Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: 13 Мая
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2
Fukuyo
обсуждение игры здесь


…. Позади него светилось темно синее марево портала, эти вихри выхватывали из темноты куски окружающего пейзажа и вращаясь тут же возвращали их обратно во мрак. Он говорил что-то обвинительным тоном, но она от страха не разбирала что именно.
...
Едва смолкли его слова, как портал окутал фигуру облаком, засветился сильнее и … внезапно рассеялся.
Росица, сидела на голой земле там, куда он её бросил и не могла прийти в себя от ужаса пополам с удивлением. Она видела как облако в слабых страшных отблесках превратилось в негустой туман, но фигуру мага в нем не видела. Впрочем вскоре стало настолько темно что она перестала вообще что-либо различать.
В её голове скакали мысли о том что это сон, что это не наяву, но она ощутила боль от ушиба который получила при падении на землю, и еще ей стало очень очень холодно. Стуча зубами от холода она в отчаянии промолвила вслух “нет это не сон”, и на её глазах выступили слезы.
Все то о чем она читала в книгах по магии не могло подготовить её к тому что она только что пережила, и надо признаться она и сама была бы рада считать эти книги сказками , а магию вымыслом.
У неё очень сильно заболела голова, так что она даже забыла про холод, и она заплакала. Это продолжалось несколько секунд, пока холод не стал совсем непереносимым. Тогда она начала ощупывать землю вокруг себя в надежде найти одежду которая выпала у неё из рук сразу после падения.
Земля была твердая и холодная, это был голый грунт, слегка утрамбованный. Попадались мелкие камушки.... Все приходилось делать на ощупь так тьма была все такая же непроглядная. На небе не звездочки ни луны, наверное все заволакивали тучи.
Одежду она нашла быстро, но возилась с ней долго. За это время она успела привыкнуть к темноте. И те места которые раньше были лесом, небом и кустами стали теперь для неё кусками немного более темной темноты. А грунтовая дорога – куском немного более светлой темноты. Вот и все что можно было разглядеть.
Росица помнила, что справа от неё были какие-то вещи, которые Маг назвал “припасами” и все так же на ощупь попыталась их найти. Это оказалось непросто. Она совершенно потеряла ориентацию в пространстве и не представляла куда двигаться. Вещи были недалеко, в паре метров, но с тем же успехом они могли лежать и за тысячу километров от неё.
Тогда она начала действовать рационально решив ходить по спирали расширяющимися кругами...
Ей повезло – почти сразу она споткнулась о рюкзак. На ощупь это был стандартный туристический рюкзак. Рядом с которым были две большие металлические коробки. Ощупав рюкзак она обнаружила фонарик и это сразу решило все проблемы.
Она была прямо на грунтовой дороге, опушка леса, рядом были кусты с опавшими листьями, вокруг голая земля: - “ноябрь? “ - подумала Росицы - “только что был май...”. Росица водила по сторонам фонариком, но если в темноте что-то и было кроме кустов, дороги и земли, то было это слишком далеко, для того чтобы слабый фонарь это мог осветить. Тогда она постаралась прислушаться. И услышала нечто странное – полную тишину. Такую она слышала только забираясь вглубь какого-нибудь острова, в самую безветренную погоду.
Ей стало страшно. Она вдруг почему-то подумала, что она одна одинешенька на всей планете, и к ней подступил первобытный страх темноты.
Только огромным усилием воли ей удалось взять себя в руки и продолжить осмотры.
Она обнаружила что Маг оставил ей теплый спальный мешок, но не палатку. В коробках была еда. Её было много. Брикеты в непромокаемой упаковке, внутри какая-то крупа - на вкус довольно приятная. Росица видела надписи на упаковке и снаряжении, но не могла определить не то что язык, но даже алфавит которым они были сделаны. Больше всего он походил на иероглифы индейцев Майя.
Вдруг навалилась такая усталость что перед ней отступил даже страх, это ощущение было весьма странным, Росица стала сонная, и послав все ко всем чертям забралась в спальный мешок. В нем оказалось гораздо теплее чем она предполагала, так что вскоре она задремала

в голове у неё мелькнула лишь одна мысль :
- куда-же делся ветер?
Катарина
Голова раскалывалась просто немилосердно, что-то больно давило прямо на ребра, лежать было жестко, чертовски неудобно и, черт возьми, холодно. Крис попыталась открыть глаза, но попытка не увенчалась успехом - от скользнувшего под веки сероватого света голова разболелась еще сильнее. Маклейн поерзала, но боль в боку вынудила ее все-таки подняться. Осторожно пошарив рукой она обнаружила небольшой камень, который и упирался в ребра. С остервенением отпихнув его, Крис только собралась было снова прилечь, но замерла... Пришло понимание - она явно не в постели. Ни в своей, ни в гостиничной... Какого хрена! Огневолосая продрала глаза и, щурясь, огляделась. Ее рюкзак валялся рядом, на пыльной утрамбованной земле, чуть поотдаль высились какие-то коробки. Кристин подтянула к себе рюкзак ,выудила оттуда баночку аспирина и привычным жестом закинула в рот таблетку. Воды рядом не оказалось, поэтому она, морщась от горечи, быстро разжевала пилюлю. Так, с одним разобрались. "Убью Дилана, мать его... Откуда он только такую дурь припер?!"
События прошедшего вечера никак не хотели складываться в единую картину. Во всяком случае, Крис никак не могла связать воедино вчерашнюю попойку в гримерной клуба после концерта, покуривание какой-то новой забористой травы, которую припер Дилан-гитарюга и ее пребывание наутро в какой-то заднице. Во всяком случае, так ее еще ни разу не вставляло. Правда, припомнился какой-то длинный хрен прямо на пороге лифта, который что-то бухтел, но Огонь от него просто отмахнулась. А потом... Потом Крис ни черта не помнит. Только голова раскалывается и док саднит. Она распахнула плотную косуху, задрала футболку и присвистнула, увидев на коже громадный лиловый синяк. Не надо быть великим мыслителем, чтобы понять - как свалилась на эту каменюку, так и вырубилась.
- Эй, Дилан, скотина ты эдакая, ты где? Мэтт!! Выходите, мерзавцы!
В ответ - гнетущая, давящая тишина. Что-о в ней пугающее...
noComments
Тем вечером все было просто замечательно: май радовал белой пеной цветущих яблонь, яркими искрами тюльпанов и гудением пчел. Тошка любила май, может быть, даже очень. В эти дни она чувствовала себя свободной, словно птица, жизнь наполнялась смыслом, солнечным светом и ароматом цветов. Вдоволь побродив по городу, девушка уселась на лавочку на набережной Орлика и смотрела, как угасают последние солнечные лучи, отражаясь янтарными каплями на куполах собора Архангела Михаила. Мир был гармоничным, прекрасным и манящим, хотелось жить, петь и смеяться, все были довольны и счастливы. Все, кроме Тhree Days Grace.
You're sick of feeling numb,
You're not the only one.
I'll take you by the hand,
And I'll show you a world that you can understаnd.
Виталина сняла наушники и сунула их в карман. Впереди ее ждали камеры хранения на вокзале, где она оставила свою сумку, и бюджетный номер в гостинице «Салют». Девушка достала зажигалку и прикурила, чуть прикрыв глаза. Что-то испортилось, где-то в ее душе поселилось нечто, тревожно пищащее и скребущее, и нужно было его задавить, пока оно не выбралось на свет.
Через минут сорок она уже стояла перед длинным красным зданием вокзала с сумкой в руке, с камерами хранения было покончено, оставалась гостиница. Где-то далеко послышался гудок приближающегося поезда.
«Нужно купить машину», - подумала Тошка, - «да-да, обязательно, и она будет ездить с тобой в поезде, чтоб тебе скучно не было». Лиловые сумерки уже почти превратились в весенний вечер. Путешественница повернулась, направляясь к остановке, и успела сделать несколько шагов, как вдруг ее толкнул плечом какой-то человек. Виталина обернулась и увидела, что прямо перед ней стоит высокий мужчина:
- Ну, вот и увиделись, - произнес он с усмешкой.
- Вы меня с кем-то спутали, я Вас не знаю, - Тошка собиралась пойти своей дорогой, но незнакомец удержал ее за руку.
- Скоро узнаешь, - мужчина толкнул девушку, она пошатнулась и упала, но, вопреки всем ожиданиям, не ударилась об асфальт, а продолжала лететь вниз, словно Алиса в кроличьей норе. Ощущение падения продолжалось больше минуты, и Тошка в какой-то степени успела привыкнуть к нему. Ей не было страшно, возможно, потому, что она просто не успела испугаться. Встреча с землей была не из приятных: девушка упала прямо на что-то твердое, а сумка упала сверху. Открыв глаза, Виталина поняла, что в этом действии было не так уж и много смысла – ее окружала непроницаемая темнота:
- Эй! Кто здесь? – этим словам не ответило даже эхо, было глухо и пусто. Совсем.
Тошка встала и вгляделась в темноту, теперь ей стало по-настоящему жутко: она решила, что незнакомец толкнул ее под проходящий поезд , и она, соответственно, находится в загробном мире, который отнюдь не похож на райские кущи. Темнота над головой была чуть светлее темноты под ногами, из чего следовало, что вверху – небо, а внизу, соответственно, - земля. Мысль о таком понятном устройстве царства Аида почему-то не принесла облегчения, захотелось курить. Вита похлопала себя по карманам, вытащила пачку и полезла в сумку за зажигалкой, но и там ее тоже не было. «Черт! Черт! Черт! Твою-то мать!» Девушка села на землю и обхватила голову руками – нужно было успокоиться и сосредоточиться, в конце концов, хуже, чем есть, уже не будет. Тошка просидела так несколько минут, потом встала и осмотрелась еще раз. Ей удалось обнаружить составленные коробки, на которые был наброшен спальник.
«Вот и ответ: КПЗ для тех, кто плохо себя вел,» - девушка забралась в мешок, вставила в уши наушники. Ужасно хотелось курить.
Pain, without love
Pain, I can't get enough
Pain, I like it rough
'Cause I'd rather feel pain than nothing at all
ZakonnikMN
День был жаркий. Душный. На город медленно надвигались массивные тучи. Горичие ветер жалил лица прохожих. Становилось трудно дышать. Май выдался аномально жарким.
Люди на улицах выглядили потерянными, глаза ничего не выражали. Создавалось впечатление, что ты в сонном царстве.

По тротуару вальяжной походкой шел молодой человек бомжеватого вида. Одет он был в старую грязную водолазку красного цвета, джинсовую куртку, спортивные штаны с многочисленными заплатами и осенние ботинки на босу ногу. За плечами у него был заполненный чем-то тряпичный вещевой мешок. Лицо этого субъекта украшала лохматая грязная борода, к которой прилипли уже засохшие кусочки еды и грязи. Запах этого субъекта оставлл желать лучшего. Звали его Вовка Носов. Проверив все ближайшие урны на наличие чего-нибудь съестного, он плюхнулся на ближайшую скамейку и начал копаться в своем мешке.


Постепенно тучи заполонили все небо. Потемнело. Люди, предчувствуя грозу, поспешили домой.

Носов тоже почувствовал грозу и, недовольно ворча, стал собирать свои пожитки обратно в мешок. Затем встал, сорвал с антенны ближайшей машины георгиевскую ленточку и направился в поисках укрытия.

Начался дождь. Начался внезапно, мгновенно наполнив высушенный город водяными потоками. Ливень был настолько сильный, что в двух метрах ничего разглядеть было невозможно. Носов, обозленный, бежал в сторону ближайшего многоэтажного дома и нурнул в первый же подъезд.

В подъезде было темно и тихо. Даже слишком темно и тихо. Сначала Носов не придал этому значения и начал выжимать свою мокрую одежду. Но потом решил осмотреться.
Помещение выглядело очень странно. Вместо привычной лестничной клетки здесь был длинный темный коридор. В конце этого коридора светился маленький огонек. Заинтересовавшись, Носов направился к огоньку. Им оказалась свечка стоящая на маленьком круглом столике. За столиком сидел мужчина, показавшийся Носову очень знакомым, но вспомнить его он не мог.

- Я даю тебе шанс искупить тебе все. - начал говорить таинственный незнакомец. Его голос был каким-то металлическим, нечеловеческим. Казалось, что это говорит не он, а кто-то внутри тебя самого.

- Здесь запас воды и продуктов на несколько месяцев. (Незнакомец швырнул Носову огромный туристический рюкзак, под тяжестью которого тот рухнул). Так что от голода не умрешь. Встретимся через пару недель. - сказал незнакомец, затем погасил свечку. Наступила кромешная тьма.

Носов скинул с себя рюкзак и попытался опереться на столик. Но его не оказалось на месте. В этот момент Носов обнаружил, что стоит не на полу того странного коридора, а на сырой холодной земле. Глаза его постепенно привыкли к темноте, и он обнаружил, что стоит посреди какого-то гигантского города. Незнакомец бесследно исчез.
Uceus
Вечер, плавно перешедший в ночь, был ясным и теплым. В небе подобно большой голове сыра висела луна, молочно белая и яркая. По ночным дорогам Витебска проезжали немногочисленные запоздалые автомобили, еще менее многочисленные пешеходы либо прогуливались, наслаждаясь вечерней романтикой, либо торопились оказаться дома, справедливо считая, что ночные улицы полны не только романтики, но и неприятностей разного толка. Инга была из последних.
Ворона в очередной раз кляла себя за то, что позволила Олесю уговорить себя «немного поболтать» после бассейна. Это «немного» вылилось часа в полтора. Конечно, ей было приятно пообщаться с кем-нибудь кроме коллег и крайне немногочисленных друзей, с кем-нибудь, проявляющим к ней интерес, но теперь ей пришлось возвращаться в столь поздний час. Маршрутку в такое время уже не поймать, а тратиться на такси не позволяли средства. Да ведь и не так уж далеко она живет. Хорошо еще погода не подготовила никаких неприятных сюрпризов – вечер был теплым и ясным. Женщина спешно бросила взгляд на часы – была почти полночь, и это заставило ее еще более ускорить шаг, чутко прислушиваясь к окружающим звукам. Показалось ли ей, или она и впрямь услышала чьи-то шаги за своей спиной. Инга едва удержалась, чтобы не перейти на бег. Обернулась. Нет, никого. Ничего, она уже почти дома, осталось лишь завернуть за угол и нырнуть в подъезд. Однако, завернув за угол, Ворона наткнулась на незнакомца.
- П-простите. Я не хотела Вас толкнуть.
Голос женщины дрогнул, то ли от испуга, то ли после быстрой ходьбы.
«О, сегодня вы более любезны, чем в нашу прошлую встречу», - в голосе человека прозвучала ирония, однако над чем он иронизировал, Инга не поняла. Она пыталась разглядеть говорившего, но темнота, чуть разбавленная неверным светом фонаря у подъезда, мешала этому. Единственное, что она смогла разобрать, что он был пожилым, высоким и был одет в дорогое кашемировое пальто. В голове мелькнуло некое смутное ощущение, будто с этим пальто было связано какое-то давнее воспоминание. Но мелькнув, это ощущение исчезло.
- Простите, но я Вас не знаю… или не помню.
Последняя фраза была произнесена с куда меньшей уверенностью. «Ничего, у тебя будет время все вспомнить. И все обдумать», - пальцы незнакомца крепко схватили ее за руку, чуть выше локтя. Толчок, а за ним последовало странное, знакомое лишь по снам, ощущение падения-полета.
Женщина неловко приземлилась на что-то жесткое, не удержалась на ногах и упала, болезненно ударившись «пятой точкой». Она не сразу поняла, что незнакомец находится тут же, подсвеченный каким-то странным свечением, исходящим от большого диска за его спиной. Если бы Инга читала бы фантастику или фэнтези вместо иронических детективов, она бы определила диск как портал. Впрочем, может и не определила бы. А человек у портала что-то говорил. Говорил о том, что оставляет ее здесь, что-то о припасах и своем возвращении. А затем исчез. И Ворона осталась во тьме…
Кайл
— Пришло твое время!

— О! Дядя, а я тебя, кажется, знаю! Вот только не помню, — пробормотал Андарио, оставляя в сторону очередную пустую бутылку. На этот раз — рома. Дешевого. Впрочем, как всегда. Мексиканец посмотрел на эту стеклянную батарею, тяжело вздохнул, а затем воззрился на незнакомца, производившего впечатление чопорного лондонского джентльмена. Дари никогда не видел лондонских джентльменов, зато представлял их себе именно так. — Да ну, не может быть, наверное, у меня эта... как ее... puta белочка. Caramba... Уйди, ты ненастоящий!

Мексиканец повернулся, приобнял рюкзак и неровно засопел, провалившись в сон.

Как ни странно, на этот раз маг не обиделся. Видимо предстоящая месть за первую обиду делала его более благодушным.

— Я как раз настоящий. А вот что ты увидишь, когда проснешься — это еще мы посмотрим. Через недели две я вернусь...

Похожий на лондонского джентльмена человек щелкнул пальцами и, развернувшись, пошел прочь. Вскоре его фигура растворилась в тумане, сгустившемся над мексиканским пьяницей.


Когда Андарио проснулся, туман еще висел, и вокруг ничего не было видно уже на расстоянии вытянутой руки. Надо же было опять так надраться, подумал Андарио, шаря вокруг себя. Рюкзак был с ним, гитара, по видимому, тоже была где-то рядом, но искать ее сейчас совершенно не хотелось. Голова раскалывалась, словно кто-то крошил ее тупым, очень тупым топором. Пошарив еще немного, мексиканец нашел что-то, оказавшееся спальным мешком. Мешок сработал как выключатель - Андарио уснул прежде, чем догадался влезть внутрь.
Катарина
Кристин была убеждена: все происходящее - глупая шуточка. Наверняка где-то спрятана скрытая камера и вся компашка тупо хихикает в предвкушении ее паники. Хрен вам! Крис сжала кулаки на вытянутых перед собой руках и подняла средние пальцы, медленно и демонстративно повернулась кругом:
- Выкуси, Дилан! Я на твои приколы не ведусь, забыл? Вылезайте из той щели, в которую забились, я вам задницы так надеру - мало не покажется!
Трусливые сукины дети... Огонь демонстративно сплюнула под ноги. Ладно, хотите поиграть? Без проблем. Чем дольше она будет вестись на их игру - тем круче она на них отыграется потом, когда все закончится. Молитесь, парни, чтобы ребра остались целы!
Басистка наконец удосужилась обратить внимание на ящики и свертки. Спальник? какого черта? Запас жратвы, консервы, все на неизвестном языке. По-русски, что ли? Крис распотрошила один из пакетов, попробовала на зуб, но с похмелья желудок категорически отказывался приниматься за работу и при малейшем намеке на еду судорожно сжался. Отшвырнув вскрытую коробку обратно в ящик, Маклейн оглядела территорию.
Местность вокруг была похожа на какую-то промзону. Таких много в Далласе, да и в Техасе не трудно увидеть. черт, да в какой только дыре нет такого захолустья, спрашивается... Все бы ничего, но проклятущая странная тишина действовала на нервы.
- Окей, ребята, думаете, я буду тут торчать и ждать, пока вы оторвете задницы и припретесь поржать? Обломитесь, я вас, черти, сама найду!
Правда, куда именно идти, Крис понятия не имела. Ну сколько тут может быть миль до ближайшей забегаловки с телефоном? Максимум пять? Или больше? Спальный мешок и припасы наводили на неприятные размышления. Окееей, затаримся, не вопрос... Рыжая бестия запихнула свой маленький рюкзак в невесть откуда взявшийся походный, приторочила к нему скатанный спальник и, впихнув в оставшееся место несколько коробок с какой-то сушеной фигней с парой бутылок воды направилась в сторону слабо видневшегося в утреннем тумане очертания города.
bluffer
Головные боли перекрывались приступами тошноты и слабостью во всем теле. Лили заставила себя разлепить веки, но ничего не изменилось: кромешная тьма и неестественная, давящая тишина продолжали вязкой трясиной обволакивать девушку.
Она попыталась сесть, тут же вскрикнув от резкой боли, пронзившей правую коленку. Пошарив под ней рукой, Лили со злостью отшвырнула острый булыжник. Несколько грохотаний от удаляющихся подскакиваний сменились одиноким хлюпающим всплеском и снова тишина воцарилась вокруг брошенной невесты.
- Да где же это я? – затравленно озираясь вокруг и поднявшись на четвереньки, Фокси слепо шарила руками по земле.
Неровная холодная каменистая поверхность и ощущение тянувшей в спину сырости – вот и все, что она смогла почувствовать.
Лили напрягла память и перед глазами возникла противная ухмылка незнакомца в душной часовне, пронизанной столбами света сквозь яркие витражи.
«- Вам помочь, милая леди?» - ничего себе помог!
Рука неожиданно наткнулась на что-то мягкое и приятное. Чуть посильнее надавив, Лили вскрикнула от укола – шипы! Свадебный букет…
- Папа? Дэйл? Джули? Хоть кто-нибудь… - Лили не знала, что пугало больше: ее одинокий оглушающий шепот или все та же тишина в ответ. Она замолкла, не решаясь снова нарушить безмолвие, как будто это могло разбудить кого-то. Монстра, который где-то здесь притаился и ждет…

Девушка села, боясь сдвинуться с места. Неудобное платье давило корсетом, мешало несколькими подъюбниками и не давало вздохнуть полной грудью; одной туфли не было, вторая неприятно сдавливала отекшую ступню; фата еще держалась на залитых лаком локонах несколькими чудом уцелевшими шпильками. Жуткий, первобытный страх сковал поникшее тело и по щекам предательски скатились первые слезы.
Комиссар
Очнувшись, Константин приподнялся и поглядел по сторонам. Только что-либо разглядеть не получилось.
-Ну дела-а-а-а... Вроде бы еще светло было, когда отключился, а теперь ни зги не видать... Так, а почему я потерял сознание? Ну-ка, Костя, вспоминай. Охотничья избушка, вечерок... Старик! Где-то я его уже видел. Что-же он сказал... Что обижен на меня...
Тут Миронов случайно положил руку на винтовку и заметил, что прицел разбит.
-Вот же фулюган! Ну я ему, окаянному, еще раз при встрече очки побью! Что еще у меня могло пропасть?
С этими словами охотник снял рюкзак, открыл и наощупь проверил содержимое.
-Та-а-а-ак, сало, хлебушек... вроде все тут.
Затем он проверил наличие фляги и компаса в куртке, после чего открыл патронный подсумок.
-Эка невидаль! Где-ж патроны?! Вот же бандюган! Еще и пулек меня лишил!
С этими словами он открыл затвор винтовки.
-Ну хоть сдесь все в порядке. Окромя оптики.
Утро вечера мудренее, поэтому охотник решил лечь спать, а с утра осмотреться и решить, что он будет делать. Он достал из рюкзака спальник, устроился поудобнее и, погруженный в размышления о недалеком будущем, быстро уснул.
Fukuyo
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Росица:
Пробуждение было не из приятных. Она видела какой-то длиннющий и очень неприятный сон. Проснулась внезапно от того, что в глаза ей бил солнечный свет и долго не могла понять закончился сон или нет. Все казалось продолжением ночного кошмара : пустынная грунтовая дорога и черные остовы кустов и деревьев вокруг. Ей понадобилось несколько минут чтобы свыкнуться с мыслью о то что все происходящее происходит наяву.
Голова болела как после бессонной ночи перед сдачей годового отчета. Вне спального мешка ей было холодно, утренняя роса покрывавшая все кругом делала этот холод еще невыносимее, поэтому она роясь в оставленных Магом вещах спешила найти хоть что-нибудь чтобы одеться. Ей не повезло там оказался всего лишь легкий дождевой плащ. Тогда она задумала разжечь костер но ни спичек ни зажигалки не обнаружила, хотя вокруг было полно сучьев.
"Странная погода, - подумала Росица оглядываясь, - похоже на ноябрь, но ни ветра ни дождя ни снега."
В нескольких стах метрах к югу от себя она за деревьями заметила высоченную мачту линии электропередачи. "Пожалуй это идеальное место для экспедиции, - думала она, - забраться наверх и осмотреться".
...
Взяв с собой только флягу с водой , несколько "бомжпакетов" (как она окрестила брикеты с пищей), сумочку, и зачем-то фонарик, она двинулась по дороге к мачте ЛЭП.
Добираться пришлось в конце концов через лес, полный сухих канав и колючих кустарников, она подошла к опоре и только тут заметила неладное - с одной стороны половина проводов провисали до земли словно были оборваны со стороны противоположной мачты.... Росица замерла от ужаса "вот так авария, хорошо что земля сухая, быть может я сумею уйти живой, " - думала она, стоя поджав одну ногу. Где-то когда-то она вычитала то что это необходимо сделать в случае обнаружения упавших проводов. Дескать ток может идти только если обе ноги стоят на земле. Но сейчас она оценивала все это скептически, и старательно оглядывалась стремясь уйти тем же путем которым пришла.
Так она пятилась несколько десятков шагов, пока не влезла на совершенно сухое (как она убедилась коснувшись пальцами) поваленное дерево, стоя на нем она прислушалась: Тишина, оглушительная тишина. Ни дуновения ветерка ни крика птицы. Ни.. обычного гудения которое издают такие мачты.
Слух у неё был отменный, и она обязательно услышала бы.
Чем дольше она всматривалась в мачту тем большей ей казалось что здесь что-то не так. Мачта была весьма потрепанная, с облезлой краской и обильно покрытая ржавчиной. Она проследила за оборванным проводом и увидела : провод исчезал под стволом другого поваленного дерева. Которое было с виду упавшим уже много лет, дряхлое и занесенное сором. При этом дерево было намного ниже уровня ЛЭП и это могло означать лишь одно: провод оборвался давно и только потом был придавлен упавшим деревом, а это значит что здесь очень давно нет ремонтников, электричества и ... следовательно никакой опасности. Росица поразмыслив пришла к выводу о том, что это более чем странно, но весьма подходит для её ситуации и робко двинулась к мачте.
...
Напряжения не было, линия была мертва. Росица оказалась выше уровня деревьев и увидела:
К северу от неё простиралось казалось бесконечное море деревьев без листвы. А далеко на юге был виден Город. Огромный, величественный. И совершенно незнакомый. На небе ни облачка ни птицы ни летального аппарата. Ветер над деревьями все же был, но очень очень слабый, не способный даже растрепать волосы.
"Полдня пути , - прикинула Она расстояние до города, - придется идти". Росица вглядывалась в голую степь предшествующую городу, но там не было заметно ни автомобиля, ни электрички, ни человека... ничего движущегося, и кажется даже построек не было.
...
"Где-то там обязательно должны быть люди которые мне все объяснят" - с такой мыслью Росица спустилась вниз и двинулась к городу ориентируясь по солнцу.
...
По дороге она видела пашню и словно вросший в землю проржавевший трактор. Она видела грунтовые дороги на которых замерли автомобили.
Еще она видела небольшую реку полную чистой-чистой воды, а также несколько непонятных строений. Ни одного человека.
Она кричала и звала в надежде что откуда-нибудь выйдут люди, но было пустынно и одиноко.
Через три часа она вошла в пригород. Появились жилые дома. Улицы были заполнены пустыми автомобилями. Но все так же не было ни единого человека. Это было так похоже на один из кошмаров, что некоторое время Росица шла молча погруженная в себя. Потом опомнившись начала звать и кричать. Ответом ей была тишина.
Она попыталась зайти в магазин в надежде найти людей и телефон. И ей удалось войти.
Внутри был пустой прилавок, и полные всякой всячины полки. Полные еды.... которая совершенно испортилась и испортилась очень много лет назад. Все надписи были на каком-то непонятном языке, похожем на тот который был на брикетах с едой. Телефон в помещении тоже был, но вместо стандартного циферблата с 12 кнопками она увидела допотопный диск, к тому же огромный со множеством отверстий, внутри которых были изображены непонятные символы, Россица насчитала их двадцать....
Гудка в трубке не было, как и во втором аппарате который Росица отыскала в соседнем здании. Людей также не было. Все выглядело таким же умершим, покинутым и и заброшенным как и мачта ЛЭП в лесу.
Не смотря на то что все камеры были спущены, а кузов покрыт ржавчиной, Росица попыталась завести один из брошенных автомобилей. Дурацкая попытка, конечно же аккумулятор давно сдох как и все остальное.
Она вернулась в брошенный магазин, взяла оттуда несколько зажигалок и прозрачную бутылку как ей показалось с чем-то очень крепким. Проверила - содержимое загорелось - "вот и костер, и факел ", - подумала она. Поразмыслив она решила двигаться к центру. Город был огромен и если на окраинах пусто то быть может в центре есть где-нибудь люди. С такими мыслями она углубилась в город, отсчитывая пройденные километры.
Чем дольше она шла тем мрачнее становились её мысли. Она опомнилась от первого шока и решила принять вещи такими какими они ей представились:
"Магия существует, - перечисляла Росица, - этот человек - Маг и он перенес меня сюда. Параллельные миры существуют. Не слышала ни об одном таком крупном заброшенном городе нашего мира. Я нахожусь в одном и параллельных миров, одна одинешенька и нет никакой надежды вернуться домой самостоятельно...". Додумав эту мысль до конца, Росица непроизвольно судорожно всхлипнула, - "... это значит я полностью завишу от этого человека - Мага и если он пожелает то я погибну, а если захочет то сможет вернуть меня к людям, следовательно я должна вернуться и покорно ждать", - такова была её заключительная мысль. Но вместо этого она продолжила брести вперед как сомнамбула, не разбирая дороги. Так она брела до заката оглушенная своими мыслями, не разбирая дороги, квартал за кварталом, пока не остановилась посреди большого перекрестка.
Солнце садилось, снова начало холодать. Она постояла прислушиваясь: вот снова - на границе слышимости слышны шаги. Кто-то бредет по пыльной улице. Росица вздрогнула. Вместо того чтобы обрадоваться она почему-то испугалась. Во всем городе она и этот невидимый пешеход. "Это не к добру, - подумала она и решила спрятаться с тем чтобы посмотреть кто идет, - в конце-концов я всегда могу закричать и меня услышат, а пока что лучше оставаться невидимой и неслышимой".
Она юркнула в темноту одного из помещений на противоположном конце улицы, и подошла к окну став так чтобы видеть весь перекресток, а самой оставаться незаметной. Она стояла боком и захотела вжаться еще глубже вовнутрь, но споткнувшись упала ничком на какие-то доски и задела руками нечто похожее на шкаф.. это сооружение накренилось, еще накренилось.... Росица покрылась потом, прижимаясь к стене, и рухнуло прямо на пол с диким грохотом подняв целое облако пыли...
Катарина
совместно с Fukuyo

Крис прошагала почти весь день, но сомнения в том, что это идиотская шутка начали одолевать ее уже давно. Парни, конечно, придурки и совсем без башки временами, но они ни за что не бросили бы ее одну так далеко от людей. Просто потому, что продюссер их за это вздернул бы за.. в общем, было бы больно. Потерять основную звезду шоу и половину ритм-секции, шутка ли. Тогда какого черта? Где она и, главное, как ее сюда занесло? Кристин медленно трезвела, ужасно хотелось пить, еще больше - сбросить к чертям тяжелый рюкзак. Но по мере того, как она продвигалась дальше, а ни людей, ни машин, ни малейших признаков жизни не наблюдалось, она даже пожалела, что маловато захватила с собой воды. "Без паники... Дыши, расслабься. Двадцатый век, нет таких мест, которые совсем необитаемы. Выкарабкаешься!" Она остановилась только в пригороде, совершенно измученная усталостью и жаждой. Жаждой, в первую очередь. Сбросив на землю рюкзак, она выхватила одну из бутылок и жадно припала к ней. В голове немного прояснилось, сложился план действий. Надо двигать дальше в город. Хотя бы попробовать найти людей или телефон. Или хоть как-то еще дать о себе знать, и выяснит, что это за место, черт возьми!
Огонь решительно закинула рюкзак на плечи и продолжила путь. В город она вошла, когда солнце стало клониться к закату. Одного взгляда хватило, чтобы понять - тут несколько лет не было ни единой живой души, кто присматривал бы за хозяйством. Все было к жутком упадке, покрыто пылью и ржавчиной. И чуткий слух музыканта раздражала нереальная абсолютная тишина. Она выбивала Крис из колеи больше всего. Правда, длилось это ровно до того момента, как неподалеку, вроде как из раскрытого окна дома, рядом с которым проходила Маклейн, что-то грохнулось с диким треском. Кристин даже подпрыгнула от неожиданности и замерла на месте, опасаясь сделать хоть еще шаг.
Клубы пыли дошли почти до середины улицы, в глубине помещения что-то продолжало ворочаться, послышался кашель и кажется проклятия.
-ЭЭЙ! Кто здесь?! А ну выходи, я тебя не боюсь! - Кристин всегда старалась начать с гонором, в надежде, что противник стушуется. Часто так и выходило.
"Зато я тебя боюсь," - подумала Росица молча двигаясь в соседнее помещение подальше от окна и поближе ко входу из-за всех сил стараясь не шуметь и не кашлять, впрочем скрыть свое присутсвие уже не казалось возможным, поэтому она думала об альтернативных путях к отступлению ища лестницу или черный ход... И в то же самое время её одолевало любопытство, она не успела как следует рассмотреть путешественницу и намеревалась сделать это из более удобной позиции не в ущерб конечно же возможности своего бегства.
Первая живая душа за весь день! Маклейн не собиралась оставлять эту встречу на потом и откладывать то, ради чего перлась сюда, груженая, как верблюд. Бросив рюкзак на землю посреди улицы, (кого опасаться, украсть-то некому), она сломя голову бросилась в подъезд и понеслась по лестнице наверх, перепрыгивая через две ступеньки.
Росицу накрыла волна ужаса, она тоже бежала вверх по лестнице на два пролета впереди и сердце колотилось так что готово было вырваться из груди. "Боже, боже..., кажется я рассердила кого-то из местных," - думала она, и не щадя каблуков бежала изо всех сил.
Любопытство всегда было одним из основных черт Крис. Любопытство и раздражение, если его не получалось моментально удовлетворить. Поэтому исчезающих за поворотом темный силуэт только раззадорил ее и, стиснув зубы, басистка поддала жару.
-А ну стой, говорю! Да не трону я тебя, остановись уже!
Слыша властные окрики, Росица попыталась бежать еще быстрее, но споткнулась и разбила колено, пока поднималась, преследовательница приблизилась на половину пролета, и Росица бросилась в черный полный темноты дверной проем справа, это был короткий и узкий изогнутый коридор ведущий на площадку с выходом на балкон, она подбежала к самому краю ища пожарную лестницу или что-нибудь что помогло бы ей избежать встречи с преследовательницей, но это оказался тупик. Тяжело дыша она стояла в отблесках заходящего солнца и готовилась встретить бежавшую за ней.
Маклейн вылетела на площадку и, не слыша топота по верхнему пролету, огляделась. Беглянку она увидела почти сразу. Переведя дух, Огонь медленно направилась к ней, чуть выставив вперед раскрытые ладони:
- Я без оружия, не волнуйся. Я не собираюсь тебе причинять вреда, успокойся. (Кажется, как всегда говорят копы в фильмах, когда надо успокоить дерганного террориста?) Просто скажи мне, что это за чертово место и где тут ближайший телефон? А то я, мать вашу, с утра ни одной живой души найти не могу! - сорвалась она на нервный выкрик.
Росица видела перед собой рыжеволосую дивицу которая говорила с ней на Английском и думала о том чтобы сбросить её с балкона если та вздумает напасть. Это было бы просто, но как при этом не полететь туда же самой, оставалось вопросом. С такой мыслью она выкрикнула:
- Стой где стоишь не приближайся!!!!
- Спокойно, спокойно, стою я, расслабься! - Крис наконец оглядела стоявшую перед ней девушку с ног до головы. - Просто ответь на мой вопрос и я свалю отсюда! Мне вообще никакого кайфа тут торчать!
- Т-ты - Американка, - от волнения Росица заикалась, - скажи ты с местными? здесь много людей кроме тебя?? - Росица все никак не могла унять дыхание, при этом она начала вся дрожать от волнения. Слова собеседницы не то чтобы не доходили до Росицы, но от страха она пропускала их мимо ушей. В конце концов она поняла что девушка не местная, но сама решила карты не раскрывать и продолжила расспросы:
- зачем тебе телефон? хочешь своим позвонить? А много вас? Я не нападу на тебя, мне ничего твоего не нужно, не вздумай подходить ко мне ближе, я очень хорошо дерусь, - солгала она...
"Ууу, как все тут запущенно" - с тоской подумала Крис, на всякий случай сжав кулаки. "Не хватало мне еще тут кого покалечить, потом возись с ней. Вот засада..."
- Да, я американка. Кристин. Крис, ясно? И телефон мне нужен, чтобы меня отсюда забрали, черт возьми. Сколько моих? Ну.. со мной - пятеро.. Еще продюссер, но он обычно только по гастролям с нами мотается.. Слушай, я вижу, что тебе не улыбается со мной болтать, так что покажи телефон и автобусную остановку, которая работает еще в этой дыре, и разбежимся мирно, окей? - Огонь улыбнулась, чуть склонив голову набок. Она всегда в таком виде отлично получалась на постерах, эдакий дружелюбный чертик.
Катарина
совместно с Fukuyo

Услышав слова "гастроли" и "продюссер" Росица подумала, что у собеседницы быть может есть профессия и даже карьера и быть может ограбление не входит
в её планы. Но чтобы полностью поверить в добрые намерения, она решилась на небольшую проверку:
- ты спрашиваешь об автобусной остановке, но не говоришь какой маршрут тебе нужен? Тебе 19ый нужен или 70ый?? Скажи каким маршрутом ты добралась сюда??
"Маршрут?! Хрен бы знал..." - Маклейн даже зависла, не зная, что ответить несговорчивой собеседнице. Ну как тут рассказать-то? Еще сочтет психической и потом поди докажи что-нибудь.
- А тут вообще какие есть? Эээ.. Мне, вообще-то, фиолетово, главное выбраться куда-то, где есть связь, люди.. Цивилизация, понимаешь? Ччерт.. ТОлько не сочти меня сумашедшей... Но я не знаю, как попала сюда. Правда. - Крис напряглась, приготовившись схватить девушку, если она решит рвать когти от странноватой американки.
Росица понимала. Но все еще не до конца доверяла. "Она сказала что с ней пятеро, - значит в этом мире есть люди и как минимум пятеро из них - её друзья, думала она, - судя по всему она тоже жертва обстоятельств и не местная.". Оставалась самая малость. Росица полезла в сумочку и достала план-карту прихваченную ею в салоне одного из автомобилей, развернув наугад она показала пальцем в самый крупный топоним и промолвила:
- Мы - вот тут. Здесь. Знаешь это место? - она выжидательно замолчала , прислушиваясь. Если рыжая прочтет название вслух даже шопотом значит она как миниум знает язык этого мира, а это значит, что опасность очень очень высокая...
Крис осторожно шагнула к собеседнице, заглядывая в предложенную карту. Дернула плечом и чуть скривилась:
- Без понятия. А на английском ничего нет? А то, может, название и знакомое, а только я местного языка не знаю. А как называется-то место?
- А ты здесь вместе со своей группой как туристка или у вас в этом городе гастроли? - продолжала осторожные расспросы Росица.
-Ну, гастролей в эту задницу я точно не припоминаю.. - иначе она высказала бы все, что думает об этой поездке, - я даже не знаю, где все мои парни! Ччерт, да скажи уже, что это за дыра! Я не помню, как сюда попала, не знаю, где все, почему никого нет... - Крис потеряла терпение и готова была броситься на дотошную девицу, чтобы выбить из нее хоть какую-то информацию.
Солнце зашло и небо стремительно темнело, в последних отсветах Росица оглядывала рыжеволосую, её одежду, пирсинг и татуировки и думала о том что это скорее все-таки не грабительница, а какая-то рок-звезда. Мелкого пошиба (иначе бы её лицо запомнилось). Она видела как напряглась её собеседница, но приняла это за испуг, а не за гнев, поэтому решила говорить начистоту:
- Ну в целом мы обе неизвестно где. Этот город совсем пуст. Я - не местная и не знаю есть ли здесь еще люди кроме нас. И телефоны тут не работают, ни один. Если найдешь работающий - дай знать.
- А какого черта ты мне тут полчаса мозги полощещь, раз ни черта не знаешь?! - взъелась Огонь, наступая. - То есть, как - совсем пуст?!
Росица вздрогнула , "все же странная девица, надо быть настороже", - подумала она и ответила:
- Да, пуст, совсем заброшен много много лет назад. По крайней мере все кварталы в округе. Если и есть люди то должно быть только в центре.
- Угм.. А ты сюда как попала? Кстати, я Крис... Ну, ты помнишь. - Маклейн решительно протянула девушке руку, массивные перстни на пальцах слегка звякнули друг о друга.
- Росица, - она вяло пожала руку, - как очутилась здесь - не помню. Проснулась вот, и бродила по окрестностям - Росица решила врать, так как меньше всего хотела, чтобы кто-нибудь был в курсе её земных делишек, - Кстати, есть идея! Сейчас уже скоро станет совсем темно. Если мы поднимемся на крышу и посмотрим в сторону города, то мы увидем костры. Здесь вокруг нет электричества, и если кто-нибудь населяет этот город то по ночам обязательно жжет костры, так как бывает довольно холодно. Попробуем взобраться наверх?
Огонь с сомнением покосилась в сторону лестницы. Насколько она помнила, домик-то не маленький. Да и Росица какая-то странная. Кстати, что за имя дурацкое?!
- А ты откуда, а? И имя у тебя, и акцент какие-то... Ты точно не из местных? А то все-таки странно - проснулась она тут просто... - басистка прикусила нижнюю губу и принялась постукивать хромированной штангой в языке по блестящему колечку в губе. Звук, отдававший в голову равномерным ритмом обычно помогал сосредоточиться.
- Я из Братиславы - продолжила врать Росица, это на планете Земля, - и я точно не местная. Не знаю что это за город, какая это страна, даже не слышала ни о чем подобном, может быть ты слышала ? - с надеждой в голосе спросила она Крис, - об огромном покинутом много много лет назад городе??
Кристин хотела было съязвить насчет того, что догадывалась, что Братислава не на Марсе, но вопрос Росицы о брошенных городах отвлек ее. Подумав, покачала головой, не прекращая постукивать по колечку:
- Не.. Меня больше волнуют города большие и шумные. ну, ты понимаешь! - она ехидно подмигнула.
- Не очень, - пробормотала Росица, - лично я хотела бы знать только одно - Земля это или не Земля... очень уж у них здесь все необычное... - Росица подумала о своих пробелах в знаниях и замолчала. А может быть все это в самом деле лишь её догадки и галлюцинации и находится она в каком-нибудь огромном брошенном мегаполисе Китая? Она почти совсем ничего не знала про Китай, кроме того что языков в нем множество и города там огромные.
-Ладно, забей. - Кристин глянула в окно - Раз уж там пилить на крышу - давай заберем мои шмотки, я их внизу оставила. Ночевать, наверное, наверху придется? А то мне с тобой в одном спальнике обниматься не хочется, уж извини.
- Хорошо. Спальник у меня есть свой, но он далеко, придется мне в этот раз переночевать так. Попробую разжечь костер в одном из помещений или на крыше. Давай спустимся за твоими вещами, потом на крышу. У меня фонарик, буду светить. Кстати еще можно сделать факел, возьми зажигалку, у меня их несколько.
...
Крис замедлила шаг, недоуменно хмурясь с спину проводнице:
- Эй.. А ты не увлеклась, а? Мы вроде слегка мимо первого этажа промазали. Куда рванула?
Фигура впереди неё что-то промычала под нос и казалось лишь ускорила движение.
"Да твою же... Что она задумала?!" Кристин резко протянула руку и схватила Росицу за шиворот, с силой тряхнув.
-Эй, я с тобой говорю!
Фонарик моргнул и погас, плащ в руке Крис словно растворился, выскользнуть он не мог. Крис оказалась в полной кромешной темноте.
Тем временем:
Росица спустилась на первый этаж и вышла наружу. Темень была такая же как и в первую ночь, и нигде не было видно никаких костров. Она видела вещи Крис оставленные посреди улицы, но где же сама Крис??
Росица обнаружила что уже некоторое время идет одна, и не слышит шагов своей спутницы. Она вернулась к проему и позвала:
- Крииисс....!!! - ответом было молчание.
От пережитого за день и внезапно возникшего страха ноги её подкосились. Она прислонилась к стене спиной и медленно сползла вниз.
- Вот и погуляли - пробормотала она, уставившись в пыльный асфальт перед собой освещенный фонариком, она начала всхлипывать...
Кристин, уже несколько лет поющая песни про нечистую силу и неизбежный рок, пожалуй, впервые в жизни ощутила на себе мистический ужас. В полнейшей темноте, не слыша ничего, кроме собственного дыхания, она замерла, слушая ускоренный ритм своего сердца. Вцепившись пальцами в перила, она осторожно шагнула назад, ощупывая тщательно каждую ступеньку. Чуть совладав с собой, она развернулась и наугад бросилась наверх, до боли в глазах всматриваясь в темноту.Увидев, наконец, отсветы фонара, она вылетела на улицу, как пробка, сверкая глазами, и, заметив Росицу, подскочила к ней, тяжело дыша.
- Ттвою же мать... ты здесь?! А кто меня вниз вел?! ОО, ччерт, что за чертовщина тут происходит, Росс?!
- Я - здесь. А ты где была? Я не знаю что за чертовщина тут происходит? Неужели ты не слышала как я тебя звала? Здесь любой звук за километр слышно ведь..!
Кристин с недоумением слушала Росицу. Звала?! Она, с ее абсолютным слухом, не слышала, как ее зовут? В другое время Огонь решила бы, что ее просто обманывают, но последние события позволяли думать, что не все так просто. Покачав головой, Маклейн подхватила свой рюкзак и крепко схватила Росицу за предплечье:
- Вставай. Пошли, нам еще на крышу лезть.
- Куда пошли? Как ты сумела там потеряться? Почему ты меня не слышала?? Я боюсь входить в этот дом! Как можно было потеряться ? Здесь происходит какая-то чертовщина. Это не Китай, и это даже не Земля, я была в лесу там ветки без листьев. Нигде нет ни одного животного. Я видела поле - пашня не закончена словно кто-то прервал её на половине. Кому нужно было бы так поступать? Смотри - город даже не разграблен. Я читала о русском городе Чернобыле, его разграбили несмотря на радиацию. А этот во много раз больше и богаче и стоит целехонький. Так не бывает. Даже если кругом яд и радиация то всегда полно мародеров, а здесь - нет. Здесь какая-то чертовщина, что-то... что-то ... потусторонее! - глаза её были полны страха, и была она явно на грани истерики.
- Что за Чернобыль? - Маклейн явно не была в курсе, о чем именно говорит Росица. - Так, успокойся! Немедленно! - присев перед ней на корточки, Крис довольно чувствительно хлопнула ее по щеке. - ты явно знаешь больше, чем мне говоришь! Рассказывай, о чем еще ты думаешь? И хватит юлить, мы тут, судя по всему, все равно одни, а я уж достать тебя расспросами смогу, так что не тяни. Итак, что ты знаешь еще?!
От удара Росица вздрогнула, мгновенно пришла в себя и отскочила на несколько шагов. Она направила фонарик прямо в глаза Крис держа его левой рукой и прошипела:
- не вздумай так поступать со мной, слышишь? Ни-ко-г-да....
После чего резко выключила фонарь и метнулась за угол. В надежде на то что Крис на несколько секунд ослеплена.
-Вот дрянь! - Огонь зажмурилась, выпустив из рук Росицу. Проморгавшись, она обнаружила, что стоит одна на темной улице.
- Ты что, действительно хочешь тусоваться одна?! - крикнула она в темноту. - Окей, дело твое. Если передумаешь, я буду на крыше, как и планировали.
Маклейн подняла упавший рюкзак, и, бормоча под нос "Вот истеричка..." шагнула к дому. Но за пару шагов до двери замерла. Все-таки было чертовски боязно возвращаться туда одной.
Росица шла молча, сняв обувь для того чтобы ступать неслышно, надеясь не напороться ни на что острое. Внутри она бурлила от возмущения, но социальные инстинкты (а может быть банальный страх одиночества) принуждали её задуматься о сотрудничестве. Пустынный мир с исчезающими лестничными пролетами казался ей страшнее хулиганистой Крисс, поэтому она в конце концов остановилась. Задумавшись и прислушалась к тому что происходит вокруг. "Если она полезет наверх одна, то я тоже скорее всего не испугаюсь, - решила она - в конце концов где расположены мои припасы она не знает, а при случае я найду возможность смыться, - так думала Росица, - как долго будет отсутствовать Маг я не знаю, но если склонить Крис на свою сторону Магу можно будет надавать так чтобы принудить его вернуть меня (нас?) обратно силой, а это ведь единственный путь обратно который я знаю...."
Поежившись, не то от вечерней прохлады, не то от бегающих мурашек, Огонь оглянулась в поисках подходящей замены. В конце концов, какая разница, на какой крыше следить за кострами? С другой стороны, может, чертовщина происходит во всех домах этого странного места, и нет смысла бегать от одного к другому. Басистка выдохнула и шагнула в темноту подъезда.
Росица решила вернуться для того чтобы поговорить с Кристин, сначала она включила фонарь потом позвала её, делая себя видимой и слышымой, по всем правилам вежливости.
...
В ту ночь они побывали на крыше здания. Соседнего. В "то самое" войти не хватило духу. С крыши город был абсолютно черен, и всего в нескольких километрах от них был явно различим свет костра. Именно поэтому свой они решили не разводить свой, чтобы не привлекать внимания, и разведать все утром. На первом этаже Росица обнаружила помещение консьержки с кроватью и отсыревшим одеялом. Этого оказалось достаточно чтобы уснуть ....
Anonymous
Водитель подвел черный Ford LTD к дому Джонни и остановился. Попрощавшись, мафиози вышел и осмотрел многострадальную машину: правое крыло было помято, а царапина, содравшая темную шкуру четырехколесного зверя, тянулась до задней двери. Окна местами были усыпаны россыпью трещин и пулевых отверстий. Тяжелый вышел вечер. Городские банды - глупые и неорганизованные дикари - осмелились зайти на территорию Коза Ностра. Сегодня пришлось им напомнить, что так делать не стоит.
Джонни открыл дверь и вошел. Он направился в комнату с коллекцией оружия, чтобы присесть отдохнуть в просторном уютном кресле и расслабиться с сигаретой в губах. Добравшись до желанного кресла, он скинул душную обувь и достал из кармана сигарету и закурил. Множества орудий убийства висело на стенах но он смотрел на то, что применил сегодня. Достав из кобуры пистолет он подумал: "Сегодня я убил 12 человек". Осознание этого не привело к раскаянию. Оно привело к безразличию. За годы подобной "работы" ремесло въедается в твою душу и как вода стачивает камень, смывает рамки общепринятого восприятия.
От размышлений его оторвал звук шагов. Звук, которого не должно быть в этом доме, без ведома хозяина. Вскочив с кресла, Джонни направил пистолет на источник шагов, готовый в любой момент обратить число павших сегодня от его пули в чертову дюжину. Под прицелом оказался старик в мантии, шагающий к стендам со старинным оружием, лицо его казалось смутно знакомым. Образ его был в памяти, но как мафиози не старался, он не мог вырвать его из бессознательного.
Джонни хотел было сказать, чтобы тот убирался пока жив, но старик начал говорить первым: "Сегодня ты пожалеешь о своем недавнем поступке," — голос его был невероятно громок и звучал словно отовсюду, забираясь внутрь черепа и принося боль. Он словно вырезал эти слова внутри головы. Джонни обхватил голову руками, чтобы удержать и задавить боль. "Кольт" вылетел из рук. Маг подошел и взял скипетр, который только недавно вошел в коллекцию, после аукциона, что был пару дней назад. Со скипетром в руках он сказал: "Я заберу себе это, а ты отправишься в одно место, где сможешь хорошенько подумать, стоило ли оно того. Ты поднял цену на него слишком высоко, увидим, сможешь ли ты её осилить".
Неведомая сила схватила Джонни и потянула назад. Его несло куда-то с невероятной скоростью и кидало из стороны в сторону. Безуспешно он пытался схватится руками за что-нибудь. Полет прекратился так же внезапно как и начался. Это была очень жесткая посадка. Джонни бросило на пол, по инерции он покатился по нему, подскакивая. Конечным пунктом оказался твердый край чего-то металлического. Резкая боль, идущая от затылка, заставила картинку перед глазами плыть. Боль пульсировала, в глазах темнело.
"Увидимся через две недели," - эти слова раздались в голове Джонни, перед тем, как он окончательно потерял сознание.
Комиссар
Проснувшись, Константин огляделся вокруг. Теперь он смог увидеть, что находится в лесу и сидит на тропинке. Однако деревья в этом лесу были голые да сучковатые, кустарники тоже листьев не имели, трава если и была, то крайне редко и была жухлой, а там, где ее не было (почти везде) лежала красновато-желтоватая пыль.
Чуть поодаль на тропинке стоял металлический ящик. Миронов, обнаружив что тот не заперт, через некоторое время смог открыть его при помощи ножа и кузькиной матери. Внутри он нашел несколько свертков из непонятного материала, предположительно пластика. Разрезая их, Константин нашел несколько бутылок воды, консервы с непонятной маркировкой, такую же неизвестную крупу, спички, фонарь и записку.
"Увидимся через две недели"-гласила она.
Скатав спальник и уложив его вместе с новоприобретенным имуществом в рюкзак, он еще раз с тоской взглянул на винтовку.
"Вот фулюган... Теперь в райцентр за новой оптикой ехать..."-приговаривал Миронов, сбивая остатки оптики и креплений увесистым камнем. Закончив, он положил в карман к компасу единственную уцелевшую линзу-на память. После чего охотник разрядил винтовку и пустился в размышления:
"Лес не наш. Не такой и всё."-думал он, загоняя обратно патрон в патронник-" Видимо, другая союзная республика. Но как он успел меня так далеко утащить? И вообще, кто он таков? Ох и много же вопросов накопилось. Задам при личной встрече..."
Тут он заметил, что он настолько увлекся размышлениями, что несколько раз разрядил-зарядил винтовку, о чем сигналили пальцы. Механическая работа настолько способствовала размышлениям.
Откушав сала с хлебом, он надел рюкзак и отправился вдоль тропы. Шел он, скрываясь между деревьев и кустарников, держа винтовку наготове, на случай встречи с местным зверьем. Но лес был пуст- ни белок, ни зайцев, не было даже пения птиц, что поразило охотника.
Выйдя к краю леса, он обнаружил в некотором отдалении селение. "Надо бы там разузнать, что тут да как. Спросить, не было ли тут этого старика."-с этими мыслями он закинул винтовку за плечо и двинулся в сторону ближайших домов.
Городок встретил его атмосферой заброшенности. Пустые улицы, ржавые автомашины, покинутые дома... Именно так Константин представлял себе загнивающий капитализм.
Вечерело. Стоило бы покушать да найти ночлег. Миронов подошел к зданию, выделявшемуся размером на фоне других: оно было несколько больше всех остальных. Дверь была приоткрыта. Зайдя внутрь, Константин увидел два зала, заполненных стеллажами и полками. В каждом из них был прилавок и кассовый аппарат (так он определил этот непонятный механизм). Пройдя мимо рядов в одном из залов, он убедился, что это когда-то было магазином. Однако теперь тут не было ничего, чем поживиться- упаковки давно сгнили, продукты испортились. Ну разве что полки могли пойти на растопку костра. Другой зал был чем-то вроде хозяйственного отдела- посуда и прочие непонятные, очевидно несъедобные вещи натолкнули на эту мысль. Опять же, поживиться было почти нечем. За прилавком он увидел дверь в подсобное помещение. Окон там не было, за исключением пары форточек с выбитыми стеклами. Там он и решил остаться. Натаскал сюда полок, разжег из них костер и разогрел в нем банку тушенки. Своей, так как эту непонятную он решил оставить на потом. Не пойми из чего она сделана...
Пообедав, он прикрыл дверь, поставив на косяк сверх пустую банку, на случай, если кто войдет, а он будет спать. Сон у него был чуткий, такой звук должен бы его разбудить. Расстелив спальник, он начал размышлять: "Странная архитектура, непонятные надписи, природа и отсутствие жизни... Это уже не Союз... Так где же я? Еще один вопрос этому бандюгану. Может я был прав и он-англицкий шпиён? Ну, англицкий мне вроде учить довелось, пока в городе жил, а расспросить его я и на жестах смогу..."
Затем он достал шомпол, открыл затвор и решил почистить винтовку. Однако что-то его смутило. Он полностью разобрал винтовку и заметил, что пружина поломана.
-Нет, ну это уже бандитизьм!-воскликнул Миронов
"Но с другой стороны, это все еще аргумент в споре-другие же об этом не знают! Да и как дубину или весло можно использовать, хрупкой оптики теперь нет..."-мысленно добавил он- "А пружину можно и заменить. Где бы только её найти-ть!"
bluffer
Истошные крики на весь дом сопровождались громкими ударами детских ножек об пол. Маленькая рыжеволосая девчушка неустанно вколачивала каблучки ярких розовых босоножек в мраморную плитку гостиной.
- Она ударила меня! Ударила! – девочка не забывала всхлипывать, одновременно размазывая слезы по щеками.
- Лили, успокойся, там даже синяка нет. Энн извинится перед тобой и куклу вернет, правда же, Энн? - высокая стройная блондинка, чуть покачиваясь от утренней порции виски, вопросительно оглянулась на пухлую недовольно насупившуюся девочку, укоризненно сведя брови.
- Нет, это моя Кристи. Не отдам, – Энн поджала губы и сильнее спрятала вожделенный трофей за спиной.
Продолжившийся рев внезапно прервался хлопанью входной двери.
Коренастый, невысокий мужчина в дорогом твидовом костюме не торопясь прошел к центру богато обставленной комнаты, спокойно оглядев разыгравшуюся сцену.
- Грейс, кому удалось обрюхатить тебя за моей спиной? - тихо произнес он, недовольно глядя в мокрые зеленые глазки ребенка.
- Генри, ты с ума сошел? – блондинка взвизгнула, со злостью отшвырнув бокал с недопитым спиртным, который не разбился только благодаря попаданию на толстый ворс ковра.
– Моя дочь не стала бы распускать сопли. Кальманы не плачут.
Рыжеволосая девочка упрямо посмотрела на отца и молча вышла из комнаты. Больше Генри Кальман никогда не видел ее в слезах.


Образы матери и отца, такие близкие и родные, неожиданно сменились холодной усмешкой пожилого незнакомца в странной темной холстине: «Я еще вернусь, милая леди, через пару недель».
Лили проснулась от громкого зловещего смеха, звучавшего в голове. Тишина, опять эта тишина. Ни птиц, ни гомона людей, ни шелеста листвы или травы - ничего. Лишь беспросветная тьма начала уступать, терпя все большее поражение от робких лучей утреннего солнца. Ах, если бы это было сном, а то, что она только что видела: отец, мама, дом – явью. Девушка поежилась от холода и, потерев затекшие ноги, огляделась.
Освещение не добавило ясности в том, что с ней случилось и где она. Скорее наоборот. Впереди и слева ее окружали темные, местами бледно-серые, деревья, совершенно без листвы. Позади темнело что-то похожее на речку, а справа виднелись богом забытые неухоженные постройки.
Страх снова начал пробирать морозом по коже и глаза увлажнились, туманя взор. «Кальманы не плачут!» - словно пощечина голос отца придал ей силы. Фокси тряхнула головой и сделала глубокий вздох. «Ну же, думай!» - приказала себе Лили. – «Дома… надо идти к ним, там будут люди.» Встав с небольшим усилием, затекшее в неудобной позе тело после сна упрямо сопротивлялось, Фокси скинула ненужную туфлю, подобрала ворох юбок и медленно, стараясь не изранить ноги о мелкие камни, то и дело спотыкаясь и тихо ругаясь на судьбу, побрела в сторону смутно вырисовывающихся в утренней дымке построек. Подальше от этого странного беззвучного голого леса, от тянущих в спину сыростью темных вод. Речка была далеко, но между ней и Лили ничего не было, кроме каменистого пустыря, поэтому она хорошо видела темную гладкую поверхность, не отбрасывающую блики тусклых утренних лучей, и редкие сгустки клубящегося тумана.

Дома оказались совершенно пустыми и заброшенными.
- Эй, есть тут кто-нибудь? Как мне проехать в Даллас? – сначала тихо, но потом все громче несколько раз эхом отразилось от одиноких стен.
«Ну, где же все?» - паника снова охватила дрожащую девушку. – «Может, я в аду?»
Лили оглянулась, ожидая, что прямо сейчас из-за угла на нее накинутся демоны, но вместо хвостато-рогатых чертей заметила ярко-красное пятно посреди пустынной улицы.
«Форд… мой фордик!» - девушка побежала к машине, путаясь в юбках и не замечая боли в голых ступнях.
Нет, это был не ее фордик и не фордик вообще, хотя легковушка была очень похожа. Завести машину не удалось – ключа не было, а взламывать зажигание Лили не умела. Заметив трещины на лобовом стекле и вмятину на левом крыле, Лили вдруг вспомнила, как год назад она чуть было не сбила какого-то нищеброда – воспоминание не из приятных, девушка уже решительно двинулась подальше от странного авто не известной ей марки, как вдруг заметила, что заднее сиденье не пусто.
Впервые за несколько последних часов Фокси испытала радость. В машине были два ящика. В одном аккуратно сложено лежали какие-то пакеты и железные банки, а так же фляги и бутылки. В другом были вещи. В первую очередь Лили взяла флягу и, отвинтив крышку, понюхала – может ром? Сейчас бы не помешал. Запаха не было. Попробовав маленький глоточек, девушка решила, что там вода. Вдоволь напившись, она взялась разбирать вещи.
- Ого, неужели обо мне кто-то заботится, - радостно улыбалась Лили, разворачивая вещи на просвет и обнаруживая джинсы и теплую серо-голубую клетчатую рубаху. Вещи оказались именно ее размера. Лили нахмурилась, но платье так нестерпимо надоело, что она тут же, отбросив все сомнения, переоделась. Обувь в виде легких кроссовок тоже нашлась и опять идеально подошла по ноге…
Дальнейшие исследования вещей убедило, что ей кто-то помогает: в ящике так же обнаружился спальный мешок, небольшой рюкзак и легкая джинсовая ветровка. Конечно, Лили не отказалась бы и от пары сменного нижнего белья и носков, но чего нет, того нет. Какие-либо фирменные логотипы на одежде отсутствовали, что было очень странно. Еще страннее были надписи на пакетах, в виде совершенно не похожих на буквы знаков. «Иероглифы что ли?» - сморщила носик Лили.
«Главное – вода: без пищи ты протянешь несколько дней, без воды – нет», - вспомнились слова Стива.
Девушка кивнула, как будто он стоял сейчас рядом, и не торопясь положила в рюкзак самое необходимое: три фляги с водой, несколько пакетов (один она предварительно порвала – там оказались сухари или что-то похожее, но пахнущее вполне съестным) и свои чулки. Они были изодраны, но Лили почему-то ни за что не хотела их выбрасывать. Накинув джинсовку, Фокси привычно провела рукой по волосам – фата! Как она могла забыть! Белое тонкое кружево бережно было сложено в рюкзак, а вот шпильки девушка засунула в карман джинсов. Только тут она подумала, что неплохо было бы себя оглядеть… Ура! В машине сохранилось зеркало! Из маленького мутноватого стекла на Лили смотрела растрепанная испуганная незнакомка с опухшим лицом в темных разводах туши под глазами. Минут 20 ушло на оттирание косметики и приведении себя в более-менее нормальный вид. Лили очень не хватало расчески. Она немного разворошила волосы рукой, но лучше выглядеть от этого они не стали. Лак был крепким: гладкие белые локоны лежали ровно, хоть и несколько примято, не доставая до плеч. Как же хотелось принять горячую ванну с душистыми маслами...

Вот она и готова. Только к чему?
Отец устроил ей очередное испытание? Или ее выкрали ради выкупа? Тогда почему она свободна? А свободна ли она…
«Закурить бы…» - но сигарет в ящике не было. Фокси снова огляделась и решила пройти вглубь строений, подальше от этой странной реки и мертвого леса. Может там будет закусочная или телефон, или хоть что-то, где ей помогут. Стоит только намекнуть, какую сумму выложит отец, если ему доставят в целости и сохранности его лисенка и…
Тихо, почему так тихо?
Robin
Виктория вернулась на кухню, чтобы выполнить следующий заказ, но что-то привлекло её внимание. Из холодильника доносились непонятные звуки, но казалось, что только она слышит их. Девушка подошла ближе к дверце и прислушалась. Что-то резко ударило и всё стихло. Вики
была по природе своей довольно любопытна. Она, превозмогая страх. Решила заглянуть внутрь.
«Может опять повара прикалываются, бедного кота закрыли?» - Подумала девушка. Она резко открыла дверцу, чтобы спасти бедное животное от холодной смерти, но то, что открылось её взору, поразило девушку. Огромная чёрная дыра!!!
«Что это, чёрт возьми?!!!» - выругалась она про себя.
Виктория протянула руку, чтобы дотронуться до непонятного предмета, но не смогла. Из дыры повеяло холодом, и что-то будто схватило её за руку. Внезапный испуг обуял девушку. Она закричала. Только никто не обращал на неё внимания. Будто никто её не видел. Она вырывалась. Кричала. Но дыра затягивала её всё сильнее. С каждым рывком, Виктория погружалась всё сильнее в тёмную, холодную бездну.
Неизвестно, сколько времени прошло. Может минута, может час, а может и целая вечность. Вики лежала с закрытыми глазами. Она не двигалась, казалось, будто она вовсе мертва. Но вот Вики вздрогнула и открыла глаза. Увиденное поразило девушку. Она лежала на земле. Сухой и растрескавшейся. Девушка приподнялась и стала осматриваться.
«Может это сон, и я просто сплю?» - подумала она про себя.
Только вот ощущения были ни как во сне. Вокруг была пустота. Ничего кроме безжизненной земли. Внутри у девушки защемило. Испуг начал пробираться до глубины души, и перерастать в панику. Вики громко закричала, но в ответ тишина……
bluffer
Совместно с Комиссар, под бдительным оком Мастера.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Фокси и Миронов


Легкое похрустывание гравия под кроссовками, редкие позвякивания фляг за спиной – вот и все, что сопровождало мерные шаги уставшей девушки. Лили останавливалась очень редко – во время ходьбы она хоть немного согревалась. После жаркого душного техасского лета здешняя позднеосенняя или ранневесеняя погода совсем не радовала Фокси, и даже ветровка не спасала от пронизывающего холода. "Хорошо хоть ветра нет", - думала девушка. Но больше всего ее омрачали дома – эти одинокие, грязные, заброшенные коробки, словно забытые кресты на старом кладбище наводили уныние и страх. Сколько их она уже обошла? Ни одной живой души и ни намека, почему жилища оставили. Авто, все тех же неизвестных ей марок, ржавели тут же, покинутые… навсегда?
"Я все же в аду", - снова и снова размазывая кулачком неудержимые слезы, думала Лили.
Еще несколько часов назад она кричала, кого-то зовя, потом голос сел. Да и кому тут кричать? "Всегда имей смелость осознать произошедшее, как бы тяжело оно для тебя не было", - говаривал дочери Генри Кальман. И она осознала: она тут одна. Это и есть ее ад: вечно бродить по безлюдному заброшенному селению, сходя с ума от одиночества и тоски по близким… Но, позвольте, почему тогда ей хочется пить и есть? И кто обеспечил ее этими удобными вещами взамен дурацкого платья?
Лили даже остановилась от этой мысли. Значит, она не в аду. Она жива и надо выбираться!
Девушка поправила сползающий рюкзак и уже занесла ногу для продолжения пути в "куда-нибудь", как вдруг… чуткое маленькое ушко уловило едва заметный, а затем все более усиливающийся шорох чьих-то шагов.


Сгрузив все свое нехитрое имущество в рюкзак и взяв винтовку в руки, Миронов вышел из магазина и двинулся в направлении "куда глаза глядят". Разглядывая окрестности, он все больше становился уверен в том, что это- не СССР. "Тогда где же я? Ладно, меньше паникерских мыслей, больше дела!"
Несмотря на то, что дома и улицы выглядели пустыми, Константин старался идти незаметно, прячась в тенях и подворотнях, прижимаясь к остовам автомашин и прочим выступающим конструкциям. Мало ли кто тут может ходить ,а предосторожность никогда лишней не была.

Впереди замаячил силуэт. "Человек"-подумал охотник-"Надо бы расспросить, что к чему". С этими мыслями он стал приближаться к незнакомцу.
Подойдя поближе, он увидел, что незнакомец- молодая девушка . "Не по нашему одета"-пронеслась мысль в голове Константина-"Еще один буржуй? Шпиен? Тут надо бдеть постоянно, кто бы ее знал, что учудит дале!"
Расстояние между ними сокращалось. Однако, то ли близость человека, то ли атмосфера заброшенности подействовали слишком расслабляюще, но Миронов случайно задел ногой камушек, который предательски хрустнул. Поняв, что он обнаружен, охотник вскинул винтовку и по-русски крикнул: "Стой, стрелять буду!"
Комиссар
Совместно с other, под редакцией Мастера

Резкий окрик, после стольких часов всепоглощающей тишины, напугал Лили до дрожи в коленях. Вот тебе и долгожданные люди... Несколько мгновений она стояла совершенно замерев, но ведь этим ничего не изменишь. Фокси собралась и заставила себя оглянуться. Рюкзак закрывал обзор за спиной, и пришлось поворачивать все туловище. Медленно, стараясь не выдавать жуткого страха, порожденного грубым мужским голосом, девушка развернулась.
Кричавшим оказался незнакомый мужчина, одетый во все темное с оружием в руках, направленным прямо на нее. Так значит, ее точно похитили! А может, это тот самый незнакомец, что был в часовне? Хотя тот вроде был повыше и похудее. Да кто бы там ни был... "Отец с тебя шкуру сдерет!" - зло ухмыльнулась про себя Лили, а вслух спросила, сделав самое ангельское выражение лица, на которое только была способна:
- Простите, мистер, вы не поможете мне? Я заблудилась и очень хочу домой.

"Точно, англичанка. Или американка. Так, Костя, вспоминай язык, ты же учил!"-подумал Миронов.
-Кто вы такая?-с сильным русским акцентом сказал Константин, удивляясь, что еще что-то помнит.

"Какой сильный акцент. Француз или немец, что ли, - задумчиво сморщила носик Лили. Страх не отступал: огромное оружие все еще было направлено прямо ей в грудь. - Вопрос вместо ответа, странный тип. Очень странный."
И тут ее осенило: "Да это же русские! Точно! Все-таки сбросили на нас атомную бомбу и теперь добивают тех, кто выжил!" Она снова оглянулась на безжизненную местность, на оставленные в одночасье дома и поняла, что не ошиблась. "Стоп. Но я-то как тут оказалась? Это все же не Даллас... и почему я не умерла от взрыва?"
- Я... - Лили запнулась, не находясь с ответом. Не видя ни одной причины для сокрытия правды и так и не придумав хоть сколько-нибудь стоящую ложь, она выпалила этому странному незнакомцу первое, что пришло в голову: - Я Лили Кальман, живу в Далласе. Мой отец известный бизнесмен и высокоуважаемый человек в городе. Если вы поможете мне вернуться, он вас отблагодарит. Очень хорошо отблагодарит.
Девушка поджала губы, изо всех сил сдерживая слезы.

"Даллас. Даллас... Да это ж США! Так что же это- я в Далласе? Тогда чего это он так разрушен? Или мы таки показали им кузькину мать?"- размышлял Миронов опуская винтовку- "Похоже на то. А девушка-то вот-вот заплачет. Нечего ее лишний раз нервировать. Хоть она и из Америки, но вроде не из их военщины, стало быть не враг.".
-Где мы сейчас? Что это за город? И не видели ли вы тут старика, похожего на англичанина? И успокойтесь же наконец!

Успокоиться? Лили надеялась, что хотя бы этот незнакомец знает, что тут происходит и куда ее занесло, а он ни сном, ни духом. Какой тут успокоиться! Увидев опускающийся ствол оружия, Фокси облегченно вздохнула и чуть повнимательнее осмотрела мужчину. На вид молодой, хотя и не юный, одет и правда во что-то темное и неброское, короткая стрижка ("Хоть не один из этих идиотов хиппи" - впомнились слова отца) - в общем, не красавец, но и не урод - заключила девушка.
- Если бы я знала где мы, я бы уже как-нибудь отсюда выбралась, - тихо пробурчала Фокси. - Я не знаю, где мы, мистер, - уже громче, прокашлявшись, ответила Лили.
Тут она вспомнила вопрос про незнакомца. Так, это уже что-то. Но что она могла сказать? Нет, она его тут не видела, да и там особо не разглядела.
- Что за старик? - настороженно спросила Лили, поправив сползающий рюкзак и подумывая перекусить, раз уж пришлось остановиться.

Константин почесал затылок, пытаясь вспомнить приметы этого незнакомца.
-Ну, одет как англичанин, вроде, как в фильмах. Я сразу приметил, что одежда несколько странно выглядит...
"На свой бы прикид посмотрел, - скривила носик Фокси. - Что это за приметы: одет как англичанин", - она продолжала слушать незнакомца, хоть и понимала, что какой-то там старик сейчас не главное. Главное - выбраться из этого жуткого безмолвного городка.
...- Ходил по нашей деревне, оглядывался. Ну, я к нему, спросил, кто таков и что нужно. Тот ответа не дал... В общем, подрались.-сказал охотник, доставая фляжку из кармана куртки- Мало ли что ему надо, как-никак город близко, а там, может, чего секретное... В общем, в бессознательном положении я его сдал... Куда надо. А тут, на днях, пошел в тайгу за зверем. А этот элемент сидел в охотничьем домике. А дальше... Дальше я оказался тут.
К концу речи, Лили совершенно оторопела: что такое тайга? какой еще зверь там водится? элемент? что такое элемент? Она глупо хлопала своими огромными ресницами, как будто это могло прояснить непонятные слова незнакомца.
- Послушайте, мистер, это все очень интересно, - наконец, молвила девушка. - Но вы случайно не знаете, как отсюда выбраться? В смысле, найти телефон или машину, или хоть что-то... И как вас зовут, раз уж мы тут оказались вместе, то... - Фокси смутилась и отвела глаза. Обычно мужчины после этого становились ручными.
Отхлебнув из фляжки, мужчина представился- Миронов Константин Игоревич.
-Телефонов-по крайней мере, рабочих- я здесь не видел. А местные машины завести не удастся. Значит, выбираться надо на своих двоих. Но прежде всего, надо бы найти ночлег-смеркается. Да и покушать было бы неплохо.- С этими словами он положил фляжку и осмотрелся вокруг- Предлагаю занять один из этих домов, все равно они пустеют.



"Точно русский! Ишь имя какое-то... длиннющее, не выговоришь, - окончательно опечалилась Фокси. - Зато про ночлег сразу заговорил, все мужики одинаковые." Девушка крепче прижала к себе рюкзак. А вдруг ему нужна вовсе не она, а ее припасы? Вот и ночуй с таким, придушит во сне, чтоб патроны сэкономить, заберет ее фляги и странные пакетики с едой - и все. С другой стороны, опять остаться одной, убежав от этого Константина - тоже перспектива не из приятных. Все-таки мужчина, еще и вооруженный. Хотел бы - сразу прибил. Нет уж, лучше пусть прибьет, чем снова ходить тут одной. Фокси привыкла к заботе и мужскому вниманию, грех отказываться от попутчика, пусть даже от странного русского мужика с ружьем.
- Покушать и ночлег - это я не против, но может, пока еще не стемнело, хоть немного пройдем дальше? Там все же дома повыше, может, там есть люди...

-Дома повыше... Хорошая идея. Только я сомневаюсь насчет наличия людей. Однако можно и попробывать-Константин посмотрел на высотные дома, потом на небо, на девушку и снова на небо-Если поторопимся, может и дойдем до наступления темноты. Если поторопимся.
bluffer
Совместно с Комиссаром и Fukuyo.

- Давайте тогда перекусим, а то я проголодалась уже, - Лили сняла рюкзак и закопошилась в пакетах. - Простите, Константин, это на русском? - Она ткнула на странные знаки вместо букв на упаковках.
Константин подошел поближе и посмотрел на надписи. Все те же непонятные закорючки.
-Нет, это не русский. Определенно не русский. Да, и я бы не стал кушать прямо на улице. Лучше бы было пройти в какой-либо дом.
- А вы не знаете откуда вообще тут эта еда и фляги с водой? - Лили оглянулась на пыльные холупы: неужели он не боится в них заходить? Ей гораздо спокойнее тут, на воздухе, где видно, что тебя окружает. - Если хотите, можно и внутрь пройти, - неуверенно добавила она.
-Ну, часть из моего имущества в рюкзаке-моя собственность. А что-то я реквизировал из одной железной коробки. Не знаю, кто ее оставил, но ему она, видимо, уже без надобности.-про записку он пока решил умолчать- А пока займем-он огляделся и осмотрел дома- вон тот дом. Он кажется менее разаленным чем остальные.
Уединяться в доме с незнакомым мужчиной казалось Фокси не очень привлекательной идеей, но отказываться тоже было неудобно - еще обидется и уйдет, опять одной быть? Нащупав шпильки в кармане: "Уж в глаз-то я тебе точно попаду", Лили молча кивнула и, застегнув рюкзак, молча двинулась за русским.

Дом был двухэтажным. Оглядевшись, Миронов увидел, что он в комнате, напоминающей гостиную. Слева от входа была еще одна дверь, по-видимому кухня.
Константин нагнулся и достал из сапога нож. Повесив винтовку за спину он повернулся к девушке и сказал:-Ждите здесь, я проверю второй этаж.
С этими словами он двинулся наверх. На втором этаже было 2 комнаты, обе пустые. Спустившись на первый этаж, он сказал- Все чисто, можно развести огонь и приготовить поесть.
"Чем это он будет разводить огонь и что готовить?" - заинтриговалась Лили. У нее не было спичек, да и никакой еды, кроме того, что в пакетах - а оно, по всей видимости, уже было готово к употреблению. "Может, у него есть спички? Еще бы сигаретку..." - Фокси с надеждой посмотрела на рюкзак мужчины.

...

В таком же духе все продолжалось до вечера, они негромко переговаривались
и осматриваливались, и вот сумерки уже затронули все комнаты, в них
поселилась тьма, в то время как верхушки деревьев еще слегка серебрил закат.
Из совершенно темного прилегающего коридора они почувствовали странный запах.
Запах гнили... Воздух был без движения как и везде, и до этого был словно совершенно стерильным - пах только лишь солнцем и росой, но легкий сквозняк из темноты принес тяжелый запах разложения, такой сильный что они замолчали.
Они услышали жжужание мух, но не замечали самих насекомых, невдалеке в темном
углу коридора они увидели нечто похожее на черную груду тряпья, но из-за темноты совершенно невозможно было разглядеть, что это именно такое. Вдруг где-то далеко-далеко кажется за пределами дома послышалось скрипение металла о металл и стихло через несколько секунд.

Снова липкий первобытный страх сковал тело девушки. Только присутствие рядом живого человека, вооруженного мужчины, удерживало ее от истеричного крика. Она тихо осела на пол и попыталась унять дрожь, обняв колени руками.
Константин сжал нож и попытался подойти к окну, но из-за кромешной тьмы у него мало что получилось. Он запнулся за то, что некогда было стулом. Или креслом. Выругавшись, он поднялся и поправил рюкзак. Тут его осенило- там же фонарик! Опустившись на колено, он снял рюкзак и принялся искать внутри. "Сало, хлеб, консерва... Где же ты? Ага!"-с этой мыслью он достал фонарик.
-Спокойно, мадам- сказал Миронов, включая фонарь- А лучше, посветите мне, я поищу спички.
Девушка заставила себя подняться и на негнущихся ногах подошла к русскому. Теплота его руки, передающей фонарик, помогла ей справится с дрожью, но вместо того, чтоб помочь ему в поисках, она почему-то медленно направила слабый луч света в сторону странного жужжания.
В свете фонарика, "груда тряпья" оказалась брошенной шубой из синтетического меха, а насекомые и запах внезапно исчезли словно их и не было. С ними остался лишь могильный холод пришедший с дальнего конца коридора.
- Константин, - сиплым неузнаваемым голосом прошептала Лили, поворачивая фонарик к рюкзаку мужчины, - я не знаю, где мы, и что тут происходит, но давайте уже разожжем огонь.
Лили всхлипнула, так и не сумев сдержать слезы от нескольких пережитых минут страного явления.
-Действительно, пора бы уже. Так, где они там...
Найдя спички, он взял винтовку и подошел к этому креслу и разломал его прикладом. После он перенес дрова на кухню и разжег костер. Вернувшись к рюкзаку, он достал последние 2 банки своих консервов, остатки сала и хлеба. Разогрев консервы на костре и порезав сало и хлеб, он предложил все это девушке.
Лили неодобрительно и настороженно посмотрела на предложенное, но все-таки не отказалась. После пережитого еда казалась престной и безвкусной, поэтому много она не осилила - больше пила.

- Константин, а у вас сигарет нет? И еще, можно ли вас называть как-то... - она приостановилась, вдруг оскорбится? - покороче?
-Конечно-сказал Миронов, улыбнувшись-Костя. А вот сигарет нет- не курю.
Доев свою порцию он провел ревизию запасов. Родное советское добро закончилось, спичек было около пол-коробка.
-Наверху две комнаты. Правая-ваша. Спокойной ночи.
С этими словами он поднялся наверх, зашел в левую дверь, опять поместил пустую банку над дверным косяком, расправил спальник и лег спать.
Лили сидела у огня, не решаясь от него отойти. Нет уж, ночевать наверху в темноте она ни за что не будет! Да после этого странного жужжания и жуткого холода она вообще от костра ни на шаг.
"Нет, я не усну! Лучше потом, как рассветет... передремлю часок и все", - Лили сидела чуть покачиваясь на пыльном неудобном кресле, заьравшись в него с ногами, обхватив колени и пытаясь хоть как-то согреться. В таком положении ее и победил сон.
noComments
совместно с Fukuyo

Сны были странными, путаными и бестолковыми, по мотивам советских мультфильмов: Ежик приходил к Медвежонку и они вместе затягивались косячком, Пятачок точил нож и грозился "засадить его Винни-Пуху в... ", а Женечка из мультика про цветик-семицветик вела себя и вовсе вызывающе: требовала, чтоб все мужчины на свете были ее и что-то еще, о чем даже и говорить не хочется.А на фоне всего этого мракобесия топотал своими казенными сапожищами "Rammstein".
Sie wollen mein Herz am rechten Fleck
Doch seh ich dann nach unten weg
Da schlägt es links
Links zwo drei vier
Kann man Herzen fragen
Ein Kind darunter tragen
Kann man es verschenken
Mit dem Herzen denken
Тошка приоткрыла глаза, вялым движением вытащила из ушей наушники-затычки, Rammstein уполз куда-то в сторону вместе с ними.
- Уже неплохо, - произнесла девушка вслух и решила просыпаться совсем.
Пробуждение, начавшееся как-то не по-человечески, решило продолжить в том же духе. Прямо перед лицом Виты стояла картонная коробка.
- Что ж за бред! - с этими словами девушка выбралась из спальника, села и осмотрелась.
Впереди оказалась только груда составленных вместе коробок, а вокруг какой-то сюрреалистический пейзаж, преимущественно цвета асфальта. Серые голые деревья, сероватого оттенка земля и низкое свинцовое небо.
Девушка встала, потянулась, разминая затекшие мышцы, провела ладонями по лицу и волосам. Потом вытащила из кармана пачку и обшарила себя в поисках зажигалки - результат не радовал. Постепенно до нее докатились мысли о РЕАЛЬНОСТИ происходящего: все это действительно происходило здесь и сейчас, Виталина Альбертовна Алтайская в который раз оказалась по уши в дерьме.
- Мда...., - мысли роились в ее голове, наскакивали одна на другую и не давали облечь себя в удобоваримое подобие слов.
Девушка продрогла и натянула на себя спальник, который уже успел остыть. Нужно было что-то решать, куда-то идти (в каком-то фильме она слышала фразу о том, что чаще выживают те, кто движется), а еще приходилось думать. Вита решила, что сначала лучше делать (думать было очень уж неприятно), и осмотрела содержимое коробок. Ее добычей стали дождевик, фонарик, витамины, бутилированная вода и какие-то брикетики, напоминавшие по консистенции то ли детское питание, то ли растворимое картофельное пюре.
"Вот это диета, - пронеслось в голове Тошки, - врагу не пожелаешь."
Вожделенных спичек не было, что печалило гораздо больше, чем гастрономические открытия,- курить хотелось невыносимо. Нужно было срочно переключаться на что-нибудь другое, поэтому девушка сделала несколько упражнений и раз десять оббежала вокруг коробок, однако желание курить не пропало.
- Раз уж здесь спичек нет, пойдем туда, где они есть. - Мысль казалась вполне здравой за исключением одной мааааленькой детали: где они есть, да и есть ли вообще, Тоша понятия не имела. А раз уж идти было все равно в какую сторону, путешественница отправилась куда глаза глядят (а глядели они на далекие очертания домов), сложив в свою сумку (благо размеры позволяли) штук семь брикетиков, четыре бутылки воды (от обезвоживания погибают быстрее, чем от голода) и фонарик. Свитер, теплые носки и трофейный дождевик стали ее броней от непогоды, а выпавшая при переодевании пачка вызвала "зубовный скрежет". Сумка оказалась не очень-то легкой, поэтому Вита одела лямки на оба плеча на манер рюкзака, подобрала все еще игравший плейер и отправилась в путь.
Путь был довольно долгим и нудным: пейзаж вокруг практически не менялся, импровизированный "рюкзак" давил на плечи, мысли в основном были заняты сигаретами, радовала лишь погода - появилось солнце, так что на подходе к городу Вита сняла дождевик и носки.
Приход в город был ознаменован ДДТ. Да и песня была на редкость подходящая - "Мертвый город. Рождество".
- Хорошо хоть без снега, - сказала девушка выключая плейер, который был уже наполовину разряжен.
Ее вратами в царство Аида стала высотка (этажей в двадцать, не меньше) по правую руку и небольшой деревянный дом по левую.
"Оставь надежду всяк сюда входящий. Э нееет, Горацио, мой друг... Стой! Так и с ума сойти можно! Это не Горацио твой друг, а Данте, и вообще он тебе не друг. Возьми себя в руки, ты ж большая девочка."
Думать получалось все так же полохо, значит, нужно было продолжать делать. Тошка решила осмотреться получше. Фермерский дом и участок земли вокруг него были обнесены изгородью. Часть изгороди состояла из пластиковых листов ядовито-синего цвета, который не выцвел и не поблек с годами как все остальное вокруг, и это сильно бросалось в глаза. Прямо рядом с жилой многоэтажкой был небольшой супермаркет двери которого были гостеперимно приоткрыты однако освещения внутри не было никакого, и магазин зиял темным нутром прямо на Тошку.
"Ну уж нет. Знаю я вас: заходите, всегда рады и подпись "дружелюбные каннибалы". Супермаркет был очень соблазнительным, но девушка решила начать с фермерского домика и отправилась на поиски калитки.
Калитка отказалась незапертой, и пройти вовнутрь не составляло труда. Однако внутри все было то же самое. То же что и снаружи - запустение и затхлость. Дверь в дом была надежно закрыта на замок и чуть ли ни насквозь прогнила со стороны петель.
Осмотр привел к мысли, что фильма ужасов не избежать, и Вита решила сломать дверь. Легко сказать "сломать дверь", если ты весишь меньше чем полцентнера, но дверь оказалась правильной и торжественно рухнула под натиском целеустремленной циркачки, подняв при этом тучу пыли.
Внутри был толстый слой пыли практически на всех предметах. И много всякой всячины которой обычно набиты фермерские дома. Постели были застелены, словно
в них когда-то кто-то спал, а потом внезапно вскочил и ... видимо исчез, потому что выйти через запертую дверь не мог.
Помимо прочего в доме нашлась киросиновая зажигалка. Немного подержав добытый предмет в руках, Вита щелкнула колесиком и - о, чудо! - в ее руках заплясал маленький треврожно подрагивающий огонек. От восторга девушка рассмеялась, почти беззвучно, с какой-то сумасшедшинкой:
- Да, сучка! Я тебя сделала!
Ближайшие пятнадцать минут были потрачены на то, чтобы выкурить две сигареты подряд (о, нет, не стоит этого делать, их не так-то и много!), после чего окончательно успокоившаяся Тошка была готова к любым приключениям (ну, или почти к любым).
Фермерский дом был, конечно, довольно приятным пристанищем, но оставаться здесь надолго путешественница не собиралась. Кроме того здесь было очень много странного: книги на полке были как-будто чуть шире стандартного формата (или это только казалось), к тому же они были написаны какими-то совершенно непонятными закорючками не похожими ни на один известный Виталине язык (а уж надписей за свою гастрольную карьеру она повидала немало). Дом был явно жилым, но куда же могли подеваться его обитатели, учитывая закрытую на замок дверь? Ответов было гораздо меньше, чем вопросов, поэтому девушка решила не изменять своей стандартной тактике "сначала делай, а подумаем позже" и вышла на улицу.
То, что предстало перед ее взором, заставило Виту зажмуриться. Когда она вновь открыла глаза, картинка не изменилась, все было тем же, что и до посещения жилища фермера, но как будто сдвинулось со своего места: многоэтажка внезапно оказалась слева, а шоссе, по которому она попала в этот город, справа. Как ни старалась девушка поверить в то, что она по просту ошиблась, ничего не получалось. Она была уверена, что "мир сдвинулся", как сказал бы Роланд Дискейн. Внезапно Тошка почувствовала сильное головокружение, и ей пришлось опереться о стену, чтобы не упасть. Несколько минут девушка так и сидела, опершись на стену и прикрыв глаза, пока наконец не смогла избавиться от противного ощущения. Разомкнув веки она убедилась, что все остальное вокруг оставалось прежним. То же пустнное шоссе и то же полуденное солнце, по которому вполне можно было сориентироваться, хотя, по большому счету, направление не имело для Виты абсолютно никакого значения. поразмыслив некоторое время и выкурив еще одну сигарету, девушка пришла к выводу, что лучше изучать город дальше, чем возвращаться "на лоно природы". В конце концов, зажигалка могла стать не последней полезной находкой.Путешественница бродила по городу до заката, проходила мимо домов, магазинов, скверов и площадей, но так и не решилась войти ни в одно помещение. Голод напоминал о себе все чаще, но Тошка твердо решила не есть ничего до тех пор, пока это не окажется ДЕЙСТВИТЕЛЬНО необходимо (мало ли что это за брикетики, вдруг это прессованый мышьяк),и имея большой опыт "диет во имя спорта" могла себе это позволить.
Устав и сделав привал в одном из переулков она увидела нечто странное - отраженный свет заходящего солнца освещал стену на фоне которой кружилось нечто похожее на лист бумаги. Ветра не было, даже легкого дуновения, однако листик выделывал сложные пируэты, и вовсе не думал падать на землю. Такое обычно бывает в ветренный день, но в этот раз было совершенно необъяснимо. Это завораживало и длилось пару минут, пока свет постепенно не поблек и не исчез. Солнце зашло и надвинулась тьма. В cумерках из переулка потянуло сквозняком, словно кто-то огромный выдохнул ей в лицо, и вместе с дуновением потянуло гнилью. На грани слышимости возник скрежет, словно где-то далеко далеко в сотнях метров от неё кто-то провернул некий огромный металлический механизм на пол-оборота...
Закатное видение было таким необъяснимо прекрасным, что девушка не могла поверить в его реальность. В какой-то момент Виталина была готова поверить в то, что это игра света и тени, или розыгрыш изголодавшегося организма, ведь это было бы проще всего, но ощущение, что это на самом деле происходило, было сильнее. Верная своему решению не тратить времени на поиск ответов к психоделическим вопросам Тоша решила отложить обдумывание этого факта и сосредоточиться на поиске ночлега. Оглядевшись по сторонам девушка обнаружила неподалеку двери небольшой кафешки наподобие американских Burger Kings (вывод о назначении помещения был сделан исходя из наличия внутри столиков и барной стойки) и решила окопаться там. Когда Вита осмотрела помещение, она обнаружила ту же пыль, что и в фермерском доме, а в остальном ничто не мешало провести ночь здесь. Пространство за барной стойкой показалось ей вполне достойным убежищем, поэтому она расстелила спальник прямо на полу и улеглась, вытянувшись во весь рост. Спустя еще несколько минут над стойкой потянулся предательский дымок, возвестивший о скоропостижно скончавшейся четвертой из семидесяти восьми сигарет. Наверняка именно эта тоненькая струйка впусти ла в голову бывшей акробатки мысли о "танцующем листике", которые ворочались и перешептывались в сознании Виты, пока ее не окутал сон.
Uceus
Инга сидела на земле, обняв руками колени, и пыталась унять дрожь, сотрясавшую ее сухощавое тело. Если бы она не стискивала зубы до ноющей боли в челюстях, они бы сейчас, несомненно, выстукивали бы затейливый ритм. Здесь, где бы это здесь не было, было ужасно темно и довольно прохладно. Куда прохладней, нежели теплая майская ночь, которая решила порадовать своим присутствием Витебск. А женщина все сидела, боясь пошевелиться, вытянуть руку и нащупать… что бы вокруг не находилось, Ворона боялась этого касаться. Это Вам не роман пани Хмелевской, где все обойдется для большинства героев. Здесь было страшно. И тихо. Запустело. Инга сама не знала, почему ей так казалось. Она не слышала ни звука. В пустыне, должно быть, и то более шумно. Там звучит хотя бы ветер, хотя бы песок. Здесь же была омертвелая тишина. И вроде бы, крикни, позови кого-нибудь, и этот морок рассеется – кто-нибудь обязательно отзовется. Но ведь была возможность, что никто не ответит. А потому Инга молчала, вслушиваясь в свое собственное затрудненное дыхание.
Не сразу она поняла, что постепенно начинает видеть в этой угольной тьме. Похоже, наступал рассвет. Да только ничто его не приветствовало. Не было ни ветерка, ни птичьих трелей, не шума просыпающегося мира. Светло или темно, этот мир не проснется. Женщина закусила губу, чтобы не заплакать, и начала глубоко дышать. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Все нормально. Ничего не нормально. Она сейчас успокоится. Как можно успокоиться после такого? Дождется рассвета. Осмотрится…
Это был пригород. Должен был быть. Но не было слышно никаких звуков. Травы не было, земля была сухой, плотной и безжизненной. Неподалеку стояло дерево, тоскливо воздев к начавшему светлеть небу костлявые и сухие руки-ветви. Как выяснилось, она просидела всю ночь у какого-то строения сельскохозяйственного назначения, расположенного на холме. Лишь ржавые вилы да грабли сиротливо стояли прислоненными к стене, и, казалось, почти вросли в землю. Инга с удивлением обнаружила рядом вещи. Сложенный спальный мешок, рюкзак, множество каких-то брикетов с чем-то на удивление съедобным, но приедающимся моментально, фляги воды. Кто бы ни забросил ее сюда, морить голодом он ее определенно не намеревался. Инга обошла здание кругом. Никого. Только пыль и тишина.
- Эй! Кто-нибудь?
Тишина в ответ. Снова. Опять. «Хоть бы муха пролетела», - тоскливо подумалось женщине. Да, это точно не иронический детектив.
Позавтракав всухомятку, Ворона отобрала то, что решила взять с собой. Сумочка и пакет раздулись до неприличия. Основным грузом была вода и брикеты с «концентратом». В рюкзак отправился сложенный аккуратно, но неумело «спальник» и дождевик, обнаруженный среди вещей. В боковые карманы рюкзака набились все те же брикеты и фляжки. При инвентаризации был обнаружен шоколадный батончик и плавательные принадлежности, едва не доведшие Ворону до истерического смеха, - отличный набор для «робинзонады». Что ж, когда станет совсем «горько», будет, чем подсластить пилюлю. «С ядом», - некстати добавил внутренний голос.
С холма была видна дорога, пустая и безжизненная, как и все вокруг. А где-то впереди темнел силуэт города. Возможно, хоть там кто-нибудь есть? Надев рюкзак и взяв пакет, Инга почувствовала себя вьючной лошадью. Пришлось все же выложить часть запасов – надорваться ей никак не хотелось. Нет, не из-за лени. А из страха, что если с ней что-то случится, на помощь никто не придет. Что ж, надо будет быть осторожной. Повторно надев рюкзак и найдя его вес приемлемым, Ворона «встала на крыло» и двинулась в сторону города.
bluffer
Старое кресло – близнец того, на котором заснула Лили, - догорело, источая смрадный запах горелого лака и тряпья. Девушка поежилась от холода и привычно протянула руку, чтоб укрыться одеялом. Но вместо теплого ситца пододеяльника, пальцы нащупали липкую холодную слизь. Фокси вздрогнула и проснулась, резко одернув руку. Ее окружала все та же беспросветная тьма.
Захотелось позвать русского, но даже произнести его имя шепотом Лили не решилась. Снова эта махровая тишина, окунающая в давящую глубину, сковывающая волю и тело. Лили не покидало ощущение, что рядом кто-то стоит. Стоит и внимательно смотрит на нее, изучая изгибы тела, напряженное лицо и вцепившиеся в подлокотники руки. Сколько она просидела так, не шелохнувшись? Минуту? Час? Время тут было застывшим. Густым и тягучим, словно смола.
Наконец, невидимый кто-то решил, что хватит просто смотреть, и Лили почувствовала мягкие, словно вата, холодные руки, сжимающие ее горло.
«Нет! Нет! Отпустите меня! Что я вам сделала?» - хотелось кричать, но воздуха становилось все меньше. Лили резко вскочила – шея тут же оказалась свободна. Она замолотила руками вокруг, буравя пустой воздух… Никого. Лили кинулась к двери – но там оказалась стена. Пересиливая отвращение, она на ощупь, как можно быстрее перебирая руками, двинулась вдоль стены, покрытой кусками оборванных обоев, затем, пару раз споткнувшись о какие-то стулья, перешла ко второй и вот же она, дверь.
Девушка выскочила на улицу. Здесь тьма была чуть пореже. Лили подняла лицо к небу, собираясь испросить помощи у Спасителя и замерла.
Черное, безлунное небо, было довольно часто испещрено яркими звездами, лицезрение которых сначала привело Лили в восторг. Но чем больше она смотрела, тем все больше закрадывалось сомнение: что-то не так.
«Здесь нет ни одного знакомого мне созвездия…» - Фокси похолодела. Астрономией она увлеклась еще в колледже из-за красавчика преподавателя, и уж что-что, а самые распространенные созвездия знала. Даже другого полушария.
«Надо показать Косте. Может, он увидит хоть одно», - простояв с полчаса под открытым небом, Лили все же решилась вернуться в жуткий дом. Там был русский и ее вещи. А до рассвета, судя по тьме, еще далеко.
Комиссар
Совместно с other

Банка с громыханием упала с двери и покатилась вниз по лестнице. Миронов подскочил как ужаленный, поднимая лежащие рядом нож и фонарь. Беглый осмотр комнаты результатов не дал, однако снизу доносились странные звуки. Сжав нож покрепче, он направился вниз.
"Кто мог открыть мою дверь? Сквозняк? И кто возился внизу?"-думал охотник, крадуче спускаясь по лестнице.-" Вот рюкзак той мадамы, но где она сама? Ничего, есть захочет-вернется."
Тут Миронов заметил, что входная дверь приоткрыта. Сперва он просто хотел закрыть ее, но любопытство заставило его выйти наружу. Осветив окрестности фонариком, он увидел девушку.
-Не спится?-спросил Константин.
Лили затравленно смотрела куда-то мимо мужчины. Но все-таки слабый луч фонарика вывел ее из забытья.
- Костя, - тихо промолвила девушка, - посмотрите на небо...
Мужчина поднял голову и оглядел звездное небо. Глядел и не мог заметить знакомые созвездия. "Едрить-колотить, да куда же это меня занесло?!"
-Что же это за созвездия такие? Я такого не видал- с недоумением тихо сказал он-Так где же все-таки мы?
- Не знаю, - Лили больше не плакала. Все происходящее казалось ей сном. Кошмаром - так было легче. - Что будем делать?
-Вернуться в дом. Попытаться поспать еще немного до рассвета. Позавтракать и обыскать дом на предмет того, что может пригодиться и двинуться в путь-вот, что я думаю.
- Хорошо. Только давайте снова разожгем огонь.
Ничего другого ей тоже в голову не приходило. Сказывалось невысыпание или шок от этого странного места. Девушка первой побрела к двери.
Миронов пожал плечами и поплелся в дом.
-Спички оставил наверху. Я скоро вернусь.-С этими словами он поднялся наверх и вошел в комнату, где оставил свои пожитки. Достав из рюкзака спички и взяв винтовку, он вернулся к девушке. Осмотрев кухню, он заметил деревянный стол, который вскоре был разломан прикладом. Приставив винтовку к стене, он развел костер и присел поближе к огню.

Лили сидела в том же кресле. То ли блики маленьких ярких оранжевых язычков пламени, то ли присутствие рядом спокойного мужчины - успокаивающе действовали на нее. Ну, подумаешь, она куда-то попала... Раз как-то попала, значит есть и выход? Она жива, пока цела и невредима, не стоит паниковать из-за каких-то странных видений, мало ли, что ей показалось. Надо бы поближе познакомится со спутником.
- Скажите, Костя, а вы военный или мафиози? - она осторожно посмотрела на ружье.

-Ну, в армии я уже отслужил, а сейчас я в родном селе работаю шофером да охотой промышляю немного. А почему интересуетесь?
- А что еще делать... Хоть поговорить. Я не буду, если хотите, - Фокси надменно поджала губы.
-Действительно, делать больше нечего.
"Дело было вечером, делать было нечего"-невольно подумал Константин.
- А этот старик, - Лили поняла, что про себя русский рассказывать не хочет, и решила сменить тему. - Почему вы про него спросили у меня тогда, при первой встрече?
-Этот... нехороший человек-последнее, что я помню, перед тем, как попасть сюда. А еще я ему немного насолил-ну как немного, избил до потери сознания. Вот походу мстит.-тут Миронов вспомнил про записку- Да, еще в коробке с едой была записка. Встретимся через две недели. Ну вот я и решил его найти и обо всем расспросить.
Лили нахмурилась и чуть сморщила носик, как всегда в минуты задумчивости, она тоже вспомнила этого старика. Выского худощавого, которого она сбила на фордике и потом встретила в часовне.
- А знаете, я тоже видела какого-то странного незнакомца перед тем, как попасть сюда. Может, это один и тот же человек? Я собиралась выйти замуж... Правда, за нелюбимого, но мой отец так хотел... - слова так и лились из нее, не прерываемые ничем и никем. - Сначала я даже обрадовалась, что удалось избежать венца с этим уродом, но потом... Уж лучше бы я была сейчас дома, пусть и женой Дэйла, чем это.

"Что-то она мне этого не сказала, когда я ее спросил об этом. Темнит. Ох, не доверяет, кажись"
-Да, это мог быть один и тот же человек.

- Думаете, это он нас сюда? - совсем тихим шепотом, озираясь по сторонам, как будто из-за каждого угла сейчас мог выскочить старик, произнесла Лили.

-Вы его, должно быть, тоже обидели. Серьезно обидели. Я, в принципе, тоже. Вполне возможно. Вот только как он мог завести нас в такую глушь за такой короткий срок? Да и записка... Мне кажется, что он вернется через две недели. Ну а пока надо просто выжить.-улыбнувшись, сказал Константин.

Девушка улыбнулась в ответ, хотя и не так оптимистично. Она-то никакой записки не видела, только смеющееся лицо старика, говорившего что-то о двух неделях. Признаваться в сбивании человека тоже не хотелось - все-таки новый знакомый и попутчик. Еще и симпатичный, пригляделась в свете костра к русскому Лили.
- Давайте все-таки с утра пройдем ближе к городу? А пока, я попытаюсь еще вздремнуть, - тепло костра согревало и убаюкивало.

-Это можно. Выдвигаемся на рассвете. Спокойной ночи.- с этими словами охотник поднялся наверх и вновь установил свою импровизированную сигнализацию из пустой банки на приоткрытой двери. Еще раз оглядел комнату, собрал раскиданные вещи и лег спать.
- И вам, - уже сонно по-детски улыбаясь, Фокси свернулась калачиком и затихла.
Катарина
совместно с Fukuyo

Пробуждение было еще более болезненным чем вчерашнее. Росица кричала во сне и проснулась от собственных стонов. С минуту она не могла прийти в себя. Потом дрожа от холода начала выбираться на солнце. Она поднялась на крышу чтобы осмотреться, считая что Кристин все еще спит. Сколько Росица не вглядывалась - нигде не было заметно ни огня ни дыма, кроме того ей было в этот раз затруднительно определить направление в котором они видели чужой костер....
Кристин не спала. Она давно лежала с открытыми глазами, всматриваясь в одну точку на потолке. Она очень похожа на... паука. Да, на паука, вон как раз восемь трещинок, как лапки. В голове крутилась мысль, как бы из всей этой ассоциации сделать неплохую песню, у нее даже строчки припева сложились в мозгу. Размышления прервал далекий крик и Маклейн резко села в своем спальном мешке. Выбравшись из него, она поежилась от утренней прохлады и быстро оделась. Схватив косуху и натягивая ее уже на ходу, Кристин заглянула в комнатку, где ночевала Росица, но там оказалось пусто. Встряхнув огненной гривой, Крис засунула руки в карманы и зашагала на крышу, подумывая, что неплохо бы где-нибудь раздобыть чашечку крепкого горячего кофе.
На крыше она сразу увидела одинокую фигуру у края парапета:
- Если собралась бросаться вниз - могла бы и записку оставить. - Огонь подошла к девушке и встала рядом. - Ну что, видно что-нибудь?
- Нет! Вот еще , - Росица отпрянула от края отвечая на первую фразу. - не собираюсь я вниз бросаться. Что касается остального - костров там не видно. Даже дыма нет.
- Может, за ночь прогорели? Может, есть смысл туда прогуляться? - Крис, сощурившись, всматривалась вдаль. - Что мы теряем? Один черт - нечего делать.
- наверняка есть смысл прогуляться ... приблизительное направление - на запад. Только я смогу идти еще день, а потом мои запасы еды закончатся, и мне придется возвращаться... Кстати, неплохо бы навалить обломков мебели на этом перекрестке, а то я боюсь заблудиться.
- Ну, меня от этой дряни воротит, так что не думаю, что много отъем от своих запасов. Пару дней протянем, а там - посмотрим. Да брось, Росс, это же охрененное приключение! - Огонь действительно загорелась всей ситуацией, будто забыв, что они в необитаемом мире черт знает где.
Росица с тревогой подумала о том что проболталась о своих запасах: " нужно было врать, что ничего нет и клянчить еду..." - запоздало подумала она. В то же самое время она почувствовала симпатию к Крис которая вроде бы давала надежды на то что поделится едой, также Росица думала что рано или поздно все равно о её запасах та проведает.
- Ну хорошо, - вяло ответила Росица - буду двигаться с тобой насколько хватит ресурсов. Только местность помечать все же будем, хотя бы перед ночевками. И на карте тоже. Не хочу заблудиться.
Она думала о том что Маг обещал вернуться и что она обязательно станет его ждать - ровно через две недели как и договаривались и именно в том самом месте куда он её забросил.
Она повернулась к лестнице и через некоторое время уже бодро шагала по улице.
Маклейн с любопытством осматривалась всю дорогу. Вчерашний похмельный синдром был позади, голова ясная и любопытство взяло свое.
- Черт возьми, Росс! Это же настоящий постапокалипсис! офигеть, какой бы тут можно было фильм снять! Не хуже, чем у Пинк Флойд!
Росица улыбнулась. Ей нравилось творчество Пинк Флойд.
Так они двигались вяло переговариваясь. Спустя всего полчаса, они уперлись в неожиданный тупик которым заканчивалась довольно широкая улица.
Росица остановилась недоуменно глядя по сторонам, и вдруг увидела как из настежь открытого окна ближайшего здания полилась вода.
Оказалось, что все помещение изнутри было заполнено водой, и вот внезапно она
начала изливаться наружу. Вода быстро достигла её ступней, она отскочила вскрикнув,
но вот уже из окна полился настоящий поток, и воды стало по-щиколотки.
Вода была ледяная, буквально арктическая, и поток быстро заливал соседние улицы.
Все это в свете яркого-яркого утреннего солнца выглядело апокалиптическим видением, но было реально на ощупь.
Обе девушки панически закричали и бросились в разные стороны стремясь найти сухое
место. Поток стал совершенно бурным, и вода поднялась до половины голени.
Росица схватилась за карниз противоположного здания и вскарабкаться вверх. Глядя
на то как из окна извергается Ниагара она подумала о том, что это очень похоже на
разрыв дюкера, но здание было жилое, а не специальное, поэтому Росица смотрела широко раскрытыми от ужаса глазами и не могла поверить в реальность происходящего.
От всего этого у неё сильно заболела голова, и она едва не упала с карниза,
припав на одно колено, она подумала: "какое яркое черт возьми яркое солнце..," - как вдруг все внезапно прекратилось:
Вода с шумом исчезла, бурный поток превратился в тоненький ручек который благополучно вылился в соседние переулки, оставив после себя лишь несколько луж.
Росица, осторожно спустилась с карниза и дотронулась до асфальта... - "сухо", -
земля была совершенно сухая. Она поискала глазами лужи, но те словно испарились
за долю секунды и юбка и носки её были также соверешенно сухими
- Крис !! - в её крике слышалось отчаяние.
Маклейн спасалась от потопа на лестнице здания на соседней улице. Она бежала наверх. оглядываясь и с ужасом наблюдая, как вода покрывает ступени и поднимается все выше, и брызги уже скатывались каплями с кожи казаков и брюк. Вода загнала ее на несколько этажей, и, хотя Крис не могла поверить в то, что такой уровень подъема воды возможен - глаза не были согласны с рассудком и приходилось мчаться наверх. Лишь только когда сердце стало колотиться где-то в горле - вода отступила. Внезапно, будто ее и не было. Огонь, тяжело дыша и хватая воздух ртом, обессиленно села на ступеньки.
- Крис !! - снова вскрикнула Росица, стоя посреди улицы - ты где?? Ты видела это? Ты видела этот потоп??
Голос Росицы был едва слышен, но Крис вскочила с места и осторожно начала спускаться. Если бы она видела этот потоп одна, то была бы уверена, что сошла с ума - лестница была абсолютна сухая, ни малейшего признака того, что она была залита водой.
- Твоююю мааать..., - Огонь со всех ног рванула вниз, вылетая на улицу. - РОСС!!! Я здесь! Что это, мать его, было?!
- ты тоже это видела? Потоп ?? - сказала Росица думая, "слава богу это не галлюцинации". - Это похоже на разрыв магистрального трубопровода, но в центре города это совершенно немыслимо....
- Спускаться в подземелье неизвестно за кем - тоже немыслимо... - проворчала Кристин, все еще нервно озираясь. - Не знаю, что за чертовщина тут творится, но со зданиями в этом городе точно лучше не связываться. Как хочешь, но сегодня я ночую на улице!
- н-не вопрос - заикаясь ответила Росица. К шоку примешивался холод, который в отличии от воды никуда не исчез. Она дрожала стоя посреди улицы и не могла понять что делать дальше.
- Ладно, что застыла? - Огонь грубовато пихнула девушку в плечо. - Пошли отсюда, пока еще чего не случилось. А то электричество взбунтуется, я уже ни в чем не уверена.
Они углубились в улицу, и вскоре окружение стало напоминать райончик Квинз, такое же гетто. Стены исписаны и разрисованы граффити, кое-где болтаются остатки старых афиш и постеров. Один из них внезапно привлек внимание Крис до такой степени, что она резко остановилась,не отрывая глаз от потрепанной афиши, с которой смотрел седоватый плотного сложения мужчина.
- Джек?! Какого черта?! - она даже подошла вплотную, прикоснулась кончиками пальцев к цветной бумаге, будто проверяя, реальна ли она. - Я уже ни черта не понимаю, Росс, но это же Джек Моррис, или я отдамся нашему звукарю, а он еще тот урод!
- Какой еще Джек?? Ты знаешь этого типа? Но ты говорила что не из этих мест и даже языка не знаешь, - Росица говорила встревоженно.
- Я и не знаю языка... Но этот тип так похож на моего продюссера, что... - Крис умолкла, пристально разглядывая фото. - Нет, быть не может. Джек терпеть не может фотографироваться. Его даже на официальных буклетах никогда нет. Но, черт возьми... Не бывает таких совпадений. Хотя о чем я. Весь этот мир - абсолютная странность. Прикольное название для альбома, а?
- да уж - буркнула Росица в ответ. Её тревожило настроение спутницы. Словно та радовалась воскресной прогулке по луна-парку. Вокруг было странно и страшно. И мир ей представлялся враждебным. Поэтому она не стала продолжать беседу ожидая что еще скажет Крис.
Так они продолжили путешествие. Вокруг был явно бедняцкий квартал, покрытый мусором, застроенный низкими старинными зданиями. Стена забора вдоль которой они шли была также изрисована граффити, и некоторые из них были выполнены очень искусно. На одном - человек с головой птицы был изображен на уровне произведения искусства, рисунок в стиле ультра-реализма сопровождала небрежная ярко красная надпись из нескольких непонятных иероглифов.
Они задержались чтобы рассмотреть его получше:
- ничего себе - высказала общую мысль Росица. - это рисовал настоящий талант.
Рисунок был выполнен водостойкой краской и совершенно не побледнел от времени. Детали были прорисованы тончайшие и Росси думала о том, сколько недель ушло у художника на такую красотищу.
"Круто!" - подумала Огонь, с восхищением разглядывая рисунок. Редко увидишь такую тонкую работу на стенах. Она даже пожалела, что у нее нет фотоаппарата, чтобы запечатлеть эту красоту. Обмениваясь впечатлениями, девушки продвигались вглубь, пока Крис не замедлила шаг, недоуменно прислушиваясь. Они с Росс переглянулись и Маклейн поняла, что у нее не галлюцинации - девушки отчетливо слышали шаги. На глаза снова попалось граффити с птицеголовым. На сей раз он был изображен идущим. По мере ускорения шаги не отставали. У Бешеного Огня по загривку пошел холодок: в полнейшей тишине этого пустого мира чужие шаги невидимого спутника пугали даже ее. Девушки спешно завернули за угол и внова наткнулись на изображение все того же птицеголового. И на этом изображении он стоям и смотрел на них в упор, с горящими глазами, а в крепкой руке было нарисовано пугающе реалистичное копье. По ушам резанул отвратительный металлический скрежет, который, казалось, шел сразу отовсюду. То ли от мерзкого звука, то ли от нагнетания обстановки, но у Кристин и Росицы сдали нервы и они, не сговариваясь, со всех ног бросились прочь, подальше от жуткого рисунка.
Маклейн пробежала совсем немного, когда поняла, что Росицы нет рядом. Она резко остановилась и, озираясь, закричала:
- РОСС! Я здесь, Росс! Отзовись!
Ответом ей была все та же оглушительная тишина.
Комиссар
Миронов улыбался девушке только чтобы подбодрить. Звездное небо не давало ему покоя. Опытный охотник, он всегда ориентировался по ночным светилам, а тут как прикажете быть? "Так, отставить панику. Выкарабкаемся"-одернул он себя.
Застегнув спальник, он закрыл глаза, но вместо привычной обволакивающей мягкости ткани, почувствовал холод и сырость под телом. Открыв глаза, Константин увидел перед собой зелень травы и ползущую по тонкому отростку ковыля букашку, где-то недалеко шумела река…
Все остальное навалилось сразу: грохот канонады, скрежет железных гусениц, оглушающие выстрелы гаубиц, перемежаемые одиночными винтовочными хлопками и автоматными очередями, крики и стоны людей.
Он захотел подняться, но свинцовая тяжесть в груди, прожигающая все нутро, прижимала к земле. Осмотрев шинель, он увидел темно-красное расплывающееся пятно. С трудом приподнявшись, он смог оценить картину: немецкие войска (определенно немецкие- форма, вооружение, бронетехника указывали на это) теснили советских солдат от переправы, медленно, но верно продвигаясь вперед.
"Рана не тяжелая, надо собраться и помочь нашим!"-с этой мыслью Константин потянулся к винтовке. Но, едва он ее коснулся, на его руку наступил немец.
-Stirbt, Russisch Schwein!-с этим криком он направил в сторону Миронова ствол его МП-40...
Очнувшись в холодном поту, Миронов на ватных ногах подошел к окну. Сквозь пыльные жалюзи пробивался слабый лучик рассветного солнца, падающий на небольшой столик в углу. Тут же он услышал слабый плач.
За столиком сидела темная фигура. Присмотревшись, он узнал свою мать. Комната приобрела знакомые черты его дома. Что-то заставило Константина подойти к женщине и взглянуть на столик.
Перед женщиной лежал лист бумаги. Миронов поднял его трясущимися руками и начал читать.
"Ваш муж ефрейтор Миронов Игорь Семенович, уроженец... в бою за Социалистическую Родину... проявив геройство и мужество, был убит 26-07-1941 в р-не г. Смоленска..."
Дальше он читать не смог. До него дошло, что только что он видел последний бой отца и теперь держал похоронку. Лист выпал из его рук и рассыпался в пыль. Тут же наваждение начало мало-помалу отступать. Он уже стоял в той же комнате, где и уснул, а за столом никто не сидел. Оторвав ветхие жалюзи, он увидел рассвет.
"Светает... Пора будить девушку и убираться из этого места. Второго такого откровения я не вынесу".
Uceus
Инга сидела прямо на тротуаре, вытянув отчаянно гудевшие ноги. Что и говорить, расстояние до города она недооценила. Пока она шла по дороге, темный силуэт города, казалось, и не думал приближаться. Ворона не единожды останавливалась, дабы перевести дух, не уставая дивиться окружавшей ее тишине и полнейшему безветрию. Пару раз она прикладывалась к фляжке и попыталась съесть один из брикетиков. Однако, последнее намерение осталось невыполненым - половина брикетика вернулась в пакет. Вот странно, вроде и вкус не противный, но больше необходимого, запихнуть в себя не удавалось.
По дороге Инга оглядывалась, сама не зная, то ли в поисках жизни, то ли просто осматривая окресности. А вокруг было тихо и мертво, не было травы, лишь безжизненная земля покрытая то ли пылью. то ли пеплом, кое-где черными скелетами великанов высились деревья, столь же мертвые, как и все окружающее. Даже глазу не на чем зацепиться. И ни единой живой души. Это тяготило женщину более всего. Странно, там, в Витебске, вечно погруженная в свои проблемы и ежедневные обязанности, Инга и не замечала, есть ли кто рядом, нет ли, регистрируя присутствие коллег лишь краем сознания. Теперь, столкнувшись с полнейшим одиночеством, Ворона осознала его в такой всеобъемлющей полноте, что в груди сжималось сердце.
Слух, привыкший к тишине, не сразу разобрал появившийся звук. Кроме одиноких шорохов ее шагов, сначала очень тихо, а потом все отчетливее послышались странные всхлипы... Нет, поскуливания. Скулила собака. Совсем рядом, вон за тем поворотом. Все жалобнее и отчетливее становилось слышно. Такое знакомое поскуливание...
Инга вздрогнула. Этот звук она ожидала услышать менее всего. Наверно потому, что тот, чей плач (женщина, любившая собак всей душой всегда воспринимала этот звук как плач) она сейчас слышала, не мог находиться здесь. Ибо был мертв. А может... может и она тоже... как бы то ни было, Ворона не могла оставить источник этих звуков без внимания.
Поскуливания становились все жалобнее, казалось, псу придавило что-то и он пытается вырваться из плена.
Инга ринулась на звук без раздумий. Стараясь успокоить невидимого пока пса, дать ему понять, что помощь близко, дать ему надежду, она заговорила, мягко, тихо, успокаивающе. "Сейчас, маленькй. Я иду, не бойся. Ну, малыш, все будет в порядке", - она и сама не замечала как начал дрожать ее голос, от сочувствия, которое он был не всилах выразить. Женщина забежала за угол здания, ожидая... сама не зная чего.
Возле серой стены полуразрушенного здания не то какого-то склада, не то заброшенного гаража, и правда сидела собака. Большая, как ее Рыгор и даже такой же масти. Ее задняя нога была полностью под ржавым мусорным баком. Пес выл и извивался, но так и не мог высвободить конечность.
Ворона на мгновенье замерла, оценивая ситуацию. Бак казался ей не слишком тяжелым, наверняка она сможет его приподнять настолько, чтобы пес вытащил свою лапу. Собака же... она была потрясающе похожа на ее Рыгора, мастью, размером. И все же, Инга могла сказать без сомнений - это не Рыгор. Но разве это имеет значение, когда животному, единственной встреченной живой душе, требуется помощь.
- Сейчас, маленький. Сейчас помогу.
Женщина положила на землю пакет и сумку, спешно скинула рюкзак и стянула плащ - его ей пачкать сильнее. нежели он был испачкан уже. не хотелось. После чего, она осторожно обошла попавшего в ловушку пса, не по наслышке зная, что животное в состоянии стресса вполне может напасть на своего спасителя. "Сейчас-сейчас, потерпи, миленький", - тихо пробормотала себе под нос Ворона, прежде чем привалиться к боку бака плечом и навалиться на него всем весом, стараясь приподнять.
Бак поддавался. С каждым ее усилием он все больше отваливался в сторону, поскуливания стали как будто затихать. Нет, они перешли в настороженный тихий рык, а затем и более злобное рычание. Пока женщина распрямлялась, пес освободился и вышел, встав прямо перед ней. Дорога к припасам и вещам была перекрыта. Сейчас можно было уже хорошо рассмотреть, что этот пес больше походил на крупного волка. И чем дольше всматривалась Инга, тем все более волчьим становился его облик. Зверь зарычал и медленно пошел на свою освободительницу.
Теперь, когда животное оказалось свободным, Инга не могла понять, как она могла принять его за своего пса. Право, одиночество творит с сознанием странные вещи. И вот теперь, рыча, бывший пленник приближался. Нет... бежать нельзя. Это правило знают все владельцы собак. А если не знают, то выучивают достаточно быстро, если они ответственны. Но вот что делать дальше... в этом женщина не была уверена. Встретиться ли со зверем взглядом, бросив вызов, и попытаться противостоять. Или наоборот, отступить, не глядя в глаза, показывая. что в тебе нет угрозы. Но решать надо было быстро. И Ворона, собравшись с духом и сцепив зубы, подняла глаза. "Прочь! Не сметь!" - женщина ударила кулаком по боку бака, еще недавно державшего зверя в ловушке. Но голос, не превыкший к повышенным тонам, не слушался. Горячая волна боли прокатилась по руке, и дала голосу нужную силу.
- Прочь, я сказала!
И Инга сделала шаг вперед.
Зверь словно этого и ждал. Спружинясь, он взвился в резком прыжке, и женщина почувствовала смыкающиеся клыки на своих руках, которыми она инстинктивно попыталась загородить лицо и грудь. Она даже не успела крикнуть - через мгновение все пропало: ни волка, ни клыков, только тупая боль в руках и несколько затяжек на рукавах свитера.
Она дрожала. Ее била крупная дрожь. Женщина все еще видела перед собой эту морду, с приподнятой верхней губой и влажно поблескивающими клыками. Все еще чувствовала боль в руках. Инга даже не пыталась проанализировать свои действия - не допустила ли она где ошибку. Где-то в глубине души она знала, чтобы она не предприняла, волк бы все равно на нее бросился. Она сползла по стенке и тихо заплакала...
Кайл
Совместно с Fukuyo и other

Голова болела. Впрочем, как всегда, учитывая, что доза алкоголя была... Ну, как обычно. Даже хорошо, что в мешок он до того влезть не смог. Сейчас бы не было никаких сил из него выкарабкиваться.
Дари повалялся еще немного, но потом ему пришло в голову, что пойти куда-нибудь все же придется. Потому что надо найти хотя бы еду. Да и вообще — понять, куда это его занесло, и как бы отсюда... вынестись.
Соберись, тряпка! ...Каррамба...
Встать... удалось. Мексиканец порадовался, но аккуратно. Бурное провление радости могло вылить то, что булькало в голове. Не мозги — на то, что они еще там есть, он как-то не надеялся.
Теперь нужно осмотреться — аккуратно. По тем же самым причинам.
Так. С одной стороны — промзона, которая мало чем отличалась от промзоны где бы то ни было. Поэтому Андарио быстро потерял к ней интерес. С другой - было что-то, напомнившее пригород, и хотя все было запустело и на вид покинуто, чернявый решил двигаться туда. Опять же — очень осторожно. Осталось только собрать нехитрый скарб и сделать первые несколько шагов.
Первые шаги дались в меру трудно, хотя потом дело пошло на лад, и шатающуюся походку мексиканца уже можно было назвать бодрой. Если бы траектория его движения не представляла собой крутую синусоиду, то и вперед он продвигался бы достаточно быстро. Однако, рано ли, поздно ли, ноги донесли мексиканца до широкой дороги, больше напоминавшей шоссе. Андарио подпер спиной ближайший столб и попытался прикинуть, куда ему надо идти, чтоб попасть примерно в центр. Из центра исследовать незнакомую территорию казалось ему удобнее.
По обе стороны шоссе были двухэтажные коттеджи перемежающиеся с тем что оставалось от садов. Шоссе казалось прямым и бесконечным уходящим за горизонт. Не смотря на то что было довольно прохладное утро - где-то на расстоянии полумили проявлялся "эффект мокрого асфальта". И воздух дрожал. Колебания воздуха были все отчетливее...
Внезапно стало заметно, что это не воздух колышется, а сам асфальт словно подернулся рябью, а затем вздыбился и устремился навстречу. Словно волна шла по земле в сторону Андарио.
Мексиканец с интересом наблюдал за этой волной, не пытаясь куда-либо спрятаться или убежать. То ли еще был слишком пьян, то ли так бесстрашен, но дыбившаяся дорога словно заворожила его.
Через несколько секунд волна докатилась до него, его подбросило и сбило с ног. После чего все исчезло. Он не ощутил новых толчков, также не заметил в земле ни трещин, ни разрушений вокруг, как это обычно бывает при земелетрясениях. Все стояло в первозданном виде, словно все это произошло только с ним одним и ради него одного.
Андарио поднялся на четвереньки, еще раз ощупал рукой землю перед собой, словно не веря, что она целая, а затем потянулся к голове — проверить, не выросла ли где лишняя шишка. Не обнаружив изменений и там, он — опять, каррамба! — собрал шмот и поднялся на ноги. На этот раз это получилось легче, видимо, падение немного выбило из него пары алкоголя.
Дари снова прокрутил в голове интересное наблюдение и довольно хмыкнул. Местная "природа" начинала ему нравиться. По крайней мере пока.
Отсутствие людей удивляло. Куда же его закинул обидчивый старикан? О, кажется, начался собственно город, по крайней мере, судя по окружающим домикам.

Устав он рукой оперся о стену здания для того, чтобы снять рюкзак.
..... кажется это была дверь потому, что поверхность поддалась под его тяжестью и он начал заваливаться. Но резко обернувшись он обнаружил что никакой двери не было, вместо этого его рука словно провалилась в бетон, утонув в нем почти на 30 сантиметров. На ощупь она напоминала водяной матрас.
Ощущения были... интересные. Андарио попытался пошевелить пальцами, и вообще проверить, насколько он застрял.
Стена держала как влитая и не шелохнулась даже от пинка ногой.
Сначала было смешно и весело, потому что когда еще застрянешь в бетонной стене в незнакомом городе, совершенно вымершем. По крайней мере по первому впечатлению. Потом веселье переросло в нервный смех, а потом мексиканцу стало страшно. Кажется, он даже протрезвел, хотя поручиться он бы не смог.
От нечего делать, парень стал искать глазами – чем бы сломать стену. За поворотом открывался унылый вид: мусоровоз со спущенными шинами, стоящий поперек улицы, и огромное количество мусорных баков, некоторые из которых были перевернуты.
Повернув голову в противоположную сторону, Андарио услышал за спиной какой-то вздох, испуганно оглянувшись обратно, он увидел, как мусоровоз медленно и величественно погружается в асфальт. Вместо ожидаемого жуткого грохота, он слышал лишь нечто напоминающее шелест шин, и гудение от падающих мусорных баков. Всего за десять секунд весь мусоровоз скрылся под землей, а за ним и половина баков. Асфальт в том месте блестел и воздух над ним дрожал так как это было на шоссе. Никакого провала не было, лишь голый асфальт.
Затем то же самое произошло с остальными баками, а так же ближайшим к нему осколком бутылки – такое же тихое погружение в серую массу асфальта. Через мгновенье, Вагабунди стал ощущать, как его ноги словно затягивает в зыбучие пески.
Он снова попытался дернуться, чтобы высвободить хотя бы руку или одну из ног, но ничего не получилось.
- Эй, так не честно! -- крикнул он и стукнул кулаком свободной руки по бетону, где очень некстати застряла предыдущая рука.
Ноги затягивало вниз все сильнее, а от удара в стену это движение лишь усилилось. Андарио почувствовал, как тело между застрявшей рукой и увязнувшими ногами все больше напрягается. Когда рука вытянулась до отказа, а тело по пояс оказалось в асфальте, он зажмурился, ожидая самого худшего. Но, открыв глаза через пару минут, увидел себя сидящим на все том же асфальте, только сапоги почему-то торчали рядом, словно влитые в серое полотно дороги.
- Эй ты! - крикнул он снова в пустоту, по всей видимости обращаясь к магу, и погрозил туда же кулаком. - Это были мои любимые сапоги, между прочим! ...И единственные, - добавил он через мгновение, но уже тише, с нескрываемой грустью в голосе. А от кого было что-то скрывать? От себя самого? Бред!
Оставаться без обуви совершенно не хотелось, и он решил, что даже потрепанные сапоги лучше, чем ничего. Он дернул за торчавшие голенища, и сапоги с трудом поддались, словно о их вынимал из вязкой густой жижи. Какое счастье, что внутрь особо ничего не попало!
Нацепив любимую обувку, мексиканец решил двигаться дальше, а для этого - сойти с шоссе, доставившего ему столько неприятный моментов, и пошел вглубь города.

Окружающий пейзаж изменился, теперь сойдя с шоссе он вступил в мир узких улочек, образованных длиннющими, одинаковыми семиэтажными зданиями на вид очень ветхими. Все стены их были разрисованы. Под окнами был навален мусор. Одинокая автобусная остановка была покрыта графити. (Чтоб я так рисовал! Могут же люди.) Помимо прочего там был изображен в натуральную величину сидящим человек с головой птицы. Изображен так, что Андарио сначала принял это за свежий постер отпечатанный типографским способом, и только подойдя поближе понял, что рисунок выполнен прямо на металле конструкции остановки.
Птицеголов смотрел куда-то влево, задумчиво. В одной из его рук было копье со странным широким искривленным наконечником, которое издалека можно было принять за косу.
Возле головы птицеголового ядовито-красной краской был изображен иероглиф, на совершенно неизвестном языке.
Андарио решил было подойти и колупнуть ногтем рисунок - интерено же, как сделано! - но когда он подошел примерно на метр, стало заметно, что картинка - живая: одежда нарисованного человека слабо колышется на ветру, а сам он словно живой и дышит. Все это происходило в полнейшей тишине.
Мексиканец тихо присвистнул и сделал пару шагов назад, чтобы странный человек-птица его не заметил. Он, конечно, был нарисован, но ведь шевелился! А после происшествия на шоссе Дари решил быть поосторожнее, и на неприятности нарываться поменьше. Тут вам не старый добрый Новый Свет, тут на обаянии, алкоголе и бренчании на гитаре не выедешь.
Дари отыскал угол дома, который был поменьше раскрашен и из-за которого не было видно автобусную остановку, и зашел за него.
- Вроде не заметили... Надеюсь.
bluffer
Совместно с Комиссаром

Сон сразу окутал Лили своими теплыми мягкими бархатными щупальцами…
Она снова была в часовне. Красивая, нарядная, в белоснежном платье, с легкой паутинкой фаты на обесцвеченных локонах и грустной улыбкой на губах. «Каким мужем будет этот тупица? Что я буду делать с ним сегодня в постели?» - недовольно сморщила носик девушка.
- Ты будешь делать, что я прикажу! – ее грубо схватили сзади, заломив руки за спину, и потащили прямо сквозь стену…
Фокси пыталась брыкаться и отбиваться, норовя попасть в мучителя каблуком – но все тщетно. Ее бросили на кровать, привязав руки к железной решетке изголовья.
Рассмотреть мучителя не удавалось – он был весь в черном свадебном костюме, голову и лицо полностью закрывал черный колпак. Больше всего Лили напугало отсутствие прорезей для глаз в колпаке: «Как же он меня видит?»
- Я тебя чувствую, маленькая поганая развратница! – человек засмеялся громко, раскатисто и жутко.
Лили хотела закричать, но губы слиплись, и она лишь протяжно застонала.
- Громче, лисенок, - в руке мужчины сверкнул нож.
На бледных щеках появились первые дорожки слез, которым скоро суждено было превратиться в поток.
Острым, как бритва, лезвием мужчина провел по ногам Лили, задирая ее подъюбники и распарывая дорогие чулки. Дойдя до подвязок, он срезал и их.
- Что-то ты слишком спокойная. Так слишком скучно.
Человек в черном перерезал веревку на руках девушки и зажал их под свои коленом, сев рядом с ее лицом.
- Какая ты красивая, лисенок, - усмехнулся он, утирая ее слезы. – Но кое-что я все же подправлю.
Сталь острия мелькнула прямо перед зеленым зрачком, и Фокси, не осознавая как ей это удалось, все-таки высвободила руки и попыталась закрыться от ножа.
Острая боль пронзила правую ладонь, и на лицо упали теплые тягучие капли.

Лили закричала и проснулась.

Кусок дерева от подлокотника действительно впивался ей в руку. Лили осторожно высвободила ее, боль была не такая сильная, как во сне. "Спокойно, это всего лишь сон. Ночной кошмар..." - тихо твердила Фокси дрожащими губами. Подойдя к окну, удалось рассмотреть, что и рана не очень серьезная, но все же…
Лили решила обвязать руку хотя бы чулками. Они все так же были в рюкзаке только… совершенно искромсанные. Девушка с ужасом откинула их подальше и услышала шаги – русский спускался. Она осмотрела себя в мутном отражении пыльного зеркала старого шкафа: руки грязные, с облупившимся красным лаком на ногтях; лицо тоже не мешало бы умыть как следует – разводы от туши никуда не исчезли; волосы слежались, кое-где торчат выбившиеся из прически локоны; одежда тоже в пыли. Еще и рана на руке.
«Я хочу домой!» - Лили чуть было не заплакала, но решив, что русский точно убежит не только от грязнули, но еще и нюни, удержалась.

Собрав вещи, Миронов еще раз оглядел комнату. "Чего-это она мне похожей на мою показалась?"-спросил он сам себя и случайно скользнул взглядом по руке. "Замарался"-подумал он, глядя на руку-"И синяк где-то успел насадить. Стоп. А чего это он в форме следа? От кованного сапога, походу немецкого"-тут он вспомнил прошедшую ночь-" Точно немецкого. Надо валить отсюда".
Быстрым шагом он направился вниз по лестнице, окликивая девушку:
-Собирайся, мы уходим.
Комиссар
Совместно с other

Лили очень даже подстегнула резкая команда к действию - давно бы так, пусть мужчины командуют и думают, а она просто хочет покоя и уюта. А еще лучше горячую ванну и сигаретку...
- Как вы думаете, Костя, - она даже забыла на про кровоточащую руку. - Здесь есть магазины? Так хочется курить, сил просто нет.

Миронову сразу же вспомнился тот дом, где он сделал первый привал.
-Да, кажется я недавно был в одном таком магазине. Но не об этом сейчас, надо двигаться дальше.
Дальше, когда где-то рядом сигареты??? Лили уже было открыла рот, чтоб вывалить кучу аргументов, почему им не надо дальше, а надо именно туда, где возможно лежат и ждут никому не нужные пачки с блаженным куревом, как вдруг резкая боль в руке остановила этот порыв, и она громко вскрикнула.
- Ай!
Громкий звук заставил Константина, уже стоящего у двери, обратить внимание на девушку. Далее его внимание привлекла рана на ее руке. "Уже успела пораниться... Надо найти аптеку"-подумал он.

- А бинта у вас тоже нет? - уже зная об ответе, все же спросила Фокси, глядя на правую ладонь.

Миронов снял рюкзак и опустился на колено. Достав сменную одежду и нож, он отрезал несколько полосок ткани. После он достал флягу и, немного отхлебнув, сказал:
-Сейчас тебя подлатаем. Давай руку.
Девушка протянула руку, радуясь в душе заботе и теплу, исходящему от ладоней Миронова.
Щедро полив рану из фляги и не обращая внимание на шипение и недовольные вздохи Лили, Константин принялся перевязывать руку девушки.
-Ничего, скоро будешь как новенькая. Будешь? Тут еще есть немного- сказал он, протягивая флягу.

"Споить решил!" - насторожилась Фокси. - "Да и плевать. Еще бы пару колес сейчас... К чертям всю эту кутерьму!"
- Буду, - девушка взяла флягу и, отпив несколько глотков, закашлялась. - Что там у вас? Виски что ли?

Константин задумался, подбирая английские слова. "Самогон, вот только как ей объяснить?"
-Алкоголь, сделанный в домашних условиях- выкрутился он.
"Лишь бы не отравится и не развезло, теперь точно покурить" - она вспомнила про сигареты.
- Так куда мы пойдем? - Лили уже надевала рюкзак, замечая, что он в общем-то мало потяжелел, ведь ее угощал провизией спутник.
-Мы вчера собирались идти дальше в город. Вот туда и двинемся.-ответил Миронов, надевая рюкзак и проверяя остатки жидкости в фляге. "Не густо. Где-то четверть"- мысленно констатировал он.

- Ладно, поищем там аптеку и магазины. Может и телефон найдется, - то ли алкоголь подействовал, то ли наступление дня, но Лили почувствовала себя свободной и беззаботной, словно в путешествии за город с друзьями, а не в пустынном странном мире рядом с незнакомым, чужим в общем-то ей, человеком и ограниченным запасом еды и питья. Она заулыбалась и легко зашагала вслед за русским на улицу.
Миронов же не разделял оптимизма девушки. Держа винтовку в руках, он шел по незнакомому заброшенному городу, бросая взгляды то в одно пустое окно, то в другое.
"Высотные дома. Быть может, там будет и местный участок милиции, охотничий магазин или воинская часть"- подумал он, шагая по пустынной улице- "А там может быть будут нужные запчасти и патроны. Неизвестно что может ждать здесь, а рабочая винтовка была бы хорошим подспорьем"
bluffer
Совместно с Комиссаром

Пустые высотки с пыльными черными проемами окон, полуобвалившимися балконами и ветхими дверями, в обрамлении навсегда потухших покосившихся фонарей, сначала завораживали Лили. Впервые она видела совершенно безлюдный город. Ее Даллас был похож на муравейник, подсвеченный изнутри разноцветным прожектором. Она скучала по постоянному шуму улиц: гомону людей, скрипам авто по асфальту, музыке баров и кафе, сиренам полицейских, да и просто по ветру, постоянно норовящему сорвать глянцевые афиши и деревянные или жестяные вывески, задрать подолы нерасторопных девиц.
А здесь была тишина.

Видя спину русского, она поражалась его настороженности и боеготовности - кого тут бояться-то? Никого ведь нет, кроме дурацких снов...
Стеклянные витрины, неужели? Магазин!
- Костя, - негромко позвала она. - Давайте сюда заглянем?
Миронов остановился и посмотрел на здание, на которое указывала девушка. "Магазин что-ли? И на кой ей сейчас магазины?"-подумал он, глядя на небо- "Ладно, время терпит, немного обыщем это строение и двинемся дальше"
-Ладно. Но долго тут мы не задержимся.
Фокси вполне устраивало недолго, сигареты бы найти и все. А если и зажигалка отыщется, то вообще замечательно.

Снаружи определить, что это за магазин, было сложно: надписи на стеклах были все на том же непонятном языке, а сами стекла настолько запылились, что рассмотреть находящееся внутри было невозможно. Лили нетерпелось попасть внутрь, поэтому забыв о всякой острожности, она пулей промчала мимо русского к входу. Дверь оказалась не заперта и с легким скрипом поддалась девичью усилию.
Магазинчик оказался небольшой лавчонкой. Товарами она не блистала, да и те находились в плачевном состоянии полуразрушенности и превращения в труху.
Фокси жадно шарила глазами по грязным витринам и, наконец, радостно вскрикнув, подбежала к одной из них. Пачки, очень похожие на сигаретные, покрытые толстым слоем пыли, оказалось не так легко достать.
- Вы не поможете мне это разбить? - повернулась она к спутнику.
Подойдя ближе, Константин осмотрел витрину, пожал плечами и, размахнувшись, обрушил приклад винтовки на стекло. Далее он вынул осколки и достал одну пачку.
-Держи- сказал он, передвая сигареты девушке и двигаясь в сторону кассы.
Лили быстро разорвала пачку - внутри действительно оказались сигареты. Но стоило попытаться взять их в руки - как они рассыпались в прах. С досады девушка чуть не заплакала. "Значит, покурить мне тут так и не удастся. Точно, я в аду!" - она стукнула кулаком по целой витрине, отчего боль в руке снова запульсировала, и перевязка чуть сильнее увлажнилась от крови.
-Испортились? Ну, не беда. Курить, вообще то- здоровью вредить.- сказал Миронов, обыскивая прилавок, не обращая внимания на то, что девушка недовольно скривила губы и отвернулась. Какие-то свертки, чье содержимое давно потеряло товарный вид, поблекшие открытки, разнообразная дребедень непонятного назначения... Когда он почти уверился, что полезного тут нет, он заметил небольшую стойку с зажигалками и маленькую канистру под прилавком. "Так, что тут у нас? Зажигалки! А в канистре, должно быть, бензин?"- с этими мыслями он стал заливать из канистры по чуть-чуть жидкости в зажигалки и пробовать их зажечь."Не работает. И эта. Опять не работает. И снова. Опять."- тут одна зажигалка дала слабый огонек-"Ага! Жить будем". С этой мыслью он долил топлива и положил зажигалку в карман. "Хорошая. Немецкая что-ли?"
-Пошли. Здесь больше нечего ловить.
"Деловой какой, - бурчала про себя Лили. - Бензин нашел, а довольный как будто золотую жилу. Куда идти-то? Везде одно и то же..." Ее взгляд упал на дальнюю витрину с несколькими бутылками, стоящими в ряд.
- Подождите, - решив, что хоть спиртным-то она точно разживется, Фокси двинулась к бутылкам.
Большая часть оказалась закрыта прогнившими пробками. Понюхав, Лили убедилась, что там вино, превратившееся в уксус или еще во что похуже. Но в нескольких бутылках, закрытых металлическими пробками, плескалось что-то прозрачное, похожее на спирт.
- Я, пожалуй, захвачу парочку, - улыбнулась она Миронову, засовывая две в рюкзак.
- Что в бутылках?
- Я думаю, спирт, - неуверенно протянула Лили.
-Спирт- это хорошо. Ладно, идем дальше. Надо еще найти ночлег.- сказал Миронов, выходя из магазина.
"И аптеку с телефоном", - подумала Фокси.
Комиссар
Город все так же глядел на путников пустыми глазницами окон. Стекла были, в основном, выбиты. Шагая по довольно широкой улице, заставленной ржавеющими авто разной степени побитости, Миронов глядел по сторонам. Дома, хоть и выглядели пустыми, но все же вызывали чувство подавленности. Отсутствие ветра дополняло эту нереальную картину.
"По крайней мере, вечер будет повеселее вчерашнего, - думала Лили, ощущая тяжесть бутылок в рюкзаке. - А если я и русский последние, кто остался после взрыва атомной бомбы? Теперь нам что, человеческий род что ли продолжать?" - она придирчиво осмотрела идущего рядом мужчину. - "Бред какой. А нашим детям с кем жениться? Должны быть еще люди." Этот сумбурный поток мыслей не мешал ей разглядывать окружение: провода в основном оборванные и, по видимому тока в них давно нет, значит, телефоны отменяются. Раз истлели даже сигареты, то думать о нахождении продуктов и лекарств тоже глупо. Да уж, угораздило ее.
Едва только начало темнеть, Константин огляделся и осмотрел ближайшие дома, выбирая место для ночлега. Внимание его привлек дом с решетками на окнах и большой белой звездой на вывеске. "Один вход, зарешеченные окна. Здесь, вроде, будет безопаснее. Тут и остановимся"- думал он, поднимаясь по крыльцу и двигаясь к двери. С трудом открыв дверь, он ввалился внутрь, оглядываясь. Помещение оказалось довольно просторным залом. То тут, то там была битая мебель. В другом конце виднелись несколько корридоров, ведущих не пойми куда.
-Разведем костер, перекусим, а завтра обследуем здание.- предложил Миронов.
- Ладно, - буркнула Лили, потирая уставшую поясницу. - Я устала так, что упаду хоть где, и есть хочу жутко.
Уже привычными движениями разломав стол, первым попавшийся под руку, и натаскав дров, Миронов разжег костер. Сняв рюкзак, он провел ревизию припасов. Так как родные консервы закончились, пришлось достать что-то из припасов из железной коробки, особо не выбирая. Развернув упаковку и осмотрев содержимое. Брикет непонятного происхождения. Запаха не имеет, цвет отвращения тоже не вызывает. "Ну, рискнем здоровьем"-Миронов отрезал небольшой кусок и попробовал. Вкус не произвел впечатления, однако выбирать было особо не из чего: брикеты, крупа или странные банки, так что надо привыкать. Придвинувшись к костру, он продолжил трапезу.
Фокси смотрела на огонь, жуя странную смесь пищевого брикетика, и думала о ванной. А лучше бы сейчас в бассейн и закутаться потом в мягкое махровое полотенце. Как же она соскучилась по дому и даже по отцу, хоть они в последнее время только ругались. Красные отсветы огня напомнили ей их последний пикник со Стивом: тихий вечер на берегу Тринити, окрашенный в разные оттенки заката город, ее любимые киви, манго и клубника на теплом пледе. Стив наливает ей вино и что-то шепчет на ушко, а она смотрит на костер и смеется, впитывая ароматы испаряющегося с углей мясного сока...
- Выпьете? - предложила Лили русскому, смело отхлебнув глоток из бутылки. Пробку она кое-как расковыряла шпилькой, пока он возился с костром. Там точно было что-то спиртное, судя по запаху и идущему сейчас по телу теплу. - А у вас есть жена, Костя? Ну или девушка любимая...
Константин осознавал, что злоупотреблять алкоголем в сложившейся ситуации- не самая лучшая идея.
-Нет у меня никого- ответил он девушке с едва заметной грустью в голосе.- А от спиртного я, пожалуй, откажусь.
"Странный мужчина. Одинокий, не пьет. Что-то с ним не так, наверное. Хотя, кто этих русских знает," - Лили неопределенно пожала плечами и отхлебнула еще порядочный глоток.
- А почему никого нет? Вы вроде уже... - она замялась, подбирая слово, - взрослый.
-Да как-то не сложилось. Сперва служил в Германии. Потом некоторое время пожил в городе а затем переехал в родное село. Ну а дома я весь в работу ушел.
- Так ты немец что ли? - совсем удивилась Лили.
-Группа советских войск в Германии. Не слышали о таком?
- Нет. Война-то давно кончилась, еще до моего рождения.
-А войска остались в Германии. Больше я не скажу, а то могут быть проблемы.
- Ты шпион? - загорелись глаза девушки.
-Нет! А был бы, стал бы я в этом признаваться?
- А почему нет? Мы все равно тут одни. Какая теперь разница кто и кем был там...
-Тут мы действительно одни. А вот когда вернемся... Ну ладно. Этот период давно в прошлом. И шпионом я никогда не был.
- Ну и подумаешь, - надула губы Фокси. Отхлебнув еще из бутылки, она спросила чуть дрожащим голосом: - Ты думаешь, мы сможем отсюда выбраться?
-Почти уверен. Должны же мы вернуться когда либо?!- ответил Миронов. На деле же он не имел понятия, как отсюда убраться. Все, что он мог придумать- постараться выжить как можно дольше.
Лили не почувствовала уверенности в голосе Кости и снова приложилась к бутылке, в надежде, что алкоголь отгонит ночные кошмары.
- Я все думаю, кто оставил нам эту дурацкую еду? И почему так мало. У меня осталось пакетика четыре этих непонятных брикетов и две фляги воды. Что я буду делать, когда это все закончится?
-Я тоже об этом думал... Еды у меня чуть побольше будет, но она все же закончится... Видимо, придется вернуться к тем коробкам, если в них еще что-то есть.
Лили внезапно осенило - она даже резко вскочила с места, чуть не упав - алкоголь все-таки брал верх над полуголодным организмом:
- А что, если нам надо было ждать там?! Помнишь про две недели? А мы пошли черте куда зачем-то! Я возвращаюсь! - заключила она, решительно потрясая полупустой бутылкой.
-А ты хоть дорогу назад помнишь?-ехидно спросил Миронов- Даже если помнишь, ночью идти я бы не советывал. Заблудишься. А как я думаю, все равно, где ждать. На две недели эти припасы я растяну, а это здание выглядит как крепость. Я тут останусь.
- Вот и сиди тут! - алкоголь добавил смелости и упрямства. - А я пойду. Там мой красный фордик, найду как-нибудь...
Фокси успела сделать пару шагов почему-то в сторону окна, а не двери, и растянулась прямо на грязном полу.
-Далеко уйдешь-с улыбкой констатировал Миронов- Знаешь, завязывала бы ты с алкоголем. А еще лучше, ложись спать.
Фокси его не слышала: то ли удар был не слабым, то ли алкоголь - но девушка уже впала в забытье и не шевелилась.
Посмотрев на девушку, Константин увидел это жалкое зрелище. "Не стоит ей выпивать...Где там ее спальник?"-размышлял он, обыскивая рюкзак девушки.-"Негоже на полу холодном спать. Простудится еще."
Через некоторое время, основательно намаявшись, он все-таки смог запихать Лили в ее спальник. Еще раз взглянув на девушку, он поднял свой рюкзак, отошел в противоположный угол комнаты и тоже принялся готовиться ко сну. "Надо бы спиртягу у нее забрать"-подумал он, расстелив спальник. Вернувшись к девушке и еще раз открыв ее рюкзак, он реквизировал оставшиеся бутылки и с чувством выполненного долга положил их в свой рюкзак. "Для ее же блага"-подумал он, уже почти засыпая.
Fukuyo
ДЕНЬ ВТОРОЙ (продолжение)

Росица бежала не оглядываясь, стараясь петлять. После очередного поворота обнаружила, что бежит одна. Кристин потерялась, или она сама потерялась. Какая разница, главное было то, что она выдохлась и сердце готово было разорваться. Она перешла на медленный шаги и несколько минут старалась восстановить дыхание.
Скрежещущие звуки больше не повторялись. И вокруг было тихо. Судя по всему она не убежала так уж далеко потому что вокруг были все те же трущобы, только солнце было теперь не слева, а впереди.
Росица дрожала от страха после пережитого, ей казалось что во вот из окна какого-нибудь из зданий на неё выпрыгнет чудовище. Она пыталась унять дрожь, но та никак не проходила. "Это паника," - подумала она, - "что же делать?". Она никак не могла восстановить дыхание, и сердце стучало быстро-быстро. Ноги сделались ватными, и на лбу выступили капли холодного пота. "Выскочи кто из-за поворота, я не смогла бы убежать ", - подумала Росица и оперлась о стену. Потом сползла вниз как это было вчерашней ночью, но в этот раз она понимала, что вот вот может потерять сознание. В глазах рябило, начали мельтешить какие-то черные пятна. "Ну вот еще, только не обморок" - подумала она, и легла ничком прислонившись щекой к холодному асфальту. Так она лежала несколько минут, пребывая на грани потери сознания. Но постепенно она задышала ровнее и дрожь унялась. Сердце вернулось в нормальный ритм. Она зевнула, ощущая сонливость.
Страх не то чтобы куда-то исчез, но она попросту дошла до предела, и бояться перестала. К тому же вокруг ничего не происходило, все так же светило солнце и пустынные улицы вокруг были такими же как обычно. Пролежав еще минуты четыре Росица поднялась с земли, огляделась еще раз. И решилась:
- Крисс!!!! - крикнула она и удивилась слабости своего голоса, - Крииис!! Где ты!?!??!??!?!
Ответом было лишь эхо её крика. "Не могли мы отбежать друг от друга дальше чем на полкилометра " - думала Росица и продолжала кричать.
Но ответа все не было. Она обошла весь квартал громко зовя Кристин, но не услышала ничего в ответ.
Тогда она робко попробовала идти в обратном направлении и вскоре поняла что заблудилась и не сможет найти дорогу к той стене с граффити. Её это испугало еще сильнее. Потеряться здесь одной!!?? Эта мысль приводила её в ужас. Спустя несколько минут лихорадочных метаний она вспомнила две вещи: Первой была мысль о том, что еды у неё на один обед, так как кормить её обещала Кристин ... до того как потерялась. Вторая о том, что у неё же есть карта!

Впрочем карта не помогала. Хотя на домах судя по всему были не только номера, но и названия улиц, а карта была достаточно подробная; Росица не могла найти нужных названий. На карте иероглифы мельтешили у неё перед глазами и она никак не могла их соотнести с тем что видела на домах.
Она остановилась на крупном перекрестке и взяв себя в руки решила сориентироваться по солнцу.
Часы у неё по счастью были. Так она определила азимут и решила двигаться к "точке" как она прозвала то места куда её выбросил Маг. Она весьма приблизительно нашла это место на карте, и обвела кружком губной помадой. Задача была проста - дойти туда где есть еда. Если по дороге встретится Кристин то это прекрасно, если нет.... Об этом Росица решила не думать. Она почему-то твердо была убеждена в том, что Кристин где-то рядом и что они обязательно встретятся.
Жечь костры она не решалась опасаясь того что кроме Кристин и её самой в городе есть кто-то еще, и этот кто-то может быть недружественен. План её был смутен и не до конца ясен ей самой: Где ждать Мага? как искать Кристин? да и стоит ли? Вдруг той уже нет в живых? Несмотря на то что она знала девушку всего несколько часов, Росица подумала внезапно о том, что в этом пустынном мире ей никак не выжить одной, поэтому она решила набрать еды и вернуться с тем чтобы продолжить поиски Кристин.
....
Дорога обратно заняла у неё ровно два дня. Ночевала она в каком-то холле офисного здания чью входную дверь ей удалось забаррикадировать стульями и диванами. Костер ей разжигать не захотелось. Половину ночи она провела дрожа от холода и страха, и проснулась когда был уже почти полдень. На второй день ей повезло найти то самое шоссе по которому она вошла в город.
Так она достаточно быстро, вечером того же дня вернулась к припасам.
С собой она принесла кое какие вещи для того чтобы соорудить маяк-послание для мага. Он представлял собой большую стеклянню банку хорошо закрытую от дождя с запиской внутри. И нескольких длинных полос ядовито-красного пластика которые она оторвала в пригороде. В записке она просила прощения, умоляла пощадить, и обещала все компенсировать. Там же она написала что вернется в это место ровно через две недели от начала. После чего поместила все это на пустыре на обочине. "Почему не прямо на дороге? Думаешь проедет автомобиль "- мелькнула у неё саркастическая мысль. Но она все-таки решила оставить все как есть.
После чего взяла с собой четырехнедельный запас еды, запасные батарейки для фонарика, подумав отнесла коробку с остальной едой в сторону мачты ЛЭП, так чтобы запомнить место, а немного поодаль спрятала один из ножей найденных в магазине, предварительно завернув его в 5 слоев пластика от непогоды.
Решив что теперь она готова к любому развитию событий, она переночевала в спальном мешке, а утром нацепив рюкзак, двинулась обратно в город. Весь четвертый день она шагала по улицам стараясь выдерживать прежнее направление. Росица удивлялась тому что все вокруг было спокойно. Только безлюдная тишина была единственным её палачом в последние пару дней.
Она думала о том кто еще может быть в городе, о том где Кристин и что ей дальше делать. Мысли её были сумбурны, но чувствовала она себя намного спокойнее чем раньше. Город больше не преподносил сюрпризы. В отличии от погоды. К концу дня небо заволокли тучи и начал моросить дождь. Стало ощутимо холодно. И Росица решила разжечь огонь. Для этого она начала искать подходящее помещение но долго не могла найти. В конце концов на задворках она нашла какой-то навес летнего кафе, возле которого стояла легкая софа. Дождь тем временем полил как из ведра. Росица вынесла остатки мебели из кафе, соорудила костер, полила из бутылки с горючей жидкостью и щелкнула зажигалкой. Закуталась в какие-то покрывала лежавшие внутри, и легла поближе к костру.
Вскоре она задремала тепло огня наполнило её спокойствием и усталостью. Но глубокий сон не приходил еще долго. Она много думала. Её мысли начали приходить в порядок: "Все это очень странно и кошмарно. Куда пропала Кристин? А была ли она? Может быть это все мой сон? или мои галлюцинации? Сейчас город похож на самый обычный только без людей,но все эти ... спец эффекты? Откуда шли те звуки? Может быть это была запись? Но ведь в городе нет электричества. Все-таки все очень странно. Может быть я умерла и оказалась в аду? И Кристин такая же душа попавшая в ад? Где же сами черти? Что мне дальше делать? Что мне делать ? Что мне делать ? Что мне делать ? Что мне делать ? Что мне делать ? ...."
Она встала подбросила еще древесины. Принесла несколько больших кусков. Только далеко заполночь смогла уснуть.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ
Uceus
Наконец, всхлипы перешли в судорожные вздохи, а затем и вовсе смолкли — выплакавшись, Инга успокоилась. В конце концов, нельзя же вечно плакать. Боль проходит, а слезы иссякают. Поднявшись на ноги, женщина неверными шагами приблизилась к своим вещам. Порой она приподнимала рукава свитера и осматривала своируки, будто ожидая увидеть раны, нанесенные клыками. Но ран не было... хотя были затяжки на свитере. Это ставило Ворону в тупик. Получалось, произошедшее было недостаточно реальным, чтобы убить ее, но достаточно реальным, чтобы оставить затяжки на свитере... Чушь какая-то.
Достав из сумки платочек и смочив его водой из фляжки, Инга привела лицо в порядок, благо макияж ей снимать было без надобности, за неименеем последнего — после бассейна она не красилась. Да и сейчас не собиралась. Вряд ли ей здесь встретится принц на белом коне. Если только Иван-царевич на сером волке... Впрочем, волка она уже встретила, осталось дело за царевичем... который может оказаться и дураком. Правда сейчас, женщина была бы рада и дураку — это страшное место пугало и завораживало одновременно. Инга достала остаток брикетика с концентратом и неторопясь доела, запив водой. Внезапно она вздрогнула. Ее рука коснулась вещи, про которую она совершенно забыла. Сотовый! Ворона торопливо извлекла телефон из сумки, пальцы забегали по кнопкам. Тщетно. Мобильник не находил никакой точки связи, радио его молчало. Хорошо хоть заряжен был полностью, хотя, видит Бог, Инга не знала, чем это могло ей помочь. Конечно, в мертвом месте все мертво.
Она чувствовала, что устала, очень устала. Бессонная ночь и предыдущий день. Что уж говорить про ее поход до этого запустелого серого города. И вот что странно... она не понимала ни одной вывески на зданиях, встреченных ею. Это была определенно не кириллица и не латинница. И даже не иероглифы, какими она их видела на изделиях с пометкой «made in China». Где же она оказалась? И где обитатели этих мест? Все казалось настолько заброшенным и мертвым! Даже ветер, и тот умер. Как они могли убить ветер?...
Ворона вновь накинула плащ, надела рюкзак и взяла пакет с сумкой. Ей крайне хотелось найти место, где бы она могла отдохнуть. Но вначале она уберется из этого морочного закоулка.
bluffer
ТРЕТИЙ ДЕНЬ

Совместно с Комиссаром

То ли спирт оказалася крепким, то ли удар об пол - но кошмары Лили в эту ночь действительно не мучали. Зато пробуждение...
Голова трещала, во рту пересохло и содержимое желудка явно просилось наружу. Лили, еле разлепив веки, поняла, что надо скорее на воздух, а лучше найти здесь где-то туалет или ванную комнату. Несколько минут ушло на борьбу со спальником - как она вообще в нем очутилась? Впрочем, окончание вчерашнего вечера она вообще вспоминала с трудом. Кое как поднявшись, стараясь не греметь и не будить спящего Миронова, Фокси осмотрелась: комната была похожа на какой-то склад поломанной мебели, из нее было три выхода. Правая дверь призывно приоткрылась, и не задумываясь каким именно образом это произошло, решив, что даже если там не туалет, то он сейчас там будет, Лили, пошатываясь и зажимая рот рукой, двинулась к двери.

"Топает как слон..."- шаги девушки разбудили Миронова. -"Мертвого поднимет...". Провалявшись в полудреме с пол-часа, он понял, что поспать еще немного ему не удастся. Скатав спальник и осмотрев комнату, Константин не увидел девушку. Однако ему удалось как-следует осмотреть комнату: разломанные стулья и скамейки, что-то вроде прилавка, только зарешеченного, и три двери- одна в одном конце зала-оттуда они вошли в здание- и две в противоположном, одна из которых была приоткрыта. "Видимо она ушла туда... Ничего, я думаю, она вернется сюда. В любом случае, дальше здания не уйдет. Надо проверить другую дверь."- с этой мыслью он двинулся к левому выходу.
"Корридор. Опять три двери. Две по бокам, одна в конце... Они издеваются, что ли?"- подумал Константин, направляясь к дальней двери. За ней оказался спуск, по видимому, в гараж, о чем свидетельствовали ржавые остовы автомашин. Это помещение Миронов решил оставить на потом. Вернувшись в корридор, он открыл первую попавшуюся дверь. Длинные ряды камер. Видимо, это был местный участок милиции.
За последней дверью было нечто вроде стрельбища. На довольно длинной дистанции располагались мишени, на столах неподалеку лежали бинокли. В дальнем конце комнаты была дверь с кодовым замком.
Внезапно послышались шаги и голоса со стороны тюремных камер. "Люди... Люди! Надо идти туда! Может и помогут чем"- обрадовался Миронов, двигаясь в сторону звука.
Вернувшись в блок с камерами, он увидел, что все они заполнены заключенными. Люди в форме тащили еще одного задержанного. "Стоп, минуту назад тут никого не было..."- вспомнил было Константин, но тут же его окликнули на непонятном языке. В его сторону двигались несколько местных служителей закона, в руках которых были дубинки. Весь их вид не предвещал хорошего.
-Мужики, вы чего?- спросил Миронов, но ответа не получил. Один нападающий уже подошел довольно близко. "Видимо, придется защищатся". Константин снял с плеча винтовку и, перехватив ее как дубину, ударил первого попавшегося миллиционера.
В тот же миг наваждение рассеялось. Камеры вновь были пусты, нападающих тоже не было. "Дела... Надо найти девушку, ее может так же плющит..."

Вернувшись к месту их привала, он взглянул туда, где спала Лили. Девушки там не было. "Стало быть, она за третьей дверью"- подумал Константин, направляясь в сторону возможного местоположения девушки.
Корридор. Опять. Дверь сбоку. Дверь в дальнем конце. "Стоп. Дальняя дверь приоткрыта-должно быть, Лили все еще там."- подумал он, выдвигаясь в обозначенном направлении...

Дверь бесшумно закрылась за Фокси, но она ощутила это по наступившей в комнате тьме. Продвинувшись еще на пару шагов вперед и споткнувшись о какие-то емкости и палки, Лили все-таки выпустила вчерашний ужин на долгожданную свободу.
"До чего ты дошла... Грязная, пьяная, еще и стошнило, - поморщилась Лили, хотя запаха не ощущалось. - Нет, так не пойдет. Надо взять себя в руки и привести в порядок. В той красной машине было несколько бутылок с водой - может хватит как следует умыться?"
Послышался тихий скрип, и впереди заманчиво отворилась дверь, выпуская тонкую полоску света.
"Как светло... что там такое, интересно?" - мисс Кальман, поддавшись любопытству, побрела вперед, чуть обходя предположительное место пребывания бывшего содержимого желудка.
Продвигаясь вперед она замечала, что вероятно попала в какое-то подсобное помещение: ведра, швабры, веники, какие-то шланги и стопки тряпок на пыльных стеллажах - все это она смогла разглядеть в чуть отступившей тьме. Схватив ручку, Лили потянула дверь на себя и под ее скрип вошла в освещенное помещение.
Каково же было ее удивление, когда привыкнув к свету, она разглядела, что попала в самую настоящую ванную комнату!
О нет, это была не просто ванная. Огромное джакузи прмерно 8 на 8 футов занимало половину ослепительно чистой комнаты, покрытой белоснежной и голубоватой плиткой. Хрустящие махровые полотенца висели рядом с зеркалом в посеребреной раме. Тут же был косметический столик и тумбочка со всевозможными шампунями, мылами, гелями, губками, мочалками и прочей ерундой для мытья. Лили восхищенно ахнула. Вода в джакузи чуть парила и колыхалась, маняще зовя окунуться. Фокси улыбнулась и начала раздеваться...
Комиссар
Совместно с other

В тот момент, когда Лили уже занесла ногу над водой и собралась погрузиться наконец в блаженную чистую воду, ее и застал Миронов.

Раздевалка. Длинные ряды шкафчиков. Далее душевая. Дальний конец несколько обвалился. Обломки стены и перекрытия образовали нечто вроде кратера.
"Что она там делает?"- пронеслась шальная мысль.- "Свалится еще"
Взбежав на выступ перекрытия он увидел, что кратер заполнен какой-то мутной жидкостью. "Ешкин кот, эта дура прыгнет!"- Миронов ринулся к девушке и повалил ее, взявшись за плечо, подхватив ее в падении другой рукой.
-Очнись, дуреха!- орал он по-русски, отвешивая ей пощечины.
Лили испуганно завизжала и стала неожиданно сильно и упорно отбиваться.
Опять ее хочет искромсать этот черный человек с ножом! Нет, просто так она не дастся!
Девушка царапалась ногтями и била голыми пятками куда ни попадя. Сил хватило минут на пять, затем она просто обмякла на руках русского и ,разлепив глаза, уставилась на своего "мучителя".
- Так это вы? - просипела девушка охрипшим от крика голосом. - Я всего лишь хотела искупаться. Уходите вон, наглый извращенец!
Лили слабо попыталась ударить мужчину рукой, но получилось только слабое подергивание.
Миронов поднял камушек и кинул в кратер. Раздалось шипение и ,через некоторое время, от камня ничего не осталось.
-Ну купайся, если все еще хочешь. Я бы не стал.

Фокси осмотрелась и очень удивилась тому, что никакой белоснежной плитки с прекрасным джакузи нет и в помине. Ее окружала все та же заброшенность, грязь и разруха. Дрожа от холода и пытаясь прикрыть тело руками, она еще раз с опаской посмотрела в сторону "ванны".
- Отвернитесь, что ли, - все еще недовольно, но уже более смиренным и грустным голосом попросила она.
Константин вышел из душевой и решил обследовать последнюю комнату. Выходя, он сказал:-Жду у рюкзаков.
Комната оказалась картотечной, так что Миронов поспешил вернуться к месту ночлега. Он знал, что девушку еще штормит, поэтому достал одну бутылку спирта, открыл ее и стал ждать Лили, которая незамедлительно появилась, чуть нервно поправляя одежду. Девушка старательно отводила взгляд от спутника. Ей было стыдно и неприятно от осознания, что этот человек спас ей жизнь, а она вся грязная и напилась к тому же вчера.
-Глотни- буркнул Миронов, протягивая ей бутылку- Но только глотни, а не как вчера.
Бледные щеки девушки покрылись густым румянцем, но она решила не отказываться. Голова гудела, может полегчает, кто знает.
- А вы будете? - она отхлебнула ровно один глоточек и вернула бутыль Косте.
Приняв бутылку, мужчина прилично отхлебнул. После всего пережитого ему нужно было расслабиться. Кое-как закупорив бутылку, он засунул ее обратно в рюкзак и посмотрел на улицу. Сквозь зарешеченное окно было видно, как дождь моросит по уцелевшему стеклу.
-Тебе больше не наливаем. Особенно после вчерашнего.-Сказал Константин девушке, ломая очередную скамейку- Все еще рвешься уйти?
Лили задумчиво перебирала пакетики с едой. Все два. Третий она только что открыла - после живительного глотка захотелось есть.
- Наверное да. У меня совсем не осталось этой чудной еды, а там еще целая коробка... - Девушка совсем тоскливо и впервые с просьбой посмотрела на Миронова. - А вы пойдете со мной? Или... дальше в город?
noComments
с отблесками other

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Утро второго дня мало чем отличалось от предыдущего: то же серое существование, оставалось одно - ждать появления солнца. Вита уселась перед барной стойкой, опершись о нее спиной, и принялась рассматривать улицу сквозь пыльные окна кафе. Наружность была пустой, тихой и мертвой, словно вокруг громоздились не высотные дома, а надгробия:
- Дааа... Скучновато в этом... - голос оказался хриплым и шуршащим, как кусок старой газеты. Девушке даже показалось, что это совершенно чужой голос, стало не по себе, и продолжение этой фразы так и осталось внутри нее.
Еще несколько часов прошли в созерцании давно немытых стекол, страхе, сигаретном дыме и тоске. Ближе к обеду чувство голода было уже перманентным состоянием горе-путешественницы, однако съесть "пресованный мышьяк" она все еще не решалась. Из предлагаемых мероприятий Виталина выбрала прогулку по городу и покинула свой "Тошкин дом" в полном обмундировании.
Девушка бродила по пустынным улицам покинутого города (то, что город действительно "покинутый", сомнений почему-то не возникало) и удивлялась собственному пофигизму. Чувство, владевшее ее существом, с тех пор как Вита оказалась здесь, можно было без сомнения назвать удовлетворением, хотя любой нормальный человек испытывал бы страх, одиночество и что там еще положено испытывать в подобной ситуации. Единственное, что мешало Тошке наслаждаться жизнью, было отсутствие еды, сигарет и наполовину разрядившаяся батарейка плейера.
Пейзаж вокруг практически не менялся: улицы, скверы, переулки, дома, фонарные столбы, магазинчики, автомобили, и воображение Виты принялось развлекать себя самостоятельно. Девушка начала представлять, что вот сейчас из-за поворота появится знакомое лицо, и до этого момента все было довольно приятно. Приятности кончились, когда Тоша попыталась придать знакомому лицу конкретные черты. Ни мать, ни отца видеть не хотелось, перед мысленным взором постоянно возникала физиономия Маркуши Шварценберга (молодящегося сорокапятилетнего конферансье) и его бесконечное раскатистое "эр". После Маркуши Вита решила, что знакомых лиц лучше не надо, и постаралась перевести мысли в другое русло. Но под пригревающим солнцем оно, по всей видимости, пересохло, фантазировать расхотелось.
После полудня Виталина оказалась на автобусной остановке и решила немного передохнуть. Путешественница улеглась на скамью и прикрыла глаза, в ее воображении вновь появился "танцующий листок", но в этом видении он взлетал все выше и выше, словно старался уйти от пламени, ярким рыжим мехом укутавшим его края.
Тошка открыла глаза, порылась в сумке и закурила: вкус сигареты не был приятным и даже вызвал легкую волну тошноты:
- Говорила тебе мама, не кури на голодный желудок... Вообще-то, мама тебе говорила, что курить нельзя, - окурок шлепнулся на асфальт, отбрасывая искорки. Наступила тишина, призраки прошлого сгинули, в отличие от голодных спазмов в желудке. Нужно было как-то решать проблему голодающего Поволжья и желательно побыстрее. Девушка решила полежать еще минут пять и вплотную подойти к насущному вопросу, желудок одобрительно урчал. Вита вновь закрыла глаза и расслабилась.
Привычную тишину внезапно разрушил тихий звук барабанной дроби. Тошка не могла его спутать ни с чем - это была та самая цирковая дробь - предвестница сложного трюка. За остановкой находилось неприметное и чуть покосившееся деревянное двухтажное здание. Звук явно шел оттуда...
От неожиданности Виталина шлепнулась на землю:
- Да ну на фиг! - звук был не только неожиданным, но и неприятным. Вита поднялась, отряхнув джинсы, схватила сумку и поспешила уйти прочь от странного места.
Но звук преследовал ее, не отпуская ни на шаг. Не становясь сильнее, но и не притихая. На приближающемся доме, среди серой массы улицы и всего этого места, пестрел ярким пятном небольшой плакат, на котором кажется был изображен человек.
Несмотря на всю выдержку и хладнокровие маленькая акробатка имела приблизительно такой же набор чувств, как и все окружающие, хотя вряд ли бы это признала даже наедине с собой. И именно под эту барабанную дробь начался их триумф. Тошка повернулась к плакату и крикнула:
- Почтеннейшая публика! Вперрррррвые (опять Маркуша, чтоб он здоров был всю жизнь) на манеже Виталина Алтайская! - Два рондата вперед, сальто назад, еще два прямых рондата, сальто вперед - в ладошку впился осколок стекла. - Ну что?! Довольны?! Хватит?! - И уже сидя на земле и едва сдерживая слезы. - Просим не расходиться, после антракта я сдохну!
Слезы смыли пейзаж и мысли, вытопили злость и страх. Остались лишь эльфоподобная малютка, окровавленная ладошка и жесткий вонючий асфальт. Немного придя в себя, Вита перевернулась на спину и открыла глаза. Плакат смотрел прямо на нее. Было стойкое ощущение, что за ней внимательно наблюдают, даже следят. За всеми ее выкриками, кувырками и слезами. Глядя не плакат вверх ногами, Тошка не могла понять, что на нем изображено, поэтому девушка встала и подошла на пару шагов ближе, где-то на краю сознания отметив, что барабанная дробь все еще звучит.
Плакат словно подзывал ее к себе странным шевелением и поблескиванием, хотя ветра не было. С этого ракурса можно было рассмотреть, что человек на плакате не совсем обычный: нос вытянут, и голова неестественно сплющена - больше смахивало на птицу. Рядом с клювом кровавой краской были намалеваны какие-то непонятные знаки. Его рука с чем-то блестящим стала подниматься. Еще через пару шагов Виталина смогла разобрать, что с плаката на нее смотрит птицечел (ну "челоптиц" это уж совсем ни в какие ворота). Голова с загнутым типа орлиного клювом тонула в белом воротничке рубашки, запечатанном кроваво-красным пятном "бабочки". Одето это существо было во фрак, а в нарисованной руке поблескивал сталью (это уж точно не реально!!!) нож.
Несмотря на всю сюрреалистичность происходящего, Тошка все же смогла реально оценить опасность, потоком лившуюся на нее. Девушка стала пятиться назад, не решаясь повернуться (Боже! Он же нарисованный!) спиной к птицечелу. Поравнянвшись с остановкой Виталина наощупь отыскала сумку и все так же спиной вперед нырнула в темную щель проулка. Только тут она разрешила себе повернуться и бежать. Перепуганная девчонка бежала не разбирая дороги, подгоняемая собственными страхами и непрекращающимся барабанным боем. Бег с препятствиями в виде картонных коробок, низеньких оград и проржавевших велосипедов продолжался минут 20, решив, что бежать дальше нет смысла, Тоша остановилась и осмотрелась по сторонам. Сердце колотилось где-то в глотке, в ушах стоял шум, вены, казалось, зримо пульсировали. Беглянка остановилась в небольшом дворике, две стороны которого составляли стены многоэтажек, третью - довольно высокий забор из необтесанных досок, а четвертая вытекала к дороге пыльной рыжеватой рекой.
Вита стояла ближе всего к забору, и, сделав шаг в сторону, оперлась о него рукой, согнулась пополам, сплюнув горячую слюну, выпрямилась и прислонилась спиной к доскам, все еще с трудом понимая происходящее. Девушка прикрыла глаза, слушая свое тело и стараясь унять дрожь, и вдруг ей показалось, что барабанная дробь зазвучала громче и напряженней. Тошка открыла глаза, и в ту же секунду услышала смачный хлопок. Забор едва ощутимо завибрировал. Виталина бегло осмотрелась и увидела воткнутый в забор кинжал, наподобие тех, что числились в цирковом антураже. Следующий кинжал пригвоздил рукав майки к доскам, заставив циркачку мобилизироваться. Уж что здесь происходит - дело десятое, а вот попасться "под нож" косорукого метателя кинжалов явно не входило в ее планы. Вита рванулась, оставив на заборе клочок хлопка, но, очевидно, была недостаточно проворна, потому что левая голень полыхнула болью, и в тот же миг стих барабанный бой. Не обращая внимания на такие мелочи, Тошка схватилась за ногу, словно хотела задушить боль руками, - по джинсам размазалось кровавое пятно. Бежать было, впринципе, некуда (да и не на чем), поэтому к закату Виталина Альбертовна подошла именно такой: обреченной, до смерти напуганной, в порванной майке и окровавленных джинсах.
Uceus
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. КОНЕЦ.
Когда Инга наконец выбрала себе место для ночлега, ноги ее болели так, что хотелось чтобы они отвалились. Она смотрела на запыленные витрины магазинов, но мысль о том, что бы разбить их, вызывало у нее крайне неуютное чувство. И не только потому, что требовалось посягнуть на целостность чужой собственности (хоть и давно покинутой), но и потому, что она опасалась нарушать эту тягучую и безмерную тишину, царившую в этом мертвом городе. Пару раз она пыталась покричать, позвать хоть кого-нибудь, но неуслышав в ответ ни звука - смирилась. К тому же, кто знает, кого может привлечь ее крик...
Один из магазинов оказался открытым и Ворона нерешительно зашла туда. Продуктовый. Брать что либо с прилавков не имело смысла — все уже давно потеряло свой первоначальный вид. Женщина побродила среди пыльных прилавков, растерянно осматривая их содержимое. Все надписи на упаковках были на неизвестном языке, так что она даже и предположить не могла, что там было первоначально. Впрочем, вряд ли тут было что-то, что бы могло ей пригодиться. Она вновь вышла на улицу.
Наконец она нашла приглянувшийся ей дом. В нем было всего этажей пять, ржавая ограда окружала пустой полисадник. Увы, внутри он оказался не столь приглядным. Запыленные серые стекла почти непропускали света, полумрак царил везде и всюду. Один раз Инга, вляпавшись во что-то податливое и липкое, чуть не завизжала, однако быстро сообразила, что это всего лишь паутина. Не то, чтобы она боялась пауков, но ощущение было не из приятных. Ложиться на одну из трухлявых кроватей, женщина отказалась, однако решительно распахнула окно, впуская в комнату уже тускнеющий солнечный свет и относительно свежий воздух. И вот, в углу чьей-то спальной комнаты, покинутой десятки лет назад, она и устроилась на ночлег.


ДЕНЬ ВТОРОЙ.
Несмотря на сильную усталость, Инга заснула не сразу. Болели натруженные мышцы, запах пыли забивался в ноздри, а в спальном мешке спать было неудобно и непривычно. Под голову она положила свернутое полотенце, что бы спать было помягче. И все же сон не шел, а мысли ходили подобно лошадям в цирковой арене — по кругу, опять и снова. В ее голове бился вопрос - «за что»? Что она такого сделала, чем заслужила эту адскую ссылку. Тот мужчина, он говорил что-то о том, что они встречались и прежде. Но когда? Вспоминая, ища ответы на мучавшие ее вопросы, Ворона не заметила, как уснула.
Она проснулась от того, что на улице начало светать. Причем проснулась с облегчением. Ночь она проспала крепко, но сон был неприятным и не желал отпускать из своих цепких тенет. Когда женщина проснулась, вспомнить, что же ей снилось не вышло, осталось лишь ощущение чего-то вязкого и тягучего. Как все та же паутина. Передернув плечами от этой мысли, Инга выбралась из спальника, зябко ежась от утренней прохлады. Умывшись водой из фляги, за ночь ставшей холодной до дрожи, Ворона причесалась и позавтракала брикетом и водой. Чтобы подбодрить себя, она даже позволила себе дольку шоколадной плитки. Может, в этот день все впрямь станет лучше, светлее, слаще. Наивные ожидания, но Инга позволила себе роскошь в них на время поверить.
Чего бы она не ожидала, день обманул все ее ожидания. Он был беден на события, тускл и невыразителен. Инга бродила по городу, в тщетных, но хаотичных и не слишком тщательных поисках кого-нибудь живого или чего-нибудь полезного. Город был сер и пуст, как и небо над ним. Она вновь поела и попила, отметив, что рюкзак и пакет с сумкой становятся легче, а значит, надо было думать, то ли возвращаться обратно в пригород (если удастся найти обратную дорогу), либо искать источники еды и воды более тщательно. В этот день она устала даже раньше, нежели в предыдущий, вымотанная монотонностью и неизвестностью в равной мере. Но Ворона не жаловалась — по крайней мере, ничего по-настоящему пугающего ей не встретилось. Если не считать все той же тишины и одиночества. Но их, как оказалось, ей было вынести легче, нежели неизвестность. Женщина вновь начала ломать голову над тем, кто и за что ее сюда направил. Погруженная в свои мысли, Инга даже не сразу заметила, что начало смеркаться. Прямо перед ней возвышалось строение семи этажей в высоту. Что ж, оно вполне подойдет для ночлега...

... барабанил дождь, свет фонарей в напоенном влагой воздухе разливался желтоватым ореолом. Инга разжала пальцы, сжимавшие массивный кожанный ошейник с металлическими клепками.
•- Давай, Рыгор, делай свои делишки. Сам видишь, погода к прогулкам не распологает.
•Женщина зевнула, отметив про себя, что к прогулкам не располагает не только погода, но и время. Настроение было сумрачным. Выпитое и произошедшее ни в коем мере его не выправляли. И чем больше она обдумывала то, что произошло на работе, тем горше становилось. О них просто забыли! Просто оставили их как какие-то неодушивленные предметы! Даже если она умрет, в фирме это заметят лишь когда... Едкие и ядовитые мысли были прерваны визгом какой-то мелкой собаченки и мужским голосом.
•- Женщина, такую собаку надо выгуливать на поводке и в наморднике!
•Казалось, Инга поворачивалась на этот голос целую вечность. Она знала, кого увидит. Знала, к чему это приведет. И это наполняло ее леденящим ужасом.
•Волкодав уже напружинился для прыжка и ночь пронзил отчаянный крик Вороны: «Рыгор, нет!»

Инга проснулась с бешенно стучащим сердцем. Конечно, сон не полностью повторял то, что произошло пару лет назад. Но он дал ответ. Теперь она знала. Вспомнила. Кто. За что. Но... кем надо быть, каким человеком, чтобы за испорченное пальто отплатить ТАК?! Но что теперь делать ей? Возвращаться? Извиниться?... Ну да... придется. Она ведь тогда и впрямь была неправа. К тому же, она хотела вернуться домой, в Витебск. Что ж, вот утро наступит и...
Комиссар
ВЕЧЕР 3-ГО ДНЯ
- Пожалуй, тоже вернусь за продуктами, - ответил Миронов, разводя костер. - Надо забить рюкзак провизией до отказа.
Лили довольно улыбнулась и продолжила пакетный ужин. Она боялась, что русский ее бросит - а как одной найти ту красную машину? Дорогой она и не пыталась присматриваться куда идет, просто шла за мужчиной и все. Да и к чему тут особо присматриваться? Окружающие дома казались однообразными, совершенно одинаковыми близнецами, полупустые улицы не пестрели яркими запоминающимися вывесками. Она помнила только ту небольшую лавченку, где удалось раздобыть спирт... Так, а спирта-то в рюкзаке нет. Забрал, вот гад! Фокси нахмурилась, глядя в сторону русского, но вспомнив, что сегодня он спас ей жизнь, да и что там говорить, очень даже по-джентельменски не воспользовался ее наготой, не стала возмущаться. Ей стало грустно: когда это такое было, чтоб мужчина увидел ее раздетой и не попытался этим воспользоваться? Хотя кто сейчас на нее позарится? На грязную, полупьяную, еще и в этих антисанитарийных условиях, отбивающих аппетит, а уж другие потребности и подавно...

Миронов же сидел у костра и ел консервы из коробки, прикидывая обратный маршрут. Он вспоминал дорогу, намечая возможные ориентиры: "Сперва будет широкая длинная дорога. Далее лавочка и улица поменьше." Дальнейший путь вспоминался смутно: "Нечто вроде пригорода и лес. Может, девушка помнит дорогу? Ладно, завтра решишь, пока жуй-глотай местные кулинарные изыски. А консерва вроде даже ничего так!"

- А у вас правда медведи по улицам ходят, и снег все время идет? - внезапно спросила Лили.

Миронов чуть не подавился консервой от смеха.
- Простите, что? Нет, конечно! Медведя только в лесу или в цирке увидишь! А снег у нас только зимой, ну и поздней осенью. Не знаю, кто таких глупостей наговорил...
- Да все у нас так про ваш Союз говорят. И еще, что у вас этот... "железный занавес" и вас никуда не пускают. Чуть что - в тюрьмы сажают и вообще, - заключила с умным видом Фокси, готовясь выпалить то единственное, что вспомнилось про СССР из каких-то теленовостей. - У вас там тоталитарный режим!
- Пропаганда. Нормально мы живем! Зачем нам заграница? У нас Крым есть! Да и не настолько у нас все плохо!
- Крым? - Лили задумчиво порылась в памяти, но ничего интересного про это слово не нашла. - А ты медведя настоящего видел? - глаза девушки разгорелись огоньком любопытства.
- Конечно видел!
- И живой остался? - восхищенно добавила она.
- Ну, как видите, - ответил Миронов, ехидно улыбнувшись.
- На картинке поди, - разочарованно догадалась Лили.
- Вы смеетесь? Вживую!
- Значит, у вас какие-то не такие медведи... В прошлом году гризли загрыз папиного друга.
- Зиму медведь спит. Ты его будишь, топчешься по его, - тут Константин забыл перевод на английский слова "берлога", - пусть это будет нора, не знаю, как точнее по-английски выразиться. Так вот, он выползает, ничего не понимает, а ты его по горлу ножом чик! - Миронов образно провел рукой по горлу. - И вот тебе мишка.
Лили улыбнулась, представив медведя в кроличьей норе, но "чик по горлу" ее не вдохновил.
- А, так вы нападаете на сонных зверей. Велика смелость, - надула губы Фокси.
- Ну, это зимой. А летом... Как мишка на задние лапы встанет, так до второго этажа достанет. Человека ломает только так. Но и летом мы охотимся! Тут помогут собаки. Особенным образом тренированные. Они ему спуску не дадут!
- А женщины у вас красивые? - этот разговор немного успокаивал Лили, создавая ощущение, что она не где-то непонятно где, а просто у костра на пикнике или на охоте с отцом. Там тоже любили рассказывать о зверье, женщинах и машинах. А еще о бейсболе.
- Думаю, что да! Говорят, краше наших нет, но я сравнивать не берусь, других не видел.
Фокси кокетливо улыбнулась, на миг забывая, в каком она сейчас виде. Рука инстинктивно полезла поправлять прическу, но, нащупав вместо ровных упругих локонов свалявшиеся волосы, девушка вновь погрустнела.
- А чем вы вообще увлекаетесь? Я вот люблю на машине кататься и в казино играть. Покер - моя страсть.
"Вот он - прогнивший Запад. Казино! Покер!" - подумалось Миронову.
- Ну, я охотник. Люблю это дело.

"Точно шпион, - снова заподозрила Лили. - Каждое слово словно пытками вытягивать надо."
- Ну, это, наверное, и ваша работа? А что еще? Как-то же вы там развлекаетесь.

- Не совсем работа. Я так-то шофером работаю. А развлечения... Ну, охота, сельский клуб, передвижка с кино приезжает порой. А когда в город еду, там опять же кино, только там оно постоянно.

Из всего перечисленного Лили заинтересовало только слово "клуб", про остальное она решила - ну и тоска. Подумаешь - кино, а как же казино, бары, ипподромы? Театров в СССР тоже что ли нет? Точно, у них там занавес. Ей стало понятно, почему русский такой спокойный - видимо, не привык жить иначе: веселясь и прожигая денежки отца, как она.
Усталость накатила мгновенно и неожиданно, подведя итог пережитому дню.
- Давайте, наверное, спать, Костя, - зевнула Лили.
- Да, пора бы. Спокойной ночи, - с этими словами мужчина двинулся в противоположный конец зала к своему спальнику и рюкзаку.
- И вам спокойной, - пробурчала Фокси, пытаясь залезть в дурацкий спальный мешок.
bluffer
Совместно с Комиссаром.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

Едва только забрезжил рассвет, Миронов уже был на ногах, готовый идти.
- Вставай! Пора выдвигаться! - приговаривал Миронов, слегка расталкивая спальник. "Вот же соня...Идти пора, а она все десятый сон смотрит!"
Во это самое время "десятого сна" Лили ощутила как ее пинают ногами и что-то дико орут в ухо. "Да чтоб вас!" - прошипела мысленно Фокси и разлепила глаза. В бледном свете только народившихся рассветных лучей пред ней предстало недовольное лицо какого-то заросшего щетиной мужика. Через полминуты, окончательно проснувшись, до Лили дошло, где она и с кем.
- И не за чем было так пинать, - недовольно прокряхтела Фокси, пытясь совладать с замком спальника и вызволяя затекшее тело на свободу.
- Собирайся, уходим! - Миронов уже был на крыльце, прикидывая, в каком направлении им двигаться.
Зевая и потягиваясь, наскоро собрав свои малочисленные пожитки и глотнув воды, Фокси поспешила за русским, уже пересекавшим улицу бодрым армейским шагом. Лили недовольно нахмурилась - даже не подождал! - и засеменила следом, изо всех сил стараясь не выпустить спину мужчины из вида.

Они на удивление быстро вышли к недавно посещенной лавке.
"Вот и магазинчик. Так, куда дальше?" - размышлял Константин.
В отличие от него, Фокси смотрела совсем в другую сторону. Напротив магазина, на стене одного из домов, ее внимание привлек яркий плакат. После красного авто это было первое яркое пятно в этой серой мрачной дыре. Девушка подошла ближе, чтоб рассмотреть. Картинка оказалась не плакатом, а цветным граффити, на котором было изображено странное существо: человек с головой птицы. Одну руку он вытянул вперед, словно подзывая к себе, а другую держал за спиной. Лили решила подойти еще ближе, стремясь разглядеть его птичье лицо. Ее поразило, как четко была прорисована картинка, особенно глаза птицеголового, смотрящие прямо на нее. В них читалась усмешка и... злость. Лили показалось, что пальцы руки шевелятся, и он манит ее к себе.
- Костя, - тихо позвала она. - Идите сюда.
Подойдя к девушке и взглянув на рисунок, он спросил:
- По моему, когда мы здесь проходили, рисунка не было. Кто мог совершить этот акт вандализма?
- Вам не кажется, что он живой, - совсем шепотом, наклонившись к уху Миронова, спросила Лили. - Смотрите.
Она громко вскрикнула, снова взглянув на птицеголового, вторая рука которого теперь держала у горла огромный нож.
- Его рука! Она же была за спиной!
- Действительно... Довольно длинный нож - таких я раньше не встречал. Странно. Как картинка может двигаться? Оптическая иллюзия?
Фокси испуганно спряталась за спину русского.
- Мне кажется, он нам угрожает, пойдемте от него поскорее...
- И правда, надо двигаться дальше.
Эта картинка несколько сбила Миронова с курса, однако, осмотревшись вокруг, он нашел улицу, казавшуюся знакомой.
- Нам надо ближе к речке, - вспомнила вдруг притихшая Фокси, когда они почти на квартал отошли от злополучного магазинчика.
- Речка? Пригород помню, лес помню, а речку нет...
- Да, позади меня была река, а рядом лес.

Они шли довольно быстрым шагом и как раз проходили под очередным покосившимся фонарем, когда послышался легкий скрип, и вся заржавевшая конструкция со стоном рухнула на головы ничего не ожидавшей парочки.
Почуяв неладное, Миронов инстинктивно кувырком ушел в сторону. Плафон, ударившись о землю, разлетелся вокруг градом осколков.
Фокси вскрикнула и закрыла голову руками, поймав на себя часть осколков и чувствуя, как что-то прорвало штанину джинс. "Только не ноги!" - мелькнуло у нее в голове. Она открыла глаза и опустила руки, только когда воцарилась прежняя тишина.
Сквозь ветровку и рубашку смог пройти только один острый кусочек стекла, который она, зажмурившись и стиснув зубы, быстро вынула из руки. Рана была не сильной - но все же кровоточила. Нога была цела, а вот штанине досталось: кусок проволоки прошил ее насквозь в двух местах. Лили вынула его и повернулась к спутнику.
- Костя, ты цел?
- Да, вроде... Ты как? - ответил он, поднимаясь и отряхиваясь.
- А у меня рука, - всхлипнула Лили. - Опять правая. А у тебя стекла вон везде, - она внимательно осмотрела спутника. - На куртке и в рюкзаке тоже несколько торчит.
Выругнувшись по-русски, Миронов снял рюкзак и куртку и принялся выдергивать осколки. Затем, открыв рюкзак и достав остатки импровизированного бинта и спирт, подошел к девушке.
- Ты бы завязывала с травмами, а то вон, рубашка уже почти закончилась, - сказал он, обрабатывая спиртом рану.
- Да я специально что ли, - прогундосила Фокси сквозь слезы, стараясь стойко терпеть. - Мне так жаль ваши вещи. И что от меня только хлопоты.
- Да ладно. С кем не бывает, - ответил Константин, перевязывая руку. - Будешь почти как новенькая.
Положив бутылку в рюкзак, он взглянул на поваленный столб. Миронова смутило то, что конструкция была как-будто срезана чем-то острым. Одним ударом.
- Лили, посмотри на край столба... Его будто срезали.
У девушки округлились глаза не то от удивления, не то от ужаса.
- Это все тот с ножом, - прошептала она, бледнея и сдерживая себя из последних сил. Хотелось закричать: "Перестаньте! Зачем вы это делаете! Отпустите меня домой!", но она понимала, что никто, кроме русского, ее не услышит и не отпустит.
- Пошли дальше. Мы должны вернуться к коробке до заката.

Через пару часов блужданий Лили снова вскрикнула, но на этот раз радостно:
- Вот он, вот он! - она бегом кинулась, не ощущая усталости в измученных ногах.
Через несколько метров впереди виднелось красное авто.
На заднем сиденье обнаружились те же коробки, никем не потревоженные, в том состоянии, в котором их и оставила Фокси.
- Вот, нам тут надолго хватит, - улыбаясь показала она Константину.
- Значит, затариваемся до отказа! - ответил он, открывая ящик и снимая рюкзак.
Когда рюкзаки были забиты и русский уже начал присматривать место под ночлег, Лили вспомнила о близости речки. Было еще довольно светло, и она решилась предложить:
- Может сходим проверить речку? Если вода нормальная, я бы вымылась все-таки как следует.
Взглянув на небо, Миронов прикинул, сколько времени у них оставалось до наступления темноты. После небольшой паузы, он ответил:
- Успеем, если поторопимся. Пошли.
Комиссар
Совместно с other

Выйдя к реке, Миронов осмотрелся. Пологий песчаный берег, неподалеку виднеются причалы, проржавевшие катера, дырявые лодки и одиноко стоящее строение. Все это хозяйство было огорожено забором из сетки, местами поваленным.
Подойдя к воде и потрогав ее, Константин отметил, что вода не слишком холодная и вполне можно недолго искупаться. Однако сама река ему доверия не внушала: казалось, течения не было, и вода выглядела как темное зеркало.
Лили сняла кросовок и пощупала воду - холодновато, конечно, но все-таки за неимением ничего другого... Желание смыть с себя грязь и лак с волос было сильнее страха перед странной недвижимой водой. Она закатила по колено джинсы и забрела в воду, ощущая под ногами странный грунт, напоминавший песок, только более крупный. Жаль, не во что было набрать воду и согреть. Наклоняться сейчас было не удобно - придется зайти хотя бы по пояс, чтоб вымыть голову. "Ну, чтож, голой он меня уже видел, вроде не испугался, - усмехнулась Фокси. - Придется раздеться и выкупаться, черт бы с этим треклятым местом!"
Миронов отвернулся, заметив, что девушка все же решила искупаться, и, отойдя на некоторое расстояние, нагнулся к воде и умылся. Полностью входить в воду он не стал, однако хотя бы ополоснуть лицо и руки не помешало бы.

Вода оказалась куда холоднее, когда Лили погрузилась в нее по пояс. Но ее пугал не холод, а то, что или кто могло оказаться здесь, в этой странной реке. Она быстро окунулась и торопливо стала прополаскивать волосы в воде. Как только руки ощутили, что лак смыт и ее локоны вновь мягкие и податливые - она пулей вылетела из воды. Полотенца не было и пришлось подождать несколько минут, пока вода хотя бы стечет с тела - сильно мочить одежду не хотелось.

Дождавшись, пока девушка оденется, Константин двинулся к дому. Вечерело, значит надо было оборудовать ночлег и развести костер. Разломав по пути дырявую деревянную лодку и подняв некоторое количество дров, он вошел в строение. В помещении было немного мебели: какие-то диваны, несколько конторок и лестница наверх. Сгрузив деревяшки в центр комнаты и скинув рюкзак, охотник принялся разжигать костер.
Как только дрова разгорелись, мужчина поднялся на второй этаж. Эта комната отличалась большим уютом: помимо диванов и кресел, в дальнем конце стояла вполне целая кровать и сейф, чья дверца немного покосилась, но все еще скрывала содержимое, хотя снять преграду было делом техники и времени. Рядом была дверь на балкон, тянувшийся вокруг строения.
Лили, наслаждалась долгожданной чистотой (хоть и сравнительной - все ж таки вода была странной), тихо сидела у костра, обсыхая и совершенно не обращая внимания на исследование помещения своим спутником. Какая разница? Все тут рухлядь и хлам. Сейчас бы кофе попить... но вместо этого опять жевать эти надоевшие брикеты!
Вернувшись к костру, Константин достал из рюкзака брикет, развернул упаковку и порезал его на куски. Открыв бутылку воды, он придвинулся к огню и начал трапезу.
Лили быстро поела и, дождавшись, когда волосы почти совсем высохнут, проверив на прочность новые перевязки на ранах, собралась спать. Разговаривать на трезвую голову не хотелось, а выпить русский не даст.
- Спокойной вам ночи, Костя, - улыбнулась она мужчине.
- Спокойной ночи. Да, кстати, наверху есть кровать. Почти целая. Может заинтересуешься.
- У костра теплее, я лучше тут, в спальнике. Но спасибо за заботу.
- Как знаешь, - сказал Миронов, поднимаясь по лестнице. Выйдя на балкон, он обошел строение и осмотрел окрестности в свете закатного солнца. Река все так же была недвижима. Чуть поодаль виднелась черная громада леса и пригородные дома. Хозяйство во дворе же было, по видимому, лодочной базой, а тут было ее управление и жил сторож. Едва Константин присел на кровать, как та предательски затрещала и рухнула. "Нет, все же я буду спать в спальнике", - подумал мужчина, готовясь ко сну.
Uceus
Совместно с Nocomments и other

По истечении нескольких минут Тошке стало ясно, что преследователь, кем бы он ни был, отказался от своих намерений превратить ее в дикообраза (мертвого дикообраза, милая), но вопрос о том, вернется ли он, все еще оставался открытым. Нужно было заканчивать ныть и искать укрытие. Что касается слова "надо", то можно сказать, что оно всегда действовало на Виту, как заклинание, этот случай не стал исключением. Не сильно углубляясь в мысли о серьезности своего ранения (это могло и подождать), девушка поспешила осмотреть двор повнимательней, чтобы найти самый темный темный угол из всех возможных, забиться туда и пробыть там в добром здравии как минимум до утра. Тоша огляделась и заметила, что прямо через дорогу призывно и гостеприимно распахнута дверь подъезда более-менее сносной на вид семиэтажки. Виталина проковыляла туда.
Инга услышала шаги. Шаги?! Чьи? Здесь же никого нет! Или есть? Женщина встала и быстро огляделась в поисках чего-то, что можно было бы использовать для защиты. Ничего, кроме колченогой табуретки, которая, как подозревала Ворона, развалится после первого удара. Но это лучше, чем ничего.
"Кто здесь?" - голос не слушался и звучал глухо. Инга осторожно подняла табуретку, крепко сжимая ее за сиденье и выставив перед собой ее ножки.
Вопрос заставил маленькую циркачку вздрогнуть - находить собеседников в этом месте совершенно не входило в ее планы. Вита решила не отвечать, лишь затаила дыхание и остановилась.
Шаги стихли. Ворона не могла решить, напугало ли ее это еще больше или наоборот, принесло облегчение. И все же, она решила выяснить для себя - есть тут кто, или нет. Осторожно, она подкралась к выходу из комнаты и выглянула, готовая, если что, обороняться табуретом.
Тошке казалось, что ее выдаст стук сердца, которое ухало в такт приближающимся шагам. Стараясь дышать через раз, девушка прижалась к ближайшей стене.
Никого? Так же крадучись, Инга в свою очередь начала выбираться из комнаты, бдительно вглядываясь в полумрак. Табуретку она теперь держала за ножки, занесенной для удара.
Боль в ноге была нестерпимой, неподвижное положение стало пыткой. Виталина решила немного передвинуться, но под ногу попал обломок кирпича, раздался скрежет, и камень бодро запрыгал по ступенькам. Ворона рванулась на звук с занесенной табуреткой. Однако, внезапно столкнувшись едва ли не нос к носу с миниатюрной незнакомкой, от неожиданности взвизгнула и свое оружие уронила.
- Вы с ума сошли, так людей пугать! Чего Вы здесь крадетесь?! Чего вынюхиваете?!
От пережитого испуга губы женщины нервно подрагивали, будто она пыталась удержаться от того, чтобы не расплакаться. И Инга накинулась на нежданую гостью, не очень волнуясь по вопросу понимают ли ее. Затем она умолкла, вспомнив, куда ее уже завело подобное поведение. От девушки она опасливо держалась на расстоянии в 3-4 шага.
Увидев перед собой довольно-таки хрупкую женщину Вита немного расслабилась, а тот факт, что незнакомка хотела треснуть ее табуреткой, привел к выводу, что нападающая и сама здорово напугана. Но первой в очереди все же была окровавленная нога - Тоша бросила на пол сумку и села рядом и лишь после этого подняла глаза на собеседницу:
- Не крадусь и не вынюхиваю. Не вижу повода на меня кричать.
Инга с недоверием взглянула на девушку, после чего заметила у нее окровавленную штанину. На мгновенье она задумалась, разрываемая паранойей и сочувствием. Все же она вновь решила поверить.
- Вам лучше пройти в комнату - там света больше. Я там окно открыла. А кричать... это место предоставляет массу поводов для крика, уж поверьте.
Голос еще дрожал, но, по крайней мере, из него уже ушла враждебность.
- Кстати, я Инга. А вы русская?
- Местами. Тоша. - Девушка с трудом поднялась с пола. - Там это где?
"Ну, в комнате, где я на ночлег остановилась", - Инга махнула в предполагаемом направлении комнаты.
- Это за угол по коридору, через дверь. Вам помочь? Если Вы, конечно, сейчас не отрастите клыки и не броситесь перегрызать мне горло...
Последнее было сказано с несколько истерическим смешком. Ворона понимала, шутка была не смешной и глупой, но поделать с собой ничего не могла.
Виталина бросила в лицо насмешнице укоризненный взгляд, с усилием нагнулась, подняла сумку и поковыляла в направлении убежища.
Fukuyo
ДЕНЬ ПЯТЫЙ (начало)

Росица проснулась с тяжелой головой когда солнце уже было близко к зениту. Сначала она долго лежала и вспоминала обрывки своих снов, но все они ускользали от неё, оставалось лишь смутное ощущение чего-то прекрасного на фоне совершенно ужасного, а также мрачная и тревожная атмосфера.
Росица позавтракала брикетом крупы обильно запивая его холоднющей водой набранной в реке. В зданиях тоже попадалась вода, в емкостях иногда закрытых банках, и хотя на вид и запах она была совершенно стерильная , но Росица находила её "затхлой" предпочитая родниковую.

Она продолжила двигаться на юго-запад в ту сторону где потеряла Кристин, но спустя несколько часов поняла что ей не удалось даже найти тех улиц по которым они вместе шли. Тогда она решила прибегнуть к проверенной тактике - взобраться на крышу здания. Она выбрала достаточно высокое, и с некоторыми опасениями забралась на самый верх.
...
На востоке и на севере она не увидела ничего кроме городских кварталов, на северо-западе она различила какие-то трущобы, похожие на те которые она проходила с Кристин, прежде чем двинуться туда, она еще раз окинула взглядом все: далеко далеко на юго-западе она вполне отчетливо различила разгорающийся лесной пожар.....
noComments
совместно с Uceus, под присмотром Other

ДЕНЬ ВТОРОЙ (продолжение)

Они вошли в небольшое помещение. Как знать, может когда-то это место было чем-то вроде гостинницы или ночлежки, потому как там стояло несколько кроватей, пыльных и трухлявых, маленикий столик и табурет, который Ворона принесла обратно (странно, но падение он пережил). Широкое окно было распахнуто и в комнату заползал темно-серый сумрак наступающей ночи. У одной из стен лежали рюкзак, пакет и сумочка Инги - спальник она разобрать еще не успела.
- Спасибо, - Вита бегло осмотрела убежище. - Разрешите табуретку подержать?
- Э... что? Присесть что ли? Или...
В глазах Инги вновь появилось подозрение.
- Угу. Именно присесть, боюсь, эти динозавры могут и рухнуть, - легкий кивок в сторону кроватей, - а он-то уже проверенный. - Тошка улыбнулась слабой скользящей улыбкой.
Ворона кивнула с некоторым облегчением: "Да, конечно. Я к этим ископаемым (последовал кивок на кровати) и сама прикасаться побаиваюсь. Прямо не город, а мечта палеонтолога". С этими словами она подвинула гостье табурет.
- Так вы - русская? И... как вы сюда попали?
Виталина была искренне удивлена количеством вопросов, сыпавшихся на нее от новой знакомой:
- Это допрос? - Не обращая внимания на приставучую спасительницу, Тошка уселась на табурет и положила ногу на ногу, чтобы удобнее было осмотреть рану. Однако, к ее несказанному удивлению, под порванной штаниной обнаружилась абсолютно гладкая плоть, без малейших намеков на порезы. И все же нога сильно болела:
- Я сошла с ума?
Инга мигнула, пребывая в смущении и рассеянности. Замечание, высказанное девушкой, показалось ей не слишком справедливым. Однако спорить она не захотела, как и настаивать на своем, а привычно уступила.
"Нет, это не допрос," - Ворона ответила тихо, едва слышно. Ее ответ сопровождался легким пожатем плечами. На следующую реплику девушки женщина и вовсе решила промолчать, а то мало ли, как она отреагирует. Похоже, ее новая знакомая довольно самодостаточна и не слишком разговорчива. А это место не слишком способствует выявлению душевного тепла к незнакомцам.
Вита занялась ладонями - похоже, что ничего несовместимого с жизнью не наблюдалось - несколько микроскопических порезов да кусочек стесаной кожи. Девушка вновь подняла глаза на незнакомку:
- Можно закурить?
Ворона лишь вновь пожала плечами: "Пожалуйста, я не против". Инга и впрямь не знала, что сказать. Что бы не затягивать эту неловкую паузу она начала разбирать свой спальник. Так же из рюкзака были извлечены фляга и очередной брикетик. Чуть подумав она извлекла из сумочки и батончик. Рука наткнулась на пухлый томик Дороти Кэннел. Мило. Но с настоящим освещением - совершенно бесполезно. И все же слегка повысило настроение - по лицу женщины скользнула легкая улыбка. Указав на шоколадный батончик она буднично спросила: "Будете?"
- Буду, - сказала Виталина, протянув взамен пачку.
- Э, нет. Спасибо. Не курю.
В голосе появились привычные Инге, но совершенно не уместные виноватые нотки. Отломив половину плитки она протянула ее де... Тоше (пора уже было привыкать называть ее по имени).
- Спасибо, - Вита отломила кусочек от протянутой половины. На появление сладкой еды во рту желудок отреагировал приступом тошноты, но довольно быстро упокоился (по-видимому, решил наслаждаться). Когда шоколадка растаяла полностью, Вита закурила, медленно и с наслаждением, улыбнулась какой-то злой сардонической улыбкой, и спросила:
- Можно остаться здесь на ночь?
На лице Вороны отразилось легкое удивление: "Конечно, я же Вас сюда пригласила". Она попыталась изобразить на лице нечто, подразумевающее гостеприимную и дружественную улыбку. Улыбка вышла несколько натянутой.
- К тому же, быть в компании кажется более безопасным... нежели быть одной... я надеюсь...
Тон ее правда не источал уверенности.
- Вы тоже не местная. - Уверенность опустилась на плечи девушки тяжелым покрывалом. - Давно здесь?
- Да нет, ворой день... не думаю, что местные здесь есть как вид...
Инга задумалась. Стоит ли говорить о волке? Нереальном волке? Не сочтут ли ее странной, если не сказать, безумной. Но... может ее знакомая тоже столкнулась с чем-то подобным?
- Я... я вообще считала, что я здесь единственное живое существо. Ну, пока Вас не встретила. Но, может быть, кроме нас двоих тут может быть кто-то еще? Кроме... кроме мороков...
- Я здесь есть и надеюсь,что я живое существо, хотя, не могу сказать, что абсолютно в этом уверена. Вы тоже здесь есть, что мешает быть здесь еще кому-нибудь? Вы и правда думаете, что мы живы?
Ворона слабо улыбнулась. "Мне тоже приходили в голову мысли, что я уже умерла. Но... разве Вам не обещали, что за Вами вернутся? К тому же, мертвым еда ни к чему. А нас этим снабдили. Мы чувствуем боль, голод, страх. Думаю, мы все-таки живы."
Голос ее стал звучать точь в точь как когда она разъясняла какому-нибудь из не слишком внимательных или усердных сотрудников, почему документ должен быть оформлен так, а не иначе. Тихо, вежливо и рассудительно.
- К тому же...
Инга замешкалась, покачав головой в сомнении, но вдруг решилась.
- С Вами не происходило ничего... неординарного? Не видели ли Вы чего-нибудь странного? И это не допрос.
Последнюю фразу она добавила поспешно, с тихой улыбкой.
- Не нужно называть меня на "вы". Если честно, я вообще не вижу вокруг себя ничего нормального, а из последних достижений - в моей ноге торчал нож, боль есть, а раны нет. А что Вы имели в виду, когда говорили, что были предупреждены?
- Простите... то есть, прости. Я долго привыкаю к тому, чтобы называть кого-то на ты. Ну, да. Наше окружение назвать нормальным - язык не поворачивается. И... я тоже пережила нечто подобное, руки долго ныли. И вот ведь странно, на свитере затяжки есть, а ран тоже нет. Только там был не нож... а волк. Я потому и пошутила про клыки... неудачно, знаю. А по-поводу предупреждена... меня сюда затащил какой-то мужчина. Я... мы повздорили когда-то, но похоже у некоторых на обиды долгая память. И огромные возможности. Перед тем, как оставить меня рядом с припасами, он предупредил, что вернется за мной... Только вот куда... и когда...
Инга, рассказывая это забралась в спальник. Ей было приятно и тревожно одновременно от осознания того, что она будет здесь не одна. Она зевнула, едва успев прикрыть рот ладонью - дневная усталость давала о себе знать.
- Может, поговорим завтра? А то я просто засыпаю, да и вы... ты... кажешься усталой. В конце концов, у нас еще будет полно времени. Я... надеюсь.
Кайл
Совместно с Катариной и под присмотром others

День Третий

Покурить бы... Жаль, сигареты кончились пару дней назад, еще до встречи с этим... милым дедушкой. Как там женщина, интересно?
Мексиканец вытащил из чехла всюду таскаемую гитару и удивленно присвистнул -
целая! Осторожно пробежал пальцами по струнам, подкрутил пару колков и ласково провел руками по лакированному боку.
Потом ему вспомнилась автобусная остановка.
Интересно, как относятся люди-птицы к гитарной музыке?
Недолго думая, Андарио плюхнулся прямо на землю, прислонившись спиной к стене дома, и тихо тронул струны. Гитара помогала размышлять, а сейчас надо было подумать, куда бы пойти дальше, причем желательно с наименьшим вредом для здоровья.

Крис почти сорвала голос, выкрикивая имя Росицы. Сердце сжал страх. Правда, Маклейн не вполне поняла, за кого ей больше страшно - за новую знакомую, которая сечас бродит одна по этому странному пустому миру, или за себя. Недолго попетляв по закоулкам района, похожего на гетто, Огонь выбралась, наконец, на более-менее широкую улицу. Оглянулась по соронам, силясь понять, проходили ли они с Росс здесь, или ее вынесло на какую-то другую улицу. Дома казались такими же, как и везде, таблички - все с такими же непонятными закорючками на странном языке. Все казалось знакомыми новым одновременно. Кроме одного. У Кристин похолодело в животе, когда она услышала звук, который нельзя перепутать ни с чем. Мертвую тишину города нарушал едва слышный гитарный перебор. Крис, как завороженная, пошла на звук, не смея верить своим ушам. Что, если это снова выкрутасы странного города? Может, он заманивает ее? Ну ничего, теперь она готова к неожиданностям. Огонь находу вытащила из кармана брюк свой верный нож и привычным жестом выбросила лезвие. "Ну давай, чертов призрак, удиви меня!"
Завернув за угол, Маклейн усидела у дальнего угла здания фигуру, сидящую прямо на земле. Сосредоточенно отбивая ритм пирсингованным языком по колечку в губе, Бешеный Огонь чуть замедлила шаг, приглядываясь к музыкату. Уже ни в чем нельзя быть уверенной. "Ок, рискнем", решила она и направилась прямо к нему, сжимая рукоятку ножа похолодевшими пальцами.

Увидев краем глаза приближающуюся фигуру, Андарио перестал играть и отставил гитару в сторону. Живой человек? Или очередное наваждение чудо-города? От живых отбиться в случае чего можно, а вот с наваждениями справиться не так легко.
Крис приостановилась неподалеку от музыканта, напряженно оглядывая его.
- Эй! Отличная техника. Давно играешь? - надо же выбить призрак из колеи. Она переступила на месте, как застоявшаяся лошадь и сделала еше шаг вперед. - Ты живешь здесь? Или так, мимо шел? - интересно, призракам все равно, о чем с ними говорят? Или они способны воспринимать смысл человеческой речи? А то в ее сумбурную от волнения речь, пожалуй, лучше бы не вникать...
Чернявый подозрительно прищурился и помедлил с ответом.
- Ну можно сказать и мимо шел. А жить здесь... Брррр! - он явно непроизвольно передернулся, причем как будто бы сразу весь. - И тебе, кстати, не советую.
Тут он заметил рукоять ножа, еле выглядывающую из побелевших пальцев. - А зубочистку лучше на место положь. Мало ли, с испугу рука дернется, а я пока еще жить хочу.
Кристин наклонила голову набок, разглядывая парня с ног до головы. Помедлив, одним движением сложила нож и убрала в карман косухи, не вынимая, однако, оттуда руку и продолжая держать рукоять.
- Черт возьми, ты что, реально, не призрак или глюк? - в ее голосе послышались нотки надежды. Она подошла почти вплотную, неуверенно улыбаясь. - Ты кого-нибудь еще видел?
Парень картинно похлопал себя по туловищу:
- Еще на днях был из плоти и крови, хотя уже не уверен. Тут такое творится... А что, здесь еще кто-то живой есть? Я-то нет, не видел, но если ты спрашиваешь... Кстати, надо наверное что-то делать, не торчать же тут всю оставшуюся.
Он поднялся на ноги и закинул гитару за спину.
- Надо решить куда идти, пожалуй. Вон туда, в сторону остановки, я и за миллион баксов не пойду.
- Еще одна точно где-то есть, - призналась Крис, вспомнив пропавшую Росицу. Оглянулась на проулок, откуда только что вышла и мотнула рыжей гривой назад: - Там тоже делать нечего, я тебя уверяю. Значит, двигаем прямо? - Огонь дернула подбородком в указанном направлении и поправила начавшие противно врезаться в плечи лямки рюкзака. Не дожидаясь ответа, она решительно прошла момо парня и, пройдя чуть вперед, обернулась:
- Ну, ты идешь? Кстати, я Кристин Маклейн. Можешь звать меня Крис.
- Иду, иду, погоди, - чернявый догнал девушку и протянул ладонь. - Андарио Вагабунди. Можешь извращаться над именем как хочешь. И я так понимаю, мы идем искать твою пропавшую подружку? Как она хоть выглядит, чтоб с глюками не перепутать?
Fukuyo
ДЕНЬ ПЯТЫЙ (продолжение)

...
Она начала спускаться в полумраке, погруженная в свои мысли. "Иду в направлении трущоб, дальше - по обстоятельствам..Возможно поверну назад. ". Огромный рюкзак стеснял её движения и ступала она медленно, как вдруг, на очередном развороте она услышала гулкий
скрежет и словно в страшном кошмарном сне, лестничный пролет начал уходить вниз,
вниз вместе с нею. Инстинктивно она развернулась и увидела, как площадка на которую падал свет из окон подъезда еще мгновение назад бывшая под ногами, вот уже находится на уровне её глаз, и она намертво вцепившись в перила с диким криком падает вниз, после чего удар по ногам и все поглощает мгла....
...
Первое что она почувствовала это была боль. Болела голова, особенно левый висок. Потом она услышала звон в ушах, и ощутила положение своего тела, она лежала на боку, полусогнув ноги...
Она открыла глаза: было еще темнее, лишь далеко сверху пробивался свет, а еще кажется сзади, и еще снизу.
Она догадалась что под ней есть еще лестничные пролеты, целые и невредимые и они освещены. Она услышала как падают капли. Сверху текла вода. Это была редкая капель, даже не ручеек. И звуки падающих капель звонко звучали в полутьме. Она лежала она на упавшем лестничном пролете. Посмотрела вверх - кажется она падала метров шесть вместе с кусками бетона. Вероятно падение смягчил рюкзак, иначе бы она переломала бы все кости.
Не шевелясь она осматривалась по сторонам. И то что она увидела её напугало: вверху вместо потолка она увидела маленький клочок ослепительно голубого неба, но слегка повернув голову направо, она увидела сверху в стене брешь из которой торчала арматура, словно стену пробивали чем-то. И небо в той бреши было багрово-красное словно освещенное перед закатом, но прямо в той бреши она видела солнце - маленькое и ярко-красное, таким каким оно наверное выглядит во время песчаной бури. Но ни звуков ветра ни клубов пыли Росица не замечала...
Застонав, она закрыла глаза, и кажется снова потеряла сознание. Открыла их снова почти сразу же, впрочем поручиться она не могла, кто знает сколько прошло времени. Из бреши было видно такое же ясное и чистое голубое небо как и прямо над нею, а луч ярко белого солнца освещал теперь её ноги, словно прошло больше получаса.

Она попыталась пошевелиться и закричала от резкой боли. Болела не только голова, но и левая рука, которая почти не слушалась её. Ноги болели тоже.. Не решаясь приподняться, она в ужасе попробовала пошевелить ногами, и ей повезло, обе ноги её слушались хотя и болели просто адски.
"Вероятно лишь сильный ушиб", - подумала Росица.
С третьей попытки ей удалось принять сидячее положение и она продолжила осмотр. Левая рука была скорее всего тоже цела, но отбита так что двигать ею было невероятно сложно, больше всего её беспокоила большая шишка чуть выше левого виска, по щеке стекала тонкой струйкой кровь. Тут она заметила что её одежда липкая и в крови, она испугалась: "неужели проломила череп? Тогда мне крышка ? " - лихорадочно думала она. Попыталась прикоснуться застонав от боли, потом закричав... Череп был цел, но кожа была рассечена, крови было не так уж много как ей показалось на первый взгляд, но гематома была внушительная.
Голова закружилась: ".. сотрясение ... наверняка..." - вяло подумала Росица, в ушах продолжало звенеть хотя и тише чем вначале.
Она решила что нужно выбираться. Если здание разрушается то вот вот возможно очередное падение или что еще более вероятнее, какой-нибудь кусок сверху свалится ей на голову и разнесет всмятку.
Она приподнялась на колени и от внезапной мысли оторопела: "... а где пыль?" - всегда когда обрушатся здание, даже частично, бывают огромные клубы пыли в которых можно задохнуться. Но она стряхнула с себя совсем немного сора, а воздух был кристально чист. "Может быть я давно без сознания и пыль успела осесть ? " - подумала она. Некоторое время она стояла шатаясь и держась за стену пытаясь понять что вокруг происходит, но голова закружилась сильнее и ей пришлось снова приземлиться на колени. Её мысли были заняты самым насущными - достать из рюкзака аптечку, бинт и воду, перебинтовать голову, перебинтовать ссадину на левой руке.

Она начала спускаться. Шатаясь медленно, и неуверенно ступая. Сразу после первого пролета её прошиб холодный пот. Это было совсем не то здание в которое она входила. Оно было покрыто брешами с двух сторон, словно она спускалась по угловой шахте, которая словно рассыпалась от времени... или быть может была изрешечена снарядами? Росица изумленно обнаружила, что и ширина лестниц стала больше, а перила временами отсутствовали совсем.
Некоторые лестничные пролеты "дышали" под ногами Росицы так что сердце замирало от ужаса: заглянув в узкую щель между перилами она решила что находится на высоте не менее десяти этажей и идти ей еще очень далеко.
Она спускалась стараясь не упасть. Голова адски кружилась. И ей очень сильно хотелось пить. Но воды оставалось мало. Впрочем та что капала сверху показалась ей годной для питья. Но лишь только вначале, попробовав набрать её во вторую пустую бутыль она заметила то что вода была сильно мутная и оставляла черный осадок. С негодованием вылив эту водицу она продолжила спуск.
...
Нижние этажи были освещены хуже, брешей больше не было, но спотыкаясь добравшись до очередного поворота она заметила пыльное оконце из которого лился ... красный свет. Несмотря на головокружение, Росица постаралась подойти поближе и посмотреть что это такое? Кое как она подняла осколок бетона и попыталась высадить стекло, чтобы увидеть что снаружи, но промазала осколок отскочил и прогрохотал вниз. Разбила стекло со второго раза и почувствовала впервые дуновение легкого ветерка. За окном багровел закат. Солнца не было видно.
" Я снова провалялась без сознания где-то до самого вечера", - подумала Росица. И тут её затошнило, она согнулась пополам и её вырвало прямо на пол. Так повторилось еще раз.
Облегчения это почти не приносило, но голова кажется стала кружиться слабее, звон в ушах почти исчез. В слезах она забилась в угол постаралась унять дрожь. Она допила последнюю воду, и подумала о том не заночевать ли ей прямо там. "Здание разрушается? Ну и черт с ним. и со мной тоже ... "- думала Росица. Но инстинкт самосохранения заставил её подняться. Нечеловеческими усилиями преодолевая головокружение и боли во всем теле она двинулась дальше и спустилась на первый этаж.
С воскресшей надеждой, преодолев обе двери ведущие наружу, она оказалась на улице и тут же зажмурилась... Нет это был не вечер, а практически полдень. Солнце казалось стоит прямо над головой. Словно от момента входа в здание прошло не больше часа. Небо было голубое без единого облачка или клуба пыли. Ну а здание позади... Росица не могла уже вспомнить выглядело ли оно таким же как в тот момент когда она входила либо другим.
Голова болела все сильнее. Головокружение не отпускало, и волнами накатывали приступы тошноты. Росица прошла два десятка метров под палящим солнцем, и оступившись упала на одно колено, её вытошнило еще раз прямо на асфальт, а в ушах зазвенело с новой силой.
"Контузия... кажется .... что со мной? " - подумала Росица. Она сняла рюкзак и уселась на него сверху. Стараясь не потерять сознание она попыталась собраться с мыслями и принять какое-то важное решение. Мысли начали путаться, и она спустилась до уровня инстинктов. Сильно хотелось пить. Значит надо поискать воды. Она осмотрелась в поисках какого-нибудь не запертого магазина, но вокруг были жилые здания. Лишь в конце улицы поблескивала стеклами офисная башня, и тут она увидела ИХ...

Сначала она приняла их за пятна на асфальте. Но вот они начали двигаться... нет, кажется показалось. Это наверное галлюцинации, они на месте как влитые. Но нет вот снова движутся.
Это были тени. Тени под ослепительно ярким небом. Это были тени людей, точнее толпы людей, метрах в 30 от неё. Не было ничего даже отдаленно похожего на то, что могло бы отбрасывать такие тени, но сами тени существовали, и без сомнения двигались и двигались они в её сторону хотя и медленно. Росица стерла пот застилавший глаза, и моргая уставилась на ту сторону улицы с которого приближались тени. Она видела как одна из теней упала на фонарный столб и неестественно медленно двигалась по нему.
"Это глюки ", - думала она - ".. я ударилась о бетон у меня сильное сотрясение и галлюцинации..." - между тем она чувствовала как внутри неё возникает волна страха, сердце забилось часто и выступил холодный пот. Она огромным усилием воли, заставила смотреть себе прямо под ноги,
ухватившись правой рукой за колено, так что пальцы побелели от натуги. И снова посмотрела вперед.

Тени не исчезали. Они были похожи на тени людей которые не то чтобы даже медленно шли, а скорее переминались с ноги на ноги, таков был их ритм. И они стали несомненно ближе, теперь их разделяло чуть больше 20 метров и она смогла несмотря на свою близорукость рассмотреть их лучше. Их было 12. .. нет 15.. и черт.. за ними еще множество. Несколько десятков, движущихся от противоположного здания, казалось появлялись прямо из щелей в асфальте.
Голова закружилась так что в глазах зарябило и голова загудела. Росица встала шатаясь, но снова тут же рухнула на рюкзак.
- черт - вскрикнула она, - чёрт!!
Ответом ей был лишь легкий ветерок, внезапно поднявшийся из-за спины. Ей было страшно, она задрожала. "Это галлюцинации ", - спокойный безапелляционный голос внутри неё продолжал свою речь, - " ... вызванные тяжелым сотрясением мозга. Необходим покой и сон."
"Бежать... "- следовала другая мысль, - "надо бежать..."
Росица в растерянности начала одевать рюкзак. Её колотило так что она боялась упасть. Справившись с этим она сделала несколько усталых шагов к стене и прислонилась к ней. Тени стали четче, их стало больше и они стали ближе. По улице гулял ветер, и внутри него едва едва слышно что-то звучало. Сначала Росица приняла это за звон в ушах, но потом с ужасом разобрала, что слышит приглушенные голоса, со стороны "толпы теней".
Как будто кто-то говорил вполголоса в соседней комнате. Она не могла разобрать ничего сколько не прислушивалась. И вдруг вспышка головной боли словно пронзила её. Она снова закричала, и наверное потеряла сознание. Потому что разомкнув веки она увидела что сидит прислонившись к стене, а тени - вокруг неё. Теперь она также различала и силуэты которые эти тени отбрасывали, а голоса звучали неестественно близко как будто кто-то вкрадчиво говорил ей что-то прямо рядом с ухом на незнакомом языке. Впрочем кто именно понять было невозможно, возможно все сразу. Небо блекло и становилось на глазах красным, ветер гнал синие и багровые тучи. Росица плакала и слезы текли по её глазам.
Всего в 5 метрах от неё поднималось три силуэта - темных полупрозрачных. Они что-то говорили
"бу-бу бу-бу ..." - она не могла понять что. Они двигались прямо на неё, но ужаснее всего то, что город за их спинами еще мгновение назад бывший ярким и нетронутым теперь походил на разрушенный веками или бомбежкой. Офисное здание в конце улицы зияло огромными дырами, и
ни единого стекла не было целым. А большое здание напротив сократившееся в высоте вдвое задрало к небу острые останки несущих опор. Все это при свете красного солнца и ветра несущего пыль выглядело жутко и без теней, которые теперь обступили её со всех сторон и мерцали то всполохами багрового заката то полной непроглядной чернотой.
Росица вдруг услышала вместо вкрадчивого бубнения какой-то вой со стороны ближней фигуры, и громко закричала. Она вскочила и побежала как могла быстро. А за ней блеснули глаза посреди черноты. Как адские угли и уже несколько басовито воющих теней тянули к ней свои руки. Росица визжала и бежала все быстрее.
Впереди она видела клочок прежнего ярко-голубого неба, словно день отодвинулся от неё на сотню метров, но не исчез совсем. И она бежала туда, насколько хватало сил. Не оглядываясь, не переставая кричать....
Так прошло несколько секунд, пока она не упала споткнувшись и не потеряла сознание снова.
Очнувшись она видела прежнее яркое небо над головой. Сквозь стук сердца и головокружение она пыталась услышать вой или голоса, но их не было.
Она озиралась по сторонам, но не видела также и теней. Хотела было уже вздохнуть спокойно,
но вдруг заметила черное пятнышко на асфальте рядом с фасадом здания... так и есть.
Это была тень.... Она с широко открытыми от ужаса глазами смотрела как пятнышко растет, потом "переминается с ноги на ноги" и вот.. очень медленно сантиметр за сантиметром начинает ползти в её сторону. А рядом с ним появляется второе...
Росица не могла побежать , и она пошла, пошатываясь со стонами она насколько могла быстро двигалась на запад, на запад. В трущобы. "Увидеть Кристин... найти людей "- колотилась в её голове мысль: "это все глюки... я не верю..." - вторая мысль.
Через некоторое время её дыхание восстановилось и она смогла двигаться более упорядоченно.
Часто оглядываясь она двигалась все время в одном направлении ориентируясь по солнцу. Тени если и преследовали её то делали это крайне медленно поэтому она их больше не видела. Через полтора часа непрерывного быстрого шага, она рухнула на асфальт на очередном перекрестке совершенно обессилившей....
Комиссар
Совместно с other

"Фух, вроде добрался," - подумал Миронов, осторожно подходя к своему шалашу-балагану. Сняв рюкзак и достав топор, он осмотрелся вокруг, прицениваясь, с какого бы дерева наломать веток для костра. Через некоторое время, несколько помучившись, ему все же удалось добыть живительное тепло. Вскипятив воды и налив чаю, он присел на подстилку из хвойных веток и, медленно попивая теплый напиток, наслаждался моментом. Глядя на закат, на родные леса, слушая шум реки неподалеку, он понемногу отходил от долгой дороги и строил планы на свое ближайшее будущее. Однако вскоре к пению птиц и шуму бегущей воды добавился посторонний гул, постепенно нарастающий. Охотник вышел из шалаша и огляделся. Не увидев ничего, что может издавать подобные звуки, Миронов посмотрел наверх и заметил вдалеке крохотную точку, растущую в размерах. Дабы разглядеть объект получше, он поднял винтовку и взглянул через оптический прицел. Точка оказалась довольно большим самолетом. На носу красовалось знакомое изображение птицеголового человека с длинным ножом, а на крыльях были нанесены белые звезды в синих кругах. "Неужто США? Где же наши ястребы тогда?" - вопрошал сам себя мужчина.
Вскоре от самолета стали отделяться точки поменьше, направляясь к земле. Вдалеке начали распускаться огненные цветки. Пожар охватывал тайгу и приближался к укрытию охотника. Миронов попытался отступить к реке, однако огненный вал напалма уже почти поглотил мужчину. Дым застилал глаза, мешая разглядеть дорогу. Однако едва только огонь перешел на одежду, Константин проснулся.
"Сон? Это был сон?" - первая мысль после пробуждения, прерванная запахом дыма и криками девушки. Пулей вылетев из спальника, взяв винтовку и рюкзак, охотник пополз в сторону лестницы, но рухнувшее перекрытие перегородило путь. Развернувшись, он двинулся в сторону балкона, ориентируясь по светлым пятнам окна и двери в едкой дымке. Вырвавшись на балкон, Миронов понял, что у него один выход - прыгать. Скинув рюкзак и винтовку, он взглянул вниз и, собравшись с духом, сиганул с балкона. Прыжок... Бах, кувырок... Резко подняться, подхватить пожитки, и бежать, бежать от этого места! И лишь выйдя за пределы лодочной базы, Константин смог отдышаться. Оглянувшись, он взглянул на горящее здание: "Хорошо горит... Стоп, а где же мадама?"

Лили снова погрузилась в странные темные воды. Что-то нежно обвило ее щиколотку, медленно и осторожно, но упорно утягивая на дно. Вода сомкнулась над головой, и ее окружила плотная тьма. Глубина давила и лишала возможности дышать, стало нестерпимо, и Фокси, отчаянно взбрыкнув ногой, неожиданно сразу же высвободилась из пут. Несколько взмахов руками и она смогла вынырнуть. Впрочем, вода словно осталась на ней. Прочной маслянистой вязкой пленкой покрывая все тело, слипая волосы в единый колтун. Лили попыталась снять с себя это, нечто похожее на жидкую паутину, но только размазала по телу. Рядом что-то пискнуло, и она увидела маленькое бесформенное барахтающееся тельце какого-то зверька. Он весь был в такой же липкой темной жиже. Девушка обвела взглядом окружение - черная блестящая пленка покрывала всю воду, сколько было видно глазу. И запах... Как только Фокси поняла, что пахнет нефтью (когда-то отец брал ее с собой к знакомому на буровые вышки), тут же бросилась к берегу. Но было уже поздно. Скрипя песком под пыльными крокодиловыми сапогами, не торопливо, к воде подошел высокий мужчина, лицо которого закрывала приопущенная ковбойская шляпа. Он усмехнулся, взглянув сначала на почти уже переставшего сопротивляться зверька, затем переведя взор на Лили. Она сразу же его узнала - маленькие злые глазки и длинный клюв, в котором дымилась сигара... через мгновенье птицеголовый бросил окурок в воду. Огонь быстро стал занимать все большую территорию, приближаясь к Лили. Путь на берег был отрезан, и она застыла в ожидании своей участи. Первым вспыхнул зверек, а затем Фокси увидела, как яркий рыжий поток охватывает ее руки, перебрасываясь по ним на тело. Девушка закричала, ощущая нестерпимую боль, закашлялась от дыма и... проснулась.

В комнате стоял жуткий чад. Задыхаясь от гари и дыма, Лили с ужасом заметила, что языки огня уже лижут ее спальник в ногах. Она закричала, пытаясь вырваться как можно скорее из горящего тряпичного кокона и запутываясь от паники еще сильнее.
- Костя! Костя! Горим! Бегите, Костя! - голос больше походил на визг и наглотавшись еще больше дыма, Лили закашлялась.
Наконец, ей удалось освободить руки и чуть сбить пламя, обжигая ладони. Застежку заело, но, приказав себе успокоится и уняв дрожь в руках, Фокси все же смогла ее сдвинуть еще на пару футов, и кое-как высвободить тело. На это ушло несколько минут, и комнату совершенно заволокло дымом. Ползя по полу, Лили пыталась вспомнить: в какой же стороне дверь? Ей это так и не удалось, зато в сером мороке мелькнуло более светлое пятно - окно! - Фокси кинулась туда. Ей повезло, что стекла там не оказалось - то ли пожар постарался, то ли до что-то или кто-то него, но, тем не менее, путь был относительно свободен, не считая мелких огневых змеек, обвивающих подоконник. Девушка собралась и юркнула наружу. Инерция откатила ее тело на сравнительно безопасное расстояние, туда, где гарь уже не так сильно чувствовалась. Лили, согнувшись на четвереньках, кашляла до боли в ребрах - казалось, легкие жгло изнутри. Наконец, тело успокоилось и она смогла отдышаться и распрямиться.
Девушка оглянулась - их ночное убежище догорало громко потрескивая - "как красиво," - усмехнулась Фокси и побрела к воде отмывать сажу с рук.
"Рюкзака нет, спальника тоже и русского не видать," - резюмировала Лили оттирая сажу с помощью песка. Первое и второе безвозвратно поглотил огонь, а вот спутника была надежда отыскать - вдруг успел выскочить?
Лили побрела вдоль берега в сторону леса, выкрикивая: "Костя! Кооостяяя!"
bluffer
Совместно с Комиссаром

ПЯТЫЙ ДЕНЬ

Крик вывел Миронова из ступора. Посмотрев по сторонам, он увидел девушку, бредущую от реки к лесу, и двинулся на встречу.
- Ты в порядке? - спросил он первым делом, оглядывая Лили.
- Ну как сказать, - девушка стыдливо спрятала за спину руки в волдырях. - Рюкзак сгорел и спальник...
"Невезучая какая..." - подумал Константин - " Теперь делись с ней едой. Так на всех не хватит... Надо вернуться к моей коробке"
- Тогда двигаем к коробке в лесу. Я надеюсь, что смогу отыскать ее
- А может опять к фордику сходим? Там мое платье оставалось, - щеки Фокси покрылись легким румянцем. - Свадебное... Я из него себе хоть какую-нибудь подстилку сделаю, оно крепдешиновое. Все лучше, чем на земле спать. Да и еда там оставалась, правда немного.
- Тогда пошли. Вычистим полностью запасы в машине и направимся в лес.
- В лес? - "прибить меня хочет!" - подумала Фокси.
- Ага. Нам предстоит веселая прогулка до коробки с едой. - ответил мужчина с ехидной улыбкой.
- А почему в лесу? - "связалась я с русским на свою голову! Им бы только в лес затащить!" - испугалась Лили, но показывать страх Миронову не собиралась. - "Мне бы хоть ножик какой или стекляшку, совсем я перед ним беззащитная," - с тоской подумалось ей.
- Почему? Если я начну с тобой делиться едой, то надолго ее не хватит. А в лесу целая коробка с припасами. Значит, либо мы двигаем в лес, либо умираем с голоду.
- Ну в лес, конечно, лучше, - неуверенно согласилась Лили. - Хотя рано или поздно, если ничего не изменится...
Договаривать ей не хотелось. И так начинающийся день был испорчен пожаром и потерей припасов со спальником. "Все-таки странный этот русский. Либо очень приличный, либо очень коварный," - в терзаньях от того, что ей никак не удается определить какой же все-таки спутник ей достался, Фокси повернулась и зашагала в сторону построек, туда, где должен был быть ее "фордик".

Миронов шел впереди девушки, двигаясь абсолютно на автомате. Дорогу он помнил прекрасно, однако голова его была забита другими мыслями. "Походу придется ее оставить. Не выживем мы вместе. Жалко, конечно, девушку," - размышлял он. - "Стоп, отставить панику, мысли логически. Вдвоем веселее, это раз. В коробке - припасы, это два. Ты не сможешь спать спокойно, зная, что оставил ее умирать - это три. Двигай вместе с ней. Пусть она и враг. Хотя в этом месте, мы равны." Поглощенный внутренней борьбой, Константин не заметил, как они дошли до машины с коробкой.
Припасов осталось не так уж и много - дней на пять-семь для одного человека. Лили задумалась: куда же ей это сложить? Не таскаться же с ящиком как дурехе! Она внимательно осмотрела машину. Чехлы на сиденьях были в довольно-таки сносном состоянии, хоть и немного запылившиеся, зато из какого-то искуственного прочного материала, похожего на дермантин.
- Костя, у вас есть нож? Может, из чехлов сидений получится сделать мне сумку? - она уже вертела в руках платье, пытаясь сообразить как из него сотворить подобие лежака.
"Действительно, как же она все это утащит? Сумка ей понадобится," - подумал Миронов, доставая из ботинка нож и осматривая сиденья. После нескольких минут возни, он, не без помощи кузькиной матери и пары более крепких выражений, срезал чехлы с двух сидушек. Сделав несколько надрезов в одном мешке и порезав другой на ремни, охотник осмотрел работу. Получился вполне сносный рюкзак. В любом случае, это было лучше, чем ничего.
Лили заинтересованно наблюдала за действиями русского, теребя в руках платье. Сшить из него спальник не получится: ни ниток, ни иголок у них не было, да и нож разоврвал бы ткань, которая расползлась бы со временем, поэтому она просто свернула платье в комок - все равно сгодится как подстилка.
Рюкзак вышел добротный, хоть и простенький. В него поместились остатки припасов, свернутое платье и даже еще место осталось.
- Теперь пойдем в лес? - захлопала ресницами Фокси, спрашивая спутника.
- Да, - Миронов взглянул на небо. - До заката, думаю, дойдем.
Через некоторое время путники вышли к краю пригородной зоны. Все чаще стали мелькать огороды и дома, казавшиеся Константину знакомыми. Вот и магазин, где он провел первую ю ночь в этом безумном мире. Чуть поодаль виднелась тропа, вдоль которой и шагал охотник, в чем он и убедился, увидев свои метки.
- Не отставай! - бросил Миронов девушке, ускоряя шаг. Ему хотелось быстрее добраться до припасов и устроить небольшой привал, набить брюхо и распланировать дальнейшие действия.
Лили торопилась как могла - руки ныли от небольших ожогов, приходилось часто поправлять сползающие лямки рюкзака, да и ноги почему-то ломило ниже колен, но она упорно лезла сквозь мрачные неживые деревья и сухую, застывшую на века поросль.

Фокси обрадовалась долгожданному привалу еще больше, чем коробкам с едой - коей оказалось в разы больше, чем оставалось в фордике. Спустя час, когда огонь был потушен, небольшой импровизированный ужин съеден, а ноги отдохнули, Лили забила свой рюкзак до отказа и предложила Миронову вернуться в город:
- Там все-таки должен быть кто-то еще, - "надеюсь, не только этот птицеголовый" - вздрогнула она. - Может сделаем еще одну попытку найти тут следы людей или продуктов?
- Ну, можно попробовать. Всяко лучше, чем просто сидеть, сложа руки, и ждать не пойми чего, - согласился Миронов. - Вот только либо надо идти сейчас, либо ночевать тут. У нас около двух часов, чтобы дойти до города и подыскать ночлег. Вы сможете держать достаточно быстрый темп?
- Смогу, - тихо, но уверенно ответила Фокси.
- Тогда выдвигаемся. Есть у меня один дом на примете...
noComments
ВТОРАЯ НОЧЬ

Виталина пожала плечами, распотрошила сумку, вытянув на свет Божий спальник, свитер, носки и фонарик, потратила еще насколько мгновений, чтобы упаковаться, произнесла тихое "спокойной ночи" и с наслаждением растянулась на полу. Инга была абсолютно права, девушка не просто казалась усталой - она валилась с ног. Спустя несколько минут Тошка уснула, даже не успев повернуться на бок.

...Вокруг было темно. Влажным тяжелым облаком нависал запах "живой природы", запертой в клетке. Было так тихо, что Тошка отчетливо слышала собственное дыхание, где-то рядом тяжело и вязко дышал кто-то еще. Девушка непроизвольно сделала шаг назад, руки нащупали толстые металлические прутья. Два дыхания в одной клетке. Вита сдавленно всхлипнула, по коже побежали стада мурашек. Она не знала, насколько далеко от нее тот, кто так жадно и шумно вбирает в себя воздух. Прошло несколько минут. Девушка почувствовала, как майка прилипает к спине. К дыханиям прибавился еще один звук - оглушительный стук ее сердца. Во рту пересохло. Тот другой не приближался, но и не уходил. Виталина была уверена, что это был кто-то большой, но точно не тигр - те ведут себя гораздо тише. Это мог быть медведь. Вполне. Темнота была непроглядной, никакого намека на свет. Время вытекало сквозь решетку. Или его не было вовсе?
Вдруг Тошка услышала фырканье и чуть не завижала от радости: это же лошадь! Лошадь! А она, как дура, тряслась от страха! Девушка шагнула еще глубже в темноту, вытянув правую руку. Пальцы увязли в пустоте. Еще шаг. Нога уперлась в дышащий холм. Виталина опустилась на колени, провела рукой по шерсти, нащупала гриву и лоб. Погладила шерстистую полоску, подобралась к подрагивающим ноздрям. Лошадь не реагировала, только продолжала шумно дышать. Внезапно Тошка заметила, что живот лошади светится, вернее, под ним растекается малюсенькая лужица белого света. Девушка подсунула руку под теплое брюхо и вытащила оттуда тонкий медицинский фонарик. Дистрофичный лучик скользнул по черному боку, высветил открытый рот и вывалившийся наружу язык, переполз на закатившиеся глаза.
Вита открыла глаза и уставилась в пустоту. Лоб покрылся испариной, тело было горячим и влажным, мозг, казалось, пульсировал. Девушка вслушалась в темноту, но не различила никаких звуков, кроме дыхания спящей женщины Инги. Кое-как она выбралась из спальника и на цыпочках (насколько позволяла больная нога) вышла на лестницу. Усевшись на верхней ступеньке, малышка стиснула голову ладонями, стараясь подавить рвущийся наружу крик. Несколько минут она так и просидела, стараясь не закрывать глаза, даже не моргать, но перед ней все равно маячили влажные блестящие белки закатившихся глаз, черная волнистая грива и вздымающиеся ребра. Тошка заплакала беззвучно, стараясь сдерживать судорожные всхлипы и не разбудить спящую.
Uceus
ВТОРАЯ НОЧЬ

Ночь не принесла облегчения. Все напряжение, все подозрения и опасения Инги решили пробудиться сразу же, как только она закрыла глаза. Кошмары были сумбурными, они мешались, переходили один в другой, порой заставляли свою жертву просыпаться с сердцем, бьющимся где-то в горле. Но стоило ей вновь закрыть глаза, как она вновь проваливалась в эти липкие и мрачные тенета.
...Она бежала домой с работы, торопясь и едва не спотыкаясь. Еще бы, не так давно она купила щенка ирландского волкодава. Конечно, ему еще далеко до тех могучих исполинов, исполненных собственного достоинства, каковыми являлись его родители, но все впереди. Единственное, Инга волновалась, как поведет себя щенок без нее - ведь для кутят это был немалый стресс. Где-то она слышала, что собаки не знают, вернутся ли их хозяева, каждый раз прощаются с ними навсегда. Не доходя до дома она уже услышала его. Щенок выл и скулил, выливая в этом крике души тоску и отчаянье, которые рвали Инге сердце. Почти добежав до подъезда, женщина успела пдивиться, что плач щенка так хорошо слышно. Взглянув на верх она обомлела. Рыгор был на балконе (как же так, она же закрывала его перед уходом!). Учуяв хозяйку, он посмотрел вниз и бешено завилял хвостом.
- Сейчас, малыш, я приду!
А малыш скреб лапами решетчатое ограждение балкона, силился протиснуть туда голову, а когда затея увенчалась успехом, начал отчаянно протискиваться дальше.
"Нет! Нет, Рыгор! Не надо! НЕТ!" - голос Вороны был исполнен ужаса, когда она увидела, как передние лапы щенка беспомощно замолотили воздух, как маленькое тельце падает с высоты третьего этажа. Инга бросилась вперед, в тщетной надежде поймать, спасти. Движения ее стали тягучими и медленными, будто она бежала против течения. Она не успела. Боль, горечь и вина были всеобъемлющими. А позже к ним добавился и ужас, когда она увидела, что щенок жив и ползет к ней, отталкиваясь переломанными лапами, из которых торчали обломки костей. Ворона потянулась к нему, надеясь дать хотя бы последнее утешение. Стоило ей коснуться малыша, взять в руки его лобастую голову, как кутенок, будто дожидавшийся этого момента, начал стремительно разлагаться, разваливаясь у нее прямо на глазах...

Инга едва сдержала крик, рвавшийся из ее горла. Закусив губу, она почувствовала вкус крови на языке, а на щеках горячие слезы.

...она попалась. Попалась в паутину будто мошка, какая-то мелкая безмозглая букашка. Она выбивалась из сил, чтобы вырваться, освободиться от липкой сети. Сражаясь с поймавшей ее ловушкой отчаянно и безрезультатно. Зная, что вот-вот придет тот, кто соткал это смертоносное кружево. Но вот паутина вздрогнула, прогибаясь под весом владельца. Загудели нити, прощупываемые чьими-то незримыми лапами где-то за ее спиной. Этот звук! Так гудит тетива лука, когда выбрасывает свой смертоносный снаряд, так гудеть порванная нить, приводящая в действие жестокую ловушку. Так звучит смерть. Пересилив себя, Ворона обернулась и отчаянно закричала, увидев перед собой клацающие хелицеры гигантского паука. Но крик ее обратился в хриплое карканье, ибо теперь ее фамилия и облик соответствовали друг другу. Она стала птицей, которой суждено стать ужином членистоногого ужаса...

Ворона чуть слышно застонала во сне, спутавшийся спальник вполне мог вызвать ощущение оплетавшей тело паутины. Да только никто не разбудил ее, чтобы разъяснить это...
Комиссар
Совместно с Fukuyo и other
ВЕЧЕР ПЯТОГО ДНЯ
"Разве тут можно хоть что-то приметить?" - ворчливо размышляла Фокси, для которой окружающие строения давно слились в единую унылую декорацию к какому-то дешевому шоу. Первое время она все ждала, что вот-вот из-за угла очередной серой покосившейся домины выскочит ярко разодетый, глупо улыбающийся красавец и приятным звонким голосом сообщит: "Вы выдержали испытание и вам полагается приз!" Но время шло, и, как не сопротивлялось ее сознание, все же ему приходилось смиряться с тем, что это никакой не розыгрыш. Девушка мрачно сверлила спину русского, шагающего без устали и с завидной скоростью - сама-то она уже еле переставляла ноги. Тело ломило и, кажется, ее лихорадило. Она постоянно ощущала то дикий озноб, то жар. Что делать, если она заболеет? Никаких лекарств тут скорее всего нет...
Около часа хотьбы, и мрачные серые улицы плотно обступили Миронова и Фокси. Здесь ничего не изменилось: тихие пустые дома, покосившиеся фонари и полный спокойствия ничем не тревожимый воздух.
Русский шел чуть впереди, да и следил за окружением все так же зорко, поэтому именно он первым и заметил распластанную фигуру посреди улицы.
Росица лежала лицом в асфальт прямо на пересечении двух широких улиц и старалась рассышать хоть что-нибудь на фоне гулких ударов сердца и сбитого дыхания... Слышала она лишь звон в голове и больше ничего. Её снова начало мутить и она боролась с тошнотой.... Кажется она снова потеряла сознание ...
- Лили, гляди! - Миронов указал рукой на распластанную фигуру впереди - Человек! И, кажется, ей не помешает помощь...
Фокси убрала прилипшую прядь ото лба и посмотрела в сторону, куда указывал спутник. Точно, посреди улицы лежал человек, похоже и правда девушка. "Мы все-таки тут не одни!" - обрадованно застучало где-то в висках. Фокси прибавила шаг и вскоре уже очутилась над нешевелящейся фигурой.
- Костя, она кажется без сознания, - Лили попыталась развернуть тело девушки лицом к себе. - Помоги ее перевернуть на спину.
"Ох и везет же мне на спутниц... Сперва американка, теперь вот эта..." - Проскользнула в голове Константина шальная мысль, когда он помог Лили перевернуть незнакомку.
- Подай воды, - почти приказным тоном обратился он к спутнице.
- Надо еще по щекам похлопать - я видела, что так приводят в сознание, - Лили протянула флягу, не скрывая интереса в глазах - не часто ей доводилось кому-то оказывать помощь, а тут еще и в этом странном месте.
"По щекам... Ну попробуем." - Миронов отвесил лежащей девушке пощечину - "Надеюсь, я не перестараюсь." - Еще удар.
- Да похлопать же, а не бить! - Фокси укоризненно посмотрела на русского. "Ну как есть медведь!"
- Ну раз умная такая, может поможешь?
- И помогу! - Лили села рядом с девушкой и положила ее голову себе на колени, осторожно смахнув с лица крупинки пыли.
Росица взрогнула и открыла глаза. Она судорожно втянула в себя воздух и часто заморгала. Её голова покоилась на коленях какой-то девушки. Лицо плавало прямо над ней. Росица не узнавала кто это, но это была явно не "тень", а обычная девушка...
- Сколько времени ? - пробормотала Росица, пытаясь приподнять голову, - а где Кристин?
"Опа, очнулась, мадама." - Подумал Миронов, наклоняясь к девушке.
- Ну, время мы вам не подскажем, ну а кто такая Кристин мы вообще не знаем.
- А вы кто? А как сюда попали? Вы не знаете, что это за место и как отсюда выбраться? - Лили затрещала словно сорока, засыпая девушку вопросами.
- Я? - Росица пыталась сосредоточиться, но голова кружилась так что она боялась вот вот снова потерять сознание. Она приподнялась и села на асфальте. Наклонила голову стряхнула пот и слезы застилавшие глаза, - Я - Росица. Как сюда попала? Прибежала. Бежала от "теней" , - она указала рукой на восток, - Кристин, Крисс - "Бешенный Огонь" - это моя подруга. Вы не встречали её здесь? Мы думали что здесь одни пока не увидели ваш костер. Ох и давно это было.
- Нет, Вы - первая, кого мы здесь встретили. - Ответил Константин - Вы неважно выглядите. Не желаете ли воды или чего покрепче?
- Да, дайте пожалуйста воды, моя почти закончилась
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.