Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Трагедия семьи Нойлэм (игра)
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2
Кираэль
Солнце озаряло мощеную камнем площадь Мирвайса, черепицу и, как следствие, грязные пяточки уличных котов, вышедших погонять птиц. Устающие от солнца люди останавливались под навесами лавок и становились неизбежными жертвами или жадности торговцев (а, может, и просто болтовни), или шалящих карманников, подобно котам, вышедших на поиски разомлевшей добычи.
Те же, кто четко знал цель путешествия, не останавливались ни на секунду: любая из дорог или улочек, соединяющих площадь со всем городом, давала достаточно тени для целеустремленного путешественника. Например, если идти по главной северной дороге, никуда не сворачивая, минут пять, считая повороты налево, а на седьмом свернуть направо, подняться по хлипкой лестнице не второй этаж, трижды постучать в окошечко, а на любопытный взгляд сказать кодовое слово «Мустрак», то окно распахнется, и вас постараются или отделать скалкой, или вылить ушат чего-нибудь неприятного. Потому что, если вам вместо четы заслуженных членов Гильдии Вахтеров нужно что-то другое, например, контора дельца Габриэля Пьера Нойлэма, то стоит вернуться на площадь, посмотреть на восточную сторону и увидеть четкую вывеску с латунными буквами «Г.П. Нойлэм» на черном фоне. И если вы постучите дверным молоточком, то приветливый служащий проводит вас, куда вам потребуется, стоит только объяснить причину и цель прибытия.
Работаем с восьми утра до девяти вечера, без перерыва на обед.

Обсуждение
Мора
- Да вы... да... Папа твой был мустрак! - проревел Мэдди, и что было силы ударил ногой в поспешно захлопнувшуюся дверь. Потом еще и еще. Дверь не поддавалась, нога начала ныть, и Мэдфорд вынужденно согласился на ничью. - Сукины дети... Мустрак... В дупло себе засунь свой мустрак...
В бытность сборщиком податей он отведал столько помоев из-за чужих дверей, что впору было начать различать сорта. Но ездок может рубить дверь топором, пока не онемеет рука, поджечь дом или вернуться с полудюжиной крепких парней, полных надежды, что и им чего перепадет. А наемнику-ищейке с парой рекомендательных писем за душой оставалось только покорно развернуться и уйти, напоследок расколошматив дверное окошечко трофейной скалкой. И, конечно, нагадив под дверь.
- Кастрат поганый... Попадись мне еще, руки-ноги повырву... и остальное, что до меня не вырвали... - ворчал он себе под нос, отряхиваясь и размазывая вонючую жижу по волосам. В кои-то веки соберешься предстать перед нанимателем приличным человеком, позволишь неторопливой покойнице себя одеть-причесать, и на тебе. Вот же гадость людская. - Ну и где мне теперь искать этого Ноттингема?
- Нойлэма, - поправила Анжелика-Виттория, - мы проходили его контору, когда шли через площадь.
- Да хоть... - тут до Мэдди, наконец, добрался смысл сказанного, и его аж перекосило. - Так хрена ты молчала, коза драная?! Ждала, пока меня еще в дерьмище не изваляют?!
- Ты не спрашивал, шел вперед, спешил, - пожала плечами Анжелика. Привычка жестикулировать никуда не делась после смерти, и это делало покойницу жутко похожей на живую женщину.
- Да... - Моррисон замахнулся было, но только сплюнул под ноги. Всю ярость потратил на недавнюю вспышку, перегорел, да и смысл на нее, мертвую, злиться. Равно что на стенку какую-то. - С-стерва, молотить тебя в забор. Знаешь ведь, что мне все едино, что у них там накорябано... Могла бы и прочитать. Ну, чего встала? Давай, показывай, где там эта контора. И смотри мне, без дураков...
"Дураков" и шуточек вроде той, что сыграл над Мэдди приятель-"нищий", рассказавший, как якобы найти контору господина Нойлэма, за Анжеликой не водилось. От этого ее хозяину порой становилось даже неуютно - не привык к серьезному обхождению. Умом он, конечно, понимал, что девка мертвая и ей все до фонаря, но все-таки чувствовал бы себя куда спокойнее, если бы служанка гуляла, приворовывала, врала напропалую, словом, вела себя, как обычная прислуга.
- Давай я все-таки научу тебя читать, - предложила покойница. – Вон, гляди, короткая вывеска: "Мясо Брайана". По буквам...
Но ее прервал истерический гогот Мэдди. Тот едва не задохнулся от восторга:
- Мясо Брайана! Твою мать, мясо Брайана! Эй, дружок, хочешь попробовать мясо Брайана? - хрипло выкрикнул он на всю улицу. "Дружок", нервный прохожий в простом и опрятном городском платье, втянул голову в плечи ускорил шаг. Вслед ему несся непристойный хохот, сопровождаемый еще менее пристойными жестами. - Эй, красотка! Брайан еще не угощал тебя своим мяском?
- Хочешь или нет? – повторила вопрос Анжелика-Виттория.
- А? - Мэдди, вдохновенно наяривавший воздух перед собой, не сразу понял вопрос. - А, читать? Да ну его в дупло. Лучше ты мне почитай. Мясо Брайана, уссаться можно... А вон там чего?
Женщина глянула на вывеску с завитками:
- "Папаша Джо – поднимет и мертвого!" Лекарь, наверно.
Ее спутник снова зашелся хохотом.
- Мертвого поднимет! Зайдем, а? Я бы поглядел, как он тебя поднимет... Папаша, ох, не могу...
- Вон там написано "Меч и копье", за ней "Медовые яблочки", - прочитала покойница.
- Яблочки? Эт-то интересно, - пророкотал Мэдди, и на волне задора шлёпнул Анжелику по плоской заднице. Звук получился живой, человеческий, только визга недоставало. - А вон там чего? - он наугад махнул рукой через площадь.
- "Г.П. Нойлэм".
- Вот урод этот Гэпэ, вообще без воображения... Погоди, нам к нему, что ли?..
- Да, - кивнула Анжелика.
- Ну, ёк-корешок... Так, а ну нюхни, блевотиной от меня не тянет? - нюх у девицы был так себе, прижимистые некроманты экономили на всем, что считали второстепенным. - Ну и там, не знаю, оправь как-нибудь...
Анжелика послушно принюхалась.
- Не чувствую. По крайней мере, я надеюсь, что это улица так пахнет. А как тебя не оправляй, ты все равно выглядишь как урод и разбойник. Главное – не улыбайся.
Некоторое время Мэдди боролся со своим лицом, пока не убедился, что от ухмылки не осталось и следа.
- Так лучше? - прямолинейность и откровенность служанки нисколько его не коробила. Он сам привык называть дерьмо дерьмом. Живого слугу, конечно, оттянуть бы поперек спины, чтоб не наглел, болван, но пороть мертвецов - удел сумасшедших и сыщиков.
- Не особо, - Анжелика оттянула дверной молоточек и пару раз приложила им по двери.
Дверь открыл приветливый служащий. Не дожидаясь вопроса, Анжелика-Виттория представилась:
- Мэдфорд Моррисон к господину Нойлэму по поводу найма...
Мэдди важно кивнул. Во всех подобных случаях от его имени говорила девушка, чтобы можно было подольше сохранить иллюзию собственной солидности.

Орт и Мора
Латигрэт
Вы когда-нибудь встречали пунктуального эльфа? Нет, не ушлого или чуткого, из тех кто появляется всегда вовремя, будь то обед, спасения, нравоучения, или помешать срубить огромный пень, мол-де не убивайте деревья... - а именно пунктуального? Чтоб назначено его появление, эдак на встречу, в полдень, - и он пришел в полдень? Или, что хуже и чаще, - назначено свидание к вечерней заре, когда пробьет девять, - и дожидайся гада ушастого... меньше часа, хотя бы?!
Нет... Пунктуальность среди эльфов, среднего возраста (меньше века), была уделом избранных. Подавляющее большинство в принципе ко времени относилось разгильдяйски, и никакие умения, призванные вроде бы сослужить хорошие организаторские качества, помочь этим детям природы не могли. Долгоживущим детям природы. Они действительно не обращали внимания на ерунду, связанную с человеческим изобретением шестеренок, и еще меньше – на мнение тех, кто почему-то сильно зацикливался на этих шестеренках. Они отлично отвлекались, забывали, переставляли приоритеты, мило улыбались говоря что не видели смысла приходить вовремя... Как вариант, молчали и предлагали радоваться, что вообще пришли, хоть через месяц. И это действительно радовало, потому что кроме непунктуальных эльфов были еще те, кто ничего не обещал и никогда не приходил, и те, кто был уникален настолько, что своей идеальностью в отношении обещаний сводил с ума и потом пел баллады о хрупкой бесценности каждого мига. Последних, к счастью, было мало.
В личном духовном кодексе Инэля отношение к пунктуальности было сродни отношению к ревности. Удивительная черта избранных людей, и чья тайна и загадочность слишком прекрасны, чтобы забывать, но правила пользования слишком трудны, чтобы самому за них взяться.
Поэтому, преотлично справившись с задачей прийти в Мирвайс в нужный день (этому способствовало, что за ночь он не успел завести ни одного нового познавательного романа и соответственно не отвлекся на сутки-десять), любопытный эльф с первыми лучами солнца... Ладно-ладно, с первым скрипом внешних ворот, которые открывали немного позже даже первой сотни тысяч лучей, оказался в нужном населенном пункте и прямиком направился в нужный дом, нимало не смущаясь неприлично раннего для визитов часа. Тем более, немалая часть его знакомых – полезных и вредных, и кого он по мнению окружающих, часто путал друг с другом, - не подавала примера к следованию изыскам этикета, особенно в делах о которых сообщили... Знакомые не по писчебумажным библиотекарским сферам.
Почти дошел. До площади, во всяком случае.
Через несколько часов он все еще был "почти", не продвинувшись к цели путешествия ни на сажень. Сидел на земле в довольно неприглядном углу этой площадки товарообманных отношений и с восторгом возился с целой корзиной щенков, которой заведывала умеренно грязная девчонка. К щенкам прилагалась лекция, как выбирать самого жалобного и как потом раскрашивать для подаятельных целей, и вообще немало интересных фактов о роли грима в трудной жизни нищих.
К полудню, когда выносливость Инэля еще даже не подверглась проверке, а терпение юной попрошайки закончилось уже третий раз, просто выказывать это вооруженному мужчине любой расы она закономерно считала непрактичным, эльф сообразил что пора что-то менять. И предложил спасти остальных, не очень подходящих по жалобному профессионализму, зверей, своими особыми эльфийскими путями. Особая магия, как оно водится, тотчас освежила увядшие было отношения с собеседницей, и замечательная парочка двинулась спасать... маленький мир вонючей корзинки и ее обитателей. Почему вонючей? Вы хоть раз нюхали это чудо жизни: уличные щенки в одной емкости?..
Девчонка тащила маленький мир, обитатели скулили и пищали, импозантный эльф скромных лет сорока, к дневной жаре раздевшийся до устрашающе яркой рубахи и потому обретший столь же устрашающе яркий тип... импозантности... За пару минут и сорок витиеватых фраз (о красоте цветочницы) разжился букетом в тон рубахе, и принялся сватать цветы одновременно с собаками всем прохожим вокруг. На благоустройство всех живых и мертвых (в смысле, трупы цветов) ему понадобилось от силы четверть часа, обратной стороны магии оказались слегка грязные штаны. Слишком часто вставал на колено.
Но в глубине души Инэль просто гордился собой. Еще бы, за четверть часа в людном месте он ни разу не перепутал мужчин и женщин... в отношении способов обхождения, и соответственно ему ни разу не попытались оторвать какую-нибудь важную часть тела, что, в свою очередь, очень благотворно сказалось на раздаче дете... щенков. Дело сделано, инцидентов нет, все живы, здоровы и он не за решеткой. День прекрасен! Кажется еще что-то надо было сделать...
- Тяв? – вежливо осведомились из подмышки, где застрял последний, "жалобный", зверь.
- Ах да... еда, - сообразил Шутник, и прямиком двинулся к восточной стороне площади, где уже падал на колени с протянутым дарственным псом, и успел тогда заметить нужную вывеску. На полпути развернулся, - легким, танцующим движением, - отдал "тяв" хозяйке, и снова отправился на восток.
Перед крыльцом еще раз развернулся, некоторое время рассматривая лавочки с предположительно съедобным ассортиментом – благо, на зрение не жаловался и для обзора ходить вдоль прилавков не требовалось... Пришел к неутешительным выводам и с третьего раза все таки зашел на крыльцо.
Постучал молотком, поднял за шкирку прошвырнувшего мимо кота – тот явно не ожидал, что кто-то способен вот так его поймать... – и осторожно вытянул подальше, когда зверь возмутился его фамильярными манерами.
- Я искренне извиняюсь, - сообщил Инэль открывшейся двери, в которую словно собирался сунуть извивающегося кота. – Сейчас отпущу. – пауза. – Я говорил... с котом.
Пауза. Надо сказать, за это время эльф успел взвесить все "за" и "против" чтобы извинится и перед человеком, открывшим двери, но "против" оказалось больше. Вместо этого он, как и обещал, отпустил кота (все таки на улицу, а не внутрь конторки), витиевато представился, и высказал надежду что его ждут.
Кираэль
Уоррен Галерий, волею Создателя и ректора Мирваисского Университета отправленный стажироваться делопроизводителем в контору господина Нойлэма, никак не ожидал, что в то время, как он подсушивал у окна приемной на солнышке последствия гормонального роста и пыльных помещений, покой конторы, Уоррена и даже самого Нойлэма, волею Создателя и приснопамятного ректора назначенного быть руководителем стажировки, грозится быть нарушенным тремя личностями разнообразного толка.
Если уж к первым двум он отнесся настороженно, но вежливо, поприветствовав и пригласив внутрь, в приемную у кабинета, и даже успел сказать серьезным посетителям:
- Доброго дня, господин Моррисон и уважаемая госпожа сопровождающая, я сейчас непременно доложу го-о-о...
то вторая серия стуков была встречена несколько прохладно – делопроизводитель со вздохом открыл дверь и прищурился от солнца:
- Вам кого? - Уоррен смерил взглядом пахнущего грязью и щенками эльфа сверху вниз. - Фонд милостыни исчерпан на этой неделе... месячный фонд. Да, уже на этой неделе. Если вы вдруг не за этим, то слушаю.
Латигрэт
- Фонд милостыни исчерпан на этой неделе... месячный фонд. Да, уже на этой неделе. Если вы вдруг не за этим, то слушаю.
"О, юный представитель умных слов, не окажете ли милость рассказать ли что такое фонд недельно-месячной милостыни и связан ли этот ответ со стереотипами молодых людей при виде непривычно одетых путешественников, или действительно дела конторы связаны с финансовыми отказами котам на пороге?" - к счастью для обоих собеседников, Инэль путешествовал не первый год, и научился ловить за хвост первые вербальные порывы. Вместо этого он доброжелательно улыбнулся, пошевелил ушами для солидности, и сказал совсем другое:
- Как вы любезно догадались, я, о вдруг, не за этим.
- Тогда зачем? - делопроизводитель напрягся. - И кто вы такой?
- В кругах людей меня зовут Инэлем, с чем соглашаюсь, - "а еще Шутником, что я скажу попозже и наверное не тебе", - а к этому порогу привели - "коты, щенки и любопытство!" - слухи... Так скажем, почитаемые за деликатные, для обсуждения на крыльце.
- Какие такие слухи? - Уоррен заметно расслабился, отпустив дверную ручку, чем эльф немедленно воспользовался и прошел... проскользнул, скорее уж, в комнату.
- О, самые разные! - жизнелюбие прямо таки фонтанировало из него. - О жизни, о работе. О людях, семье, профилях там... э... широких? Нет, работе таких профилей.
- Семьях и профилях? А-а, э-э, ну да, в общем, - всем своим видом юноша показывал, что жизнь готовила его не к этому, да и вообще всякие профили - это к строителям. - Думаю, вам стоит поговорить с господином Габриэлем Пьером Нойлэмом.
Уоррен затворил дверь - все равно смысла нет стоять у нее - и занял секретарское место у приемной.
- Какое замечательное человеческое имя, - тем временем отреагировал ушастый гость, (не все, ой как не все порывы Инэль все же умел ловить за хвост), и, окинув взглядом обстановку: из интересного были дверь, пара банкеток и два посетителя... постарше? Может даже не только юного нелюбителя профилей, но и самого эльфа, - убедился, что на носителя этого интересного никто не похож. Нетрудный вывод, что "господин" наверняка найдется за дверью, много времени у Инэля не занял, однако при всем отсутствии страсти к этикету и уважения к изобретению очередей, прямиком он туда не пошел. Не захотелось, видите ли. Волшебная эльфийская ин-ту-и-ци-я.
Вместо этого вернулся к интересному, против чего волшебное эльфийское не протестовало: двоим... постарше.

(&Кираэль)
lana_estel
(с Элис)

Времени до назначеной встречи еще было достаточно, а потому Мелисса строила глазки миловидному высокому брюнету, продававшему яблоки на площади. Тот млел от ее улыбки и уже готов был подойти к девушке, с сочным плодом в руках, как вдруг переменившийся ветер донес до носика рыжей плутовки новый запах.
- Волчица? Черт! - Мел тихо зашипела и отошла в сторону навеса над зачуханной пивнушкой, надеясь, что запах дешевого алкоголя и пота перебьет ее собственный. Но волчица уже успела отвлечься. Прикинув в уме, в каких направлениях можно уйти с площади, она оставила рыжую кокетничать с парнем, а сама наконец обратила внимание на словоизлияние ближайшего торговца:
- ...представляешь, средь бела дня уволокли! Совсем совесть потеряли. И у кого - у самого господина Нойлэма!
- А я слышал, что ночью, - скептически отозвался покупатель, выслушивающий очередную сплетню лишь для того, чтобы сбить цену, - и что вообще никакое это не похищение - влюбилась девка да сбежала.
- Да ты что?! - набросился на него торговец, оскорбленный в лучших чувствах. Но Роксана поспешила спасти невинного, пока дело не дошло до драки:
- Любезный, кого похитили-то?..
- Спасибо, - шепнула ей подошедшая Лиса, - Не хочу драки здесь, - девушка принюхалась, - Черт! Мне пора!
Роксана вздрогнула, успев отвыкнуть от того, что к ней могут подойти незаметно, и резко повернула голову. Кого именно похитили, она уже не услышала из-за внезапного шепота. Зато продавец счел ее благодарным и ужасающимся слушателем и пустился в такие подробности, от которых все еще стоящий рядом покупатель покрылся здоровым румянцем. Оборотень же лишь внимательно следила за удаляющейся гостьей города. И неужели ей хватило наглости вломиться на помеченую территорию?! Тут что, уток запеченных просто так раздавать собираются?
Лисицу трясло от страха: столкнуться нос к носу с естественным врагом! Но дело такое заманчивое... Может, долго в этом городе находиться не придется? Далеко отходить не хотелось, поэтому Мелисса перебралась на другую сторону площади, уселась за стоящий на улице столик какой-то таверны и попросила принести немного вина и сыра, внимательно наблюдая за другим оборотнем. Роксана хмыкнула и помахала ручкой. "Издевается", - пронеслось в мыслях. Ну что ж, ей все равно нужно было гулять в окрестностях. Поэтому девушка, рискуя заработать косоглазие, направилась в ближайшую продуктовую лавку. Покинутый ею торговец чуть не захлебнулся от возмущения, заметив, что у него увели покупателя и такого благодарного слушателя. Хотя его последние фразы особо ярким способом доказывали как раз неблагодарность этой ...юной девы, но ей было все равно. Там, куда она шла, ценили тишину.
- И запеченую уточку еще! - крикнула Мел вслед разносчику, довольно облизнувшись. Ну не станет же волчица нападать на нее при всех!
"Точно издевается", - мрачно подумала вышеупомянутая, возвращаясь из лавки. Запах запеченой птицы догнал ее еще внутри, и уже тогда она заподозрила неладное. Но теперь не подойти было бы просто верхом вежливости!
- Добрый день, сударыня, что привело вас в наш славный город? - она спокойно уселась напротив и выразительно посмотрела на еду.
- Эээ... добрый день... - замялась Грин. - Ну, у вас тут дело появилось, я по делу... Хотите уточку? Этот милый официант сказал, что для меня - бесплатно.
- Дело по поеданию дармовых уточек? - бровь собеседницы насмешливо поднялась. - Что ж, я не откажусь составить вам компанию.
- Вот еще! Я не за уточками пришла! - Лиса оскорбленно фыркнула, - Я к господину Нойлэму.
Элис
(С Ланой)

- Как я слышала, - волчица с наслаждением впилась зубами в мясо, тщательно прожевала, проглотила и только потом продолжила, - у него уже все украли, - после этого она внимательно посмотрела на собеседницу, пряча за очередной порцией улыбку.
- Ах, да... - протянула рыжая, пригубив вино, - Я ведь не первый оборотень в городе, тут уже до меня постарались...
- Ты еще табличку на спине повесь, - фыркнула Роксана, кивая на снующего возле двух привлекательных девушек официанта. Мысленно она аплодировала наглости пришлой, но показывать этого вовсе не собиралась. - Так что, делать нечего, значит домой отправишься? - на ты она перешла от возмущения, а задний ход давать было уже поздно.
- Нет, зачем же. Буду искать то, что украли до меня, - Мел показала зубки, впиваясь в мясо. - Думаю, нам обеим выгоднее оставаться инкогнито.
- И много платят, если не секрет? - она задумчиво посмотрела на еще одно крылышко, но отчего-то передумала.
- Пф, понятия не имею, - вздохнула Мелисса. - Тебя тоже интересует это дело?
- Меня интересует, чем на моей территории будет заниматься чужак. А возможность заработать - лишь приятный бонус. Может, я смогу получить те же деньги другим путем, за лисью шубу например. И переживать меньше буду.
- Одной лисы на шубу маловато, - спокойно ответила девушка. - Мы можем заниматься этим делом вместе, мы же не совсем звери, в конце концов! - рыжая вздохнула. - Люди порой куда более жестоки.
- А что, - Роксана кивнула на набитую товаром корзинку, - я так похожа на розыскную собачку? Нет, если уж мне светит за тобой следить, лучше это делать действительно далеко не отходя, а вот что за дело, и насколько оно мне выгодно я попозже решу.
- Чудно. Идем? - Лиса оставила деньги на столике, подхватила рюкзачок и направилась к конторе.
- Э, а как же бесплатная уточка? - нарочито громко поинтересовалась волчица и посмотрела на официанта.
- Но за сыр и вино заплатить нужно! - усмехнулась рыжая.
- Э-э-э, мелочные какие официанты, - подхваченная со стола монетка вернулась на место и Роксана последовала за новой знакомой.
- Кстати, тебя звать-то как, смертница?
- Мелисса. Можно Мел, можно Лиса, - девушка облизнулась. - Прошу не афишировать мою суть - охотников за лисьей кровью еще достаточно. А тебя как зовут?
- А, так лучше не шкуру, а кровь продавать? - оживилась собеседница, лавируя между прохожими. - Учтем-с... Роксана. Никаких "можно" не будет, будут "нельзя". Ну то есть, не советую, дело-то твое.
- Ммм... ты ж вроде не мужик, чтобы комплексовать из-за размера... имени, - мило улыбнулась Мел, стуча молотком в дверь. - Или я ошибаюсь?
Оборотень резко развернулась к ней и приподняла верхнюю губу, демонстрируя клыки: - А еще я не псина подзаборная, чтоб меня покороче обозвать стремились, - прошипела она, затем обычным тоном добавила: - Пришли.
Кираэль
Несколько нервничающий Уоррен приоткрыл дверь.
- Девушки к господину Нойлэму? Впрочем, чего я еще жду.
Юноша приветственно распахнул дверь перед ними, пропуская внутрь.
- Присядьте, будьте так добрый, и ожидайте вызова.
Подумывая уже о чашке вкусного и крепкого кофе, а то и еще чего-нибудь покрепче, делопроизводитель, а также секретарь по случаю болезни ответственного, вернулся на место, контролируя состояние приемной.
Piromant
Кристофер шел по улице, глядя по сторонам и внимательно изучая вывески. Услышав о случившейся у господина Нойлэма беде, он решил предложить свою помощь, так как считал своим долгом помогать людям по мере сил. Да и кто мог знать, быть может, его навыки окажутся более чем полезными, а даже если и нет - лишние руки никогда не помешают. К тому же, у него оставалось не так-то много денег, и, хоть наличие награды и не было для него обязательным, от денег за помощь Крис отказываться бы не стал.
Улицы, по которым он шел, напоминали ему о ранних годах его жизни. Вспоминая о них, он мысленно благодарил своего учителя за то, что тот не дал ему и дальше следовать путем уличного воришки. Крис до сих пор помнил, как порой ему приходилось улепетывать от стражи, теряться в толпе народа, забиваться в темные углы... Кто знает, как повернулась бы его судьба, если бы во время очередной погони его все-таки схватили? Возможно, он никогда бы не стал тем, кем он был сейчас. Но какая-то сила уберегла Кристофера от этого.
Воспоминания и размышления моментально отошли на второй план, когда взгляд молодого человека зацепился за табличку с уже знакомым именем. Он подошел к двери, постучался, доброжелательно улыбнулся встретившего его юноше и, сказав, что пришел помочь господину Нойлэму, прошел внутрь.
Как оказалось, он пришел сюда уже далеко не первым. И, предположив, что окружавшие его люди - или не только люди - могут оказаться в дальнейшем его спутниками, Крис не посчитал лишним узнать о них кое-что до того, как они пожелают о себе рассказать. Небольшой мысленный приказ - и он уже был готов анализировать энергетический фон собравшихся. Конечно, он был далеко не мастером в этой области и мог допускать неточности, но что-то понять все-таки мог.
Кристофер хорошо помнил, как, когда он в первый раз использовал это умение, волна чужих эмоций захлестнула его, поэтому он предпочел сконцентрироваться на каждом из присутствовавших по одному.
Первым его взгляд остановился на рыжеволосой девушке. Всего на пару секунд, но этого было вполне достаточно. Ее основной энергетический фон был достаточно стабильным, и серьезных его повреждений на первый взгляд заметно не было. Зато в верхнем слое, который формируется из сиюминутных мыслей и эмоций, чувствовались стах и настороженность.
Запомнив это, Крис перевел взгляд на другую девушку и удивился тому, что в одном месте в один день собрались сразу два оборотня. Аура второго была в менее приятном состоянии - напряженность, подозрительность и настороженность просто пронизывали ее, хотя их несколько перекрывали сиюминутная смесь раздражения, любопытства и опять-таки страха. Кристофер не был настроен на глубокое изучение собравшихся, поэтому, убедившись, что потенциальной опасности девушки не представляют, переключил свое внимание на эльфа, на котором, впрочем, оно не задержалось и секунды - его аура была столь хаотична и неупорядоченна, что понять в ней что-то моментально было невозможно, разве только то, что он не являлся опасным для общества созданием.
Мужчина не самого опрятного вида, в свою очередь, являл собой совершенно противоположную картину - вся его аура была разбита каким-то одним событием, явственно носившем отголоски демонической энергии, имела следы причинения насилия и убийств, да и в целом была весьма расшатана. Крис тут же отметил для себя, что к этому человеку не стоит поворачиваться спиной.
Затем его взгляд зацепился за энергетическую связь этого человека с последней из присутствовавших. Когда Силверстоун переключил внимание на нее, только годы тренировок не дали ему выдать себя - он понял, что перед ним был очередной пример издевательств некромантов над ни в чем неповинных людях. Кристофер понимал, что прямо здесь упокоить ее он не может, - не все будут к этому готовы, да и владелец вряд ли даст - поэтому пока что решил ничего не предпринимать.
Закончив с чтением ауры собравшихся (на которое ушло буквально несколько мгновений), молодой человек произнес:
- Здравствуйте, меня зовут Кристофер. Вы, я так понимаю, тоже пришли сюда, чтобы помочь господину Габриэлю Нойлэму?
kristina_lenora
На площадь выскочил чумазый взлохмаченный мальчишка и бегом припустил к двери, украшенной блестящими буквами на черном фоне. Около двери пацан резко развернулся и замахал руками, вглядываясь в жерло улицы, из которой только что выбежал. Как по команде на площадь въехали три всадника – все как на подбор черноволосые, смуглые и до такой степени ярко одетые, что в глазах рябило. Не сразу и поймешь, что один из всадников – который по центру – женщина. Брюнетка сидела в седле по-мужски, впрочем, длинная широкая юбка спадала со спины лошади на манер попоны, укрывая ноги наездницы до самых сапожек, так что ничья нравственность особо не страдала.

Накануне вечером к кибитке семейства Джурич пришел вожак табора – могучий Лайош Рач. Земфира на ту пору уже убежала к костру – петь да плясать, а Рада с Чалорой мирно покуривали табачок, расположившись на приступке.
- Доброго вечера вам, шуванэ!
- А и тебе не знать горя, баро! Посиди с нами, отведай нашего табачку.
- Благодарю, Рада, не откажусь, - цыган ловко поймал брошенный кисет, набил трубочку, выудил из остатков костерка, на котором, судя по витавшему в воздухе запаху, совсем недавно варили какое-то зелье, тлеющий уголек, пыхнул, но не расслабился, а, кажется, наоборот, помрачнел.
- Разговор у меня к тебе, Чалора. И диковинный разговор, даже не вспомню, чтоб когда такие вел.
- Не ходи кругами, баро. Говори – я тебя слышу.
- Люди сказывают: у одного богача в городе, именем Нойлэм, дочь пропала. Я все ждал, что к нам придут искать… Плохого цыгана все заметят, хорошего цыгана никто не заметит… Не пришли. Слышно, будто богач этот хочет, чтоб ему ловкие люди помогли отыскать дочку. Я знаю - это против правил, но, может, ты согласишься съездить в город - помочь богатому человеку? Ты знаешь: у Рузанны и Папуши скоро подойдет срок, а Рада говорила, что у Рузанны двойня может быть… Мне ли тебе рассказывать, как это тяжело. Нам нужно будет на какое-то время остановиться. Богатого человека уважают в городе, он может помочь, чтоб нас не гнали. У него есть своя земля, если пожелает, он пустит нас постоять. Подумай над моими словами, Чалора. Не для себя прошу – для табора. А тебе я сам заплачу, сколько скажешь.
- Я услышала тебя, баро. Я сделаю, что просишь. Только знай: после поездки в город я могу не вернуться обратно.
- Ты что-то видела, шувани? – встрепенулся Лайош. – Тебя ждет беда в городе?
- Нет, баро, беды я не вижу. Но слышу зов дороги. Большой дороги, уводящей прочь от табора… Я постараюсь сторговаться, чтоб вас не гнали отсюда, а ты взамен пригляди за моей семьей. Это будет твоя плата.
- Сделаю, - склонил голову Рач.

- Ты точно решила, тикни? – спросила Рада дочку после ухода вожака.
- Да, дае, так должно быть.
- Тебе надо захватить побольше трав и моей мази. Погоди, я сама тебе соберу!

Лайош Рач не зря был избран вожаком – он был умен и предусмотрителен, а потому снарядил своих сыновей проводить Чалору в город и принести от нее весточку родным, если гадалке и впрямь придется отправиться в дальнюю дорогу. Маленький Антощ, знавший, где найти контору богача Нойлэма, сам вызвался в провожатые.

Когда Чалора спешилась, Антощ уже вовсю барабанил по двери молоточком. Отодвинув мальца в сторону, женщина сверкнула ослепительной улыбкой в распахнувшуюся дверь:
- А здравствуй, красавец! Я к господину Нойлэму – насчет пропажи его.
Кираэль
Со стоическим спокойствием Уоррен выдержал появление очередного посетителя.
- Здравствуйте, сударыня, очень мило с вашей стороны, господин Нойлэм будет рад.
Делопроизводитель ничему более не удивлялся и не думал, что будет следующие недели две. Подумывая уже о стаканчике крепкого напитка, Уоррен Галерий махнул рукой, приглашая Чалору внутрь, и сам вернулся в фойе, никак и ничем не отделявшееся от фактической приемной.
Условный маячок на краю столешницы светился мягким голубым светом. Юноша хлопнул ладонью, погасив его, и со словами "Одну минуту, господа и дамы" удалился за дверь кабинета. В приемной не прозвучало и десятка выдохов, как Уоррен Галерий, волею Создателя и ректора Мирваисского Университета, а волею иных сил - душевно опустошенный юноша, выдержавший секретарское крещение странными посетителями, вышел, оставив дверь открытой, и обратился:
- Господин Габриэль Пьер Нойлэм ждет вас. Прошу выслушать внимательно и не задавать откровенно глупых вопросов... хотя вы и услышите ответ, но время может быть дорого.

Крепко сложенный брюнет, чьи виски едва тронула седина, сидел за столом с зеленым сукном. Увидев компанию, мужчина встал с кресла:
- Доброго дня, уважаемые. Я – Габриэль Пьер Нойлэм, владелец этой конторы. Итак, именно у меня есть одно срочное и важное дело.
Нойлэм оперся ладонями в стол.
- Я уверен, что мою дочь, Тию Нойлэм, похитили. Это случилось два дня назад. Когда Тия не появилась дома в привычное время, я забеспокоился. Когда счет опоздания пошел на третий час, я сорвался на поиски. Прохожие и продавцы показали, что девушка с такими приметами была в компании двух мужчин и еще одной девушки. Они направлялись в кабак «Анджелианский сотник», где и остановились. Место там слишком разгульное и опасное, чтобы я туда шел. Судя по спокойному характеру похищения Тии, будет затребован выкуп или что-то еще. Но я не могу просто ждать: мало ли, каковы их цели в действительности?! А только от меня толка мало, я могу лишь ждать. Поэтому прошу вас – доставьте мне Тию. Просите любые деньги. Или не их. Но торг потом, я прошу вас как можно скорее начать – жизнь и здоровье Тэи в опасности. Простите, - мотнул головой гсоподин Нойлэм – Тии. Ее зовут Тия Нойлэм, Среднего роста, шатенка с голубыми глазами. Вот, возьмите список ее портрета. Как видите, челка, пара кос, веснушки. Тут художник расстарался с загаром, она чуть смуглее, ну… Вас, милая рыжая леди. Одежда? Темно-бордовый сарафан в темную клетку, туфли.
Насчет внешности тех, кто был, сказать сложно: показания расходятся. Точно говорят, что первый выглядел достаточно молодо, носит темные длинные волосы, платье не по стати, но по-мещански богатое. Глаза темные, держится тихо.
Второй - крепкий забияка, коротко стрижен, уши и нос покалечены. Бретер, бедно одет, но держится часто позади первого.
Что до девушки, то она не всегда появляется рядом, худая, одевается, как… Скажем так, вне этикета одевается. Волосы пепельные, несколько короткие, почти у плеч. Движения свободные, в глаза не бросается.
Пожалуй, я рассказал все, что знал. Есть вопросы?
Джин
- Господин Нойлэм, не могли бы вы несколько поподробнее рассказать об этом самом "Анджелианском сотнике"? Каких сюрпризов стоило бы ожидать от его хозяев и постоянных клиентов, и не могут ли быть среди них сообщники похитителей?
Здоровенный золотокожий блондин, задавший эти вопросы, явился несколько позже других сегодняшних посетителей конторы. И пока он переговаривался с Уорреном насчет цели своего визита, а затем проходил в кабинет - настолько тихо, насколько позволяли его габариты и тяжесть латных доспехов, Габриэль уже начал разъяснять суть дела.
Это обстоятельство можно было считать не совсем благоприятным, так как был шанс, что некоторые важные детали дела уже озвучены, и для отдельных "особо пунктуальных" личностей их повторять не будут. Вряд ли кого будет интересовать тот факт, что молодой мужчина узнал о похищении совсем недавно - буквально три четверти часа назад, в одной из таверн Мирвайса, где остановился ненадолго отдохнуть. Да и то, из столь противоречивых слухов, что так и не понял, кого именно украли - дочь крупного дельца, жену вышеупомянутого дельца или одну из его охотничьих собак. Впрочем, в одной из версий в качестве жертвы похищения фигурировала породистая кобыла рыжей масти, но автор этой идеи был весьма нетрезв. И говорил, скорее всего, о чем-то своем. Так или иначе, но Аврелиан заинтересовался проблемами достопочтенной семьи и после непродолжительных расспросов и поисков оказался тут. Задание, по крайней мере - та его часть, что блондин успел услышать, производило впечатление не слишком уж сложного. Но если уж господин Нойлэм не возражал против того, чтобы на вызволение его любимой дочери отправилась уже довольно-таки большая группа... В общем, вовсе не надо было иметь талант прорицания, чтобы понять: будет гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.
Шелли
Клеон все-таки опоздал. Даже несмотря на то, что не пошел по указанному старым знакомым Барлетом-Шутником (который и посоветовал дело с пропавшей дочкой) адресу - северная дорога, седьмой поворот, "Мустрак" - посчастливилось заметить искомую вывеску раньше, чем миновал площадь. Стоящие у входа лошади навели на мысль, что кое у кого есть неплохие шансы остаться у пустого причала.
Клеон, конечно, не побежал. Во-первых, развевающаяся мантия не слишком способствует укреплению престижа мага в глазах обывателей, во-вторых - с тяжелым посохом не больно-то побегаешь. Так или иначе, в контору он вошел уже за спиной какого-то громилы в латах, и невольно присвистнул, увидев количество собравшихся. Впрочем, на серьезных большая часть народа не походила, коллеги по цеху так и вовсе отсутствовали. Так что Клеон несколько приободрился, шепнул секретарю "Клеон Вихор, насчет дочки", и стал внимательно вслушиваться в монолог господина Нойлэма, ловя каждое слово.
Кираэль
(Совместно с ORTъ и lana_estel)
- А ну осади, красавец! - Мэдди, который до сих пор будто бы дремал, вызывающе громко прочистил горло. Стоило блондинчику раскрыть рот, и последняя надежда, что сброд, наводнивший контору Нойлэма, ошибся дверью, или представляет собою сочувствующую родню, растаяла. Наниматель явно обращался в том числе и к этой команде. Лицо Моррисона медленно наливалось кровью. - Сперва главное, потом сопли жевать. Господин Нойлэм, "любые деньги" получит тот, кто приведет вам дочку, так? Тогда извольте выдать задаток, давайте сюда картинку и я пойду. Пока след не остыл, как говорится.
Мэдди не очень верилось в складный рассказ и отеческие переживания этого мутного Гэпэ, который даже не помнил толком, как звать его дочку, зато охотно верилось во многие другие истины. Например, в то, что людей не ищут толпой, и в то, что он не намерен делиться наградой с девками из доходного дома и слюнявыми белоручками. Иногда хозяева нанимали его заодно с парой-тройкой, а то и дюжиной других ищеек, и порой приходилось признать, что выгоднее поделить награду, чем рисковать остаться с носом. Некоторые господа, особо щепетильные до задатка, нанимали несколько независимых охотников еще и затем, чтоб они приглядывали друг за другом. Но даже в этом случае люди, знающие, где у них зад, а где перед, предпочитали разделиться самое большее по двое и не таскать с собой баб и скоморохов.
- Любые деньги, - голос нанимателя зазвучал глухо, - получат те, кто приведут Тию сюда. Сумма будет оговариваться на каждого участника. Выбирать – командой или одному – можете, не опасаясь за кошелек.
А что до вас, то замечательный вопрос, сэр рыцарь, - Габриэль посмотрел в его сторону. – Я допускаю, что среди вас есть те, кто в Мирвайсе находится не так давно. Итак, «Анджелианский сотник». Это одно из самых дурных заведений. Не только в городе, но и по стране. Фисштех, ридин, опиаты торгуются так открыто, что едва ли в прейскуранте не записаны расценки. Живой товар, аренда его. Вот оружием не торгуют и всего прочего нет. В общем, посетители несколько на взводе, многочисленны, безденежны, и им попросту нечего терять. А у тех, кому есть, в подчинении находятся те, из первой категории. Не заметить местоположение кабака невозможно – следуйте в направлении вони, шатающихся и валяющихся в лужах чего угодно тел.
- Самое подходящее для вас место, господа, - наконец отозвалась русоволосая, кивая на двух лиц мужского пола, один из которых источал непередаваемый аромат продуктовых отходов, а второй более благородный, но не менее противный – щеночков. Разводит, что ли. Она отлепилась от стены, которая была ей опорой и поддержкой в течении всего монолога.
- Поговори мне, кошка драная, - неожиданно спокойно буркнул Мэдди. - Не волнуйтесь, господин Нойлэм, достану вашу дочурку. За небольшую доплату могу и остальную троицу притащить на аркане, но не обещаю.
Бесцеремонно сцапав портрет и изучив его пару мгновений, Моррисон грузно направился к двери.
- Мы уходим, - эти его слова предназначались Анжелике, остальным предназначались лишь мысли, не озвученные, но весьма красочные.
"Не угадал", - мысленно улыбнулась "кошка". Она бы с удовольствием последовала примеру этого благожелательного мужчины, но просто придти и посмотреть на этот бродячий цирк было бы невежливо и даже странно, нужно было хотя бы сделать вид, что собирается помочь. А в "Сотнике" можно и клиента найти. За копейки, правда, ну да неважно...
В первые минуты после того, как дверь перед дамами гостеприимно открылась, Роксана чувствовала себя не в своей шкуре. Все ближайшие пути отступления были награждены самыми доброжелательными взглядами. Но народ все прибывал, и каждое захлопывание двери вызывало отдергивание несуществующего в этой ипостаси хвоста. Девушка предпочитала пока молчать, удивляясь, как ее сюда занесло.
- Господин Нойлэм, у меня к вам вопрос сугубо женского, так сказать, характера: а ваша дочь в последнее время не казалась чем-то или кем-то увлеченной? – ногой она осторожно отступила ближе к выходу – ну ее, эту лису, самой бы выбраться.
- Не казалась, - только и отрезал несчастный отец.
Piromant
(совместно с Латигрэт, Кираэлем, Элис, Джином, lana_estel, Шелли)
- Вельми извиняюсь, - подал голос представитель то ли баб, то ли скоромохов, в смысле, бессмертный остроухий. Кажется до этого момента занятый... чем-то другим, нежели выслушиванием ценных указаний (этим "чем-то" была спутница Мэдди), но после такого отвлекшийся. - А что ваша дочь забыла в этом... "Сотнике"?
- В том-то и дело, что не забыла, - терпеливо пояснил господин Нойлэм. - Ее туда вели.
Кристофер тем временем оперативно подверг изучению странного золотокожего воина, одетого в подозрительно тяжелые доспехи, и укутанного в мантию, видимо, мага, и, выяснив, что аура одного носит следы божественной энергии, а второго - магической, - что, в общем-то, было логично и не удивляло - решил переключиться на господина Габриэля Пьера, поскольку его заминка с именем дочери была как-то не очень уместна. Получив достаточно информации, он спросил:
- Если не секрет, как так вышло, что она оказалась там без вашего ведома и что кто-то смог ее туда отвести?
- Не секрет. Видите ли, она не девочка, а более-менее взрослая девушка. И оказалась она там просто потому, что пропала на определенное время. Пока я проводил поиски, случилось то, что теперь имеется.
- Простите, - подала голос перепуганая Мелисса, - Вы говорите об обычном времени возвращении вашей дочери... А куда она уходит? И когда возвращается?
- Она уходит обучаться искусству живописи. Ее образованием в этом плане занимается несравненная мадам Турнезоль. Если необходимо, дам ее адрес. А возвращается она обычно часов в шесть вечера.
- А кто еще обучается живописи у этой самой мадам Турнезоль? - поинтересовался Аврелиан.
- Более никого. Это индивидуальные уроки, они включают в себя много дисциплин, ко всему прочему.
- То есть... Она больше никуда не ходила? Вела затворнический образ жизни? Или это по вашей воле? - лиса, видимо, решила засыпать вопросами господина Нойлэма. - А вы уверены, что в таком случае она действительно не сбежала? Я б сбежала!
Но на этот раз терпеливому нанимателю не удалось ответить. Ушастого, вновь отвлекшегося от занимательного чуда Анжелики (да потому что она уходила, а любопытство озадаченного эльфа, кто это, ни разу не удовлетворилось), чем-то привлекла скороговорка лисички, и первое что он увидел повернув голову, была...
- Зеленая! - восхитился он. Кажется, слишком громко. И не очень понятно, учитывая что она была, вообще-то, рыжей. Загадочная болезненная брюнетка, свернувшая Инелю все стереотипы какими бывают женщины (холодными; горячими; живыми?) померкла на фоне оборотня. Пауза.
- Вдвойне!.. - и кинулся на колени перед пространством между Роксаной и Мелиссой, нечаянно задев балахон одного из присутствующих... Балахон был длинным и хорошо запутывающимся, порыв души Инэля пылким, так что перед дамами упали двое. Один на колени, второй... Тоже на колени?
- Что за?.. - Роксана попятилась от столь неожиданного и страстного порыва, пытаясь нащупать спиной стеночку, чтобы при случае по ней можно было сползти. Вроде нормальный парень, фисштехом не разит.
- Эээ... ты больной? - удивленно спросила Мел, на всякий случай бросив взгляд на собственные волосы. Защитного порыва загрызть, покусать или просто дрыгнуть когтистыми лапами, к счастью для эльфа, не менее "зеленого" в каких-то сферах, ни одна из них не проявила. То ли из-за симпатий в тонких сферах, то ли просто девушки... оборотни были хорошо воспитанными.
Клеон грохнулся очень неудачно: балахон коварно обмотался вокруг лодыжек мага, из-за чего подняться с колен стало достаточно сложно, да еще капюшон свалился на глаза. Собственный посох тоже не облегчил задачу, чуть было не стукнув рыжего по затылку. Вместо него досталось Инэлю, который как раз собирался вскочить и лезть обниматься, но от крепкого удара сбился и передумал.
Джин
( Совместно с ORTъ и Мора)

Побагровевший, раздувающий ноздри Мэдди проталкивался к двери, волоча за собой Анжелику и стараясь не вслушиваться в шум безобразного базара. Конечно, кого принимать в своем заведении и кому вверять дочкину судьбу, дело этого Нойлэма, или как его там, но тошнотворная публика играла на нервах Моррисона, как на кларнете. К тому же он так и не понял, полагается ли ему задаток, но надеялся, что полагается. Пусть другие горбатятся на невнятного господинчика за обещания. Надо бы хоть справку о нем навести...
А тут еще любознательный жбан, претендующий на его, Мэдди, законную награду, заслонил своим великолепием дверной проем. Невоспитанный народ, и где Нойлэм таких нашел?..
- В сторону, приятель, - рыкнул Моррисон, поняв, что элементарной вежливости жбана не хватит даже на то, чтобы вовремя подвинуться. А ведь с каждой секундой промедления сокращается фора, и чьи-то жадные, потные, женственные ручонки все ближе к причитающимся Мэдди денежкам.
Мимолетного взгляда, брошенного Аврелианом на здоровяка, вполне хватило, чтобы понять, в каком расположении духа тот сейчас находится. И, учитывая это, услышанную фразу можно было бы считать крайне учтивой просьбой. Честно говоря, в аасимаре до сих пор существовали остатки высокомерия и чувства принадлежности к избранным, как эту чушь ни выбивали из юноши в крепости-монастыре. И теперь эти остатки высокомерия и прочего вызвали в паладине некоторое удивление. Человек, судя по всему из низов общества. В минуту раздражения выражается вполне цензурно. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Размышления о возможностях и невозможностях так увлекли Аврелиана, что он без возражений подвинулся в дверном проеме, дав крепышу возможность пройти.
Мэдди, не встретив ожидаемого сопротивления, вылетел в приемную, как пробка из бутылки крюшона, оставленной на солнцепеке.
- До свидания, - тихонько бросила Анжелика-Виттория в пустоту и прикрыла за собой дверь.
- С-сукины дети, - прибавил Мэдфорд себе под нос и громогласно окликнул Нойлэмского мальчика на побегушках, притихшего за столом: - Эй, парень! Иди-ка сюда.
Уоррен вскинул голову, отчаянно пытаясь сообразить, что же от него просят на этот раз.
- А, да-да? Чем могу помочь? - делопроизводитель приблизился к Мэдди. Мэдди, в свою очередь, приблизился к делопроизводителю - настолько, что тому стало не очень комфортно дышать.
- Давно работаешь у этого? - без обиняков спросил Моррисон, кивнув в сторону кабинета.
- М-м-месяца два как, - несколько неуверенно ответил Уоррен.
- Дочку его дра...г-гоценную видел?
- Вообще? Да, видел пару раз.
- И как тебе? Не в смысле этого самого, - Мэдди неопределенным жестом обозначил Уорреновы прыщи и собственную воображаемую пышную грудь. - А вообще? Ну, какая из себя? Умная, дура, нахальная, скромница, может, с придурью какой, или наоборот? Как с отцом держалась? Как он с ней?
- Я видел всего пару раз, точно не скажу. Но она, понимаете ли, совсем не нахальная и не дура. Отец ее любит. Я так думаю, искренне. Они не кричали друг на друга, резко не общались. Ну, как и должны отец с дочкой.
Мэдфорд бросил выразительный взгляд на Анжелику и снова повернулся к пареньку.
- Ну, хорошо, - он шумно почесал щеку. В кабинете еще галдели полоумные гости. - А звали ее как?
- Тия. Тия Нойлэм.
- Тия так Тия. Ну, и последнее - где мой задаток?
Уоррен съежился под взглядом.
- Задатка неть...
- "Неть" у тебя в штанах и в голове, парень, а я спросил - где мой задаток? - из багрового лицо Мэдди стало малиновым. - Вот! - он резко подтянул к себе Анжелику. - Давай сюда бумагу, мы поставим подпись, мол, взял-принял... Ишь, будет он меня за шута огородного держать! Без задатка!
- Н-но ведь и п-п-папаравда!.. - залепетал юноша, теребя край рукава. - Мне ничего не говорили о задатке. - тут он и вовсе бухнулся на колени. - Я сидел и перекладывал бумаги в порядке алфавита, а затем наоборот, чтобы пыли не было, варил кофе и смахивал паутину с углов!!! Откуда мне что знать?! Он ни-че-го не говорил!
От необыкновенно чувственной тирады Уоррен, волею Создателя и генетики наделенный слабыми легкими, рухнул в обморок, некрасиво распластавшись. Мэдди опешил было, но тут же подхватил беднягу за грудки и принялся трясти, рыча:
- Куда?! - ну и выучка, чисто тизонский купец. Чуть зашла речь о том, что пора бы и денежки отдавать, сразу в обморок. Может, и не зря Нойлэм парню платит, если платит. А то вдруг он такой же. Приведешь ему девку, а он раз - и ноги кверху. - Эй, парень? Ты меня слышишь? - звучная пощечина. - Ты живой? - уж живого от мертвого Мэдфорд покуда отличал, а то вышло бы конфузно. Мало ему шлюх душить налево и направо, теперь еще малохольных сопляков одним своим видом к праотцам отправлять...
Оглянувшись и убедившись, что всем пока не до него, а вопли чахлого делопроизводителя, верней всего, потонули в общем гвалте, Мэдди отпустил парня и отряхнулся.
- Ну и пес с ним, пожалуй, - пробормотал он и, еще раз удостоверившись в отсутствии свидетелей, обшарил карманы Уоррена в поисках коварно утаиваемого задатка.
Из всех денег скорбная ноша делопроизводителя содержала пару серебряных и пригорошню медных монет. Со следами, возможно, ценной, плесени.
- Ну, бывает задаток и поменьше, - рассудил Мэдди, пробуя на зуб монетку. Привкус у нее оказался на диво мерзкий. А говорят еще, что деньги не пахнут. - Оставь ему расписку... А хотя, в задницу ему расписку. Пусть скажет спасибо. Другой бы еще чернильницу какую захватил.
И они с Анжеликой оставили контору Г.П. Нойлэма позади.
lana_estel
(Кираэль, lana_estel)


Снаружи, вдохнув долгожданного свежего воздуха, Роксана задумалась, куда идти дальше. Несомненно, что ее первичная цель - лиса - отправится на поиски этой девушки. А значит, чем скорее ее найдут, тем быстрее она покинет город. "И приведет охотников" - закралась в размышления паническая мысль. Немудрено - после такой-то компании. Как волчице удалось сдержать крик, когда она заметила рыжего мага - оставалось загадкой даже для нее. Но это был не он, не тот, чье лицо накрепко засело в памяти с детства. Вроде бы не он. Время может изменить внешний облик, а характер она разглядеть не успела - слишком быстро удирала. Значит теперь, вся эта компания отнюдь не безобидных мирных жителей (те не стануть рисковать шкурой, занимаясь сомнительными розысками) будет бродить по городу, каждый раз заставляя тихую и безобидную волчицу рефлекторно вздрагивать? Было бы проще сделать вид, что она тоже заинтересована в этом деле и держать потенциального врага рядом с собой. Вряд ли ей удастся существенно помочь с розысками, тем более, что какую-нибудь вещь девчонки, хранящуюю ее запах, Роксана попросить не успела. Да и странно это бы выглядело... Но даже если помочь не получится, все равно на душе будет спокойней. А если в подопечных окажется эта милая лисичка, может даже еще покормят бесплатно.
Приняв для себя это непростое решение, девушка вспомнила, что зацепки господин Нойлэм дал три, а она одна, и нашарила взглядом одного из вездесущих мальчишек-попрошаек.
- Эй, ты, поди сюда, - заговорщеским жестом поманила она его. Полненький, стриженый под горшок сорванец кинулся к ней, так и сверкая босыми пятками.
- Чаво надо, тетя? - весело поинтересовался мальчик.
- Дело есть. Скажи, ты хозяина этого дома знаешь? - она кивнула на дверь за спиной.
- Ну, это как посмотреть, - парень склонил голову набок.
- Посмотри со всех сторон, - улыбнулась Роксана, бросая ему пару медяков.
- Нуте-с, тетенька, навострите ушки. Значится, за ручку я хозяина вашего не тряс, но видеть видел. Я тут часто, он тут часто. Что ж знать-то желаете?
- Что дочка пропала, слышал небось? Сама пропала, помог кто, и почему ее папаша двумя именами называет, не знаешь?
- Дочка? А что, у него разве есть дочка? - сорванец почесался. - Хотя, он немного седой, пора бы.
- А с кем он по-твоему живет? - озадачилась волчица. Неужели дочурку действительно так редко выпускали из дома, что ее существование было тайной даже от таких глазастых пройдох, как уличные мальчишки?
- Живет? М-м, ну, я не в курсе, он живет не здесь. Люди ходят к нему, уходят от него. Может, дочке просто не сдалась его работа? Я в окно глядел - там сплошь бумаги. Почти.
- Покажешь дом? - заинтересовалась собеседница. Вообще-то изначально она хотела поручить мальчонке совершенно другое, но... - И слушай, у тебя нет такого же сообразительного приятеля? - еще две монетки покинули ее карман.
- Так знать бы, где. Он уходит, а я не гляжу, куда. Могу поглядеть вечерком. Надо, тетенька?
- Надо. А пока еще дело. Там внутри, - она снова кивнула на контору, - девушка осталась. Молодая, рыжая, симпатичная. Но она скоро выйдет. Не проводишь ли ее? Мне любопытно, куда она пойдет. Только постарайся незаметно, она очень наблюдательна.
ORTъ
(Авторская реда Орт+Мора = <3)

- Этот Нойлэм мутный, как моча боцмана, - поделился наблюдением Мэдди, едва покинув гостеприимную сень конторы нанимателя. - Был у меня один такой, еще до того, как я тебя купил. Сыночка любимого потерял, убивался. Похитили кровиночку злобные чужеземцы, это два доходячих тизонца, значит. Везли на восток, будто бы продавать. Ну, мы с дружком тизонцев нагнали у старого моста, они без слов за мечи, чисто лютые, мать их ети. А главное, парня даже не связали, да и рожа у него, прямо скажем, не в отца - породистые такие тизонские щи, наваристые. Доходяги эти дрались как чумные, мы с дружком плюнули, да и сделали ноги. Ну, а уж на другую ночь попередушили их тихонечко на привале. Часовые из тех бедолаг - как из уда поварешка.
- И что, доставили ему "сына"? - поинтересовалась Анжелика, впрочем, без большого интереса.
- Да ясен корень. Он нам по дороге другую песенку напел, дескать, был он заложником, а "папаша" эдак его родню за муди держал. Ну, торговля пряностями, то да сё. Мы сперва губу-то раскатали, спрашиваем его, мол, богатая родня-то. А потом покумекали да и решили - а ну его в дупло. Еще не хватало с родней его полоумной связываться.
- Его решили? - переспросила покойница.
- Да ну, мать, что ты как с большой дороги, право слово? - всплеснул руками Мэдди. - Сдали папеньке с рук на руки. Мы ж честные работники, а не головорезы какие, - и загоготал, похлопывая себя по брюху. Деньги, пусть небольшие, настроили его на благодушный лад. На днях он проигрался вдрызг - его раздел какой-то ловкий заезжий хлыщ, очень убедительно изображавший простачка, но на деле прекрасно знавший момент, когда следует испариться из-за игорного стола и из города.
- Ты ограбил того мальца, - заметила Анжелика.
- Я? Ну да, - Мэдди жиденько сплюнул в сторону. - Это все цыганка. Цыганки все воровки. Или тот, который дверь подпирал. Или любой из этих... диковинных... Парень же без сознания валялся, легкая добыча. Кто успел, тот и поимел.
- Тогда ладно, - пожала плечами девушка.
- К тому же этот подсерух зажал мои деньги. Эти шлюхины подвязки, если им нравится, пусть работают задарма, пусть с ног сбиваются в поисках Нойлэмовой дочурки, чтобы потом им вэ-эжливо указали от ворот поворот. Но Мэдфорд Моррисон не в сточной канаве найден, - своим звучным именем Мэдди всегда гордился. Оно служило напоминанием о том, что он сын красильщика, уважаемого человека, горожанин, а не какая-нибудь вонючая деревенщина без фамилии. - Хотя цыганочку я бы взял с собой.
Мора
(Мора, Орт)

- Ты знаешь, что про них говорят, будто они могут наслать такое проклятие, что у тебя больше никогда в жизни...
- Знаю, знаю, - ворчливо перебил Мэдди. - По-моему, все проклятие вот в этих самых разговорах. Вот был случай... В общем, я тогда ходил охранителем на фаройской галере. В Гешане тогда бушевала белая чума, а капитан, жадный ублюдок, сказал, что хочет подойти поближе, посмотреть, может, порт открыт, может, не все так плохо... Хотя последняя собака на веслах почуяла, что сам воздух пахнет скверно. Смертью пахнет. Мы не стали даже сговариваться - вспороли сукину сыну брюхо и бросили за борт, а после взяли курс на Тельвайс... Нам вон туда, - читать вывески Мэдди не умел, но дорогу к самым гнусным притонам Мирвайса знал на зубок. - Стоял мертвый штиль, тащились на одних веслах. У всех и так дерьмо в голове гуляло, а тут еще двое наших поцапались из-за побрякушек в капитанской каюте... Ну, и понеслось. Кто за багор, кто за топор... - Моррисон поморщился и погладил свои шрамы. - На рассвете нас было полтора десятка, не считая гребцов, а к ночи осталось четверо. Ну, и так вышло, что трое других меня обложили и говорят, дескать, молись, шкура... Ну а я им: мне, говорю, в детстве цыганка нагадала, что кто меня убьет, тому вовек больше мужчиной не бывать. Ну, вроде и посмеялись, а только никто так и не осмелился подойти. Верят в цыган-то. На четверых и поделили. Одного, правда, прирезали уже в порту. Может, и меня бы прирезали, но я уж решил от добра добра не искать, только меня и видели.
- Брешешь же, - не поверила Анжелика.
- Вот коза! Я тут сраным соловьем разливаюсь, а она мне - "брешешь"! Мать твоя брехала, что... - Мэдди досадливо отмахнулся. Обычные присказки в адрес мертвой девки звучали не обидно, а как-то даже глупо. - Ну тебя в дупло. Сама рассказывай, раз умная такая.
- У нас при монастыре жила цыганка. Не знаю, чего она там забыла, но жила долго, пока все это не приключилось. Старая настоятельница ее невзлюбила, ну и пообещала одному из наших благодетелей, видимо. С города-то цыганка так и не вернулась, зато я слышала, что с тех пор благодетель не то что на женщин не глядел, а вообще только со скотиной мог.
- А она точно цыганка была? Цыгане, они ж того, - Мэдди побегал пальцами по воздуху из стороны в сторону.
- На вид - цыганка и имя цыганское. Так что обижать цыганок я бы не посоветовала. Хуже магов.
- Пряталась небось от кого, - рассудил Мэдфорд. - О, почти пришли. У меня в "Сотнике" приятель работает, если не вышвырнули еще. Помогал мне пару раз дерьмо доставать по пристойной цене. Мы с ним раньше оба в ездоках служили. Лихой парень, но не без сранья в голове.
- Правда собираешься искать?
- Ну а чего, жопа, что ли, отвалится? Вроде дельце непыльное, хотя, конечно, кто его разберет... Ну, в "Сотника" заглянуть - точно не отвалится. Меня там знают.
Кираэль
(Совместно с lana_estel)
- Ну, это можно, - сорванец ссыпал медь в карман. - Только ж это долго, сложно, да и мамка задать может, если поздно буду.
Роксана вздохнула и добавила еще денег. Потребует потом с этой самой "рыжей и симпатичной", хе-хе, за ее же хвост.
- Знаешь, где "Анжелийский сотник" находится?
- Чиво-о-о? - протянул мальчик. - Он Анжельянский! Только я послушный сын и будущий граждымин Мирвайса, дорогу туда я не знаю, - сказал - и тут же протянул ладошку, нехарактерно для размера загребущую.
- А тебе знать и необязательно, - еще три монеты, - ты просто случайно мимо проходить будешь, когда все узнаешь, идет? Ну и дай знать о себе как-нибудь, если зайти боишься. Посвисти там, ежели умеешь, - подмигнула Роксана.
Парень с готовностью начал мучить чувствительные ушки самым громким свистом, какой только мог изобразить.
- Так достаточно? - с участием поинетерсовался сорванец.
- Ох, да, - несчастного оборотня перекосило. Вполне вероятно, повторного такого концерта она не выдержит, даже в шумной таверне. - Вполне. Тебя как звать-то, если что? - девушка старательно трясла головой и терла лапой... то есть рукой, ухо.
- Геша, - представился мелкий. - А вас, тетя?
- Просто "тетя" мне тоже нравится. Вот еще, на всякий случай, - Роксана за сегодняшний день истратила почти всю мелочь, что завалялась в карманах, - если кто-то заинтересуется твоим заданием, ты же не помнишь, как я выгляжу, да?
- Нет, проститетя, не знаю и не помню, - пожал плечами Геша.
- Ну и отлично, беги, не буду тебя задерживать.
Малец помчал с сохранившимся энтузиазмом, позвякивая монетами в кармане. Вскоре он и вовсе скрылся за углом.
- Эй, куда?! А ну вернись, щенок облезлый! - девушке не то чтобы было сильно жалко потраченных денег, но времени, упущенной возможности, да и просто по-человечески обидно. Она втянула носом воздух, морщась, проклиная все на свете, но втянула, пытаясь определить мгновенно ускользающий след начинающего мошенника.
Парень мчал к базарной площади, надеясь скрыться в пестроте цветов и звуков. К несчастью для Роксаны, еще и запахов.
- Ладно, пес с тобой, я тебя запомнила, - уже себе самой пообещала одураченная девушка. Что она сделает с мелким, если найдет, ему действительно лучше не слышать. Еще самоубьется раньше времени. А пока нужно было все-таки отправиться в "Сотника", если тот грязный и грубый наемник еще не унес оттуда всю приличную выпивку, еду и информацию.
ORTъ
(Кираэль + Орт = ???)

Обычно у кабаков есть хоть какое-нибудь здание. «Анджелианский сотник» отличался от обычных заведений: собранный буквально из навоза и палок комплекс - дома в таком стиле зовут «мазанки»… если сделано ладно, иначе получается отвратно – то есть, в стиле «Сотника».
Комплекс зданий сам по себе занимал приличный кусок трущобных районов, огородив стенами двор шагов этак сто пятьдесят на пятьдесят, однако размеры скрадывались толпой людей, порою самого дикарского, пестрого или попросту странного вида, горами мусора, сточных вод и временных шалашей.
Некоторые люди, бывшие в силах смотреть по сторонам и узнавать лица, приветственно махали Мэдди.
- Твое здоровье, Мо! – какой-то оборванец, имя которого и внешность так и не всплыли в памяти, махнул початой бутылкой и уронил себе же на ногу. Веселье так и не утихало в стенах «Анджелианского сотника».
- Держись ко мне поближе, - Мэдди ухватил девушку за локоть. Анжелика более чем могла за себя постоять, но в таких местах лучше не зевать и не оставлять без присмотра драгоценное имущество. К тому же Моррисон не понаслышке знал, что в "Сотнике" процветает торговля из-под полы всем, что можно спрятать под полой, и даже больше. А некромант, продавший ему девушку, недвусмысленно предупреждал, что и в Мирвайсе могут найтись охотники до качественного, ладно сработанного нетленного трупа. Или его частей.
Некоторое время они проталкивались через двор молча, лишь изредка Мэдди бросал отрывистые фразы:
- Будь здоров, старик... Чтоб ты сдох, уд лишайный... Нет, сегодня мне не надо дерьма... Нет, не продается... Я тебе сейчас ухо отгрызу, сукин сын!
Таким манером он добрался до какого-то одному ему приметного ориентира и громко шепеляво свистнул.
На свист явился тощий кадр с бегающими рыбьими глазами. Потянув воздух носом, товарищ осведомился:
- Мэдди Мо, это ты?
- Нет, матушка твоя в кружавных панталонах. Слушай, старик, засуха есть, - Моррисон торопливо огляделся и заговорил в голос, потому что шептать - только привлекать лишние уши. - Видишь эту кралю? Да не эту, а на картинке. Вот. Заглядывала такая? С ней еще трое, кажется, но они мне в карман не упали. Времени у меня не воз, так что не запевай даже.
- А вот интересно даже, - прищурился собеседник и продолжил гнусавить, - и самому: была ли? Красивая. А как кто она сюда заглянуть должна?
- Как не твой интерес, - Мэдди сгреб тощего за грудки. - Я предупреждал, давай сразу к припеву.
- И очень даже мой! – воскликнул глазастый. – Я не знаю, а вдруг знаю, кто знает? Место большое, но темное. Я слышал, недавно прокопали еще пару подвалов. А о каких-то и вовсе слыхом не слыхивал. Скажи – я пошукаю.
Моррисон ослабил хватку, но поглядел с сомнением.
- Ну да. Чтобы Рыбий Глаз - и не приметил такого малька? Фальшивый такой мотивчик. И чего сразу подвалы? Смотри мне, шельма - если знаешь что-то, если хоть краем уха слыхал, давай на бочку. Не заржавеет, - отпускать Глаза невесть куда ему не хотелось. Особой честностью или преданностью старой дружбе тот не славился, а вот спугнуть затаившуюся рыбку очень даже мог, если чуял осязаемую выгоду. Тем более не хотелось связываться с "сотницкими" подвалами. Это уж последнее дело.
- Про подвалы – это так, на дурачка прикинул. Ну, на шлюху не катит, воровка так себе. Чистая слишком! Может, еще кто из кабацких в курсе. Это если дела проворачивает. А если это она тут как дело, и проворачивают ее, что мне кажется ну совсем верным, то как не в подвальчиках?
Мора
(Кираэль, Орт, Мора)

Заметив так и не угасшую нотку подозрительности во взгляде, Рыба продолжил, прочистив горло:
- Ты, это, отпусти меня – как бы не глядели больше, чем надо.
- Ну да, а то ж это прямо какое диво невиданное! - крякнул Мэдди, но пальцы разжал. - Ладно, положим, девка пролётная. На чекуху не тянет, это верно, а будь сама проваренная, так ты бы уж, думаю, мог прикинуть, что куда. А дружки ее? Эй, Анж, а ну-ка изложи.
- Один, - начала покойница, - молодой, длинные темные волосы, богатая одежда, другой - коротко острижен, уши и нос битые, одет бедно, держится за первым, а третья...
- А это я помню, она вроде как шлюха одета, - припомнил Мо. - Ну, по таким приметам тут, пожалуй, каждая первая подойдет.
- Волосы пепельные, - как ни в чем не бывало продолжила Анжелика, - по длине как мои.
- Вот как-то так. Компания-то всяко приметнее, - Мэдди призадумался, пару раз пренепристойно чпокнул языком. - И, кстати, вдруг на ухо упало, про какую-нибудь Тию или Тэю, или там, не знаю, в последнее время слышать доводилось? Ну, кроме Тэйки-Клюшницы, ее я и так со всех сторон видал.
Рыбий Глаз ощерился
- Тий и Тэй все вертэй, да слыхом не слыхивал. А вот с другой стороны заход куда вернее! Бродили тут такие. Без девки твоей, правда, но в остальном все точь-в-точь. Трое, щеголь за главного. Сам не видел, но, Поползень бает, что были да интересовались у него, когда за стойкой работал, что ходили, светились.
- Можешь, когда хочешь, - неубедительно похвалил Мо. - Ладно, Поползень сегодня здесь? Свистни мне его, перетереть надо. А там уж и про подвальчики думать.
Латигрэт
(все еще совещание, написано при участии много кого)

- Ну зеленая и зеленая, - буркнул огненный маг, тщетно пытаясь встать, - не морок, не исчезнет!
- Или от природы со зрением что-то не то, или жертва пагубного пристрастия к определенного вида зельям, - выплыл из своей задумчивости Аврелиан, - Но лучше нам бы прекратить этот балаган, и заняться делом.
- О, - слегка смутился виновник торжества. Хотя, вряд ли из-за чьих-то слов, - как обычно осознание, что не всегда надо озвучивать чужие тайны, запоздало. И на целых три возгласа позже, чем надо было, исследователь сообразил что молчание золото. Но последовать ему никогда не поздно... - Померещилось!..
- Вот-вот, делом! - как-то неуверенно для такой фразы проговорила Роксана, затравленно глядя на обоих мужчин. Ей срочно потребовался тот дикий аромат, который в больших и не очень городах называют свежим воздухом. В помещении после ухода двоих посетителей стало чуть просторней и теперь к двери пробраться можно было без особых приключений. Если только этот... ну пусть будет просто сумасшедший эльф, не увяжется следом высказывать извинения.
Клеон наконец поднялся с пола, распутав проклятущую "юбку". Демонстративно отряхнул пыль с подола. На остроухого злиться не получалось, слишком уж непосредственно и невинно он выглядел. Зашел-то, скорее всего, посмотреть, что здесь забыли столько непохожих друг на друга людей. Кстати о "злиться"...
- Скажите, - обратился он к господину Нойлэму, - нет ли у вас врагов? Не конкурентов, а тех, кто испытывает к вам личную неприязнь?
- Нельзя не признать, конкуренты всегда были, есть и будут. Но что до тех, кто бы решил нарушить правила честной игры - их нет.
Со стороны эльфа уже текли складные расшаркивания:
- ...Сударь, приношу свои извинения... - "что помял ваш посох своим черепом". - Ах, и вам леди, что смутил... - "то ли еще будет". - Господин Габр... Нойлэм, этикет вашей расы дается мне труднее, чем поиски людей. - и вежливый поклон.
- Да, я все понимаю, - мужчина погладил подбородок. - Вы ведь не будете против, если. Я. Попрошу. Вас. Начать! Поиски! Моей! Дочери!!! Прямо сейчас?!
"Попросить можете", - мысленно согласился Шутник. Хоть не вслух... Но несмотря на иронию, наконец проникся обстановкой кабинета, где было слишком много отвлекающих факторов... сплошь женского пола, однако говорилось об отсутствии еще одного, такого же. Семейные узы ушастый уважал.
Дверь оказалась рядом на удивление вовремя, и волчица поспешила воспользоваться вежливым предложением хозяина покинуть этот гостеприимный дом, не заметив по пути жертву Мэдди...
- Адрес мадам Турнезоль? - задал еще один, скорее всего, уже последний вопрос аасимар.
Эта информация, в отличии от всего того, что только что здесь творилось, могла быть полезной, поэтому Крис прислушался к ответу.
- Турнезоль держит дом по адресу Мирная улица, дом шесть, - господин Нойлэм отчаянно желал уже выпроводить всех на поиски.
- Большое спасибо, - довольно быстро проговорил Кристофер. - Постараюсь сделать все, что в моих силах.
Сказав это, он собрался выйти на улицу, обдумывая все, что только что узнал, но его размышления были отложены, поскольку в приемной оказался лежащий без чувств парень, которой его впустил. Крис присел рядом с ним и слегка потряс за плечо, в надежде, что тот очнется.
Аврелиан молча кивнул хозяину конторы и неторопливо покинул кабинет. Рыжая побежала следом. Не одаренный даром различать цвета ушастый - туда же.
- Ой! Обморок, - лисица подбежала к валяющемуся парню. - Чего это он? Люди!
Распростертый юноша послушно изменил положение тела от тряски, и никак не прореагировал. В отличие от "людей".
kristina_lenora
Совместно с Кираэлем

В первый момент Чалоре показалось, что в комнате уже есть один цыган. «Еще табор в окрестностях или оседлый?» - мелькнула мысль, но потом черноволосый мужчина в яркой рубахе изменил позу, и впечатление развеялось. Не цыган, да и вообще не человек, судя по вызывающей форме ушей. Шувани таких существ раньше не видала, но слышала, что зовутся они ельфами и владеют секретами целительского мастерства. Хорошо бы потом потолковать по душам с этим ельфом, если удастся. В комнате было еще много народу, но остальных женщина не успела толком разглядеть – всех уже позвали в следующее помещение. Цыганке требовалось сосредоточиться, поэтому она прошмыгнула в угол и притихла, внимательно прислушиваясь и стараясь получше разглядеть собравшихся.
Пока богач причитал о своей пропаже, Чалора с трудом сдерживала ухмылку: «Ай-ай, масть на картинке не та, с имечком заминка вышла – такой солидный человек, а замашки, как у дрянного конокрада. С такой историей избили бы тебя на торгу, да и вся недолга! Кого ж ты ищешь-то на самом деле? Жена, нешто, к молодому да красивому сбежала?»
Дальше начали задавать вопросы. Особое внимание шувани привлекли двое: шибко жадный до денег, а потому, видать, и сильно битый жизнью мужчина, и чуднОй золотистый мОлодец, не снявший доспеха даже посреди жары. Первый был хваток, горяч, терт жерновами и мыт щелоками, а потому мог оказаться либо весьма полезным, либо весьма опасным – это уж как повернется. А второй был просто дивен сверх всякой меры и мог бы послужить талисманом и знаком удачи для целого табора, не то что для одинокой цыганки.
Второй раз Чалоре пришлось следить за лицом, когда завязалась потасовка не потасовка, но какая-то странная беседа с падениями и воплями. «И эти гаджо говорят, будто мы шумны и крикливы, а сами даже во время важного разговора не умеют себя держать с достоинством. Будто милостыню клянчат, тьфу!» Шувани убедилась, что ее выбор был единственно верным: надо спокойно дождаться ухода остальных, а уж потом говорить с богатым человеком.
И она терпеливо ждала, пока не осталась наедине с мужчиной, именующим себя Габриэлем Пьером Нойлэмом.

- Уважаемый, я могу попытаться отыскать твою пропажу, не сходя с этого места, - цыганка взмахнула юбкой, и у нее в руке, как по волшебству, оказалась колода больших красиво расписанных карт. - Хочешь узнать, жива ли дочь, и где она находится?
Владелец конторы бросил жгучий взгляд на женщину.
- Еще бы я не хотел. Что же вам известно, если не секрет?
- Пока ничего, уважаемый. Но я могу дать ответы на твои вопросы. Я шувихани - ведающая тайным знанием. Эти картинки говорят со мной. Хочешь услышать, что они поведают? - Чалора начала тасовать карты, завораживающе длинными движениями перекидывая их из руки в руку. - Больше скажу, уважаемый, я готова помочь тебе безо всяких денег, а если потребуется, лично поехать искать твою пропажу. Но услуга за услугу, - подмигнула цыганка.
- Какие же услуги я могу предложить шувихани? - определенно, Нойлэм схватился за предложение, как утопающий за соломинку.
- Ничего сложного, уважаемый. Если я сумею помочь твоему горю, позволь табору постоять немного где-нибудь на краю твоих земель. Я поручусь, что они ничего у тебя не украдут и никого не обидят, им нужно лишь, чтоб окрепли две женщины. Цыганки не больны, просто на сносях, - с этими словами Чалора положила колоду перед дельцом. - Если согласен, сдвинь столько карт, сколько пожелаешь, левой рукой движением к себе.
Хмыкнув, безутешный отец сдвинул почти половину колоды к себе, заметив глухо:
- Но, если ничего не удастся - не показывайся мне на глаза. Если согласна, то продолжай.
- Договорились, уважаемый! - женщина опустилась на колени, взметнув вокруг себя пышную юбку. Подол распластался по полу не хуже ковра. Раздалось какое-то невнятное бормотание, гадалка произносила слова нараспев, с придыханием и гортанными звуками. - Что ты желаешь первым делом узнать у карт, уважаемый? Жива ли твоя пропажа, невредима ли она или сразу смотреть место, где ее предстоит обнаружить?
- Начнем с того, жива ли.
Цыганка кивнула головой и забормотала что-то в ускоренном темпе, слова сливались в сплошной длинный звук, а когда этот речитатив оборвался, на юбке шувани остались лежать три карты. Когда она успела вытащить их из колоды, понять было решительно невозможно.
- Жива. Причем ей ничего не угрожает. Не волнуйся, уважаемый, тут нет сомнений.
- Славно, - потер руки Габриэль Пьер Нойлэм, несколько успокоившись. - Теперь больше про место хочу знать.
Женщина вернула карты в колоду, снова завела свой напев... снова на юбке оказались три карты, но на этот раз одна из них лежала поперек двух других.
Кираэль
(kristina_lenora, Кираэль)
Чалора цокнула языком:
- А вот это уже хуже, уважаемый. Она не видит света и вокруг нее много людей. Люди это нехорошие, недобрые, темнота странная, пугающая - черная-черная, будто подвал или каменный мешок. Откуда бы там люди? - гадалка, казалось, заговорила уже сама с собой. - Нет, на тюрьму не похоже, может, пещера... Но тогда ее держат в самой глубине.
Наниматель оперся ладонями о крышку стола и полминуты смотрел вниз, собираясь с мыслями.
- Это не дало мне многого, хотя польза есть. Ты знаешь, что будешь делать дальше?
Ворожея передернула плечами:
- Для начала бы я попросила карты ответить еще на один вопрос: в которой стороне от города находится пещера. Тогда можно было бы отследить путь лихих людей. Но это уже проще своими ногами выяснять. И еще одно, уважаемый... Ты не злись на меня, но мне необходимо знать точно, чтобы потом спрашивать карты самой: ты и впрямь ищешь именно дочь? Если это другой человек, карты могут неверно говорить. Я ждала, когда все уйдут, чтоб никто более не слышал твоего ответа. Я многим гадала, мне многое рассказывали, все это хранится здесь, - цыганка постучала себя кулаком по звенящему монисто.
Мужчина едва дернулся.
- Мне нужно найти дочь. Все верно, и никто не обманут. Описание верное, имя верное, все знают и смогут отыскать... если постараются, конечно же.
Чалора склонила голову:
- Хорошо, уважаемый. Сейчас я при тебе узнаю по какой дороге идти из города, чтобы ты знал.
Женщина опять забормотала, запела, и новые карты легли на юбку, на этот раз они упали не вместе, а каждая по отдельности.
-Уважаемый, тебе повезло, время еще не упущено, твое дитя не успели увезти. Она здесь, в городе.
Шувани ловко поднялась на ноги, колода карт растворилась где-то во взмахе ее юбки. Цыганка очень серьезно посмотрела в глаза господина Нойлэма и произнесла:
- Я буду искать твою дочь, пока она не вернется к тебе.
После чего танцующей походкой покинула кабинет.
Элис
(Piromant, Кираэль, Джин)

Клеон, пока что молча (в лечении он, увы, был не силен), подпирал стену в приемной и несколько ошарашенно взирал на происходящее. Весь этот балаган менее всего напоминал стандартную процедуру найма. Впрочем, так было даже веселее.
Поняв, что так ничего не добиться, Кристофер решил применить более неприятную, но и, возможно, более действенную тактику - он надавил на одну из болевых точек парня, в надежде, что боль заставит того очнуться. Делопроизводитель застонал, по-прежнему не приходя в сознание. Дальнейшее давление грозило параличом голени для бедного молодого человека. Осознавая это, блондин разжал пальцы и задумался, что он еще мог сделать, чтобы помочь.
Аасимар приблизился к распростертому на полу Уоррену и склонившимся над ним людям. Присев на корточки, паладин поинтересовался у парня, пытавшегося привести делопроизводителя в чувство:
- Как ты думаешь, что с ним? Простой обморок или что-то похуже?
- Ммм... Не знаю, но надесь, что все же обморок, - он взялся за руку парня, чтобы проверить сердцебиение. Сердце слабо билось.
- Ты... живи! Быстро живи! - испуганно фыркала Мелисса, крутясь рядом.
- Если бы он был ранен или чем-то болен, - Аврелиан задумчиво потер лоб рукой, - одно из моих заклинаний могло бы помочь. Но просто обморок... Даже и не знаю.
- Мне не нравится, как бьется его сердце. Я, конечно, не знаток, но... - Кристофер растеряно посмотрел на собеседника.
Мужчина еще некоторое время пребывал в размышлениях, а затем снял с пояса фляжку с лечебным зельем, которую, в отличие от всего остального своего багажа, прихватил, когда направился по объявлению в контору господина Нойлэма:
- Попытаться все же стоит, - негромко произнес аасимар, открыв емкость и принудительно влив несколько десятков капель в рот Уоррена. Тот невольно проглотил жидкость и приоткрыл глаза.
- Еще, - голос был слаб, но самое главное он смог передать.
Аврелиан кивнул и повторно поднес фляжку к губам делопроизводителя. Свободной рукой он немного приподнял голову молодого человека, чтобы тому было легче пить.
- Это все я! - довольно мурлыкнула Мел, прыгая от радости. - Я сказала "живи"! Спасенный юноша кивнул, не отрываясь от горлышка фляги. Дай ему волю, кажется, он все и выхлебает. Во всяком случае, кадык разогнался.
Паладин мягким движением убрал сосуд от губ Уоррена, закрыл и повесил обратно на пояс:
- Все, этого вполне достаточно, если выпить слишком много - тебя потом будут мучить чрезмерный голод и жажда. А сейчас попытайся встать.
С этими словами аасимар не очень ловко поднялся с корточек и, склонившись над юношей, протянул ему руку. Делопроизводитель-секретарь принял сильную ладонь Аврелиана и, волею Создателя и аасимара, поднялся; впрочем, тут же пошатнулся и уткнулся носом в плечо помощнику, лепеча что-то про извинения и неловкость.
- А я тебя спасла! - лиса снова крутилась рядом, отряхивая юношу.
- Премного благодарен, - Уоррен отнял лицо от широкого плеча и осторожно повернулся к Мелиссе. - Как зовут вас, я должен знать имя своей спасительницы.
Затем направил глаза повыше и добавил:
- Ну, и ваше тоже.
Латигрэт
(нас много и мы в тельняшках)

- Меня Мелисса зовут! - разулыбалась рыжая.
- Какое замечательное нечеловеческое имя... - неслышно тихо (для большинства ушей) донеслось со стороны наученного посохо-по-голове-стучательным опытом эльфа.
- А меня зовут Уоррен Галерий, - юноша слабо улыбнулся. - Волею Создателя, работаю здесь, тяну непосильную ношу делопроизводителя и секретаря.
- Волею бра... тоже Создателя, шляюсь по континенту, - девушка покраснела и отвернулась.
Кристофер тем временем поднялся и обратился к Аврелиану:
- Если не секрет, что это за зелье?
- Аврелиан. Просто Аврелиан, вряд ли чьей-то волей: боги не особо любят вмешиваться в подобные мелочи, - ответил паладин на вопрос Уоррена, а затем указал на стоящего рядом Кристофа, - И тебе следовало бы поблагодарить именно его.
Аасимар подвел еще не особо хорошо чувствовавшего себя секретаря к креслу и осторожно усадил его туда. Только после этого он повернулся к блондину, и произнес:
- Честно говоря, я и сам не очень подробно знаю состав лекарства.
- Жаль, - отозвался тот, после чего спросил уже тише:
- А почему следует благодарить меня? Я же, по сути, ничего не добился.
- Это была я! - улыбнулась Лиса.
- А потери сознания, это нормально для отягощенных непосильной ношей делопроизводителей, или сие приятно закончившееся недоразумение ваша личная особенность? - подал голос Инэль, так и не отошедший от дверей в кабинет. Видимо, нынче интуиция не тревожила.
- Нет, ни в коем случае. Хотя иногда... - его бесцеремонно прервали.
Цыганка так стремительно распахнула дверь, что с размаху впечатала ручку в какое-то препятствие.
- Ой, - в первый момент она даже не поняла, что произошло.
- Эльфийская интуиция... - слегка ошарашенно согласилось "препятствие". Ручку эльф поймал в ладонь, спасшись от менее приятного удара на соответствующей высоте.
- Бедненький! - лиса кинулась жалеть новую "жертву". Тот немедленно отпустил уже неопасную дверь и, сначала было выставив руки вперед, с заминкой распахнул объятья для "зеленой".
- Сильно болит?
- О чем вы? Это просто дверь!
- Хочешь, подую? Или поцеловать? - Мел выглядела бы весьма озабоченой, если бы не искры хитрости в глазах.
- О, зелен... - "жертва" уже второй раз за время знакомства с готовностью склонила колено, на этот раз никого не зашибив, и превратила неудачные объятья в протянутую для... обдувания ладонь. - Э... Рыжа... Эм... Ме... Лисса?.. Да! - надо ли уточнять, что сказать Шутник собирался совсем другое. Вроде спросить, не будут ли его кусать в честь ритуала знакомства, какого цвета мех и нравятся ли "зеленым" запахи обычных собак, а то он может извинится за утренние последствия. Но не сказал. - Обычно люди в такой ситуации сами целуют руки дамам, но то ведь люди.
Джин
(kristina_lenora, Элис, Джин, Латигрэт, Кираэль)

Все тот же ельф, принятый ею поначалу за соплеменника, явно получил удар дверью. Чалора вежливо извинилась:
- Прости, золотой, я ж тебя не видела! Подуй, подуй, красавица, обязательно все как рукой снимет - я тебе говорю! - подмигнула она девушке.
- Мдя, - фыркнула рыжая, старательно обдувая тонкую руку. - Все, не болит. И не спорь.
- Ой, раскрасавчик, тебя-то мне и надобно, - бросилась цыганка к сидящему помощнику богача.
- А ему как раз надо плотно поесть, - встрял Аврелиан, - так что если надобность не особо приватная, эти два дела лучше совместить.
- Ох, какие ты мудреные слова говоришь, золотенький, - уважительно произнесла цыганка, любуясь золотокожим воином. - Но покушать - хорошее предложение, кушать обязательно нужно, как без этого?
Осчастливленный (посредством дверной ручки, с продолжением) Инэль, тем временем, похоже забыл чем его удивила или встревожила нетипичная для секретарей склонность к обморокам, и продолжать выяснять причины не стал. Или решил, что догадался, и вновь переключил все внимание на куда более для него ценные объекты.
- Послушайте, уважаемые, - подал голос Уоррен, - мне работать нужно, тут и дальше дела ведутся. Дочь пропала - это плохо, а я ведь ее... а я ведь представляю ее ценность. Спасибо за приглашение покушать, но...
- О Создатель! - устало гаркнули из-за двери. - Возьмите этого сопляка с собой, накормите от пуза и можете сегодня не возвращать! Только оставьте меня...
- А мы куда пойдем-то? - заозирался делопроизводитель.
- В "Пречистую леди", - отозвался паладин, - Заодно оружие и прочее снаряжение оттуда заберу.
Вторая деликатная просьба наконец достигла разума наемников и сочувствующих, и разношерстная компания условных коллег покинула контору, почти никого не потеряв в процессе. После секундной задержки Аврелиан повел своих, как сказал бы Уоррен, волею Создателя, спутников по извилистым улочкам южной части Мирвайса, к таверне. Если не считать встречи с неприметным человеком в компании двух здоровенных псин, уделившим группе довольно много внимания, никаких неприятных (и приятных тоже) сюрпризов на пути героев - пока еще не освободителей не случилось, и вскоре пестрая компания подошла к двухэтажному дому с вывеской, на которой была изображена широкоплечая молодая женщина.
Таверна "Пречистая леди" была построена одним предприимчивым, но крайне религиозным отцом, дочь которого то ли от рождения, то ли от падения головой по недосмотру, то ли от какой-то болезни, но начала регулярно впадать в мистическое состояние и в результате нести бессвязный поток слов. Тем не менее, талант был объяснен небывалым благословением и пророческим даром. А значит, в ее речах должна быть некоторая осмысленность. Начались продаваться толкования и устраиваться целые собрания, а то и личные встречи, на которых девушка предоставляла пищу для размышлений тем, кто за это решился заплатить.
Вырученных средств хватило на возведение прекрасного, чистого здания, где и устроил таверну под названием "Пречистая дева". Однако, случился некоторый казус, упомянутый выше: вольнонаемный художник изобразил девушку на вывеске несколько небрежно, отчего та стала несколько широкоплечей, отчего таверна мигом приобрела второе название, куда более известное в народе: "Плечистая дева".
Заведение славилось своими удобными ценами, их широким разлетом, так что посетить его мог любой желающий, удовлетворив гастрономические страсти любым образом. Или же снять комнату в основанном при самой таверне постоялом дворе.
Шелли
(Джин, Piromant, Элис, Кираэль, Шелли)

На правах уже побывавшего здесь аасимар вошел внутрь таверны первым, оставив дверь приоткрытой для своих спутников, протиснулся к стойке и еще раз за сегодняшний день поприветствовал хозяина заведения.
Кристофер зашел следом и, тоже поздоровавшись, подошел поближе к паладину и еще раз спросил:
- Так все же, почему ты тогда сказал, что именно меня надо благодарить?
- Хотя бы за то, что ты первый, кто не прошел мимо и попытался чем-то помочь, - отозвался Аврелиан, после чего добавил, обращаясь уже к владельцу "Пречистой Леди", - Не найдется ли у вас свободного столика для семи хорошо проголодавшихся посетителей?
- И курочка! Я хочу курочку! - подбежавшая лисица смешно скривила личико. - Я чувствую запах свежезапеченой курочки с травами и сыром!
Подплешивленный годами тот-самый-отец разулыбался от наплыва посетителей, голодных и, судя по оснащению некоторых, платежеспособных.
- Здравствуйте, уважаемые дамы и господа, приятно видеть, - звучным голосом хозяин поприветствовал компанию, - у нас есть бобы, репа, капуста, мясо птицы, рыбы, вина...
- О, точно! Вина! И бутылочку молодого вина! - рыжая прыгала от счастья. - А симпатичных мужчин у вас не найдется? Ну, для полного счастья...
- В каком таком смысле? - изогнул бровь владелец.
- Простите, мысли вслух. Продолжайте... - покраснела Мел.
- А я бы не отказался от чего-нибудь плотного, - вклинился Уоррен. - Еды, в смысле.
- Мне хорошо прожаренный большой кусок баранины с овощным гарниром, мясной бульон, если возможно, - сделал свой выбор паладин, - и что-то из непьянящих напитков.
- Мне тоже баранины, только без овощей, - впервые за последние полчаса подал голос Клеон, - и не жалейте перца. И кувшин сидра, если есть.
- Я, пожалуй, присоединюсь к остальным и тоже попрошу баранины, правда без перца и овощей, - попросил Крис. - И, наверное, тоже чего-нибудь непьянящего.
- Так, то есть я одна буду есть курицу и пить?! - Мелисса подбежала к Клеону, - Давай со мной!
- Ну почему сразу одна, - усмехнулся Аврелиан, - к тебе могут присоединиться эльф и та женщина, что называла меня золотеньким. Кстати, где они сейчас - никто не знает?
- Я даже не знаю, - завопил Уоррен, - где мои деньги! Их украли!
Улыбка сползла с лица хозяина:
- На вас, молодой человек, отменять заказ?
- Скорее всего, нет. В какую примерно сумму выйдет все заказанное, почтенный Алоизий? - поинтересовался паладин.
- Я так чувствую, что около двух серебряных монет, - предположил владелец. - Окончательный расчет с учетом добавки, порчи имущества и нарушенного сна - позже.
Потянувшись к висящему на поясе кошельку, Аврелиан вытащил оттуда золотой:
- Вот вам в задаток. И, кстати - сколько будет стоить аренда комнаты на неделю?
- Одной комнаты? На семерых? - крайне вежливо уточнил Алоизий.
- А вот и не знаю даже, - пожал плечами аасимар, затем повернулся к спутникам, - Кто хочет остановиться в этом гостеприимном месте?
Кираэль
(+ lana_estel)
Роксана ввалилась в воняющее и орущее как птичий базар помещение с полным осознанием маразма происходящего. И что она тут забыла, спрашивается? Сидела бы сейчас в логове, кушала бы вкусный супчик. Она со вздохом посмотрела на окончательно подпорченные продукты. Впрочем, если попытаться продать их здесь - отберут с руками наверное.
Но сейчас торговать девушка не собиралась.
Осторожно, стараясь ни во что и ни в кого ненароком не вляпаться, она направилась к углу, в котором расположился кабатчик. Стоило ей подойти, как сидящая там дородная женщина с несколькими морщинами на посеревшем лице подняла глаза:
- Да-да?
- День добрый, сударыня, не могли бы вы мне помочь? - Роксана весьма смутно представляла, как вести расспросы, и поэтому импровизировала, ожидая реакции собеседницы.
- Считай, что я почти за этим здесь, милочка, - развела руками кабатчица. - Что стряслось, чего налить?
- Так вы, наверное, и всех здешних посетителей помните? - оживилась девушка, оглядывая зал, будто надеялась на неожиданную удачу окончить поиски пропавшей дочери прямо сейчас.
- Да как же здесь всех-то запомнить? Кого-то лучше, кого-то хуже. Ты так и будешь на сухое горло рассказывать что-то?
- А кто знает, вдруг сейчас выяснится, что зря пришла, придется в другое место идти, а там сново горло мочить. Эдак и не вспомню, кого ищу, к вечеру, - грустно улыбнулась девушка, - но от вас, хозяюшка, приму кружечку пива. Какое тут у вас подают?
- Темное, светлое, эльфийское молоко, пиво на косточках, можно ерш соорудить.
- Светлое, пожалуй.
- Хорошо, - женщина нацедила в деревянную объемную кружку напитка и протянула Роксане. - Пятак медью.
- Вот, - вытащила она оставшуюся мелочь и сделала небольшой глоток - напиток оказался вполне приятным на вкус, что удивительно для такого места. - Спасибо. Так что, поможете теперь?
- Так я уже начала. Ты расслабься, главное. И рассказывай, что же там такое произошло, что старая Магда может помочь тебе.
lana_estel
(+ Кираэль)

- Может, замечали тут компанию из трех молодых людей: двое ребят и девушка. Юноши разные: один - темноволосый тихоня в богатой одеже, второй - явно любитель подраться, короткие волосы, лицо битое, одевается победнее. А что касается дамы - она примерно такую же прическу носит как я, только одевается более вызывающе.
- На моей памяти таких не было, - протянула кабатчица. - Впрочем, если тебе хватит только двоих - их я видела. Мужчины те... Точно. Они здесь ходили и иногда таскали с собой другую женщину. В смысле, девушку.
- С косичками и веснушками? Темненькая такая? - воодушевилась оборотень.
- Она! - кивнула Магда. - А что, собственно, случилось?
- Да ходят слухи, что пропала девочка, на этих вот двоих грешат. Как по вашему: по собственному желанию она в их компании была али нет?
- Я так думаю, что нет. Ну, как-то она держалась совсем-совсем тихо. Они с ней вежливы были, но вот как-то все равно чувствовалось, что особняком она.
- А в какое время они обычно тут бывали? Что делали? Может, вы имена слышали ненароком? - Роксана засыпала ценного свидетеля вопросами. - Искать же надо девочку.
- Они были тут утром и вечером. Покупали еду и пили. Имен не говорили, вот девочку Цыпой назвали. Ну, а зачем им имена, если они там, считай, вдвоем были?
Русоволосая задумалась. Похоже, здесь пусто...
- Скажите, может она вела себя странно? Ну кроме того, что тихая была. Пьяной может казалась, или не от мира сего?
- Даже не знаю. Вот, может, несколько с любопытством держалась. Все оглядывалась, смотрела. Будто исподтишка. И боялась больше своих компаньонов, чем посетителей. А они тут сама видишь, какие. Даже не знаю, что еще добавить. Но, раз пропала девушка, а теперь она тут будто бы силой держится. Сдается, она и пропала.
Кираэль
(+ lana_estel)
- Кто силой держится? - насторожилась Роксана, уже обдумывающая, с какой бы еще стороны зайти к этому делу. То ли хмель так быстро подействовал, то ли она просто слушала невнимательно, но логики Магды девушка не поняла и на всякий случай переспросила.
- Ну, девушка. Она немного испуганной мне показалась, а ты говоришь - пропала какая-то похожая. Из-за кого-то, похожих на ее спутников. Ну?
- Где? - волчица аж подскочила со стула. Благо, кружку с остатками пива она отставила подальше еще раньше.
- Что - где? - выразила недоумение женщина.
- Где силой держат девушку? - Роксана барабанила пальцами по столешнице от нетерпения.
- Не знаю, правда.
- А откуда знаешь, что держат? - от того, что терпение стремительно кончалось, а раздражение росло, волчица растеряла остатки вежливости и как-то незаметно для себя перешла на "ты".
- Не беснуйся, девочка, я просто предположила.
- Извините, - Роксана выдохнула. - Похоже, я окончательно запуталась. Вы решили, что девушка держится здесь только из моих слов?
- Да, и из-за того, что видела, - терпеливо объяснила Магда. - Еще одна нападка - и я просто молчу.
- Извините еще раз. Просто я подумала, что мне с вами несказанно повезло, и вы знаете, где искать пропажу... Простите за беспокойство, я, пожалуй, пойду, - девушка и так уже стояла, а потому нерешительно шагнула к двери. Никто ее не остановил.
Шепот прошлого
С Кираэлем

В это же время, когда компания искателей приключений покинула контору Нойлема, с другой стороны площади показался коротко стриженный человек среднего роста, облаченный в неброскую одежду черного с серым цветов. Он мог бы быть ремесленником, торговцем, служащим — словом, оказаться таким же, как и большинство людей, находящихся на площади одновременно с ним. Мог бы — и тем не менее не был. Рядом со служащими не вышагивают две здоровенные лохматые собаки, выглядящие так, словно в состоянии справиться в одиночку с медведем, а ремесленники не носят в городе мечи.
Оказавшись на площади, человек остановился, оглядываясь по сторонам, словно что-то отыскивая, собаки же, как по команде, уселись рядом.
Человека звали Эрик Брэдли, а искал он контору некоего Габриэля Нойлэма. Брэдли лично не знал его, и до сегодняшнего дня он был не более чем один из жителей города, состоятельный, достаточно известный, но — один из других таких же. Сегодня это должно было поменяться.
«У одного моего знакомого, Габриэля Нойлэма, какая-то проблема. Поговори с ним, а если ты сможешь ему помочь, я буду тебе обязан» - те несколько строчек из письма, доставленного этим утром с курьером, из за которых он сейчас оказался на этой площади.
Дом, в котором располагалась контора Нойлема, он увидел почти сразу же. Эрик потрепал по шее собак и направился к нему, обогнув по пути небольшую разномастную группу из шести... Нет, из пяти человек и эльфа. Брэдли нахмурился — компания выглядела весьма необычно. Шагающим рядом псам группа тоже особо не понравилась, они настороженно принюхивались, а один из псов, по кличке Пепел, чуть оскалил клыки и негромко заворчал. Это было странно, и Эрик присмотрелся к группе внимательнее. Эльф. Громила с золотой кожей в латах. Молодая рыжеволосая девушка. Светловолосый парень, похоже, ровесник девушки. Рыжий парень в красном балахоне. Какой-то совсем молодой парнишка. Действительно, странная компания, но что же вызвало беспокойство псов, Брэдли так и не понял. Вроде бы рыжеволосая, но уверенности не было.
Эрик положил руку на холку Пеплу, успокаивая его, последний раз окинул взглядом людей и нелюдей и вошел в дверь конторы Нойлэма, чем, к слову, заслужил ответный заинтересованный, но этого уже не увидел.
В приемной он жестом приказал псам сидеть, а сам заглянул в приоткрытую дверь.
- Господин Нойлэм?
Кираэль
(Шепот прошлого, Кираэль)
Владелец конторы сидел, оперевшись лицом в ладони. На оклик поднял голову, стали видны врезавшиеся в лоб и у краешек глаз морщины:
- Именно так. Это - я.
- Мое имя Эрик Брэдли, - Эрик прикрыл дверь, но совсем закрывать ее не стал, - Меня попросил зайти к вас господин Доу. Он сказал, что у вас какие-то проблемы и предположил, что я смогу вам помочь.
- Чаще звучало имя - господин Вурдалак, - Габриэль позволил едва заметную улыбку. - Так ведь?
- Некоторые называют меня так, - мужчина пожал плечами, - Но я бы все же предпочел, чтобы вы называли меня Брэдли. Что у вас произошло? В письме не было никаких деталей.
- Моя дочь, Тия, украдена. Похищена нагло и до невозможности ужасно: нет ни вести, ни требования выкупа - ничего. Трое человек составляли ей компанию, когда ее видели в последний раз, то есть, прежде чем она не вернулась.
- Вы позволите? - Эрик указал на ближайшее кресло и, получив утвердительный кивок, подвинул его таким образом, чтобы сидеть строго напротив Нойлэма, затем вытащил блокнот и грифель, - Значит, похитили вашу дочь... Как давно это произошло?
- Это случилось два дня назад. Когда Тия не появилась дома в привычное время, я забеспокоился. Когда счет опоздания пошел на третий час, я сорвался на поиски. Прохожие и продавцы показали, что девушка с такими приметами была в компании двух мужчин и еще одной девушки. Они направлялись в кабак «Анджелианский сотник», где и остановились. Место там слишком разгульное и опасное, чтобы я туда шел. Судя по спокойному характеру похищения Тии, будет затребован выкуп или что-то еще. Но я не могу просто ждать: мало ли, каковы их цели в действительности?!
Законник внимательно слушал, прислушиваясь к своим ощущениям, попутно что-то помечая в блокноте. Нойлэм не лгал. Он действительно лишился дочери и действительно беспокоился за нее и хотел ее найти.
- Расскажите, что вам известно о самом похищении?
- Оно произошло позапрошлым вечером, о непосредственно похищении я знаю то, что через площадь и улицы она шла в сопровождении трех людей. Насчет внешности тех, кто был, сказать сложно: показания расходятся. Точно говорят, что первый выглядел достаточно молодо, носит темные длинные волосы, платье не по стати, но по-мещански богатое. Глаза темные, держится тихо.
Второй - крепкий забияка, коротко стрижен, уши и нос покалечены. Бретер, бедно одет, но держится часто позади первого.
Что до девушки, то она не всегда появляется рядом, худая, одевается, как… Скажем так, вне этикета одевается. Волосы пепельные, несколько короткие, почти у плеч. Движения свободные, в глаза не бросается.
- Где она находилась непосредственно до того, как пропала? Откуда шла и где ее видели с теми, кого вы подозреваете в похищении?
- Я не знаю, где произошло похищение. Знаю, что она должна была возвращаться от мадам Турнезоль. Но с кортежем в тот день прошла раньше. Причем, как и всегда, через эту площадь. Шла спокойно, никто и не подумал, что это что-то очень страшное.
- Кто такая мадам Турнезоль и где ее можно найти?
- Она - один яз ярких представителей творческой части Мирвайса. Дом расположен южнее, но смысла искать ее там большую часть времени нет. Возможно, она, если еще не знает о похищении, то будет продолжать ждать Тию. А могла и отправиться по делам.
Нойлэм закончил говорить, и Брэдли некоторое время обдумывал услышанное. Получалось, что два дня назад Тия Нойлэм покинула мадам Турнезоль, причем ушла раньше времени, в компании трех человек, добровольно, и направилась в достаточно поганый кабак.
- Почему вы решили, что это похищение? - поинтересовался Законник.
- Потому что она, во-первых, исчезла, а, во-вторых, до сих пор, вероятно, не покинула того ужасного места. Есть еще какие-то объяснения произошедшему?
- Как хорошо вы знаете свою дочь? - задал встречный вопрос Эрик, - ее друзья, увлечения, желания, страхи...
Шепот прошлого
(Шепот прошлого, Кираэль)

- Достаточно хорошо, насколько вообще могу, - уверенно заявил владелец конторы. - У нас с ней доверительные отношения. О друзьях знаю. Я многое знаю о ее жизни, кроме, пожалуй, самых незначительных мелочей. Безусловно, дело в общении, а не в тотальном контроле и допросах. Или стоит сейчас еще и перечислить?
Брэдли покачал головой. Габриэль говорил искренне, но наверняка заблуждался. У детей всегда будут секреты от родителей.
- То есть вы уверены, что она не могла отправиться куда-нибудь со своими друзьями, молодым человеком или просто самостоятельно - отдохнуть, сменить обстановку, пожить самостоятельно, в конце концов?
- Мы и куда менее серьезные шаги обсуждали. А если не обсуждали, то она меня хотя бы ставила в известность. И неслыханное дело - делать что-либо в этом самом "Сотнике".
- Понятно. Скажите, как вы считаете, почему была похищена ваша дочь? - Неожиданно зашел с другой стороны Эрик.
- Я подозреваю, что дело или в последующем выкупе, или еще и в стремлении закрыть контору.
- Вы думаете, ваша контора кому-то мешает?
- Дело серьезное, прибыльное. Может, кто-то захочет купить по бросовой цене или же выкупить у государства после закрытия.
Эрик нахмурился. Серьезное дело могло означать серьезный конфликт, где такая мелочь, как человеческие жизни ничего не стоит.
- У вас есть основания полагать, что вашим делом кто-то заинтересовался? - Брэдли сконцетрировался на воспоминаниях Габриэля, пока что несильно, сосредоточившись на наиболее ярких и четких образах.
- Основания есть. Видите ли, Брэдли, я сейчас немного не на коне в финансовом плане. И некоторые кредиторы вскользь замечали, что могут передать рассмотрение проблемы иным лицам.
Слова Габриэля звучали, но Законник слышал его в пол-уха, сосредоточившись на воспоминаниях, которые, он знал, были не его, но ощущались, как свои, словно бы забытые - до момента этого разговора. Нойлем выплачивает громадную страховку за пропавший караван... Долгий и тяжелый разговор с одним из заемщиков... Подброшенная заколка Тии, которую у той перед этим украли... Имя - Барах Алваро - для одних торговец, для других бандит... Чужие воспоминания отступили, оставив после себя едва ощущение едва заметной усталости.
- Пожалуй, вы правы, господин Нойлем, - Бредли перевернул страницу блокнота, - Вы бы не могли описать, как выглядит ваша дочь? И еще я бы попросил у вас что-нибудь из ее личных вещей, что-нибудь, что хранит ее запах.
- Среднего роста, шатенка с голубыми глазами. Челка, пара кос, веснушки. Одежда? Темно-бордовый сарафан в темную клетку, туфли. Так, может быть, вы еще что-то хотите знать?
- Этого достаточно... - Снова как бы свое, но чужое воспоминание - молодая улыбающаяся девушка, что-то показывает отцу, радуется. Хорошее воспоминание...
Кираэль
(Шепот прошлого, Кираэль)

Эрик быстрыми уверенными движениями нарисовал девушку, которую только что вспомнил.
- Похоже?
Владелец конторы изучил набросок, чуть разомкнув губы.
- Вы удачно сделали, даже некоторые черты угадали идеально. О вашей удаче ходят легенды, полагаю?
- Как-то так получается, что легендарными становятся совсем не те черты, которые того в самом деле заслуживают... - Брэдли покачал головой, - Впрочем, может оно и к лучшему. Что-нибудь из ее вещей, пожалуйста, - напомнил он, - Желательно из того, что она носила на теле.
- Она как-то забыла здесь, - ответил Габриэль, выдвинув ящик стола и достав оттуда атласную алую ленту. - Надевала недавно. Подойдет?
- Да, вполне, - Брэдли взял ленту, но убирать ее не стал, - Господин Нойлэм, у меня осталось два вопроса. Первый - почему вы не обратились к страже сразу же после того, как решили, что вашу дочь похитили?
- Обращался. Мне сказали, что повода волноваться нет. Ей уже больше четырнадцати - значит, прежде чем начнутся поиски, должно пройти три дня. Уже два дня на исходе, а все так завертелось - я просто не могу ждать.
- Ясно. И второе - недалеко от входа я встретил весьма пеструю компанию - человек с золотистой кожей в латах, эльф, несколько разношерстно одетых молодых людей и девушек. Они были здесь?
- Да, они здесь были, - кивнул господин Нойлэм, - и их было слишком много для меня.
- Полагаю, они тоже задавали вопросы относительно похищения вашей дочери?
- Их задают все, кому не лень, честно говоря. Я на каждом шагу слышу это: а дочка, а вы, да как так, а когда, а зачем, почему вы не преследуете, а сколько платите, а кто ищет. Понимаете, почему я никуда не выхожу?
- Конечно, - кивнул Брэдли. Вокруг чужой беды всегда хватало разного рода личностей, от мошенников до наемников, которые стремились на ней нажиться. Наверняка эти тоже предлагали найти похищенную - за некоторую сумму, разумеется, - Пока это все, господин Нойлэм. Если у меня появятся вопросы, или я получу какую-нибудь информацию о вашей дочери, я дам вам знать. Спасибо, что уделили мне время.
- Не за что, обращайтесь в любое время, - владелец конторы вернулся к созерцанию ладоней.
Мужчина кивнул на прощание и вышел из кабинета, плотно прикрыв за собой дверь. В приемной, кроме псов, никого не было, и, судя по тому, что на протяжении всего разговора было тихо, никто не заходил. Он коротко свистнул, подзывая животных и, когда те подошли, дал им понюхать ленту. Сумарк начал было обнюхивать помещение, но Брэдли его удержал. Не здесь. Он покинул контору Нойлэма.
kristina_lenora
Совместно с Кираэлем

Едва переступив порог нойлэмовой конторы, Чалора заозиралась. Углядев перебравшихся в тенек провожатых с лошадьми, она одарила своих новых знакомцев чарующей улыбкой:
- Вы, хорошие, ступайте, ступайте, я вас чуть погодя догоню! – и, не дожидаясь ответа, женщина отошла к сородичам. Впрочем, перекинувшись с терпеливо ожидавшими ее парнями парой фраз, шувани вновь покинула соплеменников.

Цыганка прошлась по площади, окинула взглядом торговцев и выбрала самого словоохотливого, продававшего яблоки.
- Доброго дня тебе! Почем яблочки?
- Солнце улыбается тебе, девушка! - расплылся тот от доброжелательного покупателя. - Двадцать медяков за фунт, сладкие яблочки, будто медовые!
Женщина улыбнулась:
- Возьму на пробу полфунта, если и впрямь медовые, еще приду!
Пока продавец отвешивал покупку, женщина доверительно произнесла:
- А ведь я вот только что от господина Нойлэма - беда у человека, надо же, дочку-то, такую красавицу, похитили, ай-ай! - покачала головой Чалора.
- Умыкнули, как есть умыкнули, - посетовал мужчина, цыкнув зубом. - И ведь видел я ее тогда, вот так!
Цыганка извлекла откуда-то из складок юбки кошель:
- Да ты что! Она и впрямь такая красавица, как на портрете?
- Как на каком портрете? - выгнул бровь торговец. - Кабы видел я такой, но девушка - просто аллегория Чистоты. Вот кабы я собрался ее сватать за сына - было бы совсем прекрасно, жизнь наладилась у всех. И господин Нойлэм в родственниках... Ай, что я несу? Размечтался под навесом, на красоту глядючи. Так, э-э, это все?
Шувани отсчитала медь и ссыпала ее в ладонь торговца:
- Насчет яблочек-то пока все, уважаемый, но я ж говорила, что еще приду, если яблочки понравятся, - лучезарно улыбнулась она. - А помечтать-то всегда хорошо, особенно в такой день. Что, большой человек этот господин Нойлэм? У меня дела с ним, не обманет?
- Приходи, солнцеликая, придешь ведь: ты что, думаешь, я яблочки всякой гадостью поливаю? А Габриэль Пьер Нойлэм, дорожка ему соломкой да постелится, просто величина! Большой человек! - продавец поднял указательный палец. - И честен сверх меры. Однажды купил у меня кой-чего, да через пару часов явился: я ж ему, оказывается, слишком мало насчитал. А он-то сразу, хоть и в конторе своей насчет цифр собаку съел, и не понял. Взял, вернул разницу. Благословен будь Нойлэм и род его, - мужчина смахнул скупую слезу.
- Ну, надо же, - всплеснула руками собеседница, и кошель вновь исчез где-то в складках юбки. - Как обидно, когда у добрых людей беда случается. Он же там весь как есть черный от горя сидит, - Чалора кивнула в сторону конторы. - На портрет дочери глядит и плачет. И у кого ж хватило гнуси добрых людей обидеть?
- Черная пора настала у него, сударыня. Я уж не говорю о долгах его! Тут уж молчать да помалкивать.
- Ох, долги-то - страшное дело, можно и по миру через них пойти! Как это он так умудрился, ведь умнейшая голова же - по нему сразу видать!
- А вот светлейший ум, бывает, на то сподобится: доведет до такой пропасти, что остальные диву даются, как же так нужно было голову включить?! И ведь я правда не знаю как, только поговаривают, что это все как-то с силой нечистой связано. И думать глупо! Дело ясное, что дело темное, а больше и не ведомо никому. Разве что самому, но спрашивать как-то боязно.
- Да уж вряд ли, такой солидный мужчина, да и не нечистая ж сила дочку у него свела! А может, она сама сбежала: дело-то молодое, влюбилась да и думать о родителях забыла? - раздумчиво произнесла цыганка, наблюдая за торговцем через опущенные ресницы.
- Ох, кабы меня такая красота позвала, как вы, сударыня, - умчался бы на край света, - торговец положил ладонь на сердце. - А насчет дочери Нойлэмовой и не знаю. Привязана она будто к отцу. А тот к ней - не меньше. Во всем потакал, что бы ни было. Только она ж с разумением, о чем просить. Любит папеньку - страсть! И не слышал я, чтобы о чем-то напрасном речь заводила. Прекрасная семья!
Женщина звонко рассмеялась и одарила собеседника многоообещающим взглядом:
- Ах, уважаемый, да ты воспитанный человек, как я погляжу! И внимательный, прям как начальник стражи! А что ж в день пропажи? Ты ж сказал, ее прямо отсюда увели? - вроде бы внезапно вспомнила Чалора.
- Так кто же, если не я?! Все меня тут знают, - залился соловьем мужчина. - Я в курсе прямо-таки всего! И это - при невообразимом для мещанина образовании. Нет никого, кто бы знал базар лучше.
Кираэль
(kristina_lenora, Кираэль)
Торговец сделал паузу.
- Мне ведь с моими связями и товары возят самые лучшие. Желаете угоститься земляникой? Крупная, свежая, соком налита! - он протянул пригорошню.
- Вот уж и впрямь король рынка! - восхищенно произнесла женщина, тактично взяв одну ягодку. - Волшебный вкус! - закатила глаза Чалора. - Для такой ягоды должно быть и имя красивое, мудреное! Вот господин Нойлэм сегодня мне одно такое называл - дюже красивое: Турнезоль!
- Ох, что за ягода - тридцать медяков за полфунта - эта Турнезоль. Красивая и содержание имеется, но капризная!.. Ох, если слушать желаешь, то приготовься...
- Ай, умного человека завсегда послушать хорошо! - улыбка цыганки стала еще шире, юбка взметнулась и женщина переложила из руки в руку кошель. - Я люблю рассказы о всяких вкусностях, особенно когда их так хорошо рассказывают.
Женщина выразительно потрясла кошельком.
- Так вот, турнезоли цветут и пахнут, а еще воспитывают дочерей больших людей. Известная мне лично учит живописи и танцам несравненную, одалживает книги и просто ведет светские беседы. Но как-то, я бы сказал, не слишком усердно. Они бывают в вернисажах и в музеях, иногда посещают вечера, где собирается богема и знать. Это очень хорошо, конечно, но что полезно турнезоли, может погубить нежную розу.
- Твоя правда, уважаемый, - серьезно кивнула цыганка. - Всякому цветочку свое место положено, один в тенечке растет, а другому подавай солнышко! Так приятно говорить с умным человеком.
Из кошелька появилась на свет серебряная монета и маняще засверкала в пальцах шувани.
- А что обычно пагубно действует на розочки в Мирвайсе?
- Может действовать или уже действует?
- Ох ты ж, а тут так много неблагоприятных условий? - искренне удивилась цыганка. - А на вид такой благополучный город! Думаю, такой внимательный человек знает обо всех сложностях в разведении розовых кустов! Я бы послушала и прикупила еще малинки, скажем...
- Что же, про иное и говорить не стоит, известно широко. Я вот тут все думаю, а знает ли хозяин о кусте и садовнике? Вроде бы должен, но мне кажется - и не подозревает. Вся хитрость глядит в дела, а женщины будто бы просты и бесхитростны. Но как же обводят! Круг трех пальцев поводят и расскажут не пойми что, лишь бы все по их. И ладно, у Турнезоли не хватило духу таскать подопечную по более, м-м, веселым заведениям. Хотя, может, пыталась, но - время-времечко, отец зорко следит хотя бы за этим. Бывает, много времени проходит между ее уходом и возвращением. Если от меня смотреть, то дом Нойлэма - налево, а Турнезоли - направо. Вот и ходит через площадь. Я вот думаю, могла она приучить девушку к чему-то? Я думал, что знаю женщин. Ничего, ровным счетом ничего не знаю! И каким боком прижалась мадама к похищению? Вдруг, каким-то, да и смогла?
- Я тебе по секрету скажу, уважаемый, - понизила голос Чалора, - женщины и сами себя не знают, вот оно как! Отсюда все беды!
Серебряный кругляшок аккуратно лег на прилавок, но, кажется, меж пальцев цыганки поблескивал еще один.
- А ты прав, очень у тебя вкусные ягодки! Только вот не поняла я насчет садовника: не он ли в достопамятный вечер крутился вокруг розочек?
- О, не-ет! - протянул собеседник. - Вот, если бы садовник был тем, на кого постоянно хочет походить, говорила, как говорит идеал, двигалась, как двигается идеал, так была бы хотя бы похожа. Но нет, стать у одной из их компании куда гармоничнее. Как Ночь и Утро они с Тией, иначе и не скажешь! А турнезоли как ставить в тот же ряд, где розы и орхидеи?
- Ай, какие интересные и богатые сады у вас с Мирвайсе, залюбуешься! - причмокнула цыганка. - Сдается мне, самый интересный у доброго господина Нойлэма. Вот если какой-нибудь внимательный человек скажет, как найти дом господина Нойлэма и дома ли обычно его жена, да вернется к ним обоим их пропажа как можно скорее, я уже перестану загораживать твой прилавок от иных покупателей, - подмигнула торговцу Чалора.
- Жена обычно дома, который стоял, стоит и да век простоит на Кипарисовой улочке. Как я объяснил уже, это надо сначала выйти с площади налево. А там идти до цели. Я-то особенно не знаю, но найти на местности мог бы.... если ничего больше не строили и не сносили.
- И у улицы-то какое подходящее название, ты подумай! - восхитилась шувани. - Думаю, уж найти дом на нужной улице, да с таким садом, завсегда можно. Что ж, уважаемый, я непременно расскажу о твоих вкусных ягодках и к тебе придет еще много покупателей - уверена!
Она положила второй кругляшок на прилавок, забрала свои кульки и вернулась к соплеменникам.

- Ай, вы подумайте, что творит этот наглец! Он дерет за фунт яблок по двадцать медяков! Нехороший человек, я так вам скажу, скряга и выжига! Надо бы облегчить его бремя, как вы считаете, ромалэ? – посетовала Чалора, передавая кульки Антощу и пряча кошель где-то в складках своей широченной юбки.
Латигрэт
Надо сказать, прочие социальные навыки эльфов, вроде ходьбы строем, или хотя бы просто в компании, как и пунктуальность, иногда страдали. По тем же причинам - отлично отвлекались, забывали, переставляли приоритеты... и далее по списку. Как существо довольно компанейское, однако отнюдь не командное, Инэль успешно вместе с остальными пересек порог конторы в сторону выхода, однако до "Пречистой" его не хватило.
Отвлекся. И поменял приоритеты. Секунды за полторы: сначала смотрел на оборотня, чье полное истинно зеленой... то есть природной непосредственности поведение прямо таки озарило его то ли жизнь, то ли день, или как минимум четверть часа, а потом...
Мимо прошли еще два олицетворения зелени. Серые таки, пушистые. К олицетворениям прилагался человек, - "русый мечник", единственное что мелькнуло в эльфийской голове, и которого Инэль мог бы не заметить в упор, но с такими спутниками пришлось обратить внимание. Дальше все сравнения у Шутника пошли от собак к хозяину, а не наоборот. Собак было двое. Да, а хозяин всего один... Вдвое, вчетверо, в-квадрат-количества-лап-пропорционально менее интересный. Собаки серые. И хозяин, немного. Но по-другому. У собак клыки. А у человека - просто зубы...
Хорошие, меховые, полные скрытой собачьей энергии два локтя в холке. Если по-восточным локтям, а можно даже сказать все три, если немного южнее. Но с зубами точно три*, по-любому. В хозяине правда вдвое больше и на энергию не жаловался, но собак-то тоже двое, и человеческие холки (в высоту) Инэля интересовали куда меньше. Энергия - уже лучше, но все таки не так как собачья. Против зубов и роста у спутника прекрасных пушистых не было никаких шансов как-то остаться в памяти избирательно внимательного любителя природы, не на меч же обращать внимание, когда сам с луком ходишь.
Единственное в чем обделенный со всех сторон спутник волкодавов смог сравниться с питомцами, в глазах Инэля, так это производимым впечатлением... хищника? Нет, восприятие остроухого было куда проще. Скорее - плотоядности от слова "способность питаться мясом". Иногда Инэлю казалось, что этим свойством души (а не формой зубов) могут обладать даже отчетливо травоядные создания, и в общем-то он редко ошибался. Даже если кто-то потом был не согласен. Правда.
Но самое удивительное в явлении двух четвероногих чудес (с хвостиками) оказалось неожиданно другим. Все трое плотоядных внезапно исчезли за только что оставленной дверью конторы имени "Г.П.Нойлэма" и эльф окончательно остановился, поняв...
Пока мало что поняв, но определенно почуяв кончиками ушей, что прекрасные явления на сегодня еще не закончены. Видимо как день начнешь (в данном случае - корзиной малолетних дворняжек), так оно и. Даже если казалось, будто речь шла о розыске девиц человеческого рода-племени.
В этом месте "специалист широкого профиля", как он изредка рекомендовался, если успевал или то было уместным, ненадолго вспомнил что недавно шел в другую сторону, в обществе... тех, с кем "будто бы речь шла о девицах", и успешно удержал мысль до выводов: юный представитель стеореотипов, питание юных представителей, поводы для питания, поводы для нетипичных ситуаций после которых возникают поводы для питания.
От разгадки поводов его как раз отвлекли дверью, по, лучше умолчать, чему, главное что не попало, но если от обилия представителей зеленых Инэлю не отшибло логику, думать там было сильно не о чем. Бедный парнишка упал в обморок при виде красавицы брюнетки, когда та уходила, а уходила она вместе со своим старшим товарищем не иначе как то ли к художнице, то ли к троим девицам легкого поведения вместе с которыми сбежала из дому Тия-тэя, либо в гостиницу с дурной репутацией и военным званием (сотника). Интересного в этом было мало, кроме того что эльф вспомнил, зачем вообще пошел в контору.
За едой.
В смысле, за прямой взаимосвязью дел, денег и еды, но первые два пункта были долгоиграющими, а третий - уже не очень.
А так как денег у него за истекшее время не прибавилось, не в пример желанию подкрепиться (к оправданию Инэля этому желанию было уже дня три, а то и все четыре, что мало сказывалось на эльфийской активности, но иногда сильно - на манерах), совместить приятное с полезным было весьма кстати. Приятное - подождать, пока собаки выйдут из конторы, полезное - стрельнуть... простите, попросить угостить, съедобными продуктами и накормить бессмертный организм.
Чем Шутник и занялся, проявив в выборе съедобного удивительно вегетарианские пристрастия, а в способах их некоммерческой добычи - замечательную подвешенность языка. В процессе чего его не сказать что устойчивое внимание вновь подверглось испытанию: представительница одного из человеческих племен, чья культура была знакома Инэлю довольно неплохо... И как раз та, чью беседу с безутешным Габриэлем он пытался услышать через зачарованную дверь (получилось в меру... небезуспешно), тоже не добралась до места кормления юных стереотипов. А ее интересы к продуктам были такими же растительными, как и эльфийские, правда, когда он стал различать острыми ушами, о чем шла речь при торговле, как с легкой тоской вспомнил, что половина опыта и знаний о небезынтересной культуре дивного племени... Состоит из ощущения, что у кое-кого слишком длинные уши, на которые очень удобно вешать что-то мучнистое и длинное.
Цыгане забалтывали эльфа просто радости ради. Благодаря тому и запомнил. Точнее, в том числе благодаря... запоминал он скорее одну конкретную цыганку, когда-то, когда-то. Но помимо всего прочего, лапшу на уши она вешала невероятно.
- Неужели мудрое твое племя, с тех пор как я решил словно что-то знаю о нем, - догнал он шувихани, - столь изменилось и стало есть орхидеи так же как и землянику? - сам он, словно в иллюстрацию что дивные цветами не питаются, или хотя бы не всегда, грыз яблоко. Надо полагать у другого торговца, менее корыстного, приобретенное за нематериальные ценности.
А тот факт, что подобные светские манеры читаются как "звиняй подслушивал" Инэля смутить не могли, благо эльфийские представления об уместности правды были гораздо шире того, что он считал "человеческим этикетом" (вещью полезной, но не обязательной).

*во избежание метрических недоразумений, либо у Инэля были знакомые карликовые локти, либо он перепутал локти и фунты. ~85-95см
kristina_lenora
Совместно с Латигрэт

Цыганка заливисто расхохоталась:
- Ай, скажешь тоже, яхонтовый! Оно, конечно, ваниль-то в пищу идет, но не как земляника же! А ты, я вижу - парень не промах! - подмигнула женщина ельфу.
- Лучнику промахом быть не к лицу, - согласился тот. - И не к ушам... Одно я не пойму, ведь этот цветочник-ягодник не был цыганом?
- Нет, яхонтовый, не был - и не будет никогда! - Чалора сжалилась над растерянным собеседником, - Мы с ним не цветы обсуждали, а пропажу городскую. И, скажу тебе, много интересного мне поведал этот выжига!
- Да уж наверняка не скучного, я насчитал две лишние жены почтенного Габриэля... - благодаря яблоку "почтенного" получилось не совсем почтенно. - Или садовников?
- А ты, яхонтовый, не пошел, гляжу, в таверну-то?
- Так солнце встретил, на земле! - и радостно так улыбнулся.
- Ох, яхонтовый, шутник ты! - весело погрозила пальчиком цыганка. - Пойдем-ка, догоним всю честнУю компанию. Мужчины, вон, мои как раз в таверне посидят, пока пропажа отыщется. Землянички хочешь, кстати? - верно угаданный Шутник хотел. Или, может, принципиально никогда не отказывался? - ...И откуда бы у этого скареда земляника не по времени? - "С розового куста наверное". - Антощ, ты пригляди за ним, пригляди, вон тот хлюст отойдет, и можно будет действовать! Так о чем я хотела с тобой поговорить, яхонтовый! - вновь оборачиваясь к лучнику, задушевно произнесла Чалора. - Ты ж ведь из ельфов, как я понимаю?
- Из них самых, - приятно удивился "ельф" обнаруженному взаимному желанию общаться. - Но не садовник, - на всякий случай уточнил. - Кем бы эти садоводы не были...
Шувани одарила черноволосого лучезарной улыбкой и живо ухватила его под ручку (ту, что с яблоком). Если бы не уши, бессмертный вполне бы сошел за соплеменника, - по масти и особенно манере одеваться уж очень подходил, а дружеский дележ (подкуп?) несезонной ягодой со стороны выглядели совсем родственными.
- Да на кой мне сдались садовники, яхонтовый! Про них я уж сразу всем расскажу, чтоб сто раз не повторять. Меня гораздо больше целительские вопросы интересуют. Слышала я, будто ваш брат обладает удивительными познаниями в лекарском деле. Так вот есть ли какая-то возможность узнать об этом поподробнее? Я бы в долгу не осталась.
- А я слышал, что олени летают, - без тени сомнений заверил ушастый. - Только в какую-то особенную ночь и особенном месте. Мой народ точно не хуже оленей, правда, слухи о нем могут быть и поразвесистее. Узнать возможность есть, куда же без нее, - и землянику так и трескает. Словно то и есть последняя возможность... - Про применять другая песня.
- Ох ты ж... Прирожденная особенность, стало быть... Бывает, - со знанием дела поцокала языком цыганка. - А как лечите-то: прям руками, нешто?
- Так я ногами-то не пробовал!
- А ты ягодки любишь, гляжу! Малину будешь?
- Конечно.
- Так про руки-то как же?
- Сейчас вот заняты, - эльф серьезно продемонстрировал руки, с останками яблока и вторую, куда как раз отсыпали в горсть малину. - Эк люблю я твое племя, красавица. И накормят, и погладят, и языку... хитрому научат. Инэлем меня называют, а Шутником добавляют.
- Хорошее имя - певучее! Ну, а я Чалора, - улыбнулась цыганка. Собеседник на ходу сделал пируэт, символизирующий галантный поклон. - А ты уж гостил раньше в каком-то таборе?
- Было дело... - скорее всего это был поклон. Потому что теперь он точно споткнулся. Но сразу выпрямился и, закинув в рот ягоды, пробормотал: - Есть это "гостить" называется... А да как ни назови, все одно понравилось, - пальцы потянулись к видневшимся под рубахой шнуркам, похоже с какими-то подвесками, но против полной горсти малины ничего не поделаешь. Пришлось вместо шнурков и дальше заниматься едой.
- Так это ж здОрово! - обрадовалась женщина. - Приходи и в наш табор тоже, он за городом на поляне стоит, вон, мужчины дождутся от меня сигнала и обратно поедут. Это вот Метя, это - Цыно, а малец скоро прибежит - его Антощем звать. Они тебя проводят к моей матери, мама будет тебе очень рада. Она целительница, ей как раз сильнее всего интересно будет про ваши умения послушать. Может, и сама тебя обучит чему, - подмигнула цыганка.
- Это вы, шувихани, умеете, - чуть не мечтательно согласился Инэль. И чему-то довольный заулыбался. То ли про "обучит чему" задумался, то ли "гостить". Или вовсе собак да оборотней вспомнил? - За приглашение благодарю. Хотя с руками и в тот раз сомнительно получилось... - пауза почти что затянулась, но тут эльф бодро доел остатки ягод, и встряхнулся. - Так они сигнала ждут о работе твоей, то есть о турнезолях этих кустистых в темных местах, вам всем табором интерес к невестам господина Габриэля? - да, уши у него определенно были длинными.
- Да ты, никак, мысли умеешь читать? - уважительно протянула Чалора. - Да, мы - шуванэ, весь род наш... - тут цыганка вспомнила, что при выходе от богача засадила ельфу дверью, - ба! Да ты ж подслушивал! - она слегка пихнула длинноухого локтем. Тот заулыбался, не делая даже попыток изобразить раскаяние. Впрочем, судя по выражению лица, женщина скорее одобряла действия своего собеседника, нежели злилась на них. - Мужчины ждут сигнала не о работе, а о том, куда я дальше пойду, чтоб моей семье весточку передать. А табору от господина Габриэля услуга нужна, вот и попросили меня помочь в розысках.
- Вот оно как... сарафанчик в клетку сразу стольким помочь может, и мужу... или он все же отец? Или брат? Нет, братом быть не может. И тебе, и табору. Да еще зелененьким тут что-то надо, - словно бы вслух рассуждал любитель ягод. - Но про зелень - секрет! - с лукавыми интонациями. - Так табор подождет пока сарафан не разыщем, куда идти и ты потом подсказать сможешь. А мне тоже в интерес становится эта прогулка в Сотника в один конец, даже эта орхидея там была, а я нет. - "И куда-то туда могли уйти люди и не люди, которые и без Тэи уникальны. Какой же род людской чудной и интересный!".
- В "Сотника"-то непременно надо прогуляться... Только вот беда: не похож ты на бойца, яхонтовый, ой, не похож!
- Так ведь бегаю хорошо! - и не поймешь что шутит.
- А по словам этого самого Нойлэма выходит, что соваться туда не бойцу можно, конечно, да только с умом. Так что нам нужно найти остальную шайку-лейку в "Деве", да присоседиться к кому помускулистее!
- То есть - к кому по-бронированнее, или чтоб колдовал без наложения ног? - в этих тонкостях человеческого этикета Шутник уже хорошо разбирался. Не даром когда-то в тюрьме по потолку бегал.
- А и к тому, и к тому можно. А совсем бы хорошо, чтоб сразу и воина, и мага подрядить. Я, конечно, могу кой-чем сгодиться в розысках, но вот драки - не моя стихия. А уж и вовсе лучше всего, чтоб бугай был прям такой устрашающий, прям никому бы не захотелось с ним дела иметь! Вот оно как получается, яхонтовый!
- Грозный вид - это у людей целое искусство, - покивал ушастый, нимало не обеспокоенный тем, что в глазах шувани не обладает оным. - И как всякое искусство - порой спасает.
Впереди показалась вывеска "Пречистой".
ORTъ
ОртМораКираэль

Ну, ладно, - Рыба юркнул обратно в толпу и хлам двора.
Едва он скрылся, Мэдди, выудил из подсумка свое сокровище - один из цилиндров с ридином, и спрятал до поры в кулаке.
- Мать, мотай на ус всё, что этот Поползень скажет, - процедил он. - То есть всё, вплоть до того, какими словами он приласкает мою матушку.
Через непродолжительное время к ним вышел грузный мужчина с широким, обезображенным кислотой, а потому будто поползшим, лицом. Сверкая единственным избежавшим бельма глазом, он процедил:
- Мэдди, что ж ты меня ищешь тогда и только тогда, когда что-то нужно тебе? Мы когда последний раз пили за хорошую компанию? Послушай, мы с тобой хоть когда-нибудь пили?
- Выручишь меня сегодня - я тебя хоть искупаю в любом пойле, - усмехнулся Мо, поглаживая пальцем заветный футляр с ридином. - Непременно с прекрасными русалками. А сегодня могу угостить только этим, - жестом фокусника он незаметно для посторонних глаз извлек из цилиндра щепотку синего порошка, служившего универсальным платежным средством в определенных кругах. Аккуратно катая порошок в пальцах, он коротко пересказал описание троицы "похитителей", а потом протянул ридин Поползню:
- Отменное дерьмо, - даже плохонький красильный ридин самого паршивого качества, от которого потом захлебнешься рвотой, стоил серьезных денег. - Давно ли объявились, часто ли светились, с кем тёрли?
- Объявились прошлой ночью. Во всяком случае, именно тогда я их увидал.
Поползень погладил кончиками пальцев шрамы на щеке.
- Так-то они не очень часто показывались, ко мне все больше шли харчей и прочего сторговать. Слушай, нет, погоди. Чуть позже. Скажи сначала, тебе всех четверых найти? Ладно, не мое дело. Короче, перетирали на моей памяти... м-м, да ни с кем не болтали. Один раз у меня спрашивали, не знаю ли я дороги на... Черт! Они ехать собирались. Завтра. А я был немного с чугунной башкой - ну, не знал я, что подменять придется придурка! Пил в заслуженные выходные.
Кираэль
(ORTъ, Кираэль, Мора)
"Четверых". Мэдди выругался про себя. У Рыбы вода в жопе не удержится! Если, конечно...
- Говорят, синий хорошо голову проясняет, - но за новой порцией Мэдди не полез. Оба знали негласные правила игры. - Если меру знать.
- Так не от вида же, - усмехнулся Поползень. - Они говорили что-то про дорогу южнее. Там у нас есть Жерайс. Да! - кабатчик прищелкнул пальцами. - Там будет у них встреча с какими-то важными людьми.
- Ага, - Моррисон неспеша вынул еще щепотку порошка. С людьми вроде Поползня держаться стоило осторожнее, чем на тизонском базаре. Недоплачивать им не стоит - в другой раз забудут что-нибудь важное, но не стоит и переплачивать - начнут доить, как тёлку. Пока что он жиденько отработал задаток, а нужно было убедиться, что каждая крупинка ридина оплачена - или будет оплачена. - Я уж не сомневаюсь, они много чего говорили, и между собой тоже. Наверняка называли какие-то имена, какие-то подробности своих планов, да мало ли что с языка слетело. А что у дурака слетело, то умный человек подберет. Ты-то умный человек, правда?
- Временами, но явно не с похмелья. Впрочем, да и они не из глупых. Но говорили промеж себя о том, как получат деньги за какую-то сделку и будут жить припеваючи. Вот на что мне счет сгодился, так на то, чтобы понять - получают они целую гору золотых, две тысячи сто, а делили по семьсот. То есть, на троих. Четвертую, значится, кинуть решили. И я будто бы догадывался, что так и будет - слишком она, ну, необмытая делами настоящими.
Говорили, думали, как бы так повернуть, чтобы вытянуть больше. То есть, больше они никак, вроде, и не связаны со своими знакомцами в Жерайсе. Но тут же решили так не делать, ибо, - Поползень прикрыл глаза на секунду, - как сказал брюнет из троицы, "за нарушенный договор отрежут яйца и засунут между языком и глоткой, а если таковых нет - нарастят и отрежут". По мне, так люди и правда там крутые.
Мэдди кивнул пару раз своим мыслям, выразительно глядя на Анжелику - мол, запоминай, стерва. Щепотка синего, тем временем, перекочевала к Поползню вслед за первой. Из цилиндра появилась следующая, маняще зашуршала в жестких пальцах.
- Умному человеку всегда будет чем опохмелиться, на том мир и стоит, - пробормотал Мо. - А расскажи-ка мне, во-первых, про ту четвертую - как держалась, говорила ли чего, ну, и все, что припомнишь. А во-вторых, скажи-ка, скоро ли они ушли, вместе ли? И не мог ли кто видеть, куда потом отправились? Ну, и на сладкое, - шорох стал громче. - Неужто они в "Сотника" заглянули харчей сторговать и дорожку спросить?.
Мора
(ORTъ, Кираэль, Мора)

- Что странное было в той, четвертой, так это в ее взгляде. Глядела исподтишка. Все больше прятала глазки не от нашей братии - хотя стоило бы - а от компании своей. Помню, спервоначалу подошли они вчетвером ко мне, так она на меня так глядела, как олененок у трупа мамки. Будто ее сейчас тоже - под нож, да освежевать. Все теребила рукав свой, да цепочку поправляла. Не на своем месте, и то верно. Никуда они уходить-то и не ушли, вроде как, если с места не сорвались из-за чего-то. Что насчет того, почему наш "Анджелианский" глянулся, так это тем, что они испросили у меня ключик для одной хибары дальней, с хорошим таким чистым подвалом. Может, ховались от кого. Ты тут объявился, все спрашиваешь, а я вспоминаю - мне-то самому ровно до них, по большому счету, думать и без надобности было. А ты вопросы такие задаешь, что мне все больше кажется - они девку ту, олененок которая, увезти хотят. Может, и продать. Что-то в ей такое есть, наверное. За просто девчонку так много не дают. И, думаю, если их кто и запомнил, так это я. Что странное, мне кажется, так это то, что на них никто особо внимания и не обращал: ну, позыркают из угла, а пройдут четверо - так кажный обратно к себе утыкается, будто и не было ничего. И был случай, как только двое ходили - мужская половина компашки, значится. Так нет, один наш решил докопаться, узнать, кто таковы да откель. Вдвоем-то они его усмирили, но что же вопрос возник лишь через несколько часов их появления в "Сотнике"? Вот тут без понятия. Публика у нас к разным товарищам привычна. но не настолько же!
Моррисон слушал и мрачнел, мрачнел и слушал дальше. Немного приободрился, услышав про ключик, потом снова мрачнел. Еще одна щепотка ридина сменила владельца. Периодически Мэдди нервно озирался без особой надежды и молча клял себя за то, что не догадался сразу приплатить какому-нибудь прощелыге, околачивающемуся у входа. Хотя что толку - входов и выходов в "Сотнике" хватало, в том числе таких, которые открываются вместе с тесемкой кошеля. На сей раз он ссыпал себе в ладонь побольше порошка.
- Вот чего. Ты не думай об этом сильно, а то голова разболится. Лучше укажи мне ту хибарку, а уж если у тебя другой ключик завалялся, то я тебя буду любить вдвое сильнее. И вот еще чего. Здесь народ разный шныряет, что верно, то верно. Если будут еще выспрашивать про эту четверку, а хоть бы и про меня, ты уж их уважь. Расскажи сказочку позабористей. Ну, и знающим людям шепни, чтоб они тоже вспомнили. Да, видали, да вон там, да вот сям, да туда пошли... Это, - он ссыпал ридин Поползню в ладонь. - Так, затравка. А уж там как расстараетесь. За три моря их слать не обязательно, но чем дольше эти вши мудейные провозятся, тем щедрее будет старик Мо.
ORTъ
Орт-Мора-Кираэль

- Разумно, - увечный оценил заработок. - Позволю заметить, ты не меньше тех гонишься за девочкой. Рвения, как у всех троих в охапке. Но я это забуду. Как и много чего, о чем ты просишь. И вспомню другое. А то и привру с три короба для красного словца. Так что ты меня не слушай больше, а возьми вот этот скромный подарок, - Поползень вынул из кармана слегка поцарапанный бронзовый ключик, - и постарайся вернуть, потому что больше двух ключей я не держу к замкам. Хорошо?
- По рукам, - Мэдди сграбастал ключик и спрятал в подсумок заветный цилиндр, напоследок пересыпав Поползню обещанную доплату. - Которая, говоришь, хибарка?
- Как обернешься назад, так считай третью справа, - пояснил кабатчик. - Если ошибешься, то ищи поблизости хижинку с белой дверью. Короче, вон та, - Поползень ткнул пальцем в нужном направлении.
- Если выгорит, старик, за мной прекрасные русалки, - осклабился Мэдди и кивком поманил Анжелику за собой.
Искомая хибара не представляла собой ничего особенного: Классическая для "Сотника" метода постройки, соломенная крыша, толстая дверь на, внезапно, хорошо смазанных петлях. Именно здесь, по признанию Поползня, жили и, так сказать, работала искомая компания.
Недолго поизучав дверь, Мэдди как ни в чем не бывало прошел мимо, не забывая поглядывать по сторонам.
- Хреново, - поделился он итогом напряженных размышлений. - Если упустим этих вылупков здесь, мы в полной заднице. Только блаженные простофили, которые путают голову и сраку, станут громко трепаться о своих делах, клиентах и оплате - и какой оплате! - в таком местечке, как "Сотник". А уж спрашивать у местного кабатчика дорогу, да еще когда последняя обосранная курица в этом городе знает, куда они пошли... С тем же успехом могли оставить Нойлэму записку, мол, мы едем в Жерайс, старик, ты только никому. Короче, если они не сказочные долбаки, то собираются они куда угодно, но не в Жерайс, и по какой угодно дороге, кроме южной. Счастье, если они еще здесь, а не наняли халупу для отвода глаз. Я бы на их месте вообще не болтался в городе бесприютной говёшкой, а рвал бы когти. А уж прятаться здесь... - Мо замедлил шаг и как-то весь скривился, видимо, изо всех сил ворочая неподъемную глыбу мысли. Потом медленно проговорил: - Спугнуть нам их никак нельзя... Меня больше всего эта Тия беспокоит, или как ее. Не знаю, правда ли насчет золота, или пыль в глаза... Но если правда, то либо у ней под юбкой сплошь сапфиры с изумрудами, а титьки золотые, либо... Может, сам папаша ее и продал кому-то, а нас нанял, жучило, чтобы глаза отвести? Еще и задатка не дал... Слышал я про такое, - Мэдди потер большими пальцами виски и приложился к сидру, шумно прополоскав им рот перед глотком. - Или, наоборот, эта стерва за главную, и они на нее работают?.. Голова пухнет! Сукины дети! Нет, спугнуть их никак нельзя. Никак...
Кираэль
(ORTъ, Кираэль, Мора)
Задумчиво повертев в пальцах ключ, Моррисон бросил взгляд на оставшуюся в стороне хибарку, а затем, внезапно, на плохо угадывающиеся прелести своей спутницы. И вдруг хлебнул сидра так, что потекло по подбородку.
- Есть идейка, - хрипло сообщил он.
- Что? - поинтересовалась Анжелика. Вместо ответа Мэдди сгреб ее в охапку и поволок в ближайший укромный закуток, громко и радостно гогоча.
Покойница не удивилась, только тихо поинтересовалась:
- Совсем блажной?
- Петли на двери хорошие, аж лоснятся, - ответил Мо невпопад, подкрепив уверенность спутницы в своем внезапном помешательстве. Зажав Анжелику в уголке, Мэдди хрипло зашептал ей на ухо: - Вот, мать, теперь можешь мяться, хихикать, как дура, ну, и ручкой вот эдак. И лицо поразвязнее сделай, а то будто с похоро... тьфу ты. Я тебя лапать буду, а ты отбивайся, но вяло так, игриво, ну, вроде как потаскушка.
- Даже если бы я не была мертвой, не думаю, что у меня бы хорошо получилось, - Анжелика выразительно глянула на Мо, но идею уловила и на удивление легко вжилась в новую роль.
- Много ты понимаешь, - шепнул Мэдди с самым сладострастным видом, на какой хватило его актерского мастерства, и поволок девушку обратно в сторону заветного домика, помахивая ключом у нее перед носом. От него разило сидром и еще не выветрившимися помоями. - Это хитрость. Мы уже так делали с одним дружком моим... Да не друг с другом, там девки настоящие были! Мы тогда ловили двоих беглых, а это народ лютый, им терять нечего...
Он шептал и шептал, без видимого удовольствия, но с демонстративным усердием ощупывая то Анжелику, то Витторию, хохотал, похрюкивал, и понемногу продвигался к двери. Какой-то шустрый малый из завсегдатаев решил, что сумка ему в таком состоянии не очень-то и нужна, но быстро понял свою ошибку и откланялся, баюкая челюсть.
Наконец, Анжелика-Виттория мягко и беззвучно впечаталась в дверь хибарки и Мэдди, запустив обе руки ей под робу, принялся возиться с замком.
- Будь готова, - шепнул он. - Я, конечно, надеюсь, что зря пересрался, но если эти ребята правда не пальцем деланы, действовать придется быстро.
Мора
(ORTъ, Кираэль, Мора)

Правда, пока что за дверью никакого шума не было. Молчали, видимо.
Ключ ловко прошел в замочную скважину и повернулся с напряжением, но без скрипа... Во всяком случае, приставания скрыли тот, что был.
- Пора, - шепнул Мэдди и с азартом лучшего в мире любовника развернул девушку лицом к двери. - Открывай. Если ущипну - хихикай.
Анжелика осторожно попробовала навалиться на дверь, но та не поддалась. Медлить смысла не было: покойница дернула дверь на себя и ввалилась внутрь.
Узкая полоса света от двери не позволила увидеть ничего, кроме пола, прислоненной к стене лопаты, стула и стоящего на стуле подсвечника со свечой - незажженной, впрочем. Остальную часть помещения скрадывал сильный полумрак. Ни звука. Только кто-то справа от Анжелики шмыгнул носом.
- Тут кто-то есть, Брайан! – взвизгнула покойница очень натурально и отступила на шаг назад, наткнувшись на Мэдди, который тут же ухватил ее на манер щита. При упоминании Брайана он едва не поперхнулся и издал сдавленный протяжный всхрап, но быстро совладал с собой.
- Х-хто зе-е-есь?! - проревел он во всю глотку, инстинктивно ожидая нападения скорее слева, чем справа, по опыту засад, которые когда-то устраивал и в которые когда-то попадал.
Кто-то с шумом сорвался с места справа и затих, в то время, как слева что-то тихо прошуршало, а затем воздух свистнул по направлению к паре. Моррисон, едва заслышав подозрительный шорох именно оттуда, где засел бы в засаде он сам, перестал быть Брайаном и отшатнулся назад, в дверной проем, увлекая за собой девушку-щит. В дверь вонзился тяжелый метательный нож. Все вновь затихло.
Мэдди плотоядно оскалился, вновь оказавшись в своей стихии.
- Дорогая, - громко сказал он, прикидывая, где могли затаиться те двое. То, что себя выдали только двое, ему очень не понравилось, как и то, что сходу не удалось понять, где в этой халупе вход в подвал. - Достань, пожалуйста, ножик.
Анжелика протянула руку и без видимых усилий вытащила глубоко засевший в дереве нож.
Шепот прошлого
(Шепот прошлого, Кираэль)

Сперва Эрик решил пообщаться с торговцами, чьи палатки стояли на площади. Два дня назад она прошла тут в сопровождении трех человек и кто-нибудь должен был это видеть. Он выбрал одного, высокого полного мужчину со смуглой кожей и темными волосами, продающего яблоки, и направился к нему.
- Доброго дня тебе, уважаемый.
Торговец улыбнулся, продемонстрировав все зубы:
- Ай, и тебе пусть улыбается солнце, дорогой!
- Знатная у тебя палатка... Товар хороший, - Эрик подхватил рукой одно из яблок, повертел его перед глазами, рассматривая, - СтоИт хорошо - все видят, наверняка и выручка неплохая...
- Вот это точно, уважаемый, расположился хорошо, а скольких денег стоило! Но - только оборот увеличился, цены все такие же скромные. Вот знали бы вы, как я начинал тут... Сначала я милостыней выручил медяк лишних денег, купил два грязных яблока, помыл в луже и продал за два. За два - купил четыре грязных, вымыл, вычистил, поплевал, еще раз вымыл, а затем продал за четыре. После многих дней трудов я вот так поднялся, а цены до сих пор, из того босого прошлого. Все для блага покупателя, только лишь о благе забочусь. Вкусные яблочки, я знаю хорошие сады, там вот такие - на каждой ветке. Кроме тех, конечно, где еще больше растут.
- Так и торгуешь с того времени каждый день?
- Именно так, за исключением некоторых выходных и священных праздников! Я же исключительно покорный сын своей веры...
- Значит, два дня назад ты тоже был здесь? - уточнил Эрик на всякий случай, не припомнив в тот день никаких священных праздников и выходных.
- Именно, я был тут и все, как на ладони было. Весь день, весь вечер. Я даже пораньше с утра поднялся, - тут торговец опомнился: - Мне надо следить за товаром. Он хороший. не желаете осмотреть, попробовать что-то? Уверяю, придете еще и еще!
- Если ты видел все так хорошо, как говоришь, то внакладе не останешься, - проигнорировал последние слова Эрик, как несоответствующие истине, после чего вытащил рисунок с изображением Тии, который он нарисовал у Нойлэма, - Ты видел в тот день эту девушку?
- Эту девушку? Честно говоря, я много видел девушек. Тут же базарная площадь. все ходят. Туда-сюда, сюда-туда, - продавец начал активно жестикулировать. - Там ходит одна, руки в боки, и вся такая из себя, а навстречу ей другая, похожая не меньше. Затем целый выводок из женской гимназии, поди разбери, где и кто. Вы лучше яблочек купите, двадцать медяков за фунт - вкусные-е-е!
- Денег хочешь, - Жадность торговца даже не нужно было ощущать, она читалась у него на лице. Эрик нахмурился и задумчиво покрутил яблоко в руках. - Что же, понятное желание, все имеет свою цену, информация в том числе. Так назови свою цену, торговец, - Эрик посмотрел торговцу прямо в глаза, - но предупреждаю - если ты еще раз попытаешься сделать из меня дурака или начнешь юлить, то ты об этом пожалеешь. А я это узнаю, поверь мне.
- Я тут торгую же, - скорчил просящую мину торговец. - Время - деньги. Вы покупаете что-нибудь, я говорю. Мне же приятно поговорить, а когда прибыль течет...
- Цена, торговец. У меня нет времени на разговоры, - Эрик положил руки на головы псов, которые немного напряглись, почувствовав настроение хозяина.
Кираэль
(Шепот прошлого, Кираэль)
- Три серебряных монеты, - выпалил мужчина. Брэдли отвязал кошель, вытащил три монетки и звякнул ими о прилавок, - Держи. Без торга. Так ты видел ее два дня назад?
- Да, я видел ее, если она - Тия Нойлэм.
- Это она. Расскажи мне о том, что ты видел. Как можно подробнее, - Законник сосредоточился на памяти стоящего перед ним человека.
- Хорошо. В общем, она здесь часто ходит, почти каждодневно. А тогда, два дня назад, она шла раньше обычного, в сопровождении трех людей: описания нужны?
Эрик молча кивнул, вкладывая в память больше силы.
- Ну так вот, значит, один был черноволосый, ухоженно выглядящий. Шел и руками не болтал. Одет богато. Ну, понятно, то есть, но я на всякий случай. Ухоженно можно и как я. Второй был - ну чисто этот, бандит или кто-то похожий. Бритоголовый, крепкий, чуть ниже ростом, чем первый. И победнее будет. Он-то как раз больше всех шума создавал. Третья - девка, едва ли не продажная, а может, из искусства вышла. Худая, светловолосая, держалась так естественно, будто так ей всегда удается ходит в подобной компании. Шли - ну, просто шли, Тия в центре. Может, чтобы не убежала. Может, конечно, чтобы общаться удобнее, так она ни слова не говорила. Даже не озиралась. Будто ее просто ведут куда-то, а ей... Ну, все равно, что ли.
Эрик по прежнему молча посмотрел на площадь, туда, где примыкала улица Маршалов. Именно оттуда вышла Тия в сопровождении трех человек, богато одетого брюнета, бритоголового и молодой женщины. Он вспомнил, как те прошли мимо. Бритоголовый что-то возбужденно рассказывал, размахивал руками. Брюнет отвечал коротко и односложно, женщина по большей части молчала. За торговыми рядами группа свернула в сторону Северной, прошла мимо конторы Нойлэма и покинула площадь - Эрик обратил внимание, что Тия даже не повернула головы в ту сторону. Одурманена, заколдована? Брэдли вытащил блокнот и недавний грифель и старательно, уделяя внимание деталям, нарисовал всех троих. Показывать торговцу блокнот он не стал.
- Тебе раньше приходилось их видеть? - Если пропажа девушки действительно связана с бизнесом, то эта троица вполне могла засветиться тут - в качестве грабителей, вымогателей, своего рода сборщики "темных" налогов, да мало ли.
- Раньше? Ох, нет, не приходилось и вовсе видеть. То есть, возможно, они когда-то проходили, может, что-то даже покупали, но ничего выдающегося не случалось.
- Ты отработал свои деньги, - кивнул Эрик. - Если ты увидишь кого-нибудь из них снова, запомни это как можно лучше, ты сможешь на этом заработать еще, - Он откусил от яблока, которое почти все время держал в руке, положив его только, когда начал рисовать, и хмыкнул, - А они у тебя в самом деле хороши... Дай пару фунтов.
Продавец прямо-таки расцвел:
- Весь мир у твоих ног, блистательный! Сорок медных, - и тут же начал завешивать яблочки, цыкая золотым зубом. - Прошу. А как вас зовут?
- Это неважно. Я сам тебя навещу, скажем, еще яблок прикупить, - Законник усмехнулся, после чего бросил на прилавок еще одну серебряную монету, - сдачу считай задатком на будущее. И еще одно - лучше не распространяйся о том, что разговаривал со мной о чем-то серьезнее яблок. Просто дружеский совет.
Он подхватил мешок с яблоками, добавил к ним то, что успел обгрызть с одного бока и пошел с площади на первую попавшуюся улицу, размышляя о дальнейших действиях. Вариантов было два - попробовать застать госпожу Турнезоль и попробовать выяснить обстоятельства похищения, или направиться в Сотника и поспрашивать там. Взвешивая все за и против, он не забывал хрумкать яблоками, каждое аккуратно вытирая о куртку. Разговор с торговцем заставил приложить некоторое количество сил, и лучше было восстановить их поскорее...
ORTъ
Мора, Орт, Кираэль

- Эй, там! - время было дорого, но попытаться стоило. Хотя бы понять, какого толка противники попались. Даже если из подвала есть окольный ход, даже если остальные уже всполошились, они, хотелось верить, всего лишь люди. Им тоже нужно время. - Еще ножи есть? Давай сразу все, не жадничай! - и Мо резко толкнул Анжелику вперед, а сам отшагнул в сторону. В Анжелику кинули массивным табуретом на трех ножках.
Покойница не успела среагировать, но устояла на ногах, а табурет швырнула обратно и сама бросилась следом. Вот и проявился, вероятно, третий человек: с нового угла ее атаковали крепким кулаком в лицо. Не привыкшие к темноте глаза по-прежнему играли злую шутку. Анжелика потеряла равновесие, но не хладнокровие, и попыталась уцепиться за руку нападавшего.
- Считаю до трех, а потом еще раз считаю, но уже трупы! - гаркнул Мэдди снаружи. Заходить он не спешил, но дубинку держал наготове, и едва ли не светски улыбался всем любопытствующим.
Оппонент жестко треснул по схватившей ладони костяшками, в расчете на резкую боль, но девушка невозмутимо, со всей впечатляющей силой рванула его на себя, выбросив навстречу колено. В свободной руке она по-прежнему держала наготове трофейный нож, но в ход его пускать не спешила.
Напарник нападавшего засветил в полосе света крепкую руку в холщовой рубашке, схватив лопату. Заметив это, Мэдди с оглушительным ревом "ТР-РИ-И-И-И!!!" бросился внутрь и понесся прямо на него, выбросив левую руку вперед, а правую занеся для звучного, ошеломляющего удара дубинкой по уху. Удар левой пришелся прямо в цель, с приятным бойцовскому уху звуком что-то выбив, а вот дубину противник с кряканьем принял на черенок. Веселье началось во всю красу.
Узкое запястье, удерживаемое Анжеликой, легко поддалось на рывок, и колено впечаталось точно в солнечное сплетение. Поскольку мало кто при дерганьи за руку делает вдох, дыханье противника не сбилось. Бедром во время удара девушка попала в нечто мягкое и раздваивающееся. Не занятый плотным контактом третий член группы вонзил нож в икру опорной ноги Анжелики.
Мэдди встретил отпор с хищной радостью человека, соскучившегося по любимому делу.
Кираэль
(ORTъ, Кираэль, Мора)
Вскинув дубинку в резком обманном замахе, он перехватил черенок лопаты левой рукой и на мгновение резко навалился на него своим весом, словно собираясь пригнуть к земле, открывая голову противника для удара. Вместо этого, однако, тут же последовал рывок вверх изо всех сил. Его расчет был прост - застать врасплох, обезоружить, отвлечь... и справа, по широкой дуге, припечатать-таки по уху.
Тем временем Анжелика, как и прежде невозмутимая, встав на обе ноги, резко перехватила противницу за волосы и дала ей почувствовать холодную сталь у горла.
- Мне убить ее? - громко спросила покойница, неизвестно к кому обращаясь.
- Довольно, не стоит, - ответил высокий мужской голос, и после звука высеченной огнивом искры зажглась свеча на стуле. Собеседником выступил тот самый брюнет, в ходе потасовки не пострадавший, чего не скажешь о его компаньонах: имеющегося света хватило для того, чтобы показать лежащего на лопате крепыша и очутившуюся в захвате девушку. Вся компания в полном сборе. Вот только кое-кого не хватало.
- Я зажгу по углам свет, расслабьтесь. Во избежание эйтыканья, меня зовут Рудо.
- Валяй, зажигай, - Мо с сожалением оглядел поле краткого боя. Он только начал входить во вкус. Потормошив ногой своего недавнего противника, он подошел к Анжелике и деловито вытащил нож у нее из ноги. Девушка не шелохнулась. - Где Тия Нойлэм? Или Тэя, или как ее...
- А вот это, как оказалось, наиболее хитрый вопрос из всех, которые мне только задавались, - вздохнул Рудо, покончив с освещенностью. - Все оказалось не так просто. Видите ли, она... ушла.
- Слушай, щегол, ты не выкупаешь... - Мэдди прикрыл дверь от любопытных и медленно, угрожающе двинулся на собеседника. - Я пытаюсь быть ве-е-ежливым. А это, нахрен, трудно после того, как вы пытались нас убить! Исподтишка, как поганые тати. И после того, как ты попортил мою подружку, ну да это бы и ладно, я потом твою попорчу, - он бросил оценивающий взгляд на пленницу, застывшую в неудобной позе. - Но это было очень неве-е-е-ежливо, сукин ты сын. А я пытаюсь быть вежливым, понимаешь? Знаешь, чем вежливый вопрос отличается от невежливого? Когда я передумаю быть вежливым, мои вопросы будут начинаться словами "ухо", или "палец", или "нос", - он указал на пленницу. - Я, нахрен, живой человек. Я не хочу калечить девчонку. У меня даже рука могла бы дрогнуть... но не у нее. Если она услышит такой вопрос, ты не успеешь пустить ветры, как твоей подружки станет немного меньше. Так что давай, как вежливые люди, начнем сначала. И подумай, как отвечать, чтобы мне не пришлось повторять вопрос... невежливо. Итак, где Тия Нойлэм? Где вход в подвал? Кто вы такие? Чем вы здесь занимались? - он кивнул на лопату.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.