Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: «В поисках Главного»
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Святой Аскет
Пролог.

In the merry shining of recent past there is only lolz
В радостном сиянии недавнего прошлого есть только веселье


Небольшой ролевой запил на тему приключений трёх персонажей в некоем мире, где единственной задачей подобных парней является выпиливание дверей в подземельях, набитых сокровищами, гадами, соленьями, упырями, другими выпиливателями дверей. И надо признать, что подобная деятельность – единственный способ путешествий в этом странном мире между разобщенными странной и дурацкой магией поселеньями.
Да, магия разобщившая этот мир совсем идиотская. Все и просто и сложно. Какие-то маги-ботаны, по совместительству самые могущественные из самых могучих, по пяни забились на бутылку самогона, что смогут отделить каждую деревню в их королевстве друг от друга без заборов, тотального разрушения мира, куполов и прочей банальной фигни.
Сказано – сделано. В общем, вокруг каждой деревни вырос лес. За одну ночь. Вырос. Совсем. Не сплошной стеной, так что меж стволов не пролезть. Нет. Обычный лес на вид. Но войдя в него, обязательно выйдешь к деревне. Этой же деревне. Как ни ходи. Как не лазай по деревьям и не высматривай конца этого леса. Даже если соседнюю деревню видно с макушки самого высокого дерева, то до нее все равно не дойти. Даже камня не добросить. Ну, бросить-то можно, да он как бумеранг обратно вернётся.
Старую таверну, в которой маги бухали, тоже окружил тот лес. И вот, когда эти придуры протрезвели и решили отправиться по домам, их ждал сюрприз. Большой такой. И принеприятнейший. Вообще не радующий. Ни разу.
Сколько они колупались с обратными чарами, да так и не смогли ничего не сделать. Ну как не смогли. Из семи магов осталось пятеро. Один сошел с ума, когда в тысяча триста пятидесятый раз вышел из леса к таверне. Его усыпили из жалости. Нет, он спит рядом с той уже бывшей таверной, и говорят, что поцелуй прекрасной влюбленной девы его разбудит. Ну, в общем, врут. Его усыпляли тоже по пьяни, в спешке. Потому как, ну, в общем, его трудно поймать было. Но легенду про девушку и любовь честно сочинили, в камне высекли, да камень рядом с тем магом поставили. На всякий случай. А там можно списать и на то, что уж чары больно сильные и одного поцелуя мало и надо… ну вы поняли.
Второго просто… потеряли. Немножко. Да, дурацкая история. Напились с горя, после того как перепробовали всё что можно. Ну и того, тянули жребий кому в таверну за бухлом идти. Надо сказать к тому времени бабло у магов кончилось, и хозяйка бухаловки выперла магов на мороз. Ну, в смысле, на улицу. Благо лето. Так вот, тот бедолага так и не вернулся из таверны. Таверны, правда, той тоже уже нет, как я уже говорил. Ну, так получилось. Не случайно, надо признать, но как бы непреднамеренно. Так вышло.
На ее месте развалины теперь и люк… в эм… погреб. Да, пожалуй, погреб, которому суждено было стать ключом к спасению мира. Если вам будут рассказывать, что маги создали его и сотни подобных ему для того, чтобы спасти этот мир, и что есть главный погреб и в нём ключ, который поможет сделать мир прежним – можете плюнуть тому в лицо, даже ударить, лучше ногой. Лгун он. В общем, когда маги разнесли таверну в пух и прах, свершая отмщение той самой старой карге за павшего товарища, поднялся огромный столб черного маслянистого дыма. А когда он рассеялся, маги увидели что сохранился лишь вход в эм.. погреб. Да и все обитатели мира увидели ледники, погреба, землянки и прочие хранилища солений на зиму в своих селениях (прям у кого-нить во дворе, возле дома). Но один герой сказывал, что брехня это. Не погреба, да ледники появились, а стыдно сказать, нужники. Деревянные. Самые обычные, каких в каждой деревни в каждом дворе. Но в двери в такой нужник отверстие есть. Сердечком на уровне головы. И что там надо в дырку лезть, чтобы в подземелье попасть. В общем, так тот мужик и стал героем. По пьяни. Облегчиться пошел, да в дыру провалился. Думал, сраму не оберется, а получилось еще хуже.
Так вот маги ломанулись в погр… ладно, в нужник, потому что им показалось, что в окошке промелькнула рваная роба их собрата, по их мнению, павшего в битве за штоф ягера.
Никто не видел тех магов больше. Совсем. Никогда.
С тех пор минуло три месяца. Поначалу в нужники никто не совался. Только по делу. К тому же, клозеты оказались не простые. Стоило переступить порог, как загорался свет. Стоило уйти, и он потухал. В одной деревне один товарищ даже плату стал брать за пользование. Все соседи к нему в тот нужник ходили.
Но через неделю случилось в одной деревушке чудо. Из нужника вышел воин. В доспехах, побитый, грязный, израненный и… плохо пахнущий. Но, странное дело, живой. И рассказал, что он из какой-то там деревни, о которой слыхом никто не слыхивал. Но после него через ту дыру в клозете стало возможно ходить к соседям! О, это была радость. Нужник отмыли, подземелье, что под ним очистили. И от крови тоже, гробов, кишок всяких тварей (невинных, но злых… наверное), заботливо развешанных по стенам тем самым воином героем. В общем, туалет наладили как КПП и торговый пост. С тех пор и смекнули люди, точнее тот самый герой, что можно сеть наладить таким образом между деревнями да селеньями. Организовал он школу меча и магии (сам в магии ничерта не смыслил, но так красившее название) и начал там тренировать будущих героев (тоих, больше не нашлось дураков), которые бы нужники вычищали, ну ямы под ними… ну вы поняли, да новые маршруты прокладывали. А сам он от дел отошел. Женился. А какие подвиги женатому-то? Не-не-не. Хозяйство теперь надо поднимать, жена опять же. Назвался он Героем меча и магии и стал авторитетом местным. И вот, когда выучил он первых трех, тех самых, бедолаг мечу, копью, да молоту (последнего и учить-то не пришлось особо, ибо кузнецом тот был. От бабы в школу сбежал), повел он их к одной двери на самом нижнем этаже подземелья. И сказал, что эта, мол, дверь в другой нужник ведёт. И что им надо её открыть. Он крикнет, когда её открывать и побежал наверх. Дверь на лестницу за собой запер, колом подпёр да и крикнул: «Отпирайте».
Отперли дверь герои меча и магии, а за ней…

Техническая тема тут.
Святой Аскет
История 1.
Глава 1.
День первый.
Время раннее, минут за несколько до того как открыли герои дверь, а там...

Герой Меча и Магии, в народе "сортирый Герой", для жены Лерой или просто Лера, скрылся за массивной дубовой дверью. С его стороны послышалась какая-то возня, звук падающий деревяшки, приглушенные ругательства.
Герои оказались они в небольшом темном коридоре. ЭЙТЫ заглянул за угол. Единственный факел висит возле дальней двери. Горит он слабо, нехотя, постреливая и чадя черным дымом. Дрожащий свет выхватывает из темноты грубую серую неоднородную кирпичную кладку стен. Где-то она почти гладкая, а где-то топорщится углами кирпичей, словно их выбили изнутри. Пол выложен большими квадратными плитами грубо подогнанными друг к другу. На первый взгляд совсем без рисунка, если не считать трещин на каждой плите. Сводчатый низкий потолок давит своей кажущейся ненадёжностью. Везде: на стенах, потолке, на полу играют угловатые изломанные тени. Тихо, слышен лишь треск факела. воздух не особенно свежий, но и не затхлый.
В коридоре сухо и прохладно. Пар при дыхании не идет, но зябко после летнего полуденного зноя на улице.

Не проходит и минуты, как за входной дверью снова слышится какая-то возня. Опять там падает какая-то деревяха, кто-то вскрикивает и ругается. Дверь отпирается. На пороге Лерой собственно персоной с фонарём в одной руке и мешком в другой.
- Совсем забыл. - Лерой кидает к ногам героев увесистый вещь-мешок (мешок с пришитыми лямками, перевязанный бичевой). - Тут еда, да пара вещиц. Пригодится.
Последнее слово наш Сортирный герой уже выкрикивает из-за запертой двери.


НРПГ вещь-мешок



НРПГ карта
Святой Аскет
Глава 1.
День первый.
Коридор 1.

Пока Эйты глядел за угол, Макла и Орвин открыли мешок и критически осмотрели содержимое. Ведьма вздохнула и закрыла глаза.
-Ой, хлебушко! - громко сказал Лом и откусил кусок от каравая.
Судя по хрумканию, хлеб не уступал по твердости камням.
-Тихо ты, ревун, - шикнул Эйты ,- кто знает, что за дрянь только и ждет, чтобы закусить нами.
-Ой, да ладно тебе. Это ж сортир. Если боишься, что тебя какашка укусит, вот, возьми подштанники, - хохотнул Лом. Правда, уже гораздо тише.
Макла покачала головой и поджала губы.
-Надо разобрать вещи и идти.
-Давай сюда огниво. Все равно бабе костер не доверишь. Я себе в карман положу,- сказал Гарб, подходя к мешку.
В результате нехитрой операции, вес был распределен согласно размерам соратников. Мешок с двумя караваями, колбасой и флягой достался Лому, из подштанников сделали импровизированную сумку для Гарба, где уместились остатки воды и каравай. Надкусанный хлеб Ведьма перевязала куском веревки и перекинула через плечо.
-Я вперед, - сказал Лом и, пока никто не смог возразить, быстро прошагал к виднеющейся впереди двери. Гарб посмотрел на Маклу, сплюнул, и пошел вслед Орвину. Ведьма осмотрелась, но не заметив ничего странного, отправилась арьергардом за всеми, проклиная всех мужиков на свете, а особенно всех деревенщин.
-Так, отойди, бугай - выдохнул Эйти Лому в ухо и проворно прильнул глазом к щели неплотно закрытой двери.
За дверью было тихо, на столько тихо, на сколько ЭЙТЫ мог расслышать эту тишину сквозь шумное сопение Лома. В щель можно было разглядеть плохо освещенный кусок кирпичной стены метрах в восьми впереди, да грязный пол выложенный всё теми же плитами. ЭЙТЫ уже хотел было дернуть на себя дверь как вдруг внезапно для себя осознал, что с той стороны к дверной щели прильнул... В общем на Граба смотрел красный огонёк в обрамлении желтой кости. Да, это была именно кость. Граб мог бы поклясться, что красный огонёк, как горящая головешка, тлел именно в глазнице черепа. ЭЙТЫ зажмурил глаза, открыл вновь. В щель была видна лишь всё та же стена метрах в 7-8 впереди, да грязный пол. Граб озадаченно потер переносицу и повернулся к спутникам...

НРПГ ЭЙТЫ


НРПГ что видит ЭЙТЫ
Святой Аскет
Ход 2.
Эйты обернулся и поймал взгляд двух пар глаз: испуганный у Ведьмы и выжидающий у Лома.
-Что вылупились? - прошипел Гарб,- Там пусто, как в кошельке после бабы.
-Чего ж ты вздрогнул, в щелку глядя? - в тон Гарбу прошипела Макла.
-Нос зачесался. Давай тогда иди вперед, тоже мне!
-Сам иди!
Не дожидаясь, пока двое вцепятся друг другу в волосы, Лом шагнул между спорщиками.
-Чего спорить-то. Я пойду,- сказал он и без предупреждения пнул заскрежетавшую дверь ногой, взяв молот наизготовку.
Ведьма тут же сбросила хлеб с плеча на пол, схватив ятаган двумя руками, и метнулась к дверному проему, чтобы выглянуть в открытую дверь, а Гарб, запутавшись в подштанниках, уронил копье, но тут же присел, успев взять одной рукой древко.
Так они и замерли - Макла с ятаганом, прижимающаяся к двери справа, вполоборота выглядывающая в комнату, но готовая отпрянуть. Орвин, в шаге от дверного проема, сжимающий молот с решительным лицом. И Эйты, застывший слева от Лома на корточках с копьем в руке.
Комната оказалась пуста. Совсем. Абсолютно. Разве что справа, в глубине комнаты
на полу лежит череп глазницами к входной двери. Обычный человеческий череп. Ну как обычный. Чуть больше обычного. Раза в полтора. Пожелтевший, глазницы чуть сколоты. Зубы целы, причем на обоих челюстях. Да-да. У черепа есть обе челюсти. Череп выгляди абсолютно мертвым.
Больше ничего необычного не нашлось. Кроме двух плит. Мало того, что они чуть выше остальных, так еще с рисунком. Кто-то нацарапал на них стрелки. Обе указывали на решётку слева-спереди относительно входа в комнату. На решетке висят обрывки каких-то тряпок. За ней темно как... в общем очень темно. Стрелки были нацарапаны очень старательно. Рядом со входом в комнату, слева еще одна дверь. Дубовая, плотно заперта.
В правом ближнем от входа углу кирпичная кладка особенно ровная. Хотя, там темновато, могло и показаться. В комнате два факела - один у решетки, второй у запертой двери.


НРПГ карта
Святой Аскет
Ход 3.
Комната №1.

Макла выдохнула и опустила оружие. Остальные последовали ее примеру. Все еще настороженно озираясь, троица вошла в комнату.
-На, держи инвентарь,- Гарб бросил в Маклу хлеб.
Она молча поймала снаряд за веревку и так же ловко закинула его на плечо.
Все трое принялись изучать комнату - не сговариваясь, но очень осторожно и сильно не шумя. Лом пошел вдоль западной стены на юг, попутно постукивая молотком по стене. Эйты подошел к черепу, присел рядом и заглянул внутрь (череп как череп, в глазницах пусто, зубы обычные, даже клыки и те плоские, большие правда, да сам череп не маленький), бурча что-то про "неведомую долбаную ерунду", затем подошел к юго-восточной плите. Ведьма отправилась вдоль стены на север, по ходу дела дернув дверь (вот тебе раз - заперто!), но потом передумала и подошла к северной плите со стрелкой.
-Слышь, деваха. Ты, главное, ничего не трогай - сломаешь еще,-пробурчал Гарб, но только для проформы: Ведьма и так была самой осторожностью.
-Не учи, ишь умник нашелся,- огрызнулась она, но тоже для проформы, так как доверяла не только своим опасениям по поводу неизвестных ловушек, но и опыту Гарба в установке оных.
Тщательно изучив плиты, они пришли к выводу, что трогать их пока не будут, и начали подходить к решетке.
Плиты не представляли из себя ничего выдающегося, разве что сами выдавались из пола на толщину пальца Лома. Стрелки были нацарапаны каким-то острым предметом, небрежно, но старательно.
Лом стучал осматривал стены. Ведьма и Гарб нерешительно остановились за пару шагов до решетки.
В юго-западном углу стены были и вправду более гладкими, да и простукивались звонче, причем обе стены, сходящиеся в этот угол. Каких либо выступов, углублений Лом не заметил. Простукивая стены дальше, нашлось еще одно место, отозвавшееся таким же звуком, не доходя метров трёх до юго-восточного угла.
Меж тем, Ведьма и Гарб нерешительно остановились за пару шагов до решетки.
-Чего встала? Давай-ка посмотри, что там.
-Вот сам бы и посмотрел. Темно, как у орка в сапоге.
-Вот вредная бабища. Тогда оборви-ка вон те тряпки, факел придумаем.
-Да? А если меня оттуда схватит кто, а, умник?
-Хех, не бойсь, если что - я тебя копьем ткну, чтобы не мучалась.
Ведьма сжала зубы и зарычала, втянув голову в плечи. Гарб, увидев такое движение, неуверенно хмыкнул и, перехватит копье, резко ткнул им за решетку и отпрыгнул назад, ожидая, что кто-нибудь (или что-нибудь) попытается ухватиться за оружие с той стороны. Конечно же никто не хотел ухватить грабово копье. Даже Маклу никто не хотел ухватить.
- Граб! - голос был четким, хорошо поставленным баритоном. - Привет Граб, как жизнь?
Голос шел словно отовсюду сразу, а Лом все так же увлеченно простукивал стены; Макла напряженно вглядывается во тьму за решеткой.
- Да расслабься, Граб, нет там никого. - продолжил всё тот же голос. - Лучше повернись ко мне лицом, а то нехорошо как-то выходит. Я с тобой разговариваю, а ты ко мне боком стоишь. Не хорошо. Не вежливо. Ведь ты нормальный мужик вроде, а ведешь себя так некультурно. А еще жениться хочешь. Да с такими манерами ни одна баба на тебя не посмотрит.
Макла по-прежнему всматривается во тьму за решеткой, Лом закончил простукивание стен как ни в чем не бывало.

НРПГ карта
zloben
-Чего стоишь, давай рви тряпки! - гавкнул Эйты, пытаясь заглушить голос.
Макла подозрительно покосилась на него и резким движением дернула тряпки к себе, не забыв отскочить от решетки. Это оказались обрывки какого-то мундира, но на это внимания никто не обратил.
-Нету тут ничего,- сообщил подошедший Лом,- пусто... А, развлекаетесь?
Вместо ответа Гарб сунул Орвину огниво и ткнул в сторону Ведьмы, скручивающей из тряпок шар.
Сам же Эйты наклонил голову и отвернулся.
-Да...-пробормотал он,-ага...
Ведьма, скручивая шар из тряпок, краем глаза увидела, как Гарб отошел на середину комнаты, положил что-то в подштанники, висевшие у него в качестве сумки, и подошел к ним.
-Орвин, там за решеткой никого нет,-сказал он твердым голосом,-подергай решетку, будь добр.
Лом с Ведьмой переглянулись.
-Откуда ты знаешь, что там все безопасно?-прищурился Орвин.
-Да понятно же! - дернулся Гарб.
-Гарб, не затруднит ли тебя зажечь факел? - спросила Ведьма, подмигивая Орвину.
Эйты, ворча, присел и начал заниматься огнивом, которое протянул ему Лом.
Пока он сидел, Макла покопалась в его сумке и выудила оттуда череп. "У нас в степи черепа с собой только орки таскают",- пробормотала она про себя и убрала руки со странной находкой за спину.
-Все, горит,-пробухтел Эйты. Лом схватил разгорающийся огненный шар и запульнул в тьму решетки.
-НЕ СМЕЙ, ЗАРАЗА!!! - рявкнул Гарб, замечая, как Ведьма со всей силы швырнула череп вслед. Он ударился о решетку и раскололся на несколько осколков. Челюсть отскочила и упала к ногам Орвина, все остальное улетело в освещенную шаром комнату за решеткой.
Святой Аскет
- Ну что вы за люди. - это были последние слова сказанные тем странным голосом, который слышал лишь Гарб. В следующее мгновение череп разлетелся на несколько осколков от удара о металлический, обросший ржавчиной прут решетки.
Гарб закрыл глаза рукой в хорошо знакомом жесте отчаянья и не понимая и вдруг услышал голос Орвина:
-Откуда ты знаешь, что там все безопасно?
Гарб обомлел. Он видел себя со стороны: вот он отмахнулся от Орвина словами: "Да понятно же!", вот он увидел, как Ведьма подмигивает здоровяку. Эйты замечает, что все движения замедляются, словно он сам, точнее тот Граб, Орвин и Макла погрузились в медовую патоку, в густую осеннюю грязь.
- Хочешь, я убью их? - знакомый до боли голос раздался над самым левым ухом. Эйты спокойно оглянулся и увидел парящий в считанных от сантиметрах от лица тот самый чреп, который лежал мгновения назад в подштанниках. Тело Граба не слушалось. Первой мыслью было проверить, может ли лежащий сумке череп левитировать в сантиметрах от лица, а не лежать...
-Может, Гарб. Может. Именно этим я и занимаюсь. Ну дык что, убить этих придурков или просто напугать до усрачки? А, Гарб? - Глазницы черепа вспыхнули алым огнем, а в голове Граба зазвенел дьявольский хохот.
{ реакция Граба на происходящее - нечто среднее между интересом и пофигизмом }
- Ладно, извини, погорячился. Ну так что? Кончим их или пусть уделаются от страха и ужаса? - глазницы черепа вновь полыхнули адским огнём, и тут же два ревущих факела превратились в тлеющие угли. - Ах, да, извини, это на тебя не действует. Как жаль, как жаль.
Святой Аскет
Оправившись от первого шока, Гарб осмотрел череп. Он явно ухмылялся. Будто бы и не было тех секунд, когда он разлетелся на куски. Время остановилось для всех, остались лишь Гарб и летающие кости.
-Ты что за нечисть такая, а? - спросил Гарб,- И не смей ничего делать! А то как плюну в тебя - разом отправишься в Хель!
- И этот туда же. Ну что вы существа такие. Лююди. Чуть что сразу в лицо плюнуть норовят. В душу! И тебе не жалко, что меня сейчас возьмут и расквасят об эту долбаную решетку? И ты не узнаешь ничего? А? Вообще больше ничего не узнаешь, что мог бы узнать? И тебе не любопытно? Вижу что нет. Последний раз спрашиваю убить или напугать? В Хель. Скажет тоже. Впрочем, наверное было бы здорово. Повидал бы родителей, старшего брата, маму его жены. та еще штучка была, нао признать...
Череп продолжал молоть чушь в таком духе, казалось он может нести эту ахинею вечность...
Святой Аскет
Гарб сел на любимого конька. В деревне с ним торговаться решался только Ругвац Патаракагх, южанин.
-А что еще ты мне можешь предложить? Явно ты еще что-то умеешь. Учти, если пользы от тебя никакой, то и от меня ты получишь только шиш без масла. Ну так что? Может, зуб золотой у тебя есть?
- Убить или напугать. - Заупрямился череп. Какое мне удовольствие просто так что-то тебе дать? Золотой зуб? Хаха. Ну посмотри, - череп продемонстрировал свою улыбку, широко разинул челюсть и с громким щелчком ее захлопнул.
- Нет у меня золотых зубов. В детстве яблоки любил есть и морковку с сырым мясом. Либо убить, либо напугать, либо будем тут сидеть. Я тебе про свою жизнь расскажу, про то как тут скучно, одиноко, сыро иногда бывает, особенно после того, как гоблины в глазницы помочутся. Про Хель расскажу. О-о-о! Ты не представляешь какая там красота, а какие там хорошие люди! Вот давиче был случай...
Череп пустился в рассказы о какой-то своей очередной родне.


НРПГ череп
zloben
Пока череп распинался о своих костяных родственниках, мысли Гарба метались в поисках выхода. Кто его знает, может, он обманет и не напугает, а убьет? Кто его знает, может, он убьет всех, и Гарба не пощадит? Мысль поторговаться и избавиться от Ведьмы, конечно, была... Но даже присутствие бабы в отряде сулило увеличение шансов на выживание. Больше народу - меньше вариантов получить железо в брюхо. Ай, чтоб тя шаман сожрал!
-Хрен с тобой, костистый,- наконец решился Эйты,-пугай. Но чтоб без фокусов! А то точно плюну!
Сказав это, он замер и потянулся к копью, как будто оно могло его защитить от колдовства.
zloben
-Да понятно же! - дернулся Гарб.
Ведьма хотела подмигнуть Лому, но почувствовала мерзкий запах. В принципе, доспех так вонял всегда. Но сейчас миазмы стали невыносимыми. Так воняло только одно существо.
-Йииииии-хахихахиихихииии! - вдруг захихикал кто-то из-под доспеха. На мгновение сердце Ведьмы ухнуло и встало.
"ГОБЛИН!"- промелькнуло в ее сознании. Разум даже не успел спросить, откуда взяться гоблину под ее кожанкой, как волна ужаса и омерзения заставила Маклу с визгом подпрыгнуть и начать срывать с себя завязки, на которых держался доспех. Но зеленокожий уродец уже вцепился ей в в ребра, разорвал тунику и капнул с шершавого языка слюнями на грудь. Ведьма закричала и зарыдала одновременно, но справилась с завязками, и доспех упал на грязный каменный пол. Ятаган лежал на полу уже давно, и Макла задергалась и закружилась, пытаясь сбросить с себя тварь. Гоблин же, постоянно хихикая, поднял рожу и, смрадно дыша, рванул зубами по губам девушки. Макла не успела отклониться, и почувствовала, как клыки скрипнули по ее зубам. Одновременно с этим, гоблин запустил лапу в ее штаны, и острым когтем вспорол плоть от промежности до ребер. Когда Ведьма почувствовала, как ее женские органы вываливаются из живота, ее крик стал отчаянным и захлебывающимся. Предсмертным усилием она выхватила нож из сапога и ткнула туда, где была шея гоблина, пробивая и шею мерзости, и свою тунику, и свое сердце...

Лом услышал грохот открывающейся двери, и изумленно увидел Рувлинку и ее отца-кузнеца.
-Вот он, мой суженый!-громко крикнула она и расхохоталась.
-Зятек, дорогой! - гаркнул кузнец Рув и хлопнул Орвина по плечу, отчего ноги его подогнулись. Ничего не понимающего Лома кузнец выволок на поверхность, где уже собралась вся деревня и местный жрец Ерламп, за неимением персонала побслуживавший в одиночку весь пантеон из двенадцати богов.
-ГООРЬКО! ГООРЬКО! - начали скандировать деревенские, и сердце Орвина ушло в пятки. Он разрыдался. Он спрятал лицо.
-Я не хотел!- заорал он, но когда отнял руки, глаза его сказали, что это не кошмар, а его жизнь. Он увидел, как его жена стареет и пилит, пилит, пилит беднягу, как его дети, воспитанные капризной Рувимкой, становятся бродягами и тунеядцами, и, не выдержав, он схватил веревку, набросил на балку в сарае и сунул голову в петлю...

Гарб был готов ко всему, но услышав этот голос, чуть не обмочился.
-Гарбик! Иди-ка сюда...
-Мама...-прошептал он и обернулся. Позади стояла его мать, а он был маленьким-маленьким, как давным-давно, тридцать лет назад.
-Хочешь леденец?
-Мама, не надо,- пролепетал он, чувствуя свою беспомощность. Ведь он уже съел свой леденец.
-Нет, сынок. Давай-ка съешь леденец. Давай. Ешь. Мать тебе что сказала, после еды? Слушался ты мать? А?! Эй, ты, я кого спрашиваю, дрянь такая!
Эйты дернулся, как от удара кнутом. Мать схватила его за шкирятник и подняла в воздух одной рукой. Другой рукой она взяла со стола леденец и начала больно размазывать его по лицу Гарба. После того, как леденец смешался со слезами и соплями, мать швырнула Эйты в дверной проем. Он был готов к этому, и сгруппировался, чтобы удержаться на ногах, но поскользнулся и ляпнулся в лужу, где лежал хряк Василь. Старшая сестра и ее подруги издевательски захохотали и их крик хлестнул по ушам:
-Гарбик-засраныш!

Гарб поднял слезящиеся глаза. Он лежал там же, в подземелье. В ушах стоял хохот, но это был хохот черепа, а не его сестер и матери. Рядом, привалившись к стене, сидел быстро дышащий Лом, сжимая молот в побелевших руках и с ужасом глядя на открытую дверь. Он что-то пытался шептать, но получалось только "ва-ва-ва-ва". Из дальнего угла доносился монотонный, но со всхлипами плач Маклы. Она, похоже отхватила больше всех от морока. Рядом с ней лежал нож, а ее доспех был поцарапан на месте сердца. Она даже не пыталась вытереть слезы, а апатично выла.
-Вставай, девка, сопли распустила! - выкрикнул Гарб, стыдясь сам себя. Надо ее утешить, наверное... Подскочил и Лом, сжав зубы. Вдвоем они подбежали к Ведьме. Гарб шмякнул ей по щеке перчаткой, а Орвин откупорил флягу с водой и плеснул ей в лицо. Только после этого ее взгляд приобрел осмысленность и она увидела, где находится. Ее плач превратился из животного, в просто женский, и Ведьма бросилась на шею Гарбу, как стоявшему ближе, и начала всхлипывать.
-Он...Он...Хватал...Больно...
Гарб перевесил Маклу на шею Орвина, который укоризненно посмотрел на Эйты.
-Там поплачь. Нечего мне сопливить. Морок это был! Морок! Успокойся уже!

Через полчаса все успокоились. По молчаливому согласию, никто не рассказал, что они увидели. Но Лом отозвал Гарба в сторону и, показав здоровенный кулак, пообещал проломить ему череп, если он вдруг подберет еще какую-нибудь дрянь.

Эйты запалил тряпки, свернутые в шар, и закинул за решетку, освещая соседнее помещение. Всем уже хотелось выйти из этой комнаты - куда угодно.
Святой Аскет
Ход 4.

"Хорошо Гарб. Ты меня здорово порадовал. Вы все такие молодцы. Давно я так не веселился," - ненавистный Эйты голос продолжал звучать отголоском хохота в голове.
"Вы все так мне понравились, что видит Эйро, я встречусь с вами еще раз. А пока, услуга за услугу. За той дверью, что я сейчас открою есть кое что, что вам не повредит."
Запертая доселе дверь скрипнула и приоткрылась сама собой, открывая маленькую, метр на метр комнатушку, в которой тут же вспыхнул настенный факел. "Там сундук, в сундуке оплата за мое развлечение. Еще раз спасибо тебе Гарб, ты славный малый." И снова разум Эйты заполнил леденящий душу хохот.
Сундук обычный деревянный. Скорее даже не сундук я грубо сколоченный ящик, наспех размалёванный зелёной краской с маркировкой "AM 345.M41 Джезва" и двуглавой птицей, раскинувшей крылья в разные стороны, и смотрящей как же широко она их раскинула. Конечно же маркировку, да и саму птицу никто из героев не видел, но Эйты точно знал, что она есть.
Огненный клубок из тряпок с решетки, разбрасывая искры, прокатился по выложенному плитами полу соседней комнаты, освещая все те же кирпичные стены. Но одно было странно. Огненный шар прокатился по дуге и остановился в центре помещения, огонь сменил цвет с оранжево-красного на бело-синий. На участке стены, видимой сквозь решетку в синем сиянии горящего клубка появились буквы, точнее слово "БЛДЖАД!"

У решетки под ногами Эйты лежала челюсть разбитого Маклой черепа, а в соседней комнате в свете бело-синого пламени били видны осколки желтой кости, усыпавшие каменные плиты пола.

НРПГ карта
zloben
Лом с помощью Гарба выволокли ящик на свет из комнатушки.
-Намалюют же, а,- сплюнул Гарб.
-Да, не доведись такой птице попасться на обед...-в тон ему ответил Орвин.
Пока двое ковырялись и открывали ящик, Ведьма подошла к решетке и подергала ее. Прутья выходили из пола, и никакой дверью тут и не пахло.
Услышав щелчок, она обернулась. Сундук был открыт, и Гарб уже наполовину в него залез, шарясь по дну.
Святой Аскет
Решетка даже не шелохнулась, несмотря на все усилия Маклы.
Ящик отперся очень легко, несмотря на хитрые незнакомые замки-застёжки. Сказать, что внутри было много чего как-то не поворачивался язык. В ящике лежали четыре большие коробки набитые какими-то продолговатыми, остроконечными металлическими цилиндриками длиной с указательный палец Эйты и такие же по толщине, соединёнными друг с другом хитрыми металлическими скрепками.
Два мешочка ( с ладонь) с каким-то черным приятно пахнущим порошком. На мешках было написано "Рекаф молотый. АМ." и все та же птица.
На самом дне ящика нашлась узкая и длинная металлическая коробочка, в которой оказалась искусно вырезанная костяная флейта, испещренная странными символами.
- Флейта Старейших - самопроизвольно произнесла Макла и ойкнула, зажав ладошкой рот. Эти слова для нее самой стали полной неожиданностью.
- Из кости души. - Обреченно добавил Эйты. После общения с этой потусторонней мерзостью он уже не удивлялся странным знаниям, приходящим в голову как бы из неоткуда.

Помимо всего это в ящике лежали три комплекта какой-то странной пятнистой одежды с бумажными бирками с надписями: "Размер 6, Размер 3, Размер 4". На обороте бирок значился штамп "Адепто Муниторум АМ" и снова странная птица. Каждый комплект состоял из штанов, куртки и кепки. Штаны и куртка с дюжиной карманов, а на кепки были пристегнуты значки с той же двухголовой курицей. Ткань оказалась наредкость плотной и прочной. Никто из героев никогда не видел такой.

НРПГ флейта
zloben
Одежда оказалась впору. Будто сшита на заказ. Эйты и Лом начали переодеваться прямо у ящика, а Ведьма ушла за дверь.
-Ишь, стесняется она,-ухмыльнулся Гарб. Он сменил штаны и поддел куртку под телогрей. Кепку критически осмотрел, оторвал значок и присобачил его рядом с нашитыми на ватник кольцами.
Лом сделал то же самое - даже значок прилепил на то же место на бригантине. После чего, хитро улыбаясь, он прокрался к двери и прильнул к замочной скважине.
Дверь распахнулась от удара ноги Ведьмы, и если бы Лом не держал руки перед собой, то получил бы ровно в лоб. Вместо этого он не удержался и откатился назад.
Макла сумела напялить на чепец кепку, поэтому выглядела довольно забавно. Если бы не мрачный взгляд, упиравшийся в Орвина.
-Мы уж тебя заждались,-смущенно улыбаясь, проговорил он.
-Ты на плиту упал, дуралей,-сообщила она, не сводя с Лома глаз.
Действительно, Лом сумел откатиться ровно на выступающую из пола платформу и сидел на ней, как ни в чем не бывало.
Святой Аскет
Форма пришлась всем впору, в ней было наредкость удобно, хоть и пахла она странно и необычно.
Под тяжестью Лома платформа опустилась чуть ниже уровня пола.

-Ты на плиту упал, дуралей,-сообщила она, не сводя с Лома глаз.
Все замерли в ожидании, но так ничего и не произошло. Ни скрежета, не лязга, ни завываний или криков перемалываемых срытыми механизмами тварей. Ничего. Тишина. Разве что сидеть на голом каменном полу было жестко и холодновато.
zloben
Орвин сглотнул и поднялся с пола.
-Извини...-начал было он, но Ведьма уже перевела взгляд с него на решетку, видневшуюся вдалеке в неровном свете факела.
-Гарб, нажми-ка вторую плиту,-попросила она, подходя к решетке.
-Знаешь что...-сказал Эйты, но, подумав, подошел к плите и, сделав знак Лому, аккуратно наступил на нее одной ногой. Орвин же перехватил молот и встал рядом с Ведьмой.
Святой Аскет
Орвин подошел к Ведьме, плита на которой он сидел медленно поползла вверх и замерла слегка приподнявшись над уровнем пола, - именно таким было ее изначальное положение.
Эйты аккуратно наступи на вторую панель. Она поддалась и пошла вниз, опустившись чуть ниже уровня пола, точно также как и первая. Но по прежнему ничего не произошло. Решетка не шелохнулась. Да и звуков никаких не было слышно.
zloben
-Орвин, подвинь-ка ящик на первую плиту,-проговорила Макла, не отходя от решетки и не сводя с нее глаз.- Гарб, сойди с плиты.
-Вот раскомандовалась...-опять забрюзжал Эйты, но подчинился, как и Лом.
Как только ящик был воодружен на плиту, Гарб снова нажал на вторую - в результате оказались вдавленными оба механизма.
За решеткой догорал импровизированный факел, так же светились буквы на стене. Ничто не предвещало ни беды, ни радости.
Святой Аскет
Первая плита под весом ящика нехотя нажалась. Когда Гарб встал на вторю плиту, ничего не произошло. Плита-то ушла в пол, но скрытый где-то в недрах подземелья механизм не активировался, если он вообще там был когда-либо. Ни щелчков, ни стука. Вообще ничего. Тишина. Только бело-синий свет за неподвижной ржавой решеткой, заливающий стены следующей комнаты и надпись на стене.
zloben
-Хех, говорил я - ничего у тебя не получится,-хмыкнул Гарб.
-Ну так открой решетку, умник!
Пока они спорили и пробовали разные комбинации нажатия плит, Лом подошел к решетке и стал шевелить губами, водя пальцем в направлении букв.
-Бы... лы... жы...шы...Блджад! - наконец-то прочитал он вслух, невероятно довольный собой (читать он научился очень недавно, да и то из-под палки).
zloben
-Что ты сказал?-встрепенулись спорщики.
-эээ...
Гарб было направился к Лому, но Ведьма крикнула: "Стой на месте!" и зажала свою плиту.
-Блджад! - громко произнесла она. Эффекта не последовало.
Гарб понял идею, подошел к своей плите и, зажав ее, громко крикнул "Блджад!" Только эхо ответило "ад-ад-ад!"
Затем, когда они вдвоем зажали плиты и крикнули вместе, решетка, заскрежетав, поползла вверх.
-Вот значит оно как...-почесал затылок Лом,-волшебное слово? Надо взять его на заметку...
Пока решетка ползла вверх, Ведьма быстро схватила флейту из сундука и бегом бросилась в следующую комнату. Эйты уже втолкнул Лома в проем, не дожидаясь, чего еще удумает бездушный механизм.
В комнате ничего не было, помимо двери на юге - к ней-то и направились все трое. Гарб перехватил копье и встал за Ломом, а Ведьма прижалась к двери сбоку, глядя в щелку.
Святой Аскет
Ход 5.
Комната 2.

Стоило всем миновать решетку, как она с лязгом захлопнулась. Цвет пламени горящих тряпок сменился на обычный, красно-оранжевый. Сразу стало заметно темнее и той волшебной надписи уже было не разобрать. Возможно она совсем исчезла.
Прильнув к неплотно закрытой двери Макла разглядела хорошо освещенную факелами комнату с аркой, возле которой стояли двое.
Невысокие, плотного телосложения, в кожаных куртках без рукавов, в кожаных шапках с большими рогами. У каждого приличных размеров двуручный топор. Стоят они молча, с отсутствующими выражениями некрасивых лиц. Одежда конечно была неплохого качества, но совершенно им не шла. Уродцы, короче. Макла бы на них даже не посмотрела, встреться они ей на поверхности. Каких-либо признаков указывающих на наличие других существ нет.

НРПГ карта


НРПГ товарищи выглядят примерно так
zloben
После короткого обсуждения увиденного, решили попробовать не беспокоить стражей, а выйти к ним кому-нибудь одному и попытаться договориться.
-Мало ли, они не вход охраняют, а выход - чтобы никакая дрянь не вылезла?- сказал Эйты.
-Да, вон у них какие топоры. Таким дашь по голове - и каюк,-добавил Орвин.
-А если придется драться?-спросила Макла.
-Тогда будем драться.
Решили, что пойдут Лом и Эйты. Ведьма же затоптала тряпки и затаилась у двери, готовая пропустить обратно двоих и рубануть из засады по врагу.
Орвин вышел из проема в свет первый, за ним появился Гарб.
-Эта... Мужики, не подскажете, как пройти в таверну? - спросил Лом, не подходя к стражам. Гарб тем временем кинул быстрый взгляд на помещение, отметив двери и решетку.
-
Святой Аскет
Двое с топорами никак не отреагировали на реплику Лома.
Тот что стоял слева окинул взглядом обоих и, кивнув Орвину, с улыбкой произнёс:
-Голям човек, къде е твоето момиче?
-Блджад, Блджад! кдъе е ноэ? Глагноче приъатны у момиче! - добавил второй и оба загоготали. - Омном ракшша не хочи твоето момиче. Гланоче, голям човек, глагноче момиче!
Оба снова заржали.
Шагов не слышно, других голосов тоже. Двое коротышек хитро глядят на Орвина, напрочь игнорируя Гарба.
zloben
До того, как Орвин успел что-либо ответить, из-за спины появилась Ведьма со словами:
-Иду я, иду, блджад. Что вы еще хотите? Могу станцевать. Могу спеть. Могу на флейте сыграть.
Лом уставился на нее.
-Куда ты лезешь? Сейчас бы мы уже договорились!
-Ты понимаешь что они говорят? А я понимаю. Гарб, глянь, что за дверями позади, я их пока развлеку беседой.
-Полиглоты недорезанные,-проворчал Эйты, шагая к дверям,-им только языками молоть, а я давай работай...
-Искаш да свири на тръбата?- обратилась Макла к стражам и, не дожидаясь ответа, дунула во флейту, мастерски сыграв незамысловатый, ничего не значащий пассаж.
Святой Аскет
Пока Эйты дергал запертые двери, Макла сыграла простую, но приятную мелодию. Хорошо сыграла. Душевно.
- Ха, а девка здорово играет.
- А то! А эти бурдюки, ее прятали. - коротышки снова захохотали. - Сыграй еще, а?
- Э, большой человек, - Правый стражник кивнул Орвину, - а отдай её нам? А? Мы заплатим. Хорошо заплатим. А Большой человек? Ракши не врут, можешь быть уверен.
- Да, давай, не сумневайся. Заплатим.
Ракши, как он себя называли, говорили на нормальном, абсолютно понятном языке, а не на той ломаной тарабарщине, что слышали герои.
- Да, эй ты, длинный. Не дёргай те двери, если жить хочешь.
- А давай откроем, пусть позабавится. Ставлю десять кругляшей, что он сразу сдохнет.
-Десять? Ха! ставлю пять, что он даже не полезет туда.
И снова ракши залились лошадиным хохотом.
zloben
-Птичка в неволе не поет,-проговорила Макла, отнимая флейту от губ.
-Но развлечь песенкой-другой может,- добавил Орвин.
-Но не бесплатно,- хмыкнул Гарб.

- Ха, слышь, бурдюки не понимают.
- Птичка? Хлош, ты знаешь что такое птичка?
- Да какое мне дело что это такое! Так что здоровяк, продашь девку?
- Слушай, а пусть она сыграет еще.
- Да на кой мне ее игра? Или она тебе самому понравилась?
- Мне, понравилась? Да я ж женат! Забыл что ли?
- Ну мало ли, человековских девок захотелось?
- Ну, ты и гоблинская задница, Хлош
- Сам гоблинская задница
- Ну так что, большой человек, продай девку, а. Мы щедрые.

- Моя девка - и она не продается. Но может сыграть еще. Что-нибудь про Родину хочешь? Но за песни придется заплатить - а то как она выдохнется, что я делать буду?- начал говорить Лом, видя, что ракшасы в упор не замечают Гарба.-Может жрать хотите, а?-добавил он, видя, как ракшасы что-то сосредоточенно обсуждают между собой.

- Эва как. Ты понял Шнурц. Выдохнется девка.
- Больная видать. С дыханием беда у ней. Не, больные нам ни к чему. А то как у нас выдохнется.
- Угу, зачем нам выдохнувшаяся. Мороки потом с ней.
- Во-во.
- Не будем покупать?
- Не, не будем. Лучше пропить деньги.
- Жрать? Ты что, большой человек хочешь у нас еду купить?

- Ну как хотите. Пошли, ребята.- и Лом утянул всех за собой в комнату, плотно прикрыв дверь. Ведьма молчала, благодарная за то, что Лом даже и не подумал ей торговать. Гарб кипел, не понимая, почему бы ее и не продать. Его просто выводило из себя, что недомерки его не замечают.
-Драные нелюди... - начал было он шипеть, но Лом его прервал, покрутив пальцем у виска.
-Негоже ссориться. Надо пройти мимо уродцев.
-Так давай бабу отдадим и дело с концом! Потом отобьем обратно.
Глаза Ведьмы налились кровью.
-А давай тебя отдадим, ты им бухтеть про нелегкую жизнь будешь, а не нам... Не боись, мы тебя потом обратно купим. Я настаиваю! Иначе я за себя не отвечаю!
-Макла, сыграй что-нибудь душевное - а мы подпоем. Только тихонько,- прервал спорщиков Лом, буравя Гарба взглядом и многозначительно потирая кулаком челюсть.
Ведьма плюнула, кивнула и затянула "Степь да степь кругом". Гарб тоже плюнул, но начал легонько пристукивать в такт и подпевать, а Лом встал сбоку у двери, слушая ракшасов. До них музыка долетала, но сквозь закрытую дверь, наверное, слышно было очень плохо.

- Пошли ребята, хаха, слышал Шнурц?
- Пускай идут, бродячие музканты, с больной девкой.
- За бабло пусть гоблинам играют
Снова хохот, потом тишина.
Когда ракшасы услышали, как Макла доиграла, галдеж начался снова.
- Хорошо играет, хоть и больная.
- Но больная нам не нужна.
- Ну в этом ты прав.
- Слышь, Шнурц, а может длинного купим?

Глаза Маклы сверкнули и она радостно закивала, не прерывая музыки.

- А он нам на кой?

Теперь кровью налились глаза Гарба.

-А все не так... Как наааадоооо... Аээхаааа раз, да ееееще раз...- все же продолжили певцы.

- Эк как надрываются.
- Да девка помирает уже наверное, не жалко им девку.
- Мне то же, загубят.
- Ты точно влюбился в человековку!
- Идиот ты, Шнурц, гоблинска задница!
- Сам гоблинская задница,Хлош.

-Вот уроды...вы все...-пробурчал Гарб.

-Хлопцы, давайте веселиться! - громко произнесла Ведьма и заиграла плясовую. Опять же, стараясь, чтобы ракшасы слышали только отзвуки музыки.

- А еще денег хотели.
- Ага! Вот тупые идиоты.
- Человеки, что с них взять
- Мы вам песенку споём, а вы нам бабло заплатите.
- Ага, вот идиоты.
Дикий хохот.

Эйты сказал:
-Завязывай. Не любят они музыку.
-Что делать будем?
-Откроем те двери и сразу же назад. Слышал, что дебилы говорили? Авось оттуда что-нибудь выскочит и их сожрёт.
-А погоди секунду. Эй, ракшасы! А что вы тут собсна стоите?-обратился к стражам снова Лом.

- А чо вы сюда приперлись, человечешки?
- Продавать ничего не хотят, еще и вопросы спрашивают!
- Во, во.
- Девку продайте, ответим.
- Она ж больная.
- Да хрен с ней. Тут вопрос принципа.

-Ясно,-отвернулся Лом.- Идем, попробуем дверь выломать. Будьте готовы нырнуть обратно в комнату и дверь закрыть.

- Может ключ у нас купите? - крикнул один из ракшасов.
- Да у них и денег нет.
- Ну пусть нам девку продадут. Тогда и за ключ заплатят.
- ТЫ голова, Шнурц.
- А то! - Ракшас самодовольно заулыбался.

-Ну-ка стой,-схватил Эйты Лома,- слышал, что они говорят? Значит, нет там за дверями ни хрена. Если так просто можно дверь открыть, значит ее они и охраняют.
-Так... Идем к дверям. Ведьма, глянь, что там за решеткой.
Пока Ведьма смотрела за решетку, Гарб взял у нее флейту и заиграл долгий минорный напев без слов, в котором слышались звуки марша.
Святой Аскет
Ход 6.
- О! Длинный тоже играет!
- Говорил же, давай длинного купим.
- Дык, он же не девка.
- Ну и что?
- А зачем нам не девка?
- Что значит зачем? Играть будет.
- Так он и так играет.
- А как прекратит? Кто играть для нас будет?
- Ну жили же как-то без него.
- Да. Твоя правда. Как-то не подумал об этом. Не нужен нам он.
Решетка была такая же, толстые ржавые прутья толщиной с детскую руку уходят прямо в каменный пол. Расстояние между ними не позволяет просунуть даже голову. За решеткой комната.В комнате ничего интересного: разломанный стол, пара стульев, битая посуда.
Каких-то дополнительных эффектов игра на флейте не оказывает. Разве что играть на ней было в удовольствие.
Двери в комнате с ракшасами выглядят прочными, без признаков гнили. Но видно, что они не новые. Никаких окошек в них нет, заперты они на врезанные замки. В каждой двери довольно большие замочные скважины.

Макла видит комнату 5. см. на предыдущей карте
zloben
-Вы только о деньгах думаете, а? Купи-продай?-внезапно взорвалась Ведьма,-да не нужны нам ваши деньги! (изумленный взор Эйты красноречиво говорил "как это не нужны?") Нам надо выйти, дебилы. ВЫЙТИ ОТСЕДОВА!
Пока ракшасы не успели опомниться, она начала подходить к ним.
-И на дудке вам подудели, и говорить с вами говорили - а вы все о кошельке да о кошельке. Оставьте себе свои деньги! Дайте нам пройти!-закончила Макла и огляделась. В порыве она отошла от группы, но сейчас же сделала шаг назад.
-Ну да,-прогудел Лом,- нам надо пройти. А что вам надо?
Эйты оторвался от флейты и начал ее убирать в мешок.
Святой Аскет
- Хотите уйти, так идете как пришли. Кто вам мешает.
- Хлош, они не смогут так уйти.
- Почему это?
- Пшещь может открыть решетку, только если плиты со стрелками нажать, они коловорот блокируют. Без этого лебёдку не провернуть.
- Шнурц, как ты все это запоминаешь?
- Меньше жрать грибы надо, Хлош. - Шнурц сдвинул рогатую шапку на лоб и почесал затылок. - А, ладно. Хлош, сходи, скажи Пшещу, что мы дверь открываем, пусть доложит наверх.
- Хорошо. - Ракшас с лёгкостью закинул огромный топор на плечо и вышел в арку.
- Вот вам ключ. Он отпирает ближнюю дверь. За ней длинный коридор. В самом его конце найдете нашего друга, у него ключ от второй двери. Мы ее запираем от таких же как вы придурков. Надоели они нам до смерти. И вы тоже уже порядком. Денег у вас нет, торговаться не умеете. Тоска от вас.
Ракш кидает Ведьме ключ. Хлош удаляется через арку.
- Шнурц, тебе принести что-нибудь?
- Не, ничего не надо. Если придешь под грибами, я надеру твою гоблинскую задницу!
- Сам гоблинская задница!
Слышны торопливые удаляющиеся шаги.
- Да, забыл, вы ключ тот, что у нашего друга возьмёте, мне отдайте обратно, чтоб я дверь замкнул за вами. Хорошо?
zloben
Троица переглянулась.
-Эээ...Спасибо! - произнес Лом - Ключ отдадим.
-Пожалуйста, блджад,- зло проговорил Эйты себе под нос.
-И это все? Всего лишь "дайте пройти"?-растерянно проговорила Ведьма, подходя к двери и отпирая ее.
Услышав, от Эйты тот самый пароль, ракшас рассмеялся. Нет захохотал.
- Слышь, длинный, блджад - это девка для услад. Мы специально там написали это слово, чтоб человеки своих девок ку нам на продажу приводили. Хороша ваша девка, жаль что больная.
Ракшас захохотал во все горло и подмигнул на "дайте пройти" Ведьме.

За дверью в коридор была темнота. Коридор длинный, метров 10, никого там не видно.

Поняв, что слух у ракшаса отменный, Ведьма отвернулась, проглотив всю сотню слов, которую хотела произнести. Уткнувшись взглядом в Эйты, который так же сжал губы, она процедила: "Вперед",- и откусила кусок хлеба, болтавшийся у нее за спиной. Лом тем временем начал отрывать факел со стены.

Факел не отрывался.
- Оставь факел, Большой человек - сказал ракш и демонстративно перехватил топор.

Ведьма проглотила еще пятьдесят слов на оркском наречии и открыла дверь. Войдя внутрь и не закрывая дверь, она поводила по помещению световым зайчиком, используя более-менее отсвечивающее лезвие ятагана.
-Гарб, отойди от света, и так не видать ни хрена,- сказала она, когда Эйты выглянул из-за спины. Этих манипуляций было достаточно, чтобы оценить хотя бы размер комнаты.

Ширина метр, длина метров девять. Зайчик получился тусклый, но точно можно сказать, что там нет никого.
- Ну что открыли - идите. Че стоите? Он не выйдет, пока дверь не закроете. Он свет не любит.
Ракшас покачал головой.
- Тупые человеки.

-Идем, идем,-хмыкнул Лом и, выстроившись в колонну (первый Орвин, за ним Гарб, Ведьма замыкающая) все трое вошли в коридор. Макла, обреченно вздохнув, закрыла дверь. Группа пошла вперед по коридору, держась левой рукой за стену.

Послышались шаги, в двери позади щелкнул замок. Снова шаги.
zloben
Гарб дернулся, когда что-то извивающееся проползло по его плечу. Оказалось, что Макла перебросила ему полуметровый кусок веревки, на конце завязанный в узел.
-На, мастер-поджигатель с огнивом. Сотвори бабе чудо.
-Дура!-выругался Гарб, но достал из кармана огниво и чиркнул несколько раз. Загорелось не с первого раза, но свет появился. После чего Ведьма ткнула в узел ятаганом и подняла горящую веревку на острие над головой.
Святой Аскет
В дрожащем свете горящей верёвки было видно, что в конце кридора нет потолочной плиты, на верх явно вел какой-то ход. Именно оттуда послышался шаркающий звук, металлический скрежет, словно ножом вели по камню.
Через мгновение из ниши на пол спрыгнул высокий человек. Копьё в его руке звонко брякнуло наконечником по кирпичной стене.
Лицо незнакомца было закрыто длинными, сальными волосами из-под которых блестели злые глаза.
- Обееед, - прошипел чужак и двинулся на героев.

НРПГ людоед

НРПГ бой
zloben
Узкий коридор наполнился криками.
-Что там?!- взвизгнула Макла заслышав шум, но не видя ничего за широкими спинами идущих впереди. Факел в ее руке заметался.
-ДЕРЖИ СВЕТ! СВЕТ! - заорал Орвин, замахиваясь молотом на быстро приближавшегося дикаря.
Эйты мельком увидел врага, и, брызгая слюной, снабдил ракшасов с дикарем такими родственниками и сексуальными связями, которых не пожелаешь даже оркам.
Когда Лом попытался ткнуть молотом в грудь, тяжелое оружие не нашло цели: дикарь извернулся змеей и пронзительно завопил. Пытаясь удержаться на ногах, Орвин замешкался, и людоед ударил копьем снизу вверх, метя Лому в подбородок. Только чудом ему удалось сохранить череп в сохранности и на своей шее - успел откинуть голову назад и копье прошло вверх, едва не коснувшись носа.
-Орвин! - в бессилии закричала Ведьма, не зная даже, как помочь.
-СВЕТ ДЕРЖИ, ДУРА!!!-гаркнул Гарб.
-Аиии!- металось эхо по всему помещению, оглушая всех.
Эйты заметил в бешено пляшущем свете, что рука людоеда с копьем ушла по инерции высоко вверх, открывая его бок. Матюгнувшись еще раз, Гарб с натужным "хак!" поспешил ткнуть туда острием своего оружия.
-Аааа! - взревели оба, Эйты победно, а людоед от боли. Копье пробило толстую рвань и вошло на половину стального наконечника, и если бы локоть Гарба не уперся в спину Лома, прошло бы и дальше.
Брызнула кровь, попав на Лома. Дикарь с перекошенным лицом отпрыгнул, безуспешно попытавшись достать Орвина в ногу махом своего оружия. К этому моменту тот уже успел выровняться и отбил копье коротким движением молота.
-Бей! Бей! - кричала сзади Ведьма.
-ЗАТКНИСЬ! - кричал ей Гарб, уже наполовину оглохший.
Лом держал в поднятых руках молот и молчал, следя за зажимающим рану дикарем, в чьих глазах горела еще большая злоба.
zloben
Как только дикарь моргнул, Орвин преодолел разделяющее их расстояние в один прыжок и не глядя махнул молотом на уровне пояса.
Стоящие позади Гарб и Макла успели только ахнуть, как раздалось два глухих удара - один за другим. Эйты с копьем на перевес бросился на помощь, кляня себя за старость и отсутствие реакции.
-Лом! - но помощь уже не требовалась.
Людоед, несмотря на ранение, двигался с ужасающей быстротой и успел уйти от молота, но Орвин, благодаря своей силе, сумел изменить траекторию удара. Попадание даже по касательной выбило из Дикаря дыхание, но Лом продолжил движение, перехватил молот и вогнал рукоять в грудную клетку противника.
Хруст его ребер достаточно красноречиво сказал троице, что бой окончен. Глаза людоеда угасали, пока он корчился в агонии и пускал кровавую пену изо рта. Он уже не казался таким страшным - это был просто умирающий в мучениях человек.
-Хренов молотобоец. Добивай,-бросил Гарб Ведьме.
-Я? Ты что? Нет-нет-нет,- замотала руками Макла и чуть не выронила уже начинающий гаснуть факел.
-Кто мне в ухо орал, а?-сурово спросил Эйты.
-Да ты сам кричал, как резаный! - возмутилась Ведьма, но шагу к людоеду не сделала. По правде говоря, ее все еще подташнивало с того момента, как она услышала хруст костей.
-Макла, дай нож. Мучается,- подошел тяжело дышащий Лом. Лицо его было сосредоточенно решительное.
Она бросила испуганный взгляд на противника и протянула один из ножей Лому. Тот подошел к дикарю, и хрип мучения сменился тишиной.
Гарб сел прямо на холодный пол и достал флягу с водой. И хотя с момента начала боя прошло не больше минуты, усталость навалилась камнем. Макла же, похоже, не устала ни капли, но подходить к трупу не горела желанием. Лом взял у нее ятаган и сменил уже догорающий кусок веревки на отрезанный кусок штанов дикаря. В улучшенном свете он начал рассматривать тело.
Сзади подошел Гарб и начал охлопывать рванье на трупе. В ответ на укоряющий взгляд Лома он ответил:
-А что? Ну что? А? Скажи, что ему что-то нужнее, чем нам!
Макла же справилась с собой и полезла вверх, в дыру в потолке, постоянно прислушиваясь - нет ли там кого еще. Спустя секунду, она попросила факел.
Святой Аскет
Ход 7.
Тряпье на трупе людоеда было грязным, заскорузлым и таким вонючим, что Эйты хотелось плакать. Ловкие пальцы охотника шарили по складкам и оборванным карманам. Нельзя было четко сказать что это была за одежда - там, где заканчивалась разорванная и торчащая прелой соломой телогрейка, начиналась заплесневелая влажная от крови и пота кожаная куртка без рукавов, обглоданная и дырявая. Поверх всего это было натянуто еще черте чего, жесткое и негнущееся на ощупь. Приглядевшись Эйты отпрянул, на твари была одета спущенная с кого-то кожа. Человеческая или нет трудно понять, но часть ее явно когда-то было лицом какого-то бедолаги. Людоед был омерзителен. Вроде человек, и в тоже время черты лица приплюснутые, нос плоский, ободранный, губы объедены, зубы кривые, желтые и сточенные почти до дёсен. Копье людоеда было не самым лучшим оружием: на потемневшем от крови, пота, грязи, погрызанном древке сидело узкое навершие длиной с ладонь взрослого мужчины, туго притянутого мохрящейся бичевовой.
Тем временем Макла полезла в дырку на потолке. Там была ниша, заваленная еще более вонючим, чем сам людоед тряпьём. Ведьма махнула пару раз факелом, в надежде рассмотреть лежак получше, оперлась ногой на стену. Что-то глухо щелкнуло и кусок стены в углу со скрежетом ушел в пол, открыв проход на запад (в комнату №2). Макла, едва не потеряв равновесие, соскочила на пол.
zloben
Троица, не сговариваясь, бросилась в открытый проем, на свежий воздух, даже и не подумав взять с собой что-либо из тряпок. Кусок факела у них еще остался, и рисковать своим обонянием никто не хотел. И хотя Лом сказал: "Брось бяку!"- Эйты все-таки утянул с собой копье людоеда, одним только жестом дав понять, что советы "хренова молотобойца" ему ни к чему.
-В следующий раз силушку-то рассчитывай, а? А то насадил бы он тебя и все - был бы из твоей башки пустой фонарь уличный.
-Гарб, ты нудный, прижимистый и неинтересный.
-Зато живой и тебя, дурака, спас.
Ведьма, тоже глотнув воды, отдала флягу обратно Лому и предложила выйти уже в коридор, сообщив глазами, что при первой же возможности всадит в каждого ракшаса по ножу.
Лом кивнул, Гарб ухмыльнулся и сказал "согласен". С таким настроением все трое вышли в коридор. Орвин при этом гладил молот, размазывая кровь на нем.
Святой Аскет
Когда троица нагло валилась в комнату с этими злобными низкорослыми уродами, их встречал Шнурц с лучезарной улыбкой. Его напарника еще не было. Ракшас выглядел чертовски довольным.
- Радость, когда видишь, как в твой карман приходят деньги. Хлош уже пошел за ключами. Придется вам немного обождать. Плохо во всём этом только одно, нам с Хлошем придется отловить нового людоеда. А это хлопотное мероприятие как ни крути.
Ракшас тяжело вздохнул, на мгновение выражение блаженной радости сменилось бесстрастной маской, а в глазах сверкнула злоба, может даже ненависть. Но Шнурц вновь широко заулыбался.
- А вы не плохо экипированы для людишек. Приходил тут один товарищ до вас, но его наш общий друг, бывший общий друг, схарчил за милую душу. ДАже еще просил. Вы же здорово его уделали.
zloben
Ненавистная рожа, как показалось Гарбу, просто издевалась.
-А чего же ты, су... сударь... Не сказал-то... Ни х-х-х...-тоном, обещающим многочисленные колотые раны, начал было осведомляться он.
-Долго его ждать?-быстро перебила Ведьма - Дела, знаешь ли. Идти надо. Туда-сюда.
Лом продолжал гладить молот, широко распахнутыми глазами глядя на ракшаса. Наконец он оторвался от своего занятия и спросил:
-Сколько против нас стояло-то?
Все трое уже успели выйти из дверей и стояли в двух шагах от Шнурца. Макла стояла подбоченившись одной рукой, ее взгляд неторопливо гулял по фигуре ракшаса. Гарб держал в руке копье людоеда и смотрел на Ведьму, но держал Шнурца в поле зрения. Второе копье он поставил на пол, прислонив к своей груди.
Святой Аскет
- Сколько? А какой вам от это прок? Все равно у вас нет ничего кроме ваших поганых шкур да оружия, которым, похоже, вы таки умеете наколоть сраного голодавшего месяц людоеда.
Шнурц улыбался, держа руки на обухе топора. Его забавляла эта троица. Так, занятные зверушки, залётные приключенцы, которые помогли облегчить кошель приятеля на хорошую сумму и избавиться на пару-тройку ближайших смен от кормёжки этого вонючего куска костей и мяса в кладовке.
-Почему не сказал? А о чем я должен был вам говорить? Что вы можете сдохнуть не за грош? Так об этом вы и сами должны были знать сунувшись сюда. Неужели та тварь вам ничего не рассказала? - Эйты при этих словах на мгновение поджал губы, но это не укрылось от взгляда ракшаса. - А, все же рассказала. Ну так что же вы тогда кипятитесь? Здесь вам не там.
- Хлош! - Рявкнул ракшас, по очереди оглядывая каждого из приключенцев. - Где твои короткие ноги носят твою тощую гоблинскую задницу?!
- Да иду же. Сам гоблинская задница! - послышался откуда-то издалека приглушенный голос Хлоша. - Сам тощий!
-Шевелись! И кругляши неси!
-Вот, срань, Шнурц! Ты сраная срань!
Шнурц лишь захохотал в ответ.
zloben
-А, вот как значить, значить ничего не знал и ведать не ведал...-протянул Гарб,-Орвин, держи.
С этими словами он передал Лому плохонькое копье и взял в руки свое.
Как только это произошло, Ведьма швырнула в ракшаса нож, целя в руку. Лом кинул в Шнурца копье людоеда, особо не целясь, и перехватил молот. Гарб молча сделал шаг вперед, делая выпад копьем в нагрудник.
Все это произошло за удар сердца, будто они сговорились до того - и ответы ракшаса уже их не волновали.
zloben
-А, жопа!- вскрикнул Шнурц, когда брошенный нож Маклы оставил глубокую царапину на его левом предплечье и подбросил вверх топор, перехватывая за рукоять. На копье Лома он даже не обратил внимания, оно, крутясь как колесо, ударилось упало в метре от цели.
-Чертов молотобоец!-выругался Гарб, пытаясь направить свой удар в грудь уворачивающегося ракшаса. Тот начал было уходить влево, но Эйты с руганью довернулся и пробил ему нагрудник на животе, выдернул копье и отклонился от уже летящего в него лезвия топора.
Шнурц, будто бы и не раненый, ловко изменил траекторию удара и резко подсек ногу Гарба длинной рукоятью топора. Тот покачнулся, теряя равновесие и с ужасом смотрел на то, как ракшас, скорчив страшную рожу, дернулся в сторону и в развороте вложил всю силу в смертельный удар.
-Ыыы!- замычал Эйты и в последнее мгновение успел присесть на одной ноге. Лезвие с шелестом прошло над головой, занося инерцией Шнурца, не ожидавшего такой прыти от "бурдюка". Прямо перед глазами охотника мелькнула левая рука врага, и он, даже не целясь, с силой ударил древком по ране. Тот скривил и без того страшную рожу и чуть не выронил топор.
Краем глаза Гарб заметил, как Ведьма уже прыгнула вперед с ятаганом наготове, а Орвин только начал заносить молот.
Все старались хранить молчание, за исключением Эйты, который не мог сдержать эмоций, и даже не пытался.
-Руби!-рявкнул он и с полуприседа пошел в атаку вслед за Ведьмой.
zloben
И опять его удар глухим звуком пробил нагрудник и окрасил кровью наконечник копья.
-Есть! - прогремело в комнате и эхо победного возгласа заметалось по углам.
Но ракшас и не думал сдаваться. На него летела Макла, метя острием в глаз. Резким движением руки он отвел от клинок в сторону и плюнул Ведьме в лицо.
-Шлюха!-рявкнул Шнурц и вложился в удар, который должен был перерубить ей ноги.
Лом, которого крутила инерция промаха, успел увидеть краем глаза, как изменилось лицо Ведьмы. Ее глаза полыхнули чернотой, а тонкая косичка расплелась и встала гребнем.
-Мэрь!-грохнуло в воздухе, и в то же мгновение у изумленного ракшаса из груди выросло острие ятагана, едва не задев Гарба.
Наступила гробовая тишина. Даже факелы светили как-то прямо, неровное пламя не плясало после того, как чернота от Ведьмы на мгновение накрыла комнату.
Наконец молчание нарушил стук упавшего из рук ракшаса топора. Эйты и Орвин замерли, видя, как Шнурц оседает на землю, открывая их взгляду растрепанную Маклу. Она непонимающе глядела на них, на труп, и на ятаган, по рукоятку ушедший в спину ракшаса; в глазах ее стоял ужас.
-Мама! Это не я...-тоненьким срывающимся голосом прошептала она, закрывая лицо руками,- Это не я...
Орвин попятился и задел копье на полу, а Эйты водил острием оружия, то ли закрываясь от Маклы, то ли не подпуская ее к себе. Слезы закапали у Ведьма из глаз, отчего она перестала быть страшной, а превратилась в просто испуганную девчонку.
Гарб скинул с себя оцепенение и одной затрещиной отбросил девушку в сторону от прохода. Она шлепнулась в на пол, и ее тут же вырвало.
-К бою, дурень! - завопил он, приседая в боевую стойку и отпрыгивая от арки, за которой маячила испуганная и непонимающая рожа второго ракшаса. Орвин схватил копье и размахнулся для броска. Ведьма, несмотря на слезы, слабость и горящую от удара Гарба щеку, выдернула нож из сапога и начала подниматься на ноги.
Святой Аскет
Всё внимание Хлоша было поглощено кровавой лужей, растекавшейся под его собратом. Матовый блеск лезвия ятагана словно гипнотизировал, манил, ранил и наполнял всё хлошево существо непониманием, непостижимым удивлением. Как, как Шнурц может вот так лежать мертвым кожаным мешком с костями и мясом. Почему сейчас? Почему на дежурстве? Почему он не успел отдать оставшуюся треть выкупа? Почему сейчас?
Лом заорал, а Гарб ему начал вторить:
-Руки за голову!
-Брось топор!
-С нами одержимая!
-Она тебе голову отрежет!
-Сдавайся!
-Мы сохраним тебе жизнь!
Крики доносились словно издалека, как через подушку. Хлош поднял затуманенный взор на героев. Глаза ракшаса были пусты, как две кварцевые стекляшки.
-Заберем только половину денег!-крикнул Гарб, но уже тише.
Деньги? Половину? Ничего невыражающий взгляд ракшаса в доли секунды прояснился. Лицо прорезала злая ухмылка. Хлош перехватил топор.
Ведьма была все еще в шоке и ничего не понимала, но благоразумно не высовывалась из-за арки.
- Деньги за ракшаса? - улыбаясь прошипел Хлош и усмехнулся, хотя со стороны это походило скорее на фырканье рассерженного кота. - Половину денег? Вы отдадите мне половину денег?!
Ракшас издевательски улыбался.
-НЕТ! - кратко и отрывисто выплюнул ракшас и рванулся в бой.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.