Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Персональный ад
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2
Clopik
Кристиан

Крис проснулась на мягкой кровати от назойливого шума. Открыв глаза, она увидела обитые бордовой тканью стены гостиничного номера, напольные часы с застывшим маятником и прикроватную тумбочку, на которой услужливо стоял графин воды и чистый стакан. Одета девушка была в привычную концертную одежду, но постель была расстелена, а на второй тумбочке красовались пустые бокалы и пепельница с парой окурков. Каким образом удалось выбить такой роскошный номер, басистка вспомнить так и не смогла, но вроде целостность его была сохранена - пожары не тронули шёлковых штор, кулаки ничьи не оставили выбоин в стенах, а на ковре не виднелось следов "бульдогов". Но как душно здесь! Можно было бы открыть окно, но, скорее всего, мерзкий гул шёл с улицы, будто там проходило энсьерро или новогодние гулянья.
Вообще, в комнате было довольно светло, хоть и без яркого солнца, потому верить старинным часам, показывающим пол-седьмого, никак не получалось.
//НРПГ


-------
Саломе

Если прищурить глаза, то солнце можно разбить на сотни кусочков. Как странно. Чтобы расколоть грецкий орех, надо приложить немало усилий, ударяя по нему молотком или прижимая дверью, а небесное могучее светило может разлететься вдребезги, стоит только чуть опустить ресницы.
Саломе стояла на высоком утёсе, и жёлтое полуденное солнце, только что раздавленное несколько раз, сияло в её ресницах и на щеках. Жёлтое солнце отражалось слепящими бликами в белой пене волн, белом платье девушки и белых парусах, деловито бегающих по водной глади залива. Эта сливочно-персиковая сиеста была бы идеальна, если бы не чайки, криками своими стремящиеся разрушить целостность картины.
Вообще, миссис Риммер вдруг почувствовала странный дискомфорт, хотелось закрыть глаза, отвернуться от этих прекрасных видов и пуститься вниз по пыльной дороге, не смотря по сторонам и не говоря ни с кем. Возможно, это просто жара...
//НРПГ


-------
Алина

Девочка очнулась от сильной боли. Не смотря на то, что падала она вроде на коленку (о чём свидетельствовала жутковатая ссадина), боль давила на затылок, отзываясь по всей голове и даже в глазах. Это было довольно странно, ведь за годы тренировок Алина научилась не терять равновесия и уж, тем более, группироваться при падении. Сейчас же казалось, будто на неё наехал грузовик.
Кругом не было ни души - пустынная улица безразлично взирала на спортсменку зашторенными окнами и потёртыми вывесками. Всё кругом было чуждо, потёрто, пропитано влагой и подозрительно тихо. Улочка нелепо извивалась, спускаясь с холма, а вдалеке виднелся маяк. Кажется, только что прошёл дождь. Алина не смогла бы сказать точно, что удивлена, однако и в памяти не было сведений, что это за город и зачем она здесь.
//НРПГ



Обсуждение>>>
NorthWolf
Алина села, подогнув ноги под себя. Голова отозвалась добавившимся к боли неприятным гулом, который, правда, достаточно быстро исчез. Она сначала потёрла зудящую коленку, потом, сильнее - виски, хотя помогло это мало. Опустив руки и ещё раз погладив ссадину, девочка, больше приличия ради, слегка удивлённо произнесла:
- Ой?
Нарушивший тишину звук повис в влажном воздухе. Сунув руку в карман, она потеребила попавшуюся бумажку неизвестного происхождения и осмотрелась. Вдоль совершенно пустой (даже почти без пыли) улицы стояли небольшие деревянные домики, напоминающие дачные - один-два, иногда три этажа. Поодаль виднелась, вроде как, аптека, ещё чуть дальше - почта. Здания выглядели довольно старыми, однако без явных следов заброшенности, которые могли бы объяснить пустоту и тишину.
Окончив осмотр окрестностей, Алина прикрыла глаза, глубоко вздохнула и повторила - на этот раз более уверенно:
- Ой.
Кое-как утихомирив ноющую голову, она очень аккуратно встала и обернулась. Улица продолжалась и в ту сторону, только вместо почты виднелся забор то ли школы, то ли садика. Немного поразмыслив (и убедившись сначала в том, что двери ближайшей пары домов наглухо заперты, а окна плотно занавешены) она направилась вниз - возможно, аптека будет открыта. На ходу она крепко сжала в кулачке лежащий в левом кармане перочинный ножик - стало несколько спокойнее (хотя дедушкин пистолет был бы более кстати - мелькнула мысль).
Орна
Слепящий июльский полдень. Хочется приложить руки к вискам и сказать: "Ах, как жарко! Как ужасающе, утомительнейше жарко! До умопомрачения", - и знаете, легче станет всего на пару мгновений, пока не согреются застывшие, холодные пальцы. Ладони у нее всегда ледяные - возможно, потому что ей всегда неуютно.

Еще мгновение назад столь отчетливое желание прыгнуть плавилось под упругими лучами солнца, зной давил - на плечи, на голову, на спину, - и под его невыносимой, бессмысленной тяжестью Саломе медленно опустилась на скалы. Покачалась взад-вперед, неотрывно глядя на плещущиеся внизу волны, и отползла подальше от края. Страшно. Она и не надеялась, что сможет что-то изменить в своей жизни, но... на пару мгновений почти поверила в это. Глупышка. Люди не меняются, ничего не меняется, ей пора оставить романтические мечты и спуститься с небес на землю.

Интересно, так ли чувствует себя мама, когда ей не хочется готовить? Она сидит, обхватив колени руками в глубоком темно-коричневом кресле, и жалобно напевает - детские считалочки, песни о любви, все подряд... Включает телевизор, бесцельно бродит по дому... Как скучно.

Саломе улеглась на нагретые, отполированные ветром и временем камни и закрыла глаза. Солнце похоже на очищенный апельсин, одну за другой роняющий жгучие капли. Хотелось заснуть без снов и ни о чем не думать. Не быть. Не существовать. Не решать, что есть на ужин и что делать после - теперь, когда ясно, что ее сумасбродная затея не удалась, надо придумать, что сказать мужу. Хотя можно, конечно, просто заплакать.
Катарина
Голова раскалывалась, как после хорошей попойки. Дневной свет резанул по глазам, которые тут же заслезились. Крис, смахнув слезу, потянулась в постели и поморщилась от дискомфорта - спать в концертном прикиде не очень-то удобно. Сев на кровати, она повертела гудящей головой, тихонько присвистнув. Неплохой номер, не то, что обычные гадюшники. Неимоверно хотелось пить и вода на тумбочке оказалась как нельзя кстати. Девушка, поморщившись, встала и, найдя глазами рюкзак, извлекла из него банку с аспирином. Закинув в рот одну таблетку, жадно запила ее полным стаканом воды и направилась в ванную. В комнате довольно тепло, будто недавно тут принимали душ. Или ванну. Кристина умылась, все еще недоумевая, какого черта она не помнит событий прошедшей ночи. И где, мать его, Пол?
Она вернулась в комнату и внимательно огляделась. Вещей Пола не видно... Как и его самого. Крис направилась было к окну, чтобы выяснить причину отвратительного раздражающего шума, но в голову ударило - чего-то не хватает. Ее "Фендера" нигде не видно.
- Какого хрена...! - басистка обследовала все шкафы и углы, но массивного тяжелого футляра с басом в номере не оказалось. Первая мысль, возникшая в пухнущей от шума голове: "Неужели могла оставить в клубе?!" Мысль была бредовая, Кристин скорее могла бы забыть причитающуюся ей часть гонорара, но свою гитару...
Девушка с колотящимся сердцем подошла к окну, уткнулась лбом в теплое стекло. "Боже, только не дай ей потеряться! Убью того, кто это сделал! И вообще, куда Пол свалил?!"
Clopik
Алина

Шаги отражались от стен домов с характерным звоном, который обычно бывает в промокшем от дождя воздухе. Пожалуй, эхо шагов было единственным звуком, нарушающим противоестественный покой - ни пения птиц, ни лая собак, ни шума машин или шороха листвы - ничего, нарушающего стоячую тишину.
Двери аптеки безропотно отворились, приветливо тренькнули "поющие ветра" на входе. Изнутри лавка выглядела деловито и... стерильно - пластиковые стены, белый кафельный пол, чистые прилавки и извечный медицинский запах, не пропускающий никаких примесей с улицы или из остального здания.
Возле прилавка на стуле восседал самый настоящий индеец и читал газету. Мужчина был уже в возрасте, кожа была покрыта морщинами и походила на пергамент, но волосы оставались чёрными-чёрными, словно вороново крыло. Едва девочка зашла, индеец отложил чтение и поднял на неё взгляд мудрых внимательных глаз.
- Ты что-то ищешь, дитя?


-------
Саломе

Оранжевые капли апельсинового света, падающие на лоб, становились всё назойливее. "Только не здесь, - напевала капель, - Только не так". Вскоре Саломе поняла, что действительно какая-то влага капает на лицо, а полуденное солнышко, которое так разморило и усыпило её, куда-то пропало. Открыв глаза, девушка увидела, что лежит в прозрачной тёплой жидкости чуть оранжевого оттенка, над головой - потолок то ли амбара, то ли гаража, откуда и происходит капель. Вопреки любым опасениям, запах у жидкости оказался приятным, чуть фруктовым, что было вообще-то нетипично для гаража с прохудившейся крышей. Двери у помещения отсутствовали, и снаружи можно было видеть типичную североамериканскую улочку, тоже затопленную соком. Было светло, хоть и не солнечно, так что понять, сколько прошло времени, было довольно сложно.


-------
Кристин

За окном творилось настоящее столпотворение, будто в городе проходит как минимум Лоллапалуза или ещё какая массовая рок-движуха. Поток нефоров в косухах, футболках с черепами, увешанных цепями и клёпками, патлатых и с ирокезами, разукрашенных и налаченных, возбуждённых и поддатых - все они медленно двигались в одном направлении, где и проходили, судя по всему, народные гулянья. Гладя на эту чёрно-кожаную толпу, можно было бы с уверенностью (и со зловещей ухмылкой) сказать, что все святоши сегодня сбежали в горы или закрылись по домам, закрывая ушки деткам.
Откуда-то издалека слышались гитарные запилы, но стекло, эхо и общий ропот толпы не давали разобрать, какому исполнителю они могут принадлежат.
Орна
Саломе испуганно подобралась. Проснуться в луже ржавчины, пахнущей апельсинами, не входило в ее планы. Да и нежиться в ней дальше - неуютно и непрактично. Поспешно встала, расправляя прилипшее к спине и ногам платье, и быстро-быстро выбралась из амбара наружу, непрестанно оглядываясь и ища сухие кусочки асфальта на тротуаре. Обхватила себя руками - нет, не от холода, а от непривычного ощущения потерянности. Ее похитили? Где она? Почему не на той скале, откуда рукой подать до бунгала, телевизора и цивилизации? Это... очень, очень странно. Конечно, хорошо, что она поспала, но... где же она? Миз Риммер изо всех сил пыталась это определить.
Катарина
Крис скользнула взглядом по толпе и отвалила от окна. Почему-то про фест она тоже в упор ничего не помнила. Это чертовски напрягало, но пропажа гитары беспокоила сильнее. Девушка вытряхнула из рюкзака косметичку и привычными движениями нанесла макияж, от души подведя и без того яркие карие глаза. Надела косуху, забросила рюкзак на плечо и, схватив ключ, выбежала из номера, не забыв запереть его. Оглядевшись в пустом и тихом коридоре, Крис нахмурилась - она понятия не имела, в каких номерах поселились остальные парни из группы. Наверняка где-то рядом... Тряхнув огненной гривой, Огонь решительно постучала в ближайшую дверь, и тут же, не теряя времени - в дверь напротив.
NorthWolf
Минимум самодеятельности, максимум консультаций с мастером

Алина, начавшая прикрывать дверь, замерла - и от разительного контраста помещения аптеки с внешним видом остального города, и от особо сильно кольнувшей затылок боли, и, возможно, даже в первую очередь - от приветствия необычно выглядящего немолодого мужчины. Его взгляд добавлял неуверенности и без того робеющей перед незнакомыми людьми девочке, и она чуть попятилась.
- А... Я... Здравствуйте... - пробормотала Алина, заливаясь краской.
Аптекарь - или кем бы ни был необычный чтец - улыбнулся, отложил в сторону газету и подошёл поближе, садясь на корточки и глядя на разодранное колено.
- Больно? - вопрос звучал неуместно при такой ране, однако девочка и вправду не могла точно сказать, болит ли у неё нога.
Странный человек таинственным образом располагал к себе, и настороженность начала постепенно испаряться.
- Кажется, нет, только чешется слегка, - Алина заставила себя разжать пальцы, сжавшие ножик, и как бы в подтверждение своих слов чуть наклонилась и потёрла ссадину, однако ручку двери не отпустила. - А вот голова болит, - добавила она неожиданно для себя через несколько секунд, покраснев ещё сильнее.
Незнакомец поднял глаза так, словно услышал что-то новое или важное в словах спортсменки.
- О чём может болеть голова у девочки твоего возраста?
Голос индейца звучал заботливо и сочувственно. Мужчина вдруг взял руки Алины в свои и принялся массировать ей ладони у основания больших пальцев. Дверь при этом закрылась, брякнув колокольчиками. Возникло странное отсутствие воли, вернее, даже импульса одёрнуться или что-то сказать.
- Они обманывают. Глаза, уши, даже ноги. Они все будут пытаться тебя обмануть, но ты должна чётко знать, куда идёшь и что тебе нужно.
Боль в висках начала отступать. Незнакомец отпустил руки Некрасовой и вернулся на своё почётное место, вновь погрузившись в чтение.
Пискнув "Спасибо", та выскочила на улицу и прислонилась к стене, пытаясь унять колотящееся сердце и преодолеть накатившую волну паники. Этот момент полной беспомощности... Старик мог сделать с ней что угодно! "Но не сделал" - всплыла мысль, слегка успокоившая страх и заставившая задуматься о словах аптекаря, кем бы он ни был на самом деле. А куда она идёт? Или - что, наверное, сейчас важнее - откуда?
Сделав глубокий вдох, Алина решительно заглянула обратно, и, с трудом преодолев порыв вжать голову в плечи, обратилась к индейцу:
- Извините... А... Вы не подскажете, где я нахожусь?
Clopik
Алина

Увы, индейца на месте уже не было. Сама внутренность аптеки изменилась до неузнаваемости и теперь больше походила на внешний вид остального города: сырая древесина, местами почерневшая, местами покрытая плесенью. Помещение выглядело довольно запущенным, на полу клубился туман, прилавки пустовали, а живых душ не было и в помине.
На улицу тоже наползали клочья тумана, влажного и прохладного, хотя общая температура не изменилась. Наверное, так часто бывает после дождя в тёплый летний день, но уж больно резко всё вокруг изменилось. И ещё одно резкое изменение обнаружилось довольно быстро - коленка была чистой и без следов ссадины.


-------
Кристин

На стук в соседних номерах не открывали - то ли фестиваль всех распугал, то ли действительно было слишком рано (что, однако, было сложно сказать по бодрой уличной толпе), то ли комнаты попросту пустовали.
Если продолжит попытки и постучит в другие номера
Если не будет стучать и пойдёт дальше


-------
Саломе

Местность казалась не знакомой - обычные двух-трёхэтажные домики с небольшими окнами, на первых этажах некоторых расположились лавки и магазины. Такие улочки есть в любом американском городке, но вот загвоздка - Саломе ведь уезжала из Штатов. Теперь это совсем не было похоже на курорт с его буйством красок и оживлённой жизнью. Сейчас на прямой и длинной улице самое шумное, что было - это оранжевая вода, которая непонятно откуда текла и непонятно куда уходила, но непостижимым образом постоянно двигалась, изредка плескаясь и журча.
Щеки вдруг коснулось что-то, напоминающее сгусток тумана - плотное и влажное. Девушке даже показалось на момент, что она смогла увидеть едва различимый силуэт, однако наваждение тут же прошло. Воздух был свеж и чист, немного приправлен сладковатым ароматом. Где-то недалеко прошуршали в ловких пальцах ветерка пальмовые листья.
NorthWolf
Начав говорить, Алина поняла, что помещение резко изменилось, однако остановиться не смогла и договорила вопрос до конца, а потом ещё некоторое время простояла, глядя на пустоту возле прилавка. Очнулась от удивления она только тогда, когда лёгкие оповестили хозяйку о нехватке кислорода - вдохнуть после реплики та успешно забыла. Девочка тряхнула головой, исправила досадную оплошность, прикрыла дверь, снова прислонившись к стене, и только после этого ей стало страшно - не мимолётным уколом паники, а липким и лишающим сил ужасом. Сначала очнулась неизвестно где, потом этот странный мужчина и его не менее странное исчезновение...
Колени подогнулись, она сползла по стене на землю и спрятала лицо в ладонях. Хотелось плакать, но здравый смысл снова взял верх над страхом - слёзы ничем не помогут, а вот подумать стоило бы. Как там сказал этот аптекарь? Глаза и уши врут, и надо помнить, куда идёшь? Алина подняла голову (краем глаза без удивления отметив, что на колене не осталось никаких следов ссадины) и громко, уверенно произнесла:
- Я хочу домой!
И снова не удивилась, не увидев ни малейших изменений - только тумана за это время стало больше. Встав и выйдя на середину улицы, девочка покрутила головой, выбирая направление, и двинулась туда, откуда пришла - к школьному (или что бы там ни было) забору.
Орна
Это и похищением не назовешь. Саломе опустила напряженные плечи и медленно сделала несколько круговых движений головой, разминая шею. Инстинктивно отклонилась от туманного сгустка и только тут заметила, что волосы теперь тоже мокрые. Ах, как неудобно! Риммер поспешно отжала их, скручивая в тугой рогалик и изо всех сил стараясь, чтобы рыжеватая вода с волос не попала на платье, и закрутила в тугой узел на затылке, прихватив резинкой. Так-то лучше. Сохнуть, конечно, будут дольше, зато не мешаются.

Воодушевленная опытом с волосами, Саломе повторила процедуру с подолом платья (разве что без резинки, позволив отжатой, но все еще влажной ткани неприятно болтаться и шлепать по ногам) и задумалась о том, что же делать с его верхней частью... Раздеваться не хотелось, даже при том, что на ней купальник и вокруг ни души. Немного поразмыслив, кое-как отжала мокрую спинку и завязки от купальника прямо на себе, наклоняясь назад, чтобы лило на тротуар, а не на нее саму, и вздохнула с облегчением. Ветерок не заставил ее ежиться от холода, и это прекрасно.

Еще немного пооглядывавшись, Саломе пошла вдоль по улочке, решив посмотреть, как она называется и живет ли кто в домиках. Шла она неспеша, то и дело поглядывая на оранжевый поток рядом. Ей казалось, они с водой заговорщики - единственные движутся в этом странном месте, похожем на чей-то забытый сон. Впрочем, должны быть еще и пальмы...

//Пальмы есть или только (невидимые?) пальмовые листья?
Катарина
Очередная дверь распахнулась и ...
- Сопляя?! - Крис почувствовала, как в ней с полоборота закипело раздражение на этого тюфяка. - Не, чувак, спасибо за намек на комплимент, конечно... Но ты бы не хамил, пока тебе между глаз не влепили! - девушка с вызовом вздернула подбородок, тряхнула упавшей на глаз прядью красноватых волос и невольно сжала кулак... - Ты мне только скажи, есть ли у тебя в соседях парни такие с хаерами, и где мне найти портье в этом долбанном отеле, и можете продолжать свой оттяг, я вас не потревожу больше.
Кристин хорохорилась, стараясь под развязанностью и нахальством скрыть накрывающее ее с головой волнение. Похоже, она почему-то осталась одна, вся ее команда куда-то исчезла, а это отнюдь не поднимает настроения. Поэтому она с вызовом смотрела на мужика, едва сдерживая клокотавшую в горле злость.
Clopik
Кристин

- Да панки чёртовы, чтоб их. Стрелять пора через одного! - гаркнул мужик в комнату, пока Бешеный Огонь наливалась гневом и набирала обороты. Когда же он услышал опрометчивую угрозу, рожа его исказилась так, что можно было бы подумать, что вот с таких срисовывают бандитов и пиратов в детских книжках. Не слушая далее, он резко вскинул ручищу, обхватив ладонью чуть ли не всю голову любезной гостьи сразу, и пару раз шваркнул её прекрасным личиком об стену возле себя.
Удар получился добротным, будто постоялец получил специальное образование по вбиванию чужих голов в бетон. И пока Кристин разглядывала дверной наличник и восстанавливала равновесие и прочие мироощущения, мужик растворился в глубинах номера, продолжая возмущаться и шуметь:
- Неформалы хреновы, мать вашу... Сейчас я тебе сделаю пирсинг на животе!
Следом послышался металлический грохот, какая-то возня, и надтреснутый испуганный женский голос:
- Нет, Стэн, не смей! Оставь это!
- ...Тревожить она меня не будет, ссыкалявка крашеная...
- Это же молодёжь, Стэн!
Крис приходила в себя, вернув способности мыслить и передвигаться, только теперь рот её заполнялся буйной молодой кровью, а переносица трещала от боли.


-------

Саломе

Город казался спящим, как бывает на пороге ночи и утра, когда гуляки уже улеглись, а рабочий люд ещё не проснулся. Бездушно и безразлично он взирал закрытыми окнами на одинокую путешественницу, не предоставляя возможности скрыться от этого взгляда.
"Long way" - любезно сообщил один из указателей и ни разу при этом не соврал: улица была пряма и безапеляционна, как железнодорожный путь; без ответвлений или перекрёстков, запертая с обоих сторон домами, заборами и витринами магазинов. Иногда попадались скамеечки, клумбы со свежей растительностью или стоянки для автомобилей и велосипедов. Пальмы тоже не были призрачнами, их разлапистые листья виднелись на задних дворах жилых домов, соседствуя с магнолией, орешником и другими видами традиционной флоры.
Но вся эта жизнь была там, за заборами или на параллельной улице. Саломе шла по течению, сопровождаемая лишь апельсиновой водой.


-------

Алина

Улицы наполнялись туманом, словно кто-то открыл кран и пустил его в город. В низинах было совсем ничего не разобрать, но Алина шла вверх, и это вознаграждалось относительной видимостью пространства. Вскоре она действительно дошла до забора - металлического, покрытого испариной. Калитка оказалась недалеко, но была закрыта изнутри на большой висячий замок. Впрочем, преодолеть ограду не составило бы никаких проблем для спортсменки, если бы возникло такое желание. Вход в садик явно не был основным, а территория не выглядела запущенной или замусоренной. О присутствии разумной жизни хоть где-либо неподалёку так же намекали оставленные на одной из лавок игрушки: розовый попугай и пятнистая собака-далматин. Они прислонились друг к другу, тоскливо ожидая бывших или новых хозяев.
Орна
Это был странный город и странное путешествие. Саломе преданно прочла названия улицы и магазинов и уселась на лавочку, полузакрыв глаза. Ей хотелось отрешиться от всего, не существовать, не думать о том, где она и что делать. Ей не хотелось идти дальше. Самое время - предаться отчаянию, решила она.

Пугало отсутствие телевизора и бунгала. Пугала дергающаяся на циферблате часов секундная стрелка, застывшая в позиции одной секунды после полудня. Пугала и собственная реакция - молчаливый, безразличный ступор, когда даже разрыдаться как следует не получается. На лице застыло выражение терпения и обреченности. Саломе плотно сомкнула ресницы, искренно надеясь, что все пройдет. Вот сейчас. Она откроет глаза и окажется напротив своего бунгала, выкрашенного кремовой краской. Ну же. Давай.

И все же глаз она не открыла. Боялась.

- Ты чего это? - внезапно раздался прямо над ухом удивлённый детский голос.

Саломе вздрогнула, почти подпрыгнув на своем месте, и помотала головой:
- Ничего, а что? - беспомощно обернулась на голос, инстинктивно отодвигаясь и рассматривая случайного собеседника.

(совместно с Clopik)
NorthWolf
При более близком рассмотрении выяснилось, что это, во-первых, не школа, а детский садик, а во-вторых - он находился в том же состоянии, что и остальные здания в этом странном городе. Алина уже было хотела развернуться и отправиться куда-нибудь ещё, но взгляд зацепился за чуть приоткрытую дверь, и это решило её сомнения - благо, забор серьёзным препятствием не был.
Оказавшись на той стороне, девочка подошла к лавочке с игрушками и огляделась, однако никаких следов пребывания здесь хозяина не обнаружила.
- Зайку бросила хозяйка, под дождём остался зайка... - тихонько пробормотала она, и, не удержавшись, погладила зверушек, но забирать с собой, после секундных колебаний, не стала - они оказались неожиданно сухими, будто были оставлены всего пару минут назад.
Внутри садик выглядел несколько хуже, чем снаружи - ковры насквозь отсырели, дальше по коридору виднелось разбитое окно, - однако атмосферы давней заброшенности не ощущалось. Ни плесени, ни запаха гниющего дерева, ни вспухшей и облупившейся краски на дверях. Алина толкнула ближайшую ко входу дверь и оказалась в раздевалке (шкафчики выглядели практически новыми), а пройдя в проём напротив попала в игровую комнату. Первое, что бросалось в глаза - яркие, как будто свежевыкрашенные персиковой краской столики и стульчики, затем взгляд упал на разбитый аквариум. Девочка хотела было пройти в спальную, но когда поворачивалась, заметила на учительском столе совершенно неуместный в этой обстановке предмет.
Подойдя к столу, она взяла в руки пистолет (ПСМ*, прямо как у дедушки!) и, ощутив его приятную тяжесть, удивилась совпадению своей находки и недавней мысли. Настоящее оружие внушало значительно большую уверенность, чем небольшой ножик в кармане, и так до конца и не ушедший страх отошёл ещё дальше. Некрасова резко развернулась и прицелилась в то, что было аквариумом, затем проверила магазин (как выяснилось, полный) и удостоверилась, что предохранитель не снят. Маленький, почти игрушечный в руках взрослого мужчины пистолет выглядел в её маленьких ручках довольно внушительным. Засунув его за ремешок, Алина решила на всякий случай заглянуть в выдвижные ящики, и была вознаграждена полной упаковкой патронов, однако тут появилась интересная проблема - никакой сумки у неё не имелось, а таскать эту коробку в руках было бы неудобно. После некоторых раздумий девочка всё же направилась в спальную (помня опыт аптеки, оставлять патроны без присмотра она не рискнула и понесла с собой).
Комната, в которой она оказалась, была, что неудивительно, заставлена рядами кроватей - правда, вопреки ожиданиям, постельного белья не было, на кроватях находились только подушки и изрядно потрёпанные матрасы. У дальней стены стояли шкафы, к которым и направилась Алина. В первом же шкафу она обнаружила то, что искала - изрядно отсыревшие, но вроде как целые простыни. Выбрав одну из сохранившихся получше, девочка устроилась на ближайшей кроватке и начала производить над тканью какие-то странные манипуляции. Раза с четвёртого ей удалось превратить простынь в некое подобие рюкзака - который, впрочем, больше походил на пакет-"майку". Открытая горловина импровизированной сумки ей не нравилась, но поиски иголки с нитками не увенчались успехами (впрочем, даже если бы и увенчались - как пользоваться этим инструментом спортсменка знала только понаслышке) и пришлось удовлетвориться завязыванием отверстия ремешком от найденного рабочего халата. Конструкция получилась довольно хлипкой, но была лучше, чем ничего, и внутрь отправились сначала патроны, а потом, после некоторых размышлений, и пожертвовавший девочке ремешок халат.
Успех, пусть даже в таком незначительном деле, поспособствовал поднятию настроения, и, выходя из спальной с самодельной обновкой, Алина даже улыбнулась. Следующей целью была крыша - возможно, оттуда удастся увидеть больше, чем с улицы.

*ПСМ - пистолет самозарядный малогабаритный

Я слишком устал, чтобы произвести вычитку, и слишком хочу выложить пост, чтобы оставить до завтра. Если кто-нибудь из прочитавших найдёт грамматические, стилистические или логические ляпы - пожалуйста, дайте знать в личку, я буду благодарен)
Катарина
Ошеломленная Кристин едва устояла на ногах и помотала головой, разгоняя подступающую темноту. Сплюнула под ноги кровавую слюну, и, ощупывая языком разбитую губу, провела тыльной стороной кисти под носом. При виде кровавого следа в ней будто взорвался кипящий котел и стук сердца заглушил все звуки вокруг. Не отдавая себе отчета в своих действиях, она выхватила из кармана нож и привычным жестом раскрыла лезвие, как частенько проделывала это на сцене для шоу. Держа руку внизу, чтобы нож не бросался в глаза, она молча и стремительно ворвалась в комнату вслед избившему ее бугаю.
Clopik
Кристин

Мисс Маклейн опоздала совсем чуть-чуть. Хозяин комнаты склонился над двустволкой, одновременно отталкивая от себя молодую женщину в самом миниатюрном в мире халате, и заряжая последний патрон. Когда басистка вбежала в дверной проём, послышался характерный "крак".
Как бы ни был быстр и ловок человек с ножом в руке - дробь быстрее. Выстрел выбил из Кристин дух вместе с остатками спеси и радостной готовности резать всех направо и налево. Всё ещё не веря себе и не закрывая глаз, она опустилась на колено, наблюдая, как проворачивается и мутнеет комната перед взором. Раздался истошный женский визг.

***

Сколько времени прошло - сложно было понять, потому что вообще сложно оценить, через какое время после прямого выстрела положено приходить в себя. Сознание возвращалось, услужливо сообщая, что тепло на лице и груди - это не кровь, а горячий воздух. Он пах дымом и жжёным деревом, а в добавок озорно потрескивал, словно костерок.
Кристин довольно быстро очнулась и поняла, что она способна полноценно встать, а тело её сохранило первозданную целостность, будто никто и не пытался испортить ей личико, а уж тем более, стрелять в живот. Отель горел. По дорогому ковру пробегали языки пламени, многих дверей уже не было, а стены тронуло разрушение, так что не сразу можно было понять, что это за место. Однако, девушка находилась в том же коридоре, где себя помнила, но вот странно: её саму огонь пока не тронул.
Ещё любой, сталкивающийся хоть иногда с пожарами, заметил бы, что при такой разрушительности температура должна быть куда выше. Но это - трезвая, спокойная мысль, которая едва-ли приходит обычному человеку наедине с открытым огнём.
//НРПГ


-------

Алина

Наверняка родители часто предупреждали Алину: не ходи одна по заброшенным зданиям, там можно попасть под завалы, наступить на стёкла или найти лиц нетрадиционного проживания. Хорошо это или плохо, но сейчас родителей поблизости не было. Странное старое-и-новое одновременно здание, живое на свой лад, сопровождало девочку гнетущим шаркающим эхом и, казалось, вздыхало при каждом её шаге. Садик оказался довольно причудливой конфигурации и пытался юлить коридорами, однако не учёл того факта, что в детских учреждениям кругом понатыканы планы эвакуации, потому спортсменка быстро нашла нужную лестницу. Правда, пришлось преодолеть тесное и тёмное чердачное помещение.
Как и можно было ожидать, с крыши прекрасно был виден туман. Пока Некрасова возилась с новыми пожитками, он поднялся и разгулялся, и только по самым высоким зданиям можно было понять, что город там, откуда пришла Алина, представляет собой некое подобие блюдца, на противоположном конце которого торчит тот самый маяк. Не работающий. Так же удалось разобрать характерные очертания церкви и запомнить примерное направление к ней.
С обратной стороны, за садиком, не было видно вообще ни зги, будто пространство там обрывалось серой стеной тумана.


-------

Саломе

Перед архитектором стояла взявшаяся ниоткуда девочка лет десяти-двенадцати, угловатая, худенькая и светловолосая, одетая в джинсы и лёгкую майку. На лице была маска, изображающая улыбающуюся рожицу. Смайлик хитро щурился, а из прорезей маски пристально и изучающе смотрели синие глаза самой владелицы всего этого великолепия. Создавалось довольно жуткое впечатление, будто девочка следит за всеми и всё про всех знает.
- Ничего, - как эхо повторила незнакомка, безразлично пожав плечом. Она отвернулась и собралась уходить. - Не спи, а то пропустишь самое интересное.
- Думаешь, здесь может происходить что-то интересное? - вздохнула Саломе.
- Конечно! - с готовностью ответило дитя, всплеснув руками, в которых теперь обнаружилась кукла Барби. - Надо просто уметь искать! Или ты собираешься проспать до конца жизни?


-------

Андрей

- Эй-эй, засоня! Проснись и пой!
Андрей с трудом разлепил глаза и увидел матерчатую стенку палатки, которую кто-то яростно теребил снаружи. Мысли расшатывались с трудом, лениво подсказывая "даунхилл", "дождь", "Андроповка"... Да, кажется они с Максом, Серёгой, Астралом и Кариной добирались сюда в тьмутаракань, чтобы взглянуть на трассу перед предстоящими соревнованием. Вроде бы организаторы обещали интересные сюрпризы, с которыми не желательно сталкиваться лицом в день спуска.
- Ну ты как там, жив?
Полог палатки в наглую расстегнулся, и внутрь забралась девушка с руками штангиста и цветной татуировкой на пол-лица. Точно. Карина. Кажется, они провели вместе предыдущую ночь... Но отчего так сложно всё вспоминать?
- Хорошо же тебя приложило, - словно ответила на его мысли спортсменка, сочуственно улыбнувшись, - Говорили же, не лезь на мокрую трассу.
Девушка улизнула обратно в природу, предоставив свежему утреннему ветерку пространство для игр. Да, Андрей теперь точно помнил, что вчера с чего-то принялся харахориться и вести себя, как школьник, в результате чего заработал расквашеную губу и ноющую челюсть. И на том спасибо, что руки-ноги целы.

Когда Семёнов выбрался наружу, в лагере оставались Астрал и Карина, да и та явно навострила колёса куда-то.
- Давай, приводи себя в порядок и спускайся к нам, - взволнованно бросила она, садясь на байк, и направилась вниз с холма. - Ребята там что-то нашли. Зверьё какое-то?
Астрал же безнадёжно махнул рукой и заявил, что на "такое" он насмотрелся и у деда, а вот за лагерем следить кто-то должен.
Орна
Саломе испуганно покосилась на куклу. Грубые стежки черной ниткой на маленькой резиновой головке вызвали приступ тошноты и головокружения, архитектор поспешно принялась смотреть на свои ноги в сандалиях.

- Это тебе... интересно, - тихо произнесла она и едва уловимо пожала плечами. - Здесь все спят, хотя день на дворе. Сиеста, наверное, - неуверенность, быстрый взгляд на "маску-смайлик". Вздох. - Не думаю, что здесь можно найти что-то, что не запрещено и интересно. Посмотри: везде частная территория, вторгаться нельзя. А я потерялась... - это признание совсем некстати. Но почему-то выскочило. Само.

Над вопросом пришлось задуматься:

- Знаешь, мне кажется, здесь нет времени, - Риммер показала девочке дергающуюся стрелку на остановившихся часах. - Поэтому слова вроде "всю жизнь" не имеют значения. Тебе так не кажется? - немного усталая, но добрая улыбка.
Катарина
Тепло как-то приятно разливалось по телу, сквозь веки пробивался оранжевый отсвет. Крис распахнула глаза и долю секунды непонимающе смотрела в потолок, затянутый дымом, в котором отражались красноватые оттенки. Затем нахлынули ощущения запоздалого ужаса и осознания неизбежного. Маклейн рывком села, инстинктивно прижала руки к животу, ожидая наткнуться на липкую кровавую кашу, однако ладони нащупали только привычную ткань футболки. Опустив глаза, она непонимающе уставилась на знакомую до точки серо-белую картинку, облизывая губы и не ощущая противного привкуса крови. Не в состоянии утихомирить круговерть в собственных мозгах, Кристин наконец-то стала соображать, что кругом творится. Она испуганно попятилась от огня, не сразу поднявшись с пола, по прежнему сжимая в одной руке нож и таща за собой за лямку рюкзак. Не сводя глаз с пламени, как загипнотизированная, она наконец-то встала на ноги и понеслась по коридору к виднеющейся спасительной лестнице. В ушах стучало: "Быстрее, быстрее...", в горле першило от дыма, а девушка уже стремительно перескакивала через ступени, на ходу закидывая на плечо лямку рюкзака. Каблуки громко стучали по темным ступеням, а в голове промелькнула мысль: "Я же не умерла... Это не ад... Мертвые же не могут бояться смерти?! Господи, не дай мне сгореть заживо!"
Clopik
Кристин

Выскочив на улицу, девушка увидела такую же пугающую картину: город, кишевший недавно бодрой толпой, напоминал место боевых действий. Какие-то здания были просто почерневшими, по каким-то лениво ползал огонёк, а какие-то весьма бойко горели. Некоторые дома были цели, некоторые тронуло разрушение. Где-то вдалеке выла сирена. Прямо по улице - теперь это можно было видеть - пылала сцена, полностью оборудованная для концерта. Звуков было полно, но разобрать что-то конкретное, типа человеческий голосов или сирен, не представлялось возможным.
Через сотню шагов, словно издеваясь, поблёскивала озорными бликами чистенькая целенькая витрина музыкального магазина, за витринами которой соблазнительно сверкал фиолетовыми боками до боли знакомый "Фендер".


-------

Саломе

На слова миз Риммер о законности и частной территории, девочка только нетерпеливо дёрнула плечом: "Подумаешь!"
Следующую же цепочку рассуждений она слушала внимательно, замерев всем телом, и даже слегка наклонила голову набок.
- Ты начинаешь правильно думать! - бойко сообщила она, выдержав довольно долгую театральную паузу. - Мне нравится!
Незнакомка села рядом на скамейку, покачивая ножками и поглаживая пепельные волосы кукле, у которой для пущей жуткости глаза оказались красными.
- Знаешь, я так тоже часто думала в школе: время стоит на месте, ничего не происходит... Но знаешь что, - девочка опять выждала паузу, то ли подыскивая слова, то ли для эффектности, - То, что время стоит, не означает, что жизнь не проходит.
Орна
- Правильно? - улыбка сделалась недоверчивой. - Что есть "правильно"? - и тут же ответила: - "Правильно" значит "как все". Нельзя выделяться из толпы - выступающий гвоздь забивают.
На куклу она старалась не смотреть.
- Прости, что ты сказала? - Саломе переспросила последнюю фразу. - А чем еще заниматься в жизни? Есть только один выход - как-то провести отпущенное тебе время, так что...
Она неопределенно пожала плечами. Ей нечего было сказать, ведь все, что она могла, лишь соглашаться. Всегда. Со всеми.

Девочка засмеялась, прижав ладошку к нарисованному рту:
- Нет же, глупая! Правильно - это когда хорошо работает! Если оно не выпирает, но и не работает, то это не правильно. - она обернулась всем своим лицом... или как это назвать. - А если тебе так нравится валяться и не отсвечивать, так чего тогда паникуешь? Иди себе по течению к верной смерти.

- Все такие умные, - улыбнулась Саломе. - Все меня учат, а показать, как работает, никто не показывает. Чего паникую? У твоей куклы глаза красные - чем не причина? Думаешь, смерти можно избежать? Нет, моя дорогая. Неважно, что ты делаешь, ты все равно умрешь - такова жизнь.

(совместно с Clopik)
NorthWolf
Непроглядная пелена высотой в два этажа никак не располагала к прогулкам по незнакомому (да и по знакомому, на самом деле, тоже) городу, и Алина уселась прямо на крышу в ожидании чего-нибудь - например, того, что туман растворится так же быстро, как появился. Устроившись поудобнее, она незаметно для себя начала дремать, но минут через десять её ожидание было прервано, и совсем не тем, чем хотелось - откуда-то снизу, из здания, раздался истошный визг, усиленный эхом пустых коридоров - кажется, детский и очень напуганный. От неожиданности девочка мгновенно оказалась на ногах, сжимая обеими руками рукоять неосознанно выхваченного из-за ремешка пистолета. Сонливость, разумеется, как рукой сняло, и Алина, внимательно прислушавшись (ничего больше не было слышно), спустилась сначала на чердак, а потом и на второй этаж. Там можно было различить два невнятных голоса - ехидный мужской и почти плачущий женский (или всё же детский?). Спортсменка аккуратно, стараясь производить как можно меньше шума, двинулась на голоса. Здравый смысл, до этого её не раз выручавший, на этот раз куда-то исчез после единственной попытки уговорить бежать отсюда куда подальше.
Голоса привели её к одной из групп. Дверь отсутствовала. Притаившись около пустого проёма, она услышала, как мужчина сказал что-то в духе "теперь я могу делать что хочу", на что "женский" голос ответил какими-то невнятными мольбами. Сняв пистолет с предохранителя, Алина закусила нижнюю губу и заглянула внутрь.
Янтарь
Андрей выбрался из палатки, потянулся, разминая затекшие мышцы, попрыгал на месте, стряхнув с себя остатки сонливости. Потом подхватил с земли пятилитровую баклашку, набранную вечером из местного родника, и протянул Астралу.
- Лей прямо на голову, - и, почувствовав, как на затылок закапала холодная вода, крикнул. - Да лей сильнее! Не жлобься, днём ещё наберем, тут недалеко!
Ополоснув лицо, он дотронулся до неприятно саднящей губы и поморщился. Его мало волновала эта царапина, да и синяк на полщеки тоже - для Андрея всё это было в порядке вещей. Но какого черта он начал выпендриваться перед ребятами, как клоун в цирке? Добро бы было перед кем, да ведь с Серёгой и Астралом они знакомы ещё с универа, а Макс на своем джеме и не такое умеет. Карина? Андрей бросил через плечо быстрый взгляд на её спину, затянутую в цветную кожу мотоциклетной куртки. Ну, да, ему нравилась эта деваха, у неё были классные татухи, отпадная задница, а ещё с ней было неожиданно приятно просто лежать в палатке в обнимку и болтать о разной ерунде. И она совсем не выглядела восторженной дурочкой, готовой купиться на дешевые фокусы идиота-недобайкера.
Андрей замотал головой, и брызги полетели с ео волос в разные стороны, заставив Астрала чертыхнуться и отпрыгнуть в сторону. Андрей хлопнул парня рукой по плечу:
- Бывай, старик.
А потом рванулся к байку, догонять Карину.
Интересно, что за зверя они там нашли?
Clopik
Саломе

От этих простых и безобидных слов, девочка вдруг взвилась на ноги.
- Тогда может быть, чтобы прийти в себя, тебе надо просто умереть?
Она медленно сняла маску, под которой обнаружилось вполне обычное лицо десятилетней девочки, разве что взгляд был уж очень серьёзен для ребёнка. Однако, изменения начала претерпевать мерзкая игрушка: с волос слетела "седина", жуткие швы на лбу осыпались, кукла стала обычной златовласой голубоглазой Барби.
Однако, мир вокруг тоже не остался прежним. Небо расплавилось и потекло на плечи апельсиновым соком, словно кто-то намочил акварельную картину. Стало вдруг душно и нечем дышать. И спать, как же захотелось спать...

***

Солнце невыносимо пекло веки. Вокруг глаз, возле бровей и губ уже собрались мелкие капельки пота, изо всех сил стремящиеся охладить раскалённое сонное тело, но без ветра их попытки были тщетны. А ветер здесь был. Он трепал листья, шумел волнами, был где-то совсем недалеко, стоит только подняться с земли. И камни. Они успели остыть, но уже доставляли дискомфорт, упираясь в рёбра и суставы.


-------

Алина

Заглянув в комнату, девочка увидела знакомые персиковые шкафчики, среди которых стоял неприятного вида дядька. Он был не очень высоким, но широким в плечах, почти квадратным. Небритые щёки, выступивший пот на грязной шее, волосатые ручищи, которыми можно копать землю. И в этих руках он держал нити от куклы-марионетки. Простая пластиковая кукла с шарнирными суставами, выполненная очень условно, без одежды, пола и возраста. Только лицо её - невероятно проработанное, девчачье, с зелёными глазами и россыпью веснушек - выражало мольбу и страдание. Гадко улыбаясь, мужик что-то тихонько напевал, грубо дёргая нити. В один момент лицо куклы обернулось, она увидела Алину... и опять завизжала - испуганно, но теперь в её глазах появилась и надежда.
- Что ты тут шаришься?! - гавкнул неудачный кукловод спортсменке.


-------

Андрей

Некоторое время Андрей просто спускался вниз по склону, наслаждаясь ароматом утра, шелестом листвы и вибрацией руля под ладонями. Где-то впереди маячили лопатки Карины, и шуршал по кустам да кореньям её байк. Однако вскоре - парень не успел сообразить, когда это произошло - исчезла и девушка, и следы её пребывания, но главное - чувство ориентации. Семёнов всего на секунду отвлёкся, поддавшись удивлению, но этим тут же воспользовался коварный корень, выскочивший внезапно из-под земли и в наглую забравший сцепление с почвой.

Когда Андрей открыл глаза, было уже темно. Звёзды с любопытством заглядывали на раненого, а тёплая летняя ночь стрекотала кузнечиками на сотни голосов. К слову о раненом: руки и ноги были целыми, и, что самое странное, даже ноющая с утра челюсть теперь не беспокоила. Велосипеда поблизости не оказалось. Впрочем, лагеря поблизости теперь наверняка не окажется тоже - это было заметно более-менее опытному взгляду. Незнакомый лес, недалеко (судя по запаху) болото, а чуть далече виднелись огни большого... или не очень большого города. Огней костров тоже не видать, а вот верный рюкзак оказался рядом. Да только хороший ли это признак?
Катарина
Кристин огляделась покрасневшими от дыма глазами. ее разум отказывался пытаться хоть как-то объяснить происходящее. Во всяком случае, не сейчас. Сколько могло прийти времени с того момента, как она смотрела на эту самую улицу из окна,Огонь не могла даже предположить. Она оглянулась на охваченное пламенем здание отеля, опустила взгляд на асфальт, покрытый слоем пепла, на пылающую сцену. Казалось, она слышала как лопались стекла прожекторов и трещала обшивка усилителей. Какофония звуков резала по ушам. Но басистка увидела витрину и, как завороженная, подошла вплотную , не веря своим глазам. Она прижалась к теплому стеклу лбом и ладонями и рассматривала гитару, узнавая каждую трещинку на лаке, каждую затяжку от заклепок на нейлоновом ремне. Что ее гитара делала на этой витрине, и как вообще туда попала - этот вопрос ее уже не волновал. Она нашла ее, остальное уже не важно. Она улыбнулась, как при встрече со старым другом и, не долго думая, отошла на тротуар и огляделась в поисках подходящего камня.

// (если камень подвернулся - швырнула в угол витрины, чтобы не задеть бас)
Орна
Саломе пожала плечами - мол, ты-то что так переживаешь? Страх перед девочкой исчез - невозможно бояться того, кто так легко теряет над собой контроль. Отвечать миз Риммер не стала, сочла вопрос риторическим. Вместо этого закрыла глаза и провалилась в сон.

***

Очнувшись на прежннм месте,молодая женщина вздохнула с облегчением. Странные события, и впрямь, оказались сном - какое облегчение! Поспешно поднявшись на ноги, архитектор заторопилась в бунгало, не скрывая радости, проступившей на лице легкой улыбкой
Янтарь
- Твою ж мать! - присвистнул Андрей, завороженно оглядываясь по сторонам.
Он отряхнул со штанов налипшие после падения травинки, подхватил с земли рюкзак, крикнул куда-то в гущу леса:
- Карина-а-а!
Его голос негромким эхом пронесся между мощных стволов, вспугнув гнездившуюся в ветвях соседнего дерева малиновку. Но Карина не отозвалась. Впрочем, на ответ Андрей и не рассчитывал. Ещё лежа на земле и приходя в сознание, с первого взгляда на дивное звёздное небо - такого он никогда не видел раньше, мог поклясться в этом! - Андрей почувствовал уверенность, что попал в передрягу, и рядом с этой передрягой "сюрприз", который обещали организаторы турнира по велокроссу, был просто детским лепетом.
Андрей был обескуражен, смятён и совсем не знал, как ему действовать дальше. И в то же время он хотел кричать от переполнявшего его душу восторга.

Рюкзак оттягивал руку. Андрей не помнил, что запихнул туда на этот раз. Возможно, переложил во внутренний карман свою новенькую "Нокию"? Нужно было проверить это, хотя парень подозревал, что даже если телефон обнаружится в рюкзаке, да ещё целым и с прежним зарядом батарейки, ловить в этом лесу он не будет. Андрею даже хотелось не ошибиться на этот счёт. Ведь если вызвать помощь не удастся, ему придётся спуститься к городу, огни которого так манили его издалека своим загадочным светом.

//Проверяет телефон, и если не находит или убеждается в его бесполезности, идёт навстречу огням
Clopik
Андрей

Андрей проверил заряд в неведомой шайтановой коробке (вспоминаем, как относились к мобилам в 2002-м году), но та отказалась идти на какой-либо контакт.
//Город не совсем в низине, скорее, напротив.
Семёнов собрал пожитки и двинул по, казалось бы, самой бескровной дороге. Буквально сразу он вышел на вполне человеческую тропинку, что не могло не радовать. Тропа огибала болото. Поворот раз, поворот два, поворот три... И тут куда-то ещё идёт-идёт тропинка, на которую никто-никто не обращает внимания. А бодрый рыцарь все считает-считает себя самым разумным в окрестности, а тропка все вертит-вертит... Нет, ты не понял, рыцарь! Вертит-вертит!
В общем-то, рыцарь заблукал буквально через пять минут. Предположить такое было сложно, ведь он... ну, это... а что он? Хоть одно подношение хозяйкам болот сделал? Хоть одному лешему помог дичью? Да нежели бы он хоть одну нору со зверьём оставил бы в покое?
Андрей слышал вокруг себя ропот природы, слышал шёпот рядом, но рвануть куда-то конкретно не решался.
- что делаешь ты тут? - спросил один из шёпотов.


-------

Саломе

Саломе спешила так, словно за ней гонятся, как минимум, фашисты. Она пробежала горный склон, пробежала магазин, пробежала даже пещеру, в которую можно было спуститься за определённые деньги. Не глядя ни на кого и ни на что, она ворвалась в своё бунгало.
Связи не было. Не то, чтобы это кого-то могло расстроить, но связи в телефоне не было. Вода в ванной включалась спокойно, телевизор работал, даже кондиционер выполнял свои сомнительные, но приятные функции. Оставалось странное ощущение... будто всё здесь не настоящее.
Можно было открыть окно в номере по правую сторону. Но тогда сразу становилась видна прямая-при-прямая "Longway" снаружи, по которой медленно двигались ленивые апельсиновые потоки жидкости. Поэтому лучше не открывать именно это окно, а лучше полюбоваться на другие стороны бытия.
Нет, лучше вообще не открывать окон. Сидеть здесь, с работающей ванной, с кондиционером, электричеством, мини-баром и сейфом... Ведь здесь никто из посторонних, никто не может найти её?


-------

Кристин

Рядом обнаружилось несколько кирпичей, но все они отлетали от витрины, словно пластмассовые. Стекло не пострадало ни разу, продолжая манить светящимися гранями. Бешеный Огонь тратила свои силы по-напрасну.
Немного придя в себя после таких спортивных упражнений, Крис заметила, что дверь магазина слегка приоткрылась. Смешно? От точно! Попробуйте сами попасть в такую ситуацию!
Вой сирены не прекращался. Где-то недалеко послышался плач... ох, все мы знаем этот звук! Детский плач послышался недалече, в то время как перегородки музыкального магазина начали осаждаться.
Орна
Добежав до знакомой кремовой двери, архитектор остановилась, прижимая левую руку к груди, и наклонилась, изо всех сил пытаясь отдышаться. Правой она при этом цеплялась за дверной косяк. Немного придя в себя, Саломе посмеялась пришедшему в голову сравнению: если бы за ней гнались фашисты, она бы бежала много, много быстрее и не пыталась выглядеть при этом элегантно. Все еще улыбаясь, открыла дверь, прошла в ванную и приняла душ, потом, в халате и с тюрбаном на голове, вышла в комнату и села на кровать. Тут-то она и заметила Апельсиновую улицу за окном. Сглотнула и, решив, что ей все равно, упала на покрывало. Миз Риммер никогда в жизни не призналась бы сама себе, что это жест отчаяния. Мозг безостановочно прокручивал варианты возможного поведения, наконец, выбрав самое простое: сначала она отдохнет и поест, а озаботится проблемами Долгого Пути как-нибудь потом.

- В конце концов, - подумала она вслух, - это сон, а во сне настоящие деньги не тратятся. Напиться, что ли? Все равно никто не увидит... - раздумчиво покосилась на мини-бар.

Но вставать не хотелось, поэтому она так и лежала на кровати, бездумно глядя в потолок широко открытыми глазами.
Янтарь
& Clopik

Андрей остановился, озадаченно поводя головой из стороны в сторону, внимательно разглядывая деревья и кусты.
- Здесь кто-то есть? - решил-таки уточнить он.
Вокруг никого телесного не было видно. Стволы деревьев скрипели, ветки покачивались, шурша листвой, выглядывала из облаков луна, играя серебряными светотенями.
- Показалось, - пробормотал Андрей. Он поправил лямку рюкзака на плече и уныло поплёлся дальше, пиная попадавшиеся под ногами ветки и камушки. После долгого блуждания по лесу его восторг заметно угас, и на смены ему постепенно приходили усталость и скука. А вместе с ними на краю сознания замаячило смутное беспокойство. Андрей поймал себя на мысли, что начинает прикидывать, на сколько хватит запасов съестного в его рюкзаке.
- Что делаешь ты тут? - повторил кто-то вопрос, когда Андрей совсем заскучал. - Тебе здесь нельзя.
От неожиданности парень подпрыгнул на месте, промахнувшись ногой мимо очередного камушка.
- Да кто здесь? - возмущенно крикнул он, почему-то подняв голову в небо. Потом смягчил тон, решив объясниться с незнакомцем, пусть даже и невидимым. - Слушай, я не знаю, как тут оказался. Лесочки, палаточки, романтика туризма - это всё слегка не по моей части. И я с радостью слиняю отсюда, если кто-нибудь покажет мне тропу до города.
Лес зашумел невнятно, словно обдумывая слова Андрея, а потом создал сильный поток ветра, слегка раздвигающего листву:
- Север и восток. Шум. Рубят деревья, жгут листву. Запах.
Надо отметить, что тон говорящих листьев был не из приятных, порождая довольно тяжёлые чувства на душе. Лес действительно выражал неприязнь, которая передавалась и Андрею.
- Нифига ж себе! Говорящий лес! - не поверив своим глазам и ушам, наконец-то понял всё Андрей. Адреналин, растворившийся было в усталости и скуке. снова ударил в его голову ярким всплеском эмоций. Несколько мгновений парень стоял на месте, широко распахнув глаза, глядя на окружавшую его листву по меньшей мере как на шеститысячник с отвесными склонами. Но постепенно отвращение, которую испытывал лес к незваному гостю из породы мучивших его двуногих, вытеснило в парне желание изучить всю окрестность до мельчайшего листика. Он понимал, чем была вызвана такая неприязнь, но доказывать что-то неведомому разуму, натерпевшимся от людей, у него не было никакого желания. Андрей был не из психологов и не из "зелёных".
Значит, северо-восток и запах горелого дерева". Андрей принюхался, но не почувствовал ничего. Потом вспомнил кое-что из того, что рассказывал ему во время совместных походов Серёга, знавший лес гораздо лучше любого из их компании. Он ещё немного побродил между деревьев, всматриваясь в бурые шершавые стволы, пока не заметил на одном из них зелёную метку мха. Андрей торжествующе улыбнулся, почувствовав взъерошивший его волосы чужеродный порыв ветра - тот дул как раз c северо-востока.
Clopik
Андрей

Спустя некоторое время Андрей начал замечать перемены в окружающей среде. Вместо зелёных, ароматных и сильных деревьев стали всё чаще попадаться старые, скрюченные и почерневшие. Они тянули свои сухие ветви к небу в поисках поддержки, а их сморщенная кожа покрывалась мхом и грибами.
Ветер дул в прежнем направлении - это можно было понять, сверившись с луной - так что Семёнов и вправду вышел на опушку леса. Теперь это больше походило на поле боя. Развернувшаяся здесь стройка действительно унесла многие жизни: выкорчеванные стволы, не все из которых даже успели увезти или распилить; раскатанная, разровненная, обесчещенная почва; закопанный и изменивший направление ручей - всё это смотрелось не лучше, чем следы взрывов. Но главное - лес боролся. В лунном свете были видны молодые побеги, опутавшие со всех сторон вагончики строителей, массивные корни прогрызли фундамент нового здания, ветви невесть откуда появившихся кустов окружили технику. Битва произошла не мгновенно, но и такой скорости было достаточно, чтобы испугать людей и принудить к бегству. Оставшиеся в живых бульдозеры дожидались своего хода в полуразрушенных гаражах, а ростки, уставшие давить и утаскивать под землю, отдыхали, устало покачиваясь на ветру.
Всё это Андрей смог увидеть во всей красе с ближайшего же холма. Так же совсем недалеко были видны первые здания и городская улица, до которой можно было дойти от стройки.
//НРПГ



-------

Саломе

Миз Риммер глазела в потолок, под которым кружила единственная муха. На дорогих пляжных курортах и в деревенской глуши, в прериях Африки и суровой северной тайге, в американских трущобах и тибетских горных монастырях - везде есть мухи, как дорого ты ни заплати за комфорт или одиночество. Они будут донимать по ночам, проверять еду, справляться о вашем здоровье или просто тупо летать кругами. Муха в номере Саломе относилась к последним. Глупое насекомое танцевало по кругу, делало несколько замысловатых па, чтобы вновь вернуться к очерчиванию неровной угловатой окружности. Полёт её зачаровывал своей пустотой, что хотелось вновь закрыть глаза и погрузиться в сон, чему помогало мерное журчание за окном.
//НРПГ со спойлерами



-------

Виталина

Кошечки, бабочки, змеи и драконы - стандартный зверинец для любого мастера татуировки. Чуть реже приходят за орнаментами, растительностью или иероглифами, и уж совсем редкие маргиналы просят паутины, сосульки из глаз или ещё какую экзотику. Вот и сейчас Виталина заканчивала работу над очередной кошечкой для очередной толстухи, когда заметила, что поле её деятельности нетерпеливо ёрзает на месте.
- Смотрите! Прямо начало конца света.
Женщина в пёстром парео указала рукой куда-то за спину Виты, где действительно разворачивалась довольно тревожная картина. Небо, такое ясное с одной стороны, там резко темнело и затягивалось тяжёлыми тучами, из которых на город гневно сверкали молнии. Действие это возникло быстро, и довольно стремительно двигалось в сторону пляжа.
- Надо уходить. Успеете закончить?


-------

Алина Громова

Не помня себя от растерянности, Алина медленно шла по городу, не особо обращая внимание на происходящее вокруг. В глазах её всё ещё стояло лицо инспектора - женщины с белыми волосами, прозрачными бровями и ресницами, но с ярко накрашенными губами. Мягко кивая головой, она просматривала документы Алины; хищно улыбалась всем своим огромным кровавым ртом, когда Громова пыталась что-то говорить. И было ясно: ничего белая женщина не слышит, а видит лишь то, что видеть надо и сделает соответствующие выводы. Компьютер для вычисления и отслеживания ошибок. И это было так подло! Конечно, за время службы Алина насмотрелась всякого и думала, что очерствела к таким вещам, но сейчас дело касалось её непосредственно. Хотелось сжать кулаки и закричать, как в детстве: "Не честно!"
На улице тем временем царила довольно тревожная атмосфера: небо затянуло серой дымкой, прохожие куда-то спешили, ветер активнее трепал волосы. На одном из перекрёстков вышел из строя светофор. Под ноги принесло яркий листок одной из социальных реклам: "Остановись! Они ждут тебя дома!"
Орна
От нечего делать Саломе принялась наблюдать за мухой, постепенно погружаясь в безрадостные мысли о тщете всего сущего.

- Вот так, должно быть, и Саломея танцевала перед Иродом... - обратилась непонятно к кому она. - Интересно, он хоть красивый мужчина был или так себе, только деньги и власть?.. Как же жарко!..

С этим она встала, с любопытством изучила мини-бар и достала сливочно-апельсиновый ликер.

- А сейчас будет еще жарче, - пообещала она себе, пытаясь отвинтить крышку. Но то ли девушка ослабела от всей этой апельсиновой чехарды, то ли металлические перемычки, соединяющие крышечку с ободком оказались толще обыкновенного, но открыть ликер Саломе не удалось.

Тогда она решительно одела соблазнительное кружевное белье, какое нашла в чемодане - а миз Риммер знала толк в изысканном женском белье, - облачилась в свое сливочное платье с кремовыми цветочками и, весело позвякивая браслетами, направилась к администратору - просить чтобы открыли и жаловаться, почему ликер тоже апельсиновый.
Немайн
Ждут дома…- вскользь прочитала, бросившуюся в глаза, рекламу Алина - Как я обо всем расскажу маме? Она очень расстроится, а здоровье у нее не очень. Что я ей сделала, этой проверяющей? Всему конец. Я на самом, самом дне.
В носу защипало, и слезы наворачивались на глаза. Проверяющая все еще не вылетала из головы. Ее ехидная ухмылка, когда Алина писала рапорт, вызывала такое отвращение и ненависть, что хотелось со всей силы ударить по этой противной наружности.
«Да чтоб ты сдохла!»- со всех сил, крикнула девушка, и слезы большими каплями покатились по щекам.
Прохожие, идущие мимо, лишь только с удивлением смотрели на прокричавшую, но никто даже не удосужился подойти и поинтересоваться, что случилось. Все сегодня было против Алины. Даже погода способствовала её депрессивному настроению. Свинцовая дымка, угнетающе низко, повисла над головой и словно пыталась вдавить в землю. Откуда она взялась, ведь была такая ясная погода? Да и черт с ней, какая разница.
Вся в себе, со своими печальными мыслями, девушка плыла в бесформенной серой реке прохожих. Куда? Она сама не знала, ноги сами несли её. Не обращая внимание на сломанный светофор, мельком оглядевшись по сторонам, она вступила на проезжую часть.
Катарина
Кристин пришла в неистовство и с остервенением метала кирпичи в витрину, будто пытаясь доказать кому-то свое упрямство. Неизвестно, сколько бы продолжалось это измывание над здравым смыслом, если бы один из обломков не отрикошетил и едва не прилетел ей в лоб. Увернувшись от каменюки, Огонь взревела каким-то горловым рыком, подняв лицо к небу. Краем глаза она заметила, как слегка приоткрылась дверь. "Ты что, тварь, издеваешься?!" - не обращаясь ни к кому конкретно прорычала она, сделав шаг к издевательски приоткрытой двери. Рев сирены порядком действовал на нервы, и без того взвинченные до предела. И будто желая добить ее, по ушам резанул отвратительный звук. Кристин ненавидела детский плач, ей всегда хотелось бежать подальше от рыдающих младенцев, а орущих детенышей постарше - заткнуть чем-нибудь, желательно потяжелее.
Однако, она вспомнила свой собственный ужас, когда оказалась в объятом пламенем здании. Что при этом должен чувствовать ребенок?! Маклейн была взрывоопасной дрянью и работающей на публику стервой, но она не была отморозком, способным спокойно слушать визг сгорающего заживо неподалеку ребенка. А то, что ребенок надрывался где-то рядом, ее слух подсказывал безошибочно. Крис обернулась кругом, вычисляя направление, в котором надо искать источник звука. Казалось, это где-то совсем рядом...Буквально в паре десятков метров. За спиной послышался отвратительный треск - стена магазина дала уродливую трещину, дверь перекосило. Невидимый ребенок исходил на визг. Басистка метнулась было к витрине... обернулась в сторону плача...
"С...а, если не успею вытащить бас, я сделаю себе гитару из скелета этого сукина сына, а кишки натяну вместо струн!" - решительно повернувшись спиной к магазину, сама не веря, что делает это, она помчалась по улице.:
- Эй, я иду! Выходи на мой голос, ты где...? "Мелкий ублюдок!"
noComments
Тошка обернулась, чтобы оценить масштабы приближающегося бедствия:
- Ннет… Давайте так: Вы подойдите завтра, я ее докрашу, тогда и оплатите. А сегодня будет у Вас не черная кошечка, а белая… для разнообразия, так сказать… - еще один взгляд в сторону наползающей тучи, - надо удирать, пока не начался шторм.
Виталина встала и посмотрела по сторонам: все ее «однополчане» начинали паковать чемоданы. Костик с Аленой сдували плавательные круги и матрац с розовым зайцем, Сергей Данилович (химик из Ижевска, открывший в себе на старости лет талант мариниста) торопливо укрывал полиэтиленом развешанные вдоль забора картины, а его внук Юрка уже тащил тележку, в которой эти «шедевры» ежедневно прибывали на набережную. Галка и Туся (местные старшеклассницы) уже собрались: все их богатство составляли два складных стульчика, два набора расчесок и пакет разноцветных резинок. Чуть дальше нигериец Квабена – Анри (его в семилетнем возрасте усыновила семья из Франции, а уж как он в свои 24 оказался на ПМЖ в Керчи – для всех оставалось загадкой) ссыпал в рюкзак разноцветные четки, фенечки, серьги и можжевеловые статуэтки. Поймав взгляд Виты, негр улыбнулся, махнул рукой в сторону Дома Культуры и приложил два пальца к губам, что по все видимости означало приглашение совместно перекурить на веранде вышеупомянутого заведения. Девушка пожала плечами, имея в виду что-то типа «Поживем, увидим», и вновь перевела взгляд на клиентку.
Clopik
Виталина

Женщина была только рада предложению убрать поскорее свои телеса с побережья в какое-нибудь более комфортное место. Вещей у неё особо и не было, так что её лиловая задница очень быстро исчезла из вида.
Тучи, однако, надвигались всё стремительнее. Вот уже дунул ветер, предзнаменующий обычно приближение атмосферного фронта, принёсший теперь пыль и запах дождя. На пляже уже почти никого не было, разве что Анри маячил недалеко, но этого вообще погода мало пугала.


-------

Кристин

Не так много понадобилось времени, чтобы обнаружить строение, из которого исходил детский плач, однако и этого оказалось достаточно, чтобы потолок магазина с жутким стоном обрушился. Стекло лопнуло и разлетелось на мельчайшие кусочки, а сама витрина захлопнулась на "Фендере" хищной пастью, чвакнув осколками.

Ребёнок отыскался на втором этаже невысокого полуразрушенного и полностью закопчённого дома. Вернее, этаж был завален плитами, шкафами и осколками стен, оставив лишь небольшой закуток на лестничной клетке. Дитя оказалось довольно крупным мальчиком лет шести-восьми, который рыдал самым неприличным образом, размазывая по щекам слёзы и сажу. Когда он увидел Кристин, то заорал ещё громче, но теперь с открытыми глазами, в которых читался страх и надежда.
Путь к бутузу был отрезан разрушившимся фрагментом лестницы. Сама Маклейн могла бы перепрыгнуть это расстояние, но пацан был толст и коротконог, да и напуган до беспамятства. На его левом локте была видна солидная ссадина, а пальцы испачканы кровью. Бывшие когда-то ярко-синими, штаны запачкались пылью и золой, да и весь ребёнок напоминал чёртика из табакерки.


-------

Саломе

В домике управляющего самого управляющего не оказалось, зато там была то ли его заместительница, то ли любовница, то ли дочь - молодая и тощая деваха, покрытая татуировками и пирсингом, да ещё и с выбритой наполовину головой. Сверив миз Ример самым похабным взглядом, девушка сообщила, что мистер Андреас явится с минуты на минуту, и что сама постоялица может подождать его здесь или где ей будет угодно. Бутылку ликёра, однако, она вскрыла, после чего воззрилась на Саломе в вопросительном ожидании.
В офисе было прохладно и свежо, хватало кресел и диванов для ожидания, и кругом была разбросана ярко-пёстрая реклама.
noComments
Выбор был не таким уж и большим: уходить хоть куда-то от дождя все равно пришлось бы, а добежать до остановки Тошка уже явно не успевала. Поразмыслив немного, девушка решила, что сигарета в хорошей компании еще никому не вредила, наспех побросала вещи в сумку и побежала в сторону ДК, где ее должен был ждать Квабена. (Вита, в отличие от подавляющего большинства "набережников", всегда называла его этим именем. Ей почему-то казалось, что изменить имя человеку просто невозможно, особенно без его согласия и для простоты произношения.)
Орна
Саломе от взгляда ничуть не смутилась. В конце концов, почему молодая и красивая женщина с таким именем и несчастной личной жизнью должна смущаться от проявленного к ней интереса?! Тем более во сне, который, возможно, снится ей во сне...

- Знаете, я очень рада, - миз Риммер уселась в кресло напротив стойки администратора и тоже смерила деваху взглядом. Не совсем наглым, но, скорее, утонченно-намекающим. - Что могу провести это время с Вами, - сарказм льется из всех щелей. - Вот скажите, это у вас фирменное блюдо - апельсин?

И она ничтоже сумняшеся отпила ликер из горла.
Янтарь
- Ничего себе, - присвистнул Андрей.
Он видел что-то подобное в Мексике - они с ребятами только что свернули лагерь близ Медного Каньона, и Кристина, отличница с истфака МГУ, уломала их не брать обратные билеты сразу, а сначала сделать крюк до национального парка Паленке, где до сих пор продолжались раскопки древнего города Майя. Раскопки не произвели большого впечатления на Андрея, он никогда не увлекался тем, чем являлась по своей сути археология - кропотливым, изматывающим бдением над пластом когда-то культурного слоя с лопатой и кисточками наперевес. Зато живо представил себе, как было бы круто полазить по поросшим зеленью руинам в одиночку, без присмотра, разведать все тайны города, поиграть, как в глубоком детстве, в Индиану Джонса. К сожалению, парк строго охранялся, а портить отношения с мексиканскими властями перед вылетом из страны Андрею не хотелось.
Здесь всё было так же - и в то же время совсем иначе. Природа не пришла на место, оставленное человеком, она вступила с ним в бой, из которого вышла победителем. Андрей никогда не считал себя трусом, но сейчас не мог не признать, что заброшенное, пожранное деревьями и кустарником здание выглядит жутковато. Парень задумался, не стоит ли за этим давешний бесплотный голос.
Но, разумеется, любопытство, инстинкты исследователя и оставшаяся с детства любовь к заброшенным стройкам быстро победили в нем появившуюся было нерешительность. Переступом, чтобы не поскользнуться на влажной грязной тропинке, он начал спускаться к искорёженному бетонному остову.
Катарина
Не успела Кристин сделать и сотни шагов, как витрина со стоном ухнула, погребая под собой ее любимый инструмент. Горестный стон, сорвавшийся с губ басистки, казалось, шел из самой глубины сердца. На глазах Крис навернулись слезы, но заоравший с новой силой ребенок вынудил отложить церемонию прощания. "Убью, тварь! Вытащу оттуда - и убью!"
Бешеный Огонь влетела в полуразвалившийся дом, весь почерневший от копоти и сажи. Плач доносился откуда-то сверху. Девушка бросилась по лестнице, перепрыгивая через две ступени и на площадке второго этажа увидела источник звука.
- Тихо, парень, успокойся! Все о'кей, видишь? Ну ты чего, как сопляк, ты же взрослый парень, ну! - увещевала Кристин крупного пухлого мальчишку, сидевшего на заваленной всяким хламом площадке. Она остановилась перед проломом в несколько ступеней, откуда зияла весила неуютная дыра с торчащими из остатков косоуров фрагментами арматуры. Басистка отступила назад и, разбежавшись, сиганула через пролом, ухватившись для подстраховки за перила. Мальчишка зашелся визгом, переходящим в ультразвук и Огонь невольно поморщилась.
- Эй, да уймись ты! Я здесь, сейчас пойдем, сдам тебя матери. Ну, что ты, в самом деле, - бормотала она, присев перед ребенком на корточки и критически оглядывая его. Даа, прыгать такой явно далеко не сможет. - Ну, давай, вставай. Живее!
Подняв мальчишку на ноги, басистка оглядела лестничный марш и раздраженно вздохнула. Но тут ее осенило:
- Слыш, пацан, а ты на перилах когда-нибудь катался? Это весело, я тебе клянусь! - Кристин одним махом запрыгнула на перила и съехала вниз, легко соскочив на нижней площадке. Снова взяв разбег и перескочив пролом, она, дыша чуть более учащенно, кивнула мальчишке:
- Вот видишь, ничего страшного. Ну, теперь ты попробуй!
Clopik
Алина Громова

Так, погружённая в собственные думы, Алина побрела по "зебре", не особо заморачиваясь на дорожном движении. Серая взвесь - влажность ли или слёзы? - озарялась красными бликами мигающего светофора, словно и он пытался остановить девушку. Ропот толпы, шум проезжей части, автомобильные гудки - всё это смешалось, сконцентрировалось и, наконец, обрушилось на Громову с визгом тормозов и последовавшим следом хлопком.
Последующее девушка наблюдала, будто в замедленной съёмке. Тело её перевернулось и опустилось на асфальт, потом какой-то обеспокоенный мужик появился в поле зрения, размахивая руками. Прохожие начали останавливаться. Всё замирало. В общей гробовой тишине слышно было разве что сирену где-то далеко, но и это, скорее всего, было отголоском собственного кровообращения. В наступающей тьме, во вспышках светофора Алина увидела приближающуюся светловолосую девочку, одетую в джинсы и светлую майку. Девочка долго всматривалась своими удивительно внимательными синими глазами, а потом прикрыла лицо улыбающейся маской. И после этого пошёл чёрный снег.

***

Когда девушка пришла в себя, то стало ясно, что опускающийся чёрный снег - это на самом деле ночная темнота. Светофор так же мигал, и теперь, в окружающей тишине, можно было услышать его вкрадчивое тикание. Вообще-то, это было не правильно, ведь ночью светофоры должны мигать жёлтым, но этому было явно не до правил. Рёбра и бедро ныли после долгого неподвижного положения.
Когда Алина смогла подняться на ноги, то не увидела и не услышала вокруг ни души. Впрочем, в такой темноте вообще мало что можно было увидеть. Ни уличных фонарей, ни света звёзд или луны, ни окон квартир - только мигающие здесь и там светофоры. Уставший взгляд, привыкнув, всё-таки смог обнаружить дорогу и стены домов, мёртвые проёмы арок, далёкие огни витрин. Рядом лежала сумочка и туфелька. А ещё, какой-то знакомый запах витал кругом. Кажется, ржавчина или запёкшаяся кровь.
//НРПГ:



-------

Виталина

К тому времени, когда Тошка добежала до веранды ДК, уже поднялся пронзительный ветер. Пальцы морозило, сигарета истлевала сама собой, а по улице нестрогим маршем понеслись пакеты, коробки, зонтик и кем-то небрежно оставленная игрушечная коляска. Казалось, тяжёлое небо придавило город, образовав естественный поток наполненного песком воздуха. Квабена улыбался во весь свой белозубый рот:
- Сейчас начнётся самое интересное!
Шквал завывал, мешая говорить и слушать, но кажется, парень предложил Виталине "покурить чего получше". Чёрное небо осветилось вспышкой молнии, а неподалёку пролетел оторванный в какой-то кафешке тент.


-------

Саломе

На фразу миз Риммер о радости общения девушка ответила сальной улыбкой и сообщила, что здесь всегда рады любым радостям клиента. А ещё, что сама она здесь всего-лишь помощница управляющего, и что с удовольствием проведёт сколько угодно времени и после возвращения мистера Андреаса, где-нибудь в другом месте. Если того, конечно, пожелает постоялица. Вопрос же об апельсине привёл девушку в замешательство.
- В смысле? - наконец удивлённо поднялись металлические шарики, обозначающие брови, - Вы имеете ввиду ликёр? Где-то должен быть персиковый, могу поискать...


-------

Андрей

При ближайшем рассмотрении картина не стала менее пугающей. Брошеные в спешке вагончики хранили следы кипевшей здесь недавно жизни, то и дело попадался отсавленный инструмент, в некоторых местах горело освещение. Мокрая глина была истоптана следами сапог и взрыта свежими побегами. Растения были непривычными, словно сошли с картинок книжки про Маугли.

Само здание выглядело бы привычно, буде оно оставлено давным-давно. Пыль и грязь, разломанные плиты, тянущиеся к небу кости арматуры, торчащие ото всюду корни и дикий кустарик, растущий прямо в коридорах - всё это скорее напоминало древние заброшенные храмы, нежели современную стройку. Всё шевелилось, шелестело, шуршало на ветру, спокойно раскачивая ветвями и листьями.
Рано или поздно, на одном из верхних этажей, Андрей услышал более чёткий звук, отличный от "фона". Прямо за стеной от него что-то отчётливо шаркало по полу, и следом послышался то ли сдавленный стон, то ли рык.


-------

Кристин

Когда девушка начала суетиться вокруг ребёнка, тот заметно успокоился и заинтересовался всем, что она говорит. Когда же Маклейн продемонстрировала чудеса акробатики и катания на перилах, пацан и вовсе пришёл в восторг. Вначале он округлил глаза, потом захлопал в ладоши и заулыбался, словно и забыл, что происходит кругом. Он ничего не сказал, но на уговоры поддался и начал примеряться к перилам. Едва ли это было очень для него привычно, да и страшно наверняка, но он очень старался. В результате, после многих раздумий и пыхтений, остановок и опасного балансирования над пропастью, мальчишка таки добрался до нижнего этажа, сбежал по оставшимся целым ступеням, обернулся и раздавил идиотски-счастливую лыбу.


НРПГ для всех: В случае микроскопических отыгрышей не забываем о нашем блокноте.
Орна
Саломе помахала свободной рукой и сделала еще глоток.

- Я уже отпила, можете не утруждаться. У меня, так сказать, -научный- интерес... Апельсин... понимаете, я недавно заснула на пляже, размышляя о том, почему солнце не апельсин, а проснулась в луже апельсинового сока, а выше по течению эта лужа - вовсе не лужа, а целая речка... или ручей... Ну, неважно. И мои окна теперь выходят на него... нее... Я понятно выражаюсь?

- Кстати, - она вдруг резко сменила тему разговора: - А где бы Вы хотели провести время после возвращения мистера... как Вы сказали?.. Андреаса?..

Сальную улыбку она проигнорировала - даже во сне не хочется думать и говорить откровенные гадости.
NorthWolf
Сложно сказать, что из увиденного испугало девочку больше - был ли это неуловимо отвратительный мужчина или виновата жуткая пародия на человека перед ним, - но Алина сначала на несколько долгих мгновений впала в ступор, а потом, чуть придя в себя, мотнула головой из стороны в сторону и, подняв предательски подрагивающими руками пистолет, попятилась. Отойдя от двери она, напоследок быстро обернувшись, бросилась бежать туда, где, вроде как, была ближайшая лестница.
- Ты куда, ссыкуха? - бросил вслед мужик, но голос его утонул в отголоске шагов и изгибе коридоров. И только новый, полный отчаяния, крик куклы слышался вдогонку удирающей спортсменке.
Ничто и никто не помешал дальнейшему спешному отступлению Некрасовой. Той же осталась лестница, так же неизменны были коридоры, та же сырость сопровождала всюду.
Только добежав до лестницы и спустившись на первый этаж, девочка позволила себе остановиться. Она прислонилась к холодной стене и прикрыла глаза. В ушах всё ещё стоял хлыстом ударивший в спину вопль отчаяния, изданный этой пугающей куклой. Хотелось плакать, но Алина строгим внутренним голосом напомнила себе, что слезы ей не помогут и надо искать выход из этого непонятного места, а не сопли разводить. Отлепившись от стенки и подавив зародившее где-то в глубине желание вернуться и попытаться помочь, она собралась с силами и вышла на улицу, где, поёжившись от холода и сырости, осмотрелась. Туман был настолько густой, что даже здания на противоположной стороне улицы оставили от себя только смутные силуэты, не говоря уже о чём-то более далёком.
Ещё раз вздрогнув, Некрасова двинулась в сторону калитки (только сейчас вспомнив о пистолете в руках и спрятав его) и практически врезалась в появившуюся из белой пелены скамейку со всё теми же попугаем и собачкой. На этот раз Алина не колебалась, и, бросив быстрый взгляд за спину, спрятала игрушки в свой импровизированный вещмешок. Отчего-то почувствовав себя несколько спокойнее, она вышла на улицу и пошла вдоль неё. Где-то там была замеченная с крыши церковь... кажется.
Орна
Девушка прослушала историю про сон, покивав головой, после чего впала в лёгкое раздумие. На вопрос постоялицы она расшевелилась:
- О, мы могли бы вместе поискать какой-угодно-только-не-апельсиновый ликёр у меня в бунгало. Это совсем не далеко. К тому же, у меня есть ракетки для тенниса.
Панкуха улыбнулась, продолжая исследовать взглядом тело миз Риммер.
Саломе невольно опустила взгляд:
- У меня что-то не так с платьем? - озабоченно поинтересовалась она. - А почему у Вас в бунгало? Почему не в... например, холодильнике?
- Проводить время в холодильнике? Ну, знаете, я не настолько экстремалка, - девушка засмеялась, проводя пальцами по стойке. - А если вы про ликёр, то за это отвечаю не я. Однако, если вы видите апельсин даже во снах, то может быть, вам чего-то не хватает? - она немного смутилась и для убедительности помахала рукой, подбирая нужные слова. - Ну, знаете, когда в организме не хватает витаминов или ещё чего, люди видят во сне сладкое или там... мясо... - брюнетка окончательно стушевалась и потому молча продолжила возюкать костяшками пальцев по деревянной поверхности.
Саломе слегка приподняла одну бровь. Логика собеседницы ей была неблизка, непонятна и заставляла зябко поводить плечами, будто ожидая нежеланных объятий. Появилось желание встать и уйти. Миз Риммер отхлебнула еще немного ликера. В голове появилась тяжесть, и перед глазами заплясали звездочки. Не дав себе опомниться, она выпила еще...
- Я тоже... не экстремалка, - запинаясь, поведала Саломе, - но сегодня я спала на пляже. Под палящим солнцем. Думаете, я повредилась в уме?.. Кстати, почему Вы считаете, что я видела апельсин во сне?

(+Clopik)
Clopik
Алина

Если не считать теперь густой дымки, на улицах ничего не изменилось. Пустынно и сыро было в городе, и эхо шагов теперь приглушалось вязким туманом. Пару раз, впрочем, девочка слышала какое-то шевеление на дороге, но, прислушиваясь и вглядываясь по мере возможности, так и не нашла подтверждения материального существования источника звуков. Возможно, это было лишь шуткой разума, который не привык ещё к окружающей тишине, и по мере возможности старается сам себя развлекать.

Спустя какое-то время, Алина наконец увидела то, что сильно выделялось на фоне мирного пейзажа. И наверняка это было не то, что она действительно хотела бы увидеть. Небольшой белёсый силуэт, кажется, ползком передвигался по тротуару, оставляя за собой тёмный след и издавая пластиковое постукивание конечностями. А когда существо скрылось за углом, Некрасова смогла подойти поближе и рассмотреть бурую вязкую жидкость на асфальте. Странным созданием на проверку оказалась такая же кукла, как в садике, только без нижней части тела. За ней волочились оставшиеся нити, чертя неровные замысловатые красные линии. Больше поблизости никого видно не было.

-------

Саломе

- Вы ведь сами только что сказали... несколько раз, - последний вопрос удивил девушку так, что она задрала обе брови.
Она собиралась сказать что-то ещё, но тут в здание зашёл управляющий - невысокий пузатый дядька с залысинами и неугасающей доброжелательной улыбкой. Увидев миз Риммер, он принялся квохтать вокруг неё, спрашивая о причинах визита, о жалобах и качестве обслуживания, о погодных условиях и здоровье постоялицы.
Орна
- Не-а, не говорила... - Саломе собралась объяснить, почему она не говорила про апельсин во сне, но отвлеклась на управляющего и от неожиданности отпила еще ликера. - Пойдем... ик... те!..
Она встала и неуверенной походкой направилась в номер, обернувшись с полдороги:
- Я хочу Вам кое-что показать, - это она управляющему. В конце концов, должен же кто-то отвечать за безобразие, которое видно у нее из окна!
noComments
- А ты, старый торчок, все никак не оставишь эту бесполезную хрень? Тебе что, жить не весело? - Вита улыбалась, но ее голос все же звучал осуждающе.
- Сейчас будет веселее, поверь, - Квабена подмигнул в своей гипнотической манере и достал свёрнутый загодя косячок.
- Извини, бро, но я ж спортсменка... ну... ты знаешь, - Тошка усмехнулась уголком рта, прикуривая очередную сигарету.
Парень заулыбался еще шире, пожал плечами с видом "как знаешь", после чего принялся за употребление "бесполезной хрени".
Некоторое время они наблюдали за борьбой цивилизации со стихией. Где-то грохотали окна, где-то затрещало надломленное дерево. Порывы ветра были раздражающими, но Анри пребывал в самом, что ни на есть, восторженном настроении, разглядывая это буйство природы. Не оборачиваясь на Виталину, он старался перекричать гул:
- Знаешь, это как в жизни. Иногда кажется, что все кругом так тяжело и страшно, хочется выпустить все из рук, как тот несчастный зонтик, зарыться с головой в песок и никогда не высовываться, чтобы никто не трогал и даже не видел. А потом все проходит. Буря заканчивается. А ты находишь свой зонтик через три квартала и смеешься над тем, как глупо тогда себя вел...
Речь свою он закончил недоуменным молчанием, потому как ветер так же внезапно и недоуменно стих, будто по велению волшебной палочки. Горе-пророк наконец обратил взгляд на собеседницу:
- Кажется, скоро должен начаться дождь. Добежишь до дома, или проводить? У меня куртка есть. Хотя и здесь можем потусить.
Тошка неопределенно повела плечами:
- Как хочешь. Я девочка большая, дорогу и сама найду, но, если заняться нечем - можно и проводить. Что тут ловить-то? Завтра опять все здесь будем. - А ты сам-то хоть не потеряешься?
После недолгих раздумий Квабена заявил, что заблудиться-то он не заблудится, но хотел бы оказаться как можно ближе к дому, когда начнётся ливень. Потому он весело помахал ручкой на прощание и ретировался восвояси. Виталина проводила его долгим взглядом и достала очередную сигарету. Через несколько мгновений девушка поймала себя на мысли, что смотрит в никуда - серая майка Анри давным давно исчезла из виду, - а в пальцах дотлевал"бычок". Она опять осталась одна. Трудно было понять даже, нравится ей это или нет. В какой-то миг хотелось окликнуть уходившего, позвать, а потом появился страх. Вот что бы она стала делать, если б он вернулся? Говорить ни о чем? Пойти вместе куда-нибудь? Зачем? Тошка передернула плечами, ощущая стылый ветер. Пора было уходить.
Немайн
«Что за чёрт?! Где я?!»- испугано воскликнула, Алина и стала оглядываться. Окружающее вокруг казалось неправильным и тем более не реальным, но боль в боку отбросила идею, что девушка бредит.
«Так главное не паниковать, держи себя в руках»- настраивала мысленно себя девушка,- «Туфля -одна штука, а где вторая? Блин, придется идти босиком». Выкинула туфлю.
Подняв сумочку, первым делом, вынула из неё телефон и попробовала позвонить маме, но сигнала не оказалось.
«Люди!!! Есть кто живой?!»- набрав полные легкие воздуха, что есть силы, закричала Алина, тем самым вызвав острую боль в боку. В ответ на крик была лишь мертвая тишина.
Но то что она жива- это уже радовало девушку, т.к. последнее что она помнила это была машина летящая в неё, а еще какой то мужик и странная голубоглазая девочка с маской, но это было так смутно, что возможно это была всего лишь игра воображения.
Полутьма угнетала и давила словно пресс. Единственное что выделялось и не вписывалось в обстановку была светящаяся витрина примерно в квартале от Алины. Девушке ничего не оставалось, как направиться туда, с надеждой найти кого нибудь живого и главное связь. Чуть прихрамывая, из-за ноющего бедра, она босиком, по асфальту холодящему ступни, отправилась в сторону витрины.
Clopik
Саломе

Мистер Андреас, нисколько не смущаясь, послушно последовал за Саломе, как и подобает любому уважающему себя управляющему. По дороге он развлекал постоялицу болтовнёй о местной флоре, среди которой было довольно много целебных растений.
Вокруг бунгало всё было, как и прежде, за исключением мотающейся туда-сюда темноволосой курчавой девочки, как оказалось - дочки мистера Андреаса со сложным экзотическим именем, даже расслышать которое было затруднительно. Как и внутри бунгало ничего не изменилось - сонная муха так же неспешно кружила под потолком, а за окном так же размеренно текла апельсиновая река Долгого Пути.
Администратор осмотрел помещение и, ничем, видимо, не смущённый, вопросительно воззрился на миз Риммер.


-----

Виталина

Так же в раздумиях Виталина побрела в направлении дома по внезапно затихшим и опустевшим улицам. Даже автомобили прекратили своё движение - ходи хоть по дорогам. В такой же тревожной тишине девушка нырнула в подземный переход, а когда вышла, яркий свет моментально привёл её в чувства.
Теперь на улице было прохладно, а тучи, только что бывшие такими чёрными и тяжёлыми, внезапно куда-то рассосались. Не было, впрочем, и солнца, только белое яркое небо. А главное - кругом был лёд. На фонарных столбах и светофорах, и вдалеке покрывал видимый берег моря; на стенах домов блестел иней, стёкла украшали морозные узоры. Однако холода, как такового, не чувствовалось, либо это было просто шоковой реакцией организма. И места, кажется, были не совсем знакомы.
//НРПГ



-----

Алина Громова

Это был странный город и странное место, отчего-то больше всего похожее на внутренность какой-то коробки или театральные декорации. Не было привычного ощущения высокого неба и широкого пространства, которое обычно бывает на улице, и на которое мы обычно не обращаем внимания, пока не почувствуем обратного в замкнутых помещениях. Однако, улицы были протяжёнными, и здесь и там на перекрёстках можно было заметить такие же, мигающие красным, светофоры.
Путь был не близок, но с приближением своей цели Алина стала замечать и другие светящиеся витрины, и даже редкие горящие окна домов. Улица была чиста и суха, асфальт не слишком холодил и даже не колол пятки, зато вдоль дороги в полутьме то и дело можно было заметить огромные покосившиеся металлические конструкции, похожие на отдыхающие строительные краны. В красном свете светофоров они казались покрытыми запёкшейся кровью.
Манившая издали витрина, оказалось, принадлежала небольшому магазину алкогольной продукции. На чистых стеклянных полочках красовались аккуратно расставленные бутылки с качественной продукцией
Орна
Саломе воззрилась на мистера Андреаса в ответ:

- Вы ничего не находите странным? - с подозрением спросила она. - Пугающим? Непривычным? Неестественным, наконец!

И не выдержав, обвиняюще ткнула в потоки апельсинового сока, бегущие по мостовой:

- Сок. Апельсновый. Рыжий. Это неправильно!


Управляющий, не ослабляя неуверенной улыбки, пробежался взглядом по окнам, потом по комнате, потом по взволнованной Саломе, и, увидев в руке у той бутылку, изобразил искреннее раскаяние. Это его вина, говорил он, сейчас он все лично исправит и наполнит бар должным образом, а также немедленно найдёт пропащего мастера, который должен был починить кондиционер. И даже пообещал угостить постоялицу мороженым за счёт заведения.


О, мороженое! Внутри Саломе все сразу растаяло - произнесено ключевое слово. Однако мистер Андреас ее не понял. Миз Риммер всегда знала: пить ликер вместо обеда - это неправильно. Ее так учили. Да она и сама так считала. Но что поделаешь, если по улицам течет сок? Мир встал с ног на голову. Это нормально, что теперь все не так, как прежде.

- Вы оч-чень любезны, - заверила управляющего Саломе. - Это именно то, что мне нужно. И еще обед. Наверное...

//совместно с Clopik
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.