Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Fallout: Дорога на восток
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3
Grampy Bone
21 мая 2196 года, восточные границы Новой Калифорнии

Было ранее утро, когда в небе над пустошью послышался моторный рев. Серебристая махина старого, довоенного самолета, испуская клубы черного дыма, на высокой скорости клонилась к земле. Приложив ладонь ко лбу козырьком, капитан Николо Харпетт наблюдал за движением стальной птицы. Вокруг раздавались возгласы удивления и восторга.
Когда расстояние между поверхностью земли и самолетом уменьшилось до критической цифры, Харпетт рассчитал приблизительное место падения и отдал своему отряду приказ выдвинуться в его направлении. Задав высокий темп движения, Николо надеялся застать выжившим хотя бы кого-нибудь из членов экипажа.
Спустя час и двадцать минут отряд джанктаунских рейнджеров капитана Харпетта прибыл к месту крушения моноплана. Самолет упал между двумя невысокими скалистыми холмами, из него не доносилось не звука, и единственным, что выдавало его присутствие, был черный дым, валивший из моторного отсека. Окружив воздушное судно, команда Николо Харпета замерла в ожидании. Выбрав пару человек, капитан приказал им следовать за ним, и приблизился к самолету. Держа в правой руке потертый Кольт, левой он резко дернул за дверную ручку кабины. Внутри моноплана находилось четыре бездыханных тела. В результате поверхностного анализа стало ясно, что все они - мертвы.

27 мая 2196 года, Шэйди Сэндс, столица Новой Калифорнийской Республики

Доктор Майлз Ньюберт склонился над отчетам. Всю прошедшую неделю он практически не вылазил из лаборатории. С тех пор как с восточных границ сюда отбуксировали самолет, все словно с ума посходили. Но этот ажиотаж можно было понять, не каждый день в небе над пустошами можно увидеть самолет. Исправный, или почти исправный.
Всю неделю Майлзу, и без того не склонному к новым знакомствам, приходилось контактировать с разного рода специалистами со всей Новой Калифорнии. В его лабораторию то и дело спускались врачи и механики, а также специалисты по довоенным технологиям и члены конгресса. Последних Ньюберт ненавидел более всяких. Ничего не понимающие политиканы нагло лезли в работу ученых мужей, строя из себя тех еще знатоков, и постоянно задавали глупые вопросы. Но это было уже в прошлом. Семь дней кропотливой работы, результатом которой стал подробный анализ происшествия, подходили к концу. За неделю команде Майлза удалось установить не только причины катастрофы самолета и смерти экипажа, но и оценить физиологическое состояние погибших, провести тщательную экспертизу.
Доктор Ньюберт окинул взглядом четыре трупа на медицинских столах из нержавеющей стали и вот уже который раз за день начал мысленно проговаривать результаты анализа.
Что мы имеем? - задумался Майлз, - А имеем мы следующее: довоенный самолет Цессна 170 с отказавшим в самый неподходящий момент двигателем. Четырех мужчин, оказавшихся на борту. Как минимум один из них умел управлять воздушными судами, следовательно - была какая-никакая практика. Следовательно, либо это единственный самолет и его уже не раз поднимали в воздух, либо у тех, кто это сделал, есть и другие "стальные птицы". Мы имеем также запас воды и пищи, медикаментов, оружия и патронов, имеем четыре здоровых тела, которые погибли в результате столкновения самолета с поверхностью земли. Погибли в результате обильных внутренних кровоизлияний, переломов и гематом. Но в остальном, результаты вскрытия потрясают: ни у одного из мужчин не было хронических заболеваний, как это часто встречается у налетчиков из пустошей. Это значит, что все они либо были от природы рождены такими здоровыми крепышами, в чем я сильно сомневаюсь, либо проходили периодическое медицинское обследование, да и вообще - жили в приемлемых условиях, имея доступ к теплу, чистой воде и здоровой пище. Они были вооружены, и неплохо вооружены! Две автоматических винтовки, полицейский дробовик и 9мм пистолет-пулемет, состояние оружия вызывает уважение. Они знали с чем могут столкнуться, и были готовы к этому. Но вот только куда они летели, черт побери? И почему упали?
Пробежавшись глазами по отчету, Майлз заострил внимание на анализе возможных причин отказа двигателя Цессны. В отчете было сказано: "Причиной крушения стал отказ поршневого двигателя Continental O-300-A. Мы подозреваем, что он был вызван полимеризацией смазывающего вещества, которое повлекло за собой дальнейшее заклинивание силового агрегата".
У этого самолета все было в порядке, кроме смазки. В условиях послевоенного мира отыскать свежее масло для бензинового двигателя было едва ли посильной задачей. Цессна летела на старом, ненадежном масле, состав которого так и не удалось установить до конца. Было ясно что в маслобаки моноплана лили все, что попадало под руку. Механики НКР слили из Цессны невероятную смесь из минерального и синтетического масел, предназначенных для двигателей разных типов, подчас вовсе не авиационных. Скорее всего, это и привело к неисправности двигателя.

27 мая 2196 года, Джанктаун, школа скаутов

- Мы не одни, Гарольд, - медленно проговорил немолодой мужчина с обилием шрамов на лице, - Не одни. На востоке есть сила, и я боюсь что наши с ней интересы будут... противоположны. Назревает конфликт.
- Ты старый параноик, Илая, - улыбнулся собеседник - жилистый брюнет в ковбойской шляпе, - Делаешь выводы, основанные на собственных домыслах. Мы ничего не знаем о "том" побережье. Что там? Кто там? Чего нам от них ждать? Да, это пустоши, но мы на них - оплот цивилизации и порядков старого мира. И я не думаю что люди которые подняли в воздух этот моноплан не могут не похвастаться должными запасами интеллекта. Покуда мы можем говорить с ними на одном языке, мы сможем найти общий язык. Не равняй всех под одну гребенку.
- Это Америка, - Илая покачал головой и печально улыбнулся, - Здесь и до войны не было никакого коллективизма, каждый был сам за себя, каждый мечтал набить карманы золотом, а брюхо - вкусной пищей. После войны немногое изменилось, индивидуализм только усилился, и усилился во сто крат. Не думаю что нам стоит ждать на востоке теплого приема.
Еще на первых этапах анализа происшествия в конгрессе заговорили о формировании экспедиционной группы, которая отправится на восток и разыщет тех, кто запустил Цессну. Чем дальше продвигался анализ, и чем больше результатов оказывалось в отчетах доктора Ньюберта, тем настойчивее и жарче становились споры об экспедиции. Конгрессмены откровенно боялись неизвестности и поначалу речь шла о формировании целого военного корпуса, который отправится на восток, готовый в любой момент дать вооруженный отпор любому противнику. Однако, здравый смысл взял верх над эмоциями и было принято рациональное решение о формировании небольшой группы профессионалов, которая выдвинется к восточному побережью с разведывательной целью.
- Четверо отчаянных парней, - подметил старый Илая, - Одни из лучших в Джанктауне.
- Да, я читал их досье, - кивнул Гарольд, - Послужной список впечатляет.
- Сколько времени осталось до их прибытия? - спросил Илая.
- Полчаса, - ответил Гарольд, посмотрев на часы.
Старик достал из портсигара мятую папиросу и щелкнул зажигалкой. Солнце за окном клонилось к закату. Он закинул ноги на стол, подвинул поближе пепельницу и глубоко затянулся.
- Что же, подождем.
Leroy
Совместное.

27 мая 2196 года, Джанктаун, кабинет наставника школы скаутов Илая Аттвуда

Гарольд сидел за потрепанным пластиковым столом, отделанным под дерево, и листал досье участников экспедиции. Его собеседник - старый наставник Илая - задумчиво провожал взглядом скрывающийся за горизонтом солнечный диск. Как только исчезли последние лучи уходящего солнца, Илая щелкнул переключатель настольной лампы. Комнату залил теплый, слегка желтоватый свет. Одновременно с этим раздался стук в дверь.
- Сколько на часах? - спросил Илая.
- Ровно восемь, - ответил Гарольд.
- Пунктуальные, - Илая улыбнулся и ответил на стук. - Войдите.
В комнату вошли четверо мужчин в форме рейнджеров Джанктауна. Лычки на воротниках форменных курток пустынного цвета определяли их звание, а нашивки с двуглавым медведем - говорили об их принадлежности к армии Новой Калифорнийской Республики. Вошедшие выстроились в шеренгу и практически одновременно отдали честь наставнику Илае и старшему инструктору.
- Садитесь, - сказал сержант первого класса и жестом указал рейнджерам на стулья, расставленные вдоль стены.
Forgotten Dream
Совместное.

- Вы знаете зачем вы здесь, - продолжил он. - И знаете какая задача была возложена на вас высшим командованием. Сегодня мы с сержантом собрали вас, чтобы дать ценные указания, а также разъяснить некоторые рабочие моменты. Заодно обсудим ваши должности. Это важно сделать сейчас, потому что в пути на вашей форме не будет опознавательных знаков. Однако вы не должны забывать о том, кто вы есть, и какие у вас звания.
- Итак, - Илая перебрал досье рейнджеров и, задумавшись на секунду, выбрал одно из них. - Начнем, пожалуй, с самого важного - с вашего следопыта.
Жилистый брюнет в длинном черном платке, который до этого рассматривал что-то у себя под ногами, поднял голову и внимательно посмотрел на первого сержанта.
- Кадена Ашленд, вы будете назначены следопытом этого подразделения, - голос наставника был сух и резок. - В ваши обязанности будет входить разведка местности и прокладка оптимального маршрута. Как рядовой первого класса, вы будете подчиняться сержанту Клинчу и капралу Ханту, однако как следопыт вы вольны сами принимать решения, касающиеся пути передвижения вашей группы. Вас выбрали на эту должность как одного из лучших следопытов скаутской школы. К тому же, учитывая ваше... происхождение, вам будет проще наладить контакт с обитателями дикой, неизведанной пустоши.
Илая протянул Ашленду его досье и вернулся обратно за стол.
- Здесь указаны все моменты, касающиеся субординации, дисциплины и подчинения приказам. Рекомендую хорошенько ознакомиться с этими бумагами до того, как вы выйдете в путь.
- Ваши слова мне ясны, - кивнул Кадена. - Ваши наставления будут исполнены.
Grampy Bone
Те же, там же

- Нисколько не сомневаюсь, - сказал Илая в ответ и продолжил перебирать оставшиеся личные дела. - Хорошей команде скаутов нужен хороший снайпер. У вас таковой есть.
Наставник прочистил горло и объявил командирским тоном:
- Рядовой первого класса Гэбриель Райт, вы назначены снайпером и разведчиком этого подразделения. Возьмите ваше личное дело и подробно изучите его.
Темноволосый парень немного поморщился - то ли старый шрам на щеке дает о себе знать, то ли ему были неприятны слова сержанта. Он молча кивнул, взял документы и начал их листать.
- Усвоил, - сухо произнес Гэбриэль.
- Без зоркого глаза в пустоши любого ждет скорая смерть, - продолжил Илая. - Рейнджер Райт, Вы - глаза и уши этого отряда. Именно Вам придется чаще всего работать в паре со следопытом - рейнджером Ашлендом. Вы будете на передовых позициях, вам придется дополнять друг-друга, по возможности компенсируя слабые стороны. Помните, что совместными усилиями вы добьетесь большего, нежели поодиночке. Поэтому не забывайте о прикрытии - это касается вас обоих, - уточнил первый сержант.
Гэбриэль немного улыбнулся, покосившись на дикаря в форме. Тот, кажется, даже и не заметив этого, продолжал внимать словам наставника.
Leroy
Все вместе.

Первый сержант Илая положил на стол перед собой два оставшихся досье. Задумвшись на секунду, он выбрал правое - оно было значительно толще - и обратился к очень крупному, мускулистому мужчине с рыжей окладистой бородой.
- Капрал Кристофер Хант, - голос Илаи вновь приобрел командирский тон. - Ваша должность в отряде - водитель и механик. Дабы увеличить скорость передвижения команды, мы выбили для вас у конгресса редкую единицу довоенной техники - полноприводный автомобиль Highwayman Station Wagon. Ранее вам уже приходилось пилотировать данный транспорт, а также принимать непосредственное участие в его техническом обслуживании. Это мощная и надежная машина на атомном ходу, ресурса которой хватит как минимум на несколько лет. Да, впрочем, что я рассказываю? Вы и так все прекрасно знаете, - первый сержант встал и протянул Ханту папку с документами. - Возьмите. Здесь, помимо вашего личного дела, содержится вся техническая документация для автомобиля.
- Понятно, - Хант встал со стула и протянул руку за папкой.
- Вы будете являться вторым человеком в команде, - продолжил Илая. - Подчиняетесь Вы сержанту Клинчу. Если с рейнджером Клинчем что-то случится и он не способен будет вести группу, вы примете командование на себя.
Forgotten Dream
Совместно

Наставник Аттвуд посмотрел на последнее досье, а затем перевел взгляд на грузного и бледного мужчину с лысой головой.
- Наконец, сержант Клинч, - Илая слегка приподнял бровь и продолжил. - В последний раз - рейнджер Клинч.
По лицу Клинча сложно было определить, радует ли его то, что официально это его последняя экспедиция. Проведя рукой по заросшему черной бородой подбородку, Роберт подошел к столу и взял бумаги.
- Медицинские карты здесь? Выдержки из личных дел? - спросил он.
- Здесь все, что понадобится вам как медику и командиру, - ответил наставник. - Ибо, ввиду вашего опыта и звания, вы назначены лидером отряда. Несмотря на то, что решения будут приниматься совместно, командовать формацией будете Вы.
- Командование принимаю, - отрапортовал Эш
Клинч критически осмотрел команду: с капралом они были знакомы относительно давно, хоть и не так уж близко. О Кадене он много слышал и вполне ему симпатизировал, но вот темноволосый парень со шрамом не вызывал у него симпатии. "Габриэль, нужно внимательно прочесть бумаги, связанные с ним" - взял на заметку Роберт.
Grampy Bone
Совместно со всеми

- Итак, теперь, когда роли распределены, я передаю слово старшему инструктору Гарольду Гастману, - Илая указал на смуглого брюнета с висящей за спиной ковбойской шляпой, - Он озвучит ваш первый пункт назначения, после которого вы будете действовать абсолютно самостоятельно.
Сержант первого класса Гарольд Гастман кивнул наставнику Аттвуду и обратился к рейнджерам.
- Далеко на востоке стоит бункер Братства Стали, известный как Бункер Максона, - начал старший инструктор. - Он назван так в честь капитана Роджера Максона, фактически основавшего Братство. Бункер является научно-исследовательским и производственным центром. В сущности это крайний известный аванпост цивилизации на востоке. Что происходит за пределами бункера знают только его обитатели, но они вряд ли станут охотно делиться информацией. Члены Братства - те еще затворники, и вам наверняка придется приложить некоторые усилия, чтобы получить ответы на интересующие вопросы. У вас на руках будет официальное письмо от конгресса Новой Калифорнийской Республики, оно позволит вам рассчитывать на прием и комфортное пребывание в бункере, но все что кроме - будет зависеть только вас.
Старший инструктор встал и направился к карте, висящей на стене. Включив специальную лампу, направленную на нее, он взял небольшую указку и прочертил маршрут.
- Сначала вы направитесь к развалинам Некрополиса, огибая, тем самым, Большой Каньон, - Гарольд соединил указкой две точки на карте и продолжил. - Затем, ваш путь будет пролегать строго на восток, по старому довоенному шоссе. К сожалению у нас нет достаточных сведений о состоянии этого шоссе, но, подозреваю, что оно плачевно. Наверняка вам придется объезжать непроходимые участки, но вы должны не забывать держаться дороги - рано или поздно она выведет вас прямо на бункер. Наши патрули сообщают о небольших скоплениях диких гулей на тех территориях. Скорее всего это остатки жителей Некрополиса, что взялись за оружие после того, как их город пал в бою. Так или иначе, вы должны держать ухо востро и ликвидировать любых встреченных гулей - патрули сообщают что они крайне агрессивны, поэтому наносите превентивные удары. Без жалости и сострадания.
ashenmamont
Совместно со всеми.

- Рано или поздно нам понадобится провизия, боеприпасы. Мы будем проезжать через населенные пункты? - спросил Гэбриэль.
- Только если деревни дикарей можно назвать "населенными пунктами" в полном смысле этого слова, - ответил Гарольд с улыбкой. - В тех землях нет городов, но хватает дикарских поселений. Также, патрули сообщают, что вокруг шоссе встречается немало гекко. Кадена отлично охотится, поэтому с провизией проблем не возникнет. Главное - остерегайтесь гулей. Эти дикие твари очень вероломны и могут напасть из засады. Насчет боеприпасов, хм, - старший инструктор задумался. - Если вы не будете палить во все стороны просто так, то пополнять будет нечего, а если вступите в огневой контакт с противником, то о боеприпасах можно будет заговорить только в бункере Братства.
- Сколько времени нам понадобится, чтобы добраться туда? И самое главное - сколько времени нам отводится для выполнения миссии? - голос Гэбриэля стал ниже и тише.
- Вы должны добраться до бункера Максона в течение месяца, - ответил старший инструктор. - Время для выполнения возложенной задачи не ограничено. Просто найдите тех, кто поднял в небо эту чертову Цессну и вернитесь обратно, по возможности собрав как можно больше информации, а самое главное - оставшись в живых, чтобы эту самую информацию передать.
- Завтра мастер-рейнджер Олдмэн должен вернуться из недельного патруля, - вмешался в разговор Илая. - Генри говорил, что передаст вам личное, неофициальное письмо для старшего паладина бункера Максона - он давно знаком с ним, и вроде как за паладином задержался должок. Не перемените воспользоваться случаем и поговорите с Олдмэном. На этом у нас все. Вопросы есть?
Вопросов ни у кого не оказалось.
Leroy
Совместное.

28 мая 2196 года, Джанктаун, гаражный блок школы скаутов

Близ полосы препятствий джанктаунской школы скаутов расположились просторные складские помещения. В них скауты хранили все, что могло пригодиться им в затяжных патрулях или организованных военных рейдах: оружие, снаряжение, боеприпасы, взрывчатку. Отдельным блоком стоял склад с медицинскими инструментами и препаратами. Справа к складам были пристроены мастерские, в них скауты-механики приводили в порядок износившиеся доспехи, чистили оружие, изготавливали кустарную взрывчатку и разбирали на части довоенное оборудование, которое удавалось находить в походах. Вдоль левой стены складских помещений в ряд выстроились немногочисленные гаражи скаутской школы. Рядом с каждым из гаражей был организован брезентовый навес.
Под одним из таких навесов стоял черный Highwayman Station Wagon. По нему было видно, что жизнь его изрядно потрепала, и, по-сути, в нём мало осталось от того, каким он вышел с конвейера. В глаза сразу бросалось то, что он был заметно выше заводской, изначальной версии. Для улучшения проходимости была изготовлена новая подвеска, с увеличенным ходом. Правда, стабильностью хода пришлось пожертвовать в угоду проходимости - автомобиль не имел стабилизаторов и амортизаторов.
Кузов был покрыт полопавшейся битумной мастикой, нанесенной поверх десятков слоёв краски, и частично скрывал прогнившие насквозь элементы кузова. На крыльях были приварены расширяющие накладки, что, во-первых, позволило установить колёса большей ширины, а во-вторых устранило сквозную коррозию в этом месте. Правда, ненадолго.
Forgotten Dream
Совместное

Штампованные колёсные диски были разрезаны, и для их расширения в них была вварена свёрнутая в цилиндр пластина. Покрашено всё было той же битумной краской, не снимая резины с дисков. Шины, кстати, когда-то имели довольно агрессивный протектор и видимо предназначались для какого-то военного транспорта. Сейчас же представляли из себя жалкое зрелище - протектор на передних колёсах был изношен до корда, кое-где куски резины были вырваны острыми камнями. Поэтому для устранения пробуксовки на колёса были намотаны стальные цепи, издающие сильный шум во время движения. Клинч подошел и пнул колесо.
- Камер нет уже давно, наверное? - он вопросительно посмотрел на Ханта.
- При мне их уже не было. И при всех тех, с кем я знаком, тоже.
Камер в колёсах действительно не было, они были заполнены чем-то вроде пено-резины, что исключало вероятность проколов, но не добавляло мягкости ходу.
Все жизненно важные агрегаты были защищены бронёй из листовой стали: снизу - от ударов, по периметру - от пуль и осколков. Вместо стёкол были сварены металлические не регулируемые жалюзи. В крыше был вырезан люк и приварен кронштейн для турельного пулемёта, который, правда, не успели поставить. Также на крыше был сварен каркас для "люстры" из шести фар, которая даже ночью позволяла быстро передвигаться по пересеченной местности.
- А если дождь пойдет? - Роберт задумчиво посмотрел на капрала.
- Стеклопакет, - улыбнулся Кристофер и подал Роберту кусок полиэтиленовой плёнки.
- Вода не изливалась над пустынной землей с тех пор, как Большой огонь превартил цветущий рай в сухой песок, - сказал Кадена и кивнул головой, будто бы сам себе. - Вода, что льется с небес - счастье. Но уже много лет никто не видел этой воды.
- Только вот от песчаных бурь никто не застрахован, - уточнил Крис.
- Действительно, - буркнул Клинч, перехватив поудобнее папку с бумагами, и направился в сторону медчасти, находившейся неподалеку от казарм.
Grampy Bone
Те же, там же

Кадена открыл заднюю дверь и заполз в салон. Мельком оглядев автомобиль изнутри, он изумленно покачал головой и, сложив руки на подбородке, принялся внимательно рассматривать каждый элемент конструкции.
Внутри ожидалась не лучшая, чем снаружи, картина: полопавшаяся от солнца панель, не работающие приборы, выцветшие и порванные диваны сидений. Торчащие из дыр обшивки ржавые пружины были тщательно изолированы от контактов с пассажирами рядом заплаток из совершенного разного материала: мешковины, джинсы и даже браминьней кожи. Деревянный руль, когда-то покрытый лаком, облез, и теперь в местах частого контакта с руками образовались сальные пятна. На рычаге трансмиссии красовалась модная "розочка". Слева от руля находились два тумблера, подающие питание в бортовые сети и маленькая красная кнопка запуска двигателя.
Подробно изучив салон, Кадена вылез из машины и стал ходить кругом, осматривая Хайвэймен с разных сторон.
В это время Кристофер подошел к автомобилю и открыл багажник. В нём, как и ожидалось, лежал целый мешок запчастей для автомобиля, собранного в дальний путь. Там уже лежало их возимое снаряжение и запас еды и воды. Также в углу багажника был смонтирован на мягком подвесе ламповый радиопередатчик военного образца.
В целом машина была неплохо подготовлена для подобных условий, и не раз проверена. Но ни разу она не отправлялась хотя бы на десятую долю такого расстояния, а это уже вызывало беспокойство, ведь даже в ближних рейдах от неё периодически что-то отваливалось, и она возвращалась в ангар с частями, привязанными проволокой, а в особо запущенных случаях на буксире браминьей упряжки. Единственное, что ни разу не подводило - атомный реактор, и это радовало, ведь это была единственная часть, которую нельзя было починить в "поле" зубилом и молотком.
ashenmamont
Совместно со всеми.

- Это будет везти нас? - спросил Кадена. - Ты будешь управлять этим? Будешь делать так, что бы это ехало туда, куда нам нужно?
- Оно само будет ехать, я лишь постараюсь не мешать и поддерживать его в работающем состоянии.
- Нас будет слышно за милю, - подал голос стоящий в стороне от машины Гэбриэль. - Мы должны быть крайне осторожны. Лучше не торопиться.
- Автомобиль, - медленно проговорил Ашленд, словно пробуя слово на вкус. - Громкий звук, высокая скорость... много проблем.
- Именно так, мой дикий друг, - Райт понимающе кивнул Кадене и направился в сторону казарм.
Хант до знакомства с подобной техникой и не думал, что атомную энергию можно использовать так просто и по-варварски примитивно. Он считал, что в атомном реакторе должны происходить сложные реакции распада, ионного обмена, или ещё какой-нибудь херни, которую он не понимал. Но всё оказалось куда проще. Они теплом, выделяемом при атомном распаде кипятят воду! Воду они кипятят. Вода преобразуется в пар и попадает в паровую турбину, работающую на больших оборотах.
- Выглядит угрожающе, - подметил Кадена, все еще ходивший кругами. - Каждый хозяин этого автомобиля приносил с собой новую часть, и прикручивал поверх частей старых хозяев. Слой за слоем. Как возраст деревьев считают по количеству колец на срубе, так и возраст этой машины можно сосчитать... по количеству накрученных частей. Наваренных.
Leroy
Все вместе.

Отойдя на приличное расстояние, Гэбриэль остановился. Обернувшись, он окинул взглядом гаражи и копошащихся возле машины людей. Что-то подсказывало ему, что это его последний поход, последний рывок. "Кажется, некоторым из них действительно интересно, что же там, на Востоке...", - подумал он и отправился в свою казарму.
Автомобиль имел электрическую трансмиссию, и поэтому был лишен привычной коробки передач. Вместо неё на валу двигателя был установлен генератор постоянного тока большой мощности. А крутящий момент передавался на колёса с помощью электродвигателей, расположенных на каждом из колёс.
Эта машина воплотила в себе всю мощь послевоенного, новокалифорнийского гения. В какой-то степени она отражала всю суть НКР: использование довоенной технологии на коленке доведенной до приемлемого, рабочего состояния. Глаза, смотрящие вперед через призму старого времени.
Несмотря на всю его, мягко говоря, неказистость, Хайвэймен отлично показывал себя на дороге. Все, что ему было нужно, это толковый механик и капелька удачи, смешанная с трезвым рассудком и здравым смыслом. У команды скаутов был механик и относительно трезвый рассудок, но на все остальное приходилось лишь надеяться...
Grampy Bone
Снова совместное

28 мая 2196 года, Джанктаун, казармы скаутской школы

"Сегодня все наперекосяк," - думал Гэбриэль, двигаясь между двухярусными кроватями казармы. Утром, собирая свои манатки перед визитом в школу скаутов, он не смог найти одну очень дорогую ему вещь - маленькую металлическую флейту, единственную вещь из прошлого. "Куда она могла деться?" - Райт в очередной раз перевернул весь свой скарб. Пусто. Он подозрительно обвел взглядом солдат. "Нет, это бред, кому она нужна...".
- Эй, парень, - Гэбриэль обратился к служивому на соседней койке. - Мои вещи никто не трогал?
- Я ничего не видел, - буркнул скаут в ответ не оборачиваясь.
Порывшись в сумках еще минут десять, Гэбриэль в мрачном расположении духа поплелся в столовую.
Казарменная столовая представляла собой большой и просторный зал, заставленный рядами грубых пластиковых столов. Пол был выложен серой, некогда белой кафельной плиткой, набранной из разных каталогов и имевшей отличные друг от друга узор и текстуру. Стены были покрыты тем же песочным цветом, что и столы. Аскетичное убранство разбавляли нарисованные от руки мотивационные плакаты, на равном расстоянии развешанные вдоль стен. В основном плакаты прославляли службу в скаутских подразделениях и возвеличивали рейнджерский быт, рассказывали о доблестных победах армии НКР. Экспедиционная группа разместилась под одним из таких плакатов с изображением ликующего ново-калифорнийского солдата и поверженного супермутанта, дополненного патетичным лозунгом: "Победа над большой угрозой - это личная победа каждого из нас".
Leroy
Те же, там же.

Меню было по-спартански скудным и строгим: похлебка из гекко, жесткая отбивная из браминьего мяса и тушеная мутировавшая капуста. Рейнджеры сидели по двое, друг напротив друга.
Прожевав кусок отбивной, Клинч проговорил:
- К черту все эти формальности. Из-за них я ощущаю себя еще старше, чем есть. В течении экспедиции можете обращаться ко мне без официоза, просто "Сержант Эш". Меня это нисколько не заденет, а даже наоборот. Кстати, есть желающие занять место ответственного за кормежку?
Гэбриэль молча смотрел в одну точку, жуя осточертевшую капусту. Кажется, он пропустил мимо ушей первую часть речи сержанта, задумвашись о чем-то. Через секунду Райт кивнул в сторону дикаря, мол, вот он - кухонный спец.
- Я буду охотиться в Пустоши, - задумчиво пробормотал Кадена. - Гекконы и крысы выглядят не так вкусно, конечно, но это только видимость. Я несу знание дошедшее от основателей нашего племени и знаю немало рецептов. Все что мне нужно - это острое копье и богатые дичью угодья.
- То есть, готовить ты их тоже умеешь? Так, чтобы и относительно цивилизованным людям можно было есть и не блевать. Когда я мотался по-молодости по пустошам, то некоторое время был временно исполняющим обязанности шамана в одном племени. Главным деликатесом у них был крупный гекко, которого закапывали на год в землю в определенном месте. Даже не потрошили и не солили. Просто очень туго заматывали в шкуры и закапывали в определенном месте... - Эш обвел взглядом жующих рейнджеров, наблюдая за их реакцией.
Никто и глазом не моргнул. Бывалые скауты насмотрелись в Пустоши на очень разные, непонятные и противоречивые вещи, их вряд ли можно было удивить замотанной в шкуры мутировавшей ящерицей.
- Когда его выкапывали - продолжал сержант, - выглядел он отвратно, а пах еще хуже, чем выглядел. Как он был на вкус не скажу, так и не смог запихать в себя эту падаль. А те ничего, жрали за милую душу, аж за ушами трещало. И даже ни разу никто не умер и не мучался желудком потом.
Grampy Bone
Продолжаем, все вместе

- И не мучался бы, - кивнул Кадена. - Отравленная земля впитывает в себя весь яд мертвой плоти. Вам будет сложно меня понять, если я попытаюсь объяснить почему так происходит.
- В Пустоши нет места кулинарным изыскам, - подал голос Гэбриэль. - Но гекко все же лучше сразу жарить и есть. Тогда маленькие твари могут быть вполне вкусными, в этом наш скаут прав.
Все это время капрал Хант молча смотрел на участников диалога. Этот рейнджер не был отмечен излишним красноречием, даже наоборот - Крис вмешивался в разговор только тогда, когда того требовала ситуация. Он любил говорить четко и по сути, не пускаясь в пространные монологи. Это было его отличительной чертой, особенностью, молчание капрала означало только одно - ситуация под контролем и не требует вмешательства.
Едва разговор на тему особенностей походной кухни подошел к концу, двери столовой распахнулись и внутрь вошла команда скаутов во главе с мастер-рейнджром Генри Олдмэном. Устало перебрасываясь друг с другом откровенно едкими и циничными шутками, отряд скаутов проследовал до пустующего сектора и занял столы. Лидер отряда, в свою очередь, направился к экспедиционной группе, неся в руках запечатанный конверт.
Подойдя к столу, он молча отдал честь и, не дожидаясь приглашения, сел за единственный свободный стул. Мастер-рейнджер Олдмэн был рослым мужчиной с широкими плечами и коротким черным ирокезом, ежиком стоявшим на голове. На вид ему было лет сорок. Его лицо было покрыто недельной щетиной, весь его доспех был сплошь в пыли и мутных разводах, то там, то тут красовались заплаты и швы. По одному виду Олдмэна можно было сказать, что он с пустошами на "ты". В иерахии джанктаунской школы Генри занимал видное положение мастер-рейнджера и часто водил группы скаутов на дальние расстояния.
- Мы из патруля только-только, грязные как свиньи, неделю по пустоши ползали. Жрать хотим, спать по-человечески. Так что давайте быстрее решим этот вопрос. - Генри говорил короткими, рубленыим фразами. - Сержант Клинч, вы назначены командующим?
ashenmamont
Продолжаем совместно.

- Так точно, - проговорил Роберт. - Им не удалось отговорить меня от участия в этой экспедиции. Они говорят, мол, я уже слишком стар. Но мне уже поперек глотки стоит сидение в четырех стенах. Думаю, это моя последняя экспедиция.
- Старый конь борозды не испортит, - улыбнулся мастер-рейнджер. - Ладно, у меня для вас кое что есть.
Генри снял рюкзак и, немного порывшись в нем, достал узкий запечатанный конверт.
- Это письмо, от моего имени, - сказал он положив конверт на стол. - Вы должны будете передать его старшему паладину Джареду Кастро в Бункере Максона. Он обязан нам, точнее лично мне. Пару лет назад в пустошах близ Некрополиса случилась серьезная стычка с налетчиками, и наш патрульный отряд помог людям Братства. Джаред, хм... Он тогда еще не был старшим паладином. Много времени прошло, но Пустошь ничего не забывает. Мы с сержантом Гастманом служили вместе, он помнит тот случай, серьезная была перестрелка, - Генри неприятно поморщился и резким движением руки потер один из шрамов на шее. - Сержант Клинч, вы должны будете лично передать этот конверт, напомню - в запечатанном виде, старшему паладину Кастро. Это даст вам некоторые... преимущества в вашем дальнейшем поиске. Я надеюсь на это, по крайней мере.
- Если медиком у них там до сих пор Джина Тернер, пухленькая такая, то это будет вообще замечательно. Сможем разжиться чем-нибудь интересным и полезным. Эх, лет эдак восемь назад она проходила у меня практику, как фармацевт...
Эш улыбнулся чему-то. Видимо, каким-то воспоминаниям. У него даже частично разгладились морщины на лбу и переносице.
- В общем, все будет сделано в лучшем виде. Приветы и письмо передам, уточним маршрут и выслушаем советы и напутствия, пополним у них запасы и вперед, в пустоши.
- А пока, присаживайтесь, мастер-рейнджер, и позвольте угостить вас кое чем интересным из моих запасов. - С этими словами Клинч достал из сумки, стоявшей неподалеку, вместительную флягу.
Генри обернулся и мельком глянул на своих скаутов, рассевшихся в дальнем углу столовой. Прикинув в уме о чем-то буквально на мгновение он махнул рукой и добавил:
- Да уж, черт с ними, сами справятся, не маленькие. Наливайте, сержант!
Звякнули кружки.
Leroy
Совместно с Grampy Bone

30 мая 2196 года, Джанктаун, Школа скаутов

До отъезда оставалась пара дней. В последний день месяца, на рассвете, экспедиционный отряд джанктаунских скаутов, сформированный для поиска загадочных гостей с востока, выдвинется в путь. Эта миссия, хоть и не преданная широкой огласке, стала отличным поводом для вечерних диалогов не только рядовых скаутов, но и высшего командного состава. О предстоящем путешествии говорили все. Сами участники поездки также ощущали этот ажиотаж. Подбадриваемые коллегами по патрульной и скаутской службе, они чувствовали авантюрный азарт перед грядущей экспедицией.
Все, кроме Гэбриэля. "Куда же она могла запропаститься?" - мысли о миниатюрной флейте не оставляли его. Он перевернул все свои вещи в казарме, но тщетно - ее нигде не было. Райт был не из тех кто может потерять единственный предмет, который бы он не продал ни за какие деньги. Да и вообще он не мог припомнить, чтобы что-то терял... "Неужели ее кто-то действительно украл? Звучит бредово... Да кому она нужна?!".
Его начали раздражать скауты, носящиеся мимо и посматривающие на него как на ненормального, вытряхивающего по несколько раз собственные пожитки. И никто из них, разумеется, ничего не видел и не слышал. Неужели потерял? Райту стало не по себе. "В пути проверю все места куда она могла закатиться в сумке, - подумал он. - Во всяком случае здесь, в казарме, ее точно нет".
До самого вечера тридцатого мая он ничем не занимался, кроме как бродил по Джанктауну и сидел в столовой, разглядывая потемневшую текстуру дерева стола. Только сейчас он осознал, насколько важной для него оказалась такая маленькая безделушка. Впервые за долгое время он по-настоящему расстроился, даже немного выпил, чего обычно себе не позволял.
В казарме он встретил следопыта команды Кадену Ашленда. Райт кивнул головой в знак приветствия.
- Как идет твоя подготовка к экспедиции? - Гэбриэль немного прищурился, всматриваясь в лицо дикаря. Нет, он наверное даже не знает что такое флейта.
- Сосредоточено, - честно ответил скаут. - Много трав, много рецептов - много работы.
- Скажи, Кадена, у тебя есть какие-то вещи, которые ты бы никогда и ни за что не продал?
- Есть, - кивнул Ашленд. - Я ношу их с собой и никогда не снимаю.
- Что бы ты сделал если бы потерял их? - Гэбриэль сделал акцент на последнее слово.
Нащупав на груди племенной барельеф и потеребив костяные кольца в ушах, словно пытаясь отыскать их, убедившись, тем самым, в их ценности и сохранности, скаут прикрыл глаза и задумался. Спустя пару секунд он ответил.
- Разочаровался бы. Это стало бы большим позором и посулило серьезные неприятности.
- Я смотрю ты за ними следишь хорошо, - Райт на мгновение улыбнулся, но тут же снова впал в раздумья.
Grampy Bone
Продолжение, с Leroy'ем

Скаут улыбнулся в ответ и продолжил собирать походный рюкзак.
Принимая во внимание все особенности предстоящего маршрута, Кадена постарался подготовиться как можно лучше, дабы учесть все возможные сюрпризы - Пустошь была очень богата ими. Прочный, потертый рюкзак, больше похожий на вещмешок, топорно сшитый из мешковины, пополнился изрядным количеством жизненно необходимых в понимании Кадены предметов.
Еще на рассвете, Ашленд отправился на небольшую прогулку с целью добычи полезных трав и кореньев. Вернувшись ближе к вечеру с хорошей добычей, Кадена принялся за дело. Старая, еще довоенная керамическая ступка, и пестик, сделанный на скорую руку из собачьей кости, позволили измельчить дикие травы. Пара часов изматывающей, монотонной работы, и перед скаутом оказалась приличных размеров горка травяных опилок - солнце высушило листья еще до того, как Кадена сорвал их. Коренья скаут решил надежно упаковать в темное и прохладное место, дабы те не начали гнить. Весь остаток вечера, вплоть до глубокой ночи, скаут подготавливал остальное снаряжение: почистил и привел в должный вид обрез, очень бережно, с помощью полуистлевшей довоенной инструкции (почитаемой скаутом как Священное писание), перебрал и хорошенько смазал верный Маузер. С особенной тщательностью заточил копье, припомнив известную с детства племенную технику - две заточки вдоль лезвия, одна, со слабым нажимом - против.
Как и прежде, до сакрального важной частью сборов стал процесс подготовки к долгому путешествию курительных принадлежностей скаута. Трубка, мастерски выточенная из кости и покрытая затейливыми узорами, была хорошенько вычищена и свернута в мягкую браминью кожу. Туда же Кадена завернул и курительную смесь, состав которой вряд ли бы смог определить тот, кто родился и вырос вне свирепых песков.
Когда последний метательный нож был упакован в мягкий кожаный чехол, Кадена провел последнюю, критическую проверку. Все было на местах, каждый пункт в голове скаута был учтен, каждая ситуация была хотя бы теоретически, но отработана с максимальным учетом всех возможных параметров. Откинувшись на спинку двухъярусной казарменной кровати, рядовой первого класса Ашленд положил рюкзак напротив - в ноги, и перебирая висящий на груди барельеф с изображением разъяренного муравья, принялся созерцать результаты своей работы.
ashenmamont
Утро вторника началось для Эша с небольшого похмелья. Когда будильник в Пип-бое заиграл старую довоенную мелодию - он, не раскрывая век, нашарил на прикроватной тумбочке металлическую кружку с водой и очень аккуратно сел в кровати. Жадно выпил теплую воду и, спустив ноги на пол, принялся обуваться. Клинч не помнил, как вчера заснул. Видимо, после смешения таблеток с алкоголем в определенный момент он отключился и уснул одетым. Хорошо хоть берцы снял.
Бигс был собран с вечера, походное снаряжение упаковано в рюкзак. Оставалось надеть только ремень, броню и панаму. Кряхтя, грузный мужчина поднялся с кровати и принялся за сборы.
Оглядев напоследок комнату он понял, что чуть не забыл сумку с горючей смесью и наклонился за ней. Эту смесь он придумал порядка девяти лет назад. Адская дрянь поджигала все что угодно, начиная с кожаной брони и плоти и заканчивая бетоном и песком. Совсем недавно Эш экспериментальным путем выяснил, что если смешать в определенных пропорциях эту жидкость с водой и некоторыми химикатами, то можно получить вполне себе неплохое пойло, хорошо бьющее по мозгам, а еще лучше по печени. А если туда добавить некоторое количество чего-нибудь вкусного, типа сиропа или джема, то можно даже пить получившийся напиток без обильного слезовыделения и не очень сильно ругаясь.
Роберт еще раз окинул комнату взглядом. Проверил наличие "Мизерикорда", похлопал по кобуре с ПП, перекинул через плечо ремень дробовика и, нахлобучив изъеденную химикатами и временем панаму, вышел на улицу, неся перед собой тяжелый бигс...
На улице было весьма ветрено.
Leroy
Тридцать первого мая Гэбриэль проснулся как обычно рано, еще за несколько часов до отбытия. С чего начинается утро? С нескольких кругов вокруг казармы. Ничто так не бодрит, как пара десятков бурпи, отжиманий и подтягиваний на козырьке здания. Уже много лет Райт каждый день уделяет по тридцать-сорок минут физическим упражнениям. Пустошь благоволит только сильным.
"Ветер сегодня неслабый," - подумал он, возвращаясь в казарму. Пора собираться в путь.
Свою камуфлированную винтовку FN FAL Гэбриэль подготовил еще с вечера - бережно разобрал, прочистил, сменил батарейки в оптике для ночного видения. Уж что-что, а это оружие почти никогда не вызывало у скаута каких-то серьезных нареканий и в нужный момент срабатывало как часы. Утром Райт проверил пистолет и глушитель к нему, рассовал обоймы в специальную кобуру на запястье и на секунду замер. Словно в очередной раз он отправляется в неизвестность, ведомый жаждой покоя. А может уже и смерти. С утерей металлической безделушки, Гэбриэль понял, насколько он устал.
"Нужно сосредоточиться, - он окинул взглядом оставшийся неразобранный скарб. - Боевой нож - на пояс, с узким лезвием - в ножны на бедре. Бинокль, мультитул, батарейки, дополнительный прицел для винтовки...".
Когда он проверял запас медикаментов в своей мини-аптечке, то среди стимуляторов и пакетов рад-эвэй обнаружил... ее самую. Небольшая металлическая, немного погнутая, но все еще функционирующая флейта.
Выходя из казармы, Гэбриэль был счастлив, как никогда до этого.
ashenmamont
совместно с Forgotten Dream

Светало. Эш вышел из казармы держа в руках бигс. Ветер нес пыль и мелкий мусор. Близоруко щурясь сержант подошел к машине и поставил тяжелый ящик с медикаментами возле багажника и уже собрался попробовать открыть его, когда заметил что-то неладное. Из под днища автомобиля торчали чьи-то ноги в здоровенных берцах. Подойдя ближе, Эш легонько пнул в подошву лежащего. Ноги дернулись, раздался глухой удар и шипение боли. "Жив", - улыбнувшись в бороду, подумал сержант...
Это странное ощущение, когда уже проснулся, но не желаешь осознавать этого. Лежишь в нежной темноте, и не хочешь возвращаться в реальный мир. Ощутив пинок, Хант не успел осознать, что он находился не в райском довоенном мире, а в пустошах настоящего, лёжа под днищем (как там машина?), и с разбросанными вокруг инструментами. От неожиданности Крис вскинулся сесть и довольно ощутимо ударился головой об острую кромку под днищем машины. Зашипел от боли и по его измазанному маслом лицу побежала струйка крови из рассечения. Неприятно, но не смертельно.
Хант выкатился из под машины и обратился к Клинчу:
- Док, глянь - указал на голову. Док достал из кармана не вполне чистый платок, плюнул на него и провел по ране на лбу механика.
- Жить будешь. Хочешь зашью? - довольная улыбка осветила слегка опухщее лицо медика. Механик молча кивнул, достал из кармана ёмкость с баффаутом и вкинулся парой таблеток.
Forgotten Dream
Совместно с ashenmamont

Присев на бигс, Эш достал толстую иглу и нитки. Плеснул на рассеченную рану немного из фляги, вызвав новое шипение. Полюбовался мимическими метаморфозами Ханта и дрожащими с бодуна руками принялся за дело. Механик тихо ругался себе под нос и иногда вздрагивал когда игла входила в кожу, периодически царапая череп.
- Вот и все. Почти как новый. - спустя некоторое время проговорил Клинч, отхлебнул их фляги и поднялся на ноги. - Цепляй защиту днища на место и будем ждать остальных...
Хант скорчил лицо в гримассе - пробуждение получилось не из приятных: вымотанный за длительные дни тренировок, со сбитыми руками от сорвавшихся ключей при ремонте машины, с ломкой от баффаута, и теперь ещё вероятно с черепно-мозговой травмой, Хант был не лучшим бойцом в команде. Но деваться было некуда, необходимо готовиться к выезду. Беспорядочно скидав инструменты в кожанную сумку, Крис открыл багажник и закинул ее внутрь. Следом за ним аккуратно поставил бигс Эша.
Накануне вечером, перед сном Кристофер по своей привычке решил осмотреть автомобиль перед выездом, и как обычно осмотр затянулся на небольшой ремонт. Оказалось, что шаровая опора правого переднего колеса, в одном из выездов была повреждена об камень. В тот момент повреждения были не так критичны, но в дальнейшем сварочный шов начал загнивать и терять прочность. К тому же кое-где соеденения начали стучать и требовали протяжки, либо замены. Решив устранить эти мелочи, чтобы транспорт их в пути не подвёл, он увлёкся и отрубился под машиной уже глубокой ночью, полностью высадив заряд ручного фонаря.
Grampy Bone
31 мая 2196 года, Джанктаун и окрестные пустоши

Визг песков. Где бы ты ни был в пустошах, визг песков во время бури всегда одинаков. Меняется лишь тональность. Для пешего путника сильная буря подобна аду: вокруг сплошная рябь, которая по ночам превращается в кромешную тьму. Не видно ни зги. Дальше собственного носа, дальше протянутой руки, нещадно оспыпаемой песком и пылью - ничего не видно. Хорошее освещение порядком бы исправило ситуацию, но мощный фонарь редко оказывался в скаутском инвентаре. По скаутскому уставу, день есть время пути, ночь - час отдыха и дежурства.
На рассвете, перед отъездом, к гаражному блоку скаутской школы вышло немало провожатых: инструктора, сержанты, рядовые рейнджеры и сам Илая Аттвуд - старший наставник скаутской школы. Были здесь и несколько человек из конгресса. Они сухо пожелали удачи членам экспедиции и неумело отдали честь. Вся процессия оказалась не затянутой - никто не хотел превращать этот момент в затянувшиеся проводы, ни провожающие, ни уезжающие.
Однако само путешествие, будто бы назло, началось и продолжилось с ощутимым скрежетом песка на зубах - за стальными жалюзи, что заменили автомобилю окна, творилась серьезная песчаная буря. Шесть огромных галогеновых фонарей, сваренных на корме крыши, резали пыль и песок, позволяя водителю хотя бы на мгновение, но разглядеть маршрут. Благо, автомобиль был сработан таким образом, что пилоту приходилось выбирать не дорогу, а направление - "Вэгон" был на редкость всепроходим.
Холодный песок на огромной скорости хлестал борта машины. Он врезался в пластины из листовой стали, образуя гулкий, монотонный вой, похожий на рев сирен, которые когда-то знаменовали начало Великой войны. Этот вой резонировал с низким свистом работающего двигателя, сливаясь в единое звучание. Ухабы и тряска преследовали автомобиль по пятам. Было ясно, что большая часть маршрута пройдет именно в таком темпе - жестком, динамичном и чрезвычайно торопливом.
Первые несколько часов Пустошь клацала перед скаутам своими желтыми, истлевшими клыками. Будь кто из отряда за бортом, его бы мигом сдуло сильным ветром, как минимум - поставило на колени и заставило закрыть лицо. Мириады чертовски острых песчинок были неумолимы ко всяким путникам.
Leroy
Совместно с ashenmamont и Grampy Bone.

Еще перед началом поездки Кадена почувствовал страх, которого, впрочем, никто не заметил - за годы жизни с людьми городов, скаут отлично научился скрывать эмоции. Страх был привычным ощущением: в племени, где он вырос, песчаная буря означала визит некогда великого Дьявола, который обрушивал на землю свой остаточный, но все еще неистовый гнев. Почуяв бурю, скаут недолго думая извлек из рюкзака курительую трубку. Забив ее хорошей порцией смеси, Ашленд зажал трубку в зубах, и с помощью огнива извлек искру. Та, попав прямо на смесь, моментально спровоцировала горение. Засушенная трава трескалась, тлела и превращалась в пепел. Повторив операцию еще два раза, Кадена выбил трубку и облизнув начинающие стремительно сохнуть губы двинулся к машине.
Уже сидя в салоне, скаут почувствовал Прикосновение. Плотно сомкнув губы и сжав в ладони костяной барельеф, висящий на шее, Кадена погрузился в Диалог. Древние говорили с ним. Прикрыв глаза, он мысленно отвечал своим собеседникам. Со стороны нельзя было даже представить то, что творилось в сознании дикаря.
Во время курения следопыт намеренно вдохнул часть дыма, что бы впитать в себя смолы трав. Теперь же, на каждом хорошем ухабе, Кадена слегка откашливался, выпуская изо рта остатки дыма. Их, впрочем, тут же выдувало в открытое жалюзи.
Песок скрипел на зубах. Песок был в глазах, за шиворотом, проникал в уши. Сильно трясло. Эш скрипнул зубами на очередной кочке и стал шарить рукой в сумке с огненной бутылью. Что-то нащупав, вытащил на свет кусок ткани когда-то, видимо, бывшей банданой. Понюхал, зажмурился и принялся протирать ей очки. Потом обмотал вокруг головы, сделав что-то вроде лицевой маски рейдера. Натянул бандану пониже, поднял маску так, что снаружи осталась только верхняя часть могучего носа, и что-то неразборчиво пробурчал, покосившись на водителя.
Склонив голову к коленям, Гэбриэль вслушивался в какофонию за бортом. Все таки крайне необычно передвигаться по Пустоши таким образом - не на своих двоих, а в настоящем довоенном автомобиле. "На самом деле буря нам даже на руку, - думал он, посматривая на кашляющего дикаря. - Никто в этом шуме не услышит грохот машины".
Grampy Bone
Продолжаем, втроем

Кристоферу было не до размышлений. Дорога, если её можно было вообще так назвать, не распологала к расслабленной езде. Остатки дорожного покрытия скорее мешали, чем позволяли комфортно передвигаться. Выбоины постоянно вырывали руль из рук и удерживать траекторию, не вылетев с трассы, было крайне тяжело. Темп был выбран максимальный, при условии того, чтобы цепи на колёсах не порвались под действием центробежной силы. Но лязг при этом они издавали сильнейший.
Время суток медленно клонилось к закату. Команда скаутов двигалась в очень динамичном ритме и с момента выезда совершила только одну остановку - в полдень, на обед. Для этого пришлось встать за отвалившемся куском скалы, прочно вошедшим в землю, и послужившем скаутам стеной от летящего песка. Порции были извлечены из командного сухпайка - готовить полноценный обед в таких условиях было нерационально и малоразумно. Пожевывая вяленое мясо и мутировавшие яблоки, скауты смогли размять затекшие конечности и взбодрившись от сильного пустынного ветра, продолжили путь. Однако буря даже не думала стихать. Солнечный диск уже наполовину скрылся за горизонтом, но потоки ветра только усиливались.
С наступлением глубокого вечера машине удалось выйти на относительно ровное пространство и далеко впереди стало возможным разглядеть мрачные пики высоток Бейкерсфилда - ныне Некрополя, покинутого и мертвого. Редкие шпили небоскребов были надломаны пополам, город лежал в руинах и был известен в первую очередь разветвленной сетью подземных ходов - до войны под городом было выстроенное печально известное Убежище 12.
- Бетонные скалы города задержат ветер, - перекрикивая бурю проорал Кадена. - Я думаю нам стоит проехать через развалины, а лучше всего - найти в них приют и ночлег.
- Ехать в город - вернейший способ попасть в засаду из которой потом не выберешься. Предлагаю объехать, - воспротивился Хант. - Эш, решай.
Сержат нахмурил брови, шумно вздохнул и приложился к фляге.
- Хм.. У меня нет желания ночевать под открытым небом. Вряд ли тут кто-то еще живет.
- Как минимум надо сначала разведать, - Кристофер кивнул в сторону дикаря и подмигнул сержанту.
- Кадена, проберись тихо в развалины и попробуй разнюхать что-нибудь. Нужно сохранять осторожность.
Ашленд молча кивнул головой. "Среди рукотворных скал бродят только призраки Зеленого мира", - подумал скаут, прожевывая очередной тонизирующий корень. "Только призраки да дикие собаки, что им дело до нашего... автомобиля".
Leroy
Совместно с ashenmamont и Grampy Bone.

31 мая 2196 года, Развалины Некрополя.

Гэбриэль сохранял сосредоточенное молчание. Когда автомобиль остановился среди гаражей, он вышел вслед за следопытом команды и немного размял затекшие от постоянной тряски конечности. Одобрительно кивнув в след уходящему рядовому, Райт взялся за висящий у него на шее бинокль и, включив режим ночного видения, начал осматривать ближайшую часть мертвого города.
Он увидел обломки немногочисленных высоток и всеобщую разруху. Живых (или полуживых) организмов замечено не было. О чем Гэбриэль незамедлительно доложил командиру отряда. Сержант немного подумал, мотнул головой в сторону руин. Прикрой, мол, дикого. Рядовой кивнул и тут же испарился. Неподалеку находилась наблюдательная сторожка - отличное место для снайперской позиции. Туда Райт и отправился с винтовкой наперевес. Видимость здесь и правда была весьма хороша - ближайшая часть города как на ладони. Присобачив сошку к FN FAL и устроившись поудобнее, Гэбриэль начал внимательно наблюдать сквозь снайперский прицел ночного видения за Ашлендом и всем, что происходит рядом с ним.
В это время Кадена уже вовсю бежал вглубь Некрополиса. Мертвый город выглядел невероятно зловеще. То тут, то там, лежали поваленные секции домов, в местах надлома они были утыканы ржавой арматурой несущих конструкций. Поваленые стены (а порой и целые дома) превращали улицы города в настоящие бетонные джунгли - чтобы пробираться через них требовалось прилагать определенную сноровку.
Кадена встал на углу полуразваленного здания, глубоко вдохнул и аккуратно, милиметр за милиметром, заглянул за угол. Улица оказалась пуста. Восходя к опыту предков, скаут "Взирал глазами, но видел сердцем". Одного беглого взгляда было досаточно, чтобы понять, что улица безопасна. Резким рывком мужчина выскочил из-за своего укрытия и преодолел некогда проезжую часть улицы по диагонали, после чего бросился взбираться по торчащей арматуре на небольшую башенку. Важно было осмотреть территорию с более "дальновидной" позиции.
Grampy Bone
Продолжаем втроем

Светила полная луна, даже несмотря на поющую вьюгу, видимого света хватало, чтобы разглядеть хотя бы силуэты и очертания того, что впереди. Здесь, в Некрополисе, ветер выл особым образом. Потоки проносились вдоль кривых, ломанных улиц, наматывались на торчащую арматуру, разбивались о бетонное крошево зданий, и выдавали пронзительный, очень резкий и в то же время очень низкий, глубокий и раскатистый гул. От последнего ощущалась едва ли не вибрация - настолько сильно от ветра звучало само пространство.
Обозревая видимое пространство, и щуря глаза (то ли от напряжения, то ли от пробирающего до костей звука вокруг), следопыт вглядывался в темноту. Его сознание видело лишь то, что видели его глаза, но в глубине своих ощущений Кадена знал какая дорога будет безопасной. Он наметил с десяток возможных вариантов продвижения вглубь города. Все они были небезопасны. Замерев от сосредоточенности Ашленд выбирал направление. Наконец, спустя несколько минут, из многих очевидных зол он выбрал как можно меньшее.
Следопыт возвращался к автомобилю, что стоял на окраине в надежном, не видимом глазу укрытии - в развалинах старых гаражных боксов. Весь путь за ним пристально следил снайпер в сторожке и лишь проводив его "взглядом" прицела до автомобиля, стал возвращаться сам, осмотрев местность напоследок.
С момента выхода Ашленда на позиции прошло не больше получаса, однако Кадене было что сказать.
- Докладывай, рядовой, мы внимательно слушаем, - проговорил Эш, рассматривая разведчика.
- Много дорог, плохих еще больше, - Кадена обернулся и посмотрел туда, откуда только что пришел. - Есть одна, наименее опасная.
- Подробнее, Кадена, подробнее.
Ашленд терпеть не мог такие моменты. Сама по себе просьба "рассказать поподробнее" вызывала глубокое непонимание. Попытки же и вовсе выглядели плачевно.
- Много вариантов, выборов - полным-полно, - попытался пояснить скаут. - Но только один из них наименее опасен.
Кадена задумался и добавил:
- Тот самый.
Forgotten Dream
А теперь - вчетвером

Сержант понял, что вряд ли добьется чего-то большего от несколько косноязычного Кадены. Он совсем отвык от такой манеры общения. Когда-то он проводил много времени в "мудрых" беседах племени, спасшего его в пустошах. Но сейчас это вызывало раздражение. Клинч сплюнул, покопавшись в кармане, вынул оттуда успокоительную таблетку и запил ее спиртом из фляги.
В это время к машине вернулся Гэбриэль и, послушав доклад следопыта, обратился к командиру.
- Кажется, что в ближайшей к нам части города никого, - голос его был сух и тих. - Возможно кто-то и прячется там, но чтобы выяснить это наверняка нужна гораздо более серьезная и долгая разведка, сержант Эш.
Подобное обращение к прямому начальнику далось Райту с трудом. Все-таки от судьбы их экспедиции многое зависит, значит должна быть какая-то дисциплина и суборинация. А, впрочем...
- К черту это все, - проговорил Клинч. - Подъедем поближе и попытаемся найти более-менее надежное укрытие. Держите стволы наготове.
- Может мне прикрыть вас? - снайпер выступил с инициативой и обвел взглядом команду. - Затем я вас нагоню. Возможно, так будет безопаснее?
- Хорошо, прикрой нас, Габриэль. Только сильно не задерживайся и, если что, кричи. Как гекко. - Эш проговорил последнюю фразу пристально глядя в сторону руин.
Райт оценил командирскую шутку, но лишь кивнул, проверяя свое снаряжение.
- Я нагоню вас, когда вы остановитесь, - приготовив свое оружие к бою, снайпер направился куда-то в сторону от дороги и через мгновение скрылся во тьме.
Тем временем остальная команда грузилась в автомобиль.
Хант щелкнул затвором своего томпсона, перевёл селектор трансмиссии в режим хода вперёд и автомобиль тронулся.
- Эш?
- Да?
- Я не хочу, чтобы на нас скинули что-нибудь горящее сверху. Кому-то нужно вылезти в люк.
- Я посмотрю оттуда, - Кадена приготовил обрез и проверил Маузер, после чего уверенно полез в люк.
Машина въехала на улицу.
Leroy
Все вместе.

Как час назад за дикарем, так теперь и за автомобилем пристально наблюдал сквозь прицел ночного видения рядовой первого класса Гэбриэль Райт, время от времени меняя укрытия для лучшего обзора местности вокруг машины.
Проделав десяток кварталов в направлении, указываемом следопытом, Вэгон оказался на распутье. Было два пути, один из них - верный, по мнению Кадены, - был перегорожен упавшим зданием, электрические кабели которого висели здесь практически повсюду, даже над единственным альтернативным направлением. Оно тоже имело право на рассмотрение - по всему выходило что здесь можно проехать в объезд. Здание на соседней улице перегородило только часть квартала, оставив небольшой, но свободный проезд.
- Я считаю, что нужно дождаться Гэбриэля. Тут что-то не так, - Механик остановил машину.
- Он сможет найти нас. Едем дальше, - сказал Клинч. - Пока все чисто.
- Я переживаю не за него. Это место мне не нравится. Если бы я собирался устроить засаду, то сделал бы это именно здесь, - Хант был настойчив.
- Мне здесь вообще ничего не нравится. Кадена, твое мнение? Я тебя за каким хреном на разведку посылал? Чтобы команда не волновалась.
- Мы всё ещё можем вернуться и поехать в объезд, - Крис поправил панаму, съехавшую на глаза и вытер со лба пот, который, попав в свежую рану, вызвал неприятное жжение.
- Если мы хотим остаться в надежном укрытии - нам лучше ехать вперед, - сказал следопыт и добавил, подумав. - Я не ощущаю в этом мертвом городе в принципе ничего безопасного, но уверен - мы сможем скрыться в глубине развалин так, что этой ночью нас точно никто не отыщет.
- Кэп? - спросил Хант.
- Едем дальше. Иначе так и будем болтаться туда-сюда, как Выходец из Убежища в пустоши, - Клинч сплюнул и сел в машину.
Forgotten Dream
Все вместе.

Экипаж тронулся, избрав левый путь. Машина приблизилась к висящим проводам. Спустя мгновение, уже за спиной у экипажа послышался сухой треск - пучок армированных проводов не поддался весу Вэгона, в результате чего они натянулись, словно струны. Спустя мгновение ветхий пентхауз соседнего дома, ведомый этими проводами питания, начал съезжать со своей ненадежной опоры.
Нога Ханта плавно вдавила педаль акселератора в пол. Машина резко ускорилась с пробуксовкой колёс и одна из цепей не выдержала и лопнула, начав неистово молотить по колёсной арке.
За секунду до этого перед глазами экипажа возник не ясный, смутный силуэт. Нечто похожее на очень высокого человека в балахоне, увешанного шипами, на поверку галогеновых фонарей оказалось... флоатером в униформе армии Повелителя. Машина, двигаясь под углом с пробуксовкой, задела боковиной багажника мутанта, получив заметную вмятину - резкое ускорение автомобиля спровоцировало столкновение.
Издав протяжный стон, резонирующий с воем ветра, мутант восстановил равновесие и продолжил движение в сторону машины. В тот же миг, Кадена, стоявший по пояс в люке, выскочил на крышу. Не спуская с летуна глаз, скаут запрыгнул на возвышение какого-то довоенного магазина, чье внешнее убранство чудом осталось нетронутым после схода ударной волны.
Как только Гэбриэль заметил тварь, он на секунду задержал дыхание, плавно прицелился и уверенным движением пальца спустил крючок, пустив пулю в стонущее существо. Пуля нашла свою цель. Вращаясь на бешеной скорости она вошла в тело мутировавшего червя и отсекла ему приличную часть нижней челюсти.
Не медля ни секунды Кадена, выхвативший обрез и прицелившийся навскидку, разом нажал на два курка. Раскаленная порция дроби вонзилась в склизкую плоть. Половина заряда попала в цель, другая половина, выстрелившая из второго дула - попала выше. Плечо следопыта свела ощутимая судорога - сказывалась серьезная отдача. Выстрел дуплетом редко сулил абсолютное поражение цели, но гарантировал хотя бы частичное попадание. Особенно со столь близкого расстояния.
Leroy
Совместно со всеми.

Через мгновение вторая пуля снайпера навылет пронзила торс твари. Корчась в судорогах, летун предпринял попытку сделать последний, отчаянный рывок - он кинулся прямо на машину, которая уже остановилась поперёк дороги, в десяти метрах от мутанта. Из открытой водительской двери торчал ствол томми-гана. Прозвучала короткая очередь. Одна за другой пули вонзались в тело мутировавшей твари. На последнем издыхании летун решил свернуть в развалины, тем самым пытаясь избежать неминуемой расправы.
Хант не торопясь вышел из машины, попрыгал на месте, разминая ноги:
- С такими ранениями не выживают, патроны важнее, - он обошел вокруг Вэгона, оценивая повреждения.
В это время Ашленд спрыгнул со своего возвышения. Перезарядив обрез, скаут спрятал гильзы в углубления многочисленных карманов и выдвинулся в сторону развалин, в которых поспешил скрыться противник.
- Покуда оно живо хотя бы на четверть вздоха - оно опасно, - сказал он, прежде чем исчезнуть в надломленных стенах.
Однако, вместо ожидаемых выстрелов, гул ветреной ночи развеяли два глухих, чавкающих удара - скаут решил сработать копьем. Добежав до уползающего летуна, Ашленд вонзил в него лезвие дикарской стали, все время висевшее за спиной. Нанеся повторный, контрольный удар, скаут зашагал в сторону улицы.
Вернувшись, Кадена застал Кристофера за перекусыванием клещами оборванной цепи. Закончив, он положил инструмент в багажник и осмотрел вмятину, которая была тут же выправлена парой ударов кувалды изнутри багажника.
- Лучше, чем было - доложил Хант сержанту Эшу. Сержант кивнул.
- Он был одним из многих, - покачав головой сказал Кадена. - Летуны редко передвигаются по одиночке, особенно в форме Повелителя.
Следопыт передернул плечами и сообщил:
- Нам нужно найти укрытие на остаток ночи. Стадо его сородичей неподалеку, но они нас не почуют.
Голос скаута был уверен и тих.
ashenmamont
совместно со всеми

Эш задумчиво провел рукой по заросшему подбородку. Осмотрелся, пытаясь заметить затаившегося где-то снайпера.
- Все целы? Тогда идем и поищем относительно безопасное место для ночлега. Кадена впереди, следом я. Капрал - замыкающим. Машину оставим здесь. Габриэль нас нагонит.
- Далеко уходим? - спросил Хант. - Я бы машину не хотел бросать просто так. Тем более она может приманить кого-нибудь, с кого можно будет поживиться чем-нибудь полезным.
- Разумеется недалеко. Потерять транспорт в самом начале миссии было бы очень глупо. Можно попробовать устроить засаду, но я бы не расчитывал на что-то серьезное. Здесь только остатки мутантов и парочка рейдеров. План такой - ищем комнату, желательно с двумя выходами. Двое спят, двое дежурят. По возможности - молча. Я имею в виду - дежурят молча.
Эш сделал многозначительную паузу, отхлебнул из фляги и проговорил:
- Спят, впрочем, тоже.
- Сержант Клинч, - Кадена откашлялся и принял серьезный вид. - Машину стоит хорошенько припрятать прямо сейчас, а нам вряд ли стоит выбираться далеко в город - поблизости бродит стая флоатеров.
Сержант осмотрелся в поисках укрытия. По всей видимости, до войны эта часть города была чем-то вроде одного из многочисленных переулков, ведущих к центру. Проезжая часть была узкой, но за покосившимися (а порой и вовсе развалившимися) домами виднелись абсолютно такие же неширокие улицы. Все они вели на север - там, сквозь вьюгу песка, еле угадывались силуэты некогда широкой площади.
Слева от команды скаутов находились запутанные лабиринты трущоб - там Кадена прикончил флоатера. Справа - виднелся средних размеров ангар, с ворот которого свисал проржавевший рекламный баннер.
- Старые слова стоит иначе понимать в новое время, - подметил Ашленд. - Кто-нибудь прочтет что там написано?
Grampy Bone
Продолжаем

Эш прищурил глаза за толстыми линзами очков и прочел вслух:
- Торговая компания Макартура. Мы возим ваши грузы за ваши деньги. Хм. В принципе, можно загнать туда Вэгон и самим остаться там же. Два выхода, стены, крыша. Хант, что думаешь?
- Сначала сходите туда, осмотритесь, а потом уже поведём машину, которую не так-то просто будет оттуда оперативно вытащить, в случае чего. - ответил Кристофер.
Эш снял с плеча дробовик и не торопясь пошел по направлению к ангару.
- Кадена идет со мной. Хант - присмотри за машиной. Гэбриель прикроет нас издалека, если его еще не съели.
Под ногами скрипел мусор. Тяжело ступая, сержант приблизился к старому зданию. Следом за ним шагал Ашленд, держа наготове заряженный обрез. Впереди, сквозь плотную рябь песчаной бури, виднелись ворота главного въезда.
Хант запрыгнул в машину, запер двери, и высунувшись в люк, стал провожать бойцов стволом своего томпсона.
Широкие, покрытые облупившейся краской и пятнами ржавчины, ворота были достаточно высокими, чтобы в них мог проехать грузовик. Кое-где были видны углубления - следы от пуль, так и не пробивших тяжелую сталь. Из щели между створками слегка тянуло сквозняком. Эш прислушался и посветил фонарем внутрь. Потом подал знак разведчику - "прикрывай", протиснулся внутрь и оттуда уже навалился на одну из створок. Шурша осколками дорожного покрытия и каким-то мусором, она поддалась напору и проход расширился настолько, что пройти вдвоем уже не составляло труда.
Озираясь по сторонам и вглядываясь в темень ангара, рейнджеры вошли внутрь. В здании было пусто. Кроме мусора и торчащих повсюду кусков арматуры в нем не было ничего. Даже останков техники. По всей видимости перед войной Макартур решил оставить свой автопарк в более надежном месте.
ashenmamont
продолжаем

Сержант пнул останки пустой консервной банки, лежащей практически у входа. Осветил фонарем помещение. Места было достаточно. Точно хватит и для автомобиля, и для ночлега. В задней части ангара находилась старая дверь, за которой, видимо, располагались служебные помещения и черный ход.
- Осмотри все там. А я позову Ханта и дождусь Габриэля, - приказал сержант.
Выйдя из здания, Эш посветил фонарем в сторону машины, потом направил луч на себя и помахал рукой водителю, показывая, что все чисто и нужно подъезжать.
Кадена продвинулся вперед и спустя мгновение исчез в глубинах ангара. Однако уже через пару минут он вернулся обратно с докладом.
- Пусто, - отрапортовал скаут. - Ни души.
Хант прыгнул за руль и моментально подъехал к приоткрытым воротам, затем вышел, чтобы открыть их настолько, чтобы могла проехать машина.
- Сержант, помоги - Хант навалился на ржавую дверную створку, которая со скрипом поддалась. Вдвоем открыть ворота было уже и вовсе не тяжело. После чего Крис сел в машину и тронулся, выбирая место для стоянки.
Наконец, автомобиль встал между рядами ржавых каркасных конструкций, некогда служивших опорой для административной надстройки - ряд офисных кабинетов повалился вниз, рассыпавшись в гипсокартонное крошево. В ангаре не оказалось окон, по всей видимости в довоенное время этот зал освещался лампами дневного света. Команде скаутов это было только на руку, ведь "Вэгон" можно было увидеть лишь с двух позиций: въезда в ангар, и черного хода для персонала. В обоих случаях автомобиль, пользуясь преимуществом руин, попадал в так называемую "мертвую зону" - его нельзя было заметить ниоткуда.
Leroy
Все вместе.

Заметив, что рейнджеры подготавливают место для ночлега, снайпер Гэбриэль Райт покинул свою позицию и быстро, но осторожно выдвинулся в сторону отряда, держа наготове взведенный пистолет с глушителем. Пробираясь вдоль заваленных мусором улиц он увидел дикого пса. Оскалив клыки тот стоял в десятке метров от Райта - в соседнем переулке, близ очередных лабиринтов трущоб. "Собак лучше не злить, - подумал рядовой первого класса. - Где одна - там и целая стая". Рейнджер замер, внимательно вслушиваясь и осматриваясь вокруг. Пса он тут же взял на мушку и в любую секунду был готов выпалить в него всю обойму.
Собака зарычала и сделала пару шагов вперед. Оскалив клыки, она приготовилась к прыжку, но как только ее лапы были готовы оторваться от земли, из выбитого дверного проема, резко дернувшись в движении, показалось тело. Две тощие, но жилистые руки, с висящей лоскутами кожей, схватили пса за горло. Движения нападавшего были медленными, но наверняка убойными - каждый жест был высчитан практически до идеала. Нож в правой руке сработал на славу - кровь, хлеставшая из собачьего горла, была тому отличным подтверждением. Спустя мгновение послышалась возня, и даже сковзь гул песчаной бури Райт услышал голодный, чавкающий звук - чьи-то гнилые зубы впивались в пульсирующую кровью собачью плоть.
Нужно сваливать. Снайпер аккуратно обошел логово гуля и крайне осторожно двинулся дальше, вслушиваясь в каждый шорох пустых улиц города. Но, к счастью, оставшийся путь не принес новых сюрпризов. Уже через четверть часа рядовой примкнул к отряду.
Подойдя ближе к ангару, Гэбриэль увидел Клинча, который стоял в воротах, прилонившись спиной к косяку и скрестив руки на груди. Изнутри раздавался скрежет металла. Видимо, механик что-то исправлял или чистил в автомобиле.
- Все в порядке? - спросил сержант.
Forgotten Dream
Все вместе

- Некоторые гули до сих пор не покинули город, - доложил снайпер. - Одного из них я встретил по дороге. Также в окрестностях бродят озверевшие собаки. В остальном пока ничего подозрительного замечено не было.
- Нда, - Эш озабоченно оглядел улицу. - Ладно. Место лучше мы все равно вряд ли найдем... Глотнешь?
Медик протянул флягу снайперу.
- Спасибо, сержант. Но лучше потом, - Райт также с опаской осмотрелся. - Здесь не слишком безопасно. К тому же, мы ведь будем дежурить?
- Да. Я думаю, будет эффективней дежурить парами. Одиночного дозорного достаточно легко устранить. Плюс, дорога была долгой и мы все устали. Дисциплина дисциплиной, но если кто-то из нас уснет на посту, то это может кончиться печально для всех.
Последние слова Эш говорил уже входя в ангар и обращаясь ко всем. Гэбриэль следовал за ним, кивая. Ему определенно нравился подход командира к выполнению своих обязанностей. Всегда приятно осознавать, что отдаваемые сверху приказы имеют под собой логическое обоснование. Да и вообще, судя по действиям и словам Роба, ему действительно важна слаженная и эффективная работа отряда, без должностных "перегибов" и бессмысленных указаний.
- Кто идет в наряд первыми? - спросил Райт, расположившись возле стены, чтобы привести в порядок оружие.
- Первая пара - Рядовой первого класса Гэбриэль Райт и рядовой первого класса Кадена Ашленд. В благодарность за заслуги перед отрядом они будут спать в самое сладкое для сна время суток, то есть глубокой ночью, - тон сержанта был шутливо напыщеным. Видимо, сказывалось некоторое количество алкоголя, а может и чего посильней, в крови.
Хант молча побросал инструменты в сумку и завалился на заднее сиденье Хайвэймэна, высунув ноги в открытое окно. Клинч тоже не стал терять времени - достал свой видавший виды старый военно-походный спальник, сдвинул мусор ногой в одну кучу и расстелил его на импровизированной кровати. Потом достал из внутреннего кармана куртки флакон с какими-то таблетками, выкинул пару на ладонь, закинул в рот и запил, морщась, из фляги.
- Смена караула в три часа. Приступайте, - зевая, проговорил Эш, почесал бороду и улегся спать.
Grampy Bone
Все вместе

1 июня 2196 года, Развалины Некрополя, "Торговая компания Макартура"

Ночью следопыт отряда - Кадена Ашленд - медленно двигался вдоль стен ангара, будто бы выискивая что-то. Наконец, скаут остановился и посмотрел вверх - там он увидел проржавевшую лестницу. Она вела к невысокой обозревательной башенке, по всей видимости, установленной для наблюдения за автостоянкой.
"Чем выше стены, тем больше этажей, - подумал Ашленд. - Тем дальше видно".
Закинув копье за спину и вооружившись на всякий случай обрезом, скаут двинулся в путь. Но уже перед тем, как шагнуть на первую ступень, окрикнул Райта.
- Гэбриэль? - несмотря на тихий тембр, голос прозвучал довольно громко. Достаточно, что бы достигнуть адресата.
Снайпер как раз заканчивал возиться со своей винтовкой.
- Ты что-то хотел? - в голосе слышались явные нотки удивления, мол, интересно, что же ему нужно.
- Ты хотел, - Кадена задумался и добавил. - Наверняка хотел бы. Увидеть эту часть города свысока.
Райт закинул оружие за плечо и подошел к следопыту.
- Действительно, - он посмотрел вверх, туда, где заканчивалась лестница. - Возможно вид отсюда даст нам... преимущество.
Гэбриэль полез вверх.
Рейнджеры преодолевали ступени лестницы одну за другой. Миновав уровень офисов - ныне разваленную и ржавую надстройку, они продолжили подниматься вверх - на вышку наблюдения. Раньше она позволяла дежурному сторожу держать на виду периметр автостоянки и по необходмости поднимать шлагбаумы на въездах. Теперь ни шлагбаумов, ни техники, ни тем более сторожа не было. Но вышка продолжала оставаться полезной позицией - с неё можно было неплохо рассмотреть окрестности.
Откинув дырявый от ржавчины люк, скауты оказались на позиции: дощатый, прогнивший пол, борта из листовой стали и ветхий треугольник крыши над головой.
Райт взял бинокль, висевший у него на шее, и принялся осматривать окрестности в режиме ночного видения. Поначалу ничего интересного не попадалось. К тому же, разглядеть хоть что-нибудь имеющее определенные очертания в такую бурю было практически нереально. Внезапно среди марева песка в черно-зеленом цвете окуляра Гэбриэль заметил фигуру человека на соседней улице. Рейнджер начал пристально ее рассматривать, максимально использовав зум.
- Кадена, ты видишь? Там, посреди трассы, - снайпер указал рукой в нужную сторону, не отрываясь от бинокля.
ashenmamont
совместно

Скаут прищурил глаза и вгляделся во тьму. Спустя мгновение он медленно проговорил:
- Там пусто. Только мусор и битые камни дороги.
- У тебя точно хорошее зрение, следопыт? - Райт скептически поморщился и протянул свой бинокль Ашленду. - Взгляни сам.
Кадена взял бинокль, покрутил его в руках, и приложился глазами к окулярам. Регулируя четкость он настроил "двуглазку" под свое зрение.
- Там точно пусто, - скаут еще раз покрутил колесико четкости окуляров и добавил. - Точно говорю - пусто.
- Дай сюда, - Гэбриэль грубо выхватил бинокль из рук Кадены и вновь взглянул на то место. Капельки холодного пота выступили на лбу снайпера. Там и правда никого нет. Словно контуженный он медленно опустил руку, посмотрел на скаута и тут же отвел взгляд.
- Мне, наверное, показалось... В такую бурю в режиме ночного видения шум еще сильнее, чем обычно... да и вообще видимость оставляет желать лучшего... - его слова звучали тихо и неуверенно. Через мгновение он собрался и, выдавив слабую улыбку, снова обратился к Ашленду. - Ты собираешься быть здесь?
- Нет, - скаут уже было развернулся к выходу, как что-то его остановило. - Дай-ка, дай, глаза, смотрящие вдаль.
- Нет, Кадена, это мой бинокль, - Гэбриэль начал немного нервничать. - Зачем тебе он сейчас? Я осмотрюсь здесь. Поверь, я хорошо смотрю вдаль.
Взгляд Ашленда был устремлен строго на северо-запад. Он морщил глаза, силясь разглядеть в ночной буре хотя бы очертания того, что ему почудилось.
- Смотри во все глаза, - голос Кадены был тих, но преисполнен страхом. - Смотри туда, куда смотрят мои глаза.
Leroy
Все вместе

Райт проследил взглядом за направлением взора Кадены и приложился к окулярам, регулируя четкость изображения. Перед глазами снайпера предстало целое шествие. Стая летунов, медленно, величаво ползла через площадь Некрополя. Взгляды мутантов скользили по окрестностям, будто бы выискивая свежую жертву. Они были одеты в кожаную униформу с шипами - отличительные знаки армии Повелителя. Несмотря на то, что армия была повержена, некоторые ее части до сих пор скитались по пустошам, не оставляя без внимания мертвые города, в которых им когда-то довелось "служить".
- Падальщики, - прошептал Гэбриэль. Он будто отрезвел и наконец взял себя в руки. Его даже не смутил тот факт, что дикарь видимо знал об этих флоатерах. Голос рядового стал снова сух и беспристрастен. - Кадена, срочно передай командиру, что через две улицы отсюда мимо нас проходит отряд из семи летунов в униформе Повелителя.
Вместо ответа скаут присмотрелся за направлением флоатеров и ответил, еле цедя слова сквозь зубы.
- Нет смысла... - начал Ашленд, но снайпер тут же прервал его:
- Кадена, Эш должен быть в курсе, - он пристально посмотрел на следопыта. - Начальник принимает решения.
- Они уйдут, - скаут присел на пол сторожки. - Только лишний раз старшего будить - много действий. Вероятно, лишних. Мы бывали тут, в походах, многое уносили. Часто видели... их. Будь неслышим, невидим - будь. Всем нутром не существуй. Тогда они тебя не заметят.
- Я ему так и передам, - процедил Райт сквозь зубы. - Следи здесь за всем, умник. Я сейчас вернусь.
Дождавшись, пока флоатеры отойдут на приличное расстояние и скроются за развалинами мертвого города, снайпер крайне осторожно спустился вниз.
Гэбриэль бесшумно подошел к спящему Клинчу и разбудил его, дотронувшись до плеча.
- Сержант, проснитесь, - прошептал снайпер, то и дело оглядываясь на лестницу.
Эш открыл глаза, достаточно быстро осознал где он и что происходит и тяжело сел в спальнике.
- Докладывай. - сиплым со сна голосом произнес он.
- Буквально через две улицы отсюда город патрулирует отряд из семи летунов в форме повелителя, - Гэбриэль немного поморщился. - Кадена не горел желанием об этом сообщать... тебе; поэтому я спустился. Что-то странное здесь творится... Впрочем, неважно. Что прикажешь?
Forgotten Dream
Совместно.

Клинч смотрел на снайпера слепым взглядом близорукого человека.
- Здесь очень давно творится что-то странное, - глубокомысленно произнес он и поскреб лысину. - Слушай приказ. Первое. Внимательно наблюдать с крыши за этими уродами. Определить маршрут патрулирования с максимальной точностью. Если он у них, конечно, вообще есть. А то, возможно, они просто гуляют. При приближении противника к месту дислокации нашего отряда менее чем на сотню метров - объявить тревогу. Но тихо. То есть, разбудить и привести в боевую готовность меня и Ханта.
Райт кивнул. Эш продолжал:
- Второе. Если маршрут патруля будет проходить в отдалении - наблюдать, не привлекая внимания. До конца своей смены. После - разбудить сменщиков, доложить старшему ситуацию и приступать к пассивной фазе отдыха. Есть вопросы?
Снайпер отрицательно помотал головой и на цыпочках двинулся назад, к лестнице, а Клинч, еще немного посидев, вскоре улегся на бок в своем спальнике и отвернулся к стене.
Гэбриэль вернулся на вышку.
- Как обстановка? - спросил он у Кадены, прежде чем самому осмотреть округу.
- Они ушли, - ответил скаут, и рукой указал направление. - Туда, куда ты видел сам. Надеюсь, они не вернутся.
- Еще бы... - пробубнил Райт и приложил бинокль к глазам. А вдруг их все-таки удастся засечь? Ведь Эш поручил проследить маршрут.
Однако летунов и вправду не было видно. Только буря разыгрывалась с новой силой и еще больше портила видимость. Впрочем, это играло только на руку - теперь команду рейнджеров будет еще сложнее найти в развалинах. Это не могло не радовать. Достаточно долгое время они сидели на вышке в полной тишине, лишь под завывание бури. Райт всматривался в горизонт, а рядовой Ашленд - сосредоточенно вслушивался в происходящее вокруг. Буря пела, и в этом пении скаут искал поистине угрожающие ноты.
Лишь к концу их смены снайпер подал голос:
- Слушай, Кадена... - его тон был крайне серьезен.
- Да? - скаут ответил спустя непродолжительную паузу. Голос его звучал пространно. Гэбриэль молчал минут пять.
- Пора бы уже будить Криса и Роба, - медленно проговорил он и тут же, повесив бинокль обратно на шею и прихватив свою винтовку, начал спускаться вниз.
- Я дождусь их и сдам смену, - крикнул Ашленд ему вслед.
Райт лишь кивнул, исчезая внутри здания.
ashenmamont
совместно
Сквозь сон Эш слышал шаги спускающихся с вышки рядовых, но у него не было сил проснуться. Сержанту снился кошмар, преследующий его уже много лет. С разными вариациями он повторялся из года в год. Иногда чаще, иногда реже, но эти сны возвращались к нему снова и снова...
Пламя. Взрывная волна. Ослепляющий и обжигающий свет. Полная тишина. А после - стеклянные стены огромного кратера, сухие скелеты деревьев и пепел, падающий на землю. Иногда во сне были маленькие фигурки людей, вспыхивающие, как головки спичек. Иногда - оплавленные железобетонные конструкции, бывшие когда-то высотными домами... Но всегда сон заканчивался одним и тем же: он видел Джек, медленно идущую среди развалин или горящих деревьев. Можно разглядеть шрамы от абсцесса на ее руках и шее. Можно увидеть вгляд ее огромных, как горе, глаз. Очень тихо. Так тихо, что слышно, как падает пепел. Она улыбается и вскидывает руку в приветствии. Тяжелые хлопья серого пепла падают с неба. Внезапно раздается ужасный звук, похожий на звук рвущейся ткани, усиленный во много раз и дополненный гулом. Ее лицо даже не успевает исказиться гримассой боли, а она уже оплывает, теряя очертания, становясь все менее похожей на себя и растворяется, смешиваясь с пеплом...
Когда Габриэль коснулся плеча Клинча, тот вздрогнул и наконец-то смог проснуться окончательно. Во рту было гадко и сухо. В душе было еще гаже. Что-то неразборчиво промычав, Эш плавно сел в спальнике и сразу потянулся к фляге. Там оставалось жидкости, уже буквально на два глотка. "Придется доливать из запасов, - угрюмо подумал он. - Да. Пожалуй, стоило захватить с собой больше пойла. Ну ладно, если что, перебьюсь химией".
Нога в ботинке так чесалась, что Эшу пришлось его снять. Остервенело чеша ступню, он достаточно грубо спросил у снайпера:
- Гэбриэль. Что там с этими уродами?
Скаут был на секунду немного озадачен поведением командира, но тут же тихо ответил:
- Они ушли. Буря и развалины не дали мне определить их маршрут, - Райт на мгновение замолчал, смотря как сержант чешет ногу. - Главное, что их нет в округе.
- Отлично. Хант! - громко позвал Клинч. - Ты окончательно проснулся?
- Похоже на то, - Хант вывалился из машины и осмотрелся вокруг заспанными глазами. - Пойдём.
Grampy Bone
Все вместе, продолжаем

Первые числа июня 2196 года, пустоши и дорога к Бункеру Максона

Утром следующего дня команда скаутов должна была продолжить движение. За время смены Клинча и Ханта не произошло ничего критичного. Только изредка бесконечную песчаную вьюгу дополнял затяжной собачий вой - где-то поблизости бродила стая диких пустынных псов.
Крис сидел на разложенном на полу куске ткани и чистил разобранный томпсон. Как бы не лень было после каждой стычки лезть внутрь, но за оружием надо следить внимательнее, чем за собственным здоровьем.
Клинч нашел старую канистру и, хорошенько ее осмотрев и обнюхав, принялся в ней смешивать горючую смесь с какими-то порошками. Потом разбавил все водой и хорошо перемешал. Сделав хороший глоток получившейся смеси сержант выпучил глаза и покрылся испариной, но проглотил получившуюся смесь. Одобрительно крякнул, довольно улыбнулся и перелил напиток во флягу, а после принялся с довольным лицом прохаживаться по помещению в ожидании пока соберутся остальные.
К рассвету буря начала стихать, а к утру и вовсе сошла на нет. Покинув свое ночное укрытие, Вэгон двинулся на восток. Впереди скаутов ждала неделя ежедневной тряски, после которой по плану должна была следовать остановка в Бункере Максона. Как и в день отбытия из Джанктауна, темп был выбран динамичный. Скауты огибали Большой Каньон, и несмотря на то, что самая большая американская расщелина была далеко на севере, каменистый, ухабистый пейзаж продолжался и здесь. В лучшем случае машина ехала по холмам, в худшем (и более частом, стоит отметить) - преодолевала скалистые пригорки.
Ситуацию спасало то, что на некоторых участках пути асфальтовое покрытие дороги сохранилось почти нетронутым. Спустя десяток-другой пересеченной, ухабистой местности, машина попадала на вполне ровную, горную дорогу. Асфальт, нагретый полуденным солнцем, принимал Вэгон, и машина на ура, на высокой скорости, пролетала эти участки. К несчастью, ровные серпантины попадались не так уж и часто. Только одна пятая часть пути протекала по хорошей дороге, все остальное время скауты чувствовали лишь тряску и стук камней, бьющих под днище Хайвэймена.
Leroy
Совместное

Автомобиль не сбавлял ход до полудня, но как только солнце поднялось в зенит Вэгон начал понемногу сбрасывать скорость - команда выискивала место для временной стоянки. Та часть пути, по которой ехала машина, пролегала параллельно останкам железнодорожного полотна, а потому то тут, то там, встречались сторожки путейных работников. Автомобиль остановился около одной из них, в тени большого утеса, стоявшего неподалеку.
Открыв дверь и выйдя наружу, следопыт отряда первым делом начал рассматривать сторожку. Увиденное вызвало определенный интерес...
- Кажется что дверь пытались вышибить, но безуспешно, - заявил Кадена, указывая на вмятины в стали. - Интересно, что там, за дверью?
Проверив свое снаряжение, Гэбриэль тоже стал внимательно разглядывать постройку и местность рядом с ней. С виду это была обычная сторожка, однако пара отличительных особенностей ее конструкции превращали бытовую постройку в некое подобие бункера. Родная дверь была снята с петель и выброшена прочь, на ее место встало сваренное из листов стали полотно, не имеющее ни ручки, ни замочной скважины, ни, тем более, дверного звонка. Дверной косяк тоже был значительным образом "уплотнен", а именно: залит слоем промышленного герметика, что после высыхания становится прочнее бетона, и на относительно равном расстоянии заварен полосками железа. В общем, всем своим грозным видом, проем давал понять, что простым ударом плеча здесь дело не обойдется.
Однако, на крыше, на некотором возвышении, достаточном, что бы возвышаться над головами присутствующих, виднелся кирпичный дымоход - было ясно, что в довоенное время сторожка отапливалась дровами и углем.
- Смотри, - снайпер кивнул Кадене. - Дымоход. Проверишь?
Следопыт прищурил глаза и оценивающе осмотрел башенку дымоотвода.
- Окажусь на крыше - перемажусь в золе, - сказал он. - Но то, что выше потолка, ниже высоты моего прыжка.
Он посмотрел на Ханта, все еще сидящего за рулем и готового в любой момент вытащить отсюда отряд, в случае если что-то пойдёт не так.
Forgotten Dream
Все вместе

- Прижмись в стену машиной, поставь её вплотную, - Ашленд на секунду задумался и добавил. - Вплотную к стене.
Пока члены команды переговаривались, Эш подошел к двери и внимательно ее изучил.
- Можно попробовать растворить кислотой герметик. А можно попробовать направленный взрыв. У меня есть кое-что и для того и для другого, - произнес он.
- Думаю, со взрывом можно повременить, - Гэбриэль устремил свой взор вдаль. - Неизвестно, кто может нас услышать. Или что. Хотя не мне решать.
- Пожалуй, действительно так, - согласился Клинч. - Давайте попробуем пробраться внутрь через вон ту дырку.
- Во-первых отверстие, а во-вторых это называется дымоход, - поправил командира Хант.
Водитель подогнал автомобиль к стене здания так, чтобы с него можно было залезть на крышу. В тот же миг Кадена заскочил на капот, оттуда на крышу, а затем, предварительно согнув ноги в коленях, совершил прыжок, попутно вытягивая руки. Расстояние между крышами здания и машины было приличным, но скаут преодолел его без особого труда. Перед прыжком он был словно натянутая пружина, резко дернувшись вверх Ашленд повис на крыше здания и уже через мгновение забрался наверх.
Оказавшись на крыше скаут тут же устремился к дымоходу. Он был чуть выше роста Кадены, а потому рейнджеру снова пришлось преодолеть высоту. Сидя на краю дымоотвода скаут заглянул внутрь, принюхался, и сообщил команде:
- Запах тления, гниения, - шмыгнув носом Ашленд устроился поудобнее и продолжил. - Там, внизу, нет жизни. Но она когда-то там была.
Гэбриэль прищурился от палящего солнца и отошел в тень строения.
- Думаю, мы сможем отдохнуть и снаружи, правильно? - он сел на землю, облокотившись спиной о стену. - Тем более скоро снова в путь.
- Я бы не стал так баррикадироваться, если бы у меня не было чего-то ценного. Но вот внутрь лезть никакого желания. Пусть дикарь сходит, - Хант подмигнул Робу.
- Рядовой Кадена, - ровным голосом произнес Роберт. - Сохраняя осторожность, осмотрите помещение изнутри.
- Оказавшись внутри у меня вряд ли найдется шанс выбраться без посторонней помощи, - Ашленд отрицательно покачал головой. - К тому же там темень непроглядная, а высота - приличная. Я даже примерно не могу представить на что я могу наткнуться во время падения.
Grampy Bone
Продолжаем

Кристофер отломил ветку от соседнего куста, и, порывшись в багажнике, намотал на неё кусок промасленной ветоши.
- Эй, Кадена, лови - Хант пожег "факел" своим серебряным Zippo и закинул его на крышу.
- Огонь светит, - Ашленд поймал "факел" и не долго думая кинул его в дымоход, после чего устремил вглубь свои зоркие глаза.
Скаут разглядывал помещение сторожки через отверстие в дымоходе, высматривал то, что могло на первый взгляд показаться чем-то иным, ждал, пока огонь разгорится посильнее и анализировал увиденное. Спустя пару минут напряженного молчания Кадена сообщил результат:
- Плоть, - скаут "пожевал губами" и добавил. - Истлевшая.
- Что-то еще? - крикнул следопыту снайпер, в очередной раз перепроверяющий свое снаряжение.
- Различные... механизмы. Пара вещмешков, и, кажется... рация? - голос Кадены звучал не очень убедительно. - Огонь дает слабый, обманчивый свет. Я не уверен в том, что наблюдаю помещение таким, какое оно есть в действительности.
Капрал извлёк из багажника буксировочный трос и вопросительно посмотрел на сержанта Клинча, тот согласно кивнул. В следующий момент Хант закинул один конец троса на крышу здания, а второй прицепил к лебёдке, закреплённой под бампером автомобиля.
Кадена поднял карабин на конце троса, покрутил его в руках, подошел к краю крыши и посмотрел на дверь. Продолжая вертеть карабин в руках, он обратился к команде:
- Мощь машины в тысячу раз превышает крепость сварки конструкций, тех, что над затвердевшей пеной, - сказал скаут, намекая на полоски металла, которыми был укреплен вход. - Зачем спускать меня вниз, если можно снять дверь?
Эш тяжело вздохнул, потер лоб ладонью и сказал, обращаясь к Кадене:
- Рядовой, спрыгивай оттуда на хрен. Будем думать. Я сейчас гляну у себя, чем тут можно поработать.
ashenmamont
совместно

Ашленд в два прыжка оказался на песке. Кувыркнувшись, он приземлился на крыше машины, затем, поджав ноги, по-лягушачьи спрыгнул на землю. Стоя на поверхности он обратился к командиру:
- Правильное решение.
Эш проигнорировал одобрение дикаря и направился к автомобилю, открыл багажник и принялся рыскать по своим сумкам. Негромко матерясь, он достал несколько стеклянных пузырьков, завернутых в какие-то подозрительного вида тряпки, и керамический сосуд с отбитым краем. В этот сосуд сержант насыпал что-то из бумажного пакетика, который достал из своих многочисленных карманов, и плеснул туда же несколько капель жидкости из двух пузырьков.
- Хант, раздобудь мне оксид железа. Грамм так тридцать, - пробурчал себе под нос медик. В воздухе отчетливо запахло чем-то ужасно едким.
Капрал недовольно пошел скоблить ржавчину с двери здания. Рядовой Райт, заметив оживление среди рейнджеров, принялся осматривать округу через окуляры своего бинокля. Нельзя допустить, чтобы команду вдруг застали врасплох. К счастью, пока на горизонте нет ничего необычного.
Через пару минут механик вернулся к Клинчу с горстью порошка в руке.
- Держи, сержант.
Эш подставил огромную ладонь. Подув на ржавчину, он аккуратно добавил ее в смесь, затем достал из ботинка ложку и начал помешивать. Через несколько секунд она раскалилась. Клинч, громко ругнувшись, отдернул руку и уставился на постепенно растворяющуюся в сосуде ложку...
Кадена с интересом наблюдал за действиями команды. Каждый раз, когда в походе случалась подобная ситуация, скаут старался вникать в нее всем сердцем. Ему казалось, будто люди вокруг сотворяют некий обряд. Там, где не находилось места техническому пониманию процесса, начиналось понимание ассоциациями. Все происходящее вокруг для скаута было ни чем иным, как особенным ритуалом.
Тем не менее, скаут решил оставить команду и направился к зданию, намереваясь осмотреть его со всех сторон. Завернув за угол тыловой стороны, расположенной аккурат напротив стены с дверью, Кадена обнаружил останки веревочной лестницы.
"Путь через дымоход реальнее, чем кажется", - подумал скаут, возвращаясь обратно к команде.
Grampy Bone
Продолжаем

- Там лестница висит, - отрапортовал он. - Останки, истлевшая веревка. Наверх уже ходили и до меня.
Эш оторвал сокрушенный взгляд от сосуда и того, что осталось от ложки и уставился на Кадену.
- Ясен пень, что мы тут не первые. Но у них не было ничего, что помогло бы им вскрыть дверь. Лестница крепкая?
- Не выдержит и касания, - скаут отрицательно покачал головой.
- Если кто-то пытался выломать дверь снаружи и при этом видел лестницу... - Райт на секунду оторвался от окуляров, кивая на вмятины. - Может сюда ломились не рейдеры? Или вообще не люди. Стоит быть осмотрительнее.
- Вот и осмотрись пока, а мне до жути интересно что там внутри, - командир взял сосуд и направился к злополучной двери. Некоторое время он стоял, выискивая слабые места в конструкции, а потом принялся аккуратно капать на сварочные швы. Не видя ощутимого результата, он стал лить смесь обильнее. Вскоре швы стали дымиться и нестерпимо вонять. Клинч сморщился и отошел к машине.
- Капрал, возьми что-нибудь потяжелее и сбей пластины с двери, - сказал он, протирая руки ветошью.
Хант взял из машины лом и стал отрывать по сварке усилительные пластины от косяка двери, методично раскачивая их. Одна за одной пластины прогибались, а затем и вовсе отрывались от сварочного шва. Спустя какое-то время работа была закончена. Дверь стояла на одном только герметике.
Эш пнул дверь безо всякого видимого результата. Провел пальцем по верхнему слою герметика. Задумчиво помычал и снова отправился к своим сумкам и склянкам. Наполовину скрывшись в багажнике, он, негромко ругаясь, принялся искать щелочь. Аккуратно понюхав один из флаконов он вскоре обнаружил искомое.
- Если бы это была обычная щелочь, то мы бы просидели тут до завтра, ожидая пока она хотя бы размягчит герметик. Но! - с гордостью в голосе вещал медик. - Это не просто щелочь. Я сам придумал эту смесь! Разъедает все гораздо быстрее, можно использовать для изготовления взрывчатки и добавлять в некоторые блюда. Не во все, правда... А еще, если эту смесь хорошо разбавить алкоголем и добавить немного морфина, то можно словить весьма своеобразный и интересный трип.
Forgotten Dream
Совместно

- Кадена, может всё-таки пролезешь через дымоход? - спросил Хант.
- Скорее дверь снимем, - скаут еще раз посмотрел на крышу, затем на дверь. - Точно снимем.
- Будь уверен, пятнадцать минут и эта дверь сама ляжет к нашим ботинкам, - успокоил Эш капрала.
Подойдя к двери он заткнул бутылку все теми же тряпками и принялся наносить смесь на слой герметика. Минуты через три он отошел от двери и полюбовался результатом. Герметик на глазах менял цвет. Осталось подождать несколько минут и можно будет спокойно снять дверь. Эш демонстративно потерял интерес к процессу и отправился обозревать окрестности.
- Хант, через десять минут выдергивай ее к чертовой матери. Я пока отлить схожу.
Прежде чем сесть за руль, капрал пристроил лебедку к двери. Пришлось повозиться - стальной крюк неохотно шел сквозь расплавленный до состояния пластилина герметик. Спустя пару минут, Крис наконец установил карабин и проверив его устойчивость направился к машине. Запустив двигатель, рейнджер выжал тормоз и слегка выдавил педаль газа. Четыре колеса полноприводной трансмиссии начали усиленно "грызть" грунтовое покрытие. Набрав достаточной мощности, Хант отпустил тормоз и машина резко дернулась вперед. Следуя планам капрала, лебедка с крюком на конце потянула за собой дверь. Не имеющая ныне столь прочной опоры, стальная конструкция с шумом повалилась на землю. Взору скаутов предстала зияющая темень внутреннего помещения сторожки.
Вернувшийся Эш встал в проеме и близоруко осмотрел комнату. На дощатом полу лежали останки тела. Рядом с ним догорал факел, брошенный Каденой через дымоход. Вокруг трупа было расставлено нехитрое убранство сторожки: пара шкафчиков, столик со стульями, прогнивший деревянный комод. На стене висел старый, довоенный постер, содержание которого, в силу времени, установить было невозможно. Оконные проемы были наглухо заварены той же листовой сталью, из которой была сделана дверь. В углу сторожки виднелся люк погреба. У дальней стены стоял старый, неработающий генератор.
Grampy Bone
Продолжаем

- Рядовой Кадена, осмотреть помещение. - Командир сплюнул и отошел от прохода, держа руку на оружии.
Кадена закрыл левый глаз. Пока тот привыкал к темноте, скаут подготовил и проверил обрез. Взяв его в правую руку, он перехватил левой древко копья и двинулся вперед. Оказавшись внутри, рядовой первого класса Ашленд открыл левый глаз и тут же закрыл правый. Видимость внутри сторожки заметно улучшилась, старый трюк опытного скаута вновь пришелся как нельзя кстати. В племени Кадены многие охотники даже надевали повязки на глаз, выбирясь на ночные охоты. Потому что один глаз всегда должен быть готов к встрече с темнотой.
Скаут огляделся по сторонам, словно "сканируя" своим "видящим" глазом пространство сторожки. Его взору предстало тело, истлевшее до скелета,облаченное в ветхие лохмотья одежды. Было ясно как день, что тронь ты останки, неважно, тела или одежды, - все рассыпется в прах. По позе скелета также можно было определить, что человек умер, обхватив руками живот и поджав колени. Рядом с мертвецом, справа от него, лежало какое-то устройство с небольшим динамиком, вмонтированным в корпус, а слева, под огромным слоем пыли - двуствольное охотничье ружье.
- Ни души, - резюмировал Кадена. - Можете заходить.
Гэбриэль заглянул внутрь на секунду и, прищурившись, сообщил, что будет наблюдать снаружи. Эш одобрительно кивнул.
- Если замечу что-нибудь - дам сигнал, - сказал снайпер, отходя от сторожки. - Я буду неподалеку.
Тем временем Кристофер перегнал автомобиль, поставив его таким образом, что когда он зажег "люстру" на крыше, помещение сторожки озарилось ярким светом. В то же время пустоши вокруг оставались все также мертвы и безлюдны.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.