Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Фейрун. Невервинтер. Академия.
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > законченные приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3
Clopik
Обучение шло, и недели пролетали, как дни, а дни - как часы. Студенты впитывали знания, понемногу привыкая к своим учителям, и даже научились ориентироваться в здании Академии. Лёгкий невервинтерский Миртул сменился душным летом.

Освир всё это время был счастлив. Он так давно рвался к знаниям и обучению, что готов был сидеть на лекциях круглыми сутками, а когда лекции заканчивались - шёл в библиотеку. Занятия с Кели Шарманщиком шли легко и непринуждённо, тот умел очень хорошо развлечь слушателей, и постоянно повторял, что надо смотреть не только глазами, и что самые обычные на первый взгляд вещи могут стать удивительными, сложными, пугающими или волшебными при подробном рассмотрении. Волоокий друид неплохо учил стрелять из лука, при этом постоянно что-то рассказывая о природе и её законах, о равновесии, о своих походах; он каждый раз печально и немного устало вздыхал, когда студенты спешили, путались в тетиве, или отправляли стрелы в небытие. Ворон же на его плече каждый раз горделиво отворачивался. Но самыми интересными Освиру казались занятия с прекрасной Дениз - она рассказывала, что ноты называются "фальшивыми" не потому, что их неправильно сыграли, а потому, что неправильно прочувствовали. Говорила, что любой бард в первую очередь должен верить в то, что играет. И тогда волшебство само пойдёт сквозь него, надо только чуть-чуть помочь ему музыкой.
За это время юноша успел посетить храм Огмы, и это зрелище по-настоящему потрясло его. Такого архива знаний Освир никогда не видел, да и не увидит, наверно, нигде больше, если только не попадёт в обитель самого Переплётчика. И, конечно, там можно было послушать проповеди очень сведущих и умных служителей, мало похожих на других священников. К началу следующего месяца бард уже чувствовал, что его голова переполнена, и вот-вот лопнет, и даже раздумывал сбавить обороты или отпроситься в леса на пару дней, но судьба его опередила.

Девятое киторна 1372 года. Некоторые студенты, среди которых наши герои, обнаружили с утра на столе в комнате невзрачную записку со следующим содержанием: "Просьба явиться в кабинет Хаита Вератри (восточная башня) для получения исключительно важного для Академии задания. Быть готовым тут же отправиться в поход."

Обсуждение >>
Пролог >>
Fukuyo
в соавторстве с Clopik

С отвращением отвернувшись от трупа, Мэри поспешила наружу. Смрад разлагающегося тела в самом деле был нестерпимым. Она плотно прикрыла дверь за собой, втайне боясь того, что нежить снова начнёт двигаться и того и гляди нападёт сзади, хотя этого конечно же не могло произойти.
В коридоре Элдор счищал с рукава давешние пятна от пыли из разорвавшегося манекена. Он  выглядел чем-то замечательно для неё. Не так как остальные преподаватели, но она никак не могла понять в чём дело. Подойдя она начала разговор:
- Скажите пожалуйста, достопочтенный профессор, я принята в Академию по итогам испытания?
Землекоп встрепенулся, и немного запуганно глянул на студентку своими полупрозрачными глазами, будто уже успел забыть об её присутствии, ну или о своём присутствии на экзамене.
- Я же сказал, что вы приняты... - он немного подумал, и пригрозил пальчиком, - Но вам нужно учиться контролировать свой дар, чтобы он не стал контролировать вас. Это очень важно. Приходите на занятия, и мы подробно об этом поговорим.
- Извините, профессор. Спасибо, профессор, - смиренно отвечала Мэри. В то же самое время в голове её всплыл вопрос, который как она поняла мучал её уже некоторое время. Ей смутно казалось, что Элдор имеет какое-то отношение к тестовой нежити, хотя она не могла понять, почему у неё такое мнение.
- Скажите пожалуйста, - постаравшись выглядеть несколько это возможно робкой, продолжала Мэри, - а откуда берётся эта нежить на экзаменах? А их потом 
снова анимируют или закапывают? А как это всё делается? 
Элдор нерешительно смотрел на юную колдунью, будто она спрашивает что-то неприличное, или очень секретное. Наконец он чуть смягчился:
- Позже. На занятиях. Возможно, вы всё узнаете на занятиях.
Мэри поняла, что дальнейшие расспросы за гранью приличия. Она смерила взглядом этого невысокого профессора и ответила.
- Большое спасибо за Ваш труд, профессор!
…..
пять недель спустя:

Мэри жила в комнатушке похожей на ту, в которой она переночевала перед вступительными испытаниями. Она так же делила её с соседкой, весьма недовольной «кошатником» и «серпентарием» под боком. Настолько недовольной, что Колючку пришлось вынести за город и отпустить «на волю». Впрочем Мэри приходила не реже двух раз в неделю общаться «… со своими любимыми зверями...» как она называла Кортни и Колючку. Лайка пряталась весьма основательно, бегая где-то в порту и в трущобах. Всегда дружелюбная и оптимистичная и как всегда верная. Мэри щедро делилась с ней своими обедами, а вот Академия Невервинтера уже не была столь щедра со студентами как была с абитуриентами. Кормили их сравнительно постно. Колючка же с началом брачного сезона исчезла где-то в камышах ближайшего пруда. Эльзу Мэри пыталась использовать в ворожбе, но получалась довольно скверно. Соседка смирилась с существованием в одной комнате с кошкой, чему Мэри была несказанно рада (так как уже дважды непроизвольно во сне обдумывала план по отравлению соседки) . Так обстоял её быт и отдых.
Учёба же ей представлялась адской гонкой. Эльдор был требователен. Нет, он был просто маньяком. Задавал так много теории по мёртвым языкам, по философии и теософии, что Мэри валилась с ног от усталости. Читая читая читая и читая огромные тексты, которые входили в обязательную программу и все вместе назывались просто "Философия". «И это всё первокурснице???» думала она с ужасом. Ей начинало казаться, что она никак не сможет сдать сессию. При всём при том, практикой они не занимались вообще, в то время как Мэри горела желанием опробовать свой «тёмный пакт» с мёртвыми богами, но Эльдор этому препятствовал. Вечатлённый её вступительным испытанием, он больше разглагольствовал о самоконтроле и о самодисциплине, и за все пять недель не позволил ей взорвать даже малого мышА, которого Эльза поймала в библиотеке.
Ещё хуже обстояли дела с тренировками боевых навыков, которым она начала обучаться под руководством леди Арибет. У себя на острове Мэри не держала в руках оружия более грозного чем стилет. К тому же выполненный из кости Угрюмой-Меч-Рыбы а поэтому довольно-таки хрупкий и ломкий (но хирургически острый). Здесь ей было предложено научиться фехтовать четырнадцати дюймовым кортиком. Её два раза сбивали с ног, один раз она погнула гарду. Один раз чуть не упала на остриё животом, однако поранила только руку. После чего леди Арибет назвав Мэри опасной для самой себя отправила на стрельбу из лука, подальше от клинков.
С луком получилось намного лучше. С обычным деревенским луком из ивы и конского волоса, она попадала в соломенное чучело и радовалась успехам, но никто из преподавателей не мог назвать это «боевым оружием» и первый же настоящий охотничий лук показал, что Мэри не годится в снайперы точно так же как и в мечники. Она упорно тренировалась четыре недели, прежде чем пришла к Нейтерри и попросила освободить её от обязательной программы паладинов с тем, чтобы сосредоточиться над искусством магии варлока. На том и порешили.
Тем не менее Мэри продолжала изредка тренироваться в стрельбе из лука, а потом и из арбалета. Не потому, что это было необходимо для экзаменов, но потому, что боевым искусствам обучалось больше половины студентов Академии, и она не хотела слишком выделяться. Она думала о том, что отравленная стрела выпущенная из самого лёгкого лука с сорока шагов из засады в лесу, так же смертоносна как и огромные боевые стрелы паладинов, в ядах Мэри знала толк.
Таким образом её оружием, помимо заклинаний, были стилет и самый лёгкий лук, которым брезговали профессионалы.
Джин
Артос, который долгое время не мог отойти от восторга, вызванного встречей со своим божеством лицом к лицу, был вполне доволен временем, проведённым в Академии. Как аасимар и предполагал - все знания и умения, которые он успел получить при Храме Явления, были всего лишь малой толикой необходимого. Основой, так сказать.Тормит увлечённо обсуждал с леди Арибет кодес поведения паладина, и хотя по большей части он слушал наставницу, некоторые его рассказы о своих похождениях давали пищу для размышлений им обоим. Нейтерри медленно, но верно совершенствовала навыки Артоса по обращению с двуручным мечом, и мужчина пару раз даже сумел удостоиться скупой похвалы. Частенько паладину приходилось бывать у Элдора - чтобы отточить умение упокаивать нежить. Которую некромант поставлял с немалым энтузиазмом, хотя и притворно сокрушался каждый раз, что "ему жаль бедных скелетов и зомби, столь жестоко уничтожаемых силами добра и света". В добавление ко всему упомянутому, раз в трое суток аасимар патрулировал город в наряде с пятью опытными стражниками и ещё несколькими студентами - такими же новичками, как и он сам. Несколько раз пришлось вступать в жёсткие стычки с представителями городской гильдии воров и ещё какими-то странными субъектами. К счастью, Артос мог помочь своим товарищам не только мечом (тут стоит добавить, что тормит после встречи с Праведной Яростью оказался вооружен не Клинком Рашеми, а другим двуручником, отмеченным знаком бога Долга), но и другими своими способностями, а с недавних пор - ещё и одним божественным заклинанием. Обычно аасимар выбирал Благословение, и пока что оно всегда оказывалось к месту. Также, относительно недавно, паладину был подарен боевой конь, но всё как-то оказывалось недосуг забрать его из стойл местного храма Торма, так что Артос по-прежнему ходил пешком.
Изредка аасимар пересекался с прочими студентами, вместе с которыми он проходил испытания. Удавалось перекинуться парой-тройкой слов, но не более. Других знакомств тормит не завёл, да и не очень-то горел желанием.
Spectre28
* * *

Кабинет выглядел почти обычным. Полки, заваленные свитками и книгами настолько, что казалось: тронь, и они погребут под собой неудачливого школяра. Закрытое плотными шторами окно, не пропускавшее даже лучика света. Тяжелый, очень массивный стол из железного дерева с таким же солидным креслом, которое выдержало бы даже огра. Наблюдательный посетитель мог бы заметить, что к ножкам кресла приделаны маленькие мраморные колёсики. Очевидно, владелец кабинета огром не был и магией перемещения тел в пространстве не владел. Но сегодня вряд ли кто-то обратил бы внимание на какие-то колёсики: волшебство иллюзии заполняло комнату изменчивым светом, подменяя солнце. Вошедший словно попадал на дно южного моря, неглубоко, у берега. По потолку метались прозрачно-голубые блики от несуществующих волн, в воздухе порой мелькали странные вытянутые тени неведомых существ, а пол тонул в полумраке, заставляя внимательно смотреть под ноги. Самого владельца кабинета можно было разглядеть только подойдя к самому столу. Маг сидел, закрыв глаза и положив руки перед собой на стол. Кончики пальцев временами подёргивались, и тогда свет менял окраску, становясь то ярче, то темнее. Лишенное морщин лицо эльфа казалось совершенно безмятежным. Перед ним на столе лежала раскрытая книга в синем кожаном переплете. Одна страница была чистой, на соседней в причудливом танце сплетались рисунки и выписанные плавными чёткими линиями пиктограммы, а в углу была тщательно вычерчена маленькая роза ветров с шестнадцатью лучами. Рядом с книгой валялись разрозненные листы, испещрённые формулами и заметками.
В комнату своей воздушной походкой впорхнула Литари. На некоторое время она остановилась, поправляя рыжую копну волос и любуясь созданными Хаитом эффектами. Маг, поглощённый заклинаниями, не обратил внимания на вторжение - или попросту его не заметил.
- Красиво, - наконец произнесла зеленоглазая. - У нас какой-то праздник?
- Что?.. - Хаит дёрнулся от неожиданности, потеряв контроль над магией. Комната на миг погрузилась в полную темноту, которую, впрочем, через миг рассеял мягкий желтый свет от магического шара под потолком. - А, Лита. Праздник? Нет. Нет, никакого праздника. Хотя, конечно, когда я полностью закончу работу над созданием непрерывного магического потока, зацикленного на себя самое... но пока что нет. Слишком сложно, слишком много сил. Слишком неудобно. Возможно, нужны совершенно иные формы. Иные формулы. Да. Возможно, об этом стоит подумать.
Рука мага дёрнулась к перу, но замерла в воздухе, а сам Хаит неожиданно нахмурился, словно пытаясь что-то вспомнить.
- Этим я могу заняться и позже. Ты зашла поговорить? Или что-то произошло?
- Ничего необычного, - развела руками Литари, - Просто очередная практика для очередных студентов, и ответственный за эту практику в очередной раз опаздывает.
Она в своей обычной плавучей манере подошла к столу, и хотела было что-то спросить, заглядывая в записи, как на пороге появился несколько запыхавшийся полуэльф с совсем не запыхавшейся птицей на плече.
- Доброго утра, коллеги! Чуть не забыл про эту экспедицию, - чуть виновато вымолвил друид.
- Утро?.. - шепотом уточнил у эльфки иллюзионист, удивлённо моргнув.
- Доброе утро! Доброе утро! - захлопал крыльями ворон, словно отвечая на вопрос. Он был явно рад видеть Литари, и весело разглядывал её чёрными глазами, а вот непонятный иллюзионист у него никогда такого восторга не вызывал.
- Половина десятого, - подтвердила архивариус, улыбнувшись. Ей нравился этот ворон и, в отличие от многих других преподавателей, она воспринимала его серьёзно, как отдельный разумный организм, а не какую-то побрякушку Белека. Последний, впрочем, ей тоже нравился, так что она улыбнулась и ему. Потом, со всеми принесёнными папками, устроилась на любезно не предложенное место, отыскала нужную бумагу, и приготовилась заполнять отчётность.
- И если вы пришли ко мне, - уточнил Хаит, - значит, нужен Тзарк? Что же, это неплохо. По крайней мере в Академии на время будет меньше этой суеты.
Друид хмыкнул. Каждый раз эта история с Тзарком была занимательна, и каждый раз он любил наблюдать реакцию юных авантюристов.
Clopik
(Совместно с Джином)

Утро девятого киторна началось для аасимара как обычно - с водных процедур и молитвы божественному покровителю. После прославления Торма, во время которого паладин заодно получил от Праведной Ярости своё пока что единственное заклинание, Артос занялся физическими упражнениями. Отчасти теми, которыми был обучен ещё в детстве, отчасти - позаимствованными у соседа по комнате, да и вообще - во время путешествий. Потом настала очередь ухода за доспехами и оружием. Так или иначе, но вскоре наступило время завтрака. Кормили студентов всё же не так щедро, как в ночь перед Испытаниями, но вполне себе неплохо. По крайней мере, по непритязательным запросам тормита.
Освир спал долго, и чуть не проспал свою утреннюю зарядку. В последнее время вообще было лениво что-либо делать, и вор даже подумывал о том, как взять небольшой "отпуск".
После утренних процедур, садясь за завтрак, лучник обнаружил таинственную записку на столе.
- Гляди, Артос! Кажется, нас зовут во дворец! "Просьба явиться в кабинет Хаита Вератри - восточная башня - для получения исключительно важного для Академии задания. Быть готовым тут же отправиться в поход". Что скажешь, друг?
- Пожелаю тебе приятного аппетита и добавлю, что нам стоило бы собрать кое-какие вещи, - ответил аасимар, заметивший непривычное украшение подноса с едой чуть раньше соседа по комнате. Впрочем, обратить внимание Освира на этот факт паладин так и не успел - бард вначале сладко дрых, потом был занят, а после - и сам ознакомился с посланием, - а вообще, интересно - это традиционное задание для новичков, нечто вроде небольшого испытания, или же произошло что-то неожиданное?
Обычно Освир тоже старался не отвлекать соседа до завтрака, чтобы тот успел вдоволь помолиться и до сияния начистить свои железяки. Но сегодня вор был уж как-то особо угрюм - видать и вправду сказывалась усталость. Он поспешил исправить свою досадную нетактичность, тем более, что это приглашение действительно подняло настроение:
- И тебе приятного! "Исключительно важное", - процитировал он и задумался. - Исключительно... Может, действительно что-то важное? Ну знаешь, ты же у нас местный герой. А меня зовут заодно, как твоего оруженосца и шута. - юноша наконец-то просиял в привычной улыбке. Он сейчас даже сам не знал, шутит, или говорит серьёзно.
- Таких местных героев на не менее местном кладбище тринадцать на дюжину, - хмыкнул в ответ Артос, - да и барда могут позвать не только для того, чтобы он всех смешил. Например, может понадобиться кого-либо уболтать. Или же опознать какую-либо находку. А, возможно - ты напишешь балладу об этом самом "исключительно важном" задании и прославишься на весь Торил, - последнюю фразу аасимар сопроводил усмешкой, но как давно известно, в каждой шутке может быть доля правды. Высказавшись, тормит присоединился к Освиру в ещё одном исключительно важном деле - а именно принесённого им завтрака.
- Да, мы с тобой - отличная компания, о которой можно слагать песни. Панцирный здоровяк и ловкач-очаровашка. Паладин и вор! - Освир вновь расплылся в улыбке и попытался вернуться к еде. Вообще-то, завтрак был вполне съедобен, но теперь уж очень не терпелось ринуться в поход. Продолжая улыбаться, юноша глянул на паладина, подперев подбородок кулаком, - Но знаешь, не все из этих кладбищенских героев имели честь лично беседовать со своим божеством, да ещё и заручиться поддержкой того... Я всё хотел спросить: каково это было? Каков он, Торм, сблизи?
- Каково это было? - паладин помедлил, перед тем, как продолжить, вспоминая свои ощущения и пытаясь подобрать слова, которые бы поточнее их передавали. В этот момент он многое отдал бы за дар барда искусно свивать истории, - представь себе, что ты видишь человека... хотя скорее - существо, которое воплощает в себе всё то, чем бы ты хотел быть. Все твои идеалы, ценности, представления о том, что верно и правильно, и многое другое из этого. Это... чистый восторг и благоговение. И счастье. Хорошо, что боги нечасто показываются своим почитателям. С этим мало что может сравниться. Но это ощущения от присутствия. Что же касается самого облика божества, - тут аасимар ещё раз запнулся. Всё же, вопрос касался достаточно личного. - Чтобы стать божественным воином, обычно требуется получить знак. Тот или иной бог или богиня начинает появляться в твоих снах, иногда - и наяву. И убеждает стать верным и преданным последователем. Так что я видел Торма и до этого случая. Хотя, должен признать, что в телесной форме он более впечатляющ.
- О! - сосед слушал и кивал, вытаращив глаза. Всё это было так интересно, немного чуждо, немного сбивчиво, но наполнено трепетом - чувствовалось, что на паладина эта встреча произвела сильнейшее впечатление.
- Я всё думаю, каково живётся тем, кто и так считает себя идеалом? - сам пошутил, и сам похихикал Освир. Он вновь попытался поковыряться в еде, но положил ложку, теперь уже окончательно. - Знаешь, я горжусь тобой. Не каждый рискнёт вот так спорить с судьбой, когда это становится вроде как не принятым. Ты пошёл против правил, против традиции, из преданности и любви к своему покровителю. Ты совершил хаотичный поступок...
- Вообще-то, как бы подобное ни казалось чем-то хаотичным, - мягко поправил собеседника Артос, - это вполне себе вписывается в совсем противоположную линию поведения. Правда, я сам не предлагал замену шару... возможно, это сделал кто-то другой - как раз тогда, когда заявился в приёмный зал Академии, но всё же. Законопослушность всё же включает в себя некоторую борьбу против неверного законодательства. А догма именно тормитов вообще так и гласит: "Несправедливые законы ставь под вопрос, находи альтернативные решения или предлагай иные законы".
- О, я совсем не про то, что ты нарушил закон, - помахал руками вор. - Я про то, что у тебя есть свои представления о чести и доблести, и ты им не изменяешь. Я про то... сколько паладинов до этого, как думаешь, отказались от своего пути? Сколько развернулось и ушло, не смея спорить с шаром? Честно говоря, я не так много видел паладинов, но мне всегда казалось, что они слишком зашиты, слишком заколочены в окружающие законы, и порой забывают, что такое настоящая справедливость.
- Скорее, не забывают, а считают, что уже существующие законы достаточно хороши. И что изменять их - только портить, - пожал плечами тормит, - ведь невозможно сделать так, чтобы положение дел устраивало всех и каждого. В любом случае найдётся кто-то, кто будет ущемлён или хотя бы просто недоволен. Поэтому чаще всего приходится довольствоваться тем, что ситуация хороша для большинства. К тому же, взгляды и мировоззрение имеют свойство со временем принимать определённую форму, которая чем дальше - тем прочнее. И всё болезненнее ощущаются попытки хоть что-то изменить. Уже не в окружающем мире. В себе. Для тех, кто следует определённому, чётко сформулированному кодексу - это особенно актуально.
Эвона как. Гибкий паладин! Освир действительно виделся с представителями этой профессии не так часто, и всегда они казались для него странными непонятными штуками, достойными изучения. Стереотипы. Артос тоже наверняка всегда считал, что все воры - жулики и карманники, без чести и совести, думающие только о своей шкуре.
- "Несправедливые законы ставь под вопрос"... Замечательная догма! - задумчиво протянул лучник, наматывая светлый локон на палец, после чего встал. - Ну, пора собираться в поход! Надеюсь, там я немного отдохну от поглощения информации.
Ариэль
Ди взглянула на часы. В этом кабинете были водяные. Годы промелькнувшие в её памяти помогли сосредоточится и послушать лекцию преподавателя. Проректор внимательно слушала, стоя в дверях, потом ушла. Вернулась ещё одна друид (со старшего курса) и помогла лектору объяснить урок. В магическое окно лился мягкий белый свет (очень похоже на свет дневного неба). Динейра немного позанималась со зверушкой, потом её немного похвалили и она вернулась за свой стол. Села и поразглядывала свои руки. Вроде бы понравилось быть друидом, определённо понравилось. Несколькими часами позже отправилась в тренажёрный зал. Там никого не было и она спокойно позанималась растяжками и наклонами. Затем отработала серию ударов по манекену. Напоследок извиняясь погладила манекен рукой и ушла принять душ.
В Академии очень тепло относились к студентам. Геройств пока что не требовали. Впрочем, в самой учёбе был определённый героизм. Ди побродила по коридорам, вернулась в свои покои. Не забыла зайти на кухню и взять еды. В подвал к магам не тянуло, но она сходила и туда, поглядела, что делают маги. Попробовала вызвать на руке огонёк, её поправил преподаватель (почтенный пожилой маг, очень юно выглядящий). Объяснил, что делать и эльфийке удалось зажечь огонь. Что-то странное мелькнуло в огне (будто какой-то символ и сам небольшой огонь расцветился разноцветными сполохами). Это её немного заинтересовало. Тут же она заметила, что маг глядит на неё с улыбкой. Динейра мысленно улыбнулась в ответ и даже чуть-чуть улыбнулась глазами. Затем поблагодарила и ушла.
Джин
Совместно с Clopik, Fukuyo и Spectre28.
Мэри стояла возле огромных створок из тяжёлого железного дерева и не решалась постучаться. Да и не представляла себе, как это сделать. Судя по двери, туда стоило бить молотком, а точнее специальным молоточком, иначе по ту сторону могут не услышать. С другой стороны, подобного приспособления она не видела, поэтому стояла в растерянности и робко прислушивалась. Но никаких звуков из-за двери не доносилось. Она была слишком толстой и слишком хорошо пригнанной.
Спустя некоторое время в коридоре появились знакомые девушке аасимар и бард-блондинчик. Освир приветливо помахал рукой, лыбясь во весь рот:
- Смотри, Артос, в компанию к паладину и вору, кажись, определили ещё и... колдунью? Мудрое решение, мудрое. Мы теперь как настоящие приключенцы!
- Видимо, посмотрели на то, как мы дружно ходили по замку перед Испытанием, и решили, что между нами ссор не будет? - предположил аасимар, в свою очередь приветливо кивнув девушке.
- Привет, - отвечала Мэри, задумчиво осматривая двери, - кто-нибудь знает, какие тут обычаи? Стоит ли ломиться или лучше подождать?
- Вроде нас пригласили, а не мы сами напросились. Значит, ждать нечего, и так долго собирались, - Освир протянул руку и уверенно постучал. Дверь, словно ждала этого, дрогнула и плавно, без скрипа открылась вовнутрь.
В кабинете им ясно улыбалась Литари, встреченная абитуриентами ещё в первый день. Стоящий рядом Белек был, напротив, торжественно-серьёзен, а его ворон, как и обычно, сохранял достоинство трёх королей. В глубине помещения за столом сидел эльф средних лет, который выглядел так, будто не был уверен, что именно здесь происходит, но вошедшим всё равно кивнул достаточно вежливо.
Бард первый прошёл в кабинет, сделав что-то вроде поклона:
- Доброе утро, господа и дамы! Надеюсь, мы не заставили себя долго ждать. Наш герой-паладин, - Освир элегантно указал рукой Артоса, - и его верные друзья явились по вашему зову.
- У нас в Академии нет особых героев, - друид немного нахмурил брови, как бы пожурив парня, - Мы стараемся сделать героев из всех наших студентов.
- Доброго утра, леди Литари. Доброго утра, господа, - в свою очередь поприветствовал преподавателей аасимар, - действительно можно сказать, что мы трое пришли сюда по приглашению. И жаждем узнать, о каком таком задании исключительной важности там шла речь.
Сидевший за столом эльф, которого никто из студентов до сегодняшнего дня не видел, поднялся и подошёл к Белеку. Вошедших он разглядывал с несколько отстранённым интересом, словно учёный, столкнувшийся с чем-то потенциально любопытным, но ещё не уверенный, стоит ли оно внимания.
- Я – Хаит Вератри, мастер иллюзии. Мы не встречались раньше, но Академия следит за перспективными студентами. Как раз на случай, когда в них возникнет нужда. Мы с Белеком, - маг замялся, покосился на друида с некоторым сомнением, но всё-таки продолжил, – и Литари ведём важный научный проект. Для которого необходим Тзарк.
Иллюзионист помолчал секунду, давая время переварить услышанное.
- Местоположение артефакта определено, но занятость, - Хаит взмахом руки обозначил стол, заваленный исчерканными листами бумаги, - мешает нам отправиться за ним лично. Наверное. Во всяком случае, мне.
Рыжеволосая эльфийка только развела руками, показывая многочисленные папки, лежащие на столе рядом.
- Кроме того, - добавил Белек, - наш научный эксперимент проходит, скажем так, не совсем официально, и мы не хотели бы, чтобы у руководства Академии возникали вопросы.
- Секретно! - нашёл нужное слово ворон.
- А можно узнать причину, по которой приходится соблюдать секретность? - Артос вопросительно поднял брови, - надеюсь, не из-за того, что придётся провернуть что-то... не слишком законное?
- Не слишком законное? - Хаит удивлённо поднял брови. – Я уверяю вас, молодые люди, дело совершенно законное. С точки зрения Невервинтера, разумеется. Если же мы говорим о законах, принятых где-то ещё, то я, разумеется, не могу дать гарантий. Наверняка где-то в королевствах незаконно даже просто быть свободным эльфом. Или человеком. Или просто свободным. Поэтому какие-то законы мы можем нарушать даже тем, что стоим здесь и разговариваем.
Литари хихикнула. Её забавляло, как коллега строит речь, и она всё ещё к этому не привыкла. Затем демонстративно показала папку, что лежала перед ней:
- По документам вы у нас будете числиться, как проходящие практику. Так что можете не волноваться о пропущенных занятиях.
Освир тоже хихикнул. Законность его не волновала совсем, а вот другие вопросы были:
- Но что нам предстоит сделать? И насколько опасным может быть это задание?
- Ничего такого, с чем вы бы не справились, - заверил полуэльф, косясь на Хаита, - По нашим данным, в местности, где находится артефакт, нет достаточно опасных врагов. Я сам лично был там с разведкой, и даже частично разметил дорогу.
- А что за свойства имеет этот самый Тзарк? Может ли он сам оказаться опасным при неаккуратном с ним обращении? - продолжил задавать вопросы тормит.
- Огромная честь для нас! - решила вклиниться в разговор Мэри, - мы сделаем всё и сохраним это в тайне, достопочтенный Господин! Всегда можете на нас
рассчитывать! - Мэри решила, что расспросы излишние, и им расскажут о существовании действительно важных обстоятельств.
Fukuyo
В соавторстве с Spectre28, Clopik, Джин

После этой тирады паладин лишь покосился на девушку и удручённо вздохнул, но вслух ничего произносить не стал. Некоторое время назад он сам точно так же, безоглядно и не задавая вопросов, хватался за любое приемлемое (или хотя бы казавшееся таким) задание. Правда, уже тогда аасимару хватало сообразительности говорить только за себя - в конце концов, у товарищей по команде вполне мог быть другой взгляд на действительность. Решив, что поговорит с девушкой на эту тему несколько позже, Артос принялся ждать рассказа о свойствах амулета, отказа говорить об этом, да и вообще - дальнейших действий занятного полуэльфа. Или кого-либо ещё из преподавателей.
Такой запал в словах колдуньи сбивал таинственно-торжественный настрой, и Белек едва заметно поморщился. Он не любил, когда нарушают гармонию. Ворон же, не скрывая пренебрежения, фыркнул и отвернулся.
- Отрадная готовность. Но неужели вам не хочется узнать подробности? - полуэльф начал медленно обходить Мэри, а его голос становился всё более зловещим. - Может, этот артефакт взрывается, как только его коснётся доброе существо? А может, держа его в руках, нельзя думать о бабочках? А может, он моментально сводит с ума? А может, и нет там никакого Тзарка?...
Мэри подумала, что это начался очередной друидский "загон". По себе знала, что стоит провести в лесной глуши пару недель, как начинаешь казаться всем странной и ведёшь странные речи. Но ей это (пропадать неделями в лесной глуши) отчаянно нравилось. Поэтому она лишь широко улыбнулась и пожала плечами, демонстрируя всем своим видом почтение и внимание.
- Всё, что угодно, достопочтимый Господин Белек. Мы выполним любое задание Академии... даже невыполнимое!
Освир нахмурился. Он, как раз только хотел сказать, что не собирается становиться героем раньше времени, и предпочитает прожить долгую и счастливую жизнь, как соратница заговорила штампами.
Литари улыбнулась, слушая бойкую студентку, и даже как будто немного укоризненно глянула на коллегу.
Полуэльф кивнул, возвращая себе прежнее выражение лица. Вообще-то, кивать было нечему, потому что девушка явно рвалась в бой, не думая о последствиях и предосторожностях, и его, как преподавателя, это немного беспокоило. Хотя подобное поведение здесь он видел довольно часто; он даже думал попросить Шарманщика сделать такую механическую куклу, которая при взаимодействии говорила бы: "Я приключенец! Я всё могу!" Всё равно эти "приключенцы" никого не слушают (а потом спасаешь их из всех передряг), так хоть посмеялись бы. Но тут ещё была то ли лесть, то ли подлизывание, которые всегда настораживали и отталкивали красавца-учителя, поэтому он зарёкся впредь держаться подальше от юной колдуньи.
- Нет, - Белек вернул прежний тон и взгляд на паладина, - ничего такого, что причинило бы вам вред. По нашим данным Тзарк вполне себе безопасен, - друид вновь глянул на Мэри, - Но я надеюсь, на месте вы будете более осмотрительны, и будете разбираться в ситуации, прежде чем бросаться выполнять невыполнимое.
- Или возможно невыполнимое, - педантично уточнил иллюзионист и поднял руку; на указательном пальце вспыхнуло магическим светом сапфировое кольцо, и у стены с лёгким потрескиванием раскрылся чёрными лепестками овал портала. – Прошу. Мы будем ждать вас обратно не позднее чем через два-три дня.
- Перед тем, как отправиться навстречу приключениям, всё же можно узнать немного подробнее о некоторых его аспектах? - аасимар наконец отвлёкся от мысленных вздохов по поводу излишнего рвения Мэри, и решил использовать последний шанс узнать что-то у преподавателей. - Достаточно опасных врагов нет, а какие могут встретиться? Я не то, чтобы много раз попадал в переделки, но когда готовишься к встрече, допустим, со скелетами, а тебя с радостью поджидают кобольды или гоблины - это уже не слишком приятно. И ещё: артефакт не имеет опасных свойств, это уже хорошо. А что он может делать?
- Что умеет артефакт – частично является предметом наших исследований, которые ещё не закончены. Для этого нам и нужен Тзарк. Что же до его предполагаемых свойств, я не рекомендую пробовать ничего. Помимо переноски, разумеется, которая совершенно безопасна. Про врагов, наверное, лучше расскажет Белек, - Хаит кивнул коллеге.
- Мной не было замечено достаточно разумных существ и достаточно крупных хищников. Пауки, змеи, барсуки, волки - в основном, такая мелочь. Встречаются обезьяны и крупные птицы, но эти скорее мешают, чем представляют угрозу... - Друид нахмурил брови, будто хотел что-то вспомнить, но не вспомнил, - Я не встречал ни медведей, ни крупных кошачьих... ни заброшенных кладбищ с нежитью.
Артос пожал плечами, насколько позволяли доспехи. Ему всё казалось, что он что-то упустил, но вот что именно - было пока непонятно. Но, так или иначе, у паладина больше не было вопросов к преподавателям, и поэтому он прошёл к порталу.
- Мы притащим этот артефакт в лучшем виде! - с улыбкой промолвила, Мэри и неспешной походкой двинулась в глубину портала.
Освир недоумённо глядел вслед булькнувшей в небытие подруги, после чего развёл руками и вопросительно посмотрел на своего учителя:
- Мы вроде что-то забыли, да?
Друид таинственно улыбнулся, пожимая плечами.
- Забыли! Забыли! - закивал ворон.
- Например, спросить, как выглядит то, что мы ищем, и где конкретно его искать? - уточнил не перестающий изумляться бард.
- Не волнуйтесь так, - наконец оторвалась от своих бумажек Литари, доверительно сложив ладошки ракушкой, - Вы всё поймёте на месте, и без труда узнаете Тзарк. Белеку не хватило времени, чтобы сделать всё до конца, но вам это не должно составить проблем. В конце концов, это совсем маленький остров.
Одобрительный мягкий тон архивариуса внушал уверенность, и Освир вновь почувствовал себя полным сил, и готовым к приключениям. Он поклонился, еле удержавшись от желания поцеловать даме руку, и элегантно отступил в портал.
- Тогда стоит вспомнить, что возникла ещё одна проблема, - произнёс аасимар, который во время разговора о карте местности и описании артефакта клял себя за плохую память и сообразительность, - у нас тут... точнее, уже не тут - юная колдунья с огромным энтузиазмом. Как бы во что не вляпалась.
Закончив фразу, тормит повернулся и исчез в портале, вслед за бардом.

Когда студенты ушли, Белек вопросительно повернулся к иллюзионисту:
- Зачем ты её подначиваешь? Ты же испортил мою зловеще-поучительную речь...
Хаит пожал плечами:
- Это ведь не дети, Белек. Им не по десять лет, взрослые существа. Если они хотят набивать свои шишки - ты их ни в чём не убедишь. Что мы и увидели. В любом случае, я всего лишь уточнил твою... речь. Не думаю, что это её испортило.
Spectre28
Пространство за порталом встретило их тёплым влажным сумраком: выход располагался в не очень длинном прямом гроте. Где-то в дальнем конце, за спинами путников слышался редкий звук падающих капель. Впереди же, там, где всего в паре десятков шагов располагался выход, виднелся кусочек залитой ярким солнцем полянки, за которой поднималась зеленая стена леса.
В инфразрении, как ни странно, грот оказался пустым, никаких монстров не пряталось здесь от жары, не было сундуков с сокровищами, тайных монашьих жилищ, даже помёт летучих мышей отсутствовал. Мокрицы да сколопендры - единственная жизнь в пещере.
Мэри сидела на корточках возле выхода из грота и поджидала остальных. Поляна перед лесом предоставляла неограниченное поле для исследования. Следы животных, помёт животных, ягоды и растения. Звуки... Всё это она анализировала в поисках "пометок" о которых говорил Белек, но солнце слепило глаза, превращая окружающую природу в яркое бельмо, и единственное, что можно было заметить из тёмного грота - сломанную ветвь дерева в тридцати шагах от неё. Впрочем то же самое мог сделать и осенний шторм. Нужно было подойти посмотреть поближе, но она выбрала дождаться остальных.
- Святой Лесной Дух! Что это?! - воскликнула Мэри, почувствовав ритмичное подрагивание почвы. Словно рядом в нескольких сотнях шагов скакала конница...
Освир, который был уже рядом, но тоже не спешил выскакивать на солнце, чтоб не ослепнуть, насторожился, присмотрелся, прислушался, и наконец прислонил ладонь к камню.
Услышав крик девушки, Артос, который в это время был занят разглядыванием стен и потолка грота, выхватил меч из ножен и подбежал к колдунье.
- Где то самое "что", о котором шла речь? - поинтересовался тормит, настороженно посматривая по сторонам.
- Прислушайся! - сказала Мэри, и жестом предложила положить руку на скалу, как это сделала она сама.
Прислушиваться пришлось очень сильно, потому что вибрация была на грани распознавания. Равномерные и неторопливые, ритмичные встряски, которые если и походили на конницу, то очень дисциплинированную, и вышагивающую очень медленный марш.
- По мне, так просто волны, - наконец прервал напряжённое молчание лучник. - А может, землетрясение... А может, какой-нибудь стенобитный механизм.
Пока девушка и Освир прислушивались, паладин наконец-то удосужился надеть шлем, который достал из своего вещмешка. Сам он не стал прикасаться к камню, предположив, что из-за перчаток (которые снимать не хотелось) вряд ли что сумеет почувствовать. По крайней мере, достаточно ясно, чтобы разобрать что-то определённое.
- Ты можешь примерно предположить, где источник шума? Нам не мешает всё же узнать, что это могло бы быть. Во избежание сюрпризов.
- Конечно я не могу узнать направление, это ведь дрожь земли! - заулыбался вор, поправляя снаряжение и проверяя, всё ли на месте. - Но думаю, лучше выйти из пещеры, на всякий случай.
Выйдя наружу и привыкнув к свету, первым делом студенты увидели зелень, даже так - ЗЕЛЕНЬ. Глазам студентов предстал самый настоящий тропический лес, яркий и густой, с высокими деревьями, огромной разлапистой листвой, высокой травой, с всепроникающей влажностью и затхлым болотным запахом. Всё это буйство красок пело, пищало и звенело на все голоса. И, конечно, тут было очень жарко.От места, где они стояли, спускалась тропинка, сделанная относительно недавно. Протоптанная и прорубленная, она всё равно сдавала в битве с местной растительностью. Разметку Белека так же удалось без труда узнать - там, где была земля, торчали колышки с лентами, а деревья были помечены какой-то краской на стволах. В той стороне, куда уходила тропа, вдалеке виднелся едва курящийся вулкан.
Fukuyo
в соавторстве с Spectre28, Джин, Clopik

- У-у-у-ух ты! - восхищённо выдохнул бард.
- Да, потрясающее зрелище, - согласился Артос, - вот только... куда нас угораздило попасть?
Освир задумался, поправляя наконец-то приобретённую шляпу. Он разглядывал невиданные по яркости листья и огромные цветы, вспоминая всё, что мог слышать и "заархивировать" про данную климатическую зону:
- Честно говоря, о механизмах я знаю чуть больше, чем о растениях и животных, но по-моему, этот биом называется "влажный..." влажный... В общем, какой-то влажный субэкваториальный лес. По слухам, тут должны быть крупные насекомые, птицы и змеи, так что не удивительно, что Белек нас о них предупредил. - юноша посмотрел на тормита, смущённо улыбнулся, и на всякий случай пояснил, - Субэкваториальный - это намного, намного южнее Невервинтера.
- Или всё же нет. То есть, не так далеко к югу, как можно было бы предположить с первого взгляда, - ответил аасимар. - Мне как-то рассказывали, что в том же Невервинтере такой тёплый климат из-за того, что неподалёку находится вулкан. Как знать, может вот та гора воздействует на своё окружение примерно так же?
- И всё же нет, - передразнил вор, - в Невервинтере такой тёплый климат из-за реки Невервинтер, которая всегда тёплая предположительно из-за вулкана, а может из-за танцующих над нею фей, а может это просто какая-то древняя магия...
- Как часто говорят, "за что купил - за то и продаю", - сказал Артос. - Мне версию о воздействии вулкана рассказывала одна знакомая. Возможно, ты о ней немного слышал. Девушка по имени Шарвин, бард и уроженка Невервинтера.
- Ооо, Шарвин! Конечно слышал...
- Знаете, мне кажется, это подстава, - оглядев разметку, начала говорить Мэри, - Белек вполне мог и сам вытащить этот "Тзарк", но решил сделать нас соучастниками. Наверняка это ценный артефакт, принадлежащий местному владыке, и этот артефакт хотят свистнуть Белек и компания. Но экзамены надо как-то сдавать, поэтому я в деле. А вас всех честно предупредила - нас станут искать, так что используйте все меры предосторожности.
С этим словами Мэри достала из мешка свой красно-чёрный платок и закрыла им нижнюю часть лица.
Тормит поморщился, впрочем за шлемом этого явно не было видно.
- А мне кажется, что прежде, чем делать такие ошеломительные выводы и торопиться приписывать другим не самые хорошие мотивы, неплохо было бы хоть чуть получше разобраться в ситуации. Мы не знаем, есть ли тут поселения разумных рас, а что уж говорить о наличии гипотетического владыки?
- У каждой вещи есть хозяин, - фыркнула Мэри, - а тем более, у такой ценной! - и демонстративно уставилась на верхушки деревьев.
- Вовсе нет! - возразил Освир. Он хотел было рассказать о бесконечных сокровищах, раскиданных по свету, зарытых своими хозяевами, спрятанных на чёрный день или просто, в конце концов, самонакапливающихся, но передумал, потому что знал нрав Мэри.
- Совсем не обязательно. Полным-полно заброшенных по каким-либо причинам мест, где лежит множество магических вещей, оставленных в спешке или просто забытых, - ответил Артос, - но даже если ты права - допустим, артефакт находится у кого-то во владении. Нас, как я помню, послали его добыть. Никто не говорил, что его надо обязательно украсть. Например, можно заявиться к владельцу Тзарка, если таковой имеется, и поинтересоваться, в обмен на? что он согласился бы его отдать.
- Ну уж нет, - Повязка на лице Мэри двигалась в такт её голосу, - сделаем это по-тихому. Схватим и убежим. Только я предлагаю скрывать лица на всякий случай.
Джин
Совместно с Clopik и Fukuyo.
- Потому что так решила юная колдунья, начисто проигнорировав, что у её товарищей по команде может быть иное мнение? Да ещё и опираясь только лишь на свои смутные предположения? - поинтересовался аасимар. - Я предлагаю сначала всё же разузнать местоположение артефакта, и находится ли он в чьей-то собственности. А только потом решать, как будем выполнять задание.
Мэри посмотрела на тормита мрачным взглядом:
- Месторасположение - это как раз то, что нам нужно, но потом побежим марафонски. Не отдыхая. Знаю я эти "брошенные вещи". Думаю, что погоня обеспечена. А по поводу лиц - поступайте как хотите. Если нас схватят, я вас не знаю, вы меня не знаете.
- Твоё упрямство может поспорить лишь с твоим же невежеством, - вздохнул Артос, - даже на материке, который считается плотно заселённым, полным-полно действительно заброшенных руин и по-настоящему забытых вещей. Но ты отчего-то уверена, что на небольшом островке обязательно есть кто-то разумный, кому этот Тзарк принадлежит. И с какой-то радости решила, что мы непременно будем именно красть артефакт. Лично я - категорически против, и это не обсуждается.
- Вот как? - изумлённо отвечала Мэри, - Ты решил стать командиром? Ну тогда ты как минимум знаешь, где точно находится Тзарк, или берёшь на себя это узнать... Ну хорошо, посмотрим же, - с невидимой под платком усмешкой сказала Мэри.
- Я знаю, где находится артефакт! - с широкой улыбкой вдруг заявил бард, - Но ведь ты не потрудилась дослушать и спросить об этом... - ссориться и спорить сейчас он не хотел, видимо, очарованный природой, потому перевёл взгляд на аасимара, - Оставь, Артос. Если дама хочет бегать с повязкой на лице - пусть бегает! Тем более, что повязка у неё красно-чёрная, так что местные жители, буде они хаотиками или злыднями, примут её за свою.
- Да я как-то насчёт этого и не возражал, - спокойно ответил тормит, - речь шла о том, что нам необязательно прибегать именно к воровству. Ведь можно использовать и другие методы.
Немного помолчав, аасимар добавил:
- Если ты знаешь расположение Тзарка - веди.
Освира на какое-то время заклинило от мысли, что что-то ценное и охраняемое можно не украсть, и он пытался представить, как можно вообще это провернуть в компании с паладином. Рано или поздно мысль уткнулась в то, что тормиту можно просто наврать, сказав, что артефакт был куплен или выменян.
- Да! Я знаю, и ты знаешь, ведь слушал вместе со мной, - вор едва заметно подмигнул соседу, от души надеясь, что тот поймёт шутку и не пустится в разъяснения, - Поэтому все идите за мной. Мы все идём по разметке.
И он смело пошёл по тропинке, не забывая поглядывать под ноги, и вообще рассматривать дорогу на предмет сюрпризов. Всё-таки, Мэри зародила в нём крупицу сомнения.
Мэри купилась. Она последовала за Освиром, не отрывая от того глаз. Словно боялась, что он задаст стрекоча. Потом очнулась и начала по-привычке внимательно и детально разглядывать и запоминать местность.
Тормит двинулся за бардом и колдуньей, стараясь ступать след в след. На всякий случай. Меч он положил на плечо.
Clopik
(Совместно с Джином, Спектром и Fukuyo)

Тропа извивалась между деревьями, но никогда не меняла направления резко. Поэтому, несмотря на то, что проложенная кем-то дорога местами уже начала зарастать папоротниками, а в одном месте её перекрыло упавшее дерево, Освир её не терял. Помогали и следы краски на стволах некоторых деревьев - очевидно, оставленные Белеком во время его разведки. Лес по сторонам выглядел почти непроходимым: казалось, что каждый уровень - от высоченных деревьев с плотными, большими листьями до папоротников и каких-то стелящихся по земле ползучих растений пытались занять всё свободное пространство. Чтобы отойти в сторону, желателен был топор: несмотря на то, что в стене леса порой мелькали просветы, никто не мог сказать, далеко ли они уходят. То тут, то там на ветках или даже просто стволах виднелись необычные, крупные цветы, которые при этом почти ничего не добавляли к влажной, растительной палитре запахов. Из-под ног путников порой прыскали в сторону небольшие ящерицы, а птичий гомон - странные яркие птицы перелетали с дерева на дерево целыми стаями - и жужжание насекомых мешали сосредоточиться. Этот лес, в отличие от северных собратьев, просто кишел жизнью. И был очень, очень влажным. А влажная жара переносилась не в пример тяжелее сухой: она пробиралась под одежду, не желая оттуда выбираться, липла к лицу, обжигала глаза и лёгкие, и каждый новый шаг казалось, что силы вот-вот оставят.
Вскоре послышалась громкая ругань Освира, нога которого чуть не до половины сапога ушла в липкую грязь. Юноша сорвал ветку подлиннее, и обследовал область перед собой. Со стороны этот участок тропы ничем не отличался от соседних, но под ровным покровом зелени была не твёрдая земля, а что-то наподобие болотца. К счастью, неширокого: по краю тропы можно было обойти, не замочив ног и не измазавшись в грязи. Освир предупредил остальных, показав, где можно безопасно пройти. Палку он теперь решил не оставлять.
- Я вспомнил! - завёл очередную речь бард скорее для поддержания настроения, чем чтобы действительно кого-то заинтересовать. - Они называются тропики! Такие климатические зоны называются тропиками, а эти леса - соответственно влажные тропические... У них есть ещё какое-то зловещее название, но мне сейчас не хочется его вспоминать.
- А что хочется? - поинтересовался Артос, уже со значительным трудом переставлявший ноги. Ему, закованному в металлическую скорлупу лат, приходилось значительно тяжелее, чем товарищам по команде. Хотелось сделать небольшой привал, а ещё лучше - избавиться от ставших слишком тяжёлыми доспехов, и освежиться в воде. Впрочем, не останавливаться же прямо на узкой тропинке во влажном лесу?
- Честно говоря, я в восторге от этой природы, и мне очень хотелось бы как-то запечатлеть этот поющий лес, сложить из всего этого музыку... Но, боюсь, на это у меня просто нет сил, - Освир хмыкнул. Действительно, не смотря на внутренний трепет, физически он был уже крайне измотан. А ещё он размышлял, водятся ли в тропических зонах паладины, и как они тогда одеваются.
Fukuyo
в соавторстве с Clopik, Джин, Spectre28

Мэри обернулась и посмотрела на Артоса. Тот явно был готов скончаться от удара тут же на месте. Она думала, насколько он нужен. "А вдруг война... хм.. а вдруг дракон...", - так размышляла колдунья, усмехаясь в свою повязку.
- Давайте выльем на него воды? Он промокнет и остынет... - выдвинула предложение девушка.
- Идём. Дальше. Надо. Просто. Найти. Место. Для. Привала, - с большими паузами между словами отозвался аасимар.
Мэри ощущала, что платок скрывающий нижнюю часть лица промок от её дыхания. Более чем промок, это была насквозь пропитанная водой тряпица как и её кофта. Тогда она остановилась, поставила рюкзак на землю, сняла платок и кофту, скатала это всё, закинув в рюкзак и оставшись в нижнем белье и кожаных штанах с сапогами. Она бы скинула и их, но стенялась.
Паладин, едва не налетевший на резко остановившуюся девушку, покрутил головой, и в свою очередь решил избавиться хотя бы от шлема, а ещё лучше - и от доспехов. Вернув головной убор обратно в мешок, тормит уже ощутил некоторое облегчение.
Освир, который почему-то перестал слышать шлепки по лужам и напряжённое пыхтение за своей спиной, остановился, удивлённо обернулся, потом прощупал почву вокруг.
- Так. Объявляю привал на переодевание. Вот здесь!
И юноша тоже поставил на листву вещмешок, и начал расшнуровывать свою кожанку. Доспех был не очень тяжёл по весу, и обычно не напрягал путешественника, но тут, сняв его, вор почувствовал необычайное облегчение. Он даже подпрыгнул пару раз, и с улыбкой осмотрел соратников. После стольких дней в одинаковых кабинетах, одинаковых ученических мантиях, и с закупоренным по самое горло паладином, теперь наблюдать товарищей в таком облегчённом виде было на удивление отрадно.
В это время за шлемом в мешок последовали латы (их, правда, пришлось примотать поверх) и плащ, и аасимару вообще захотелось кричать от радости. Когда же в том же направлении отправился поддоспешник, а паладин облачился в куда более лёгкую цивильную одежду, повязав поверх неё перевязь с ножнами - ему на минуту показалось, что можно иди дальше - неважно, куда и как долго. Да хоть на край света. В качестве финального штриха Артос оторвал от пока ещё чистой ветоши широкую полоску ткани и повязал на голову.
Мэри сняла кожаные сапоги, и обулась в лёгкие мокасины, предварительно стянув с себя кожаные штаны и оставшись в одном нижнем белье. Всё это на упаковала в рюкзак, а лицевой платок выжала, так что пот падал каплями на землю. После чего помотав платок в воздухе, нацепила снова на лицо. Она верила в наблюдение.
- Вот и всё, теперь мы без брони. Но у меня её и не было, разве, что от опасных колючек. А вот вам привыкать.
Освир остался в тёмно-зелёной тунике и шляпе (плащ он убрал ещё по прибытии), но не спешил снимать ни штаны, ни сапоги. По хорошему, здесь бы босиком ходить, но пару раз замеченные в зарослях чудовищные насекомые отогнали эту мысль. Последние слова колдуньи сняли улыбку с его уст, и он с упрёком посмотрел на Мэри:
- Сударыня, мне кажется, или вы пытаетесь нагнетать атмосферу? Зачем, помилуйте, идя на совместное задание в незнакомое место в компании приключенцев, вы их так старательно отдаляете от себя?
Мэри искренне удивилась:
- Разве я сказала что-то обидное?
- Нет! - бард поправил поклажу, то ли специально, то ли случайно бряцнув струнами. - Не обидное, но ты всё время пытаешься противопоставить себя остальным. И одеваемся мы не так, и видим мир не в тех тонах, а про то, чтобы советоваться с кем-то, так вообще речи нет! Давайте как-то поддерживать коллектив, м?
Мэри достала вторую, непочатую флягу с тонизирующим напитком, и протянула Освиру:
- Пей, и оставь Артосу. Будете бегать, как белки, - и добавила про-себя "Рэкетир".
Джин
Совместно с Clopik и Fukuyo.
- Что это? - поинтересовался тормит. - В смысле, неплохо бы более точно узнать, как именно напиток воздействует на того, кто его выпьет.
- Обычная смесь: порошок фиолетового гриба, кофе, экстракт горных трав, нектар болотного одуванчика, экстракт корневища высоколиста плюс отвар из листьев Розы Аларонской. Его готовят для Аларонской армии. Только он дорогой жутко. Действует в течении пяти часов, повышает мышечную силу, снижает утомляемость, улучшает концентрацию внимания и остроту органов чувств. Отпивать по половине пинты каждые пять часов. Симптомы передозировки - сильное головокружение, повышение артериального давления, возможен обморок, поэтому не пейте всё сразу. Побочный эффект: сильная сонливость в течении двух суток после окончания действия препарата. Брала я его, рассчитывая только на себя, поэтому на обратный путь всем его не хватит. Смотрите не засните на обратном пути.
- Поддерживать нормальные здоровые отношения в нашем маленьком социуме, - пояснил Освир, ставя ударение на каждом слове, - А не затыкать рот пойлом, от которого можно склеить ласты. Понимаете? Мы все Вместе. В одной упряжке. А не "я, и весь мир против меня".
- "Склеить ласты"? Это отменный стимулятор, разработанный Аларонской армией. Методом проб и ошибок они его двести лет создавали. И нет напитка более изученного по последствиям воздействия на человека, чем этот тонизирующий стимулятор. К тому же Роза Аларонская и экстракт горных трав стоят целое состояние, поэтому я очень-очень щедра! Что касается отношений в команде, я в самом деле не понимаю о чём Вы! Не понимаю, к чему придираетесь.
- То есть, ты действительно не понимаешь, что со стороны выглядишь, как ощетинившийся иголками ёжик, который фырчит на всех подряд и держится особняком? - удивлённо спросил тормит. - Что насчёт зелья: спасибо, конечно, за такую щедрость, но стоит ли пить его в непривычном климате? Думаю, лучше воздержаться.
- Я понимаю, что ко мне придираются. И не понимаю почему, - насупилась Мэри, - я делюсь лучшим, что у меня есть... Зелье можно пить в любом климате, оно не влияет на потоотделение и почти не влияет на теплоотдачу.
Бард вздохнул. Похоже, несчастной руководило что-то куда более серьёзное и более личное, чем просто дурной нрав. Может быть, от смены обстановки, а может быть, от неуёмной тоски по дому. И хотелось бы как-то поддержать колдунью, да не слышит она - горе в ушах.
- Я просто не хочу пить, - сказал он, постепенно переходя на ненапряжное пение, - А на будущее: поменьше "я", побольше "мы".
И Освир зашагал дальше, напевая под нос незатейливую песенку про дружный коллектив и согласие в нём.
Мэри с мрачными мыслями убрала в мешок флягу. "Если это не рэкет, то что это? Откуда столько агрессии в Освире? Почему такие нелепые обвинения?" Мэри вспоминала всё, что слышала о ядовитых болотных испарениях, которые по слухам сводят людей с ума. У неё не было опыта в подобных вещах, и она боялась, что её напарники надышались какой-то гадостью. Быть может, галюциногенной пыльцой какого-нибудь растения? Ведь её нос и рот, были закрыты влажной повязкой всю дорогу, в то время как лица Освира и Артоса были открыты.
- Так ты идёшь? - поинтересовался у колдуньи аасимар. Мэри не то, чтобы загораживала ему тропинку, просто всё же хотелось бы сохранить тот порядок, в котором отряд медленно, но верно двигался к своей цели. В данный момент таковой скорее было ближайшее место, годное для привала. На котором можно было обсудить дальнейший порядок действий отряда. А заодно - и разузнать, что такого происходит с девушкой. Если она, конечно, соизволит рассказать о терзающих её проблемах. Желательно, чтобы соизволила. Иначе всё это недопонимание в отряде и до беды может довести.
Мэри молча заспешила вслед за Освиром, думая о том, сколько сможет терпеть намокающую тряпицу на лице. Теперь ей эта защита казалась вдвое более важной.
Ариэль
Динейра провела несколько дней в каком-то растительном существовании. Всё было хорошо. Преподаватели её любили, студенты не беспокоили. Потом она вышла в город погулять. Дома, люди, рынок, фонтан, лестница, базар, ой, не базар, узкая улочка, пологий подъём с видом на город. Лестница. Люди-люди-люди. Эльфы, дворфы, полуорк. Проводил взглядом. Динейра ускорила шаг и поднялась по лестнице. Остановилась, глядя на город.
Кто-то что-то говорил рядом. Эльфийка встрепенулась и пошла дальше. Настроение было немного игривое. Какой-то грустный сержант стоял под навесом в одиночестве и чего-то ждал. Динейра собиралась пройти мимо, но что-то её дернуло и она спросила.
- А что вы тут так грустно стоите?
- Подойди ка, девочка. - Сказал сержант. Динейра подошла.
- Нет, вы не грустный. Вы тут давно стоите и чего-то ждёте. - Сказала она.
- Герои перевелись. - Усмехнулся сержант. - А в замке в погребе завелись чудовища.
- Вы шутите. - Сказала Динейра.
- Как тебя зовут? - Спросил сержант.
- Динейра.
- А я Нокс, сержант Нокс. - Сказал мужчина. - Ты - великий герой.
- Дядя, вы шутите. - Сказала Динейра. - Я студентка и учусь в Академии.
- Ладно, беги отсюда, студентка. - Отвернулся сержант.
- А что за чудовища? - Спросила Динейра.
- Вампиры. - Сказал сержант.
- Откуда в городе вампиры? - Спросила Динейра.
- Тебе совсем промыли мозги. - Сказал сержант.
- Нет-нет. Но я к вам ещё вернусь. - Сказала Динейра и пошла обратно. Как-то в Академии она совсем забыла, что в мире где-то ещё есть какие-то проблемы. Грустно ступая по лужам, дождь пошёл, она дошла до Академии и отправилась в свою комнату.
Clopik
(Совместно с Джином, Fukuyo и Spectre28)

Следующие полчаса прошли без каких-то знаменательных событий, но затем Освир внезапно осознал, что отметки на стволах деревьев пропали некоторое время назад. Впрочем, тропа не заканчивалась, хотя и выглядела более заросшей, чем раньше. Путникам уже не раз приходилось подныривать под загородившие дорогу лианы, протянувшиеся между деревьями, или аккуратно отводить в сторону лопухи папоротников, стараясь не стряхнуть на себя какое-нибудь неприятное насекомое; пауки здесь порой были с палец длиной не считая лап, а кроме того пару раз попались яркие многоножки. К счастью, пока что они предпочитали держаться от людей подальше.
Юноша пару раз останавливался, оборачиваясь назад в поисках, не пропустил ли чего. Но, поскольку разветвлений у тропы не было, продолжил идти, предполагая, что либо разметка могла зарасти, либо уничтожиться другим способом, либо... ну, Белек же говорил, что исследовал не всю тропу. На всякий случай вор принялся получше вглядываться под ноги и в окружающую природу. Только поэтому он смог заметить почти невидимую тонкую бечеву, протянутую на уровне лодыжки поперёк тропы. При дальнейшем исследовании обнаружилось, что в ветвях над головами путников притаилась тщательно спрятанная сеть. На человека была поставлена эта ловушка или нет, сказать точно было нельзя. В любом случае, никаких сигнальных механизмов обнаружить не удалось, так что запутавшийся в сети вынужден был бы ждать, пока придёт тот, кто протянул бечёвку.
Мэри чуть не налетела сзади на Освира, приглушённо ойкнув, спросила полушёпотом:
- Что там?
Вор выпрямился, предупреждающе держа руку, чтобы никто не зацепил верёвку.
- Ловушка. На людей или зверей - не понятно. - ответил он так же вполголоса. Он пытался придумать оправдание присутствия здесь ловушки, явно сделанной живым разумным существом, и пока выходило не очень радужно. На всякий случай он показал товарищам, как обойти опасное препятствие.
Мэри тем временем тяжело дышала, а её пальцы дрожали. Сердце быстро и надсадно колотило, отзываясь эхом в голове и шее, словно передразнивая крики диковинных обезьян: "вуп-вуп-вуп".
"Кажется я дознулась, - со страхом подумала Мэри, - вот блин! наверное попались ингридиенты с повышенной концентрацией". Мэри слышала о таких продуктах селекции, но их выращиванием занимались вооружённые силы в Порту, их не должно было быть в окрестностях её деревни - где было собрано всё.
Выхода никакого не было, кроме как подождать "пока отпустит". Жажда её ещё не мучала, она думала, что продержится часа четыре, прежде чем вызовет воду.
Осторожно миновав ловушку вслед за бардом и колдуньей, Артос произнёс:
- Как ни странно, но оказалось, что твои, Мэри, предположения насчёт разумных существ на острове были верны. Не знаю, везение это или что-то ещё, но прошу принять мои извинения.
Освиру не очень хотелось, чтобы предположения колдуньи о заговорах и могущественных хозяевах оказались правдой, но он умел признавать очевидное.
- Да уж, это нам ничего хорошего не обещает... - протянул вор, - Но мог ли это оставить сам Белек?
- По идее, ты знаешь его лучше всех в нашей компании. Как сам думаешь, он стал бы так поступать? - поинтересовался аасимар.
- М... Мне не хочется думать, что он нас обманывал... Но как вор, я должен рассматривать ситуацию с разных сторон, и прорабатывать все версии... - честно признался Освир, мучительно размышляя, - Сеть - странная ловушка на студентов, которые, тем паче, должны достать этот Тзарк. Белек бы поставил что-нибудь поинтереснее, с электричеством или ледяными стрелами. А эта ловушка сделана, чтобы если не схватить совсем, то задержать. Может, всё-таки на животных? А может, действительно тут побывали местные жители...
Джин
Совместно с Clopik, Fukuyo и Spectre28.
- В общем, как обычно - вопросов больше, чем ответов, - вздохнул Артос, - и даже если бы мы умудрились без ущерба для себя активировать эту ловушку, вряд ли её создатель тотчас примчался бы проверять, что стряслось. Идём? Нам бы место для привала найти, чтобы отдохнуть. Да и обсудить как следует - что делать дальше.
- Какой Белек? Даже я смогла бы приготовить ловушку получше, это местные, причём неумехи.... И это очень опасно, - после паузы продолжила Мэри, - потому, что они свой лес знают, а мы - нет. Рекомендую быть начеку.
С этими словами она взялась за лук, и достала одну из отравленных стрел.
- Может, ты тогда пойдёшь вперёд? Если сети настолько плохо спрятаны - ты без труда их заметишь, а мне не хочется, чтобы за моей спиной кто-то размахивал отравленной стрелой, - любезно предложил Освир. Вообще-то, ловушка была спрятаны отлично, и сам бы он не обнаружил её, если бы не насторожился в связи с пропажей разметки. Но пытаться как-то противоречить взгляду колдуньи было бессмысленно - тут только жизнь может научить.
- Да не вопрос, - Мэри залихватски щёлкнула пальцами и проскочила впереди барда. Она шла быстрой и лёгкой походкой, глядя в основном себе под ноги.
- Оу! - замахал руками вор, глядя куда-то на тормита, - Оу-оу-оу! У тебя это... на плече... Не шевелись!
И действительно, отвлекшись от треклятой ловушки, паладин почувствовал, как по его плечу ползёт что-то крупное и мягкое - это был огромный паук. Чёрный, мохнатый, с красивыми жёлтыми полосочками на лапках.
- Не шевелиться? Это запросто, - попытался было пошутить аасимар, но напряжённость тона смазала эффект. - Вот только что тогда делать с этим нашим новым знакомцем?
- Сейчас я попробую его снять.
- Чего Вы там копошитесь? - Мэри оглянулась через левое плечо, её лицевой платок мгновенно прилип к ноздрям и рту, так как был насквозь промокшим от её дыхания. Она решила тоже сделать паузу и сменить лук на два свитка с заклинаниями.
Освир тем временем пытался аккуратно согнать паука на шляпу, или хоть на землю, но тот вертелся по сторонам, угрожающе выставив лапы, пока, наконец, не укусил паладина.
Вскрикнув от внезапного и весьма болезненного ощущения в плече, Артос рефлекторно смахнул с себя обидчика. Что после этого сделал паук - побежал дальше по своим делам или сам попал к кому на обед, паладина интересовало не особо сильно. На данный момент он ковырялся в своём мешке, пытаясь извлечь оттуда флягу с бренди.
Мэри спрятала обратно стрелу, и лук за спину. Достала два свитка: "Доспех мага" и "Вызов Роя".
Бард тем временем помогал аасимару освободить от одежды место укуса. Он очень пожалел, что ещё не умеет останавливать яд, впрочем быстро вспомнил про их третью компаньонку:
- Эй, Мэри! Ты ведь травница и отрави... в смысле, целительница? Ты можешь определить, отравлен ли укус?
Ариэль
Динейра заблудилась в городе. Как можно было заблудиться в Жемчужине Севера? Не знаю, но ей это удалось. Во-первых, город показался ей больше, чем он был на самом деле. Во-вторых, она ухитрилась немного выпить в какой-то компании. Потом она заблудилась. Сидела на берегу реки, смотрела на воду, считала звёзды. Уже была ночь.
Потом она выбралась на Набережную. Поглядела на корабли. Повспоминала дальние страны и родные леса. Потом она забралась на корабль. Походила по пустой палубе. Вернулась на пирс и отправилась смотреть Дворец Лорда. Добралась до туда без происшествий и долго сидела на лавочке и смотрела на Дворец.
Лишь под утро она вернулась в Академию. На пороге альма-матер она встретила какого-то незнакомого друида. Поздоровалась и ушла к себе в комнату. Снились ей другие реальности, в одной она сидела на берегу какого-то озера и слушала пение русалок. Утром она проснулась и опять отправилась на занятия. На этот раз к целителям.
Fukuyo
в соавторстве с Clopik и Джин

Мэри пожала плечами:
- А что тут определять? Если воспалится и покраснеет, то отравлен. А если нет, то и не отравлен. Хочешь - прижгём? - с хищной улыбкой спросила она, глядя на аасимара.
- ПокраснеЕТ? - с упрёком переспросил Освир, - Тебе не кажется, что когда оно покраснеЕТ, то яд уже начнёт действовать и распространится по телу? Может, что-то надо сделать сейчас?
- Промыть ранку спиртным и перевязать, например? - внёс предложение пациент. - Я не разбираюсь в ядах, но по идее - пока мы тут возились и спорили, он уже разошёлся по крови. Если есть. Так что лучше всего обработать место укуса и надеяться на лучшее. Ещё я могу попытаться вылечить себя возложением рук... но это можно сделать раз в день. Подобные же встречи могут повториться сегодня. И не однажды.
- Часто, да... Думаю, они будут встречаться часто... - задумчиво протянул бард, принимая бренди и смачивая им платок, - А ещё я слышал, что большинство этих тварей жутко ядовиты. Думаю, лучше высосать яд, пока не поздно... Но смотри, ты после этого будешь обязан на мне жениться!
- Что-что сделать? - ошарашенно спросил Артос, до которого не сразу дошло, что лучник шутит.
Освир немедленно принялся за процедуру, хотя знал о ней только понаслышке. Становилось понятно, что от Мэри в данной ситуации проку нет, да и находилась она далеко. После этого новоиспечённый целитель сплюнул сцеженную кровь, и приложил к месту укуса проспиртованную тряпку. Потом ещё раз сплюнул, глотнул немного "целебного" напитка, и принялся вещать:
- Да, много-много красивых и опасных вещей водится в тропиках. Цветы, которые поедают насекомых, насекомые, которые поедают животных, животные, которые поедают цветы и зазевавшихся путников... Я даже вспомнил зловещее название этого места - джунгли, вот!
- А люди тут что едят - животных, насекомых или растения? - в тон барду попытался продолжить беседу исцелённый.
Мэри, ехидно улыбаясь, смотрела на них:
- Давай, пей бренди, - сказала колдунья Артосу, - хорошо помогает ото всех отрав и от ипохондрии. Только не упади пьяный, мы не станем тебя нести, - с откровенной насмешкой проговорила она.
Освир стоял и хлопал глазами. Он пропустил реплику колдуньи мимо ушей, потому что сейчас вспоминал то, что помнить не хотел.
- А всё! - ответил он аасимару, - Местные едят всё: и насекомых, и цветы-плоды, и животных... даже червяков и гусениц!
- Надеюсь, нас они не сочтут нужным внести в свой рацион, - усмехнулся аасимар, поправляя на себе рубаху. Совершив сие важное дело, он благодарно кивнул барду, взвалил на правое, неповреждённое плечо, свой мешок и добавил. - А пить я сейчас всё же не буду. Лучше уж перед сном. И вообще - идёмте дальше.
- Идёмте, - Мэри зашагала по тропинке снова, углубившись в напряжённые поиски ловушки. Она готовила заклинание "чтение магии", предчувствуя то, что ей понадобится либо доспех, либо рой.
Clopik
(Совместно с Джином и Fukuyo)

Приключенцы зашагали дальше. Ранка у Артоса нудно болела, но других опасных проявлений паучьего укуса он пока не чувствовал. Освир поглядывал по сторонам, во избежание внезапных нападений, пропущенных ловушек, а может просто любовался видами. Мэри внимательно разглядывала тропинку перед собой, как вдруг листва под её ногами пошатнулась, и ухнула куда-то вниз вместе с девушкой. Вор, который шёл рядом, рефлекторно рванулся схватить даму, но та уже, как говорится, провалилась сквозь землю.
Откашлявшись и отерев глаза от пыли, чернокнижница обнаружила, что попала на дно ловчей ямы футов десять глубиной, которую до этого прикрывал не приметный глазу настил из веток и листьев. На дне был слой жидкой грязи или глины, едва достигающий высоты колен.
Освир осторожно подобрался к краю, и заглянул вниз:
- Ты как? В порядке?
Мэри держала оба свитка в руках, но они были все в грязи. Как и она сама. Буквально рухнувшая на пятую точку в жидкую грязь так, что не замызганной оставалась только макушка. она сидела в грязи и тихим тихим шёпотом стонала грязные ругательства. Она не могла делать это громче, так как дыхание перехватило от удара. Из глаз стекали слёзы, было жутко больно. Она боялась, что сломала копчик, и думала что сейчас умрёт, из-за невозможности дышать. Но через несколько секунд ей удалось сделать вдох, и тогда она заорала. Она материлась, как портовый грузчик, впрочем недолго. Отчаянным усилием воли ей удалось замолчать. Это было необходимо, для того, чтобы не демаскировать партию. Она лишь стонала и плакала сидя в грязи, не меняя позы.
- Судя по всему, жить будет, - прокомментировал ситуацию, подошедший сзади паладин, - особенно, если вытащить из ямы побыстрее и посмотреть, что случилось. А у меня, как назло, нет с собой верёвки.
Последнее обстоятельство тормита не особо радовало. Вообще, это только начавшееся приключение казалось для него довольно неприятным - и из-за непривычного климата и странных животных вокруг, о которых Артос ничего не знал, и потому что так и не удалось взять всё более или менее необходимое для путешествия, что и показала недавняя встреча с пауком. Разногласия с товарищами по команде тоже явно не делали мир радужнее. Оставалось только терпеть, стиснув зубы, и надеяться, что это происходит не напрасно, и их бравая тройка всё же выполнит то, о чём их попросили.
Стеная сквозь зубы, Мэри поднялась на ноги. Всё так же держа обеими руками два замызганных свитка. "Эта яма не нахищника, иначе бы её уже пронзили колья, которыми обычно устилают дно ямы на тигров и медведей. Эта ловушка расставлена на другую дичь - на человека",подумала Мэри и похолодела от ужаса. Она думала о том, как бы выбраться наружу, но это было невозможно - стены были гладкие и покрытые той же скользкой глиной.
- Уменя есть верёвка, - заторопился вор, полезая в сумку за искомым. Ему было немного неудобно, что он так подставил колдунью, и что она, выполняя его работу, попала в затруднительную ситуацию. Хотя, конечно, сама напросилась своим бахвальством, в результате чего буквально "села в лужу"... Но Освир всё равно чувствовал себя виноватым. Он навязал узлов, чтобы девушке было проще подниматься, спустил верёвку в яму и жестом попросил Артоса помочь. Тот подошёл поближе, ухватил верёвку и для устойчивости расставил ноги пошире.
- Мы тебя вытащим. Карабкаться сможешь? - спросил бард вниз.
- Скажешь, когда надо будет тянуть. Если надо будет, - вмешался в беседу тормит, - а как по мне, то лучше именно так и поступить. У нас двоих сил всё же побольше. А Мэри в таком случае достаточно хорошо держаться.
И только уже произнеся это вслух, паладин задумался - а зачем он, собственно говоря, взялся рассказывать вроде бы очевидные вещи? Да ещё тому, кторазбирается в том, как правильно использовать верёвки гораздо лучше него, и явно неглупому человеку? По принципу "на всякий случай"? А точно ли это было так необходимо? Вслух же Артос добавил:
- Впрочем, тебе виднее будет, что и как.
- Могу... карабкаюсь, - отвечала Мэри обвязав себя за талию верёвкой. После чего она поставила правую ногу на глиняную стену, и крикнула, - тяните!
Двое мужчин без труда вытащили лёгкую колдунью, и бард даже галантно подхватил её под руки:
- Как ты, ходить сможешь?
При ближайшем осмотре вне ямы, Мэри смогла понять, что ни серьёзных травм, ни переломов у неё не было. А вот с "ходить" было сложнее - область таза так болела, что стоять на ногах и передвигать ими было настоящей мукой. К тому же, девушка переволновалась, и сердце вновь опасно зашлось с шумом и грохотом.
- Да, смогу.. сейчас, - и Мэри полезла в грязный и сильно промокший рюкзак за зельем.
- Подожди немного, - остановил девушку тормит. - Если ты собираешься немного подлечиться, то может быть, лучше сделать это не при помощи снадобья? В конце концов, целебные микстуры у нас не бесконечные.
Сэтими словами Артос положил руки на плечо колдуньи и мысленно воззвал к Торму. Ладони аасимара на мгновение окутал яркий свет, а сам паладин ощутил проходящую через него тёплую волну божественной энергии.
- Полагаю, теперь тебе стало легче, - проговорил мужчина, отойдя от Мэри. Как ни странно, но он всё ещё чувствовал в себе какую-то часть целительной силы, пусть и постепенно уменьшавшуюся - как будто на лечение колдуньи она была израсходована не полностью. Это значило, что аасимар мог в этот день помочь своим товарищам ещё хотя бы раз, пусть скорее всего - и заживлением не особо значительных ранений. И то разве в том случае, если это самое лечение понадобится кому-либо в ближайшее время, пока подаренная божеством энергия окончательно не покинула своё временное вместилище. Конечно, для самого тормита подобное ощущение воспринималось не только как возможность, но ещё и как знак некоторого сродства со своим небесным покровителем. Пусть и пока что не сильного. Символом того, что он идёт по выбранному пути. Или, по крайней мере, никуда далеко не свернул с него, и в случае чего - может достаточно легко возратиться обратно.
Мэри почувствовала, как боль в отбитых пятках проходит, и копчик тоже перестал болеть. Дышалось легко, и она чувствовала прилив сил и энергии. "Вот это щедрость," - подумала она. Она предпочла бы оставаться ни чем не обязанной Артосу, но всё произошло так быстро. "Ну это его подарок", - подумала Мэри и сказала:
-Спасибо! Мне намного намного лучше! Я могу снова бежать, - с этими словами она вытащила оба давешних свитка. "Как хорошо, что я догадалась убрать отравленную стрелу в колчан, иначе бы могла сыграть в ящик от царапины", - сказала она себе.
Освир облегчённо заулыбался. Он увидел благодарность в лице островитянки, а значит, их с Артосом отношения может быть ещё можно наладить. Затем молодой человек пробежал глазами по стройной фигуре колдуньи, покрытой тёмной грязью, обтянутой теперь мокрой одеждой, и заулыбался ещё шире:
- Ну как тебе плохо спрятанные ловушки от местных неумёх?
Мэри ругнулась в ответ, но не так грязно, как когда валялась в яме.
- Местные опасны, и ждут гостей. Эта яма на людей, внизу нет никаких кольев. Вот, что я думаю.
Артос задумался. По идее, ловушки на животных не всегда должны убивать тех, кто в них попадает. В конце концов, зверинцы испытывают некоторую потребность в живых питомцах. Если, конечно, таковые были поблизости. Зверинцы, естественно. В наличии крупных зверей на острове сомневаться вряд ли стоило. Но от высказывания вслух своих соображений он воздержался, решив не начинать нового бессмысленного препирательства.
Освир же прикусил язык, вновь почувствовав себя виноватым. Он ведь даже не сказал товарищам, что разметка пропала, и этого пока никто не заметил. Так что куда они идут - не вполне известно. Так же как не ясно, с какой целью ставятся ловушки. Об этом всё надо было посовещаться, но он пока сам не решил, что и как сказать.
- Раз все целы, то продолжим путь? - вор махнул шляпой, и в этот раз вновь зашагал первым, чтобы ничего не пропустить.
- Идём, - кивнула Мэри, грязь продолжала стекать по ней, но остатки на шее уже засохли, превратившись в корку. "Тем лучше, -думала Мэри, - не доберётся гнус и кровососущие". Тратить драгоценное заклинание на воду она не собиралась.
Вытащив меч из ножен и положив его плашмя на плечо, аасимар двинулся вслед за остальными. Вообще-то, можно было и несколько раньше прибегнуть к такой мере предосторожности. Ещё когда Освир обнаружил первый сюрприз от... от того, кто его там оставил, кем бы этот кто-то ни был - местным жителем или заезжим ловцом на зверей, например. Но в любом случае, лучше поздно, чем ещё более поздно.
Мэри топала вслед за Освиром и тоже внимательно смотрела под ноги. Но ещё и по сторонам. Обе руки были заняты свитками, и она решила что при первой же опасности использует "доспех мага", а только потом вызовет рой. Она старалась держать дистанцию в пять шагов минимум, чтобы не упасть в следующую яму если туда грохнется Освир.
Spectre28
Не успели спутники пройти и пятиста шагов, как Освир резко остановился, обнаружив сначала одну, а потом и вторую ловушки. Две петли, укрытые какими-то ползучими растениями, были расположены одна за другой. Так, чтобы обошедший первую петлю или изучавший землю вокруг, рисковал попасться во вторую. Верёвки вели в самую гущу леса. И, если там был противовес или просто согнутое дерево, жертва рисковала не только неприятным положением, но и, пожалуй, переломами. В отличие от ямы, здесь достаточно было осторожно, не трогая распорку, удерживающую петли на месте, перерезать верёвку - и ловушки перестали представлять опасность. После этого долгое время на тропе ничего не менялось, но Освир не ускорял шага. Впрочем, этому не способствовал и душный, влажный воздух - солнце продолжало палить где-то там, над зеленым пологом леса.
Поляна открылась неожиданно, за "воротами" из двух широких папоротников, закрывавших тропу. Бард осторожно отвёл ветвь в сторону, и вид заставил его замереть. Поляна - или, точнее, вырубка - была невелика, всего несколько десятков шагов в поперечнике. С той стороны, откуда пришли герои, прижимаясь к лесу струился небольшой ручей. Часть прихотливо извивавшегося русла была огорожена небольшими камнями, видимо, чтобы вода не размывала землю, превращая полянку в болото. Вулкан, который отсюда было видно гораздо лучше, стал ближе, но внимание Освира привлекли не красоты природы, а домик, прижавшийся к деревьям на противоположном конце прогалины. Постройка шириной с десяток шагов стояла на невысоких массивных сваях и выглядела достаточно новой - стёсы на дереве стен местами ещё не успели потемнеть, а крышу недавно застлали зелеными листьями. Большие, широкие окна закрывали лёгкие ставни, сделанные из тростника или бамбука. Над домиком нависали деревья, давая тень по крайней мере в это время дня. Из грубо слепленной трубы не шёл дым, но из-за дома доносился стук топора. Не мерный, как когда рубят дрова; серии ударов перемежались длинными паузами и иногда - деревянным треском.
Глядя на это, лучник сначала заулыбался, а потом быстренько попросил всех на срочное совещание, причём не на поляне, а чуть вглуби, ещё в кустарнике.
- Здесь кто-то живёт... и мы не знаем, друг он, или враг, - заговорщически зашептал Освир, - Вроде бы учителя нам сказали "на месте всё поймёте"... Может, они это и имели ввиду? А, вместе с тем, все эти ловушки в округе...
Молодой человек задумался. Теперь в голову приходил ещё один вариант: житель этих земель просто сам старается себя обезопасить, по возможности не причиняя никому вреда.
Мэри задумчиво смотрела в землю. Она испытывала смущение, думая о том, насколько пессимистичной она может быть.
- Нас тут как бы не ждут, - нерешительно начала она, - может быть, имеет смысл взять одного и допросить, - она достала костяной нож и поиграла лезвием. - Только это едва ли расценят как дружественный шаг. И переговоры станут невозможными. С другой стороны, переговоры без подарков обречены на провал. Некоторые земли очень даже платные, и без подарков по ним не пройти, а раскошеливаться я не стану, так что... - она моргнула, - обещаю не увечить пленника...
Молодой человек с грустью и сожалением посмотрел на колдунью. Бедолажка, что же с ней происходило раньше, что всё вокруг она теперь раскладывает на "продать", "подарить" и "обменять"? Где же держали её, что любой клочок земли она теперь воспринимает, как занятый, за который кому-то надо платить аренду? В местах, откуда приехал Освир землю "чью-то" можно было видеть только за заборами, да и то не всегда - бескрайние поля, леса, дороги принадлежали всем и никому.
- Если мы не знаем, враги там или друзья - то вполне есть смысл пойти и узнать, - в свою очередь высказался Артос. - Заодно выясним, платные это земли или нет. Вопрос только в том, что будем рассказывать, и какие вопросы задавать. И вообще - как себя вести. Потому что будем слишком агрессивны и начнём бряцать оружием, - тут взгляд тормита скользнул по кинжалу девушки, - то сразу можем настроить местных против себя. А если придём с дружелюбно протянутой рукой и попадём к тем, кто гостей обожает встречать колюще-режущими гостинцами - тоже может оказаться нехорошо. Можно, конечно, поступить так - кто-то пойдёт беседовать, а кто-то будет подстраховывать. На случай недобрых действий по отношению к... парламентёру. Или заявимся все вместе. Ведём себя мирно, но меч, луки и прочее держим под рукой. По крайней мере до тех пор, пока не убедимся, что в подобном нет нужды.
Мэри выжидательно смотрела на Освира. Тот посмотрел в ответ, оказавшись практически носом к носу с колдуньей.
- Нет-нет-нет! - наконец замахал руками он, жестом показывая, чтобы девушка убрала оружие. - Мы точно не будем никого ловить, пытать, жечь калёным железом и вынимать кишки! Артос прав - от нашего вооружённого вида вреда будет больше, чем пользы. Глядите - хижина построена недавно, и она не похожа на загородный особняк или крепость, так что дань тут требовать не будут. Другое дело - идти одному, или всем вместе?
- Пускай идёт Артос! - предложила Мэри, - а мы будем в засаде. Если что - я сразу наколдую туман и выпущу рой на неприятеля, он сумеет смыться. Ну а если у местных на уме, что-то иное кроме драки, то он это выяснит.
Джин
Совместно с Clopik и Spectre28.
- Не уверен, что после прогулки по такой жаре ещё способен бегать, - хмыкнул вышеупомянутый паладин. - Да, наверное, не побежал бы, даже если б и мог. По крайней мере, первым. Но так-то идея неплоха.
Мэри молча поправила лицевой платок. Она приготовила свитки и осматривала местность.
- Вообще-то, - поправил Освир, обращаясь к даме, - я думал как раз пойти вперед один или с тобой...
- И много бы от меня было толку? - поинтересовался тормит. - Да даже если отставить в сторону то обстоятельство, что у меня нет чего-либо дальнобойного - сидеть в засаде это очень не по-паладински.
- Не по-паладински, - заулыбался молодой человек, - Действительно, я как-то упустил это. Хорошо, давайте тогда вы пойдёте вдвоём. Я - вор, и нет у меня ни кодексов, ни чести... А вот красотку мы точно оставлять одну не будем, потому что она наверняка бросится атаковать и землю, и болота, и деревья, как только они покажутся ей подозрительными.
- Может тогда уже все втроём пойдём? - предложил аасимар. - Не то, чтобы я сомневался, что ты один в силах прикрыть нас. Просто наличие среди переговорщиков человека с хорошо подвешенным языком может многое решить.
Освир что-то прикинул в уме, после чего кивнул, убрал обратно лук, который хотел было приготовить для засады, и взял свой гитерн:
- Быть посему. Идёмте, поговорим с представителями местного этноса, если сможем найти общий язык. Только не провоцируйте их оружием или резкими движениями.
- Ну уж нет, - ответила Мэри, - они сдерут с нас кожу и употребят нас в пищу. Посмотрите на меня, - она стояла вся покрытая ссохшейся коркой грязи. - Идите вы вдвоём вперёд, а я буду наблюдать за вами вот из тех кустов, - она указала на ещё более густые заросли находящиеся по левую руку, - и если начнётся, что-то нехорошее, то сразу сколдую туман и рой, сможете смыться.
С этими словами, не слушая никого Мэри, устремилась было глубже в заросли, однако лучник перехватил её под локоть - не больно, но довольно категорично.
- Нет, дорогуша, я буду настаивать на том, чтобы ты пошла с нами. Во-первых, так безопаснее для тебя же. Во-вторых, как я и сказал, не хочу оставлять тебя одну, потому что не уверен, что в следующий миг ты не начнёшь расстреливать своими отравленными стрелами всех местных жителей с нами заодно.
- С одной стороны ты прав, и лучше не оставлять Мэри в одиночестве. Мало ли что может произойти, - произнёс тормит, приблизившись к товарищам по команде. - С другой стороны, она тоже права насчёт своего внешнего облика. Хотя, - тут паладин оглядел себя и барда, - мы сейчас тоже не очень чистенькие, так что этот вопрос можно проигнорировать.
Освир только хотел отметить, что вообще-то загрязнённость одёжного покрова здесь не самое главное, как Мэри неожиданно попыталась пнуть его в пах. Но отработанные рефлексы сработали ещё прежде сознания. Освир не осознал начала удара, но его тело, отреагировав на резкое движение Мэри, успело чуть развернуться, сбивая пинок бедром.
- ...Я так полагаю, это означает категорическое "нет"? - процедил лучник, с трудом сдерживаясь от более грубых ответов.
Паладину было не особо видно за Освиром, что там у них произошло, но исходя из слов лучника, Артос позволил себе предположить, что колдунья опять вообразила себя великой воительницей (было пару таких случаев в Академии; по крайней мере те, что дошли до слуха аасимара) и разбушевалась. А это значило, что Мэри неплохо было бы угомонить до того, как она начнёт бросаться заклинаниями вокруг себя или тыкать в ближних своих отравленными предметами. Сбросив с плеча мешок и меч (что вполне естественно, это сопровождалось весьма хорошо слышимым лязгом металла и прочими звуковыми эффектами), тормит поспешил вмешаться в случившееся между бардом и колдуньей разногласие. Для начала ему пришлось обогнуть Освира, чтобы оказаться позади девушки.
- Полагаю, у нас нет никаких причин тебя держать, - продолжил бард деревянным, безразличным голосом, отпуская локоть девушки - С самого начала было понятно, что компания тебе не нужна. Один раз ты даже убедительно доказала свою состоятельность и самостоятельность, - юноша указал рукой на грязь и бывшие травмы на теле колдуньи. - Как знаешь. Насильно навязывать свои услуги я не буду.
Мэри тут же начала читать "Скрывающий туман". Она не верила словам Освира, и испугалась заходящего сзади Артоса. Однако, сосредоточение на заклинании не позволили ей толком наблюдать за ситуацией, и паладин успел подскочить сзади, схватить девушку за руки, и завести их ей за спину.
- Если успокоишься и будешь готова к спокойному разговору, без пинков, пробежек и прочих фокусов - кивни или ещё как-то дай знать об этом, - произнёс паладин так. - А до тех пор я тебя не отпущу.
Мэри поняла, что её вероломно предали. Она проклинала себя за доверчивость и наивность. А главное - за нерасторопность. Жизнь приучила её всегда включать всё в "правила игры", и теперь предательство стало их частью. Но больше всего её заботила нынешняя ситуация. Она не знала, есть ли у аасимара там внизу бронирование, но на всякий случай решила ударить пяткой.
Удар вслепую лишь слегка задел цель - пятка девушки вскользь попала по голени Артоса, но это оказалось явно недостаточно для того, чтобы он её отпустил. Тормит вздохнул:
- Значит, не желаешь говорить мирно... Это весьма и весьма прискорбно. Как ты думаешь, что нам стоит сделать с этой боевитой дамой? - поинтересовался паладин у Освира.
- Дама предала моё доверие, и наконец показала своё истинное лицо, - мрачно заключил Освир. Ему совсем не нравилось так разочаровываться в ком бы то ни было, но сейчас смотреть на Мэри было просто противно, - Мы пытались договориться, но она упорно гнула свою линию. Мы предложили уйти, но она настаивает на драке. Мы не можем считать себя в безопасности, если отпустим её.
Отвлёкшись на монолог барда, Артос пропустил момент, когда Мэри дёрнулась в его руках, а потом внезапно обмякла, повиснув на руках, которые паладин продолжал держать.
Clopik
(Совместно с Джином)

- Эй, что с тобой? - аасимар, осторожно опустив Мэри на траву, похлопал девушку по щеке. Убедившись в том, что та никак не отреагировала, мужчина попытался использовать те жалкие остатки целительной энергии, которые едва ощущал у себя внутри. Бесполезно. - Освир, ты ничем не можешь помочь? Я никак не пойму, что с ней происходит, - произнёс паладин, повернувшись лицом к барду.
Тот уже был рядом. Моментально забыв про все обиды, он бросился осматривать больную, послушать, бьётся ли сердце... на этом его познания в медицине заканчивались, потому что видимых источников плохого состояния не было.
- Может, её тоже укусил кто? В яме той, например? - и парень осмотрел суставы, шею и ноги Мэри. Хотя в этом, по сути, смысла уже и не было, но надо было делать хоть что-нибудь.
Тормит лихорадочно размышлял - что же это такое могло всё-таки произойти с колдуньей? Конечно, непривычный климат и всякие энергетики могли дать неприятный эффект. Но до этого Мэри выглядела вполне здоровой, за исключением следов невольного нырка в яму. Или только выглядела, а на самом деле была, как слабое дерево, которому для падения достаточно одного-двух толчков? И если так, могли ли случившиеся тут события, в том числе действия самого Артоса, стать этими самыми толчками? Не особо понятно было - всё же да или нет, но даже возможность подобного казалась для аасимара тяжёлым грузом.
Они хлопотали над колдуньей, вливали в рот зелья лечения, бывшие в мешке аасимара. Артос попытался исцелить её от болезни, но всё оказалось безуспешным. И через какое-то время дыхание Мэри, пусть и слабое, прервалось окончательно. Паладин встал на колени перед остывающим телом и прочёл краткую молитву о душе девушки, обращённую к Келемвору.
Освир смотрел на эту процедуру в каком-то немом ужасе. Не то, чтобы он был так непривычен к смерти - напротив, в Западном Сердцеземье она подстерегает за каждым кустом в самых разных обличиях - но тут умерла молодая и одарённая женщина, за которую он на какое-то время был в каком-то роде ответственен.
- Надо её похоронить... Или... как-то... оформить это дело.
- У нас лопата есть? Потому что если нет - то копать достаточно глубокую яму будет долго, - откликнулся Артос, поднявшись во весть рост. - Если же зарыть слишком близко к поверхности... - тут аасимар запнулся. - А что мы скажем в Академии?
Вор вяло пожал плечом:
- Правду. Скажем, что у девушки было слабое сердце, которое не выдержало приключений во влажных тропических лесах. А там пусть сами решают, как это "провести по документам"... Может быть, в храм отнесут.
- Мы ведь собирались её за... - тут тормит опять резко замолчал и несколько секунд простоял с приоткрытым от удивления ртом. - А что, это мысль. Мы вполне можем отнести тело девушки обратно. Может быть, её действительно решат вернуть к жизни. Есть шанс.
Освир просиял. Вот так само собой получилось, что они нашли возможность спасти компаньонку.
- Да... Тогда бежим! Правда, если она оживёт, то явно будет нас преследовать, что поставит нас в довольно неловкую ситуацию... Так что за Тзарком мы всё-таки сходим.
- А с ней что предлагаешь делать? Оставить тут и вернуться несколько позже? - поинтересовался Артос. - Если я точно помню, то воскресить можно где-то в течение десяти дней после смерти. Так что, по идее, время у неё есть.
- Вообще-то, я думал отнести прямо сейчас, но... раз такое дело - можно забрать на обратном пути. Но как же всякие дикие звери, да и местное население? - блондин кивнул в сторону хижины, - Надо спрятать... тело.
- Если получится надёжно спрятать - то почему бы и нет. Хотя, с другой стороны, неизвестно, сколько мы будем ещё искать нужный нам предмет. А в таком климате тело - тормит помялся прежде, чем продолжить, - по идее, быстро начинает разлагаться. Не знаю, влияет ли это на возможность воскрешения, но как-то не очень хотелось бы тащить раздувшийся труп.
Освира передёрнуло, потому что аасимар озвучил его собственные сомнения. Надо было как-то переключаться в отношении к телу от разумного человека до куска мяса.
- Не думаю, что будем очень долго ходить. Остров небольшой. Полагаю, дня за два управимся.
- Тогда излагай подробнее - куда упрятать, как укрыть. Честно говоря, в этом я совсем не разбираюсь, - вздохнул паладин. - И вот уже после этого решим, какой вариант предпочтительнее для нас. Для нас всех.
Джин
Совместно с Clopik.
Перебрав все возможные варианты, отметая самые неправдоподобные, мужчины в итоге решили, что разумнее и безопаснее будет отнести тело обратно в грот, а там уже разобраться, что делать дальше. Соорудив нехитрые носилки из палатки, они положили туда тело и некоторые вещи, пошли обратной дорогой. Первым, как всегда, шёл Освир, хотя местоположение старых ловушек и без того все помнили.
- Знаешь, я чувствую себя таким виноватым... - признался бард. Идти молча было невыносимо, а говорить об очередной ерунде не было настроения.
- Это вполне понятно. Я тоже, - отозвался Артос.
- Видел, как она взбеленилась, когда я невинно взял её за локоть? Мне кажется, у неё была очень тяжёлая судьба. Все эти разговоры о платных землях, платных услугах, платных разговорах, это непонимание простейших понятий, как взаимовыручка, поддержка и доверие... Мне кажется, она была в рабстве. И все эти рассказы о большой семье - враки наверняка. Такими социопатами становятся только очень одинокие люди, отшельники, отморозки или жертвы обстоятельств... Хотя кто знает, и в семье можно чувствовать себя одиноко, если отношений нет нормальных.
- Она ведь была друидом. Эти отшельники больше любят дикую природу, и многие из них не жалуют ни человеческое общество, ни его законы, - аасимар задумчиво хмыкнул. - Правда, это не объясняет зацикленность Мэри на деньгах... Разве что из-за контраста между привычными ей лесами и тем же Невервинтером ей могло так почудиться. Или нет.
- Если она сбежала из рабства, то вполне понятно то, что всё вокруг казалось ей планым или запретным... Да уж... Мне жаль, что так получилось. Я бы хотел, чтобы всё сложилось по-другому, чтобы она узнала, что есть на свете и бесплатная помощь, и доверие в партии, и взаимоуважение. И что, беря с собой еду, её можно делить на всех, а не кусочничать в одиночку. И что, попав в опасную ситуацию, можно стоять до последнего спина к спине, и быть готовым сражаться друг за друга до последней капли крови. Но... увы. Мне кажется, она боялась прикосновений. Знаешь, была у меня знакомая, которая на полном серьёзе сваливалась в обморок, стоило её коснуться. И отнюдь не от вожделения. Эх, сложная психика разумных существ! Они могут быть великими воинами, мудрыми правителями, злобными поработителями долгие годы, а в гроб их загонит какя-нибудь ерунда. Например, слышал про человека, который прошёл три войны, спас семью от нежити, а знаешь, чего боялся он до конца дней? Мышей! Вот так, маленьких сереньких мышей! Или ещё про эльфийского мага, вероломного злодея, который не боялся ничего... Но у него была слабость, которая стоила ему жизни - женщины. Так вот!
- Женщины часто бывают слабостью. Равно, как и наоборот. Ох уж эти проблемы межполовых отношений, - хмыкнул тормит. - Что же касается знакомства Мэри с дружбой и взаимопомощью - мы вот как раз помогаем ей получить второй шанс узнать всё это, и не только это. Если всё получится.
- Да, мы помогаем, - не очень весело согласился бард, - Только, боюсь, в первую же ночь после оживления она попытается прирезать нас во сне своими отравленными ножами.
- Если выйдет её оживить, то можно сказать преподавателям о... проблемах насчёт взаимопонимания. Глядишь, выдадут кого ещё в напарники, - ответил паладин. - А Мэри в таком случае пусть будет жива, здорова и счастлива. Где-нибудь подальше. Не обязательно в другом городе или стране, но пересекаться с ней я хотел бы как можно реже.
- Согласен, мой друг!
Spectre28
Обратный путь прошёл без происшествий. Уже зная о ловушках, паладин и бард без сложностей обошли их даже с носилками. Грот встретил усталых путников уже знакомым гулом моря и мраком, который рассеивало только заглядывающее через вход в пещеру солнце. Больше источников света внутри не было. Как не было и ровного тёмно-фиолетового свечения портала.
Освир, который шёл впереди, чуть было не шмякнул с досады носилки на пол, однако вовремя остановился и скомандовал "разгружаться". Некоторое время его глаза привыкали к темноте, но и после этого не смогли увидеть портала. И даже когда вор пошёл буквально обыскивать пещеру на ощупь - портал не нашёлся.
- Это... как? - юноша недоумённо обернулся на паладина.
Тот тоже был ошарашен сюрпризом в виде отсутствия возможности вернуться в Академию. Конечно, способность видеть во тьме позволила аасимару раньше удостовериться в том, что ему это не показалось, но озвучить свою реакцию бард всё же успел первым. Пожав плечами, тормит предположил:
- Может, они не ожидали, что мы возвратимся так скоро?
Молодой человек только развёл руками - сил не оставалось ни подумать, ни искать дальше, ни даже ругаться:
- Ладно. Давай отдохнём здесь в прохладе, а там посмотрим. Может быть, они его по графику открывают.
Артос молча кивнул и полез в свой мешок за флягой с водой. Сделав пяток глотков, он протянул ёмкость соседу.
- Я не против. Сейчас немного посидим, отдохнём, поразмыслим, куда что положить. И кого тоже. А потом посмотрим, где самим переночевать устроиться.
Они расположились на своих тюках, перекусили взятой с собой провизией и наконец вдоволь напились воды. Потом выпили немного бренди за покой Мэри на каком бы то ни было свете. Костёр разжигать пока не собирались, ведь и без того было душно и светло, а готовить на нём - нечего.
- Я вот тут думаю, - начал разговор Артос, после того, как приключенцы вновь устроились на своих тюках, - что если мы заодно оставим тут и кое-что из вещей? Ту же броню, например. Всё равно по такой погоде её носить - жизнью рисковать. Можно банально перегреться. А если не надевать, то она всего лишь дополнительный груз. Как считаешь?
- А как же "возможность наткнуться на недоброжелателей"? - лукаво подмигнул вор.
- После часика прогулки по здешней жаре, да в латных доспехах, недружелюбно настроенные личности могут взять броненосителя голым руками, - усмехнулся в ответ аасимар. - Насчёт кожаной брони вот не скажу, но думаю, что ты тоже её не просто так снял. Тут бы подошло что-то вроде кольчуги, и то... - паладин ненадолго замолчал, вспоминая, как маг из гильдии Уотердипа называл зачарование, - охлаждающей. Но, увы, у нас с собой такого нет.
- Вообще-то, в ней было не так уж и жарко, - задумчиво ответил бард, глядя в тёмную глубину пещеры, - Но без брони стало легче. К тому же, во мне явно не столько силёнок, сколько в бравом божьем воине. Так что согласен, оставим здесь лишнее, пусть Мэри сторожит, если врата не откроются, и мы не сможем её вернуть.
Решив этот вопрос, бард и паладин пожелали друг другу спокойных снов, после чего стали готовиться к ночёвке.
- Как насчёт вахты? - спросил Освир у уже устроившегося тормита, - Думаю, стоит спать посменно, на случай, если откроется портал. Ну или ещё на какой-нибудь неожиданный случай.
- И ты совершенно прав. Тогда давай решим вопрос, кто первым будет караулить, и как часто придётся сменять друг друга, - ответил тот. - Например, каждые два часа - сойдёт?
- Так часто? Я думал поделить ночь надвое. Всё равно я обычно ложусь довольно поздно, а ты встаёшь ни свет, ни заря...
- Можно и так, - согласился Артос. - Как я полагаю, ты заодно озвучил очерёдность?
- Конечно, - пожал плечами светловолосый, - Зачем идти против собственной природы, если график у нас уже довольно устоявшийся? Впрочем, если после раннего дежурства ты будешь чувствовать себя уставшим - сделаем смены поменьше.
- Не стоит. Лучше уж действительно разделить ночь на две части. Не знаю, так ли это на самом деле, но кажется, будто более долгий период сна позволяет лучше отдохнуть, - паладин улёгся поудобнее и добавил, - в случае приятных или не очень сюрпризов - буди смело.
Освир кивнул, и поудобнее пристроился на импровизированном кресле из вещмешков и одежды. Было тепло и сытно, усталость в теле свернулась мягким клубком, утихомирилась, превратившись в приятную расслабленность. Спать вор не сильно хотел, ведь день был насыщен событиями и впечатлениями, но комфортная поза и спокойные размышления - как раз то, что просила душа. Вскоре на мир свалилась ночь - внезапно и почти без предупреждения, будто кто-то накинул полог на гору, в которой они находились. Джунгли петь не перестали, а может даже зазвучали с новой силой. Несколько раз лучник с сомнением поглядывал вглубь пещеры, где лежало тело Мэри. Впрочем, он отогнал неприятные мысли, и настроился на музыку леса.
Clopik
(Совместно с Джином и Spectre28)

Где-то около полуночи, когда снаружи было совсем темно, Освир услышал снаружи шорох, который резко выделяется на фоне обычного шума. Словно кто-то подошвой слегка шаркнул по камню. Это было совсем близко - настолько, что юноша невольно вздрогнул. Выпучив глаза и вглядываясь во мрак, он тихонько потормошил аасимара, и приготовил своё оружие.
Тормит, которого столь резко выдернули из пучины сновидений, открыл было рот, чтобы поинтересоваться причиной этого, но заметил, что его товарищ по команде уже вооружён. Кивнув, Артос потянулся к лежавшему рядом мечу и уже потом осторожно, стараясь не шуметь, поднялся. Внимательно огляделся по сторонам и, не заметив ничего нового или подозрительного внутри грота, решил, что Освира побеспокоило что-то снаружи. Уставившись на вход в пещеру, аасимар шёпотом поинтересовался:
- Что там?
Вор приложил палец к губам и показал на улицу, после чего изобразил жестом шагающего человечка. Сам он плотнее прижался ко входу, чтобы перехватить недоброжелателя, и чтобы тот его в свою очередь не увидел. И вздрогнул, когда с другой стороны, не более чем в шаге от него, кто-то мягко рассмеялся. Потом раздался голос, говоривший на общем по-северному, как могли бы уроженцы Уотердипа или Невервинтера.
- Если старые друзья приходят навестить, глупо оставлять повсюду следы, а потом выбирать для ночлега пещеру с единственным выходом.
Освир посмотрел на паладина, которого едва видел, развёл руками, после чего заулыбался. Действительно, со стороны их сегодняшние действия выглядели довольно глупо и неорганизованно. А ещё он едва заметно вздохнул от облегчения, что на них никто не нападает, а говорят на понятном языке. Юноша убрал в ножны рапиру и пошёл на выход, навстречу нежданному гостю, только для того чтобы остановиться, когда из-за угла блеснуло лезвие то ли короткого меча, то ли очень длинного ножа.
- Не стоит. Пока что останемся там, где есть, да?
- Какая-то у вас своеобразная дружба с теми, кого вы тут ожидаете встретить, - произнёс паладин, наконец выйдя из ступора. Пока что он стоял на том же самом месте, где и был, не сдвинувшись ни на дюйм. - Чего вы хотите?
- Дружба - как дым. Сначала есть, потом проходит. А хочу я сначала понять, кто вас прислал. Осмар? Кали?
- Мы из Академии, - самым невинным тоном ответил бард, стараясь тихонько отодвинуться от говорящего лезвия, - Проходим практику.
- Академия... - говоривший словно пробовал слово на вкус. - Чёрные Башни?
Освир чуть не хмыкнул, представляя себе, как бы проходил этот диалог с недоверчивым островитянином, участвуй в нём одна не менее недоверчивая знакомая островитянка:
- Нет, Академия авантюристов Невервинтера.
- Ах. Из этих, - лезвие, словно в сомнениях покачалось в воздухе, отражая звёздный свет. – Может, может. А где же ваш корабль?
Освир лихорадочно соображал, что стоит ответить на этот вопрос. Пока переговоры шли хорошо, и незнакомец рассказал о себе больше, чем хотел, не узнав о гостях почти ничего. Но стоило ли говорить ему о кораблях и порталах? Надо было поставить положение так, что студентов ждут, и в случае чего будут искать. Вместе с тем, у аборигена должно было сложиться ощущение, что слишком настырно возле его жилья никто топтаться не будет.
- Нет никакого корабля, - сокрушённо сознался бард, - Был портал от преподавателей.
- Был? Портал на моём острове? - уточнил голос, потом человек что-то неразборчиво пробурчал себе под нос и отдёрнул оружие, после чего раздался звук, с которым лезвие входит в хорошо пригнанные ножны. - Я думаю, можно поговорить здесь, под звёздами, да? С вами троими.
Освир первым выскользнул из пещеры - прятки, конечно, были занимательными, но и посмотреть на собеседника не помешало бы. Когда он вышел, для вящей драматичности момента из-за редких облаков выглянула луна, в свете которой можно было хорошо рассмотреть дочерна загорелого лысого калишита среднего возраста и могучего телосложения. Бард так и замер - видимо, традиции предков были в нём довольно сильны, и эти традиции говорили опасаться калишитов. А ещё он с досадой подумал, как могла бы оказаться права Мэри в своих утверждениях про охоту на людей и платные земли, учитывая, что этот человек называл остров "своим".
Джин
Совместно с Clopik и Spectre28
Следом за бардом наружу вышел и тормит, положивший меч на плечо. Ножны с собой брать не хотелось, и оставалось надеяться, что незнакомец на подобное отреагирует не слишком агрессивно. Впрочем, когда приключенцы оказались вне грота, и паладину удалось увидеть жителя острова, тот показался ему опытным бойцом. Из тех, кто не станут дёргаться по пустякам. Однако, мужчина отошёл на несколько шагов от входа в пещеру явно не только для того, чтобы дать возможность выйти её временным обитателям. На всякий случай вглядевшись в окружающий полянку лес и не сумев найти там ничего подозрительного, аасимар повернулся лицом к незнакомцу. При более внимательном рассмотрении оказалось, что первое впечатление было верным. Свободная, не стесняющая движений одежда, мощное сложение, непринуждённость и расслабленность позы - всё это показывало, что студентам с этим человеком лучше беседовать мирно. Хотя бы потому, что более воинственные варианты поведения, скорее всего, завершатся для них весьма плачевно.
Калишит глянул на Освира, смерил взглядом паладина, уделив особенное внимание мечу, потом кивнул в сторону пещеры:
- А как же ваш третий спутник? Или - спутница?
- Спутница. Но она, к сожалению не способна ни выйти наружу, ни вступить в беседу. Потому что, - Артос сделал небольшую паузу, подбирая формулировку помягче, - приказала долго жить.
- Понятно. Обратно шли двое, но с грузом. Вы уверены в смерти? Здесь водятся твари, яд которых почти убивает. Но не совсем. Просто человек кажется мёртвым. Впрочем, это всего лишь женщина.
- Мы не обнаружили следов укусов. Полагаю, её убил собственный яд, - констатировал Освир, который наконец поборол свои неприятные сомнения. Всё-таки, первое впечатление о собеседнике было вполне положительным, и не стоило его так категорически менять из-за цвета кожи. Что до высказанной расплывчатой формулировки - она вполне укладывалась во все версии юноши о произошедшем, как то сильнодействующие снадобья на жаре, случайное ранение собственным оружием, или дурной характер. Неожиданно в словах аборигена он почувствовал надежду, - Хотя мы не лекари... Но, может быть, вы могли бы осмотреть её?
- Собственный яд, да? - казалось, калишита выбор слов барда нисколько не удивил. - Да, такими они тоже бывают. Тогда зачем осматривать? - в голосе мужчины звучал искренний интерес.
- А вдруг её удастся спасти? - неуверенно ответил бард. Действительно, порой сложно объяснить, зачем спасать и оживлять того, кто на тебя недавно нападал. - Не лучшее начало первой практики. - кивнул он в сторону грота.
- Тогда нужен факел, или придётся вынести её сюда, - пожал плечами калишит. - Этот яд пальцы видят лучше чем глаза, но смотреть тоже нужно. А иногда, с некоторыми женщинами - и приятно.
Освир подобрал первую попавшуюся палку, и заставил её светиться, после чего сделал приглашающий жест внутрь пещеры. С одной стороны, ему хотелось поддержать эти шуточки аборигена, а с другой ему не нравилась мысль, что этот "знаток женщин" будет трогать бездыханную Мэри. Но входа не было - только калишит мог сейчас определить, действительно ли девушка мертва, или это - странный эффект укуса местных насекомых.
Увидев сложенные у стены мешки, один из которых венчала броня паладина, местный житель высоко поднял бровь, но ничего не сказал. Мэри же удостоилась самого пристального внимания. Сначала калишит долго держал пальцы у шеи девушки, потом, хмыкнув что-то неопределённое, поднял одно веко. Склонился к самому лицу, словно собираясь поцеловать, но вместо этого шумно принюхался, словно следы яда могли выступить на губах. Поднявшись, наконец, он сожалеюще покачал головой:
- Нет. Тут нет паралича. Женщина мертва, совсем.
- То есть, помочь тут может только достаточно могущественный жрец? - поинтересовался молчавший до этого тормит.
- И много денег, - кивнул мужчина. - Здесь же нет ни того, ни другого. В Невервинтере - есть.
Бард вздохнул, сочувственно посмотрев на Мэри. Он вдруг представил себе, как бы она реагировала, очнувшись неожиданно в тёмной пещере, полуголая, со склонившимся над ней незнакомым мужиком... Впрочем, знакомые ей мужики здесь тоже едва ли бы вызвали приступ радости.
- Ты, - незнакомец кивнул Освиру, - говорил, что портал... был? Но простите мою невежливость. Юсуф эль Бакран, так меня зовут.
Представившись, калишит поклонился, пусть неглубоко и не опуская глаз.
- Освир - ответил юноша, не сумев представить, чем его имя сможет повредить, - Сын Томмена.
- Артос из Тантраса, - в свою очередь представился аасимар, сопроводив слова небольшим поклоном. - Да, тут был портал, через который мы, собственно говоря, и попали на остров.
- Ради "практики". Странно. Что здесь может понадобится Академии? Здесь немногое есть. Поэтому я и выбрал этот остров. Не считая вулкана и скрии, да. Но не думаю я, что они интересны кому-то на севере.
- Нам сказали, что на этом острове есть некий артефакт под названием Тзарк, - после некоторых колебаний сказал Артос, - и что он нужен для некоторых экспериментов. Послали добыть. Вот, собственно, и почти всё.
Освир грустно вздохнул, приложив ладошку к лицу. Неофициальные научные работы, секретная миссия... Ну что ж, теперь оставалось только подкупать своей непроходимой честностью.
Spectre28
- Люблю прямых людей, - Юсуф прислонился к стене пещеры и скрестил руки на груди. - Тзарк, значит. Что ж, нужно было догадаться, но я не думал, что он кому-то ещё понадобится. И вы отказались от поиска только, чтобы отнести сюда женщину?
- Чтобы спрятать её тело в более-менее тенистом и холодном месте. Для большей сохранности. Предполагалось, что поиски займут меньше десяти дней, - ответил паладин, в свою очередь подперев собой одну из стен грота. Поставив меч рядом, так, чтобы он был под рукой, аасимар добавил. - И значит, что всё ещё можно будет воскресить её по возвращении в Невервинтер. Но пока мы дошли досюда с грузом и по непривычной погоде - уже стало вечереть. А эта пещера вполне подходит для ночёвки.
- Спрятать - здесь? - калишит не смог скрыть удивления. - В открытой пещере, куда доберется любой хищник? Не считая насекомых? Нет, поверьте, это очень плохое место. И слишком открытое. Если вы примите мой совет, я могу подсказать пещеру, которая подходит гораздо лучше. Солнце бывает там только рано утром, а добраться человеку проще, чем зверю. Там тело сохранится ваши десять дней. Хотя... - мужчина перевёл взгляд с паладина на барда, размышляя о чём-то, потом решительно кивнул сам себе. - Да. Если вы согласитесь, я смогу сократить этот срок. Если вы в ответ окажете услугу мне, расставшись с частью вашего ценного времени.
В отличие от Артоса, который, кажется, расслабился, вор вновь почувствовал укол недоверия. Лёгкий и ненавязчивый, но от этого захотелось перепроверять странного незнакомца по всем направлениям.
- Сократить срок? - прищурился юноша, - То есть, сократить наши поиски?
- Так, - спокойно кивнул Юсуф.
- И вы утверждаете, что мы сэкономим своё время, потратив его на вас? Это... не очень логично.
- Вы потратите один день на меня. И полдня на Тзарк - с моей помощью. Честная сделка. Это гораздо меньше десяти дней, верно, друг? Конечно, вы можете обойтись без меня, а я - без вас. Но вы потратите больше времени, а я... скажу так, что есть причины, по которым я потеряю гораздо больше.
- Да, так звучит вполне здраво, - кивнул бард и переглянулся с паладином, как бы советуясь, - Пожалуй, мы можем вам помочь, если это не займёт много времени и сделает нас всех чуть более счастливыми.
Тот задумчиво потёр лоб, и поинтересовался у нового знакомого:
- А можно ли будет узнать, какого рода помощь вам нужна?
- Это долгая история, которую стоит рассказывать красивым вечером у живого огня... но у вас нет лишнего времени - и у меня тоже. Я предлагаю сделать так. Сейчас вы будете спать дальше, рано утром я покажу - без условий - пещеру получше, а потом мы пойдём до моего скромного дома. Вы всё равно отправитесь в том направлении - уже шли туда, судя по следам, так что ничего не потеряете. По дороге я расскажу, что смогу, и вы решите, хотите ли помогать.
- Звучит отлично! Мы действительно собирались возвращаться тем же путём, - согласился Освир, и обратился к коллеге, - Как думаешь, хорош план? Но только теперь ты дежуришь.
- Да, план действительно хорош, - ответил Артос, и добавил, обратившись уже непосредственно к Юсуфу. - Тогда позвольте и вам пожелать доброй ночи.
- Отлично, - Юсуф широко улыбнулся и ещё раз коротко поклонился. - Тогда я вас оставлю и вернусь утром. А утро здесь наступает рано!
Джин
Когда калишит покинул пещеру, а Освир улёгся хотя бы немного поспать, настала очередь паладина следить за тем, чтобы к приключенцам не явились незваные гости, вне зависимости от того, разумными они будут или нет. Как и бард до него, Артос уселся на импровизированное сиденье, на скорую руку приготовленное из мешка, положил меч на колени и принялся играть в гляделки со входом в грот. Обитатели джунглей продолжали свой концерт, ничего необычного вроде не происходило (по крайней мере, слух тормита подобного так и не уловил), и постепенно юноша начал мысленно возвращаться к событиям уже прошлого дня. Артос уже побывал в нескольких приключениях, но до этого времени как-то удавалось не допускать гибели товарищей по команде. По крайней мере, такой нелепой гибели. Если не считать того чародея из Уотердипа. Хотя там было гораздо яснее. Зелёный новичок в группе таких же необстрелянных юнцов храбро полез в подземелье Халастера, попал в хитроумную ловушку и умер. Собственно говоря, такая же участь ожидала и остальных самонадеянных героев, если бы на них не наткнулась Шарвин с приятелями.
А вот с Мэри было гораздо непонятнее. Вздохнув, тормит опять принялся перебирать свои недавние предположения по поводу того, что случилось с колдуньей, но опять не смог выбрать какую-то одну определённую версию. Впрочем, у девушки, как и у того несчастного мальчишки, ещё был шанс. Если, конечно же, их новый знакомый выполнит своё обещание, и покажет хорошую пещеру. Юсуф показался Артосу... интересным. Конечно, его отношение к прекрасному полу было не особо приятным, но это, скорее всего, можно было отнести на счёт культуры родины нового знакомца. А вот прямота, вежливость и спокойствие вполне импонировали аасимару. Это не означало, что Артос проникся к калишиту полным и абсолютным доверием, тем более что уже упомянутая прямота вполне сочеталась в характере "хозяина" острова с некоторой скрытностью. Например, он пообещал помочь в поисках Тзарка... но что будет после - так и осталось не упомянутым. Учитывая то, что Юсуф говорил, будто артефактом интересовался кто-то ещё, помимо Белека и компании, но при этом не уточнил, кто именно (возможно, что как раз его бывшие друзья-приятели; возможно, но отнюдь не обязательно) - это обстоятельство вполне могло послужить причиной для волнения. Безусловно, многое зависело ещё и оттого, что за услугу калишит попросит выполнить взамен своей помощи...
Так или иначе, остаток ночи, полный размышлений вкупе в вслушиванием в звуки тропической природы, подошёл к концу. Артос умылся, потратив немного воды из фляги, и принялся возносить ежеутреннюю молитву Торму.
Clopik
(Совместно)
Десятое Киторна


Освир спал крепко и сладко. Ему снились приключения из разряда тех, о которых поют барды: бесстрашные герои, эпические сражения, кровожадные монстры, и в конце всего этого - сияющий Тзарк, поражающий взгляд своей красотой и силой, вселяющий в авантюристов дух единства и героизма.
Проснулся лучник свежим и обновлённым, и, хотя в снах чувствовался явный привкус патоки, он ощущал в себе душевный подъём.
- Доброе утро! - поприветствовал он благочестивого напарника. - Сегодня должен быть хороший день. Я чувствую вдохновение, а значит, нам должно повезти!
Ответить Артос не успел - снаружи раздались шаги. В этот раз человек шёл, не скрываясь. Скорее, даже специально старался производить побольше шума, шаркая по скальным выступам, попадавшимся напротив входа в пещерку. Через миг раздался голос вчерашнего знакомого. Судя по тому, что он был полон силы и жизни, калишит успел отлично выспаться или в принципе не нуждался в долгом сне.
- Утро настало, друзья! Я надеюсь, вы готовы идти. Время - оно всегда старается протечь сквозь пальцы и сбежать, если его не удаётся ухватить за длинный синий хвост!
Похоже, Юсуф тоже был сегодня вдохновлён, или это была привычная манера изъясняться, но бард тут же стал сочинять историю про синего змея Время, которого только волей можно задержать, и который постоянно пронизывает жизнь любого существа. Попутно юноша собирал нехитрый скарб в дорогу.
- Интересно, - откликнулся аасимар, который после молитвы тоже занялся подготовкой своего нехитрого имущества для продолжения пути, - и, по крайней мере, не так часто повторяемо, как "Время - это быстро текущая река, и если не будешь активно грести, она опрокинет твою лодку и утопит".
Перебирая содержимое мешка, тормит несколько раз мысленно обругал себя за беззаботность. В записке, полученной вчера, недвусмысленно говорилось, что надо быть готовым тут же отправиться в поход. И почему он не удосужился взять побольше съестных припасов? Да ещё таких, чтобы хорошо сохранялись в любом климате, а не каких-то там остатков завтрака. Обычно запас походной пищи всегда был под рукой, и периодически обновлялся. Но, видимо, размеренная жизнь в Академии, где всегда вовремя кормили, всё же расслабила Артоса.
- Быстрота - это хорошо, но неплохо бы было вначале всё же позавтракать, - произнёс паладин, тут же добавив. - Но, как ни стыдно в подобном сознаваться, прихваченная мной еда уже успела благополучно закончиться.
Освир на миг отвлёкся от сытости духовной, и его организм напомнил, что тело тоже надо чем-то подпитывать. Действительно, сложно было понять, как такой довольно опытный походник мог так беспечно отнестись к запасу провизии. Он развёл руками:
- Боюсь, моя тоже. Может быть, мы могли бы поохотиться по пути?
- Тут неплохая охота, - кивнул ото входа калишит. - Но это тоже время. И мясо плохо для завтрака. Тяжело и жарко. Фрукты и ягоды - лучше всего, и их можно найти по дороге к пещере. А в хижине лежит варанчик... ваш. Я думаю, он интересовался развороченной ямой и не удержался на краю.
Вор мечтательно прикрыл глаза, представляя себе жареного на вертеле хрустящего варана... впрочем, потом видение сменилось другим:
- Варанчик... живой?
- Ломтики мяса, которое вялится под крышей, - уточнил Юсуф. - Живые вараны долго всё равно не живут, их слишком сложно кормить.
Глаза Освира опять засияли, он кивнул и направился к носилкам:
- Тогда пойдёмте! День обещает быть длинным и насыщенным.
Spectre28
Калишит не повёл их по тропе. Вместо этого он свернул сначала направо, туда, где возвышалась стена леса, потом налево. Несколько десятков шагов пришлось продираться сквозь вездесущие папоротники - пару особенно настырных Юсуф вынужден был перерубить своим ножом - но затем перед путниками открылся относительно чистый участок. Идти было всё равно далеко не так удобно, как по тропинке, но всё же это дало возможность отвлечься от того, куда именно ставишь ногу. Калишит тут же ею воспользовался:
- Я редко вижу в этих краях стальную броню. Твоя? - обернувшись на секунду, мужчина посмотрел на Артоса. - Должно быть, очень она тебе дорога, если взял с собой.
- Да, моя, - аасимар помедлил, мысленно сделав ещё одну пометку: "Когда тебя отправляют путешествовать через портал - ВСЕГДА интересуйся, что за климат по другую его сторону", после чего неохотно добавил, - но я её не притащил. Я в ней в начале сам пришёл. Как оказалось - зря.
- Да, этот остров не очень подходит для брони, - калишит снова вернул внимание дороге. - Но если станет прохладно - ночами тут такое бывает, - можно будет устроить тренировку. Давно мне не приходилось иметь дело с тяжеловооруженными воинами. А умение без тренировки ржавеет. Если захочешь, конечно.
- Давно не приходилось? - переспросил аасимар. - То есть, в некоторый период жизни всё же имели место встречи.
- Я много где бывал, - беспечно отозвался калишит. - Жил в Аткатле. Жил на севере.
- О, я не совсем об этом. Суть в том, что вы сражались с теми, кто предпочитает двуручные мечи, и вы живы. А некоторые из них, смею полагать - не очень. То есть, для меня эта тренировка будет куда более познавательной, чем для вас. Но, почему бы и нет.
- Договорились, - кивнул Юсуф, не оглядываясь. На ремарку о мёртвых носителях двуручных мечей отвечать он не стал. Впрочем, и дорога снова внезапно стала сложнее, и Артосу с Освиром, которые несли носилки, приходилось несладко. Калишит временами возвращался назад и помогал перебираться сквозь заросли. А порой расчищал более широкую дорогу ножом. Там, где легко проскальзывал южанин, двое мужчин с грузом пройти порой не могли. Через почти полчаса мучений Юсуф, который даже не вспотел, резко остановился на небольшой полянке, оглядываясь. Махнув рукой спутникам, чтобы те оставались на месте, он скрылся из виду за толстым увитым лианами деревом, и через секунду до друзей донёсся торжествующий возглас, за которым последовали звуки глухих ударов по дереву. Вернулся Юсуф достаточно быстро - прошло не больше полутора минут прежде чем из-за кустов вынырнула уже знакомая широкоплечая фигура. Холщовая сумка на боку калишита явно округлилась, а в руках он нёс несколько крупных, с кулак, плодов. Розовые фрукты - или огромные ягоды - были покрыты ярко-синими длинными и тонкими листочками, почти как шерстью. Юсуф протянул часть добычи спутникам:
- Эльфовы ягоды, так я их называю. Они почти как Лунные, с этими их волосами странных цветов. Редко попадаются, и обычно в самой глуши. Так что собрал полсумки. Только есть нужно быстро. Чистишь - и сразу ешь. Насекомые их тоже любят, понимаете? Мошки. И если зёрнышки начинают двигаться - лучше бросить и почистить новый.
Договорив, он тут же подал пример. Срезав ножом верхушку плода и ободрав плотную кожицу, калишит с удовольствием вгрызся в сочную снежно-белую мякоть, действительно усеянную множеством мелких косточек.
Освир последовал примеру, и тоже начал разделываться с фруктом-ягодой, точно повторяя движения аборигена. Выходило не так аккуратно, зато внутри плодов не оказалось мошек, поэтому он съел парочку - остальные убрал в мешок на случай, если организм не захочет принимать экзотическую пищу. Ягоды оказались сладковатыми, но не слишком, и быстро вызывали чувство насыщения, но не жажды.
- Волшебство какое-то! - прокомментировал вор. - Очень сытный и очень... скромный фрукт.
- В другом месте я бы сказал, что насекомые, которые могут попасться с пищей - это просто немного дополнительного мяса, - хмыкнул тормит, вслед за спутниками начавший резво (сказывался аппетит) расправляться с предложенным угощением, - но только не в тропиках. Мало ли что.
Прикончив три плода, паладин с сомнением посмотрел на оставшиеся. С одной стороны, можно было съесть ещё хотя бы один, с другой - голод был заглушен, да и рисковать чрезмерным употреблением непривычной пищи как-то не хотелось.
Джин
Совместно с Clopik и Spectre28
Не выказывая нетерпения, Юсуф спокойно ждал, пока товарищи закончат с поздним завтраком, а потом двинулся дальше. Не торопясь, давая время снова поднять носилки.
- Осталось совсем чуть-чуть.
Земля здесь уходила вниз под углом, и в какой-то момент Артос снова услышал ровный ритмичный шум моря. Не прошло и минуты как калишит встал на выступ на краю обрыва, вглядываясь в синий простор. Вода расстилалась до горизонта и дальше, и на волнистой глади не было видно ни парусов, ни другой земли. До мерно бьющих в берег волн было недалеко, всего три или четыре человеческих роста. Удовлетворившись осмотром, Юсуф поманил юношей к себе. Как оказалось, там, где стоял калишит, начинались грубые неширокие ступеньки, выбитые прямо в камне. Видно было, что им уже много лет, и никто не пытается следить за дорогой: края крошились, а сам камень был испятнан зеленью. Трава и мох разрушали скалу, пытаясь отвоевать ещё немножко пространства для леса.
- Осторожно, - предупредил южанин. – Если кто-то оступится и упадёт, то вода внизу глубокая, и плыть не очень далеко, но груз вы потеряете. Здесь не больше двадцати шагов. И в этой пещере вещи точно никто не найдёт. Тут уже много, много лет нет никого, кроме призраков. Как говорят. А призраки обычно появляются только осенью, да и не интересуются ни мёртвыми телами, ни вещами. Их гложут другие мысли. О мести живым, о возвращении домой. Конечно, ни того, ни другого им не получить.
- Призраки? - навострился Освир. - А чьи это призраки? Утонувших здесь моряков?
- Пф, - чуть приглушенно фыркнул Юсуф, начав спуск. - Я уже говорил, что здесь внизу легко выплыть. Нет. Тут совершенно другая история, куда более печальная. Что для моряка смерть в море? Разве это плохо и стоит того чтобы душа осталась где-то тут - да ещё не на воде или дне, а в какой-то пещере? Не думаю. Говорят, что когда-то, много лет назад, ещё до моего рождения, здесь была база работорговцев. Перевалочная, понимаете? Быструю шхуну, способную уйти от стражи, нельзя перегружать. Поэтому там, где опасно, делались рейды за небольшими партиями. Потом рабов оставляли здесь и уходили за следующей группой. Обычно на север. Северяне ценились на чёрных рынках Аткатлы и Калимпорта, да. А когда рабов набиралось достаточно, вот тут корабль набивали под завязку и медленно тащились до порта. В этих водах уже не было береговой стражи, которую нельзя подкупить, так-то. Конечно, рабам оставляли сколько-то припасов и воды, а охраны и не нужно было. Цепи перепилить нечем, инструментов нет, до большой земли не доплыть. В общем... однажды шхуна не вернулась из похода. Скорее всего перехватили у берегов Невервинтера - там стража что на суше, что на море не любит шутить. И в плен работорговцев не брали уже тогда. Итак, пиратов не стало, а рабы остались здесь... и некому было за ними приплыть, - приостановившись на секунду, южанин добавил:
- Конечно, костей и цепей давно там нет. Но призраки - призраки остаются там, где умерли. Пока не отомстят - это последнее, что им остаётся. Только мстить-то больше некому. Разве что какой дряхлый паша, который всем руководил с берега, ещё жив. Но он-то сюда точно не приедет, верно? Ах, вот этот грот!
С последними словами калишит нырнул, казалось, прямо в покрывающие скалу ползучие лишайники. За зеленой завесой обнаружилась сухая просторная пещера, в которой ощутимо дуло. Здесь на самом деле было гораздо прохладнее, чем снаружи. Толща скалы, вентиляция и растительный занавес хранили прохладу.
- Вы сказали, что призраки обычно появляются осенью. Обычно? То есть, изредка они могут встретиться тут и в другое время года, если не повезёт? - на всякий случай решил уточнить Артос.
- Так говорят, - пожал плечами калишит. - Сам ни разу не видел. Но когда бы ни было, они приходят только ночью.
Освир огляделся, пытаясь представить, каково это было рабам - жить тут на сквозняке, в цепях, и ждать, и ждать своих рабовладельцев, чтобы попасть в условия не многим лучше. Призраков он не боялся, напротив, они его интересовали. За свою жизнь вор не встречал достаточно опасных призраков, а вот весьма интересные экземпляры попадались, со своими историями и неразрешёнными делами.
- Вы говорите, что мёртвыми телами они не интересуются? А откуда вам это известно?
- А зачем призракам мёртвые? - калишит от удивления даже приостановился.
- Ну не знаю... - сам удивился юноша своему вопросу. Он-то просто хотел проверить, не складывал ли Юсуф в эту пещеру "свои" трупы, а получилось довольно глупо. - Вселиться в тело и ходить... Что об этом думаешь, Артос?
- Я о таком не слышал, вроде бы. Но крохотная вероятность всё же может существовать, - тормит попытался представить себе тело Мэри, ходящее за ними и пытающееся, например, задушить или загрызть; выглядело это не очень приятно. - Правда, столь крохотная, что вряд ли стоит принимать во внимание.
Студенты положили аккуратно носилки с траурной ношей, пристроили под охрану Мэри лишние вещи, как то броня, и собрались возвращаться. Освир глянул на тело, снял шляпу, и скромно встал рядом:
- Нужно, наверно, как-то попрощаться?
- Вот уж не знаю, если честно. Мы же вроде как Мэри тут не навсегда оставляем. Тем более, что потом собираемся вернуть её к жизни, - отозвался аасимар. - Но если есть желание - почему бы и нет.
- Ну, это Мэри, и мы бы не хотели больше встречаться с ней живой, - то ли пояснил, то ли уже начал свою речь юноша, поглядывая на бездыханную девушку. Он сейчас старался быть бардом, и говорить бардом, но получалось пока так себе. - Она была молодой и одарённой... хотя ни лекарских, ни друидских способностей мы не наблюдали воочию. И она, пожалуй, была нашим товарищем... хотя единственным товарищеским жестом был предложенный нам сомнительный напиток...
- Идём, - негромко произнёс паладин, когда Освир умолк.
Ариэль
Динейра вспомнила о студентах, что поступали в Академию вместе с ней. Она ещё раз сходила в тот район города, где встречала странного сержанта по имени Нокс. На этот раз она сообразила, что это был дворцовый район. Сержанта на месте не было. Ди побродила вокруг, поглядела дворец и возвращалась обратно, когда заметила, что сержант опять стоит. Эльфийка подошла к пожилому солдату.
- Здравствуйте. Что в городе нового? - Спросила она.
- Здравствуй. Я тебя помню. Заданий ищешь? - Спросил сержант.
- Нет, что вы. Я просто. - Ответила Динейра.
- Жаль. - С разочарованием сказал сержант. - А тут как раз хороший случай отличиться.
- Какой? - Заинтересованно спросила я.
- Не про тебя это. - Сказал сержант. - Живи мирно.
- Ладно. - Кивнула Динейра. После этого она вернулась в Академию.
Spectre28
Когда они, оставив вещи, снова вышли на солнце, калишит какое-то время молча вёл юношей уже знакомой тропой. Сначала наверх, потом до поляны, за которой росли эльфовы фрукты. Потом он резко поменял направление, поверну вглубь острова, к вулкану.
- Здесь короче, - коротко бросил он через плечо и снова замолчал. Впрочем, говорить здесь было непросто. Путь между толстыми стволами был узок, так что трое мужчин вынуждены были идти один за другим. На относительно широкую просеку они выбрались ещё нескоро, и там, наконец, Юсуф решил начать рассказ.
- Это давняя история, и началась она больше двадцати лет назад, когда я был молод, а на голове ещё росли волосы. Молодость - время ошибок и испытаний, а ещё - время глупости и стараний доказать свою силу. Именно так всего лишь в двадцать три года я оказался главарём банды, грабившей купцов от Лускана до Невервинтера. Да что купцы, иногда мы совершали набеги даже на пригороды, - в голосе калишита на миг мелькнула гордость, но тут же исчезла. - От стражи Невервинтера мы скрывались на севере, от лусканцев - на юге. Никогда они не могли договориться. Не стоит хмуриться. Как я уже говорил, история эта стара, и по старым долгам уже заплачено. Даже Девять не дадут больше за мою голову и ломаного медяка.
Артос хмуриться и не собирался. Конечно, грабёж действительно не был достойным занятием в его глазах, но в Тантрасе паладин встречал несколько выходцев из Твердыни Жентил, пересмотревших свои взгляды на жизнь. И вполне был знаком с тем, что зачастую о человеке стоит судить не по его прошлому, а по тому, что он делает сейчас. Впрочем, высказывать свои соображения вслух тормит не стал, и с интересом продолжил слушать рассказ Юсуфа.
Освир тоже шёл и внимал. Он вообще уже не рассчитывал, что Юсуф будет распространяться о своём прошлом, но тот сам начал разговор, а значит, чувствует раскаяние. Иначе зачем бы он стал всё выкладывать первым встречным?
- Долго мы развлекались на дорогах. Конечно, брали не всё: только дурак грабит так, чтобы человек разорился. Нет. Хотя цены на шелка и драгоценности в городах подросли, о разорённых купцах я не слышал, нет. Но в какой-то момент за нас взялся сам Нашер. Может, тронули кого-то не того, а может просто осушил он до дна чашу своего терпения, но загонщиком оказался хорошим. Хотя и мы не плошали. Наконец, через почти два месяца пряток, мы упёрлись в тупик. К тому моменту Девять загнали нас в горы, что между Невервинтером и Уотердипом. Если бывали, то знаете, что тайников и перевалов там столько, что можно спрятать армию. Но и выйти оттуда мы не могли. Пат. Держать у гор, на противоположной границе от Лускана войско - дорого. Еды в горах мало. Всем плохо, и трудно сказать, кому тогда было хуже. И тогда Нашер, склюй его вороны, предложил сделку. Люди сдаются ценой откупа от топора. Медные шахты на восемь лет, потом высылка в Амн. Не так плохо, скажете вы? Лучше, чем смерть от голода и холода в горах на правах загнанной лисицы? Я так не думал. Поэтому мы решили уходить на север, а потом на запад, - килишит замолчал на миг, потом сплюнул. - Я. Я решил. Везучий атаман, да? Но везению приходит конец. Не знаю, как, но Нашер угадал эту проклятую Баалом тропу, и нас встретили Девять во главе с хозяином Невервинтера. В общем, сделка отменилась. И Нашер предложил новую. Поединок. Побеждает он - мои ребята складывают оружие. Я - свободный пропуск через перевал. Отличная идея, так? Какой идиот поверит слову головорезов? А вот Нашер своё сдержит, подумал я. И согласился. Да что там - с радостью! Получить славу человека, который побил героя Невервинтера. Да я бы в том же Лускане в золоте купался. Ради такого, думаю, они бы и прошлое подзабыли. А слово - что ж. Я-то знал, что мои скорее попробуют прорваться. Но виду не подал. Да и я был силён, молод. На много лет моложе Нашера. Так что - вышел я в круг, - после этих слов калишит замолчал надолго. А когда продолжил, голос стал глуше.
- Поединок вспоминать не хочу. Скажу только, что пришёл в себя почему-то не в шахтах, а в полевом госпитале. А вечером меня навестил сам Нашер. Выглядел по-королевски. Он-то обошёлся царапинами. Как я его тогда ненавидел!.. Нашер рассказал тогда, что моих не осталось вовсе. Никто не выбрал шахты. А что со мной? - спросил я. И угадайте, что он ответил, этот лорд-правитель? "Не знаю". Он не знал! Впрочем, выбора у меня не было. Только лежать и слушать, пока он говорит. И отвечать, когда спрашивают. А ему было интересно всё. Откуда я. Зачем. Чего хочу. Кто думает об этих вещах в двадцать пять лет, когда последние десять прозвенели звоном сабли на зерцале? Я и не думал, пока он не спросил. Месяц я выкарабкивался, и вот, думаю до сих пор. Одно точно: когда Нашер меня отпускал, я уже не хотел возвращаться к тому, что было. Всё-таки это великий человек. И умеет смотреть, куда нужно. И задавать нужные вопросы. И у него-то ответы были, да. С тех пор я сменил много мест. Телохранитель, охранник, стражник. Честная жизнь, хотя и бедная. И опасная, потому что я-то мог забыть прошлую жизнь, а вот те, кому мы платили часть дохода - нет. Конечно, уже не на севере. Нашер поставил условием, что я туда не вернусь - так оно и остаётся, так тому и быть. Не то чтобы я хотел снова испытать тот холод, - калишит блеснул белыми зубами, потом посерьёзнел. - Так или иначе, в последние годы я искал место, где можно провести остаток жизни в покое. Без убийств, без смертей. Что было - то прошло. Никакой больше крови. И нашёл этот остров. Сюда больше не заходят контрабандисты, да и просто путешественникам делать нечего. Никто не знает, что я здесь, а лодку я утопил там, под скалой. Построил хижину, изучил лес. Наконец-то смог вдохнуть полной грудью, наедине с морем, небом и лесом. Когда увидел следы, подумал, что меня выследили, но вы не похожи на наёмных убийц. А я таких повидал.
Clopik
(Совместно с Джином и Спектром)

Освир молчал, поражённый. С одной стороны, довольно обычная история о раскаявшемся преступнике, а с другой - это пример личного героизма, когда человек переступает через себя, находит силы признать свою неправоту и изменить свою жизнь. Конечно, грабёж, обман и насилие - это проявления малодушия и слабости. Но встать на путь искупления - настоящий подвиг. Потому что нет никакого геройства в том, чтобы быть героем среди героев, и расти хорошим среди хороших.
- И это, - Юсуф внезапно хлопнул в ладоши. - Приводит нас к тому, чем мы можем быть полезны друг другу. Я - знаю лес, знаю, куда идти. А вы - можете помочь вернуть то, что у меня украли. Когда я прибыл сюда, то ещё не знал про скрии.
- Занимательная история. И, честно говоря, местами не совсем понятная. Например, я не очень в курсе, что за нелюбовь такая у Лускана не только к Невервинтеру, но и лично к лорду Нашеру, - аасимар пожал плечами. - За месяц житья в городе всего не узнать, а юность Алагондара в качестве приключенца... описывается не полностью. Впрочем, это можно и потом обсудить. Сейчас явно интереснее будут скрии и рассказ о том, как у вас было похищено... нечто ценное.
Бард молча кивнул, приготовившись слушать про загадочных "скрий", о которых почему-то Белек не сказал ни слова. С традициями же Невервинетра юноша был знаком мало, но уж про нелюбовь с Лусканом знал точно. И даже примерно знал, откуда у этого конфликта растут ноги.
- Не очень ценное, - поправил калишит, - но дорогое для меня. Скрии... я даже не уверен, что они разумны как вы и я. Хотя пользуются инструментами, это я знаю. И кое-как понимают общий. Я сам думаю так, что это результат работы какого-нибудь мага. Эксперименты с животными, которые вышли из под контроля. Или он просто про них забыл. Или умер. В общем, племя живёт здесь, и, думаю, давно. Просто они редко появляются по эту сторону от реки. Даже сейчас, хотя поначалу я их интересовал. Нет. Не я. Теперь-то понимаю, что на самом деле было нужно этим мохнозадым. Хотя и не знаю, зачем. Дело в том, что когда я говорил про одиночество, это и так, и не так. Тяжело быть совсем одному после моей жизни. Поэтому я взял с собой друга - настоящего. Чёрный кот, Рен. Приблудился откуда-то год назад, и с тех пор всегда был со мной. А здесь стал просто спасением. Вроде ты и один - а вроде и поговорить есть, с кем, пусть и ответить не может, понимаете?
Артосу нечасто доводилось быть в одиночестве, так чтобы в радиусе скольки-то там миль вокруг не было ни одного разумного существа. Но он примерно мог представить себе то, о чём говорил калишит, и кивнул в знак того, что да - более или менее понимает.
"Интересно, а как бы отреагировала на это Мэри?" - невольно задумался тормит, - "Стала бы она смеяться над сентиментальностью, которая якобы не должна быть свойственна мужскому полу? Или же отнеслась бы к Юсуфу с пониманием и сочувствием в этом вопросе? Помнится, девушка что-то говорила о весьма длительных (неделями) прогулках по лесам родного острова, когда всей её компанией были только лишь звери".
- Конечно. - коротко подтвердил Освир. Одному-то ему приходилось бывать, хотя и не очень надолго, и уж точно при этом он начинал скучать по какой бы то ни было речи.
Удовлетворившись таким подтверждением, калишит продолжил:
- Вот. Мне нужно, чтобы кто-то пошёл к этим недоноскам и забрал Рена обратно. Если, конечно, он ещё жив. И не съеден. Дорогу укажу. Конечно, я мог бы пойти и сам, но...
- А что это за скрии вообще? На кого похожи, чем занимаются, насколько опасны? - спросил лучник.
- Мелкие гады, чем-то похожи на летучих мышей. Только с добрую собаку размером, лапы почти как у людей, и морды плоские. Зубы. Опасны? Их целая стая, а красть пришли, когда меня не было дома. Ни разу не пытались напасть. Даже крика боятся. Может, конечно, это потому, что уши большие, демоны их разберут. А так... ножики мелкие используют - это видел. Не из металла, правда, на кость похоже.
Освир задумался, представляя, как с этакими существами можно общаться, учитывая, что они даже отдельно взятого отшельника боятся. Он неуверенно глянул на паладина.
- А что они любят? Есть хотя бы предположения? - поинтересовался тот. - Есть ли что-то такое, чем можно было бы привлечь их внимание, чтобы потом поговорить? Или попытаться поговорить, по крайней мере.
Юсуф повёл широкими плечами.
- Никогда не пытался. Но вы тут люди новые, а дикари обычно падки на новизну. Может, какой-нибудь необычный предмет. Но меня - меня устроит если вы просто пройдётесь через их деревню и найдёте кота. Если с вами не заговорят - что же, тоже неплохо, да?
- Вы имеете ввиду, перебить всю их деревню? - изумился Освир.
- Я имею в виду то, что я говорю, юноша, - тяжело припечатал калишит. - Пройти - это пройти. Я думаю, они просто разбегутся. За этим и нужны вы. Потому что если бы пошёл я и обнаружил, что они, например, сожрали кота или принесли в жертву - гиены бы в этот год не голодали. А мне бы этого... не хотелось. Очень не хотелось. Прошлое порой умирает дольше, чем нам бы того хотелось, и не поручусь я, что сдержался бы. Здесь, куда они не заходят - другое дело. Но в их деревне... нет. Я - не ильматири, чтобы специально подвергать себя испытаниям. Нельзя от человека требовать больше, чем он может дать, так?
Джин
Совместно с Clopik и Spectre28
- Ожидать от человека того, что вне пределов его возможностей или взглядов на жизнь - действительно не самый мудрый поступок, - кивнул аасимар. - В принципе, не только от человека. Вообще, от любого разумного существа. Да, мы вполне можем прогуляться по деревеньке этих созданий и поискать вашего кота. Кстати, а где она?
- Там, - калишит приостановился и указал рукой на вулкан, со склонов которого поднимались тонкие струйки дыма. - С горы течет река, делит эту часть острова пополам. На другой стороне, у самой горы и живёт крии. Идти тут полдня верных, но с таким ориентиром и заблудиться сложно.
- Думаю, у нас есть масса причин, чтобы выполнить это задание, - кивнул Освир, - что же, давайте приступим.
Юсуф удовлетворённо кивнул и ускорил шаг. До хижины здесь было уже совсем недалеко. В какой-то момент путники вышли почти к тропе, почти там, где троица останавливалась на совет перед тем, как выходить на поляну. В этот раз колебаться не пришлось. Калишит спокойно отвёл зелёную завесу и провёл друзей к своему дому, который, по виду, совсем не изменился. Проведя их к дальней стене, где обнаружился неширокий крытый листьями навес, южанин, усмехнувшись, махнул рукой на длинные узкие полоски светлого мяса. Остатки варана сушились всего один день, но под лёгким ветром и при жаркой погоде этого было достаточно.
- Может, покажется солёным, но пусть. Здесь это лучше, телу сразу легче становится. Всё здесь ваше - хотя, не скрою, один кусок я вчера вечером пожарил. Зайдёте внутрь перед дорогой? Порой передохнуть в прохладе - то, что нужно усталому человеку. Вода, фрукты?
Освир, заинтересованно поглядывая на кусочки вяленого деликатеса, сверился со своим состоянием. Сегодняшний настрой, как ни странно, положительно влиял и на дух, и на тело, поэтому такой усталости, как вчера, он не чувствовал. Зато интерес, напротив, толкал его дальше в лес, скорее к таинственным зверолюдям. Отказывать гостеприимному хозяину было неудобно, но и рассиживаться зря не хотелось.
- Наверно, мы бы лучше не тратили время, и пошли дальше, да, Артос? - юноша вопросительно взглянул на аасимара. - Я чувствую себя в целом бодро. А вот от предложенной провизии точно не откажемся - мы-то этим, как оказалось, не озаботились.
- Я тоже не ощущаю особой усталости, - ответил тормит. Сказывалось отсутствие лат, подходящий для этого климата завтрак, да и решённый (пусть и временно) вопрос с Мэри. - Но прогулка по такой духоте, да ещё в полдень - по идее, быстро может выпить все силы. С другой стороны, эти самые скрии, по идее, тоже в самое жаркое время могут испытывать потребность подремать, и тогда их не придётся даже пугать - пусть себе отдыхают. Просто придём, поищем и... дальше в зависимости от того, каков будет результат поисков.
После небольшой паузы паладин поинтересовался у Юсуфа:
- А их деревенька тоже в лесу или под открытым солнцем? Мало ли.
- В лесу. Поэтому никаких деталей, сам понимаешь. Я видел только самый край. Домики прямо на деревьях, всё в цветах... как фестиваль.
- Очень мило, - задумчиво ответил бард, заранее представляя себе это великолепие. - Тогда пополним запасы и пойдём? Мы и так уже потеряли целый день.
- План вполне себе хорош, кивнул Артос.
Пополнение запасов и прочее прошло, сопровождаемое лёгкой, ненавязчивой болтовнёй ни о чём. После недолгих сборов герои отправились на поиски чёрного кота Рена в таинственную и, конечно же, опасную деревню странных пугливых гуманоидов.
Spectre28
В глубине острова было ещё жарче, чем на берегу. Сюда не доставал морской ветер, чуть разгонявший тяжелое зеленое марево на побережье. Покрывало из листьев в несколько ярусов как и прежде не пропускало солнце, но одновременно работало как толстая подушка, удерживающая влагу. Впрочем, местным животным и насекомым это ничуть не мешало. Если в окрестностях тропы животные и птицы опасались людей, то здесь яркие маленькие птички подпускали их чуть не на расстояние протянутой руки, с неохотой снимаясь с усыпанных ягодами веток в самый последний момент. Однажды прямо из под ног Освира с пронзительным взвизгом порскнуло два маленьких полосатых кабанчика. Насекомые, порой размером с ладонь лениво жужжали вокруг, но, к счастью, особенного интереса не проявляли. Только порой на лету тыкались в путников и, недовольно гудя, улетали прочь. Более мелкие мухи были настойчивее но, кажется, предпочитали не улетать далеко от родных полян. Так что докука от лезущей повсюду мошкары быстро заканчивалась, стоило пройти ещё сотню-другую шагов. Казалось, что остров разбит на строгие зоны с невидимыми границами, которые никто не рисковал нарушать.
Гора сквозь полог казалась скорее чёрным маревом, нависающей тенью. Хотя иногда, в прорехах тканного листьями одеяла Освир с Артосом видели морщинистые склоны, на которых зелень перемежалась коричневыми и чёрными потёками. Кое-где склоны были пологими, в одном месте образуя широкое плато с собственными небольшими холмиками. Ничего похожего на блеск воды видно не было, но река легко могла прятаться между складками.
Через пару часов пути вор начал сбавлять ход, и наконец остановился отдышаться. Он плюхнулся на какое-то разлапистое растение, достал флягу и сделал глоток. Мысли о еде на такой жаре не возникали, но отдохнуть немного не помешало бы.
- Ты доверяешь нашему новому другу? - вдруг спросил он аасимара.
Тот немного помолчал, прислушиваясь к внутренним ощущениям.
- Можно сказать, что да. По крайней мере, до сих пор он ни разу не продемонстрировал чего-то такого, из-за чего его можно было бы подозревать в злом умысле или вроде этого, - тут тормит задумчиво прищурился. - Ты же не просто так задал этот вопрос? Есть предположения?
- О нет, - Освир замахал рукой, делая ещё глоток, - Он мне тоже нравится. Явно опытный человек, прекрасный следопыт, держится начеку - это восхищает. Если его история правдива, то раскаяние и желание исправится восхищает тем паче. Но меня не перестаёт преследовать одно сомнение. Отчего бы ему, такому доброму и хорошему, сразу не указать нам, где искомый Тзарк? Мы бы могли за один день, не бегая туда-обратно, добыть и кота, и артефакт. Зачем вся эта... торговля услугами?
- Мне вот теперь тоже интересно стало. Конечно, это можно объяснить и тем, что Юсуф хотел бы побольше времени провести в обществе того, кто может поучаствовать в беседе активнее, чем кот, - пожал плечами Артос, - и лично я других вариантов не вижу. Но может ты что скажешь.
Молодой человек пожал плечами, и поднялся на ноги:
- Было одно предположение. Может, он до сих пор не верит окружающим, и считает, что мы исчезнем, как только заполучим Тзарк?
- А... Это вполне могло быть. В конце концов, Юсуф о нас мало что знает. Да и после такой жизни, возможно, всюду будешь искать подвох, - вздохнул аасимар, - а если уж тут регулярно заскакивают в гости наёмные убийцы...
- Возможно, - Освир кивнул, убирая фляжку. - Ну что, идём дальше?
Поднявшись вслед за бардом, Артос ответил:
- Конечно же. Вперёд, и с песней.
Освир улыбнулся, достал гитерн и зашагал дальше, действительно запев - не слишком громко - бодрую песенку про бравых героев и кровожадных монстров, про томящихся и алчущих отмщения духов рабов, про сочные фрукты и палящий зной - в общем, импровизировал на ходу.
Clopik
(Совместно с Джином и Спектром)

Обещанная река дала о себе знать заранее шумом воды. Местность здесь резко поднималась, поскольку путники подошли к самому подножию горы, и в какой-то момент бард с паладином вышли на широкую прогалину, где между каменистыми берегами бежал быстрый поток. Река была неширока, всего лишь с десяток шагов, и не очень глубока. Прозрачная там, где не было бурунов и перекатов вода позволяла разглядеть усеянное яркими камешками дно. Ровный гул, доносившийся откуда-то выше по течению, говорил о том, что там река или делала изгиб с крутой стремниной, или образовывала небольшой водопад, который не мог заглушить даже лес.
Освир какое-то время наблюдал за водными бликами и наслаждался журчанием ручья, потом радостно бросился к берегу - вымыть руки и лицо. В жару это всегда помогало - даже когда нет возможности полностью искупаться, или вода была недостаточно чистой, чтобы пить, можно было намочить руки, и чувствовать себя обновлённым. Впрочем, кто сказал, что сейчас таких возможностей не было?
- Предлагаю искупаться! - засиял бард улыбкой во все зубы. - Пожалуй, мы достаточно намучались в дороге, и теперь можем позволить себе привал.
- А? - переспросил Артос, оторвавшись от затягивающего процесса наблюдения за текущей прозрачной водой. Собственно, он почему-то как залип на это при подходе к потоку, так всё это время и продолжал любоваться. - Я не против. Кстати, тут ещё какие-то рыбёшки плавают, ты заметил?
- Заметил, - подтвердил вор, бросив на землю сумку, и принялся раздеваться, - Так что мы можем совместить отдых с работой. Ловил когда-нибудь рыбу голыми руками?
- Нет, но всё когда-нибудь бывает в первый раз, - философски заметил аасимар, последовав примеру спутника. Раздевшись полностью, Артос осторожно плюхнулся в воду и неторопливо поплыл.
Освир тоже окунулся в живительную прохладу реки. После долгих переходов на жаре тело просто таки торжествовало от такого подарка.
Накупавшись вдоволь, лучник всё-таки принялся изучать рыбку и её поведение. Он пришёл к выводу, что лучшим инструментом здесь было бы копьё, но такового ни у кого не было, поэтому он решил попробовать орудовать стрелой. Поначалу получалось не очень хорошо, а вернее даже совсем не получалось. Освир был ловок, но рыбёшка всё-таки проворнее.
Посмотрев на эти упражнения, тормит вздохнул. Уж ему-то точно не светило поймать обитательниц местного водоёма в их стихии. Разве что... попытаться пугать их так, чтобы они сами мчались в сторону барда? Подумано - сделано. Паладин принялся нарочито шумно прохаживаться по дну реки, выше по течению от того места, где Освир занимался ловлей. Тот в свою очередь научился замирать, как цапля, обманывая таким образом рыбу. Совместными усилиями дело пошло чуть лучше, и за каких-то полчаса студенты наловили четыре рыбы разного размера, что уже могло бы послужить трапезой. Чрезвычайно гордый их стараниями, вор оглядел улов и улыбнулся коллеге:
- Мы с тобой молодцы! Гляди как постарались. В следующий раз, правда, будем строить запруды. Я вспомнил, что мне брат что-то такое показывал, но это дело показалось мне долгим и муторным. А теперь, полагаю, стоит заняться обедом.
Джин
Совместно с Clopik и Spectre28

- После купания - безусловно стоит, - бодро отреагировал на подобное предложение Артос, - вот только я не взял с собой ничего острого, кроме меча. Если у тебя есть, чем выпотрошить рыбу - то мне в это время можно заняться поисками топлива для костра.
Вытянувшись из водоёма, паладин некоторое время посидел на солнце, пока не обсох, и только потом решил одеться.
Вор в это время, не особо сопротивляясь, принялся орудовать кинжалом, готовя улов к употреблению в пищу. Его никогда не смущала эта довольно грязная и неблагодарная работа, которую обычно складывают на женщин или совсем безруких. Может быть, из-за того, что в детстве часто приходилось заниматься разделкой рыбы или дичи. Вот и теперь Освир предался воспоминаниям о давно ушедших временах, о щедрых землях и о добрых родителях.
Облачившись обратно в свою одежду, тормит, как и говорил, пошёл искать что-либо, пригодное в качестве дров. Поиски заняли больше времени, чем он ожидал. Дерева в лесу было в избытке, но здесь даже выглядевшее сухим дерево впитывало влагу, как губка, а часть подходящих стволов была изъедена какими-то насекомыми и годилась скорее на трут. Но в итоге ему удалось набрать охапку достаточно сухих веток и коры, которых хватило на костёр. Вернувшись обратно к берегу реки, Артос освободил руки и начал складывать кострище.
Освир к тому времени уже покончил с чисткой рыбы, и покорно ждал возможности почувствовать себя поваром.
- Сварить уху или испечь в костре, что по-твоему будет лучше? - поинтересовался тормит, позаимствовав у барда огниво и возясь с розжигом принесённых дровишек. - Хотя, о чём это я. Котелков или чего-то наподобие явно же не прихватили. Или ошибаюсь?
Так или иначе, рыба оказалось приготовлена и съедена (точнее было бы сказать - сожрана) с огромным аппетитом. Как-никак, купание всегда разжигает голод. Во время трапезы Артос рассказал случай, произошедший с ним во время его поездки по Кормиру в маленькой группке приключенцев. Их наняло знатное семейство, чтобы вызволить их дочь из плена (по крайней мере, предполагалось, что её удерживают насильно). Но когда доблестные герои со значительным трудом всё же победили пленителя, которым был ещё один представитель благородного сословия, то вместо благодарной "девицы в беде" их встретила разъярённая тигрица, очень недовольная тем, что какие-то проходимцы посмели ранить её любимого мужа. Впрочем, благодаря хорошо подвешенному языку пары человек из партии недоразумение завершилось относительно благополучно - родители девушки признали брак, и даже устроили в честь этого хороший званый вечер. Приключенцев щедро отблагодарили оба семейства.
Бард, выслушав эту историю, поначалу залился сытым смехом, но потом задумался и выпучил глаза на аасимара:
- И... какой, прости, из этого должен следовать вывод?
- Что любая ситуация может оказаться не тем, чем видится на первый взгляд? - пожал плечами Артос. - Впрочем, мы об этом уже недавно говорили, вроде бы. А так, это ещё и достаточно забавная история.
- Да, ты прав, - протянул Освир, размышляя о своём. - Что ж, давай собираться дальше, навстречу приключениям, и постараемся разбираться в ситуации. Здесь мы и провели уже достаточно много времени.
Студенты дожгли остатки своего пиршества в костре, собрали пожитки и уже через недолгое время отправились дальше в направлении деревни.
Spectre28
Вскоре, менее чем через полчаса ходьбы им начали попадаться следы присутствия разумных существ. Не тропы, дома или ловушки – ничего такого, чтобы каким-то образом вмешивалось в жизнь леса. Но то тут, то там какое-то дерево с плодами было аккуратно подвязано, чтобы не упало. Берега встретившегося ручья были выложены красивыми, яркими камнями. Пару раз на пути встретились искусственные поляны – ветви деревьев были отведены в сторону так, что солнце образовывало колодцы света. Это было особенно заметно сейчас, в послеобеденное время. На одной из таких полян путники и были вынуждены остановиться – небольшая стрела с алым оперением вонзилась в землю почти вертикально в нескольких шагах перед Освиром.
- Р’тна! – голос, раздавшийся сверху, звучал скорее как верещание неведомой птицы, но в нём ощущался приказ. На верхнем ярусе почти невидимое в листьях существо угрожающе махнуло новой стрелкой. Насколько друзья могли разглядеть, создание было размером с крупную собаку, с плоской мордой и большими перепончатыми крыльями. Короткий мех был нежно-зеленоватого цвета. Когда оно говорило, в пасти блеснули белые длинные зубы.
- Не знаю, что он там орёт, - негромко произнёс тормит, - но судя по всему, нам предложено остановиться? Так или иначе - что будем делать?
Освир медленно поднял руки, показывая, что не вооружён. Он спокойно посмотрел в лицо незнакомца и громко, но не резко произнёс:
- Мы - простые путешественники. Пришли с мирными целями. Вы говорите на Общем?
Морда существа скривилась в мучительной гримасе, потом оно заговорило гораздо медленнее, хотя всё так же глотало звуки. Впрочем, с такими зубами говорить внятно, наверное, было и нельзя.
- Т'. Кт' т'кой?
- Я Освир, бард, - юноша показал рукой на себя, потом на аасимара, - А это мой друг Артос. Мы пришли познакомиться... и поменяться.
- Либо поменяться, либо как-то иначе договориться об одном интересующем нас деле, - внёс некоторую поправку тормит.
- Чт' з' д'ло? - создание упорно не опускало небольшой лук.
Освир покосился на паладина. Похоже, тот привык строить свои речи только вычурно. Впрочем, неведомое существо их тоже вроде понимает, а значит, не имеет смысла нарочно изголяться с упрощением предложений.
- По нашим сведениям, у вас есть маленькая зверушка, чёрный кот. Очень важный и очень нужный кот, и мы хотели бы его получить.
- Н' зна' звр... шк'. Ухди!
- А ты знаешь всё, что происходит у вас в селении? Вдруг такое событие, как появление нового жильца в деревне, пока прошло мимо твоего внимания? - опять вступил в беседу Артос. - Это я к чему. Возможно было бы разумнее дать нам пройти и поспрашивать ещё у кого из ваших?
Не то, чтобы паладин рассчитывал, что дозорный совершенно точно согласится с его предложением, но чем Бейн не шутит? Вдруг и получилось бы.
Существо разразилось целым потоком щебечущих звуков, но так быстро, что нельзя было даже различить пауз между словами – если они были. Завершил тираду долгий переливчатый писк, на который откликнулись ещё несколько похожих голосов. Не прошло и нескольких секунд, как к созданию присоединилось, спланировав на ветку пониже, ещё одно такое же. Мех нового пришельца был темнее, а морда – уже и изящее, да и в целом он был тоньше и легче. Никакого оружия видно не было. Зато, когда оно заговорило, речь оказалась куда более лёгкой для понимания. Голос, выше и чище чем у сородича, звучал почти по-человечески.
- Мы не п’нимаем. Чт’ есть... к’т? Кот. Да, кот.
- Кот - это такой хищник, как ягуар или тигр, только маленький, - терпеливо пояснил Освир.
Джин
Совместно.

Тормит задумчиво потёр подбородок, заодно ощутив что после купания уже опять успел хорошенько вспотеть. Как ни странно, но подобные якобы простые вопросы на его памяти почти всегда оказывались весьма и весьма трудными. Казалось бы - ну что тут такого? Коты - существа вполне себе обыденные, почти постоянно мелькающие перед глазами. По крайней мере, если регулярно бывать в местах обитания достаточно большого скопления людей. Но с другой стороны - они были настолько привычными, что дать их определение или описание было как раз-таки нелёгким делом. Сосредоточившись, аасимар начал неторопливо выдавать собеседникам порции информации.
- Это такое четырёхлапое существо. С хвостом и покрытое шерстью. Примерно вот такого размера, - последняя фраза сопровождалась жестом, призванным продемонстрировать предполагаемые габариты Рена. - Любит ловить мышей и птиц.
- Л’вит м’шш и ’тц?! - создание, придя в крайнее возбуждение, снова заговорило почти неразборчиво, а голос поднялся до писка. - Н’т! Н’нвидим! Н’т т’ких! Н’ с-с’шть!
Последнее слово, вылетевшее из уст собеседника, Артосу не удалось понять досконально. Впрочем, это было не особо важно. Общий смысл тирады от подобного сильно не изменился. Впрочем, как ответить на такие заявления - тормит не представлял, и потому глянул мельком на Освира. Возможно, тот со своим хорошо подвешенным, как и у почти всех бардов, языком сможет повернуть ситуацию в нужное русло.
- Нет таких? - настороженно переспросил музыкант, чуть ли не поворачивая голову набок. Ему тоже с трудом давалось понимание особенностей произношения этих дикарей. На последней фразе он ещё больше засмущался, - Не... существовать?
- Н’т! Н' сл'шть, - уже чуть спокойнее отозвалось сознание. - Вы ух'дить.
- Простите, но нам точно указали, что кот находится у вас, - попробовал настоять Освир, - Мы можем обменять его на что-нибудь полезное, или, скажем, преподнести вашему поселению какой-нибудь дар.
- Н’т! Нет убийц птиц. Нечего менять.
До Освира вдруг начало доходить, что они действительно не встречали на острове ни ягуаров, ни кого подобного, и даже Белек делал на это ударение, хотя в подобной климатической зоне кошачьи должны быть довольно распространены. Это, конечно, не доказывало, что скрии из любопытства не прихватили неведомую зверушку, но уж точно делало их удивлённую реакцию понятной. В растерянности юноша посмотрел на своего компаньона.
Тот тоже был растерян, причём весьма сильно. Однако постарался взять себя в руки.
- Если он не у вас, то смею предполагать, бродит где-то по джунглям, - сказал Артос, обращаясь к скрии. - Я, конечно, понимаю, что подобное будет звучать достаточно нахально, но не могли бы вы помочь в поисках этого создания?
- М'р б'льшой. Наша земля мала. Здесь н'т того, кт' ест пт'ц. У скри'и н'т времени помогать. Р'стениям надо заботу. Ищите сами. Где х'тите. Но есл' в лесу, то этот... кот. Да. Ск'рее уже умертвлён.
Растерянность Освира перевалила уже крайнюю степень, и сменилась активными размышлениями. Ему теперь надо было посоветоваться с Артосом, а от аборигенов явно было нечего ожидать. Поэтому бард, наконец придя в себя, отвесил довольно элегантный поклон.
- Что же, благодарим вас, добрые скрии, за то, что ответили на наши вопросы и уделили часть вашего времени. Мы будем помнить ваш радушный приём, - он обернулся на паладина. - Идём, мой друг?
Оба скрии проводили их ничего не выражающими блестящими глазами.
Clopik
(Совместно с Джином и Спектром)

На обратном пути, удалившись на достаточное расстояние от поселения аборигенов, Освир наконец обратился к своему попутчику.
- Что ты думаешь об этом, Артос? О котах скрии не слышали, а ведь они, по словам Юсуфа, долго наблюдали за ним...
- Они могли наблюдать за ним, и при этом не знать о том, как называется подобный вид живых существ, - пожал плечами аасимар. - Меня вот немного беспокоит последняя их фраза.
- Про умерщвление кота? Или про помощь растениям?
- Про умерщвление, конечно же. Возможно, они знали об этом чуть больше, чем сказали. И, - тут тормит махнул рукой, - о чём это я. Вряд ли бы скрии ответили на вопрос "А был ли он у вас?", даже если моё предположение верно.
- Думаешь, скрии врут? - вор специально сделал ударение на поселенцах, а не на слове "врут". Его-то ход мыслей привёл уже в совсем другую сторону. - Думаешь, следили, видели кота, а потом похитили и "умертвили"?
- Такого варианта исключать нельзя. Но, если так и произошло, то кота у них и вправду не было, когда мы пришли. Уже. - паладин задумчиво потёр подбородок. - А как ты считаешь? Что, скорее всего, могло произойти?
Освир приостановился, задумчиво обмахиваясь шляпой, и соображая, как безболезненно донести свои опасения.
- А у меня не получается верить Юсуфу... Хочется, но никак не получается! Я считаю, что скрии говорят правду. Слушай. На этом острове мы действительно не встретили крупных кошек, их описание смутило и испугало дикарей. Значит, и нет тут ничего подобного. Значит, либо они не следили за Юсуфом, либо следили... и никакого кота у него не было. Как тебе такая версия?
- Тогда в чём смысл задания, которое он нам дал? - удивлённо приподнял брови тормит.
- Я не знаю, в чём смысл... - сокрушённо признался вор, - Но вывод получается: врёт нам Юсуф. И тогда мы опять возвращаемся к утреннему вопросу: почему не сказать нам заранее расположение Тзарка, чтобы избежать лишней ходьбы через пол-острова? А потому что и не знает он ничего об артефакте. А может, и нет никакого Тзарка, как не было кота...
- То есть, всё это либо одна большая проверка для студентов-новичков, либо, если уж быть совсем пессимистами, способ избавиться от лишних, - вздохнул Артос. - Хотя, насчёт второго варианта я что-то совсем вряд ли в ту степь.
- Проверка? - изумился юноша, - Или такая дурная шутка? Не знаю, не знаю... надо это обдумать. Знаешь, я бы мог попробовать проверить местных жителей, буде они тупыми глуховатыми троллями - проник бы в лагерь, и поискал бы какие-нибудь следы присутствия несчастного животного. Но эти наверняка различают мельчайший звук, да и следят за территориями, как видишь, тщательно, так что мирно такое сделать не получится. Остаётся... честно говоря, я уже запутался, что нам сейчас остаётся делать.
Джин
Совместно.

- А какие у нас вообще есть варианты? - задумчиво произнёс аасимар. - Попытаться найти Тзарк самим или же вернуться к Юсуфу и рассказать о результатах визита к скриям. Возвращение в Академию, как мы уже знаем - нам не светит, портала не обнаружено.
- Но нас ведь должны как-то забрать. Может, портал откроется на третий день? - Освир растерянно почесал затылок. - Вообще, по-моему как-то глупо возвращаться к Юсуфу. Если он нас обманул, то едва-ли признается. Если и признается, то нам придётся возвращаться к порталу несолоно хлебавши, потому что расположение Тзарка он нам не раскроет. А если он нас и не обманывал, то задание мы провалили, кота не достали, так что он всё равно имеет право не рассказывать нам, где Тзарк. Сплошной проигрыш!
- Может, и не очень умно, но всё же желательно было бы рассказать ему о результате поисков, - ответил тормит. - Ну а дальше - будем посмотреть, как любил говаривать один мой знакомый полуорк.
- Артос, опомнись! - Освир воздел руки к небу. - Если калишит нас обманул, и не было никакого кота, то зачем он нас отправил к дикарям? Может, он хотел от нас избавиться? Может, рассчитывал, что скрии нас прикончат? Зачем бы нам возвращаться к человеку, который врёт и отправляет на смерть? Или у вас, паладинов, так принято?
- Если. А если он не обманывал? Точно-то мы не можем сказать - да или нет, а предположения можно строить до бесконечности. Впрочем, - помолчав, добавил аасимар, - действительно, стоило бы учесть и такой вариант, хотя я не совсем понимаю, почему тогда Юсуф пошёл таким вот сложным путём. Мог бы устранить незваных гостей и собственноручно. Как по мне, у него бы это вполне вышло.
Вопрос об обычаях божьих воинов Артос затрагивать не стал, предположив, что он был сугубо риторическим.
- Хорошо, - согласился вор, - мы не будем строить предположения до бесконечности. Давай просто подумаем, что будет хуже: вернуться на заклание бандиту и лгуну, или не вернуться к хорошему человеку, который пытался помочь?
- А заодно примем во внимание, что к порталу нам, по идее, придётся идти мимо домика калишита. Ну... к месту, где мы ожидаем увидеть портал, - на всякий случай уточнил Артос, - к тому самому гроту. Да и тело Мэри мы же вроде не передумали забирать в Академию?
- Не передумали... - задумался Освир. - Может, ты и прав. Прятаться от опытного следопыта на его же территории - занятие довольно глупое и бесполезное. Но подумай вот о чём. Если самые дурные предположения окажутся правдой, чем нам это грозит?
- Полагаю, если самые дурные предположения окажутся правдой - мы умрём, - ответил тормит. - Хотя, нет. Ведь самую плохую версию высказала наша ныне покойная спутница, и по ней нас сначала освежуют, причём непонятно живьём или не очень, а потом ещё и съедят.
- "Полагаю, умрём"! - передразнил молодой человек. - И оно того стоит, чтобы просто проверить, какая из рабочих гипотез верная?
- Не спорю, вариант выглядит непривлекательно, - кивнул аасимар, - но разве у нас есть идеи получше?
Spectre28
* * * * *

Путники вновь пришли на полянку у подножия горы. Однако, в этот раз Освир не встретил её таким восторгом, как в предыдущий. Загадка с калишитом и котом занимали все его мысли, и ни один способ решения не приводил к правильному ответу. В конце концов, Артос зародил сомнения в светлой голове барда: ведь это могла быть действительно проверка от преподавателей, тогда Юсуф становился не Юсуфом, а скрии - не скрии. Эта версия была интересной, а главное - встречала меньше всего сопротивления на своём пути.
Его размышления прервала лёгкая дрожь земли под ногами. Почти так же, как тогда, на побережье, где волны били в каменные стены острова, только глуше и гораздо дольше. Дрожь, пробиравшая до костей, длилась добрые десять секунд. Из леса, спугнутая, взлетела стая пёстрых маленьких птиц, пищащих на разные голоса. Потом земля успокоилась, словно ничего и не было; только высоко над головами путников вершину горы окутало облачко бело-сизого пара, и ещё одна дымная полоса заструилась рядом, с ближнего к друзьям склона примерно в трети пути от изломанного пика.
- Что это было? - поинтересовался тормит, оглядываясь вокруг. Изменения в задымлённости вулкана он заметил не сразу, да и когда заметил - всё равно предпочёл дождаться объяснений от более знающего человека, а не строить догадки и предположения. Одно интереснее другого.
- Извержение, должно быть, - пожал плечом Освир, который тоже не совсем был уверен в этой версии, - Пожалуй, не стоит тут задерживаться, у подножия. На всякий случай.
- Если это действительно извержение, то для пущей безопасности нам не стоило бы вообще и на острове задерживаться, - произнёс аасимар, ещё раз осмотрев склоны горы, - ну а так - да, идём дальше.
Clopik
Уже знакомая дорога ложилась под ноги быстрее, чем на пути к скрии. Но когда друзья добрались до знакомой поляны, на лес уже готова была опуститься тяжёлая бархатная ночь. Птицы отчаянно верещали, словно желая наораться перед сном. Освещённая заходящим солнцем хижина выглядела мирной и спокойной. Ветер утих, и занавеси за распахнутыми ставнями не шевелились. Хозяина полянки - или острова, как он сам утверждал - нигде не было ни видно, ни слышно.
- Как говорится, момент истины, - вздохнул Артос, на пару секунд приостановившись. В конце концов, блуждания по джунглям давали о себе знать. Да и несмотря на все доводы, которые приводил сам тормит, ему хотелось ещё хоть ненадолго оттянуть предстоящий разговор с Юсуфом. Если того, вдобавок, удастся найти.
- Кажется, никого нет? - предположил бард, - Наверно, проверяет свои ловушки в лесу.
- Думаешь, отправился на ночь глядя? - тормит выглядел озадаченным. Впрочем, он, в отличие от своего спутника, в этом деле не разбирался. Мало ли - может, всё обстоит именно так, как сказал Освир. - Не знаю, честно говоря. Мы могли бы, конечно, подождать тут. Или сходить, проверить - может, наш знакомый у себя дома, а не где-то ещё. Но не пора ли бы подыскать место для ночлега?
Освир разглядывал поляну, мечтая иметь такие же следопытские навыки, как у Юсуфа, а заодно раздумывал, как лучше бы поступить сейчас. Божий воин явно пошёл на попятную, и теперь вовсе не так уверен, как раньше.
- Да, ты прав. Мы пройдём и посмотрим, дома ли он, а если нет - пойдём в наш грот. Кажется, других подходящих для ночлега мест по пути не было.
Словно смеясь над опасениями, хижина и поляна выглядели умиротворёнными и спокойными. Из травы под ногами паладина вылетела стайка мелких птичек, которые бранливо высказали всё, что думают о больших двуногих, которые мешают кормиться, и этот переливчатый треск гармонично вписался в уже привычный путникам шум. Юсуфа не нашлось ни за хижиной, ни на делянке, которая, впрочем, чуть увеличилась в размерах. Инструменты были аккуратно сложены под навесом и замотаны в лёгкую ткань.
Когда Освир подошёл к двери, то обнаружил то, что могло пролить свет хотя бы на часть вопросов, которые мучали его и его спутника. На вытоптанной траве, незаметный издали, лежал обрывок бумаги, проткнутый прочным растительным шипом. Видимо, изначально бумажка была пришпилена к двери, но порыв ветра или любопытная птица сорвали записку.
"Ушёл за Тзарком - так оно быстрее, друзья. Если вы вернётесь раньше, то дверь открыта, котелок на огне, пользуйтесь, сколько душе угодно. Хотя лежанка у меня только одна, но достаточно широкая".
- Гляди, Артос! - просиял вор. - Юсуф будто услышал наши сомнения, и сам отправился за артефактом... Ну или хочет, чтобы мы так думали.
Освир протянул товарищу клочок бумаги, радуясь, что хотя бы эти сомнения рассеяны.
- Он или рассчитывает справиться очень быстро, или по каким-то причинам предполагает, что мы долго провозимся со скрии, - задумчиво наморщив лоб, заметил тормит после того, как прочитал и для надёжности ещё раз перечитал текст записки. - Если второе - то не совсем понятно, почему.
- Если второе, Артос, то мы должны были попасть в их деревню, мытьём или катаньем. Остаётся гадать, рассчитывал на это Юсуф-головорез или Юсуф-преподаватель.
- Или всё же не должны были, а всего лишь могли. Обратный вариант ведь тоже допускается, - заметил паладин. - Ладно. В любом случае, утро вечера мудренее. Не будем же мы впотьмах бежать обратно к деревне?
Освир кивнул, на самом деле не совсем уверенный, согласен он или нет, и с чем именно он согласен. Эта "тайна Юсуфа" казалась ему хрустальной пирамидой, которая, откуда ни загляни, искажает изображение. И, как хочется поднять такую пирамидку, чтобы посмотреть картинку под ней, так ему уже хотелось схватить калишита за грудки и вытрясти из него правду. Что наверняка имело бы неприятные последствия.
- Ну так что, воспользуемся предложенным гостеприимством? - поинтересовался Артос. Хотя, вопрос был скорее уж риторическим. Хорошая крыша над головой и сытный ужин всяко лучше ночлега в пещере, да ещё - на голодный желудок, скорее всего. А вопрос с Юсуфом и его котом (если тот вообще существовал) - что ж... его придётся решать в любом случае.
Лучник вновь кивнул и молча проследовал в жилище островитянина.

(Совместно)
Spectre28
Хижина состояла из большой комнаты - действительно, с одной широкой лежанкой у стены, такой, что на ней могли легко разместиться два, а то и три человека - и очагом по центру. Над присыпанными пеплом углями на треноге висел котелок, накрытый крышкой - даже сейчас от него исходил отчётливый вкусный запах чего-то мясного. В единственном открытом шкафу, сколоченном из толстых досок, лежали несколько мисок и прочая утварь - хотя нижние полки были отведены под несколько тонких одеял и пару комплектов одежды. Под шкафом притулилась небольшая миска с водой. На другой стене явно были скобы для оружия, но они сейчас пустовали. В остальном хижина была совершенно пуста.
- Скромненько, - оценил бард, оглядываясь и внимательно всё разглядывая. - Только не могу отделаться от ощущения... Всё это давит на меня, Артос. И лачуга эта, и поляна, и лес, где умерла Мэри... и эти пустые крепления для оружия... Но мы и без того отнеслись небрежно к просьбам Юсуфа, отказываться теперь и от гостеприимства будет крайне бестактно.
Пока паладин, осматриваясь, думал над вопросами тактичности, Освир подошёл поближе к одной из досок в полу, которая выглядела как будто новее и чище других. Задумчиво ковырнул ногой.
- Гляди, Артос, - юноша на всякий случай указал на интересующий предмет пальцем, хотя его приятель вроде и сам уже всё заметил. - Секретики. Милые трогательные секретики. Очередные.
- Думаешь, там что-то спрятано? - поинтересовался тормит, которого обстановка тоже не сильно радовала. Особенно отсутствие оружия. Значило ли это, что дорога за Тзарком наполнена опасностями? Или Юсуф просто привык всюду ходить вооружённым?
- Думаю? - вор улыбнулся и поглядел на собеседника с каким-то странным блеском в глазах. - Я собираюсь это проверить! Потому что мне до импов надоело гадать, друг или враг, врёт или не врёт, убъёт или пригреет. Так что тебе, мой законопослушный друг, я предлагаю посторожить у двери, пока я тут... - юноша достал кинжал и красноречиво повертел в воздухе, - буду мародёрствовать.
- Неопределённость изматывает, это да, - ответил Артос после недолгих колебаний. Отрывисто кивнув то ли лучнику, то ли самому себе, тормит осторожно повернулся и вышел из хижины.
Освир проводил взглядом своего товарища. Он специально поставил свою фразу так, чтобы тот остался в хижине, если пожелает, или вышел наружу, если грабёж и взлом тайников окажутся слишком тяжким преступлением для сердца паладина. Что ж, он вышел, быть посему. Светловолосый кивнул и принялся копаться в "секретиках".
Доска отошла на удивление легко, не обнаружив под собой никаких неприятных сюрпризов, буде то ядовитые змеи или разрывающиеся резервуары с краской. В тайнике оказалась небольшая книга в кожаном переплёте. Может, кому-то такие методы и кажутся неприемлемыми, но для Освира это было и безопасно, и эффективно, потому он принялся просматривать по диагонали содержимое найденного документа. Чёрная книга оказалась дневником, но из тех, значение которых непосвященному сразу не понять. Заполненных листов было всего три, и на каждой крупным чётким почерком были какие-то названия и цифры. Последняя группа записей, которыми началась последняя страница, выглядела так:
"У-р 16 - Северная звезда 11: 120
Х-р 5 - Сияние 5: 320
Ч-с 1 - Сияние 18: 200
М-л 15 - Гордость Лускана 10: 170
К-н 9 - Гордость Лускана (цифра перечеркнута и исправлены на 10-11?) "
На этой строке двух завершающих колонок чисел не было.
Вор призадумался. Вообще-то он ожидал увидеть дневник в более привычном понимании этого слова: записи о погоде и наблюдениях, о ловушках и посевах, которые наверняка бы вёл отрезанный от цивилизации отшельник. Ожидал встретить там упоминание о студентах, котах или скрии, но всё оказалось совсем не так. Поначалу находка разочаровала Освира (опять загадки!), и он уже было решил убрать её на место, но пытливый ум принялся решать головоломки. Очевидно, что первые буквы и цифры представляли собой даты, а последующие названия походили на имена то ли кораблей, то ли оружия, то ли беговых лошадей. Всё бы ничего, но последняя дата проставлена сегодняшняя, и от этой мысли по спине пошли мурашки. Изо всех сил студент попытался представить себе, что это дневник преподавателя, но определение "гордость Лускана" совсем не походило на них с Артосом.
В это время тормит старательно вглядывался и вслушивался в ночь, которая окружала хижину плотным кольцом. Предосторожность никогда не помешает. Особенно, на незнакомом острове. Тут явно были дикие звери, которые могли (мало ли) решить проведать поляну. Или же не дикие звери, а те же скрии.
Или Юсуф... Хотя, последнее было бы абсурдно. Захотел бы убить - сделал бы это безо всяких изощрений типа заманивания на ночлег в свою хижину. Но всё равно: и этот вариант не стоило сбрасывать со счетов. Как бы неприятно таковое ни было. Ночной лес выглядел спокойным, пусть и - уже - привычно-шумным; ему не было дела до тревог Артоса или в принципе до дел странных двуногих.
Джин
Совместно.

Не забыв бережно закрыть тайник, как был, сын Томмена вышел из лачуги, тщательно осмотрев окружающие джунгли - но с этим ему повезло не больше чем тормиту. Или они еще недостаточно привыкли к джунглям и не умели их "читать", или вокруг действительно не было ничего опасного.
- Пойдём лучше отсюда. Гляди, что я нашёл, - юноша протянул аасимару раскрытую книженцию и вкратце описал свои соображения.
Тот медленно перевёл ошеломлённый взгляд с дневника на компаньона и после секунды-другой, когда казалось, что тормит витает где-то в облаках, решительно кивнул.
- Да, идём. Я бы даже сказал, что лучше поспешить. Знать бы ещё, куда. Пещера... о ней - известно.
- Думаю, ему известно обо всех пещерах, лужайках, каменных выступах и других пригодных для ночлега местах, причём лучше, чем нам. Но о той пещере знают хотя бы наши преподаватели. Впрочем... - Освир вспомнил плато на горе, что они видели по пути, но тут же передумал, - Нет-нет, карабкаться туда в ночах было бы безумием, как и возвращаться к скрии.
Аасимар безрадостно кивнул.
- Вот сейчас нам бы не помешало то зелье, - добавил он, подразумевая отраву их безвременно почившей спутницы. - Хотя... нет, чушь несу. Пять часов - это мелочи. Если уж не спать - надо было бы подольше.
Освир почему-то захихикал.
- Хорошо, будем спать по очереди. Можем забрать твою броню и наши вещи. Можем забаррикадировать вход... Хотя это не помешает любому желающему окутать нас Сном или отравленным туманом...
- В общем, куда ни кинь - всюду клин, - подытожил рассуждения тормит. - Чудесно. Просто замечательно.
- Но идти куда-то надо. Если только мы не захотим остаться здесь и... - молодой человек почесал бородку. - Он ведь не знает, что мы что-то подозреваем?
- Откуда мне знать? - подняв в удивлении брови, ответил Артос. - Хотя, так-то да. Вроде бы, не должен. Предлагаешь остаться тут, поужинать и... была - не была? А что, - тормит приумолк, погрузившись в раздумья, а потом кивнул, - почему бы и нет. В конце-концов, мы за день хорошенько так устали. И в любом случае, далеко не уйдём.
Напоминание о еде плотно схватила Освира за горло. Только теперь он понял, как хотел доброй домашней пищи.
- Да, мы оба устали, и оба голодны. Но меня передёргивает от мысли, что придётся остаться здесь, пользуясь кровом и ужином этого человека. С другой стороны, мы сможем воспользоваться его неведением, - юноша, говоривший и до этого не слишком громко, опустил голос почти до шёпота. - Он ведь, поди, считает нас совсем олухами. Захватим его, когда вернётся, и будем пытать... в смысле, допрашивать. Хотя у меня есть ещё один вариант действий - пойти обратно к скрии, переломав во тьме себе ноги. Что скажешь?
- Погоди. Ты предлагаешь проделать всё это в любом случае? - аасимар немного поморщился и присел на корточки. Ошеломление, испытанное при рассказе лучника о своих находках, проходило, и Артос теперь явственно ощутил, как у него болят ноги. Да и не только они. - Даже если мы с тобой внезапно ошиблись, и всё написанное в записке - правда?
- Мой прямолинейный друг, воспользоваться эффектом неожиданности будет затруднительно, если мы будем делать всё, как он ожидает. Я не трус, и, видят боги, встречал разные опасности в своей жизни. Но когда опасность явно больше и сноровистее меня, то я предпочитаю держаться у неё за спиной и всеми способами перехитрить. Впрочем, правда твоя, если мы ошиблись, то это будет очень... некрасиво. И мы, полагаю, упустим Тзарк, - Освир окинул взглядом уже совсем чёрные гущи леса. - Так ты предлагаешь не допросить, но настойчиво расспросить?
- Честно говоря, я даже и не знаю, что нам лучше будет сделать, - покачав головой, ответил тормит. - В смысле, помимо того, чтобы поужинать и лечь спать. Мы можем только гадать насчёт того, с какими намерениями придёт Юсуф, когда он это сделает, и в каком состоянии мы тогда будем.
- Но да, - добавил Артос после небольшой паузы, - в случае чего всё же неплохо было бы обойтись именно что настойчивыми расспросами. Возможно, очень настойчивыми.
- Да, давай уже покончим с этой неопределённостью, - Освир пошёл внутрь. Хотя это казалось глупым и беспечным, это решение из всех других глупых решений приближало товарищей к еде и Тзарку, а загадки - к разрешению. Парень сам не понимал, как удалось его уговорить, видимо совсем устал, и перспектива переть сквозь ночные джунгли угнетала.
Spectre28
Зайдя внутрь, друзья позаботились об освещении, сумев раздуть угли в ещё не совсем погасшем очаге. Когда Освир сел на край лежанки, вся дневная усталость навалилась на него разом. Веки потяжелели, ноги сделались ватными, и даже чувство голода как будто отступило на второй план. Глядя на озорной огонёк, он сам не заметил, как начал проваливаться в дремоту. Аасимар подумал было о том, что стоит растормошить лучника, чтобы тот хоть немного подкрепил силы. Но потом просто махнул рукой, поужинал сам - еда оказалась непривычно-пряной после Невервинтера, в ней чувствовались как специи с юга, так и вкус незнакомых фруктов, придававших мясу острый и при этом сладковатый вкус - и, привалившись к стене хижины, принялся бороться с дремотой. В конце концов, кто-то же должен был остаться хотя бы в некоем подобии бодрствования. Раз уж такое дело. Минуты тянулись медленно. По полянке гулял лёгкий ветерок, который принёс с собой долю морской прохлады. Он был недостаточно силён, чтобы греметь ставнями, но шорох листвы за стенами хижины усилился, к чему добавились и посвистывания в недостаточно плотно заделанных - возможно, специально, чтобы охлаждать постройку - щелистых стенах. Успокоенный отсутствием двуногих, лес вокруг поляны постепенно оживал пением насекомых и глухим уханьем каких-то ночных животных. Желудок паладина временами урчал - возможно, от непривычной пищи - но вскоре успокоился, и по телу аасимара разлилось тепло.
Он мог практически ощутить эту волну сладостного онемения, которая небыстро, но настойчиво, как прибой, катилась от живота ко внезапно отяжелевшим ногам и рукам. Неудержимо хотелось зевать, но одновременно паладину начало казаться, что этого хочется кому-то другому, не ему; даже для такого естественного и простого движения у него, казалось, не было сил, хотя дневной переход даже в таком климате не мог настолько обессилить воина, привыкшего и к походам, и к нагрузкам. Но даже эта мысль показалась всего лишь любопытой безделкой, над которой хорошо будет посмеяться потом у костра. Поле зрения внезапно сузилось до ритмично тлеющих углей в очаге. Последним осмысленным движением, которое удалось сделать аасимару, был шаг в сторону этого самого очага. А потом Артос свалился на пол, едва не угодив в угли, и уснул.
Clopik
Освир подскочил от грохота, будто в лачуге рухнули как минимум три стены из четырёх. Только что, кажется, он боролся с дремотой, мечтая о вкусной снеди, и даже успел подумать о красноволосой Дениз, сплетающей пальцами чудо из нот, как тут уже видел почти погасший очаг, полупустой казан и... кажется, его товарища, лишившегося сил от сытного ужина. Поначалу лучник только тёр глаза, удивляясь противоестественности позы напарника, однако удивление вскоре перешло в страх. А если он мёртв, а не спит?
Не на шутку струхнув, юноша поспешил совершить осмотр. Паладин, к его облегчению, был жив, по крайней мере, пока что: сердцебиение было учащённым,а грудь мерно поднималась и опускалась, хотя дыхание было слишком частым и неглубоким для обычного сна. На попытки разбудить аасимар не реагировал вовсе, если не считать усилившегося храпа. Глаза - как обнаружил вор, подняв веко - закатились, а серебристая кожа даже при таком тусклом свете выглядела неестественно бледной и казалась слишком горячей. Время от времени пальцы Артоса конвульсивно подергивались, словно ему снилось что-то не слишком приятное. Какой-то дурман, с облегчением подумал Освир. Дурно, но всё же лучше, чем отравление. Он вновь посмотрел на котелок, и в сердцах пнул его подальше, расплескав содержимое по стенам и полу. Бесы бы взяли этого Юсуфа! Чего он хотел добиться этим усыплением? Вспоминая книжечку со странными записями, ответы приходили на ум самые нехорошие, причём всё это нехорошее должно случиться сегодня-завтра.
- Да уж, надо было уходить, когда решили... - мрачно протянул юноша. Тащить здоровенного паладина в ночах через болота да кустарники казалось совершенным безумием. - Ну отчего я первый не поел? Тебе было бы не в пример легче!
Однако сидеть и вопрошать "что было бы, если" можно до бесконечности, а действовать как-то надо было прямо сейчас. Ну или не действовать вовсе. Освир осёкся, глянув на дверь. Сейчас можно было бы притвориться тоже уснувшим, и как-то использовать это, когда вернётся хозяин. А можно было бы поступить, как наверняка поступил бы Артос: дождаться мерзавца и взглянуть в глаза. На миг сомнение промелькнуло на красивом лице. Но нет. Паладин был паладином, и Юсуф его остерегался, а вор - всего-лишь вор, и лучшее оружие его - хитрость. Хотя... Парень взял гитерн, и вспомнил, что он ещё и бард.
Время шло, а Освир всё пытался понять, как лучше действовать. Кто он сейчас больше? Очаровательный балбес или трусливый хитрец? Он вновь вспомнил алые губы и волосы своей преподавательницы, её смех, волшебные танцы, и устыдился. Не может ведь быть, что он зря учился последний месяц? Пальцы взяли один аккорд, потом другой... стали перебирать по струнам, и спокойствие вернулось в душу. Глянув на расплёсканную сонную похлёбку, бард вспомнил о голоде, потому достал сегодняшнее вяленое мясо, и принялся жевать. Так же он подготовил кинжал, и сел на кушетку поближе к казану. Уже через пару минут он вновь тихонько заиграл, скорее чтобы не уснуть. Струны негромко звенели под пальцами, которые начало чуть пощипывать: бард ощутил, как ещё непривычная, робкая магия начала работать даже без слушателей, если не считать спавшего паладина. Впрочем, возможно, на него музыка влияла тоже: пока Освир играл, тормит, казалось, стал спокойнее. Хотя, конечно, это могло быть просто совпадением. Пальцы вели мелодию, пока не дрогнули, взяв не тот аккорд: в лесу стая каких-то незнакомых птиц или зверей подняла возмущенный переливчатый писк, протестуя не то против присутствия хищника, не то передравшись между собой за особенно сочный фрукт. Затем бранливый шум стал перемещаться, пока не стих в отдалении, но тут внимание Освира, не успевшего вернуться к игре, привлекло нечто иное. С той же стороны, откуда прежде доносился высокий писк, донеслось глухое и неразборчивое из-за расстояния, но явно произнесённое с чувством ругательство. Незнакомец - а голос был гораздо выше чем у Юсуфа - выругался снова, тише, а потом замолчал.

(Совместно со Спектром)
Spectre28
Подкравшись к окну, студент академии попытался выглянуть в узкую щель между ставней и стеной. Видно было откровенно паршиво, несмотря даже на то, что угли успели догореть и подёрнуться пеплом, но, всмотревшись, он сумел различить плящущий в лесу огонёк факела или магического светильника, который приближался со стороны тропинки. Звуков речи больше не было, но, стоя у окна, Освир теперь различал и звуки, которые для леса обычными не были: хруст веток, щёлканье сломанных тяжёлых стеблей, которые, видимо, кому-то мешали. И едва ли на подобное был способен какой-нибудь даже крупный варан. Или калишит, который даже в гуще ходил в своих мягких сапогах почти как призрак. И вряд ли растерял навыки за вечер.
И действительно, южанин вышел на поляну не один. Оказавшись на открытом пространстве, Юсуф приостановился на несколько секунд, ожидая остальных людей, которые вскоре к нему присоединились. Их было трое, одетых в простую рабочую одежду: свободные рубахи да перетянутые ремнями штаны. И все были вооружены - оранжевый свет факела заставлял блестеть навершия сабель и больших ножей. Факел не позволял разобрать деталей, но один из спутников калишита невольно внушал уважение: он был на полторы головы выше Юсуфа и куда шире его в плечах, а руки были толщиной с бёдра здорового мужчины. И шагал он так, словно ненавидел самую землю, по которой ступал - и за что-то ей мстил. Собравшись, группа неспешно - и так же молча - двинулась к хижине.
У Освира при виде этой процессии всё похолодео внутри. Такого он не совсем ожидал, вернее, совсем не ожидал, надеясь на разговор с Юсуфом один-на-один. Ведь зачем тебе компания, когда твои гости усыплены? Впрочем, вопрашать впустую сейчас не было времени. Вооружённая группа меняла взгляд на ситуацию, и хотя бард чувствовал в своих пальцах вдохновение, эти ребята сильно уменьшали его шансы на успех.
Или нет?
Парень глянул на входную дверь, широко улыбнулся, вспоминая о чём-то, и приготовился взять аккорд.
Когда дверь открылась, первым, вопреки ожиданиям, вошел не Юсуф, а один из его спутников, невзрачный темноволосый мужчина с каким-то крысиным, узким лицом. Увидев Освира, он остановился и потянулся рукой к поясу, на котором висела короткая узкая сабля с прихотливой рукоятью, сплетённой из нескольких полос металла чтобы прикрывать кисть. Звуки музыки тем не менее заставили его удивлённо вскинуть брови. Мужчина быстро окинул взглядом хижину, оценив и спящего тормита, и разбрызганную по полу еду, покачал головой и шагнул в сторону, пропуская остальных. Вторым зашел Юсуф, которому тоже хватило секунды, чтобы махнуть рукой остальным. Видимо, это был знак оставаться снаружи, потому что калишит просто не торопясь прикрыл дверь и уставился на Освира взглядом, выражение которого барду разгадать не удалось. Словно радость смешалось с грустью, но где-то за ними маячила холодная отстраненность, которая не обещала ничего хорошего. Юсуф спокойно стоял у стены, поглаживая тяжёлую изогнутую ключом рукоять тяжёлого ятагана в кожаных ножнах.
- "Прошлое порой умирает дольше, чем нам хотелось бы", да, Юсуф? - процитировал Освир, кивнув в сторону паладина, и засиял улыбкой во все зубы. Тон его мало походил на упрёк или разочарование, скорее был заговорщическим, мол "мы ведь оба друг про друга всё знаем". Юноша чувствовал себя как-то подозрительно одухотворённым, хотя вместе с тем старался не дрогнуть ни духом, ни пальцем, отчего держался за гитерн, как за единствееное весло каяка, что несётся в горном потоке. - Полагаю, Тзарк там же, где и кот?
- Прирезать - и дело с концом, - вошедший первым говорил обыденным тоном, словно для него это было привычным делом. Он даже не смотрел на Юсуфа, не отводил взгляда от Освира - и глаза его, казалось, смотрели прямо на горло юноши. - Чо возиться.
Но калишит покачал головой, медленно запустил руку в карман и достал оттуда то, что казалось куском тёмно-зелёного, изрезанного старыми эльфьими рунами камня в оплётке из нескольких бронзовых, изъеденных временем полосок.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.