр Хантер
Совместно

Ашаман тем временем отпустил Силу, пусть и с некоторой неохотой. Как обычно, мир сразу после этого недолгое время казался блеклым и пустым. Подойдя к команде по спасению, мужчина стал с интересом наблюдать за их действиями.
- А ну-ка... - сэр Хантер отпустил жеребца, которого до этого держал под уздцы. - Давай, приятель, тяни. Да не со всей дури!
- Учи ученого, - огрызнулся Фар Лап, упираясь копытами и пробуя натяжение. - Сам-то давно перестал мечом махать как оглоблей?
- Поговори мне еще, - буркнул рыцарь.
Веревка натянулась, следом шлея врезалась в грудь и брюхо симурана, приподнимая его над топью.
Не особо было похоже, что помощь нужна, но Паоло всё же повторил свой вопрос уже сэру Хантеру.
- Поддержи его под брюхо, - отозвался рыцарь, - а то как бы ребра не переломал. У летунов обычно кости очень легкие...
«Ох, нелёгкая это работа – из болота тащить…» - на этот раз съязвил Дэй, - «Может, просто перекинешься и выкинешь его оттуда одной левой?»
«Да ну тебя, это скучно».
Мыш позаимствовал приспособление Бродяги и полез к симурану.Он предпочёл не задавать Таилару вопросов, шибко тот грустный был.
Таилару было очень стыдно. Он покорно обвис тряпочкой и выглядел очень жалко и понуро. Вроде бы взрослый , вроде бы не раз участвовал в боевых операциях и даже удачно, а вот как щенок повелся. Не зная броду сунулся охладится. Обрадовался. Ведь и дествительно без Ная было плохо, очень. Тут у любого эйфория настанет. Найэри тем временем решил, что и он проголодался, да и другие скорее всего тоже. Перекинулся и отправился выслеживать какую-то дичь, желательно покрупнее.
Ариэль тем временем накупалась, выбралась из воды, постирала юбку и кофту и оделась. Все вокруг были заняты делом. Ариэль тоже решила заняться делом. Она выбрала место с травой поудобнее. Там нимфа легла отдыхать и дальше маны набираться. Поездка верхом с непривычки утомила её сильнее пешего перехода.
- Как знал, - пробормотал Бродяга, пробираясь вдоль берега ручья, и находя чистую заводь. Следом из котомки, было вынуто мыло, а с себя скинута перепачканая илом одежда. Дальнейшие полчаса были посвящены стирке, отжиму и развешиванию одежды на ближайших ивах. А внимательный наблюдатель, мог определить и то, что морская тематика помору действительно близка и знакома: его кожу буквально продубили соленые морские брызги.
Осовобожденный симуран перекинулся в человека и отошел подальше, сел, подтянув колени к животу. Ему было плохо и хотелось побыть одному. Най, который в свою очередь был в собачьем обличье, притащил к стоянке свежеубитого сайгака, сгрузил его у ног Хантера. Потом отошел к провинившемуся, подсунув окровавленную морду под руки. Тот вяло на него взглянул, и начал машинально гладить по ушам.

- Хорош, - цокнул языком ашаман, после чего обратился к сэру Хантеру, - будем свежевать?
- Будем, - согласился рыцарь, доставая из голенища сапога нож. - А то знал я одного... Кабана целиком зажарил. С потрохами. Потом говорил, мол, в рыцарских романах вепрей не свежевали... Я видел, Най трав приволок. Надо будет глянуть - в таких местах дикий чеснок растет хорошо. А тимьян и шалфей к мясу - и вовсе благородная приправа.
- То есть, у нас будет пир горой. Ну что же. Мне тушу подержать, чтобы удобнее было, или не обязательно? - поинтересовался Джин, присаживаясь на корточки перед добычей симурана.
- А мы ее сейчас за задние ноги и на ветку, - рыцарь проколол шкуру за сухожилиями, подхватил добычу и отволок ее за деревья.
- Не будем пакостить на месте стоянки, - пояснил он пошедшему вслед за ним ашаману. - А то на потроха мух налетит...
Подвязанную к ветке за задние ноги тушу обработали быстро. Непригодные к готовке внутренности рыцарь отнес подальше и прикопал, предоставив магу разделывать сайгу. Печень промыл, нарезал небольшими кусочками и оставил в котелке, пересыпав солью и травами.
- Пока дрова прогорят, как раз дойдет, - он огляделся, не нашел поблизости Бродяги и отправился на поиски, оставив спутников заниматься костровым хозяйством.
Брюнет принялся разбирать тушу на отдельные части, чтобы можно было бы уместить в котёл. Конечно, было бы неплохо оставить часть мяса про запас, но с таким количеством едоков на подобное не стоило и рассчитывать. Хорошо было хоть то, что следов человеческих поселений пока встречено не было, а значит - это вполне мог быть край непуганой (пока что) дичи. Впрочем, довольно скоро ашаман вспомнил, что сэр Хантер говорил ему насчёт специфического вкуса варёной сайгачатины. Уместнее было бы подготовить мясо для прожарки, чем мужчина и занялся.
- Так, господа и дамы, - произнёс он, на пару секунд оторвавшись от своего дела и бросив взгляд в сторону костра, - кто будет следить за обедом? Вакансия, судя по всему, свободна.
Тем временем, хорек учуял кое-что поинтереснее (Кто бы мог подумать?) мяса. Знакомый запах, который Ариэль называла "магья". И к настоящему моменту Морс уже начинал различать более тонкие его оттенки. До сих пор из сильных оттенков он ощущал только грубые, обработанные разумными существами для своих целей - будь то бой, помощь, или просто развлечение. Теперь же он ощущал тот самый запах, что был неуловимо разлит по всему миру - чистый, неоформленный, естественный. Но на этот раз запах был куда более сильным. Хорек, подняв нос, проследовал к его источнику. Источник оказался рядом с небольшой заводью. Здесь было красиво, спокойно, даже вода была чище. Приятно было просто находиться в этом месте - чувствовалось, как странный запах проникает в тело, придает сил и бодрости. Морс свернулся на траве рядом с берегом и задремал.
Найэри аккуратно высободился, вытер об траву морду, потом перекинулся и подошел поближе.
- Могу последить, - указал пальцем на соплеменника и друга, - совесть мучает.
Найэри, если считал, что некоторые вещи нуждаются в пояснении, поэтому кратко объяснял и ждал наводящих вопросов. Если людям надо, то они сами спросят. Это было единственное , что папа сумел вбить ему в голову, а вот ученику не сумел.
Джин
Совместно.

Ариэль никто не тревожил и она мирно уснула. На руку ей села красивая стрекоза. Лицо щекотали травинки. Она, как и Морс, выбрала себе место, полное скрытой магии. Впрочем, тут почти везде было её полным-полно. Ариэли приснилась осада города. Город был обнесён высокой стеной и на ней стояли воины, лучники, маги. В поле было полно нежити и орков. Стояли осадные башни и стреляли по стенам. Над городом, отгоняемые лучниками и магами, летали драконы и плевали на город огнём...
Спала Ариэль не долго. Сон кончился и она проснулась. Села в траве, протёрла глаза и посмотрела вокруг. У костра сидели двое - Джин и Найэри. Оттуда тянуло запахом готовки. Больше никого не было видно. Где-то скрылись сэр Хантер и Бродяга. И хорёк куда-то подевался. Девушка встала, оправила одежду, прошла к ручью и умылась, смывая остатки сна. Потом она отправилась к костру.
- Еды ещё нет? - Негромко спросила она у присутствующих. Нимфе никто не ответил и она села в сторонке, сотворила себе грушу и печально её съела, огрызок кинула в костёр. Потом Ариэль сделала странный жест рукой и из небытия возникла мелкая летучая мышь, села нимфе на руку. Ариэль о чём-то с нею пошепталась, и летучая мышь улетела. Девушка расслабилась, вытянула ноги к костру и принялась смотреть на огонь.
Симурана вытащили, а его соплеменник приволок добычу. Есть хотелось, но сначала привести себя в порядок, остальные давно это сделали. А еда только готовится.
Паоло ушёл подальше от топи и от костра. Демон дрых, не его погодка, зато заворочался доселе спавший дракон.
«Может, полетаем?» - предложил Дэй, становясь видимым, - «Всё равно никто не заметит».
Мыш покосился в сторону стоянки. Признаться, он думал просто забраться на дерево, но идея Стража интересней. Заметят или нет – сейчас было всё равно.
Вспомнилось старое: «Если котёнка по имени Гав ждут неприятности, то что же должно ждать дракона по прозвищу Мыш?»
- Полетаем!
Дэй взмыл в небо, вскоре за ним последовал и старший товарищ.
«Куда?»
Лександр повёл мордой, указывая на далёкие холмы.
«Заметят же».
«Веселей будет!»
Дэй, видимо из вредности, пронёсся метрах в трёх от земли, над местом привала. Малявку можно и за птичку принять, чего не скажешь про его трёхметрового собрата; тот, правда, летел гораздо выше.
Ариэль увидела драконов за деревьями. Нимфа удивилась, но настроение у неё после короткого дневного сна было своеобразное и потому удивилась она не слишком. Зато она сжалась в комок, когда два дракона (серебряный - полметра размером и чёрный - трёхметровый) полетели прямо на костёр.
- Ой. - Сказала она и бешеным магическим усилием накопила в себе целое огненное торнадо. Драконы пролетели над головой и скрылись за деревьями.
«Наперегонки до холмов?» - поинтересовался Лександр, поглядывая вниз, на Дэя.
«Почему бы нет», - отозвался тот, прибавляя скорости.
Одежда на нимфе моментально высохла. Трава вокруг пожухла, дохнуло жаром. Затем Ариэль справилась с внутренним огнём и ошарашенная сидела у костра.
- Драконы. - Сказала она и показала рукой вслед Мышу с товарищем. - Откуда тут взялись драконы?
- Я не знаю, откуда они появились, - ответил ашаман, которого от возни с мясом отвлекли две проскользившие по месту стоянки тени, - но если бы хотели напасть, то уже бы это сделали.
Брюнет невольно вспомнил день своей первой встречи с крылатым огнедышащим ящером. К счастью, тот оказался золотым, пытаться убить человечка не стал, и даже соизволил вступить с ним в беседу. Но для Джина потрясением было уже само существование подобных созданий, а случайное сходство нового знакомого с тем, кто извивался на флаге Ранда, только усиливало эффект.
- Кто такие драконы? - спросил помешивающий варево Найэри. Он с трудом удержался от того, чтобы шарахнуться, а то и полезть в драку. Но странные летуны вроде бы не нападали, - никогда таких не видел.
Йоши Тамака
с соигроками

Бродягу рыцарь нашел чуть выше по течению. Пират валялся на травке, заложив руки за голову, и смотрел в небо. Занятие ничем не хуже любого другого, рассудил сэр Хантер, и принялся за приведение себя в порядок. Лес не терпит нечистоплотности. Дорога и война не терпят ее еще больше. Походи в грязной рубахе - кому какое дело, вроде бы? - но не жалуйся потом на огневицу, если вражеский клинок загонит грязный лоскут тебе в мясо. После свежевания сайги рыцарь выглядел мясник мясником, это и само по себе раздражало. А уж в присутствии девушки...
Фыркал и плескался он долго. Оттер перепачканные руки пучком жесткой травы, добытой из-под корней горстью глины промыл волосы. Той же глиной застирал окровавленные рукава, сменил рубаху на чистую, и только тогда, заново опоясываясь мечом, сел рядом с Бродягой.
- Что же ты глиной то? - негромко проговорил помор. - Мыло же есть.
- Привык, - рыцарь пожал плечами. - Мыло не всегда под рукой есть, а глина почти везде встречается.
- Смотрю я на нашу компанию, и думаю, что даже до выпаса, мы будем идти не меньше недели, - невпопад проговорил Бродяга. - Едва перевалили обед, как прочно встали на привал. С купанием и заготовлением дичи на костре. То есть до вечера, уже никуда не тронемся. Вечером идти бесполезно даже по гладкой степи. То есть встали мы здесь до завтрашнего утра.
- Похоже на то, - согласился Хантер. - С одной стороны, задержка досадная. С другой... Ты вот в судьбу веришь?
- Еще бы знать, во что я верю, - улыбнулся помор. - Об этом даже смутных воспоминаний нет. Хотя, с другой стороны, когда еще удастся вот так вот, на травке полежать?
- Я к тому, что бывает, злишься на какие-то препятствия, а потом оказывается - если бы не они, не случилось бы что-то важное и нужное. Или наоборот, поторопился бы, угодил бы в переделку, из которой еще как знать, выбрался бы? Вот как сейчас - и надо бы поспешить, но вдруг судьба нас тут придержала? Не за простыми ключами идем, как-никак, за ключами самой судьбы.
- Поверю специалисту на слово, - спорить было лень, однако негромкая беседа не вызывала неприятных ощущений, а чуть прищуренные глаза ясно показывали собеседника, от чего голос собеседника не метался по всей голове, как ошпаренный.
- Кое чего вы оба не заметили, - подал голос Черный Бродяга. - Блондин, называющий себя Мышом, совсем не так прост, как хочет показаться. И рядом с ним, время от времени появляется какой то фамильяр.
- Фамильяр - это кто? - уточнил рыцарь.
- Волшебный дух, служащий существам практикующим магию, - выдал клинок определение. - Обычно имеют способности к оборотничеству. Обычно принимают форму животного, иногда используются для шпионажа.
- Буду иметь в виду, - серьезно сказал Хантер. - Возможно, он этого не скрывает, просто полагает, что остальные в курсе. Или имеет какие-то личные причины не раскрывать его. Но хорошо, что ты предупредил... Пойдешь к костру, или отдохнешь еще? - это было адресовано уже человеку.
- Не высохло еще, и сменной одежды нет, - ответил Бродяга. - Просохнет - подойду.
- Я бы поделился, - вздохнул рыцарь. - Но ты в мою рубаху просто не влезешь. Ладно, пойду, гляну, что там с мясом...
На берегу тихой заводи проснулся и потянулся хорек. От сонливости уже не было и следа - всё тело налилось небывалой бодростью, и впервые за всё время пребывания тут, хорек действительно ощущал себя частью этого мира. Быть может, потому, что волшебная часть этого мира сейчас наполняла его самого до краев. Морс разве что не светился. Было все еще жарковато, и хорек уже с разбега прыгнул в чистую, прохладную воду заводи. С минуту он плескался, довольно фырча, затем вылез на берег, отряхнулся, и во все стороны полетели брызги, сверкая на солнце. Принюхавшись, он бодро поскакал туда, где пахло едой. В небе пронеслись две тени, одна здоровенная, другая - помельче. Даже на таком расстоянии хорек учуял их запах - подозрительно знакомый. Он поспешил к костру: а вдруг кто-то в опасности?
Сэр Хантер
Совместно

На ходу завязывая в узел длинные мокрые волосы, рыцарь выбрался к костру. Бросил на сложенный на земле плащ несколько веточек дикой мяты, прихваченных по дороге, веточку смородины - пойдет в чай вместе с мятой, присел рядом с Джином.
- Давай дальше я. Выше по течению можно помыться.
- И то верно, - кивнул ашаман, уступая сэру Хантеру место у остатков сайгачатины, - кстати, тут недавно два дракона пролетали. Агрессии не проявили, но если тут водятся такие существа...
Не завершив мысль, маг отправился в указанное рыцарем место, по дороге захватив из своего рюкзака сменную одежду.
На указанном месте, брюнет увидел развешанную на иве одежду пирата, а рядом и его самого. Последний, под указания клинка, вырубленной накануне слегой избивал тень. Тени, по всей видимости, приходилось туго.
- Подобные упражнения хороши, но почему бы не подыскать кого-либо в партнёры для спарринга? - поинтересовался Джин, после того, как скинул с себя одежду и забрался в ручей, - кого-либо примерно близкого по мастерству. Тот же рыцарь, если я не ошибаюсь, вполне бы подошёл.
- Подошел бы любой, даже ты, - улыбнулся Бродяга. - Но зачем навязываться? Тень, это тот соперник, который всегда при себе. Ну и не забываем про высшую степень работы с оружием, для которой никакого противника не надо. А вообще, это даже не тренировка, а так...
- Бродяга, не забивай юноше голову. - раздался отчетливый звон сабли. - И вообще, одевайся, одежда должна уже высохнуть.
- И то дело, - согласился помор,
- Боюсь, что я не подошёл бы, - покачал головой ашаман, плескаясь в воде. Ему, по примеру сэра Хантера, тоже надо было отмыться от крови. Да и пыль с потом в любом случае недурно было бы убрать, - грубо говоря, "избиение младенцев" имеет мало что общего с нормальным спаррингом. А я... ну как бы сказать. Меч - это не так уж часто, и только тогда, когда совсем уж припрёт. Так что навык... посредственный.
Помор оставил в покое слегу, прислонив ее к дереву, и начал одеваться.
- Посредственые навыки необходимо улучшать, - сообщил он плескающемуся магу. - Иначе, в один далеко не прекрасный день, ты можешь пожалеть о том, что не сделал этого вовремя.
- У тебя в этом большой опыт, - согласился Черный Бродяга. - Впрочем, несмотря на отсутствие даже памяти о более других навыках, ты все еще являешься достаточно неплохим бойцом. Конечно, я видал и получше, но не на твоей памяти.
- Навыки можно улучшать, а можно и чем-то компенсировать. В бою, в отличие от тренировки, когда стараются действовать умение против умения - преимущество может дать немного ускоренная за счёт связи с саидин реакция. Или меч из чистой Силы. Правда, - тут Джин сделал небольшую паузу, остирывая особо неподдающееся пятно с рубахи, - я это плетение так и не разобрал, как следует. Но видел, как им пользовались другие. Очень впечатляет. Рубит всё или почти всё.
- Я не силен в магии, - отозвался помор, - Но слышал от знающих, что правильный удар, сильно расширяет возможности клинка. А вот про мечи из чистой силы - не слыхал. Впрочем, я и не люблю мечи. Мой удел - сабля, боевая плеть и пара ножей.
Бродяга надел на себя рубаху, подпоясался кушаком, одел сверху перевязь с Черным Бродягой.
- Однако, не верю я в клинок из чистой силы. Клинку необходима материальность, что бы разрубить хоть что-либо.
- Ох уж эти мне ситуации в стиле "сам видел, а показать не могу", - вздохнул ашаман, выбираясь на берег. Водные процедуры прошли легко и непринуждённо. Оставив одежду сушиться на ветках, брюнет начал облачаться в сменную. - Но как бы то ни было, думаю, что разговор об этом можно было бы оставить и на потом. А сейчас - лучше бы пойти и подкрепить силы.
- Пошли, - легко согласился помор. - Посмотрим, чем нас будут кормить наши доблестные кашевары.
Джин
Совместно.

Ответа про драконов Найэри так и не дождался, впрочем симурана это особо не расстроило. Не ответили сейчас, ответят потом или само собой узнается. Симуран встал и принес в охапке к костру товарища и соплеменника. Таилар выглядел мягко говоря не очень, как безучастная ко всему кукла. Найэри даже пришлось прихватить его за воротник, чтобы он не упал головой в костер.
У костра уже собралось несколько человек. Обстановка не показалась Морсу слишком уж веселой. От Ариэль пахло жаром, один из людей-зверей, похоже, был расстроен, и в целом в воздухе висело какое волнение, но, кажется, никто не нападал. Значит, тени пролетели мимо. Хорек подошел к расстроенному симурану проверить, чего это он до сих пор такой хмурый?
Лар коротко глянул на хорька и опять уставился в костер.
- Все хорошо, - сообщил зверьку Найэри, - он просто думает что всех подвел, бесполезен, ведет себя как щенок, его все выгонят как обузу, да и лезть без разведки недостойно взрослого существа, да еще и его профессии. Таилар, я же ничего не упустил?
Тон его был ехидно-издевательский, асшаи на него зыркнул злобно, но промолчал.
- О, какая-то эмоция. Ведающий говорил, что его наказывать не надо: Лар прекрасно справится с этим делом сам.
- Обычные такие драконы. Маленький серебристый и большой чёрный. - Сказала наконец Ариэль.
-Я не знаю, кто такие драконы, - очень терпеливо пояснил Най, - в моем мире их нету. Они разумны?
- Откуда ж мне знать? - Ответила Ариэль. - Баек я много слышала, но так близко видела впервые. Говорят, что разумны не все драконы.
- Дррра... коны. - немедленно влез Морс, проговаривая очередное новое для себя слово, - Там, летели? - он выразительно посмотрел на небо.
- Летели. - Улыбнулась Ариэль.
- Опасные? - на всякий случай уточнил зверек.
- Не знаю, но я перепугалась. - Призналась Ариэль.
- Буду охррранять. - серьезно заявил хорек, на всякий случай навострив уши и принюхиваясь, чтобы в случае чего предупредить остальных. Как пахнет "магья" этих драконов, Морс уже запомнил.
- Я от испуга чуть не спалила тут всё. - Сказала Ариэль и погладила хорька. Хорек не совсем понял, что такое "спалила", но всегда был рад, когда его гладили.
Оставшийся за кашевара рыцарь подобрал веточки ивняка, срубленные со слеги, насадил на них куски подсоленной печени с травами и воткнул импровизированные вертела вокруг костра - так, чтобы печень поджаривалась, но не обугливалась. Ждать, пока дрова достаточно прогорят, чтобы набралось нужное количество углей, было долго. Так оставалась надежда, что до вечера они все же успеют пройти еще немного. Расседланный и разнузданный конь всхрапывал где-то неподалеку, отгоняя мошкару.
- Еда готова или надо ещё подождать? - Спросила нимфа.
- Полагаю, что второй вариант, - бодро ответил ашаман, в это время подошедший к костру, - иначе было бы объявлено и всех бы позвали за "стол".
- Печень будет скоро готова, заморить червячка ее хватит. А пока мы будем ее морить, подоспеет обед и ужин...
Остальное мясо вперемежку с луковичками дикого чеснока было нанизано на более толстые веточки и расставлено на том же удалении от огня.
- А куда мы сейчас идём? - Спросила Ариэль. - Я перед встречей с Вами потеряла сумку с вещами. Так что мне придётся опять ими обзаводиться.
- За лошадьми, - пожал плечами Най, присматриваясь к товарищу. Товарищ выглядел так же, без изменений. Признаться, в детстве он откровенно не понимал , почему за шалости и проказы Ведающий ученика не наказывал и другим запрещал, он просто не давал ему исправлять последствия, но давал понять, что виноват именно Таилар. Как ни странно тот после наказания больше подобного не делал. Самого Найэри Мастер бывало и бил, утверждая, что иначе до этой головы просто не дойдет. А раз Най пару суток просидел в волчьей яме, которую на него лично ставил дорогой учитель. - Кстати, надо что-то с этим страдальцем делать. Его сейчас еще и с ложечки кормить придется.
- Ты же его хорошо знаешь. Какие будут предложения? - поинтересовался маг. Своё мнение по поводу возможной пользы небольшого рукоприкладства (или в случае симуранов - приложения лап), а также тяжёлой физической работы ашаман пока не стал высказывать вслух.
- Бить бесполезно, он в лучшем случае будет огрызаться и больше в себя уходить. Одному такому руку до кости подрал, ту которой замахнулись. Его обычно оставляли на пару дней, но у нас времени на это нет. Он эмоциональный слишком, от позитивных эмоций ему крышу сносит, а негативные его самого изнутри жрут.
Таилар что-то пробурчал на тему осинок, от которых апельсинки не рождаются, но особо не отреагировал.
- Ешь. - произнес хорек, обращаясь ко второму симурану, - Будешь сытый - будешь сильный. Будешь сильный - будешь полезный.
- Не хочу.
- Человек-зверь не хочет быть полезным? - удивился хорек, - А Морс хочет.
- Он не может. Нервы, совесть опять же. - ехидно ухмыльнулся Найэри, от подзатыльника правда увернулся быстро и привычно.
- Вопрос был не о том, что не поможет, но слегка наоборот - о том, что могло бы подействовать, - скривившись, ответил Джин. - Или какого-либо точного рецепта нет и придётся действовать наугад?
-Угадал. Нету. Обычно его оставляли ветошью в уголке. Когда тормошишь - он только рычит.
- Будешь слабым - не защитишь друзей. - еще раз попытался урезонить упрямца Морс. Похоже, речь уже давалась легче, чем когда он только начал пытаться говорить.
Таилар протянул руку, погладил хорька по голове разок.
- Не знаю. Может быть - и замер опять.
Nelemi
Совместно

Драконы приземлились в холмах почти одновременно, Лександр поддавался, стыдно маленьких обижать.
По дороге не попалось ничего интересного, за холмами тоже.
Чёрный оглянулся в сторону стоянки. Если их и заметили, то,похоже, не особо разволновались. Могли и не понять, что это кто-то из своих. Да и вообще не бояться драконов.
«Отдохнул? Или тебя теперь покатать?»
Серебряный без лишних слов разместился на спине Лександра.
«Лентяй», - прокомментировал тот.
Дэй показал язык.
Чёрный взмыл в небо. На этот раз он летел выше, зная страсть малявки к большой высоте. В облаках им встретилось несколько крупных птиц, которые испуганно шарахнулись.
«Интересно, в этом мире живут драконы?»
«Надеюсь, что нет. Я хочу отдохнуть от сородичей».
Они вернулись к стоянке. Дэй потянул носом.
«Еда готова?»
«Ещё нет».
Лександр не спешил перекидываться. Он давно не был в этом облике. Нужен баланс. Дракон лёг и прикрыл глаза.
Малявка же снова стал невидимым и подобрался ближе к костру.
Морс не знал, как еще убедить симурана. Видимо, оставалось только ждать - может, поразмыслит и одумается? От мыслей отвлек уже знакомый запах.
- Драконы. - Коротко оповестил хорек остальных, указывая носом в сторону источника запаха. На этот раз Ариэль паниковать не стала и просто посмотрела в указанную сторону. За деревьями лежал дракон.
- Одного вижу. - Сообщила она хорьку и приготовила чары воздушного молота.
- В покое, значит, оставить? - как бы между делом заметил сэр Хантер, вытирая руки о траву. - Не вопрос. Раз на него только это действует - оставляем в покое на пару дней. Еды оставим, котелок. И пойдем своей дорогой. Придет в себя - догонит.
- Оставить в покое? Это наш дракон? - Не поняла Ариэль, потом сообразила. - А, Вы про Таилара говорите. Не надо его бросать. Таилар, вот если б ты не разведал тот пруд, в него залезла бы я, соблазнившись кувшинками. И попалась бы там в болото. Так что ты - герой и меня спас.
Для своих габаритов и вида явного покорителя морей не совсем законопослушного типа, передвигался Бродяга достаточно бесшумно. По крайней мере, на него внимания пока не обращали. Так что про проблемы с крылатым он слышал, но никак не мог сообразить, нужно ли от него что нибудь или нет. С одной стороны, ему самому хотелось вырубить вторую слегу и загонять крылатого в спарринге до момента, когда в голове у него не останется ни единой мысли, а не только угрызений совести. С другой, он был солидарен и с рыцарем, который советовал оставить того в покое до момента, когда тот сам очухается. Так и не прийдя, ни к какому выводу, помор все так же тихо сел недалеко от костра.
- Опять драконы? - произнёс ашаман, повернув голову в направлении, которое указывал Морс. - Они какие-то странные. Не нападают, не пытаются общаться. Может, мы заняли их любимое место, и они деликатно ждут, пока мы уйдём? Да, звучит довольно абсурдно, но всё-таки.
- Может быть, дракон хочет жаренной сайгачины? - Предположила Ариэль.
- Дракон? - оторвался от размышлений Бродяга. - Мелковат он для дракона. Скорее драконид.
- О нем я и говорил, - подтвердил слова помора Черный Бродяга. - Ему есть что скрывать. А фамильяр опять здесь.
Йоши Тамака
С соигроками.

В этот момент к нимфе вернулась летучая мышь. Устроилась нимфе на плечо и принялась тихонько пищать. Ариэль слушала её, поглядывала на дракона и по сторонам. Вскоре она отпустила летучую мышь в пустоту.
- В округе ничего интересного. - Сообщила она окружающим. И вернулась к прежней теме разговора. - Однако, если это маленький дракон, то каковы тогда большие драконы? - Спросила она помора.
- От двадцати до пятидесяти, - прозвенел клинок. - Причем, я не совсем понимаю, но как-то это завязано на цвет и на способности драконов. А вот водные...
- Большие... - Покачала головой Ариэль. - На самом деле когда я дремала сегодня днём, мне снились драконы над городом. Может быть, этот дракон вылез из сна?
- Я бы предпочитал спасать девушек менее дурацкими способами, - проворчал Таилар спустя некоторое время. Симуран выглядел чуть повеселее.
- Это говорит тот, который предпочитал всегда сначала влезать в самое пекло, а потом думать, а стоило ли. - фыркнул Найэри.
- Так с разведкой же...боем. - вздохнул Таилар.
- Все способы спасения девушек - дурацкие. Можешь мне поверить. - Улыбнулась нимфа.
Похоже, про дракона уже и думать забыли, из чего Морс сделал вывод, что не такой уж тот и опасный. Может, он мирный? Лежит неподалеку, никого не трогает, даже мясо не пытается отобрать. Любопытство взяло свое, и хорек отправился на разведку. "Он большой, а я мелкий и прыгучий - всё равно не укусит!" - рассудил Морсилиус, пробираясь к отдыхающему крылатому зверю через траву. Остановившись метрах в двух, он спросил:
- Ты кто?
«У нас гости», - оповестил Дэй.
Лександр вяло поднял голову, уставился холодными голубыми глазами на подбирающегося хорька.
«Не узнал?» - дракон издал звук, похожий на смех.
Хорек не видел, чтобы дракон двигал ртом, но каким-то образом тот все же общался с ним. По крайней мере, слова зверек услышал, и хоть уши не могли определить источника, каким-то обрахом он понял, что слова адресованы ему. Они что, уже знакомы? Еще раз принюхавшись к дракону и перебрав в голове "запахи" волшебных аур всех спутников (у кого эти ауры были достаточно сильными, чтобы унюхать), Морс констатировал:
- Мыш. - запах был немного другим, что поначалу сбило с толку, но все же узнавался, - Большой какой Мыш.
Нимфа наблюдала за храбрым походом хорька. Когда Морс сказал "Мыш", она посмотрела вокруг. В самом деле, этого спутника отряда вокруг видно не было.
«Он самый», - усмехнулся дракон, - «Только тебе, значит, и интересно, откуда драконы?»
- Вот ты летаешь тут, а Ариэль "чуть всё не спалила". - ответил хорек ее словами. Он по-прежнему не был уверен, что понимает, что это значит, но звучало как что-то важное, - Было два, а ты один. - секунду спустя добавил он.
"Два", - раздалось за спиной, но там никого не было.
Морсилиус подпрыгнул на месте от неожиданности, и приземлился уже мордой точно к говорящему. Как он понял направление, несмотря на то, что уши бунтовали и отказывались его обозначить? Нос подсказал что ли? А ведь точно - нос! Запах был и знакомым, и незнакомым одновременно. Хорек уже чувствовал его раньше, но сопоставить было не с кем.
- Голос есть, а тела нет. Как запах может говорить? - выдал он странную на первый взгляд фразу.
«Да всё у меня есть», - пробурчал Дэй, скидывая невидимость.
Воздух колыхнулся, и запах обрел видимую форму. Но на этот раз Морс увидел не черного, а белого дракона. К превращениям он уже начал привыкать, а вот исчезновения были чем-то новым. Чем еще удивит хорька этот мир? "Пусть в следующий раз это будет река из оранжевого сока." - загадал Морс.
- Идем к другим. - позвал он, и обернулся к первому дракону, - Стань лучше снова маленьким, не то сам всё съешь, и другим ничего не останется.
«Не съем, не бойся».
Чёрного окутал радужный туман, из которого сверкнули две голубые звезды; дохнуло холодом. Когда магия рассеялась, Мыш стоял уже в человеческом облике. Дэй уселся к нему на плечо.
- Так лучше?
- Лучше. - Подтвердил хорек, и попрыгал обратно к команде. - Только не дуй больше, вдруг огонь потухнет?
Мыш подошёл к костру. Дэя он больше не прятал.
Nelemi
Совместно

"Так вот, значит, что входило в категорию "и не только", когда сей господин перечислял свои полезные навыки", - мысленно отметил Джин, флегматично наблюдавший за сценой общения хорька с драконом и последующими метаморфозами. - "Интересно, что ещё за сюрпризы последуют дальше?"
Ариэль порадовалась, ей хотелось вслед за хорьком подойти к дракону, но она немного смущалась. Однако дракон обернулся человеком (в самом деле Мыш) и подошёл к костру сам.
- Какой ты храбрый. - Сказала Ариэль хорьку и спросила у Мыша. - Интересно быть драконом?
- Думаю примерно так же как и симураном, просто ипостась, - задумчиво ответил не на свой вопрос Найэри. Пихнул в бок асшаи, - А ты подобных видел?
- Видел, это только у нас их нет, везде есть. И иногда еще больше.
В голове у серого симурана прочно сформировалась цепочка: раз превратился в Мыша, значит уже свой. Мало ли у кого какая ипостась?
- Мне интересно быть нимфой. - Сказала Ариэль. - Но летать хочется. А полёт - это такие чары... не даются они мне. Чуть-чуть левитировать могу и всё.
- На чуть-чуть больше, чем некоторые, - буркнул ашаман. - Я вот вообще не могу летать или как-то ещё поднимать себя. Ограничения в системе магии. И что?
- А я и оборачиваться не умею. - Подхватила Ариэль. - Совсем. Просто ужас - волшебница и не может никем обернуться.
- А надо? - не понял Найэри, - разве ипостась зависит от магического дара? Я ж не маг, а в человека обращаться могу.
- Вы - природный оборотень. - Пояснила Ариэль. - Волшебники вообще-то часто умеют кем-нибудь оборачиваться.
- Оборотень это тот кто в зверя, - пояснил Таилар, - мы звери и есть.
- Значит Вы - зверь-оборотень. - Улыбнулась Ариэль.
- Дракон тоже зверь оборотень? - кивнул симураний маг на Мыша, - по-моему это просто существо иной природы, как и мы.
- А это у Мыша спросить надо. - Посерьёзнела Ариэль. - Это очень интересно, может ли человек оборачиваться драконом или только драконы умеют оборачиваться людьми?
- Сложно сказать, отозвался Паоло, - Я вообще родился человеком. Долго и не знал, каков я на самом деле.
- Ведающий говорил, что только в каких-либо животных. - припомнил уроки Таилар, - оборотень человек изначально, который может превращаться в какое-либо животное, обычное. Маги у нас оборачиваться никем не умели, просто маги. Берите пример с Найэри, его подобные философские диспуты не интересуют. Есть вторая ипостась и ладно.
- У нас в лесу только ленивый и я не мог оборачиваться, к примеру, пантерой. - Улыбнулась Ариэль. - Зато я - хороший маг огня. Вот.
- А лет вам сколько? Если не секрет? - Повернулся к ней Найэри, - я иногда путаюсь в возрасте. Но третьего совершеннолетия у вас явно нету, я же прав?
- Двадцать семь. - Легко ответила Ариэль. Кажется, она соврала, во всяком случае сама она в точности свои года не знала. Ей просто число нравилось - трижды трижды три. - По человеческим меркам - это семнадцать или чуть больше.
- Первое совершеннолетие, - определил Таилар в понятную форму.
- Первое? А что бывает второе? - Удивилась нимфа.
- И третье тоже, - ухмыльнулся понемногу начинавший оживать Таилар.
- И в чём они заключаются? - С интересом спросила Ариэль, подозревая что-то необычное.
- Эри объяснит. У него всякое занудное лучше получается. Как папа меня своими лекциями замучил так и...
- Не трогай папу, - беззлобно проворчал Найэри, - все очень просто,мы фактически года свои не считаем, а считаем скорее по этапам взросления. Первый этап это когда ты можешь отвечать за свои поступки и за себя. Ты знаешь, что ты хочешь или там что вот это плохо или это там приводит к последствиям. Это и ребенок так-то может, но тут надо испытание пройти. У кого-как, но примерно это человеческие 14-15. Собственно с этого момента раздолье заканчивается и тебя определяют на какую-либо работу учить начинают серьезнее, индивидуально. Потом второе. Второе это когда ты можешь нести ответственность не только за себя, но и за равных себе или тех, у кого есть первое совершеннолетие. Ну там в команде работать, к примеру. Тогда нас выпинывают из Стаи. А третье - это полностью взрослый, можешь детей заводить , жить где хочешь и т.д.
- Некоторые его так и не достигают, бывает.
- Если пересчитывать на то сколько, мы там нажили мне примерно тридцать, а Найэри на год-два постарше.
- А если на человеческие примерно 23-25. Наверное. А папам так за триста каждому, но мы из одной волны а они из разных.
Джин
Совместно.

- У Вас очень логично воспитывают детей. - Признала Ариэль. - У нас проще, совершеннолетие - это сразу всё и ответственность за поступки, и детей можно, и участие в совете. Меня на совершеннолетие из Лесу и прогнали. Сказали, что взрослая и должна отвечать за поступки. А я не хочу. Вот и отправилась к людям... - Улыбнулась нимфа. - У нас тоже долго живут.
- У нас дети общиной воспитываются, первый год жизни так точно, собачий, - улыбнулся Найэри - потом уже по папам-мамам разбираются. Да и то до первого совершеннолетия считаются общими.
- Зато мы большое исключение.
- Ну как исключение. Асшаи-то так нередки, но чтобы во втором поколении подряд... Поэтому мы почти в общине не воспитывались, нас лично папы воспитывали. Каждый того, кто ему ближе.
- Во втором поколении подряд? В смысле, - подряд в одной и той же линии крови? - на всякий случай решил уточнить маг. - Но почему это редкость? Разве не наоборот - чем больше родственников с определённым даром, тем больше вероятность, что у тебя он будет тоже?
-Асшаи не дар...
- Асшаи - союз, - продолжил Таилар, - вы заметили, что мы с Наем немного не похожи друг на друга?
- Мягко говоря - да, - кивнул ашаман, приготовившись слушать дальше.
- А строго говоря, протиположны. Это этот еще тихий после потрясений, он еще разойдется. У нас верят, что белое лучше всего поймет черное, а не другое белое.
- То есть из противоположностей получаются наиболее крепкие союзы и боевые связки. обьяснил Таилар, - ну это в легендах есть.
- Которые Ларэ помнит плохо, а мне лень перессказывать сейчас. Но если вдруг две противоположности находят друг друга, то и впрямь получается союз. Он называется асшаи.
- Обычно они достаточно редки, а у нас каким-то образом вышло так, что два родителя асшаи и дети тоже.
- И получилось так. что когда понятно стало, то папы нас быстренько забрали в индивидуальное обучение.
- Взаимопонимание обычно происходит как раз между одинаковыми, а противоположности дополняют друг друга. Но всё равно - интересный вариант, - задумчиво произнёс Джин, глядя куда-то в небо.
"Интересно, если мы не будем долго рассиживаться после еды - как много ещё успеем пройти за сегодняший день?"
"Интересно, когда будет еда?" - Подумала Ариэль и еда наконец случилась! Сэр Хантер участия в беседе не принимал - он был занят едой. Печень уже прожарилась, и он раздал веточки с ней проголодавшимся спутникам - по штуке на один голодный рот. Мясо тоже подходило. Еще разок-другой повернуть вертелы - и можно будет начинать... Ариэль довольно утащила веточку с печёнкой и с удовольствием поела, она в самом деле проголодалась. А некрупному хорьку так и вовсе много не надо было, чтобы наесться. Впрочем, место для мяса все еще оставалось. Пешая прогулка по свежему воздуху, использование магии и купание в ручье сильно раззадорили аппетит ашамана, поэтому свою порцию печени он буквально проглотил. Мыш тоже взял веточку, наглеть на вторую для Дэя не решился. Обойдутся пока одной. В конце концов, они могут и сами поохотиться.
Сэр Хантер
Совместно

По мере того, как заканчивалось мясо, у путников все более ощутимым становился некий смутный зуд - их начинала обуревать жажда действия. Сам того не зная, хорек влиял на них, передавая людям побуждения собственной деятельной натуры. Когда от сайги остались в прямом смысле рожки и ножки, сэр Хантер оглядел стоянку, свистнул Фар Лапа, быстро заседлал и взнуздал жеребца и предоставил его нимфе.
- Можно выдвигаться, - сказал он Джину. - Я задержусь, надо прибрать тут. Потом догоню. Сильно не торопитесь, но и особо медлить не надо, я достаточно быстро хожу.
Тот кивнул и, прихватив с места купания уже вовсю подсохшую одежду, пошёл рядом с конём, дав знак остальным следовать за ними.
Хорька уговаривать не пришлось - он почти всегда был готов отправиться в путь, да и вообще за любую движуху, кроме голодовки. А если кормить будут - то и за голодовку. Взобравшись на коня, Морс маленькой пушистой птицей угнездился между его ушей, держа нос настороже. Симуранам было удобнее в этот раз пробежаться на четырех ногах, что они с успехом и сделали. Ариэль опять сидела в седле по-мужски и клевала носом.
- Вкусный был сайгак. - Сказала она.
- Помощь не нужна? - негромко осведомился помор у рыцаря.
- Да не то чтобы один не справился... Работы действительно было не так уж много - прикопать кости, залить костер, отмыть котелок после чая. - Но с одной стороны, вдвоем быстрее, а с другой - как бы чего по дороге не натворили...
Бродяга скептически посмотрел на группу. Конь, хорек, драконид-перевертыш с невидимым фамильяром и два симурана, для разнообразия решившиеся поразмять лапы. Нимфа и маг. И он сам, ноль опыта, смутные воспоминания и руки творящие невесть что, но в тему.
- Раньше начнем, раньше нагоним, - наконец решил он. - От одного меня толку будет... Маловато. Конечно Черный Бродяга подсобит, опыта у него немерено, но...
- Тогда ты ямку под кости пока сделай, я костер залью, - решил рыцарь. - А контуженные лягушки как-нибудь сами оправятся.
С работой в четыре руки управились быстро. Убрав котелок в суму, сэр Хантер проверил, все ли сделано, и они вернулись на дорогу - догонять ушедший вперёд отряд. Тем временем Фар Лап всхрапнул и задрал голову, высматривая впереди кого-то. Над дорогой поднималось редкое облачко пыли. Морс тоже начал прислушиваться и принюхиваться, настороженно ворча.
- Вы бы посмотрели кто, что там за случай такой пылит, - произнёс ашаман, обращаясь спутникам. - Конечно, желательно поосторожнее, но думаю, что вы об этом и сами догадываетесь.
Ариэль перестала клевать носом и подобралась, чтобы быть наготове. Мало ли кто там пылит. "Интересно, от нас такое же облако пыли видно или нет?" - Подумала нимфа, вызвала летучую мышь и отправила её на разведку. Симураны переглянулись:
"Может просто облачко и ну его?"
"Поживем - узнаем."
- Может такие же путники? - поднял ухо Таилар.
Мыш насторожился, в голове пронеслось множество вариантов.
"Дэй, глянь-ка, что там?"
Серебряный невидимкой рванул вперёд.
Zero
Совместно

Тем временем Бродяга и рыцарь быстрым шагом шли по дороге, догоняя ушедший вперед отряд. Припекало все ощутимее, но легкий ветер освежал лица, и зной не мешал путникам во все горло распевать песню. Точнее, распевал ее Бродяга - сэр Хантер подхватывал там, где угадывал слова.

Пират, забудь о стороне родной,
Когда сигнал "к атаке!" донесётся.
Поскрипывают мачты над волной,
На пенных гребнях вспыхивает солнце.
Земная неизвестна нам тоска
Под флагом со скрещёнными костями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

Дрожите, лиссабонские купцы,
Свои жиры студёные трясите,
Дрожите, королевские дворцы
И скаредное лондонское Сити,-
На шумный праздник пушек и клинка
Мы явимся незваными гостями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

Вьёт вымпела попутный ветерок.
Назло врагам живём мы, не старея.
И если в ясный солнечный денёк
В последний раз запляшем мы на рее,
Мы вас во сне ухватим за бока,
Мы к вам придём недобрыми вестями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

С высоты полета хорошо была видна дорога, брошенная пыльной лентой на холмистую степь. Блеснула серебряная нитка ручья, вдалеке, у самого горизонта, в зыбком мареве показалось озеро. В нескольких милях от отряда ехал всадник. Он торопился - лошадь под ним бежала спорой рысью, обгоняя пыль, поднятую ее копытами.
Дэй вернулся.
"Там всадник. Очень торопится".
Летучая мышь вернулась второй, она летала помедленнее серебристого дракончика, но тоже доложила хозяйке о всаднике.
- Гонец? Или может ему помощь нужна? - начал строить предположения белый. Найэри повернул морду и наградил товарища испепеляющим взглядом.
Ариэль
(совместно)
Морсилиус окинул разношерстную компанию оценивающим взглядом и высказал свои опасения:
- А он нас не испугается?
- Мы его не догоним. - Ответила нимфа. - Он на коне, а тут все кроме меня пешком.
- Не догоним? - переспросил Джин. - А что, он скачет не нам навстречу?
- Навстречу. - Ответила Ариэль. - Но если б мы решили напасть, он бы от нас ускакал. Ну, это не считая драконов и луков. - Про свои огненные мячи нимфа тактично умолчала.
- И симуранов. Полагаю, в пике кто-либо из них вполне бы мог выбить человека из седла. Впрочем, хватит теории. Для нас больший интерес представляет то, что двигается этот незнакомец, судя по всему, откуда-то оттуда, где распологается тот самый табун, - сделав небольшую паузу, ашаман добавил, - по крайней мере, может располагаться.
- Конечно, мог бы, я вряд ли, а Найэри запросто, - Таилар встал на задние лапы , вглядываясь вдаль, - Думаю, стоит его распросить подробнее, когда доскачет.
"В человека превратись. Ты слишком заметен, а я подлечу поближе, кто-то же должен это сделать"
Сам Найэри со свернутыми и прижатыми телу крыльями вполне сходил за обычную собаку, если, конечно, не приглядываться сильно , а вот Таилар со своими перистыми в глаза бросался, поэтому он не стал спорить и предпочел послушаться.
Найэри аккуратно взлетел повыше, долетел до всадника. Перекинулся так, чтобы понезаметнее было. Зачем лишний раз пугать? И вышел на дорогу чуть сбоку от него.
- Легкой вам дороги, - слегка церемонно поздоровался он.
Всадник резко осадил лошадь при виде невесть откуда возникшего незнакомца. Плотный гнедой конь выгнул крутую шею, вгрызаясь в удила. На шее и боках темнела взмокшая от пота шерсть, но усталым жеребец не выглядел. Всадник, пожилой мужчина с обветренным и загоревшим до бронзовой смуглости лицом, был одет в потрепанный кафтар и такие же штаны. Голову он повязал пестрым платком, за широким поясом виднелась рукоять ножа. Другого оружия при нем не было, если не считать висящей на запястье плети с грузилом на конце.
- И тебе подобру, - отозвался он хрипловатым голосом. - По делу остановил, или разбойничаешь?
- Скорее по делу, - располагающе улыбнулся Най - Извините, коли напугал. Место тут достаточно безлюдное, редко человека встретишь...
Всадник потрепал конскую шею, жеребец перестал приплясывать под ним, но встряхнул гривой, звеня уздечкой и вызывающе скаля крепкие желтые зубы.
- Ну, а если по делу - тогда можно и поговорить. Какое дело?
- Да вот удивило по какой надобности такого ладного коня почти загонять пришлось? - симуран с уважением покосился на жеребца, но погладить не решился, - да и вдруг наши с вами дела случайно совпадают.
Всадник задумался на мгновение, опустив руку с плетью на луку седла.
- А откуда ты идешь? - спросил он вдруг. - Твои дела с моими совпасть могут только в одном случае...
- Тут скорее уместнее говорить - куда, - улыбнулся Най, - дошли тут слухи, что есть неподалеку один табун, у которого появились крупные неприятности... А нам вот позарез нужны лошади. Вот мы и подумали, что, возможно, можем помочь друг другу.
- Значит, от "Зеленой лампы" идешь, - сделал вывод всадник. - Я хозяйку просил прислать кого-нибудь, кто не откажется помочь... Лошади, говоришь, нужны? Ну, тогда будем разговаривать уже всерьез. Меня Вайдо зовут. Сколько вас?
- Найэри, - в ответ представился симуран. - Семеро будет, не считая животных. Но лошадей потребуется меньше.
Серый старался отвечать честно и прямо, хотя некоторые детали пока умалчивал. Например, не все люди положительно относились у двуипостасным.
- А ты, значит, разведчиком будешь, - Вайдо перекинул ногу через холку коня и соскользнул на землю. Поводья он оставил на луке седла. - Подождем тогда, пока остальные подойдут. Вот тут, в теньке, посидим.
Он устроился под цветущим кустарником, усыпанным крупными розовыми цветами.
- Далеко до них?
- Можно и так сказать, - подтвердил его слова Найэри, усаживаясь напротив. - Не слишком, скоро дойдут. Может, пока время есть, расскажите, что приключилось, а то я пока только туманные намеки слышал? То ли порча, то ли просто лошади пропадают.
Ясень
- Не хотел бы дважды повторять... Ну да ладно, языком ворочать - не бревнами.
Табунщик сорвал травинку, прикусил зубами.
- Завелся пакостник, что ни ночь - какую-нибудь лошадь да попортит. И ладно бы худокровных портил - лучших выбирает, песий сын. Я уж ездил до трактира, помощи просил. Сегодня снова поехал - за ночь пары не досчитались. И никак поймать не можем - уже и ночами спать перестали, но табуны большие, поди угляди, где он проскочит. Не знаем даже, человек или зверь. Следов не оставляет, собаки его не чуют, пробовали перегнать табуны в другое место - и там нашел...
- То есть крадет? - уточнил симуран , -или же причиняет какой-то вред и лошадь остается в табуне, но негодна?И какой вред?
"Ларэ! В общем, дело обстоит так..."
Мальчишка довольно улыбнулся.
- Разведчик наш долетел, и впрямь дела совпали, - Лар быстро пересказал то, что сумел узнать.
- Не крадет, - вздохнул Вайдо. - Уж лучше бы крал. Но коня уже не продать, на племя не годен, да и на мясо забить - после такого даже собаки есть не станут, наверное. А ведь лучшие были...
- А такое это что? Ведь всякое можно с живым существом сделать...и кровь выпить, и сухожилие резануть и... Ну в меру фантазии, разумеется.
Найэри даже слегка покраснел, видимо фантазия оказалась богатой.
- Они на лошадей перестали быть похожи, - пояснил Вайдо. - Я вот даже сказать не могу, на кого они теперь походят. Слов таких не знаю. Сам увидишь, если возьметесь за работу. Поймаете этого стервеца - в долгу не останемся, будут вам кони. Племенных не дадим - их и так наперечет осталось после того, как этот пакостник к нам пристал. А из прочих - на ваш выбор.
- Да племенных нам и не надо, - успокоил конника Най, - нам бы достаточно быстрых и выносливых. Возьмемся , куда денемся-то.
Найэри ненадолго задумался, пересказывая асшаи.
-" Най, я не понял, как на лошадей не похожи?! Чешуей обрастают или же по пять ног вырастает?!"
Найэри совершенно не задумываясь и машинально произнес последнюю фразу Таилара в слух. И с такой же интонацией.
- Ребят. - я кажется перестал понимать ситуацию, - сокрушенно признался отряду Лар, - конник говорит на лошадей перестали быть похожи. Но как?!
- Ног четыре, - покачал головой табунщик. - Голова одна, хвост один... А чешуя - да, от ушей до копыт. Вороненая, аж в синеву. Вру, не до копыт - до когтей. По три когтя на ногах, каждый в ладонь длиной. Глаза красные, светятся. И клыки похлеще, чем у барса.
Глаза симурана загорелись почти детским восторгом.
- Какой зверь! А можно я себе такого возьму? - симуран напоминал ребенка, которого поманили вожделенной игрушкой - это ж какой боевой конь! Чешуя-то прочнее шкуры получается, да и клыками чувствительно можно цепануть. Да и пропитание легче. Они же мясо наверное едят, а дичи немеряно.
Вайдо махнул рукой.
- Этих хоть всех забирайте. Они же мясо жрут, твари, их на цепях держать приходится, чтобы табун не рвали.
- А сколько их? Их и возьмем. Как минимум двоих, мой друг тоже будет рад такому коню. А на людей нападают?
И впрямь восторженные вопли Таилара уже действовали на нервы. И если Найэри радовался проанализировав боевые качества, то Таилар походу просто так. И не стеснялся выражать восторги вслух.
- Считая сегодняшних - шесть, - ответил табунщик. - И это могут быть не последние. Порченых отдадим, коли по нраву. Но смотри, они же дикие. Под седлом не ходили никогда - не берут под седло племенных. Сожрать не сожрут - нас, по крайней мере, не сожрали, но вот как вы их седлать будете - не знаю...
- Кулаком промеж глаз, когда куснуть попытается, - обьяснил Найэри, -а потом вскочить без седла, а там уж кто кого, главное чтобы было за что уцепиться. Пакостника найдем, но подумайте еще о чем. Не мне одному они могут понравиться - это идеальный зверь для ближнего конного боя. Смотрите какие навскидку преимущества : чешуя прочнее шкуры - ее просто так не пробьешь тем же мечом. Кусануть он может гораздо чувствительнее обычного коня. Возможно, будет выносливее, правда с питанием некоторые трудности. Я попытаюсь приручить, и если оно приручаемо, то попробуйте продать воинам. С руками оторвут. Да еще и редкий.
- То есть, имеет смысл пару на развод оставить? - задумался Вайдо. - Может, и имеет... Поглядим, как вы с ними совладаете. А это вот и есть твои спутники?
На дороге показался Фар Лап в сопровождении остальных путешественников.
- Они самые, - кивнул Найэри, - кто ж еще.
Засидевшийся без дела и жаждавший действия хорек, едва увидев сопартийца с незнакомцем, тут же спрыгнул с лошади и побежал знакомиться. Знакомство началось с любопытного осмотра и обнюхивания. Морс уже хорошо научился разделять обычный запах человека и запах магической ауры, если таковая была. Ничего подозрительного унюхать не удалось: от табунщика пахло лошадьми, сыромятной кожей, степными травами, дымом костра - всем тем, чем может пахнуть человек, вся жизнь которого связана с табунным коневодством. Удовлетворившись осмотром, хорек запрыгнул на плечо симурана и поздоровался с табунщиком:
- Я - Морс.
- Говорящий? - удивился Вайдо. - Надо же, какая невидаль встречается... У нас при амбаре горностай живет, на крыс охотится. Но тот не разговорчивый. Обложит по-своему, по-звериному, и шасть в подпол...
/совместно/
Сэр Хантер
Совместно

Ариэль, как и все, была в курсе разговора благодаря "симуранному радио". Так что она спросила у коневода.
- Здравствуйте, а вот скажите, изменения коснулись только лошадей или среди людей тоже было что-нибудь странное? К примеру не менялся ли кто резко характером? Не пропадал ли надолго, а потом вернулся?
- Не было такого, - после короткой паузы ответил Вайдо. - Я не примечал, и мне никто о таком не говорил. Но при каждом табуне по два человека, если только оба разом не подвинулись рассудком, то скрыться от глаз невозможно.
Он оглядел отряд, хмыкнул.
- А мне говорили, семеро...
- А в природе ничего странного не происходило? Там всякие странные звуки. может запахи, например горелого? Да и в принципе такого, заметного.
- Они знают, второй раз не надо повторять, - кивнул Найэри - двое еще позже дойдут.
- Тоже не слышал, и сам не видел, - покачал головой табунщик, поднимаясь. - Так может, я тогда вернусь, да пришлю вам навстречу кого-нибудь с заводными? Быстрее будет.
- Ага, - кивнул Таилар, - а ни с кем заметно не ссорились? Или может наоборот так кто-то благодарит? Точно все как всегда? С чего-то должно начаться или на пустом месте? Да, и как вы к двуипостасным относитесь? Я так, на всякий случай.
- Лар, не позорь меня, - вполголоса прошипел Найэри.
Мыш задумался.
"Дэй, тебе не кажется, что работёнка-то для нас?"
"Очень возможно", - отозвался серебряный, предусмотрительно накинувший невидимость.
- Что знал, рассказал, - табунщик коротко свистнул сквозь зубы. Гнедой, щипавший траву на обочине, повернулся и подошел к хозяину. - К вечеру доберусь, к утру ждите заводных лошадей.
Уже сидя в седле, он вдруг спросил:
- А двуипостасные - это кто такие?
- Возьмите с собой. Заодно объясню, - подошёл к табунщику Мыш.
- Да я б тоже слетал, заодно и показал бы, - усмехнулся краем рта Найэри. - на коней уж больно интересно глянуть. Да и ночью сверху лишний раз попатрулировать не помешало.
"Маскировка, маскировка, а я?Ты устанешь от такого расстояния. Ты не умеешь говорить в облике."
"А ты связь, у тебя, смотрю, неплохо вышло, да и вряд ли он возьмет."
- Ещё кое-что хотелось бы уточнить на всякий случай, - опомнился ашаман, до этого момента только слушавший ответы степняка на вопросы других. - Как я понял, самого процесса транс... в общем, превращения никто не наблюдал? То есть, вечером - кони как кони, утром - вот такие страшилища, а что с ними происходило в промежутке - неизвестно?
"Пф! Страшилища... Это он страшилищ не видел", - мысленно возмутился Дэй.
- Так, - подтвердил Вайдо. - Вечером - кони, утром - жуть жуткая. И ни следа, ничего... Взять-то можно, только за Гнедым угонишься ли? Жеребец у вас хорош, на нем еще поспел бы. А на своих двоих - вряд ли.
- Опиши, куда идти. Ещё посмотрим, кто быстрее, - подмигнул Мыш, решивший пока не пугать табунщика метаморфозами.
"Только не промахнись. Заблудимся", - взмолился Дэй.
"Не в этот раз. Мне кажется, я и без него знаю, куда нам".
- А прямо по дороге, - табунщик махнул рукой в том направлении, откуда приехал сам. - Там озеро будет, на южном берегу у нас выпасы. С запада горы, не разгуляешься, с севера... Ну, тоже не гоже лошадям. Буераки сплошные. Не заплутаешь.
Сочтя на этом беседу завершенной, он развернул коня и пустил его быстрой рысью.
"Я видел озеро. Наверное, то самое", - отозвался Дэй.
"Уверен? Тогда направляй".
Картинка складывалась довольно ладно.
«Как пойдём?» - поинтересовался серебряный.
«Подождём, пока он скроется. Наших товарищей превращением уже не удивить».
Найэри уже превратился и сидел ухмыляясь по-собачьи, полуразвернув крылья.
- Таки решил слетать, - констатировал Таилар, - понравился ему Вайдо. Да все хорошо, он хоть связь обеспечит.
Серый Мыша решил не дожидаться, а взлетел и пристроился в хвост Вайдо, надеясь, что он все таки в небо не глянет. А то человек пожилой, а собака летающая это почти как летающая корова, так же необычно.
"Мыш!", - вдруг подал голос демон, - "Снова у тебя дурацкие идеи. Ведь есть же я!"
"Да думал, не твоя погодка".
"Ничего, не расплавлюсь".
Мыш не любил превращаться при толпе народа, но деваться некуда…
На почтительном расстоянии за табунщиком поплыл радужный туманчик.
Ясень
Разведчики
Дорога для разведчиков оказалась бедной на приключения. Только раз они очень удивили пролетную ворону: горластая птица долго разорялась, жалуясь на всю рощу на невидимок, мешающих летать порядочным воронам. Когда они добрались до озера, стало очевидно, что табунщик сильно преуменьшил сложности с северным побережьем озера: буераки - это было очень мягко сказано. С высоты, в закатном сиянии солнца, земля производила впечатление смятой и скрученной тряпки, которую хорошенько потрепали, а потом бросили как попало. Изрезанная расселинами, оврагами и острыми каменными ребрами, выпирающими из глубины, как кости подземных чудовищ, поверхность земли была почти лишена растительности. Там, где деревья все же сумели пустить корни, стволы и ветви выглядели такими же перекореженными, как вся местность вокруг. К северу овраги становились глубже, скальные выступы - выше, дальше они переходили в предгорья, и совсем далеко, на самом горизонте, темнели вершины. Там, где садящееся солнце подсвечивало снежные шапки и ледники, они пламенели алым.
Дорога вела к озеру, извиваясь между холмами и перелесками, и поворачивала на юг. Там раскинулись бескрайние равнины, почти лишенные леса, и можно было увидеть несколько далеко отстоящих друг от друга огоньков - это горели костры табунщиков. В некотором отдалении от костров темнели косяки лошадей, медленно переходящих с места на место. Они уже наелись за день и готовились к ночевке. Одинокий всадник на гнедом жеребце двигался по дороге, но к какой из стоянок он направлялся, судить с уверенностью пока была невозможно.
Симуран держался позади всю дорогу, летел было достаточно утомительно, но в целом терпимо - главное поймать темп. Когда Най понял, что дорога Вайдо подходит к концу, он аккуратно приземлился позади и побежал следом за Гнедым, как обычная собака. Правда, симуран не был уверен , что Вайдо его не слышал, в тот-то раз он сбоку подлетал, а сейчас "повезло" чуть ли не на круп Гнедому приземлиться. Ну ежели обернется на шум, тут можно и показать, кто такие двухипостасные. Все равно рано или поздно узнает.
"Таилар! Тай! Вы там как? Мы вроде бы почти добрались. Тут красиво."
"Не называй меня Тай! Хорошо что добрались, будет надо - я дерну. "
Вайдо действительно оглянулся, когда услышал позади странные звуки, и его конь начал всхрапывать и прибавлять ход. Развернув жеребца, табунщик поудобнее перехватил плеть за рукоять.
Крылатый пес попятился, сел, совершенно человеческим жестом развел крыльями, извиняюще ухмыльнулся, потом тяжело задышал, свесив язык. И наконец превратился в Найэри.
- Двуипостасные это вот так, неужели у вас таких нет? Так что мы вполне за вами успеваем. Лететь только тяжеловато, но ладно, коню тоже нелегко. Я , видимо, от усталости не рассчитал приземление, чуть Гнедого не задел.
- Перевертыши, что ли? - уточнил Вайдо, чуть помедлив. Плеть он не выпустил. - Так и сказал бы сразу. Придумают же имечко - язык в оголовный узел завяжется... В другой раз не промахивайся - Гнедой на копыта примет. У него с волками разговор короткий, спасибо скажи, что с серым не спутал.
- Ну да, перевертыш, если по-простому. всегда по-разному зовут, а Лар просто выделится захотел, - кивнул Найэри. - Я все-таки, хоть и крылатая, но собака - запах другой, не волчий. Я хотел просто ночью над табунами полетать - может, что интересное попадется. Вот и увязался.
Сполох, сопровождавший превращение, не остался незамеченным. Вдалеке послышался быстро приближающийся стук копыт, и к моменту, когда симуран закончил объяснять, кто он такой, к Вайдо подъехал еще один табунщик.
- Что тут такое?
- Да вот, помощь привел, - Вайдо указал рукоятью на Ная. - Перевертыш, из крылатых. И еще несколько человек по тракту идут, пошли к ним Ихана с заводными. Семеро их, говорят, вот на семерых пусть возьмет.
- Что за люди? - спросил подъехавший.
- Двоих не видел, врать не стану. Остальные - маги вроде, по крайней мере, хорька говорить научили. При них жеребец, из породистых. Надо будет с его хозяйкой потолковать, насчет подпустить к кобылам. Жеребята неплохие должны выйти.
Кивнув, второй табунщик развернул коня и канул в сумерки. Топот лошади скоро затих в степи.
- Ну отдохнешь - полетай, - подытожил Вайдо. - Руки, поди, отмахал? Сполоснись в озере, в нем вода целебная. Силы вернет. Потом к костру подходи, покормим.
- Благодарю, - слегка поклонился Найэри, - Отмахал, что есть то есть, От самых плеч отвалиться норовят.
Симуран послушно отправился к озеру, там , на привале, он как-то упустил возможность искупаться и отдохнуть: то еду добывал, то со всякими депрессивными возился. Поэтому он сейчас наверстывал: со вкусом наплавался, даже немного подремал, вымыл наконец голову, только вот одежду стирать не стал: уже вечер, вдруг не высохнет, а близко к огню он садиться не любил.
Примерно через час-полтора отдохнувший симуран разыскал табунщиков и присел у костра в надежде на новости и пайку.
- Хорошее вас озеро, - впрямь как заново родился.
Ему подали деревянную миску, полную каши с мясом, придвинули деревянную же чашку с травяным чаем. Ложка тоже оказалась деревянной. Снабдив едой гостя, табунщики продолжили вполголоса прерванную появлением симурана беседу.
- ...ноги хоть по веревочке вымеряй, три пяди сверху, две снизу. Длинный пах, широкое горло. И масть в золотой отлив.
"Фар Лапа обсуждают, - понял симуран, - сказать им что ли, что он говорящий?"
Правда вмешиваться в разговор Най не стал: доел пайку и направился к табунам. Там обернулся и взлетел, осторожно , чтобы никого не напугать. Симуран сначала решил облететь все по широкому кругу, а потом просто поприсматриваться. То ли озеро и впрямь было целебным, но Най чувствовал себя способным летать всю ночь.
/совместно с Хантером/
Сэр Хантер
Разведчики
Совместно

Честно говоря, табунщик мало интересовал Мыша, и в особенности объяснения, кто такие двуипостасные. Это он так, к слову сказал. Объясняет пусть симуран, раз тоже решил полетать. Гораздо важнее были лошади, ну или то, что из них вышло, хотелось увидеть это "чудо" пораньше остальных. Добравшись, он кивнул Вайдо, мол, я уже тут, и направился в сторону выпасов. Было довольно темно, на западе едва тлела полоска последнего отсвета закатившегося солнца. Проглядывали первые крупные звезды, но луны не было видно. Под ногами шелестела высокая трава, норовила оплести колени. В темноте всхрапывали и хрустели сочными стеблями лошади. Слышно было, как они переходят с места на место. Где-то злобно взвизгнули, сшибаясь, табунные жеребцы, и снова все затихло.
Мыш пробирался по траве, смутно различая впереди силуэты лошадей.
«На тебя надежда», - заметил он демону, тот лучше человека видел в темноте. Увы, эта особенность потустороннего существа помогла мало: оно увидело ровно то же, разве что в более четких подробностях: стебли травы, масти пасущихся лошадей... И ничего сверх того.
«Пока вижу только лошадей. Обычных», - отозвался Рэй, - «Магии нет».
«Дэй, останься здесь на всякий случай".
Серебряный неохотно слез с плеча и пошуршал по траве ближе к лошадям. Мыш пошёл к табунщикам.
- Нашел что-нибудь? - поинтересовался Вайдо, протягивая ему миску с кашей.
- Нет пока, - Мыш взял миску и сел рядом, - На выпасах тихо. Магии не чую.
- Знахаря из деревни мы уже приглашали. Магии он тоже не нашел. Правда, что-то говорил про запах. Но собаки ничего не учуяли.
- Что именно про запах? И где он его почуял?
- Ходил вокруг табуна, - пояснил Вайдо, - махал руками и все говорил, как тут смердит. Но у нас тоже носы есть, и собаки не зря свою кашу едят. Никакой вони не было. Врал, поди, чтобы хоть что-то с нас получить.
- Может и не врал. А где сейчас... страшилища?
- Порченые-то? - табунщик показал в сторону озера. - На северных землях. Там пещеры есть, не глубокие, но есть, где приковать. Там на цепях держим.
- Проводите?
- Есть не хочешь? Тогда пойдем. А то доел бы, никуда они не денутся.
Мыш шустро доел кашу.
- Пойдём.
Вайдо позвал другого табунщика, тот привел пару лошадей. Гнедого расседлали и пустили пастись, ехать предстояло на свежих лошадях.
- Ты верхом или своим ходом? - на всякий случай спросили Мыша.
- Дадите коня, буду верхом, - усмехнулся Паоло. Ему вручили поводья мышастого трехлетки, предупредили, что лошадь послушная, но пугливая, и Вайдо поехал впереди - показывать дорогу.
Стало почти совсем темно, и направление можно было определить теперь только по звездам, отражающимся в озере - дорога тянулась вдоль берега. Через несколько миль Вайдо придержал коня и спрыгнул на землю.
- Дальше только пешком, - сказал он. - Лошади переломают ноги.
- Пешком так пешком, - Мыш спешился, - Не боишься коней здесь одних оставлять?
- Они никуда не уйдут от человека, - отозвался Вайдо, доставая кресало из поясной сумки. - Будут пастись, позову - прибегут. А чужого к себе не подпустят, да и не ходят тут чужие...
Он успел за объяснениями подобрать с земли сухую ветку, обмотать ее пропитанной салом тряпкой и поджечь. Импровизированный факел разогнал мрак, высветив уходящую вперед расселину.
- Тут шагов под сотню будет. Под ноги смотри, не запнись, - с этими словами Вайдо начал спускаться вниз.
"Милое местечко", - отозвался дракон, - "В самый раз для..."
"Для страшилищ!" - усмехнулся человек, - "Только не пугай табунщиков раньше времени. А то вдруг хулиганит кто-то вроде тебя".
"Это вряд ли", - вмешался в разговор демон.
"Ну вас обоих", - усмехнулся Мыш и стал спускаться за Вайдо.
Здесь явно ходили не первый раз - самые крупные и острые камни были убраны в сторону. Но тропа оставалась достаточно сложной, чтобы по ней приходилось идти с большой осторожностью. Вскоре под одним из скальных выступов показался темный зев пещеры. Вайдо вошел, нагнув голову, и предупредил Мыша:
- Осторожно тут, потолок низкий.
Внутри оказался достаточно высокий грот, наполовину перекрытый наскоро сложенной каменной стеной. Между камнями виднелась глина, торчали стебли травы. За перегородкой тускло рдели глаза "порченых" лошадей, отражая свет факела. Вайдо воткнул палку в трещину у самого входа, по неровным каменным стенам пещеры запрыгали тени. Стали видны очертания прикованных к вбитым в камень крюкам чудовищных скакунов. Табунщик не лгал - от одного взгляда на них у неподготовленного человека стыла бы кровь в жилах. Да и подготовленному стало бы сильно не по себе. Вороненая чешуя, мелкая - на шее и ногах, крупная - на голове и корпусе, матово переливалась в свете факела. Грива была негустой и короткой, оскаленные клыки - острыми, а вместо ржания из ощеренной пасти вырывалось рычание.
Мыш пробрался в грот, увидел лошадей и застыл. Нет, не от страха. От восторга. Он с трудом сдержал себя, чтобы не броситься к дивным животным.
«Чудовища… страшилища… красота-то какая! Жаль, табунщикам не понять. Забрать бы одного себе».
"Красота" пронзительно взвизгнула и встала на дыбы, натягивая цепи. В свете факела мелькнули растопыренные кривые когти там, где должны были быть копыта. Молотя воздух ногами, существо опустилось на землю и снова рванулось так, что заскрежетал металл. Заволновались, забились на привязи остальные.
- А ну не балуй! - прикрикнул табунщик. И уже тише добавил: - Застоялись... А как таких выпустишь?
Мыш решился подойти к разбушевавшемуся коню.
- Выпусти, - обернулся он к Вайдо, - Этого выпусти. Отвечаю за него.
"Тише", - уже мысленно зверю, - "Слышишь меня?" - протянул руку, попытался поймать взгляд коня.
В наступившей тишине громом прозвучал гулкий всхрап. Чудовищный конь с лязгом опустил передние ноги на каменный пол, вскинул голову, скаля клыки, подался назад и затряс бронированной головой.
- Выпустить недолго, а как ловить потом? - спросил табунщик. - Они же дикие совсем, человека на себе никогда не носили, кроме нас, не признавали никого. Он тебя убьет, а мне потом ответ держать перед Вышними.
Nelemi
Мыш, Вайдо, чешуйчатый конь
Совместно

Мыш решился подойти к разбушевавшемуся коню.
- Выпусти, - обернулся он к Вайдо, - Этого выпусти. Отвечаю за него.
"Тише", - уже мысленно зверю, - "Слышишь меня?" - протянул руку, попытался поймать взгляд коня.
В наступившей тишине громом прозвучал гулкий всхрап. Чудовищный конь с лязгом опустил передние ноги на каменный пол, вскинул голову, скаля клыки, подался назад и затряс бронированной головой.
- Выпустить недолго, а как ловить потом? - спросил табунщик. - Они же дикие совсем, человека на себе никогда не носили, кроме нас, не признавали никого. Он тебя убьет, а мне потом ответ держать перед Вышними.
- Не убьёт и не сбежит, - Мыш подошёл ближе к коню, - Я уверен. Правда же, Зверь?
Судя по лицу табунщика, тот был уверен в совершенно обратном. Но, поколебавшись некоторое время, перепрыгнул через ограду и подошел к бушующему пленнику. Тот завизжал, огрызаясь на Вайдо, но позволил перехватить цепь и отомкнуть замок на кованом ошейнике. Как только цепь упала на пол, существо без разбега, совершенно не напрягаясь, перемахнуло преграду и бросилось к выходу, не разбирая дороги и угрожая снести стоящего на пути человека.
Мыш стоял спокойно, он прекрасно помнил, что взгляд демона действует даже на демонов. Редко, кому удавалось воспротивиться. Не верилось,что конь сможет. Разве что в нём сидит кто-то уровня Бога в этом мире, но и тут попробуем договориться.
«Зверь, ну что же ты? Мы ведь прекрасно поладим».
На демонов чешуйчатому клыкастому жеребцу явно было наплевать. Пригнув голову, так, что широкая лобная пластина вороненой брони оказалась напротив человеческого лица, он прыгнул вперед. Но следующим скачком чуть изменил направление, и вместо того, чтобы смести преграду, обогнул ее, прорываясь к выходу. Ни мыслей, ни иного отклика от него Мыш не уловил - только голод, терзающий внутренности скакуна. Лютый, нестерпимый голод...
«Ах ты так! Ла-адно!»
Паоло кинулся за конём. Оседлать чешуйчатого, конечно,сложнее обычного; но не без шансов при должной ловкости.
- Вы их тут что, не кормили? – бросил он на бегу табунщику.
Впрочем, слушать ответ было некогда.
«Стой!» - Мыш понял, что зверь его не услышал; но затыкать мыслеречь было бесполезно, - «Я обещаю. Будет тебе еда».
Прыжок. Да, грива коротка. А вдруг получится? Усмирять обычных коней ведь приходилось же.
Удача! Вернее, половина таковой. Поди теперь попробуй ногу перекинуть. Вряд ли конь подождёт, пока его окончательно оседлают. Впрочем, того волновал только собственный голод. Заметил ли он возможного седока?
Очередной рывок. Рука скользнула по чешуе. Перчатка порвана, порез на ладони. Не помнить, не думать, не чувствовать. Это Мыш умел хорошо. Вспомнилась разведка в Аргизе, сколько там было отчаянных безумств. «Подумаешь.Конь чешуйчатый. Та же крыша черепичная, только бежит», - подумал Паоло. Рука всё же уцепилась за чешую, за ногой дело не стало.
«Я ещё не говорил, что не отстану от тебя, Зверь?»
Держаться без седла не привыкать. Только понравится ли вольному, голодному животному настойчивый наездник?
Ответить ему Вайдо не успел - вороная молния вылетела из грота, скрежеща когтями по камням. Едва не снеся голову всаднику о низкий свод прохода, животное устремилось вверх, туда, откуда пришли люди. Видело оно во тьме, судя по всему, превосходно - ни разу не оступилось на неровной тропе. В мгновение ока вымахнув наверх, на дорогу, чешуйчатый конь закрутился на месте, пронзительно визжа, и снова пустился вскачь. Впереди мелькнули отраженные в воде звезды. В следующее мгновение вода озера встала столбами брызг - чудовищный конь влетел в него на всем скаку и помчался рывками дальше, уходя на глубину.
«Тоже мне келпи выискалась! Куда тебя? Думаешь, там тебя кормить будут? Или ты к Хозяину? Или ты домой?» - метались мысли.
Человек порядком вымотался, а теперь рисковал утонуть.
Вдруг осенило.
«Рэй! Музыка!»
Звуки не были слышны обычным ушам, но они задавали тон сполохам на воде. Радужные змейки неслись к лошади и замирали в нескольких дюймах ледяными зубцами.
Снова взвизгнув, чешуйчатый конь вытянул шею и нырнул. У Мыша остался небогатый выбор - остаться на его спине, рискуя утонуть, или отпустить и спасаться.
«Ну хорошо-о-о! А мы пойдём другим путём!» Мыш отпустил коня, выбираясь на лёд. «Рэй, проморозь-ка с глубины», - и снова в адрес коня: «Посмотрю, как глубоко тебе удастся нырнуть». Ледяные иглы потянулись со дна, снова подбираясь к зверю. Тот продолжал уходить глубже и дальше, не обращая внимания на лед, словно влекомый какой-то ему одному известной целью. В ледяные иглы на его пути попалась крупная рыбина, заметалась, отыскивая проход, но не успела - бронированная голова проломила ее клетку, и острые клыки сомкнулись на мясистом хребте. Зверь был голоден, он хотел есть и охотился - все прочее его сейчас его не занимало.
Мыш выбрался на берег.
«Рэй, отбой!»
Он сел на берегу и решил подождать, что будет дальше; заодно неплохо бы проанализировать произошедшее.
Время от времени с озера доносились всплески. Пару раз над водой взлетала рыба, спасаясь от преследования, и тогда гулкие удары хвостом летели над берегом, словно раскаты грома. Когда такой раскат прозвучал, а рыбы не появилось, стало очевидно, что с озера, от гор, надвигается гроза. Во тьме стали проблескивать зыбкие отсветы молний. В этот момент лед у берега хрустнул, вскрываясь, и над ним поднялась голова чешуйчатой лошади. В зубах у нее билась рыбина. Когти проскрежетали по льду, ломая его, зверь двинулся к берегу, оставляя за собой канал с холмиками битого льда по краям, и выбрался на песок совсем недалеко от Мыша. Бьющаяся рыба упала на песок к ногам человека.
"Спасибо", - единственное четко оформленное слово прозвучало в его сознании.
Вода в озере ещё не успела остыть, даже под магическим льдом. Воздух был холоднее. После купания зябко, но переодеться не во что; да и нет времени на себя, надо смотреть, что ещё учудит лошадь.
«Мыш, что у тебя там? Ты в порядке?» - прилетела мысль от Дэя.
Паоло кинул несколько картинок.
«Что думаешь?» - после некоторого молчания поинтересовался серебряный.
«Я не понимаю. Я не чую ничего такого, чтобы сбивало магию. Видимо, мир устроен принципиально по-другому. Найти бы того, кто мне это объяснит».
«Мы ещё ни одного такого не видели».
«Знаю».
«Слушай, Мыш!» - если бы это ни было мыслью, то оказалось бы визгом, - «А если здесь что-то срабатывает как Зеркало Латена?»
«Не знаю. Я устал».
На вышедшую из воды тварь Паоло отреагировал вялым взглядом. Рыбина и «спасибо» удивили.
«Я поужинал. Ешь сам».
Зверь не стал чиниться, подобрал рыбину и потрусил прочь - в сторону пещеры.
Первоначальная суетливая мысль "А? Куда-а?" всё же культурно оформилась в "Погоди! Одной рыбины твоим друзьям явно мало".
Мыш сделал несколько шагов за конём, надеясь, что тот услышал и остановится.
Чешуйчатый повел ухом в его сторону и слегка притормозил. В движениях появилась некоторая неуверенность. Наконец он остановился и оглянулся на человека.
"Твои товарищи ведь тоже голодные, так? Я не могу их всех отпустить, чтобы охотились. Надо им чего-то принести. Вы только рыбу едите?"
Сэр Хантер
Найэри, табунщики, псы и подозрительная лошадь)

Кружащий над водой и берегом симуран долгое время не замечал ничего подозрительного. Лошади паслись, костры подмигивали живыми теплыми огоньками, с гор натягивало редкие пока облака. Время от времени лошади разбредались, и тогда собаки, взлаивая, сгоняли их вместе, помогая табунному жеребцу уследить за его своенравным гаремом. Вдоль берега озера, временами забредая в воду, шла одинокая лошадь. Ночь была спокойной.
Через какое-то время симурану кружить над табуном наскучило, он даже подумал бросить это все и улечься спать. Обстановка навевает: все тихо, жизнь идет чередом, лошади пасутся, одна вон даже у озера.Стоп.
" А что делает это животное вдали от табуна? Я кажется не замечаю здесь табунщиков, жеребцов и собак. Все лошади там, а она здесь. Интересно. собственно это он или она."
Найэри приземлился неподалеку и аккуратно подошел поближе: так чтобы все хорошо видеть, но не напугать и оставаться незаметным. Предупреждение Вайдо он понял хорошо и получить копытами в грудь или по лапам он не хотел. Ему было нужно сначала понаблюдать, а не ловить.
Лошадь была вороной или темно-гнедой, ночью сложно отличить одну темную масть от другой. Белые чулки на ногах мелькали в траве и пропадали, когда лошадь забредала в озеро - но тогда на фоне отраженного неба четко обрисовывался ее силуэт. Ни седла, ни узды на ней не было, ноги не были спутаны - но она не останавливалась, чтобы пощипать траву, и не пила, когда заходила в воду. Неторопливо продвигаясь вперед, она постепенно приближалась к табунам.
"Слышишь, подруга, это не ты ли превращаешь коней в боги знают что? ." - подумал симуран, - "чего-то у тебя с тенью странное не понимаю , толком"
Най сделал заметку, что надо бы поднять тревогу и спугнуть, но не сейчас же это делать, сначала надо узнать что ей надо.
Лошадь в очередной раз приблизилась к воде, стало слышно, как она переступает по плотному песку, утоптанному тысячами копыт, шумно фыркает, принюхиваясь, и наконец заходит в воду. На этот раз она не стала бродить по мелководью, а начала рыть копытом, расплескивая воду с песком и илом в разные стороны.
Симуран остановился: он терпеливо и любопытно наблюдал за ней.
"Таилар!"
"Чего тебе? Ты в курсе,что уже немножко ночь?"
"Слушай, тут какая-то лошадь странная. Была отдельно от табуна и я честно говоря не понял откуда она вышла. Сейчас стоит в озере, воду копытом роет".
" Нетипично для них как-то".
"Да уж...еще у нее что-то с тенью странное. Я вот думаю, не она ли скакунов портит?"
"Ты смотри ,не отвлекайся".
Лошадь переходила с места на место по мелководью, то и дело принимаясь бить копытом по воде. В очередной раз ударив ногой, она на что-то наткнулась - до слуха симурана донесся слабый хруст, словно под копыто попал черепок. Бросив свое занятие, лошадь выбралась на берег и направилась к табуну.
Как не интересно было Наю исследовать следы ее копыт в воде и то, по чему или что она била, но он пересилил себя и побежал вслед за ней.
"Да ты прямо великий разведчик" - ехидно шипел на переферии сознания Таилар.
Чуть поодаль от большого табуна держались особняком несколько лошадей, под присмотром крупного пса. К ним и вышла странная лошадь. Пес неуверенно гавкнул, понюхал воздух и затих - не волк, не барс, можно не поднимать тревогу. Пришлая покружила вокруг косяка, постепенно оттирая в сторону одного из пасущихся коней.
" А вот мне походу шум стоит поднять: лучше перебдеть, чем недобдеть. Если это она, то логично, что псы не чуят - для них то это просто лошадь." - подумал симуран и залаял. Громко, с душой, на пределе голосовых возможностей, так чтобы точно услышали все. Он даже попытался встать так, что было понятно, что тревога именно на пришлую.
Сторожевой пес опешил. Несколько секунд он метался между табуном и симураном, не зная, на кого кинуться - то ли на лошадь, вызвавшую такую шумную атаку, то ли на нежданного защитника - чужую собаку по голосу сторож определил мгновенно. Наконец перевесила видовая солидарность, и на пришельца теперь лаяли уже два пса, призывая табунщиков. Послышались встревоженные голоса, топот копыт - люди спешили туда, где поднялась тревога.
Лошадь-пришелица вскинула голову, прядая ушами, прислушалась, гулко всхрапнула - и сорвалась с места, наметом уходя в ночную степь.
"Ах, ты зараза быстрая" - ворчливо подумал симуран, - " хотя глупо было предположить, что она послушно будет стоять и ждать, когда ее поймают".
Найэри принял человеческий облик и приготовился давать подробные и четкие обьяснения.
"Волк или барс тоже особо бы ждать не стали, не расстраивайся " - уведомил Таилар, - " поздравляю, великий уловитель пакостников. Будет смешно, если обычную лошадку спугнул".
Табунщики прибыли через несколько минут.
- Что тут было? - спросил один из них, свешиваясь с седла.
- Сдается мне я вашего пакостника спугнул, - усмехнулся краем рта Найэри, - Возможно ошибся, но решайте сами. Лошадь. Началось с того, что я увидел у озера одинокую лошадь, шедшую вдоль берега. Я еще удивился, вроде бы табун, все животные как минимум в группе под присмотром, а тут никого нет, недоуздка нет, не стреножена. Идет себе, иногда заходит в воду, потом начала бить копытом по воде. Слишком...осмысленное поведение, причем смысл явно понятен только ей. Ладно, думаю, прослежу, что дальше будет делать. Она подходит сюда, пес ее явно не знает - реагирует неравнодушно, но в целом угрозы не видит. Зато увидел я: она постепенно отгоняла от группы вон того коня. Не самый плохой, верно? Тут я и залаял, не дожидаясь развязки. Вон туда рванула. Извиняюсь, если тревога ложна.
- Лошадь, значит, - табунщики переглянулись. - А мы искали человека или зверя. Хочешь спрятаться в табуне - посылай лошадь. Кто станет разбирать, где чей конский след? Куда она убежала, парень?
Найэри показал рукой направление.
- Не знаю, смогу ли я догнать по воздуху - он виновато пожал плечами - я летаю медленнее, чем она скачет. Масть то ли вороная, то ли темно-гнедая, чулочки белые на ногах.. Тут еще странно, когда она ступала в воду, ощущение было, что силуэт ее четче вырисовывался или с тенью что-то не то, я точно не понял. И , возможно, стоит глянуть почему она рыла воду копытом и чего там было: что-то там хрупнуло.
- Догоним, - один из табунщиков свистнул псу и умчался в указанном направлении. Остальные задержались.
- Место сможешь показать, где там что-то хрупнуло? - спросили у Ная.
- Пойдем, - коротко ивнул симуран и направился к озеру.Место он помнил неплохо, но погрешность, разумеется, быть может: придется хорошо прочесать мелководье.
Место он нашел без особого труда - помогли собаки, проследившие след чужой лошади до самой воды. Табунщики спешились, полезли в воду, уточнив у Ная, где примерно рыла копытом лошадь. Они перемесили всю воду, подняли тучу ила со дна, нашли целую груду перловиц, вольготно чувствовавших себя на прибрежных отмелях. Но ничего подозрительного так и не обнаружили. Поиски прервала подобравшаяся с гор гроза.
- Видимо раковина и хрупнула, - развел руками Найэри, - но зачем-то ей было это надо? Я все же не так хорошо в них разбираюсь, такое поведение для лошадей обычно или все же может считаться странным?
- Жеребцы роют, когда чувствуют противника, - отозвался кто-то. - Мог быть жеребец, но эта пришлая ведь жеребца отгоняла от косяка?
- Точно, карего, которого привели вчера, - ответили ему. - Так что кобыла, жеребца он бы на дух не подпустил. А кобыла роет, когда чует хищника, защищает жеребенка. Но ведь и жеребенка не было?
Из степи долетел стремительно приблидающийся стук копыт - возвращался следопыт.
- Не нашел, - раздосадованно сообщил он, останавливая коня. - Несколько перестрелов проскакал, собака след взяла - а потом как в воду канул этот конь. Ни следа, ничего, только пятно мокрое на траве.
- Может он с водой как-то связан? Увидел-то я его у озера и такое ощущение, что из ниоткуда взялся. У вас о подобном есть какие-то легенды или сказки?. - предположил Найэри, - хищника, говорите, тогда скорее всего меня все же заметили. Я - собака, хоть и скрыльями, как не крути угроза. А жеребенка нет, не видел.
- Понятно, что ничего не понятно, - вздохнул его собеседник. - Ладно, утро вечера мудренее. Парни, смотрим в оба и спускаем собак на всех чужих лошадей. А ты, перевертыш, иди отдохни, что ли. Можешь у костра на шкуре, можешь где тебе удобнее, если огня не любишь.
Найэри поблагодарил табунщика кивком и пошел куда послали. Спать. Полеты на пол-вечера и пол-ночи его изрядно утомили.
Джин
Рыцарь и его конь, двое бродяг, нимфа, хорёк, маг и симуран.

... Что ж, если в Портленд нет возврата,
Поделим золото, как братья.
Поскольку денежки чужие
Не достаются без труда.
Когда воротимся мы в Портленд
Нас примет Родина в объятья.
Да только в Портленд воротиться
Не дай нам, Боже, никогда!

Помор больше не горланил песни во весь голос, но пел достаточно громко, что бы на припевах подтягивал и рыцарь, что тот и делал, в меру своих вокальных способностей. Внезапно он прекратил пение и сказал:
- Если я не сильно ошибаюсь, наш отряд с кем то встретился.
- Это может быть Фар Лап, - рыцарь щурился из-под руки на пыльное облако далеко впереди. - Он часто выделывается перед дамами, и ему, по-моему, совершенно все равно, сколько ног у дамы...
Может быть и он, - согласился помор. - Только дама сейчас на нем, а что бы так выделываться, она должна быть хорошим наездником.
- Этот хвостатый наглец сбросит кого угодно, если захочет, - отозвался Хантер. - Но к дамам на своей спине относится исключительно нежно и бережно. Я имею в виду, выделывается не дама, а он под дамой. Пыль в глаза и все такое...
- И тем не менее, это могут быть гости, - продолжил мысль помор. - А еще, судя по расстоянию, осталось нам идти до них не больше получаса.
- Могут, - спорить с очевидным рыцарь не стал. - Тогда, думаю, что стоит поберечь дыхание и поторопиться? Как у тебя с бегом?
- Пока не попробуем - не узнаем, - отозвался Бродяга. - Побежали?
- Побежали, - кивнул рыцарь, переходя на обманчиво-неторопливую побежку. Такой трусцой волки могут бежать часами, не сбавляя хода. Ускорился и помор, но в другом стиле. Если рыцарь бежал неторопливой трусцой, то помор . чередовал периоды бега с прежним ритмом шагов.
Когда они добрались до ушедших вперед, там уже не было никого, кроме их спутников - да и то не всех.
- Что тут случилось? - спросил сэр Хантер, останавливаясь и оглядывая свой небольшой отряд. - Мы видели пыль.
- Наши дела сами к нам пришли, - обьяснил Таилар, - это табунщик был, там, как выяснилось лошади чешуей обрастают. С ним Найэри и Мыш ушли, что-то выяснить пытаются.
- Выяснить, это дело хорошее, - пробормотал помор. - Только вот разделились зря. Хотя, быть может, что они за ночь и разгадают всю загадку чешуйчатых лошадей.
- Лошадей что-то превращает в клыкастую плотоядную жуть. - Сказала Ариэль. - Но непонятно ни что, ни зачем? И главное, влияет ли это нечто на людей, неизвестно. Странно, но похоже не влияет.
- В чешуе, клыкастые, и жрут мясо? - озадачился рыцарь. - Хочу такого на Королевский турнир. Правда, потом герольды замучаются искать того, кто приберется на поле... Обделаются все, включая лошадей.
- Может и зря, - подал плечами симуран. - но Найэри и я это устойчивая связь. А вот я думаю, а может это сами лошади себя превращают?
Хорька занимали похожие мысли. Он ведь изменился, когда попал в этот мир. Может, мир такой, что всех меняет?
- Я тоже стану черным и с чешуей? - осторожно поинтересовался он, - А вдруг мы все станем?
- Да-да. Меня это тоже волнует. - Сказала Морсу Ариэль и погладила хорька.
- То есть, до этого всё было более или менее нормально, а потом, по твоему мнению, жеребцы вдруг взяли и начали сами по себе превращаться? - удивлённо поинтересовался ашаман у Таилара. - Хм... Поинтересуйся через Ная, не брали ли у кого табунщики недавно лошадей для улучшения породы.
- Превращение не страшно только Мышу. Он и так бывает трёхметровый, чёрный, чешуйчатый и с пастью. - Хмыкнула нимфа. - Кстати, я умею обращать противников в белок. Морс, хочешь стать белкой?
- Белки глупые. - буркнул Морс, давая понять, что не самого высокого мнения о белках, которых и сам гонял при случае. А уж как бы эти хвостатые зазнайки разбегались, будь он черным, когтистым и чешуйчатым... С другой стороны, от него бы и люди разбегаться начали, а то и прибить попытались бы.
- А ты будешь умной, рыжей белкой с пушистым хвостом. Впрочем, он у тебя и так пушистый. - Сказала Ариэль. - А ещё можно обратить белкой Фар Лапа, но тогда нам не на ком ехать будет.
Хорек все так же без энтузиазма отнесся к превращению, но мысль о "конебелке" ему показалась забавной. "Интересно, а лошадиный рост сохранился бы?"
Ариэль
(совместно)

- Долетит поинтересуюсь, - кивнул Таилар, - как ни странно по рассказу табунщика так и вышло. Вечером лошадь, а утром она уже с чешуей и страшилище. Я почему вдруг подумал о самопревращении - заметили же что портят племенных? А они вроде бы дикие...
- Дикие, домашние - никакой разницы, - рыцарь глянул на солнце, перевел дух. Пробежка давала себя знать. - Лошади сами по себе не превращаются, вон Фар Лап соврать не даст. Был добропорядочной лошадью, пока какому-то колдуну ногу не оттоптал. С тех пор молчаливым бывает только когда спит.
- Между прочим, я всю дорогу с привала молчал, - оскорбленно заметил жеребец.
- Может он спал? - не удержался симуран от добродушного поддразнивания, - тогда это не табунщики а партизаны какие-то! С кем ссорились - молчат, чего странного - молчат. Ну что-то же должно быть!
- Приедем и всё разузнаем. Кто лошадей портит. Какими методами при этом пользуется. Чего добивается сиим противным желанием. - Сказала Ариэль. - Интересно, скоро приедем?
- Если не будем часто и надолго останавливаться - то к следующей ночи, - прикинул сэр Хантер.
- Возьмём там лошадей и отправимся дальше, да? А куда мы вообще направляемся? - Спросила нимфа.
- Пока - за лошадьми, - рыцарь слегка пожал плечами. - Потом - в одно место, где можно выбрать нужный путь. Ключ, если верить пергаменту, надежно защищен, и добраться до него непросто...
- Если называть вещи своими словами, - встрял в разговор Фар Лап, - то он не хочет напугать всех раньше времени, вот и отмалчивается.
Показанный кулак жеребца не смутил.
- Я, между прочим, тоже читать умею, - нахально заявил он. - Так вот, если то, что я там видел, непросто, то я королева-мать.
- И что там видело ваши королевское величество? - спросил помор глядя на коня, и тут же уточнил. - А ты точно королева-мать? Что то мне кажется, что не совсем королева, и точно не мать. Скорее уж отец.
- Вот именно, - буркнул Фар Лап. - Там через пещеры пробираться придется. А в пещерах всякая живность наверняка. Змеи, и эти, с крылышками. Кусючие, между прочим, и пищат противно. Это не просто "непросто", это ж жуть!
- Крысы, что ли? - удивился пират. - Так их на любом корабле много. Хотя они вроде без крылышек. Или тут какая то местная разновидность?
- Мыши, - пояснил сэр Хантер. - Летучие. Наткнулись как-то, они, сволочи, кровь пьют, натурально вампиры. Фар Лап их с тех пор сильно недолюбливает.
- Ну не в каждой же пещере летучие мыши, - пожал плечами помор. - Да и с нами маги. Уж если что, надеюсь, сделают какое нибудь противомышиное колдовство?
- Я могу насытить Ваши ауры огнём так, чтобы он несильно, но больно жёг атакующих. - Сказала Ариэль. - Летучие мыши создания слабые, им много огня не нужно. Если повезёт, просто отвадит, если нет - будут громко пищать и быстро дохнуть. Вообще-то я понимаю их язык, но не уверена, что удастся со всеми договориться. - Ариэль улыбнулась.
- С лошадьми по пешерам? - удивился Таилар, - непросто...
- Да, нелогично получается. - Сказала нимфа.
- А если лошадей сделать белками? - вклинился Морс.
- Ой. - Сказала Ариэль и рассмеялась. - Можно! Но я ни разу не пробовала сделать белкой лошадь. Волков пробовала. Не могу сказать с уверенностью, что с конём такой номер получится. Надо проверить. Фар Лап, ты готов стать белкой в экспериментальных целях?
Ответить жеребец не успел.
- Ни в коем случае, - вмешался сэр Хантер, и сделал это довольно резко. - Я не готов ставить опыты на своих друзьях и спутниках, и очень надеюсь никогда не стать готовым. Может, у вас это нормально, но пока вы с нами, никаких опытов друг на друге.
- Да, я шучу. - Улыбнулась рыцарю нимфа. - Конечно, я говорю не всерьёз.
- Полагаю, эти самые мышки вполне могут бояться света, если уж живут по пещерам, - вклинился в беседу ашаман, - в таком случае вот вам и решение задачи. Впрочем, чего загадывать на будущее, если у нас пока что очень всё неясно с настоящим?
- Боятся света? - Удивилась Ариэль. - Джин, разве летучие мыши боятся света? Они спокойно охотятся при солнечном свете. Селятся в пещерах - это да, но спокойно из них вылетают.
- Те из мышей, которые пьют кровь? Они точно спокойно летают днём? - на всякий случай решил уточнить маг. Сам-то он, несмотря на множество путешествий, не сильно разбирался в природе, потому и допускал, что вполне мог ошибиться.
- Точно. Если честно, мне пьющие кровь не попадались. - Призналась нимфа. - Вот тех, что насекомых ловят, видела... Морс, лапочка, ты откуда такой говорящий?
- Я не отсюда. Там не пахнет так, как тут. - попытался объяснить хорек, - Мы были в небе, потом всё затряслось и нас съело облако. Я появился тут и стал умным.
- Вы были в небе? - Выхватила самое удивительное Ариэль. - Это как? Как облако могло Вас съесть?
- Большая машина летела по небу, а мы были внутри. А когда всё начало трястись, белое облако нас съело, всё стало таким же белым, и ничего не было слышно. - пояснил Морс, хотя всё равно получалось не очень понятно.
- Летающая машина? Ого! - Воскликнула нимфа. - Морс, ты из удивительного мира. Надо же, чтобы машина летала... Я в жизни видела одну машину в большом городе. Она готовила алхимические зелья. Как можно заставить такое летать и как вы были внутри?
- Не знаю. - хорек пожал бы плечами, если бы умел, - У нас было много интересного, но магьи не было. И превращаться никто не мог.
- Магии не было? А машины летают... Дела. - Резюмировала Ариэль.
Сэр Хантер
Компания

За разговорами путь до ночной стоянки прошел без особых приключений. Фар Лап дурачился, ехидничал и хамил в меру - ровно столько, чтобы не огрести латным кулаком в ухо. Рыцарь и Бродяга так и держались позади отряда, прикрывая арьегард, но прикрывать оказалось не от кого. Никто не потревожил путешественников, и только когда они остановились на ночлег, показался небольшой караван - прибыл коневод с заводными лошадьми.
- Будь я один или только с мужчинами - сказал бы, что надо двигаться ночью, - задумчиво сказал сэр Хантер. - Но с нами дама.
- Может, пусть сама дама и скажет за себя, готова ли она к пути и в тёмное время суток? - произнёс маг. Не то, чтобы он не был согласен с рыцарем насчёт более бережного отношения с женщинами, но на его памяти представительницы прекрасного пола, выбравшие путь искательниц приключений, часто сердились, когда подобные вопросы решали без их участия. Конечно, нимфа могла среагировать и иначе, но на всякий случай всё же стоило задать вопрос.
- Мы можем двигаться дальше. - Сказала Ариэль. - Я не устала и могу выспаться завтра.
- Найэри давно там уже, - подал голос Таилар, - развлекается.
,- Может, по моему внешнему виду и не скажешь, но я способен выспаться в седле, - проговорил помор. - Так что, если дама не против, можем двигаться и ночью.
- Принято большинством голосов, - рыцарь повернулся к табунщику. - Мы не будем ночевать здесь. Давайте лошадей.
- Эй, а меня никто не желает спросить? - возмутился Фар Лап. - Я, между прочим, весь день вез даму и желаю отдохнуть!
- Вот и отдохнешь... без дамы на спине, - флегматично отозвался его хозяин. - Но на бегу.
- Я могу вдохнуть в тебя свежесть. - Утешила Фар Лапа Ариэль. Она встала перед мордой рыцарского коня, коротко станцевала несколько па и махнула на Фар Лапа руками. Жеребец должен был почувствовать изрядный прилив сил, бодрости и веселья. Ариэль остановилась и спросила. - Вот. Так тебе лучше?
Фар Лап действительно заметно взбодрился. Заодно по его бокам пошли светлые полосы. В считанные мгновения золотисто-гнедой жеребец обрел золотисто-зеброидную окраску. Светлые пряди появились даже в хвосте.
- Не понял, - озадаченно произнес помор. - А что у нас с Фар Лапом произошло?
Таидар хихикнул.
- Дааа, кажется заклинания тут действуют не так, как задумывал заклинавший. Я так спьяну иногда чужие заклинания правлю.
Симуран потянулся в седле.
- В самом деле. - Задумчиво протянула Ариэль. - Что бы это могло быть? Прости, Фар Лап... Джин, вам не понятно, что случилось с чарами?
- Могу разве что предположить, что здешняя система потоков магии немного отличается от привычной для нас, - пожал плечами ашаман, тут же добавив, - хорошо, что я не успел предложить переместиться к табуну через... врата, скажем так. Не хотелось бы знать, что за побочный эффект мог быть у такого плетения.
- Вероятно. - Кивнула в задумчивости нимфа. - Надо быть осторожнее.
Морс, глядя на такие дела, лишний раз порадовался, что отказался от превращения в белку.
- Видел я как то за Желтым Поясом таких лошадей, - задумчиво протянул экс-пират. - Стоп. Что я такое тут сказал? Что это - Желтый Пояс?
- Кстати, а что вы скажете на такое, - вдруг приподнялся на стременах Таилар, - Лошадь идет вдоль воды, непонятно откуда идет, причем когда в воду ступает, то ли с тенью не то, то ли силуэт четче. Это Найэри у нашего табуна такое поймал. Точнее увидел...
Симуран замер, явно обмениваясь репликами с товарищем
- Эта зараза еще и коня от группы явно так отбивает. Чего скажете?
- К-каких еще лошадей? - тем временем бормотал Фар Лап, крутясь на месте и пытаясь разглядеть, что с ним сотворили на этот раз. - О нет... Во имя молочных копыт прародителя Арслана - за чтооооооо?!
- Это скоро пройдёт! - Пообещала Ариэль, не рискуя чаровать дальше, чтобы вернуть коню его родной окрас.
- За все хорошее, - отозвался помор. - Как же это они звали то таких коней?
- НахабИ, - подсказал клинок. - Ты то все равно забудешь, а спутникам, это знание может и пригодится.
Но Фар Лап уже отвлекся - он услышал симурана.
- Зараза?! - ужаснулся он. - В табуне - зараза?! Ну нет, я туда ни хвостом, ни копытом!
- Да не в табуне зараза! - поправил Таилар, - а лошадь зараза! Что из озера пришла.
- Лошадь из озера? - Заинтересовалась Ариэль. - Не слышала о подобном... Водяная лошадь. И с конями заигрывает. Интересно...
- А он по следам может пройти? - поинтересовался экс-пират. - В обе стороны. Откуда то он пришел, куда то ходил, чего то делал. И если не призрак, то следы должен был оставить.
- А нету следов, сначала собаки брали, а потом говорят сгинул конь как в воду канул. Только мокрое пятно на траве осталось. Они и до озера того сходили, пол-озера перерыли - ничего. А потом еще и гроза... - Таилар развел руками.
- Что то мне это все напоминает, - задумчиво произнес помор. - Когда то я что то подобное или видел, или слышал... А вот что, или когда? Не помню. Впрочем, я много забыл. Черный Бродяга говорит что то про "магическую контузию", и что все пройдет. Не было бы только поздно?
- Не будет, - пообещал клинок. - Все и всегда происходит вовремя. Главное помнить об этом.
Джин
Совместно.
- Заигрывает, значит, водяная эта лошадь с конём и он к утру становится чешуйчатым, плотоядным чудовищем? - Спросила Ариэль.
- Что-то вроде - кивнул симуран, - причем лошадь в итоге так и не нашли.
- Завтра будет еще одна ночь, - пообещал Черный Бродяга. - Табунщики уже знают кого надо ждать, да и наш помор неплохо владеет плетью, хлыстом и болас. Поймаем мы эту таинственную лошадь.
- Что, правда что ли? - недоверчиво переспросил помор. - Я это действительно умею? А зачем на корабле нужно настолько специфичное оружие?! - но последний вопрос, привычно остался без ответа.
- Я могу попробовать её парализовать. - Предложила Ариэль и добавила виновато. - Не уверена, что получится. И, правда, она тоже может сменить окрас... Джин, а Вы правда умеете перемещать через врата? Я бы хотела этому научиться.
Маг задумчиво посмотрел на девушку. Любопытство - вещь хорошая, но в таком деле просто словесным описанием не обойтись. Требовалась наглядная демонстрация плетения, а новый имидж рыцарского коня как-то ненавязчиво намекал, что могут быть весьма интересные (или даже неприятные) последствия.
- Могу пока что рассказать. Для создания врат необходимо знание некоторого пятачка местности там, откуда планируется уйти, и там, куда есть желание попасть. Сплетается довольно сложный узел из всех пяти стихий и колдующий представляет себе, будто он пронзает Узор... это такое название того, что чаще именуется пространственно-временным континуумом. Но делает это не просто так, а стремясь из первой точки во вторую. В результате открываются переходные врата. Насколько большие - зависит от силы мага. У меня, например, выходят достаточно высокие для того, чтобы проехал всадник на лошади. А по ширине - фургон средних размеров пройдёт, но не больше. Пока они существуют - кто угодно может пройти, как туда, так и обратно.
- В целом понятно. Но надо посмотреть, как это работает. - Кивнула Ариэль. - Спасибо.
- И вот что ещё. Эти врата... они - разрыв в пространстве, острее любой бритвы. Почти всё, что попадёт в область их создания, окажется разрезано, рассечено и так далее. Иногда это может быть полезным. Но чаще всего стоит следить, чтобы кому не досталось ненароком. Так ведь и убить можно.
- Это да. Буду иметь ввиду. - Приняла информацию к сведению посерьёзневшая Ариэль.
- Господа маги, если вдруг решитесь попрактиковаться, не заденьте, - улыбнулся помор. - Мы с Бродягой лучше своим ходом доберемся. Так надежнее.
- Как-то желания нет, да и какого-либо пятачка возле табуна, такого, чтобы можно было бы его хорошо знать и представить, тоже не имеется, - ответил ашаман.
- Мы будем осторожны. - Кивнула помору и Ариэль. Потом она подумала и вспомнила разговор с хорьком. - Морс. - Позвала она. - А расскажи мне про свой мир?
- Он... большой и шумный. - начал вспоминать хорек, - Много больших домов, выше деревьев. Много машин - быстрые, Фар Лап не догонит, и Мыш не догонит, и Най не догонит. - перечислил он самых быстрых существ из этого мира, каких знал, - Много людей, все куда-то идут. А зверей мало. Зато есть печенье и оранжевый сок. - при этих словах хорек облизнулся.
- Быстрые машины... - Ариэль наморщила лоб и попробовала себе это представить. - Которые не догонит Фар Лап... - Она крепко постаралась и всё же сдалась. Сказала разочарованно. - Нет, не могу представить... А сок - это здорово! - Согласилась она и сотворила кулёк печенья. Попробовала сама на всякий случай. Вроде бы съедобно. Предложила хорьку. - Держи печенюшку.
Морс довольно захрустел печеньем - один раз он уже его пробовал, и ничего не случилось. По крайней мере, полосатым до сих пор не стал. Хорек не понимал, как из ничего может появиться что-то, но уже научился распознавать колдовство.
- Это же магья? А что она такое? - наконец поинтересовался он.
- Магья, как ты говоришь. - Улыбнулась Ариэль, ей понравилось, как хорёк произносит это слово. - Магия - это сила, что течёт внутри. Внутренний огонь, молния, лёд, прозрение и видение в одном лице. Её можно представлять снаружи и она при определённом умении наружу выплёскивается. Ты сплетаешь эту силу в поток и узоры, добавляешь тех или иных компонентов и получаешь результат. Тебе понятно? У тебя есть по крайней мере небольшие способности к магьи. Ты ведь её чувствуешь. - Сказала нимфа и погладила хорька.
- Сначала она была везде снаружи, как запах. - начал размышлять Морсилиус, - Я спал там, где ее было много, теперь внутри меня тоже магья. Я тоже могу делать печенье и бум?
- Печенье делать довольно сложно. - Призналась Ариэль. - Хороший бум намного проще! Я поучу тебя на привале вызывать молнию и огненный мяч. Посмотрим к чему у тебя склонность. А начинать нужно с азов. Так проще.
Nelemi
Мыш, Дэй, чешуйчатые кони, табунщики
Совместно

"Твои товарищи ведь тоже голодные, так? Я не могу их всех отпустить, чтобы охотились. Надо им чего-то принести. Вы только рыбу едите?"
Несколько секунд тусклые багряные уголья в глазницах смотрели в упор на Мыша. Потом погасли - конь отвернулся. Никаких оформленных мыслей на этот раз маг не уловил, но у него откуда-то возникла уверенность, что сожрать это существо способно кого и что угодно, но при возможности выбора предпочтет поймать несколько рыбин - просто потому, что это... выгоднее?
"Ну так что, пойдём ловить рыбу?"
В этот момент послышался стук копыт, и подъехал Вайдо.
- Живой? - выдохнул он, увидев Мыша сидящим на берегу. - Я уж думал - все, разнесет он тебя...
- Вполне. Голоднющие они у вас, эти кони. Вот он так и сорвался.
- Кормим, - развел руками Вайдо. - Но на такую ораву поди наберись мяса... А что это он треплет - рыбу что ли?
Паоло кивнул.
- Кажется, она ему сейчас более симпатична.
Чешуйчатый подтвердил, с хрустом перекусив рыбий хребет.
- Хм... И сам поймал, или ты помог?
- Сам. И эта не единственная.
- То есть если их сюда пригнать, то они сами себя накормят, - сделал вывод табунщик. - Отлично. Пригляди за ним, парень, раз он тебя голодным не тронул - сытым точно не сожрет. А я остальных пригоню.
Он скрылся в темноте. Зверь проводил его взглядом, доел рыбину и подался снова в воду.
"Эй, приятель", - снова обратился Мыш к коню, - "Может, расскажешь, как ты таким стал?"
Ясное дело, ответ не гарантирован, но чем чёрт не шутит.
Вода всплескивала, позванивая тонкими льдинками. Начал накрапывать дождь. Зверь не показывался, гоняя в глубине рыбу. Ответ тем не менее пришел, если это можно было назвать ответом. Не слово, не оформленная мысль, не ощущение - нечто, что Мыш мог соотнести только с одним понятием.
Запах.
"Хоть бы картинку показал", - разочарованно подумал Паоло, - "Рэй, да убери уже лёд! А то ещё и дождь начинается. Противно!"
Магия демона потихоньку растворялась.
Дождь перешел в грозу с ливнем. Ненастье было недолгим, но основательно промочило траву. Вскоре примчался табунок чешуйчатых коней и с разбегу влетел в воду - кормиться. Потом подъехал табунщик, привел коня, на котором приехал сюда Мыш, и позвал мага к костру. Там они узнали о спугнутой пришлой лошади, неудачной погоне и поисках на мелководье.
- А маг вот уже придумал, как прокормить порченых, - поделился новостью Вайдо. - Они, оказывается, рыбу очень любят и сами ловят.
- Да ну, - недоверчиво отозвался кто-то.
- Да я сам видел, - обиделся табунщик. - Тот жеребец, который раньше крапчатым был, у меня на глазах вот такенного сома пополам перекусил, - он развел руками, примерно втрое увеличив улов жеребца. - Я остальных отпустил на озеро. Рыбы наедятся - лошадей уже не тронут, а от табуна тоже далеко не уйдут, наверное.
- А уйдут - тоже невелика потеря...
"Дэй, глянь-ка следы вокруг озера. Вдруг след поймаешь". Серебряный отозвался, что выполнит просьбу.
- Мне бы не хотелось, чтоб ушли. Хотя бы один пусть останется, - подмигнул Мыш Вайдо, - Для меня, - Паоло подвинулся ближе к костру, протянул руки над огнём, он не обжигал.
Но разведка результатов не принесла: как и табунщики, Дэй нашел только исчезающий в степи след и то место, где лошадь пропала.
Симуран давно спал, стали укладываться и табунщики. Охрану несли те, кто уже выспался с вечера, и бдительные собаки.
Серебряный вернулся, уже не таясь от табунщиков, показал Мышу пару мысленных картинок. "Ясно", - Паоло был разочарован, - "Ладно. Давай спать". Он устроился у самого огня, Дэй свернулся рядом.
Zero
Совместно

Ариэль тряслась на спине новой лошади и сравнивала её с Фар Лапом. Рыцарский конь во всех отношениях был намного удобнее. Ещё в ночном небе светили звёзды и нимфа сравнивала их с теми, что видела под разными небесами.
- Вы когда-нибудь сравнивали небеса в разных мирах? - Спросила она у спутников. - Так интересно. Где-то они ярче, где-то тускнее. Каждый раз новый рисунок. Смотрите какое яркое созвездие вон там. - Ариэль показала рукой.
- Почему то вспоминается черное небо абсолютно без звезд, - отозвался сидящий в седле помор. - И на небе комета, меж двух месяцев, что направлены рогами друг на друга. Устрашающее зрелище. Правда не помню, то ли это действительно было, то ли приснился какой то зловещий сон.
- Две луны я видела. - Кивнула Ариэль. - А мне вспоминается восход очень большого и яркого звёздного пятна, похожего на шляпу, его называли Галактикой. - Рассказала она.
- Небо без звезд - тоже? - поинтересовался экс-пират.
- Без звёзд? Не-а, не видела. - Улыбнулась Ариэль. - Только закрытое тучами.
- Нет, туч там не было, было что то другое...
- Затмение, - подсказал Черный Бродяга. - Частичное. И между этих лун - комета. Как потом оказалось... Хотя неважно. Ты все вспомнишь сам, когда придет время, а другие этого не увидят.
- Луны были такие большие-большие? Одна красноватая, совсем большая, а другая жёлтая, она поменьше, да? - Спросила Ариэль.
- Не помню. Картинка ускользает, - сокрушенно признался помор.
- А я не знаю, - клинок издал звук, несколько похожий на сдавленный смех. - Это он умеет смотреть собственными глазами, а у меня глаз нет.
- И как же тогда воспринимается мир? - заинтересованно спросил ашаман у сабли. - Кстати, рта, как я понимаю, тоже нет. Но речь мы вполне слышим.
- Надеюсь, про магическое пространство никому ничего объяснять не надо? - спросил Черный Бродяга. - Впрочем, даже если надо - вопрос не ко мне. Я - оружие, а не мудрец. Вот через него я и смотрю и выражаю мысли, которые тут облекаются в слова.
- Если моя память не вышла замуж, то есть определённые вещи и существа, которые в этом самом магическом пространстве не отображаются. Например, в моём родном мире были такие твари, как голамы, - Джин поёжился, вспоминая о встрече с ничем не примечательной женщиной, из которой он еле-еле вышел живым, - их не могли коснуться потоки Силы. Полагаю, их и им подобных таковым зрением очень трудно увидеть, как минимум?
- Мы говорим о разных вещах, - раздался тихий звон клинка. - Представь себе монету. Она ограничена аверсом и реверсом. То, что отчеканено на реверсе, нельзя увидеть с аверса и наоборот. Это - границы восприятия. Однако, есть еще одна категория, которая не может быть помещена ни на одну из сторон. Это - сама монета. Для меня нет границ. Поэтому я воспринимаю все.
- О, как интересно Вы объясняете. Это должно быть похоже на "внутреннее видение", когда видишь вещь как бы со всех её сторон, да? - Восхитилась Ариэль и погладила хорька. - Морсилиус, будешь печенюшку?
Печенье было простой и знакомой вещью, которую Морс знал и ел. А вот разговоры о философии и магии были для него пока сложновато, поэтому он просто ел печеньку, слушал и пытался сопоставить услышанное с собственным опытом.
- А "внутреннее нюхание" считается? - наконец спросил он, - Когда прилетел дракон, я не видел и не слышал его, но мог унюхать, в какой он стороне, и узнать по запаху. Но с Хантером так не получается, у него... обычный запах.
- А со мной? Меня унюхать можно? - Заинтересовалась Ариэль. - Я ведь - не человек, нимфа и волшебница при этом.
- Можно. - подтвердил Морс, - Пахнет магьей. Каждый - по-разному.
- Мило. У тебя очень чуткий нос! - Порадовалась Ариэль. - Вообще-то я тоже чувствую магию, но не очень хорошо. Но я её прямо вижу... и слышу.
- Я так не умею. - хорек пожал бы плечами, если бы умел, - Я привык нюхать. А как это - видеть магью?
- Это не глазами, это прямо умом. Я вижу компоненты магии, подобно световым нитям или текущей воде и слышу - они тихонько звенят... или ещё как-нибудь звучат. - Ответила нимфа.
- И без света видно? - начал догадываться Морс. - Как я чую магью сразу, даже без ветра?
- Да, ночью видно так же хорошо, как днём. Магия сама светится. - Ответила нимфа.
Помор согласно всхрапнул в седле, но посадка его не изменилась, разве только голова чуть склонилась вперед.
Ясень

Сэр Хантер молчал, следя за дорогой. Сейчас, когда спутники утомлены и спят, или заняты разговором, отряд уязвим для нападения из засады. Не то чтобы он всерьез опасался нарваться здесь на кого-то опаснее хищника, но разговор в таверне слышали многие... Однако никто не нарушил ночного покоя, и к утру впереди показался берег озера.
- Почти доехали, - сказал табунщик, поравнявшись с рыцарем. - Теперь налево - и до самого табуна никуда не сворачивать.
- А? - Таилар мирно подремавший всю дорогу встрепенулся и завертел головой, - А что, уже утро?
- Точно так, - ответил экс-пират. - Возьми лево на борт, и скоро увидим табун.
Задремавшая было в седле Ариэль встрепенулась.
- Приехали? Кстати, зачем ехали? Лошади-то у нас. Ах да, разобраться с таинственным превращателем лошадей в ящеров. - Вспомнила нимфа причину. - Морс, держи печенюшку заранее. Ты его унюхаешь этого превращателя, ибо без магии тут явно не обошлось.
Немного вздремнувший хорек был не прочь подкрепиться очередной печенькой, а немного поев, сосредоточился на поиске незнакомых запахов. Правда, говорили, что всё происходит только ночью, но мало ли? Таилар пришпорил коня в указанную сторону. Ему уже было любопытно что там за такие лошади а разговоров на околомагические темы и в родном мире хватало. Ариэль последовала, ей хотелось поскорее добраться до травы и лечь спать по-нормальному.
- Вполне себе вариант, - сказал ашаман рыцарю, кивнув головой в сторону нимфы, - в конце концов, всё самое интересное тут происходит ночью, и к тому времени нам лучше быть свежими и готовыми ко всяким неожиданностям.
- Я бы посмотрел на этих коней-чудовищ, - прицокнул языком Таилар, - Да и Найэри скоро появится. Наверно.
- Порченых-то? - уточнил табунщик. - Вайдо покажет... Эээ... Или сами посмотрите. Вон они, на берегу. Сбежали, что ли?
Вдалеке действительно видны были несколько лошадей, на первый взгляд обычных. Вблизи, впрочем, это впечатление могло измениться.
- Далеко, - ни к кому не обращаясь, сказал помор. - Только силуэты видно. И как же вы их распознали то?
- Движения, - пояснил табунщик. - Бегут они немного иначе, чем нормальная лошадь. Ну, и лошадки заволновались, побаиваются они их. А ветер как раз на нас - запах чуют.
- Погодите, - заволновался теперь уже Фар Лап, - то есть вот это... такое пугающее... Это они так пахнут?! Они что, еще и сожрать могут?! Я так не договаривался!
Экс-пират с трудом перевел взгляд с горизонта на силуэты лошадей и взглянул на табунщика:
- Ну и взгляд у вас. Я вот так вот и не вижу, в чем разница между бегом обычной лошади и превращенной. Кстати, на счет лошадей. У вас можно купить плеть и кусок веревки, метра три длиной. Ну и три небольших кожаных мешочка?
- Купить? - табунщик хмыкнул. - Если это для того, чтобы поймать вредителя, бери что нужно и делай что знаешь.
- Договорились, - улыбнулся помор. - Плеть и болас, что еще нужно, что бы поймать кого нибудь?
- Укрук, - подсказал табунщик. - Длинная палка с петлей на конце. Только с этими не выйдет - в три укрука ловить надо. Зубами на лету ловят и перекусывают.
- Длинными шестами с петлей, наши поморы ловили щупальца морских стрел, - отозвался экс-пират. - Но там тоже в одиночку не справишься. Чуть зазевался и летишь за борт. А в железе не выплыть. В лучшем случае, отправишься на дно, в худшем - на корм морским стрелам, или каким другим тварям.
- Лошади. Это вон те что ли? - Взглянула на указанных скакунов нимфа. До порченых по словам табунщика лошадей было далеко. Парализовать хотя бы одну на таком расстоянии выглядело нереальным. Да и вблизи надо было постараться, чтобы парализовать целую лошадь.
"Порченые" резвились на кромке прибоя - пускались вскачь, разбрасывая брызги, сшибались в поединке, который тут же переходил в погоню, кружились в причудливом танце... Единственным, что могло навести на мысли об их природе, был действительно бег - низкий, настильный, больше походивший на бег охотничьего пса, чем на скачку лошади.
Тайилар пришпорил коня, отрываясь от остальной группы: ему хотелось понаблюдать подольше и поближе за диковинными зверьми. Повозможности еще и понять как с ними можно взаимодействовать, кто их знает, разумны они или нет и как их затронуло заклинание. Найэри же отлично выспался и первым делом попросил показать ему этих самых "порченых" лошадей.
/совместно/
Джин
Совместно.

Утро принесло новости: с тракта повернули остальные участники похода, "порченых" пустили на вольный выпас, и за ночь они никого не загрызли, табуны понемногу потянулись на водопой. Найэри ответили, что чудовищные кони рыбачат на берегу возле поворота на тракт, поделились завтраком с ним и с Мышем, и ночная смена улеглась спать, а отдохнувшие сторожа приняли заботу о табунах.
Симуран поблагодарил табунщиков за пайку и отправился на озеру посмотреть на измененных. Остановился неподалеку, наблюдая за резвящимися конями.
"И чего на них Вайдо наговаривает, страшилища, страшилища. Очень ладные и красивые звери" Может как-то привлечь их внимание.
Как это сделать симуран не знал: не орать же: поэтому он попытался направленно подумать в их сторону: с дружелюбием, восхищением и симпатией. Такая волна образов обычно успокаивало обычных животных: они ее может не расшифровывали, но чувствовали издали.
- Какие вы красивые, - негромко проговорил он, - совершенно зря вас пугаются.
Звери заметили приближение отряда. Когда до всадников осталось с полсотни метров, самый крупный жеребец выгнул шею и начал приближаться, недвусмысленно демонстрируя впечатляющий оскал и взрывая когтями землю.
- Где то я подобных лапочек уже видел, - пробормотал помор и полез в котомку с припасом из таверны. - Как же их звали то? И почему то та красотка ассоциируется именно с ними.
Из котомки он выудил кусок сахара, и приблизившись к зверю - соскользнул со своего коня, и протянул сахар "лапочке"...
- Не балуй... - заворчал табунщик, но тут же замолчал, удивленно наблюдая за помором. С не меньшим удивлением на человека уставился и чудовищный конь. Гулко всхрапнув, он потянул ноздрями воздух, все еще пугая людей, но вдруг спрятал клыки и поднял прижатые было уши. Еще раз принюхался - и потянулся к угощению.
- Мать моя женщина, погибель мужчин, - выдохнул табунщик, глядя, как зверь хрупает сахаром, отталкивая бронированным лбом подоспевших собратьев.
- Не балую, не балую, - пробормотал экс-пират, и провел ладонью по чешуе зверя. - Но как же их звали то? И почему мне кажется что я подобных когда то не только видел, но и провел в их компании не один месяц?
Симураны тоже подошли поближе, и любопытствующий Лар и осторожничающий Найэри.
- О, еще сахара у тебя нет? - спросил белый помора, - будем налаживать связи с общественнностью. Наю тоже надо, они ему нравятся, но он же осторожный типа. А то было б что в карманах съедобное дал бы, а так нет.
- Найдем, - отозвался Бродяга, снимая с плеча котомку с припасом и перекидывая ее Найэри. - И что то мне подсказывает, что они не откажутся от птицы, а основной рацион... Как бы не рыбный.
Найэри повесил выбрал себе пару кусков сахара, еще парочку перекинул асшаи, вернул сумку обратно хозяину.
- Таак, посмотрим, - сказал Таилар, протягивая один кусочек ближайшему "монстру", Найэри последовал его примеру.
- Вам же наверняка тоже охота, - усмехнулся серый. - ишь как вожак хрупает. Аттракцион выбери себе лошадь...или они нас выберут?
Ариэль робко и одновременно сонно наблюдала за процедурой кормления монстров со своей лошади. То, понимаете, ли пугают, что превращенные кони всех едят без разбора, то они как нормальные трескают сахар. Но интересные получились создания. Чешуйчатые и с необычной пастью. Нимфа посмотрела, как на них реагирует Фар Лап.
- Фар Лап. - позвала она. - Что ты о них думаешь?
Гнедой реагировал своеобразно. Рыцарский конь тщательно маскировался среди табунных лошадей, на которых приехали путники, и старался не попадаться хищным собратьям на глаза.
- Я думаю, что мне тут не нравится, - пробормотал он. - От них так смердит...
Ветер доносил от чудовищных коней запах нагретого металла со слабым оттенком мускуса. Ничего неприятного в нем люди уловить не могли.
- Не лошадиный у них запах, - пробормотал Таилар, вертя кусок сахара в пальцах и продолжая предлагать коню, - необычный.
- А для любителей всяких паровых машин даже родной, - ухмыльнулся Найэри, вспомнив свое приключение.
- Демоном не пахнет? - Спросила нимфа рыцарского коня.
- Э, парень! - окликнул симурана табунщик. - Пальцы отхватит! На ладони дают, без руки ведь останешься...
- Не знаю я никаких демонов, - буркнул Фар Лап. - Мы больше по драконам да оборотням...
- Понятно. - Кивнула нимфа и продолжила настороженно наблюдать кормление "броненосцев".
-А, увлекся, спасибо, - поблагодарил Лар, протягивая уже по-правильному. Но нервы не спрячешь: перебирал он уже оставшийся кусок, в другой руке.
- Не нервничай.
- А вдруг я ему не понравлюсь?
- Тьфу, -сплюнул Найэри. - Ты что, кобыла, чтобы ему нравиться?
Zero
- совместно -

Ашаман, до поры до времени изображавший молчуна, хмыкнул, в свою очередь угощая сахаром одного из превращённых. Хотя они и были наполнены какой-то магической силой, но особо пугающими клыкастые жеребцы Джину не казались. Можно сказать, даже красивые. Своеобразной красотой, конечно же, но всё-таки. И было забавно, что после перехода на диету хищников они всё же сохранили некоторые свои прежние пристрастия.
- Интересно, что насчёт того, послушные ли эти милашки или не особо, - негромко пробормотал брюнет, наблюдая за тем, как предложенное угощение дружно уминалось "порчеными".
Еще до того, как Морс с остальными подъехал достаточно близко, чтобы разглядеть необычных коней, он ощутил сильный запах магии. А приблизившись - и обычный запах самих коней.
- Пахнут чем-то страшным. Не знаю, почему. - резюмировал он, - И очень много магьи. А еще я им не доверяю. Зубов многовато и шустрые как я, хоть и большие. Вдруг цапнут? Эй, конь, ты злой? - последний вопрос был обращен уже к ближайшему из скакунов.
- Пахнут почему-то металлом. - Задумчиво произнесла нимфа. Она не спешила налаживать дружеские контакты с этими скакунами, вместо этого предложила печенюшку Морсу. - Ты думаешь, они говорят? Держи печеньку.
- Судя по поведению кони как кони, - проворчал Найэри, скармливая последний кусок сахара. - жрут сахар, попрошайничают. Интересно, что будет если попытаться оседлать?
- Все-все больше нету, - уговаривал второй симуран ближайшего коня, - вы же и сьели.
Пока чешуйчатые бодались лбами, пытаясь удостовериться, что симуран не упрятал кусочек сладкого в руке, скакун, которого гладил помор, скосил на хорька ехидный красный глаз и "улыбнулся" во всю клыкастую пасть.
- Мама... - тихо ойкнул из-за лошадей Фар Лап.
Почему то запах нагретого металла будил совсем другие воспоминания. Кузница. Горбун-кузнец с руками чуть не до земли. Кто то лицом, похожий на него самого и с вечно раскрытой книгой. Еще один кузнец, что то спрашивающий у мальчишки, и звон ударов молота по раскаленной докрасна полосе металла. Этот звон в свою очередь обрушился таким приступом боли, что Бродяга скрипнул зубами и на мгновение сжал обеими руками виски.
- Что-то случилось? - Заметила состояние помора Ариэль.
- Воспоминания, оказывается, тоже приносят физическую боль, - отозвался Бродяга. - Но почему мне вспомнилась кузница?
- У меня, к счастью, нет таких. Не знаю. - Покачала головой нимфа.
- К Вашему счастью, вы не пострадали от магической контузии, - едко звякнул клинок.
- Какие мои годы? - Усмехнулась нимфа. - Но мне в самом деле такого не надо.
- И не будет, - успокоил Черный Бродяга. - Единичный случай. По хорошему, ему бы отлеживаться в Башне у целителей, да вот... Закинуло неизвестно куда.
- Сочувствую. Меня тоже. Я - не очень хороший целитель. - Призналась Ариэль со вздохом. - А кузницу, наверно, вспомнили из-за запаха этих созданий.
Все еще скрипящий зубами помор взял себя в руки, и снова погладил чешуйчатого.
- Пошли, отойдем в сторонку, - сказал он чудовищному коню. - Боюсь, это только начало, а целительство рыцаря хоть и действенное, но обладает неприятными особенностями.
- Я с таким раньше не сталкивалась. - Призналась наконец сама себе Ариэль. Она говорила о чешуйчатых лошадях.
Отошедший вместе с чешуйчатым конем в сторону помор, вытащил из котомки давешний обрезок веревки, оставшийся от изготовления болотоступов, и приметив неподалеку подходящий камень, начал вывязывать на веревке несколько петель, превращая ее в импровизированную пращу.
- Сдается мне, что мясо птицы, для тебя тоже будет достаточно вкусным блюдом, - вместе с этими словами, он вложил камень в центральную петлю, примерился и резко взмахнул пращой, выписывая вложенным в нее камнем фигуру, напоминающую восьмерку. На конечном участке фигуры, Бродяга отпустил одну из строп пращи, выпуская камень на волю. Последний, со свистом устремился в цель, коей оказалась перепелка.
-Хм, новых превращений не было, интересно? - спросил Таилар, трепля чешуйчатого по холке, - нету родной, все.
Ариэль
(совместно)

Рыцарь помалкивал, глядя на происходящее. То, что Фар Лап струсил, его задело, но положа руку на сердце - попадись ему человек, претерпевший подобную трансформацию, как бы он сам реагировал на него? Вполголоса переговорив с табунщиком, сэр Хантер заставил своего жеребца двинуться вперед. - Надо повидаться с остальными, - обронил он. - И самим поглядеть на следы. - Дождь ночью был, - вздохнул табунщик. - Что уж там за следы теперь...
Оружие не подвело, глазомер тоже, и теперь чешуйчатый хищник хрупал костями свежей перепелки. Впрочем перепелка была небольшой и закончилась достаточно быстро. Достаточно для того, что бы с умилением глядящий на чешуйчатого коня помор услышал слова табунщика про следы.
- Это магия, а она так просто не смывается, - пояснил Бродяга табунщику и чуть повысив голос, позвал уже хорька. - Морс, оторвись от печенюшки, а то шариком станешь. Работа есть, как раз по твоей части. Найэри, покажи, откуда шла эта ночная лошадь и где ты ее спугнул?
Морсилиус спрыгнул с лошади и пропрыгал к Бродяге, не спуская глаз с коней - не учудили бы чего.
- Нужно кого-то унюхать?
- Нужно сравнить запахи, - ответил помор. - Запах вот этого чешуйчатого, и запах по пути той ночной лошади. Есть одна мысль, и надо ее проверить.
- Эти сильно пахнут, их я давно учуял. - фыркнул хорек, - Если лошадь ночная, значит, днем она прячется? И мы ищем, где именно?
- Так вдоль озера она и шла, вон там и там. Потом в табун пошла. - показал Най, - кстати, Таилар, может полетаешь? А то они тебя съедят.
Таилар укоризненно взглянул: кормить 'лапушек" было интереснее
- Мы ищем все интересное, что могло происходить, - отозвался Бродяга. - Смотри. Что-то или кто-то превращает лошадей вот в этих чешуйчатых зверей. Как же их называть то? Так вот. Ночью приходила чья то лошадь, прошлась вдоль берега, пошла к табуну. Ее спугнули. Она исчезла. У табуна превращение происходить не могло - его бы заметили табунщики. Значит, что то должно происходить на пути этой лошади к табуну? Что-то, чего не заметили наши стражи, поскольку видели только следы?
- А может, она прячется как друг Мыша? - предположил Морс, - Когда запах есть, а всего остального нет.
/Вода/ - завопил сознании Найэри Таилар, - /Кони ее пьют и чешуеют/
- Морс, Бродяга, бегом туда, - Найэри показал направление и рванул сам, - там лошади воду пьют и чешуей обрастают, а табунщики видимо в полном шоке.
- Отгоните тех кто, не успел выпить, - заорал с неба Таилар, надеясь, что хоть кто-то услышит.
- Морс, забирайся на плечо, а ты дружище выручай, - негромко сказал Бродяга, взлетая на чешуйчатого, не обращая внимания на отсутствие седла и коленями направляя того к берегу озера, где и намечалась очередная катавасия.
Найэри о коне не подумал, но подумал, о том чтобы перекинуться и рвануть на своих четырех. Собака все таки быстрее бежит. Таилар планировал сверху , корча панические рожи.
Морсу дважды говорить было не надо - в два прыжка он оказался на плече Бродяги. Хотя затея с поездкой на странно пахнущем звере ему по-прежнему казалась сомнительной.
Чудовищному коню, тяжесть на спине оказалась в новинку, а норов оказался на редкость горячим, поэтому не обошлось без выкрутасов. Злобно взвизгнув, чешуйчатый пару раз встал на дыбы, кося красным глазом на наездников, но тут ветер донес запах новых жертв изменения и конь присмирел, а присмирев, рванулся к озеру.
Картина у озера впечатляла. Часть табунка, успевшая зайти в воду, стремительно видоизменялась. Остекленевшие глаза табунщиков и открытые рты, выдавали крайнюю степень изумления.
- Нэй, оттесняй уцелевших от воды, - крикнул Бродяга, выполняя свой же приказ.
Хорек тоже терять времени не стал: приняв как можно более грозный вид, он со стрекотанием начал носиться перел мордами лошадей, отгоняя тех от кромки воды, периодически покрикивая:
- Кыш! Кыш! Глупые лошади! Не пейте!
Подходящий к водопою табун без понуканий рванул в сторону, едва уловив запах изменившихся лошадей. Покрытые чешуей кони растерянно топтались в воде, прижимая уши и шарахаясь друг от друга.
"Пусти!" - услышал помор. Жеребец, который принес его сюда, ринулся в воду, к измененным, издавая характерные всхрапы. Привычные к голосу вожака, чешуйчатые начали успокаиваться. Жеребец несколько раз обежал их по мелководью, потом повел косяк на глубину.
- Все, все племенные пропали! - причитал на берегу табунщик. - Все до одной!
Йоши Тамака
С соигроками.

Спрыгнувший с жеребца помор, внимательно оглядывался, стараясь восстановить произошедшие события. Массовое превращение лошадей, скорее всего не должно было входить в планы злоумышленника, случился какой то нежданчик. Возможно - в виде спугнувшего злоумышленника симурана. А раз так - надо подробнейшим образом осмотреть кромку берега, маршрут ночной лошади, получить кое-какие сведения от хорька и подробно расспросить, что видел и слышал симуран.
- Морс, ты чуешь здесь что то похожее на запах от измененных лошадей?
Най до этого отгонявший лошадей, перекинулся , подошел к озеру.
- Вот в этом месте она рыла, хм, а если по дну покопаться, , - поворошил рукой воду, - Морс от самой воды запаха нет? А что будет если я ее выпью?
Задав вопросы симуран углубился в рытье берега и после того, как изамазался в глине, то нашёл несколько черепков. Обычных, глиняных черепков.
- Эти - такие же, как те. - отозвался зверек, поочередно смотря на новообращенных коней и тех, которых они видели раньше, после чего обнюхал уже место, указанное Найэри, - А здесь пахнет... по-другому. Незнакомо. Не как они. - он снова указал носом в сторону чешуйчатых, - Воду я бы пить не стал. - добавил Морс, обнюхивая очередную находку симурана. - В этих кусочках тоже магья.
- То есть кто-то отравил все озеро? - поинтересовался рыцарь, спрыгивая с коня. - Плохие новости...
- Еще какие, - отозвался Вайдо. - Если все табуны переродятся, что нам с ними делать тогда?
- Еще одной лошадью рискнуть можете? - уточнил сэр Хантер. - Если попробовать в стороне напоить лошадь, можно узнать, точно ли всю воду теперь пить не стоит, или в одном этом месте?
Неорганизованная деятельность прекратилась, и помор в задумчивости отошел в сторону. Произошедшее на берегу вышло из под контроля, но что это значит для их компании? Особенно для тех, кто тут был ночью, он пока не понимал. Единственное, что понималось четко и без подсказок - надо прекратить творящиеся безобразия и как можно скорее. А это значит, что нужно изготовить средства для поимки, и караулить эту таинственную лошадь самим.
- Так и что с этой магией делать? - задумчиво пробормотал Най, - эй, белый, лети сюда.
Найэри сунул черепки под нос приземлившемуся другу.
- Ты же большой взрослый маг, что видишь?
Белый брезгливо понюхал осколки.
- Мы не в своем мире, я , конечно, попробую посмотреть просто магическая глина или кто-то заклинание наложил, но я не ручаюсь за результат. И то , что он всем понравится -тоже. Это просто магическая вещь.
- И для чего она?
Симуран с наслаждением почесался.
- Да я ж откуда знаю.
- Ну, для чего - уже очевидно, - сэр Хантер кивнул на озеро, в котором скрылись чешуйчатые звери. - Для создания вот таких милых существ. Вопрос, зачем они этому создателю нужны. Это же не кони, это... дракони какие-то.
- Хотел бы я познакомиться с тем, кто это создал, - мрачно заметил Мыш, - Есть, о чём с ним потолковать.
- Вот эти кусочки делают лошадей страшилами? - на всякий случай уточнил Морс, - А если их все вытащить и спрятать, "ночная лошадь" будет их искать?
- Похоже, она как раз нашла, - отозвался рыцарь. - Если она что-то искала и била копытами - возможно, именно этот горшок, или что там было. Нашла, разбила, и мы имеем... сколько их там теперь? - сэр Хантер оглянулся на Вайдо.
- Весь племенной косяк, два десятка голов, - вздохнул табунщик.
- Два десятка чудо-коней, которые одним своим видом могут разогнать всю вражескую конницу.
Пока они беседовали, Фар Лап бочком, по-крабьи, отступил в камыши и пробрался к воде. Зажмурив глаза и выдохнув: "Эх, была не была" - он прыгнул с берега туда, где недавно топтались чешуйчатые, и сделал несколько глотков.
- И как? - спросил он дрожащим голосом, не открывая глаз. - Сильно страшный?
- Да как тебе сказать... - задумчиво ответил сэр Хантер, созерцая золотисто-полосатого скакуна. - Так тоже неплохо.
- Надо попробовать собрать все осколки... И как-то понять, сколько ещё воды заражено, - Мыш выловил несколько черепков. Хорек тем временем следил, не осталось ли в воде еще, и подсказывал, в какой стороне искать.
- Точно, драконями их звали, - сказал погруженный в раздумья помор, собирая примерно одинаковые по размеру и весу камни. - Были в точности как эти. Правда происхождения не помню. То ли кто то с магией пошалил, то ли естественным путем появились.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.