Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Есть в Осени первоначальной...
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Архив обсуждения приключений <% AUTHFORM %>
Момус
Здесь никогда не пахло типичными летними запахами. Как никогда не было спокойствия. Тревожные будоражащие ароматы конца августа – крепкий кофе с цветами корицы, мандариновый ликер «Наполеон»… изредка абрикосовый бренди…
Где-то внизу шумело море – отсюда не увидать. Зато очень хорошо представляются белые барашки пены и блики солнца. И хочется улыбаться, жмурится от удовольствия и взрывать тёплый голубой бульон, врываясь в него, в брызгах и оглашая мир совершенно детским хохотом.
Глицинии свисали шатром. Дильфиниум тянулся им на встречу. И глаза разбегались и терялся взор в этом смешении белого, голубого, фиолетового.
Тяжёлый громоздкий стол – точно гроб надежд,.. или катафалк
- Здравствуй, Клим…
У него абсолютно безэмоциональное лицо. Взгляд ровный, как июльское шоссе через степь.
- Зравствуй…те, Мика.
Заминка, о нет. Не с ним. Секундная подчёркнутая заминка – дистанция в годы и перепитии судеб. Значит не простил. Гордый.
Микаэлла вздергивает носик и в её глаза вспыхивают так пугающие многих мужчин сентябрьские огоньки. Она тоже гордая. А сердцу не прикажешь. Они не осенние, себя ломать.
Ибиры-люминофоры, единственные из живности кто с Климом уживается, взмахивают малиновыми крыльями и тяжко перепархивают за пределы глициниевого безумия.
Она злится и запах кофе заглушается запахами мирта.
- А, знаешь, ты не изменился.
- Знаю – большие очки в роговой оправе делают Клима похожим на исхудавшую черепаху.
Злиться долго не получается. Нет. Не так. Злится она на него всё время – это вспышка моментальной ярости, как внезапно навалившаяся жара, проходит. Оставляя раздражение. И стыд. Опять не сдержалась.
- Как твоё здоровье?
- Это такой завуалированный вопрос, не прогрессирует ли мой синдром ноябрьского состояния? Благодарю, всё в порядке. Князков – замечательный врач. Едкий, цепкий и располагающий к себе. Никакой жалости к пациенту, только абстрагированное сочувствие. Коктейль из июня. Яичного ликёра и марихуаны, если говорить образно.
- Ты алкоголик, Клим. Все твои образы зациклены на выпивке.
- Твоя забота трогательна…
- Это не забота. Не надо выдавать желаемое за действительное…
- Ваша правда, Мика…
- Ты как ребёнок – при этом Микаэлле захотелось самой, совершенно по ребячьи топнуть ножкой
- Хорошо. Ты права. Что привело тебя ко мне?
- Клим… Лунный пропал
Ибиры шарахнулись так, , словно их снёс порыв ветра. Да он и был, этот порыв. Зябкий колючий осенний сквозняк скользнувший под шатёр и придавивший дельфиниум к земле
- Он отправился в Осень… очередная экспедиция… Кому она вообще нужна эта этнография осенних
- Ему, я так полагаю. Дальше.
- Вчера звонили из Института. Связь с экспедицией потеряна, к порталу возврата никто не выходил.
- Сколько?
- Четыре дня. Клим, ты знаешь что такое четыре дня в Осени для нас…
- Я – серые глаза с льдистым блеском утренних луж позднего августа казались гладкой стеной: ни малейшей трещинки чувств; скола беспокойства; выбоины гнева – Знаю.
- Он твой друг, вообще-то
- Ты пришла потому что он мой друг… или по тому, что твой муж?
- Клим…
- Иди домой, Мика. Завари матэ и сядь на веранде слушая дождь. Сегодня обещают тёплый июньский дождь и радугу. Я организую поиски.
- Я пойду с группой. Ты знаешь, я всё равно пойду. И лучше, если ты поможешь мне сделать это официально…
- Ты не пойдёшь, Мика.
- Я не Мика – словно хотела полоснуть взглядом, сорвать пластырь с раны, причинить боль… его испытывая удовлетворение от вкладывания перстов – Муж называет меня Мишка, понятно.
- Иди домой…
Когда она скрылась, лишь глициниевый полог взметнулся, Клим достал телефон
- Сатаров говорит – голос звучал тускло – Рашид, мне нужна поисковая группа в Осень. Да. Официально. Бумаги до завтра я оформлю. Срок – открытый. Объект поисков экспедиция Института этнографии Осени. Количественный состав уточнишь сам. Руководитель – Михаил Лунный. Да, тот самый. В идеале я бы хотел, чтоб ты отправился сам. Спасибо, Рашид. И возьми Марьяну. Всё, завтра встретимся у Двери в Осень. Да, лучше, если вы зайдёте оттуда.
Некоторое время Клим смотрел на телефон, после чего набрал ещё один номер
- Хо, привет, Климушка. Дай угадаю, звонишь на рыбалку пригласить – чистый, звенящий, как горный родник голос, прорвал все мембраны телефона и порхнул под цветочный полог
- Богдан. Мне твоя помощь нужна…
- А, то. Разумеется нужна, старый ты лицемер. Поди контрабандушку какую тиснуть, да? Ну давай, заказывай. Папочка Бо, сегодня добрый. Чего желаем? Майских эфемеридов? Декабрьского льдоклыка?
- Богдан, послушай меня. Я думаю в скором времени к тебе придёт Мика. Лунный пропал в Осени. Что случилось – неизвестно. Так вот, когда она придёт…
- Даже когда, а не если?
- Когда она придёт… Помоги ей. Провести её как члена поисковой группы, я не могу, Совет и так считает. Что наши контакты с Осенью слишком обширны и часты. А если ещё и частных лиц начать посылать официально…
- Слышал, лечилы новый термин умудрили? Синдром навязчивой осеннести называется.
- Слышал.
- Так вот. Мика всё равно туда полезет. И лучше, если с ней рядом будешь ты.
- Я понял. Ладушки. Как я могу отказать твоей бывшей.
- Спасибо, Богдан.
- Я тебе сто раз говорил, мне не нравится моё имя. Называй меня Бо.
- Я не осенний, имена сокращать.
- Нда? – скепсис в голосе был густым, как голос Луи Армстронга в песне шестнадцать тонн
- До связи.


Доброго времени суток, уважаемые дамы и господа.
Братцы дали мне карт-бланш, если я правильно понял и упускать такую возможность - грех. Это ещё не прикл. Это приглашение к обсуждению перспектив.
Моя идея такова - энное количество людей, специально подготовленных людей, отправляются из Лета в Осень. Кроме того, в Осень же отправляется параллельно Мика - неподготовленый человек Осени, Богдан - искатель приключений, аферист, контрабандист, сталкер и частный детектив - переселенец из Весны, человек Мая.
В группе поисковиков - от трёх до 4 человек, возможен кросс-пол и женские персонажи (один как минимум по имени Марьяна)
В группе Мика-Богдан ну ещё один/одна помошник/помошница Богдана.
Но это мои предложения и я открыт о диалога и обсуждения.

Теперь о неприятном. Не хочу никого обидеть, но отбор в прикл будет жёстким. Есть люди, которых я хочу видеть в игре и с которыми хочу играть. Если они придут, значит придут, если нет - прикл не состоится, потому что ни с кем кроме этого определённого круга людей в этом прикле я играть не хочу. Надеюсь, это все смогут расценить адекватно.
Ну а вот, когда/если эти люди придут. мы уже более предметно обсудим и роли и возможное развитие сюжета.
Номи и Вито, я расчитываю на вас как на консультантов минимум. Более того, готов вставлять ваши осенние зарисовки. Для атмосферы.

Кандидаты либо сюда, либо в личку. И если вам вдруг откажу - ничего личного... наверное...

С уважением
Алита
c дозволения Мастера

Группа специалистов под руководством Рашида

Артемизия Горькая. 32 года. Психолог.

Маленькая, худая, черноволосая, слегка сутулится.


Выбирая профессию Зиза сомневалась ровно три секунды. Психология! И только психология! Листовка ВУЗа манила обещаниями власти над душами человеческими и соблазняла неудачно сформулированным постулатом "вы будете лучше понимать людей". Действительность оказалась печальной. Чтобы стать крутым специалистом, надо не только успешно закончить обучение (и получить теоритические знания, в трактовке которых не сходятся различные школы), но и пройти супервизию у крутых специалистов. Специалисты же почему-то не хотят брать новоиспеченных душеспасителей и личностесклеивателей под свое опытное крыло... Только к тридцати годам Зиза смогла сказать, что более-менее разобралась в этой науке, где много практики и мало теории...Да и то...В каждой отрасли нахваталась по чуть-чуть.... Психодиагностика? Таак, а где у нас тут "Словарь-справочник по психодиагностике", который написали эти два чудных человека, Бурлачук и Морозов? Семейная психология? Ой, а давайте поговорим о конфликтологии...

И все же, ее взяли на работу. И даже пару раз ей удалось сходить с группой к Осенним. В ее обязанности входило "оказывать психологическую помощь и поддержку нуждающимся, проводить курс реабилитации после окончания экспедиции". Кто бы ей провел этот самый курс реабилитации... После первой вылазки в Осень она закурила. После второй попыталась бросить, понимая, что это глупо - так реагировать на стресс, но не смогла.

Артемизия
Леоката
Марьяна «Стрекоза» Клименко, 24 года.

Мимикри́я — выражение, введённое в зоологию первоначально Бейтсом для обозначения некоторых особенных случаев чрезвычайного внешнего сходства между различными видами животных, принадлежащих к различным родам и даже семействам и отрядам; обыкновенно, однако, этим же именем обозначают все резко выраженные случаи подражательной окраски и сходства животных с неодушевлёнными предметами.

Что такое мимикрия, Марьяна знала, пожалуй, лучше Бейтса. И дело не в том, что жизнь в двух средах заставляет приспосабливаться – тут скорее уместен термин «адаптация». И даже не в том, что те, кто принимают тебя за безобидную муху-журчалку бывают весьма удивлены, обнаружив жало и две пары сцепленных крыльев осы... Лето-Осень, Осень-Лето, а ты балансируешь между ними, отчего обостряются чувства, в том числе и пресловутая интуиция. Психологи визжат и топают ногами, желая получить тебя в качестве подопытного кролика, а ты сбегаешь из Центра (все равно не догонят, крысы кабинетные) на тренировку. Дмитрич, тренер, к мастерам и разрядникам требовательнее, чем к новичкам. Последние не уверены в своих силах, слушают, открыв рот, в то время, как признанные звезды похмыкивают и позволяют себе поспорить с сен-сеем (за что и огребают). Но лучше уж попасть под тяжелую руку тренера, чем отвечать на вопросы психологов. Да и к мастерскому турниру пора готовиться, сколько можно в к.м.с-ах сидеть?
В отряде она числилась биологом. На бумаге. Официальной, с тремя синими печатями. Неофициально она считалась сотрудником СБ, а потому носила на плече татуировку с группой крови (АВ+), стрекоза была наколота ниже. И мало кто знал, что карабин «Тигр», который она брала с собой в экспедиции, предназначен не только для добычи образцов фауны, повстречайся оная на пути.

И все же, мимикрия – это так утомительно…Умение читать следы и безошибочно находить направление приходится объяснять детством, проведенным в лесу. Знание лекарственных трав – бабушкой-травницей. А шрам на виске – падением с велосипеда. Да, сложное это занятие – мимкрировать саму себя…
Fennec Zerda
Она слышала это с детства - сначала от матери, в чьих каштановых волосах прежде времени сияли серебристые нити, затем от отца, постаревшего слишком быстро.
- Что тебе не нравится? Чем ты недовольна?
Мика не могла ответить на этот вопрос ни им, ни себе, ни тогда, ни потом. Неулыбчивая девочка со взрослым взглядом. Внешность от матери, от отца - быстрый живой ум. Никаких сомнений - их ребенок. Не подкидыш, не подменыш, не мутант, не тварь из дальнего леса, не бестия из Осени. Но она замечала иногда у них этот взгляд, ищущий в ней хоть что-то, чтобы можно было себе - никому больше! - только себе сказать с облегчением "Не наша, не в нас пошла. Чужая". Ничего не было. Внешностью - в мать, умом - в отца. Никакого облегчения, никакого оправдания. И осенней ее ведь не назовешь - видали они осенних, с ними невозможно, с ними никак. С Микой непросто, но жить можно. Только тяжело очень. Непонятно.
- Чем ты снова недовольна? - эта особенная интонация, ни с чем ее не спутаешь, никак не спрячешь - ни за заботой, ни за удивлением. Усталость и раздражение, вот что это. Цвета - серый по краям и долгий градиент до красного в центре.
Позже она услышит это от Клима. Еще позже - от Мишки. От них больнее всего. Тем больнее, что сказать им на это поначалу было нечего. И тогда у Мики был выбор - либо орать, либо молчать. Ничего она не умела делать наполовину, в золотой солнечной середине, в правильном направлении. Все - с перегибами, шатко. От болезненной желтизны до бледно-голубого, от красно-оранжевого до болотной зелени. Никаких полумер.
Иногда становилось легче и тогда можно было спокойно жить и работать. Ключевое слово - спокойно... Редко ей было спокойно. Все время в напряжении, в тревоге. И ложь чует с двухсот метров, как хорошая ищейка, охотничья псина. Чем тут можно быть довольной? Что тут может нравиться? Цвет отчаяния и безнадеги - черный и темно-серый.
Удивительно, что ее любили. С ее несовременностью и несвоевременностью, с ее стилем и способом жизни - невпопад. Со сложным характером, с перепадами настроения - от бешеной, красно-черной работоспособности, язвительности, и раздражительности до бесконечной белой меланхолии. Молчали неделями - как Клим, или пытались развеселить - как Мишка. Но любили же. Как могли.
- Чем вы снова недовольны, Микаэлла Эдуардовна? - спрашивал ее муж перед тем, как отправиться в Осень.
И улыбался этой специальной улыбкой - мирной, извиняющейся, фальшивой насквозь. Лгал. Не хотел он уже знать, чем она недовольна, он хотел, чтобы она стала всем довольна. Он хотел, чтобы она стала как он. Чтобы умела улыбаться, когда ей не смешно... нет, чтобы ей действительно было все время смешно! Чтобы умела щебетать о глупостях, чтобы хлеб, который она печет, пах не прелой листвой из темного леса, а солнечным медом и сливками. Чтобы вода в ее чашке не становилась прозрачной и холодной, такой, от которой зубы ломит, а была бы сладковатой и теплой. Чтобы кожа ее пахла ванилью и апельсинами, а не корицей и сандалом.
Тяжело ее любить. Лучше на расстоянии. Обнимешь покрепче - выворачивается, тяжело ей дышать. Оставишь в покое - ходит неприкаянная со сложным выражением на лице. Тоскует.
- Всем довольна, - зарычала она тогда и он кивнул, принимая ответ. Устал уговаривать, устал веселить.
Уехал в осень - она перебила посуду. Потом аккуратно смела осколки. Потом сходила в магазин, купила новую, да с запасом. До вечера сидела одна в доме, тем и успокоилась.
Через три дня дозвонилась до Конторы, добилась, чтобы соединили с главным, добилась, чтобы он сказал ей правду - после трех часов обещаний, липких, как патока. Они перезвонили ей через день и сказали, что потеряли экспедицию. Перебила посуду. Осколки сметать не стала - к черту осколки. И сразу холодно стало вокруг, и оттого - думать легче. Отправилась к Климу. Куда еще идти? К кому? Поставила Клима на уши, распугала бабочек, своего добилась.
Что бы сделала нормальная солнечная девица? Напекла бы пирогов, села бы ждать милого у окошка, вышивая беленький платок и нюхая розы. Что сделала Мика? Отправилась ставить на уши Богдана. Откажет Богдан - отправится в Осень сама.
И ведь отправится.
Момус
Моё почтение.

Мне очень жаль, но прикл не состоится. Правообладатели сеттинга посчитали, что мастер не верно понимает концепцию и основную мысль рассказа. Им не хочется, чтоб создавался фанфик по произведению, которое им дорого. Я вполне могу их понять и не смею настаивать.
Мастер признаёт, что не может не надстраивать своих мыслей и придумок на основе чужих. Поскольку это не то, что хотелось бы видеть авторам "Осенних людей", я не могу с ними спорить.
Прошу прощения у всех, кого позвал и подвёл. Будем играть во что-то другое.
Прошу администрацию обсуждение закрыть и перенести в архив.
С уважением
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.