Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Колдовской мир
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Алеран
Вводная:

Тяжелая деревянная вывеска, поскрипывая, слегка покачивалась на ветру под низким тяжелым небом, и стучала в стену корчмы. На вывеске - надпись «Морская Нимфа» и облупившееся, потемневшее от ветра и дождей изображение девицы с зелеными ветвящимися волосами, в странной позе, с кружкой пива в руках. Видимо, художник подразумевал, что тонкое платье удерживается на ней силой девичьей скромности, потому что не предусмотрел ни одной лямки или бретельки.
Холодный весенний ветер гнал по пристани всевозможный мусор, стоял промозглый вечер.
Старый порт непривычно пустовал. Ветер свистел в снастях стоящих у пристани кораблей, качал их на волнах. Последний прибывший выглядел лучше всех – по слухам, на нем прибыл настоящий маг, а уж он-то не стал бы терпеть непогоду. Гавань защищала судна от урагана, бушевавшего в южной части океана уже неделю, и не собирающегося пока утихать.
На пристани гнили крабы – добыча браконьеров, которую таможенники отобрали вместе с такой же рыбой; на рыбу цену скинули и продали, а отдавать деликатес за бесценок не захотели. Даже кошки уже не трогали этих крабов, людей рядом и в помине не было. Уборщики старательно обходили горы стороной, делая вид, что не замечают убойный запах, и надеясь, что эту гниль вот-вот продадут, или её смоет в воду волнами. Пуст был и рынок, наполовину вывалившийся в порт. Из-за холодного дождя и сильного ветра покупатели толпились где-то ещё, только закаленные нищие упорно стерегли лучшие места.
Хлопала дверь хижины, в которой местная колдунья устроила лавку. Она занималась тем, что называют «снимаю сглаз, вешаю на уши», продавала крашеную воду – панацею от любых невзгод, если правильно разрекламировать, всевозможные магические талисманы, которые ей привозили знакомые моряки из дальних краев. Там они набивали сумку цветными камнями прямо на берегу перед отплытием, в пути иногда со скуки изображали на них что-нибудь неопределенное. А здесь эти редчайшие артефакты начинали цениться на вес золота за магические свойства и каббалистические знаки, вырезанные ушедшими на покой тысячелетними магами. Находились клиенты, верящие в то, что к этим вещам приложились маги Ледяных башен. Колдунья прекрасно видела, кому чего хочется, и давала ему веру в это. Многим даже помогало.
В дверях маленькой портовой гостиницы «Последняя Пристань» скучали, лузгая семечки и сплевывая шелуху на мостовую, две женщины несчастного вида. Сегодня здесь пытались работать только они. Открытые плечи и грудь замерзли, как и ноги под специально намоченными юбками. Несмотря на мучения, наплыва клиентов не наблюдалось и у них, у моряков в последние дни не хватало денег.

Где-то в городе накрывали столы к свадьбе, где-то юркая фигура прошла разок мимо ворот особняка, прикидывая охрану и высоту стен и окон. Тяжелый взгляд колдуна обшаривал улицу из окна богатой гостиницы. Ещё более тяжелый даже в моменты хорошего настроения взгляд князя вампиров с любопытством пробегал по древним текстам, говорящие о создании мира и роли в этом эльфов. Под утро к пристани причалил потрепанный океанскими ветрами корабль хищных очертаний, и к нему сбежалась любопытствующая толпа. Где-то, далеко в лесу, женщина с длинными ушами прижала безупречные руки к груди. Ей было около тысячи лет, её пропавшей без вести дочери намного меньше. По сравнению с этим, двадцать с небольшим лет, потраченные на ожидание того, кого можно попросить помочь, казались не таким серьезным сроком.


НРПГ: это сказка о том, как разные люди пытались получить то, чего им не хватает для счастья. Королева эльфов – НПС - у которой примерно двадцать лет назад маги похитили дочь, о дальнейшей судьбе дочери ей ничего не известно.
Магам хотелось получить силу вечной молодости и дар целительства эльфов, но, судя по тому, что маги по-прежнему болеют и стареют, что-то пошло не так. Возможно, в исчезновении эльфийки замешан князь вампиров, которому страсть как хочется поэкспериментировать с эльфьей кровью, да только поймать живого эльфа вампирам не так-то просто, хотя бы потому, что светлые забились в леса, где их местный леший с трудом находит, а темные тысячи лет назад уплыли на другой континент и, по обрывочным сведениям, тоже не дураки насчет попробовать вражьей кровушки.
Теоретически возможно ещё, что исчезнуть эльфийке помог маг-недоучка, с которым, судя по родившейся у эльфийки очаровательной дочке, сложились весьма теплые отношения, грубо прерванные обычным нападением людей на «лесную ведьму» - а чего у неё огород богаче родит и скотина не болеет, не иначе, у нас отбирает. Маленькой девочке удалось удрать, помнит она мало что, и рассказать про могущественную бабушку – которая, вообще-то, полукровку вряд ли примет – ей не успели.

По задумке, с дальнего материка приплыл корабль темных эльфов с наследником на борту, решившим посетить родину предков. Так же по задумке, кожа его племени стала темной, волосы светлыми, навыки вместо лекарских боевыми, кровь вместо вечной молодости стала справляться с ядами, а отношение к людям вместо покровительственного – презрительным, ведь наследник может позволить себе вызвать на поединок практически любого бойца и выиграть, и вообще считает эльфов высшей расой, а людей - тупиковой ветвью, которая вот-вот отомрет из-за глупости и пренебрежения гигиеной. НО ЭТО НЕ УКАЗАНИЕ, это то, что в свое время придумала я.

Итак, роли:
1. Полуэльфийка - Кысь

2. Кто-нибудь, готовый взять на себя спасение девушки - не обязательно.

3. Маг. Леоката

4. Вампир - other

5. Спаситель более-менее невинных девиц - Момус

6. Некромант - Алита

6. Князя вампиров можно сделать НПС, так как он в задумке упоминался время от времени, а появился один раз, после чего умер. Но, опять же, если кому хочется – прошу. Обычный вампир будет ему подчиняться, иерархия же.

У меня были ещё персонажи, но, чтобы оправдать тут появление именно их, пришлось бы поставить приключение на рельсы. Так что, если у кого будут идеи, кто нужен для сюжета – пишите, рассмотрим.

Тут обсуждение, куда можно выкладывать квенты, вопросы и тухлые яйца.
Алеран
Лесом владела осень. Ветер сегодня был особенно холоден, в небе собрались тучи, листопад укрыл землю шуршащим покровом. Осень владела лесом уже почти двадцать лет, с тех пор, как колдуны воспользовались обострением отношений с людьми, напали на лес, и попытались выкрасть эльфа. Получилось отчасти - того эльфа отстояла охрана её дочери, смелой девушки... попавшейся вместо намеченной жертвы. Так и вышло, что маги украли принцессу.
Потом были годы поисков и войн, опять войн. Люди и сами воевали между собой, их можно было почти не принимать в расчет, только из-за них маги успели забиться в горы. Там, среди вечного льда, где не хватало воздуха и нельзя было достать ни еды, ни дров, и потерялись поисковые отряды. Большинство эльфов потихоньку вернулись обратно в лес, но некоторые замерзли в горах, или погибли в схватках с людьми.
В те годы над лесом шел почти непрекращающийся дождь. Королева избегала встреч со своим народом, не желая, чтобы они видели её в горе. Она решила, что одна эльфийка - даже её дочь - не стоит смертей стольких других, их народ и так очень мал, и остановила поиски.
Шли годы. Прекратились дожди, осень стала тихой и прекрасной. Часто во сне королева видела свою дочь, только не ту эльфийку, которую знала, а получеловеческого детеныша, грязного, замурзанного. Она даже не понимала сначала, почему ей снится чужой ребенок.
Но потом сны стали живей и навязчивей. Над ребенком нависла угроза, и тогда королева подумала - может, этот ребенок сможет помочь ей, указать, где искать хотя бы могилу дочери. Потом получеловека можно будет поселить у волков, они не обидят беспомощное дитя.
Королева знала, конечно, что люди взрослеют и стареют очень быстро, но это дитя казалось ей маленьким в течение многих лет.

Сидя на берегу чистого, сверкающего озера, в неподвижной воде которого отражалось звездное небо и прекрасная древняя эльфийка с длинными серебряными волосами, в бледно-зеленом платье, королева эльфов в мыслях перебирала своих приближенных. К кому она может обратиться? Её не поймут ни старые ветераны, ни юные ростки. Вторые захотят отправиться за приключениями, но, помня о людях на границе лесов, королева сдерживала их. Хватит уже смертей.
Так кого же? Кому объяснить то, что она сама себе объяснить не может?

-Лорина,- королева сжала в пальцах край юбки, стараясь, чтобы голос звучал ровно,- ты как-то говорила мне о волке, который много ходит по человеческим землям.
Звук лютни стих, молодая длинноухая девушка задумалась на несколько секунд.
-Полумрак, госпожа? Да, говорят, он интересуется людьми. Некоторые наши даже напрашивались выйти с ним из леса.
-Ты его знаешь?
-Лично - нет, госпожа. Видела один раз, издали.
Королева вновь задумалась. Чем заинтересовать волка, что предложить в награду? Не устраивать же слежку, чтобы узнать, чего хочет волк. Волки, как ни странно, были гораздо ближе эльфам, чем люди. Вряд ли королева решилась бы довериться человеку.
-Лорина, найди его и пригласи ко мне в гости. Я хочу с ним поговорить.
Эльфийка поднялась с подушки на траве, и легко убежала по невидимой тропке. Лес расступался перед ней, сокращая дорогу, и вскоре она из его глубин оказалась на краю. Кивнув неподвижным стражам на деревьях, она убежала дальше, туда, где жили волки.

Найти и уговорить Полумрака пойти в гости к королеве эльфов было не сложно, и вскоре быстрые тропинки принесли их в сердце леса, к зеркальному озеру.
Леоката
Нахальный морской ветер распахнул окно и пролетел по комнате, разбрасывая бумаги, оставшиеся на столе, и теребя тяжелые портьер. Вслед за ним в комнату ворвался гомон пробуждающегося города.
- А вот рыба! Свежая рыба! Наисвежайшая рыба!
- Калачи, горячи! Бежал мальчик - обжег пальчик! А бабка Ненила, кушала-хвалила!

Госпожа придворный маг Рэйлия д`Рейвен со стоном села на постели. Проклянув сквозь зубы неизвестного ей архитектора, разместившего шикарную гостиницу рядом базарной площадью, она негромко позвала:
- Виорика!
- Да, миледи? - в комнату вошла очаровательная рыжеволосая девушка в одежде адепта, - Прикажете позвать горничную?
- Нет. Подай мне церемониальное одеяние и прикажи сэру Оливеру готовиться к отъезду.
- Мы уже покидаем этот город?
- Да. Ступай, да пошевеливайся.

Недели, проведенной в Иреве, Рэйлии хватило досыта. Во-первых, король, приказавший (весьма заискивающим тоном попросивший) посетить портовый город с инспекцией магических оборонных укреплений, настоял на морском пути, утверждая, что он короче и безопаснее. Ну, и заодно госпожа придворный маг могла бы приструнить пиратов, уж больно большой ущерб наносят. Корабль по пути попал в шторм, что Рэйлию порадовало, ведь юной Виорике нужно было тренироваться. а вот пираты не встретились и лишили придворного мага развлечения в пути. Во-вторых, бургомистр Ирева, достопочтенный взяточник и вор Саввин фон Торрхин, слишком испугался нежданной инспекции, и решил отвлечь магичку нескончаемой чередой балов и увеселений, в которых с большим удовольствием принимала участие многочисленная свита Рэйлии, в то время как сама ведьма, грязно ругаясь сквозь зубы, карабкалась по стенам форта. В-третьих, основополагающей причиной скорого отъезда было то, что рядом с Иревом располагалось поместье ее родителей. Рэйлия не то, чтобы очень хотела посетить родные пенаты, но не воспользоваться служебным положением было бы просто кощунством.

Надев черную хламиду и еще раз потянувшись, Рэйлия спустилась вниз. Начальник охраны, сэр Оливер, смуглый мужчина, лицо которого украшал с десяток шрамов, вежливо склонился перед своей госпожой:
- Когда миледи будет угодно назначить отъезд?
- Вечером, сэр Оливер. А пока соблаговолите никого не допускать ко мне. В особенности, бургомистра.

Величаво кивнув, магичка поднялась на третий этаж гостиницы, где была небольшая библиотека.
Момус
Сапоги из мягкой оленьей кожи приминали лесную подстилку. Со стороны - и не услышишь ничего. Но даже будь он без сапог вовсе, Полумрак и тогда бы чувствовал себя неопытным волчонком рядом с Вожаком рода. Он скользил бесшумно, как легчайший ветерок над водой... но провожатая то и вовсе двигалась подобно солнечному блику на волнах. Спору нет соревноваться с эльфом в движении по лесу , тем паче родному для него (эльфа) лесу занятие бесполезное, но как объяснить это уязвлённой волчьей гордости? "Смирись"- нашёптывает в ухо внутренний голос. Смириться можно, прекратить пробовать снова и снова, втайне досадуя на себя за это - никогда.
А ведь стоило задуматься об иных вещах. Например о том, что не гоже, бежать впереди Первого в Стае. Мать-волчица, с королевой Светлоглазых - ни она, ни весь её народ особо в иерархии стаи и её законах не разбирались. А следовало бы, потому как сегодняшний вызов, ох простите приглашение к беседе, прямое неуважение к Волкам. Волчонка не зовут на охоту в обход родителей и Вожака. Будь то Вожак рода, предела или сам Первый в стае. Потому что каждый несёт ответсвенность за всех. Умение отказаться от непосильной, хоть и желанной, по юношеству полному азарта, ноши дабы не бросить тень на всех - основа основ. А теперь он невольно бросает тень на всех, ибо позвали его в обход Первого в Стае.
Правда столь щепетильные моменты, тоже могут быть лишь плодом его измышлений. Кто бы отказался от подобного приглашения? А Первый - на то и первый, как и Вожак западного предела - на то и вожак, и они понимают, что твоё пустое брюхо не повод портить чужую охоту. Он и сам отчитается Старшим, когда выяснит чего жаждет от скромного волка её Светлоглазое величество.
Полумрак втянул запахи долгоиграющей осени - палой, но не гниющей (точно только облетевшей) листвы, влажного, звенящего какого-то воздуха, мёда и почему-то фиалок. А ещё, еле ощутимые, где-то на границе восприятия, запахи венерина башмачка и молодой кожи, с нотками яблочного сидра - запах идущей перед ним Светлоглазой.
Не известно есть ли у эльфов глаза на затылке, но если бы были, то этот затылочный взгляд отметил бы усмешку скользнувшую по дурашливо раззявленой пасти Полумрака - девица явно начала входить в пору взросления, что тоже ощущалось... по запаху...
bluffer
Базарная площадь портового городка пестрила яркими красками продуктов и одеяний продавцов, всевозможными вариациями запахов, перебиваемых опять же рыбным (чтоб ему!) и несмолкаемой речью. Различные диалекты резали слух, впрочем, большая часть их была знакома. Он пересек ее быстро и незаметно, держа в голове лишь одну мысль: в городе королевский маг.
Полуденная тень, отбрасываемая высокой худощавой фигурой, упала на резную дубовую дверь самой дорогой гостиницы города.
«Одному мне не справится. Когда в деле замешаны эльфы – без магии никак», - рассудил про себя хозяин тени еще на рассвете, планируя дальнейшие действия. Праздное шатание по Иреву, обросшему ненавистным запахом, ему порядком поднадоело. К тому же, долгое пребывание на одном месте могло породить толки и слухи, несмотря на всю его осторожность. Массив двери распахнулся, и холл гостиницы поглотил обреченного на вечную жажду полумраком и приятной прохладой. Тут же подбежал какой-то расторопный конопатый мальчуган и низко поклонился вошедшему:
- Чем могу быть полезен, господин?
- Позови кого-нибудь из приближенных мага. Да поживее.
Мальчишку мгновенно ветром сдуло.
Вампир не успел насладиться и парой минут прохладной тишины, почуяв тонкий аромат спускающегося человека. Девушка. Молодая. Чистая как утренняя роса…
- Приветствую вас, - ни грамма лести или благосклонности в голосе.
- Добрый день, очаровательное юное создание. Мне нужна ваша госпожа, - сама любезность и такт.
- Кто желает видеть миледи?
- Доложи, что граф Чермак имеет к ней важное дельце.
Легкие шаги рыжеволосой стихли, оставив гостя в ожидании аудиенции.
Леоката
Стук в дверь библиотеки отвлек Рэйлию от сосредоточенного изучения трактата "Кихви: богиня благостная или наказующая?". Сей скандальный опус, вышедший из-под пера некоего Альверина Трезвомыслящего, уже вызвал недовольство жриц богини, пославших свиток с текстом трактата Рэйлии.
- Госпожа, - Виорика опасливо заглянула в библиотеку, - Вас посетил граф Чермак.
- Чермак? Я не помню, чтобы в геральдических свитках числилось такое графство...Что он хочет?
Виорика скептически поморщилась:
- Он имеет к вам важное дельце, по собственному выражению чтимого графа.
- Гм. Пригласи. И, дитя мое, учтивее.

Рэйлия откинулась в кресло и накинула на голову капюшон мантии. Глубоко вздохнув, она попыталась нащупать стоящего внизу мужчину. И ощутила пустоту. Это означало, что граф Чермак носил защитные амулеты. Или свидетельствовало о том, что...

...Дверь библиотеки распахнулась и вошел...вампир. Древний. Истинный. Пахнущий опасностью. Рэйлия невольно подобралась в своем кресле, горделиво выпрямилась и плавно провела рукой, приглашая графа сесть в кресло напротив.

- Итак, граф, - улыбнулась она, - Как же мне приветствовать Вас: как сына тьмы или как графа Чермака?
bluffer
совместно с Леоката

Дверь библиотеки распахнулась и вошел... вампир. Древний. Истинный. Пахнущий опасностью. Рэйлия невольно подобралась в своем кресле, горделиво выпрямилась и плавно провела рукой, приглашая графа сесть в кресло напротив.
- Неожиданный визит, - улыбнулась она. - Как же мне приветствовать вас: как сына тьмы или как графа Чермака?
Изучающий взгляд индиговых глаз гостя неторопливо скользил по роскошной обстановке комнаты, остановившись на колдунье.
- Я скорее слуга тьмы, хотя и графом когда-то был. Зовите, как вам удобно, миледи. Мне было бы приятно по имени - Войтех.
- Итак, что привело вас ко мне, Войтех?
- Вам знакома усталость, Рэйлия? Нет, не то легкое недомогание и ленность, поражающие нас после трудов праведных и не очень, а свинцовая тягучая безысходность, которая копится в нас, как песчинки, стекающие вниз часов. И вот, когда последняя золотистая крупинка падает, приходит ощущение, что вы безвозвратно опустошены. Невыносимая пустота сжимает все ваше нутро, и вы понимаете, что достигли предела. Я устал, Рэйлия. Устал от шестисотлетних бесцельных скитаний. Мне надоело, я хочу определенности. Видите ли, миледи, я давно интересуюсь магией. И этот интерес привел меня к вам, как я наслышан - лучшему магу современности. Я не буду юлить и ходить кругами, хоть люблю это и умею, спрошу прямо: не нужен ли вам мудрый, честный, верный и скромный компаньон? Это не надолго, пока вам не наскучит изучать меня, а мне - вас, - вампир жеманно улыбнулся, чуть оголив клыки.
Рэйлия недоуменно взглянула на него. Впервые к ней обратились с таким предложением. Более того - впервые это сделал вампир.
- Лучший маг современности? Боюсь, мессир Войтех, вас ввели в заблуждение, - улыбка, быстрая и острая мелькнула на лице ведьмы. - Кроме того, я, как и все маги, не верю в бескорыстие человека, а вампира - тем паче. Мудрые, честные и верные компаньоны даром не достаются.
- Что ж, если это и заблуждение, то, во-первых, оно меня вполне устраивает, а во-вторых, не так уж сильно оно далеко от истины. Я почувствовал вашу силу, как только вы приблизились к городу на половину дневного перехода. А ожидая встречи внизу – так и вовсе был пронзен нехилым поисковым импульсом. Что до моей верности - да, тут ваши сомнения понятны, настолько насколько они нелепы в мудрости. Вампирам всегда не верят, увы. Но я докажу вам, что мои слова не пустой звук. Я согласен на любое ваше условие, испытание и даже, - граф пристально посмотрел в зеленые глаза колдуньи, - ритуал.
"Магия крови, - мелькнула мысль у Рэйлии. - Он понимает, что предлагает?"
Чермак терпеливливо ждал. По лицу ведьмы было видно, что предложение ее заинтересовало, но что она назначит в качестве цены? Неужели все-таки ритуал? Ему было слегка не по себе, хотя какая разница чьим слугой быть: Князя или придворного мага? Он решил все еще утром. Теперь остается лишь ждать...
Получить в качестве слуги вампира было заманчиво и опасно. Стараясь не выказывать смятения, бушевавшего в ее душе, ведьма спросила:
- Вы понимаете, что значит ритуал, Войтех? Вы понимаете, что я свяжу вас своей кровью и разорвать эти узы сможет только моя смерть?
"Великие боги, ведьма, зачем ты это спрашиваешь? - настойчивым рефреном билось в голове магички. - Немедленно делай это. Не-ме-длен-но."
Несколько минут вампир сосредоточенно молчал.
- Да, Рэйла, я понимаю. Долгое время я был связан с Князем, но он... Это долгая история и сейчас ей не место и не время. Идя сюда, я предвидел, что вы пожелаете обезопасить себя ритуалом. Да, я понимаю, и я согласен. Но и вы должны знать: даже после ритуала я не стану послушной марионеткой в ваших руках, но предать вас или пойти поперек я не смогу. Итак, когда вы желаете скрепить наш союз?
Рэйлия нервно хрустнула тонкими пальцами.
- Виорика, дитя мое, - негромко позвала она.
Рыжеволосая адептка возникла на пороге, скользнув взглядом по вампиру.
- Миледи?
- Принеси мне мой жертвенный нож, атам. Он, кажется, валялся между травником и сапогами для верховой езды. Побыстрее, Виорика, пока, - быстрая улыбка в сторону Чермака, - мессир граф не покинул нас.
Дождавшись, когда девушка уйдет, Рэйлия встала и подошла к окну. Ветер доносил с площади запах рыбы, уже порядком надоевший магичке. Она поморщилась, захлопнула окно и сказала:
- Мы заключим сделку сейчас, Войтех. Надеюсь, вы позавтракали?
- Ваше нетерпенье мне нравится, миледи, - вампир усмехнулся. - Я уже даже пообедал.
- Я вообще крайне нетерпеливая особа, - вздернула бровь магичка, - в чем вам еще придется убедиться. А сейчас молчите. Я, быть может, одна из лучших, но магия крови даже для меня является крайне сложным обрядом. Тем паче, что вы до сих пор связаны с Князем. Виорика, дитя мое, входи.
- Но... я еще не стучала, миледи, - протянула нож адептка.
- Не важно, - отмахнулась вошедшая в раж Рэйлия. - Иди. Передай сэру Оливеру, что мы никуда не едем.
Совершенно переставшая понимать что-либо Виорика повиновалась.
- Кхм, - пробубнила ведьма, проведя пальцем по ребру ножа. - Нож можно было бы и наточить. Как бы шрамы не остались.
Она воздела руки над головой и запела чистым, высоким голосом. В комнате заметно потемнело, в воздухе запахло свежестью и замелькали искры. Вампира, начавшего привставать, вдавило в кресло невероятной тяжестью. Искры замелькали быстрее и объединились в кольцо, сомкнувшееся вокруг магички и Войтеха. Глаза ведьмы стали серыми, слегка дрогнувшей рукой она рассекла запястье и поднесла к губам вампира.
- Пей, рожденный дважды Чермак. Пей, слуга тьмы, и прими мою власть. Силой своей крови, властью, что дают мне стихии, я разрываю узы твоего прежнего господина и связываю тебя клятвой верности. Отныне и навеки - ты мой. Благом я вознагражу за верность, за предательство отмщу серебром и огнем. Пей, обреченный на жажду. И прими мою власть.
- Я принимаю твою власть, - прохрипел вампир, впиваясь в рану.
Сладкий ток пробежал по жилам неживого. Кровь мага оказалась густой, пряной и Войтех с большим трудом заставил себя остановиться, оторваться, не выпить до дна. Сделав ровно три глотка, он поднял голову и посмотрел в глаза колдуньи. Кровь, оставшаяся на губах, жгла нестерпимо. Наступило запоздалое осознание стихии - огонь. Рэйлия медленно положила руки на плечи вампира. Огненное кольцо погасло и на комнату рухнула тьма.
- Махалаат тебя раздери, - выругалась Рэйлия, - Опять я не рассчитала выход силы. Войтех, вы живы? То есть, мертвы? Проклятье, как у вас вообще это состояние называется-то?
Она пощелкала пальцами и в комнате зажглись свечи. Вампир обессиленно полулежал в кресле и казался еще более бледным, чем обычно. На губах медленно затягивался ожог от крови ведьмы.
- Оно называется вечная жизнь, госпожа, а вот то, что вы со мной сейчас сделали... Это называется принять клеймо, судя по ощущениям, - граф недовольно провел рукой по губам, чувствуя, что от ожогов на плечах он так легко не отделается.
В комнате светлело. Очередной порыв ветра открыл окно и, ведьма, не посчитавшая нужным далее изображать светскую даму, выругалась. Под окном расположилась тележка торговки рыбой, визгливый голос которой больно ввинчивался в уши.
- А вот кому рыбу, свежую рыбу, только что из моря. Чудесная рыба, свежая рыба.
Рыба, судя по запаху, была свежей во времена молодости Войтеха. Но торговку это не смущало и она продолжала нахваливать свой товар, размахивая огромным тунцом.
- Чтоб тебе этой рыбой подавиться! - в сердцах рявкнула Рэйлия, свешиваясь из окна.
- Дивные слова, миледи. Оказывается, у нас много общего и помимо крови - я тоже ненавижу рыбу! - громкий смех вампира чудно срезонировал с тихим звоном задрожавших стеклянных и хрустальных приборов колдуньи.
Вопли торговки резко прекратились и тележка стала поспешно удаляться от окна, извергающего проклятья королевского мага и громовые раскаты мужского смеха.
Кысь
Тали сидела в тесной задней комнате того, что сам владелец называл клубом, прикусив кожаный чехол флейты и сдерживая злые слезы. Здесь плохо пахло, десятками немытых тел, прошедших через кривую кровать, их потом, кровью, рвотой и жиром. Здесь было темно, и солнечный свет, проникающий сквозь окошко у самого потолка, казался таким свежим, теплым и ласковым, что от одного вида щемило под ребрами, а слезы начинали лить с новой силой.
Жизнь попрошайки никогда не была простой: приходилось и голодать, и мерзнуть, и убегать что есть ног, а потом таиться до самого рассвета в ледяной подворотне, надеясь на чудо. Приходилось драться и получать побои. Но хуже чем сейчас - не было давно.
Еще утром бродяга была полна хороших предчувствий после долгой дороги. Они были как-то раз с отцом в этом городе, и он играл на старой мандолине в таверне вечером, а Тали все утро веселила базарных людей танцевальными напевами флейты, которые тогда еще только училась играть. Был день хорошей торговли, и покупатели рыбы не скупились на мелочь, а кто-то даже сунул в корзинку для мелочи сладкую булку. Ничего лучше Тали не ела за всю свою жизнь. С тех пор она выросла, научилась играть и врать, предсказывать судьбу и красить светлую кожу древесной корой, но возврат сюда, к запаху рыбы, темному морю, силуэтам маленьких рыбацких лодок и больших кораблей из-за моря, все равно казался ей обещанием чего-нибудь хорошего. А потом можно было впервые за годы пойти на юг, к лесам. Там Тали не была с самого раннего детства, но до сих пор помнила как по-другому пахнут лесные деревья, хозяева на своей земле, которых даже упорные человеческие земледельцы не смогли оттеснить далеко.
Но ничего этого не случилось. Город изменился: уже от самых ворот за оборванкой прицепился какой-то мальчонка, который исчез, как только она достала флейту. Базар был шумным и людным, но никто даже не смотрел в сторону уличного музыканта, а те, кто натыкался взглядом случайно - отводили глаза. Никто даже не слушал музыки. Это встревожило Тали, и она рано заметила двоих мужчин, вышедших словно из ниоткуда, но припустивших за ней, как только попрошайка собрала свои нехитрые вещи и побежала прочь.
Стены и углы мелькали так быстро, что Тали не успевала запоминать дороги. Ее стертые пятки откликались болью на каждый шаг, но бродяжка только крепче обнимала мандолину в чехле и ускоряла бег. Она привычна была к погоням: в столице патруль, бывало, давил уличное рванье лошадьми или испытывал на них оружие, а сбежать от конного было куда сложней, чем от пешего. Но преследователи были не медленного десятка, были обуты, сыты, и, к тому же, знали здесь каждую улицу. Тали начала выбиваться из сил, ее ступни и легкие словно горели огнем, а перед глазами плыли разноцветные пятна. Свернув за последний угол, и обнаружив глухой забор вместо заветного выхода, она даже не стала пробовать повернуть назад.
Первый из догонявших ее, высокий худощавый мужчина с мохнатыми бакенбардами, чем-то похожий на помесь медведя и ласки, не стал тратить время на разговоры: не останавливаясь, он схватил бродяжку за шкирку словно щенка и впечатал в стену так, что драгоценная мандолина хрустнула. Инструмент был почти уже сломан, и потому Тали ревностно оберегала его, не расчехляя снаружи даже ради верного медяка, но, увидев, как женщина бережно пытается укрыть содержимое чехла, громила не удержался от того, чтобы пнуть драгоценность ногой. Дерево затрещало, бродяжка выпустила сумки с вещами и загородила их своим телом. Конечно, прилетело и ей.
- Тебе кто разрешал тут играть, ты, черномазая обезьяна? Платить налог за свою свистульку будешь?
Подоспел и второй преследователь. Он был ниже чем первый и много толще в обхвате, но двигался с ловкостью упитанного кота. Его светлые, почти белые волосы были заплетены в небрежные косы, а борода, напротив, аккуратно подстрижена.
- Так себе улов, - одним быстрым взглядом оценил он попрошайку.
Та, понимая, что не вывернуться уже никак, молча развязала одну из тряпок и положила перед собой. Заблестела потертая медь.
- Ха. Не, так не пойдет, милая, - светловолосый встал так, чтобы загородить спасительный угол и скрестил руки на груди. - А ну раздевайся.
Бродяжка вжалась в стенку еще сильнее и прибавила к горстке меди еще мешочек гадальных рун, только больше рассмешив того, что носил косички и бороду. Его похожий на ласку подельник расстегнул ножны.
- Помочь?
Тали в панике смотрела на лезвие, блестящей полосой показавшееся между рукоятью и кожей чехла. Она мало знала о настоящих бойцах, но даже ее скудного понимания хватало на то, чтобы не пытаться удрать: эти двое не были обычными бандитами-увальнями из подворотен. В их движениях слишком легко читалась слаженность и отточенность дорогих, долгих тренировок, плохо замаскированная напускной небрежностью. Попрошайка покорно начала развязывать пояса и платки.
Когда от ее причудливого одеяния осталось совсем ничего - рубашка и пара юбок - светловолосый взмахнул рукой.
- Хватит. Сколько, ты думаешь?
- Ну... На двадцатку потянет, но точно не больше, - высокий громила задумчиво осмотрел бродяжку, так, словно остатков одежды на ней и не было, но одновременно - без интереса, словно была она не человеческой женщиной, а, например, оленем.
- Ну и то хлеб, - согласился второй. - Ты. В счет долга будешь работать тут неподалеку. Хорошее место, веселое...
Тали была все еще так напугана, что мысли мешались, к тому же у нее очень болело ушибленное плечо и еще больше она беспокоилась за покалеченный инструмент. Мандолина была редким, тонким, любимым инструментом и единственной кроме флейты памятью об отце. Но разговор о деньгах внушил ей призрачную надежду.
- Милостивый господин, я вам тридцать заработаю, только можно я поиграю? Вот увидите, на базарах пляс любят, хорошо подают. А то я и танцевать не могу-то... - заискивающе-униженным голосом залепетала бродяжка.
Светловолосый посмотрел на нее, будто на лягушку, которая по какому-то недоразумению вдруг заговорила.
- Заткни ее, а?
Но попрошайка покорно затихла сама, принявшись шустро подбирать пояса и юбки, а главное, заткнув флейту за пояс. Ее поспешность изрядно отдавала паникой.
- Тряпки тут оставь, - фраза была обращена к высокому. Тот со скоростью, выдающей богатую практику, скрутил девчонке за спиной локти и перемотал ее же платком. Выпотрошив сумку поменьше, он натянул ее бродяжке на голову. В таком виде они и пошли куда-то, вниз и вглубь города, туда, где пахло рыбой, дешевым спиртом и человеческими выделениями.
Объяснение с владельцем притона было короче, но таким же неприятным: на этот раз плечо Тали разодрали до крови, а ступню она изрядно потянула сама в неудачной попытке сбежать. Ее еще пару раз ударили для острастки, проволокли за волосы по длинному коридору и бросили в эту комнату.
И теперь Тали могла плакать и кусать губы, сколько хотела, но не могла ни выбраться, ни узнать о судьбе своей мандолины, ни даже защититься от неизбежного и ужасного будущего: запах соли, дешевого пойла и грошовых белил выдавал назначение заведения, в которое ее продали, лучше самой кричащей вывески.
Леоката
Совместно с Алеран.

Госпожа придворный маг лежала в постели и тщетно заставляла себя уснуть. Вампир занимал все ее мысли. Хитрый, умный, неизменно вежливый, скрывающий за невозмутимостью свои мысли. Его визит к ней…что-то подсказывало колдунье, что Чермак преследовал только ему ведомые цели, достигнуть которые он хотел любой ценой. Пусть даже ценой собственной свободы. Ведь она могла снять узы Князя если не легко, то без труда. За отдельную плату. Но умолчала об этом, предпочтя получить сильного, но опасного слугу. Впрочем, пока он хранит ей верность, она будет помнить о своих обязанностях сеньора по отношению к вассалу. До сих пор ее приближенные не жаловались на несправедливость своей госпожи. А может быть, просто опасались это делать.
Для мыслей о Войтехе была и причина личного свойства.
Приятно грели думы о том, что члены Совета магов лопнут от зависти, увидев подчиненного вампира. А уж то, что он за срок своей долгой жизни,…гм…, посмертия накопил столько знаний и опыта, что его просто можно было использовать как библиотеку, наполняло всю сущность ведьмы восторгом. Еще вампира можно было бы возвысить до личного советника…Но это потом, когда он докажет свою верность и свою мудрость.
Этот обряд…Рэйлия стукнула подушку кулаком. Как она могла забыть о том, что ритуал связывает незримой нитью обе стороны – и мага, и его жертву! Теперь она сожалела, что не удержала исход сил и причинила боль вампиру. Ведь каждый раз, как она входила в его сознание, она ощущала, как горят его плечи, и эта страшная, мучительная боль обжигала и ее.
«Надо будет послать в лавку травника за мазью от ожогов, - мелькнула у нее мысль, - впрочем…»
Додумать Рэйлия не успела. Сон наконец-то сморил ее...

...Утро, как обычно началось с воплей торговцев, зазывающих покупателей. Ведьма попыталась спрятать голову под подушку, но проклятая вчера торговка рыбой орала столь истошно, что Рэйлия-таки поднялась с постели. После обряда крови ее слегка мутило и она спустилась вниз в поисках завтрака. Перепуганные служанки метнулись по углам и желанный завтрак ведьма получила лишь после того, как громко рявкнула на них.
- Миледи, - сэр Оливер, командир охраны придворного мага робко мялся с ноги на ногу, держа почтового голубя, - Письмо от короля.
- Благодарю вас, сэр Оливер. Давайте письмо и отпустите уже птичку.

Свиток с письмом был небрежно засунут в рукав блузы. Но позавтракать колдунье так и не дали.
Дверь распахнулась от сильного толчка и в гостиницу вошел крепкий, дородный мужчина в бархатном кафтане, немного вытертом на локтях, таких же хороших, но не новых штанах и сапогах. Лицо с аккуратно подстриженой бородкой и кустистыми бровями было сердитым.
-Где тут у вас маг остановился?- спросил он пробегавшую мимо подавальщицу.
-Вон она сидит,- не стала отпираться девушка, поспешив убраться. Купец повернул голову в укзанном направлении, увидел женщину за столом, и направился прямо к ней.
-Это что ж получается, уважаемая? Разбойники совсем разгулялись, честных купцов грабят. Налоги с нас за что берут?
От громкого голоса Рэйлия чуть не поперхнулась яичницей. Медленно положив столовые приборы на стол, она подняла глаза на мужчину и долгим, пристальным взглядом осмотрела его лицо.
- Таак, - протянула она, - утро перестает быть добрым. Вы кто, мил-человек?
-Купец я, пряностями торгую. От нашей гильдии короне самая большая выгода! Налоги платим такие - никто другой не даст столько. А на что идут налоги, а? Форт вон старый. Пираты житья не дают!
- И в чем заключается суть вашего обращения к королевскому магу? - криво улыбнулась Рэйлия, - У вас есть жалобы?
-А то ж не быть!- купец немного взял себя в руки, поняв, какую важную шишку потревожил, но решил не сдаваться,- говорю же - ограбили меня в море! Все добро, непосильным трудом нажитое! Жизнью рисковал! Да главное, отобрали погодный амулет, а без него ж в наши моря не выйти!
- Ограбили, говоришь? Амулет отняли? Ну, человек ты не бедный, новый у мастера амулетов закажешь, - ведьме надоел настырный купец.
-Да откуда у меня деньги?- иначе запел купец,- вы думаете, тут торговля хорошая? Да каждый обобрать норовит, честную цену никто ж не дает! На последнее вот кораблик снарядил, а его, спасибо, не потопили. Все, что годами наживал, все пропало... Да и долго амулет делается, разорюсь совсем... Дети голодные дома сидят, ждут, когда папка гостинцы привезет, а папка вот... в море не может выйти, чтобы не утопнуть,- в глазах мужика была настоящая тоска, будто его уже собрались высаживать в шлюпке посреди шторма.
- Купчина, чего от меня-то ты хочешь?
-Так понятно чего,- удивился недогадливости магички купец,- вы амулетик-то найдите мой...
Сначала в его планах были требования найти и вернуть весь товар, список - изрядно дополненный перед выходом, лежал в кармане. Но, королевский маг все-таки... Не рассердилась бы.
- Пятьдесят золотых, - в глазах Рэйлии плясали зеленые искры.
-Помилуйте,- купец схватился за сердце,- по живому же режете! Вам же пройтись только, слова пошептать - вам все на блюдечке принесут!
- По-живому, говоришь? На блюдце? Тогда сто.
-Хорошо, пятьдесят. Видят боги, себя без ножа режу,- грустно согласился купец, втягивая живот и щеки
- Деньги вперед. И пшел вон, - Рэйлия с грустью посмотрела на остывшую яичницу.
-Конечно, вот сейчас вам расписочку,- засуетился купец.
- Деньги, дражайший. Иначе я тебе тоже расписочку напишу. Что работу свою выполнила.
-Так я ж подумал, вам тяжело таскать будет. Бренчит, карман тянет,- купец полез в кошель на поясе, позвенел, высыпал часть золота на стол. Потом сунул руку за пазуху, за другим кошелем, гораздо более тяжелым, добавил оттуда немного.
- Своя ноша не тянет, любезнейший. Только здесь всего 40 золотых, - прищурила глаза ведьма, не прикасаясь к золоту.
-Остальное серебром могу, нужна вам эта мелочь?
- Досыпай.Тебе ведь нужен амулет?
Купец сделал страдальческое лицо, высыпая горку серебра рядом. Вышло чуть больше, но отсчитывать он поостерегся. Не заладился у них что-то разговор...
-Вот умница, - похвалила его магичка, - еще и сверху приплатил. Все заказ твой приняла, давай сюда носовой платок, или что там у тебя вместо него. И пшел отсюда.
Купец неуверенно полез по карманам. Платок ей... Мы, небось, во дворцы не ходим, на землю сморкнуться можем... А, вот, жена положила, молодец...
-Держите, госпожа магиня,- он протянул мятый, но чистый кусок ткани.
- С кружевом, надо же, - слегка опешила Рэйлия, - иди, купец, не отвлекай меня.
Она демонстративно отвернулась и принялась лениво ковырять вилкой содержимое тарелки.
-Не смею мешать, госпожа магиня,- купец всем видом показал, что уже уходит, уже нет его,- а когда мне амулетик-то ждать? В нашем деле быстро оборачиваться надо, иначе до нитки оберут.
- Быстро только кошки родят, - просветила его колдунья, - Тебя известят. Иди уже.
Магичке не хотелось, чтобы аппетитного купца застал вампир.
Раскланявшись, купец, в конце концов, направился к двери. Стоило ему отвернуться, как лицо сразу стало серьезным и сосредоточенным - прикидывал, как потратить время, чтобы вернуть хотя бы часть похищенных товаров.И хотя бы частично покрыть убытки, причиненные ему алчной магичкой.
bluffer
Этот небольшой скальный уступ Войтех облюбовал почти три месяца назад, как только прибыл в эти края. На рассвете, пока лучи солнца еще трусливо прятались за горизонтом, но сумеречный морок уже сходил на нет, здесь было приятно поразмышлять, наслаждаясь одиночеством, спокойствием и легким бризом, пахнущем морем, а не трижды опротивевшей рыбой.
Ирев раскинулся по правую руку вампира во всей девственно – чистой утренней красе. Каменные фасады домов словно парили в туманной предрассветной дымке. Улицы еще не заполонили тучи торговцев, напыщенных вельмож, полупьяных от ночных приключений моряков, редких мастеровых, сонных стражников и вездесущих плутоватых бродяг.
«… приветствуем Вас и шлем Вам свою милость. Ваше послание магическим вестником было доставлено. Рад, что вы осмотрели магические укрепления и находите их…» - внезапно пронеслось в его голове. Вампир нахмурился, что за странный пергамент? Плечи покалывало в местах, где прикоснулась ведьма.
Правильно ли он поступил, согласившись на обряд? Если он ошибся, эта глупость ему дорого обойдется.
Лучи солнца, наконец, прорвались на свободу, окатив мир бледной позолотой. Войтех не успел ступить в тень от ненавистной ослепительности, которую он даже не заметил в задумчивости.
«Ох, что же это? Троллья преисподня! Я даже не почувствовал!» Нет, солнечный свет и раньше не вредил ему, правда снижал физическую активность и доставлял неприятное зудение, Чермак пытался избегать его по возможности. До этого дня. Сейчас он совершенно ничего не ощущал. Даже тень кажется стала более густой и четкой.
«Это все кровь ведьмы!» - вампир окатил пустынный выступ громовыми раскатами смеха. – «Ай, да, обряд!»
Продолжая смеяться, он спустился и неторопливо направился к городу. Ожоги на плечах? Ерунда. Он терпел и не такое. И даже странная внезапно возникшая в мыслях яичница не важна сейчас, его больше интересовало, что еще ему досталось с кровью королевского мага…
Леоката
Совместно с other


Трактат Альверина Трезвомыслящего с воплем: "к троллям!" полетел в стену. Впрочем, долететь до стены не успел и вспыхнул, догнанный пульсаром. Хлопья сгоревшей бумаги живописно закружились по комнате, сизый дым окутал разгневанную Рэйлию.
- Быр`гым гхаш гымм`ня, - орочий язык, как никакой подходил для ругательств. Госпожа придворный маг отчаянно скучала. И лишь письмо короля, которое принес ей почтовый голубь, удерживало ведьму от возвращения в столицу. Да еще, пожалуй, амулет купца.
- Миледи, вы ругаетесь, как портовый грузчик, - Войтех, как всегда, вошел бесшумно. - Это недостойно вас. Что вы сожгли на этот раз?
- К троллю миледи, - взорвалась магичка. - У меня, в конце концов, есть имя. Альверина Трезвомыслящего. И, поверь мне, если хоть кто-нибудь вспомнит этого писаку в моем присутствии, я прослежу, чтобы сей опус сожгли на спине у этого недостойного господина.
- Уж не меня ли ты имеешь в виду, Рэйла? – нагло усмехнулся вампир. - Боюсь, подобной чести я не достоин.
Рэйлия окинула его недовольным, быстрым взглядом, но промолчала. Обмениваться колкостями с вампиром было забавно и интересно, но в последнее время Войтех явно брал верх. Видимо, сказывался шестисотлетний опыт. Она взяла в руки свиток с королевским письмом.
- Что стоишь, как истукан? - кресло подло пнуло Чермака под колени. - Присаживайся. У меня есть задание для тебя. Тебе свиток вслух прочесть или сам читать умеешь?
Злой взгляд вампира предупредил мага, что она немного хватила лишку.
Письмо было написано быстрым, неровным почерком (король Диндар не доверял писцам): «Госпожа придворный маг! Мы, король Диндар Аридийский и проч. приветствуем Вас и шлем Вам свою милость. Ваше послание магическим вестником было доставлено. Рад, что вы осмотрели магические укрепления и находите их в неудовлет(зачеркнуто). Жаль, что вы осмотрели (зачеркнуто). Приказываем Вам задержаться и наладить магическую защиту форта, а также подобрать мага, способного обслуживать форт. Заодно, разберитесь с контрабандистами. Уж больно много ущерба от них. Обязываю вас подумать об эльфах. Диндар-Король всей Аридии.».
- От слова "заодно" меня уже воротит, - магичка лениво наматывала прядь распущенных черных волос на палец, - король любит его. У него даже войны "заодно" случаются.

В библиотеку, не постучавшись, вошла Виорика, брезгливо держащая двумя пальцами какой-то сверток. Сверток ужасно пах рыбой.
- Что это, Виорика? - сморщив нос, спросила Рэйлия. - Неужели это, то о чем я думаю?
- Да, миледи, - коротко ответствовала рыжеволосая.
- Виорика, отдай это служанкам, пусть хорошенько постирают, а потом высуши бытовым заклинанием. Мне это нужно к вечеру. Войтех, твое мнение?
- Контрабандисты - как волны на море, вы видели море без волн, Рэйла? Вот и я: видел, но редко. Я был в этом городе лет семьдесят тому назад, тогда они не так наглели и держались далеко за береговой линией. Так что вы хотите от меня: чтобы я обернулся сизым голубем и заклевал всех пиратов этой милой бухты? - легкая ухмылка на лице вампира не скрыла от ведьмы его сарказма.
-Голубь - не самая подходящая птица для уничтожения пиратов, мой драгоценный, да и оборачиваться ты не умеешь. И последнее: помнится, один знакомый вампир предлагал мне себя в качества мудрого и верного компаньона?
- Я много чего умею и без всяких дешевых фокусов. Не прими за оскорбление, просто я не вижу пока тут возможности тебе помочь. Ты же маг - вот и думай, как организовать защиту. А насчет контрабандистов... Совет? Ну, что ж, наверняка у пиратов поблизости есть укромное местечко, раз уж они тут так расшалились. Найти его не составит труда. Пара-тройка этих бестолочей непременно ошивается в местном борделе.
- Впрочем, контрабандисты интересует меня в последнюю очередь, - Рэйлия кинула вампиру платок купца. - У этого милого человека пираты украли амулет погоды. Зачем он им понадобился - одни боги ведают, но... Деньги я взяла вперед. Поэтому, сегодня вечером нас ждет увеселительная прогулка.

Вампир даже не поднес платок к лицу, просто подержал в руке.
- Этот "милый человек" глупый скупердяй и прелюбодей к тому же. Такому сам Далаар велит помогать, - зло усмехнулся граф.
В комнату вошла Виорика с уже знакомым свертком в руках. Издевательски поклонившись Войтеху, она протянула сверток ему.
- Надеюсь, тут свежевымытый младенец? - Войтех быстрым движением развернул сверток, не замечая оторопелости на лице рыжеволосой.
- Не угадал, всезнайка. Это твоя одежда на сегодняшний вечер. Цени. Сэр Оливер лично вытряхивал пьяного моряка из этих чудесных портков. А если учесть, что он тебя не очень-то и любит...
- Было бы странно, если бы он меня любил, - нежно промурлыкал вампир. - Даже ради тебя, Рэйла, я не надену это тряпье, со всем уважением. Да и к чему нам этот маскарад? Меня никто в городе не знает: скрытность - залог спокойного существования любого вампира, знаешь ли.
- Зато меня в этом городе знают все. А поскольку я намерена лично сунуть свой нос (да-да, можешь не качать неодобрительно головой) во все, что меня не касается, я вынуждена приказать тебе надеть это тряпье. А сейчас послушай меня внимательно: мне нужно, чтобы ты отправил своих прихвостней на разведку в трaктиры и бордель. И не вздумай врать, что их у тебя нет. Время у тебя до вечера.
- Хорошо, госпожа. Могу я задать один вопрос?
- Можешь.
- Это письмо вашего короля... Я уже видел его. Нет-нет, не бойся шпионажа, сегодня утром оно мелькнуло в моей голове. Я не хочу ничего скрывать от тебя, ты тоже чувствуешь мои мысли?
- Это - расплата за обряд, Войтех.
- Я не против, надеюсь, это развеет твои сомнения в моей верности, кои я все еще чувствую в твоей голове.
- Соваться в чужую голову без спроса - не тактично, - назидательно произнесла ведьма, подняв палец. - Это я не устаю повторять своим адептам. Пшел вон, упырь. Жду вечером с докладом.
- До моего любимого времени суток, ведьма.
Леоката
совместно с other

День Рэйлии не был насыщен событиями. Бургомистр попытался получить аудиенцию, наткнулся на непреодолимое препятствие в лице сэра Оливера и, горестно стеная, уехал в карете. Ответы на письма, работа с документами и чтение очередного трактата не заняло столь много времени, сколько хотелось бы ведьме. Наконец, на город опустились долгожданные сумерки. Магичка заняла любимую позицию - у окна. Без макияжа, в простом крестьянском платье и с косами, уложенными по бокам головы, она выглядела совсем юной девушкой, только профессиональная жесткость взгляда портила это впечатление.
- Ну, входи уже, - недовольно проворчала она. - Все равно прятать свои мысли от меня ты еще не умеешь. И постарайся не испортить линии октаграммы, я ее добрую половину дня рисовала. Да, и не вздумай смеяться - клыки выбью.
- Ох, октаграммы... моя бурная молодость, - вампир тепло улыбнулся своим воспоминаниям. - Какой смех, моя госпожа - даже я бы так не нарисовал.
Ведьму злила и забавляла постоянная нотка сарказма в его речах.
- Мдааа, - мрачно протянула она, - Вообще-то, я говорила о своем внешнем виде. Да, и почему ты еще не надел робу моряка?
- Меня больше интересует внутреннее содержание человека, чем внешнее, но сейчас не об этом. Не мог же я показаться в городе в этом рванье, тут переоденусь. Насчет амулетика...
- Ты его нашел?
- Нашел. Мы можем убить двух троллей одной дубиной, моя прекрасная госпожа. Амулет в городе. Бестолковые пираты притащились с ним в местную пивнушку. Впрочем, они же не знали, что глуповатый купец наймет так кстати находящегося тут мага, а у того окажется в помощниках умный и сообразительный вампир, так что теперь мы накроем всю шайку, - надменное лицо кровопийцы источало сверхсамодовольство.
- Даааа, - еще более мрачно протянула Рэйлия, - а ведь кто-то обещал, что будет еще и скромным компаньоном.
- Я лишь констатировал факт, светлейшая, - улыбку и самодовольство как ветром сдуло. - Рэйла, пока мы не отправились в это чудное увеселительное заведение, у меня тут есть еще кое-что...
- Что именно? Ей-ей, ты не - вампир. Ты - мешок с сюрпризами.
- Я сам наведался в таверну, где мой осведомитель засек амулет, там что-то не так.
- В таверне? Что там может быть не так? Хватит говорить загадками.
-Нет, рядом, в борделе по соседству. Я почувствовал... странное существо.
- Позволь узнать, а что ты делал в борделе? - внезапно заинтересовалась магичка.
- К твоему сведению, мне нужно питаться, а потерю пары литров крови подвыпившие моряки сразу и не заметят, может, девушка была очень горяча - вот и вымотала, - ухмылка исказила бледное лицо. - Какая разница, что я там делал, ты слышишь, что я говорю? Не будь ревнивой, вспомни, что ты маг, женщина!
- Чтоб у тебя язык отсох, упырь! Странное существо, говоришь...Ты чуял запах крови этого существа?
- Нет, кровь тут не при чем, я... я не смог определить кто это. Давай заглянем туда? Или хотя бы попробуй посмотреть, как ты это умеешь, когда будем проходить мимо.
- Хорошо. Иди, надевай тряпье. Да, и с этого момента ты живешь здесь. В конце концов, ты в моей свите.
- Меня заключают в темницу? - льда в голосе вампира хватило бы на все горные вершины Аридии.
- Мне нужно, чтобы ты всегда был под рукой. Или тебе дорог тот гроб, в котором, по поверьям, ты должен проводить день? Войтех, не заговаривай мне зубы. Тебе все равно придется надеть эту одежду, даже если ты считаешь это моим капризом.
- Не думал, что королевский маг верит в глупые крестьянские суеверия вроде гроба, серебра и осиновых кольев. Ты меня позабавила, - засмеялся Чермак. - Я переоденусь, моя госпожа, готовься к нашему романтическому свиданию, не переусердствуй с духами, они сбивают мне обоняние...
Вампир поспешно выскочил за дверь, чтобы не слышать, что еще ему можно сбить, по словам королевского мага.
- Виорика, - негромко позвала ведьма, неожиданно спокойная и серьезная - Поди сюда, скорее.
- Да, миледи?
- Тебе придется держать контур заклинания переноса. Я не знаю, как долго граф и я пробудем в городе. Справишься?
- Конечно, миледи, - Виорика засияла от гордости, что сразу бросилось в глаза хмурому Войтеху, с мрачной улыбкой вошедшего в комнату. Одежда была живописной. Грубая роба, бывшая когда-то белой, была украшена красными заплатками. Красные штаны, в тон заплаткам, заправлены в новые сапоги вампира, почему-то не пожелавшего примерить обувь матроса. Рыжеволосая ведьмочка сначала робко захихикала, потом засмеялась в голос. Красные заплаты были ее идеей.
- Ты знаешь, - Рэйлия придирчиво осмотрела вампира, - тебе даже идет.
- Мне все идет, - недовольно хмыкнул вампир, - отправляемся. Самое время.
- Становись в центр рисунка. Проклятие, что же я его таким маленьким сделала?
- Я возьму тебя на руки.
Рэйлия онемела. Пока она собиралась с мыслями, чтобы подыскать достойный ответ, Чермак легко подхватил ее и кивнул Виорике, чтобы та читала заклинание. Столб света охватил ведьму и вампира, а когда он погас, в комнате осталась только рыжая.

Переход получился не слишком удачным. Войтех с удивлением обнаружил, что стоит в самом центре мусорной кучи за борделем.
- Троллев упырь! - Рэйлия снова обрела голос. - Немедленно поставь меня... Нет, сначала выйди из мусора, а потом поставь меня на землю.
- Успокойтесь, госпожа. И в мыслях не было ничего дурного... Хотя, пахнешь ты очень вкусно. Жаль, что я сыт.
- Отравишься, - спокойно отозвалась ведьма. - Это бордель, если я правильно понимаю?
- Он самый. И как это ты сразу определила? Начинай... а нет, погоди, - вампир закрыл глаза и втянул носом воздух. - На левую стену, в середину здания.
- Ты бы все-таки поставил меня на землю, я не могу колдовать в таких условиях, у тебя железная хватка, - поморщилась магичка. - Левая сторона, середина... Левая сторона, середина...
Глаза ведьмы посерели, а сама она стала удивительно легкой. Настолько легкой, что вампир слегка опешил и разжал руки. Рэйлия с воплем плюхнулась в самый центр мусорной кучи.
- Войтех, это девушка. И она мне нужна, - магичка была необычайно серьезной, даже прилипший мусор не привлек ее внимания. - Что стоишь, болван? Задняя комната с маленьким окном, грязная худая бродяжка.
- Если ты все-таки позволишь мне снять это тряпье, я смогу зайти туда клиентом. Куда притащить девчонку?
- Держи, - Рэйлия вложила в его руку кристалл горного хрусталя, - Бросишь себе под ноги. Руна для активации портала - "аль". Сдашь с рук на руки сэру Оливеру и прикажешь ему немедленно собираться в путь. Девчонку пусть приведут в порядок. Поаккуратнее с ней. Да, и сними это тряпье, что ли...
- Для начала придется найти нормальную одежду, ведь знал же, что этот твой маскарад все испортит, - вампир еще долго ворчливо изрекал какие-то неведомые королевскому магу проклятья, смутно напоминавшие ругань орков.
- Оценила, - кивнула ведьма, - И прониклась. Если ты закончил, то сообщаю тебе, что я могу навести морок нормальной одежды. Но, впрочем, можешь поругаться еще немного. Я запоминаю.
- Тихо, вот и клиент. Размер мне вполне подходит, - вампир бесшумно скрылся во тьме, оставив ведьму нервно хмурить брови.
Девушка за стеной, эта грязная оборванка, источала такую силу, что Рэйлию тянуло туда неодолимо. Магию, такой силы она никогда еще не встречала. Но бродяжка не была магом - это несомненно. Скорей бы оказаться с ней рядом, но сейчас вмешиваться было нельзя - женское чутье говорило, что вампир тут справится куда лучше нее. Вздохнув, она подобрала юбку, брезгливо смахнула мусор и пошла в сторону таверны. Пятьдесят с лишним золотых все-таки были взяты вперед.
bluffer
совместно с Кысь

Кровь отдавала ромом, Войтех поморщился - он не любил человеческое пойло. Пожалуй, совсем убивать не стоит, все же это вельможа, хоть и небогатый - могут хватиться. Вампир остановился, когда жертва уже обмякла и обрела полуобморочную кондицию.
С размером он не угадал - кружевные манжеты рубашки слишком выступали из рукавов просторного камзола, превращая его в пугало в дорогих одеждах. "Чтоб тебя Далаар в своих чертогах сгноил, глупая ведьма!" - вампир резко затянул тесемки галифе и удрученно побрел к борделю.
Охранники, отличающиеся от троллей только наличием человеческой одежды, даже не взглянули на него - еще бы, в это время народ сюда шел самый разнообразный. В холле на видавших виды кушетках несколько полуголых девиц уже обхаживали еще сомневающихся клиентов. Вампир отошел подальше от светового круга, образуемого единственной разожжённой здесь люстрой, и прислонился к стенке, состряпав как можно белее нетерпеливое лицо.
Ждать долго не пришлось. Через минуту около него уже засуетился подобострастный прыщавый паренек - местный сводник.
- Господин изволит что-то особенное? Рыжую, темную, светлую? Быть может двоих? - жеманная улыбка растекалась по его приторной физиономии.
- Господин изволит нечто совершенно особенное, - шепотом сконфуженно промямлил граф.
- Мы удовлетворяем любые фантазии, даже самые необычные. Вы можете нам довериться, - подмигнул прыщавый.
- Видите ли, любезнейший, - Войтех помялся еще минут пять, изображая смущение, - на днях одна пакостная бродячая мерзавка обворовала меня, когда я возвращался из паба.
- Понимаю, понимаю, - тут же забегал глазками сводник, прикидывая в уме варианты.
- Я желаю отомстить, так сказать… Может, она оденет лохмотья? Хотелось бы большего соответствия, я заплачу сколько скажете, - Войтех блефовал, найденного в кармане мирно отдыхающего в мусорке вельможи хватит только на задаток.
В глазах прыщавого мелькнул огонек озарения.
- Как же, как же. Буквально вчера, совсем свеженькая и все как вы хотите! Полнейшее соответствие.
Понизив голос, паренек придвинул свои губы ближе к уху вампира и доверительно сообщил:
- От нее даже пахнет дурно, точь в точь бродяжка, но, - тут наступила переговорная пауза, – сами понимаете особый заказ – особая цена.
- Сколько? - слуга тьмы начинал терять терпение. Все тело охватила жуткая ломота – видимо с ведьмой не все в порядке.
- 50 монет.
- За вонючую попрошайку?
- Вам решать, но у нас полная сохранность тайны посещения и все соответствует запросам, господин.
- Полсуммы сейчас и в два раза больше, если она сыграет так, как мне надо, - вампир нутром почувствовал зудение в руках прыщавого от мысли присвоить лишних 25 монет.
- Ох, под свою ответственность беру, но что не сделаешь для хорошего человека, - подобострастная улыбка вызывала у вампира жгучее желание медленно порвать собеседника на части.
- Куда мне?
- Сейчас прямо, потом по коридору налево, третья дверь, она там, в середине – не ошибетесь. А это чтобы вам никто не мешал, - в руке сводника сверкнул ключ.
Граф отсыпал 25 монет в протянутую руку, взял ключ и пошел по указанному направлению.
Только после третьего поворота ключа замок сдался и дверь открылась. В комнате было мрачновато. Одинокая свеча почти догорала, бросая бледные отсветы на маленькое скукоженное на кровати существо. "Ребенок что ли?" - принюхиваясь, удивился вампир. Нет, запах говорил о том, что перед ним взрослая женщина, появившаяся в заведении недавно: к дорожной пыли мешались подвыветрившиеся ароматы хвои и горькой древесной коры. Ее успели подготовить к встрече, так, как сочли нужным: на темной коже бродяги даже в этом неясном свете выделялись грубо намазанные белила.
- Эй, ты кто и как сюда попала?
Женщина подняла голову и посмотрела на вошедшего: в долгом взгляде легко читалось, разве что, недоверие.
- Я скромный работник улиц, была поймана злодеями. Освободите меня, добрый господин, вас до конца жизни удача преследовать будет.
- Ты когда-нибудь телепортировалась, скромный работник? - вампир блаженствовал: даже уговаривать не пришлось, чудно.
- Не приходилось еще, а вы правда умеете?
- Мне приходилось, но сам я не силен в этом деле. Давай попробуем?
- А там, куда мы попадем - что, добрый господин?
- Там тепло, светло и тебя накормят. Я не господин, зови меня Войтех.
- А зачем доброму господину Войтеху кормить какую-то побродяжку?
"Бабское любопытство, чтоб его! А так хорошо все начиналось", - вампир призвал все положенное ему тьмой спокойствие.
- Ты не обычная бродяжка, у тебя красивые руки. Ты умеешь что-то ими творить?
- Хотите, погадаю? - сразу же предложила оборванка, даже к поясу потянулась - только рун там не было. Но, похоже, это ее не заботило.
- Нет, не стоит! - вампир отпрянул, боясь, что бродяжка раньше времени почувствует барьер между ними. - Я имел в виду рисовать или играть на инструментах, например?
- А зачем доброму господину Войтеху мои инструменты?
- Мне они ни к чему, милая. А вот моей госпоже очень приятна музыка, она давно ищет такую милую девушку, способную ее иногда развлечь прекрасной мелодией. Тут в городе тебе не найти лучшего заработка, к тому же не забывай про чистую одежду, защиту и пищу. Ты разве против?
- А где прекрасная госпожа живет? А как ее имя? - Тали откинулась на кровати, прижавшись спиной к стене - так почему-то удобнее было думать, пока тянули время расспросы. А думать нужно было - быстро и хорошо. Предложение незнакомца было очень заманчивым на первый взгляд - вырваться из крепких, грубых, вонючих стен, а потом попытать счастья. Но вот - в гостях у мага не будет ли стен повыше? И нужны ли магу стены, чтобы удержать добычу в отведенной ей клетке?
Терпение вампира приблизилось к критическому минимуму. Девчонка оказалась не такой простой, как ему почудилось поначалу. Интересно, почему она, такая прозорливая, дала загнать себя в эту дыру? Огненные вспышки и ураган промелькнули в мыслях вампира. Во что же влипла магичка? Время поджимало.
- Давай так с тобой решим, милая. Либо мы сейчас уходим отсюда вместе, поверь, ты не пожалеешь об этом решении, я редко это делаю - но я даю тебе слово, либо ты остаешься в этом клоповнике и... думаю, ты уже поняла, что тут делают с такими хорошенькими созданиями, а помочь иначе я тебе не могу, увы. Не понимаю твоих колебаний, даже обидно, - Войтех нацепил самую обиженную физиономию, на которую только был способен.
Тали предпочла бы еще подумать, но вопрос становился ребром. Она наверняка знала, что из притона не выберется ни сегодня, ни завтра. Она успела насмотреться на заправил - эти не были дураками и не позволяли вдруг разносить напитки за красивые глазки. Может быть, через несколько месяцев, с целой страницей в жизненной книге, которую как ни старайся, не вырвешь потом... Может быть, никогда. А вот принятие предложения обещало множество призрачных надежд на побег, может быть, даже на побег после обеда. Ну, или, в крайнем случае, ее принесут в жертву какому-нибудь мохнатому, рогатому богу. Перспектива была печальной, но по сравнению с портовым притоном даже она была не такой плохой.
- Я бережно буду хранить ваше слово, добрый господин Войтех. Давайте попробуем вашу телепонтацию.
- Тихо, - вампир бесшумно проскользнул к двери.
Прыщавый дважды прошелся мимо третьей двери, но так и не услышал даже приглушенной возни. "Как же он ее там наказывает? Впрочем, умертвит - одной бродягой меньше, такая свое пропитание вряд ли отработает", - ухмыльнувшись, он направился к новым клиентам.
Комнатенка была мала - особо не разрисуешься, а взять девчонку на руки, как ведьму, он не мог.
- Ты молодец, правильно выбрала. Сейчас я нарисую на полу красивую фигуру, и мы с тобой одновременно в нее шагнем, по моей команде. Согласна?
- Я не волшебник, добрый господин Войтех, эти вещи не мне решать. Как скажете, так и будет, - Тали незаметно осматривала тесную комнату, но присвоить в ней было нечего - разве что расческу. Узор, который чертил на полу странный гость, ее заинтересовал больше: кто знает, где пригодится знакомство с "магией"?..
Давно он не рисовал октаграммы, но навык вбитый сотнями лет, просто так не забывается: рука машинально вела восьмиконечный контур, сознание даже не вмешивалось.
- Так, когда я скажу "шагай" сразу наступишь вот сюда, в эту часть рисунка у окна, а я вот сюда - у двери. Готова? - вампир бросил в центр знака кристалл с руной.
Женщина кивнула и поднялась на ноги - прямо на кровати, где и сидела. В тесной комнатушке от кровати к высокому тусклому окошку был как раз один шаг.
- Шагай! - вампир ступил в узор, не сводя глаз с девчонки.
Та повторила его движение на долю секунды позже. В самый последний момент Тали вдруг стало очень страшно, но отступать было поздно.
Через мгновенье огарок свечи окончательно погас, впрочем, отбрасывать тени от его тусклого сияния уже было некому.
Момус
Совместно с Мастером

За время ожидания королева немного успокоилась, подобрала лютню, пощипала струны. Не поторопилась ли она? Возможно, нужно было рассказать свои сны старейшинам, спросить совет. Но ведь она уже рассказывала им, сразу, как только сны начались, несколько лет назад. Они сказали, что это из-за переживаний о дочери, но теперь она точно знала, что не только в этом дело. Нет, ей нужен кто-то, кто сможет действовать. Что-то узнать, рассказать. Может, следовало пойти самой... Королева представила, как она появляется среди волков вместе со своей свитой. Пожалуй, спокойнее будет здесь, в тишине ночного леса. Только, даже если он согласится, как убедить его вожака? Что им дать такого, что эльфы ещё не давали, но волкам нужно...
Шелест деревьев шепнул ей, что гость близко. Королева отложила лютню, невольным движением оправила платье и волосы, и повернулась спиной к озеру, высматривая Лорину, и волка.
Сладковатый, но при этом пряно-будоражащий запах... точно тысячи цветов зацвели разом...
Ухо улавливает журчание струй...
И веет лёгкой прохладой...
Шаг проводницы и без того лёгкий, как сон младенца, замедляется, становится танцующим, но при этом летучим, сродни этим запахам. Мёдом по патоке скользит провожатая, заставляя сердце идущего следом мужчины, биться чуть сильнее - уж больно будоражат движения гибкого тела.
Полумрак мысленно встряхнулся - пришли стало быть. Обычная тактика Светлоглазых - отвлечь рассеять внимание, сосредоточить его на прекрасном, но второстепенном. Сейчас, в сиянии своего очарования появится Она. Владычица эльфийского народа, Верховная Мать волчьего доминиона. И на фоне этой, перехватившей горло удавкой вожделения, минутной слабости... на фоне девочки приведшей его сюда, покажется она самим воплощением красоты зрелой, но бесконечно-юнной девы и пошлое возбуждение сменится пьянящим восторгом истинного желания.
Но Полумрак уже готов, а Светлоглазые умны. Так что разговор будет именно разговором - ни к чему честному волку рвать сердце из-за недоступности Верховной Матери.
Королева окинула его взглядом - плащ, шерсть, и серьгу в ухе. Варварский обычай - прокалывать тело ради украшений. На её ушах сидели легкие серебряные каффы. Но ему идет.
-Госпожа, позвольте представить вам: Амадей Амальрик Босеан,- Лорина указала рукой на волка, и скользнула в сторону. Опыт очень долгой жизни открыл ей его интерес к девушке, и королева снова удивилась - много же нахватался этот волк у людей, только они способны смешивать расы. Но сейчас его знания очень полезны.
-Добро пожаловать в Лес, Амадей Амальрик Босеан,- королева кивнула, улыбнулась,- мое имя Шалналори. Могу я угостить тебя чем-нибудь?- добавила она, решив, что так принято у людей, и этот обычай он тоже мог перенять.
И всё таки он слегка оробел. Это был не тот страх, когда боишься проиграть в схватке. Чувство было скорее сродни тому, когда молодые глуповатые щенки, посмеиваясь, считают что мудрее Вожака или там Первого Охотника. А потом он появляется и щенки ещё храбряться, подначивают друг-друга, но уже стараются подражать тому, над кем потешались миг назад. Похожее чувство, как он знал, бывает и Голокожих. Их щенки, дети то бишь, тоже в какой-то момент начинают считать себя умнее родителей, при этом внутренне понимая, что это не так. Возможно не зря Владычицу, величали Великой Матерью. Именно робость перед мудрой, ласковой, но строгой родительницей, накатила сейчас на Полумрака.
Однако не выпускнику эльфийских пансионов, левойт руке Вожака Западного Предела, поддаваться робости.
Изящный поклон, полный достоинства...
- Ваше Величество слишком добры, к покорному вашему слуге. Но Великая Мать призвала одного из своих волчат. И он явился так быстро, как смог. Я весь в распоряжении Вашего Величества.
-Я счастлива, если это так,- негромко сказала Королева; она внимательно смотрела на волка, стараясь понять, насколько глубоко ему в душу запали ценности, привитые в детстве учителями, и не сменили ли их человеческие,- но давайте все же присядем.
Она сделала жест в сторону покрывала с подушками на траве. Одна, с серебряной вышивкой, лежала отдельно, остальные свалены напротив, на выбор. Лорина села в стороне, тихо наигрывая на лютне, на поляну выскользнули ещё две молодые с подносами. На одном был кувшин с легким вином и два высоких хрустальных бокала, на другом вазы с очищенными орехами и фруктами в меду. Поставив подносы, девушки исчезли.
Нет, всё таки Светлоглазые никогда не будут править миром - мысль бродила где-то на задворках сознания Полумрака, отвлечённая и одинокая, как деревенский дур... хм...философ. Только Светлоглазые, с их безмерным однобоким пацифизмом, могут предложить волку орехи и фрукты.
Босеан присел в удобное (что-что, а творить мебель эльфы умели - будь ты с хвостом или с крыльями (чем Отец Капканов не шутит) кресло, кожей почувствовав тепло дерева... казалось оно живое и, не взирая на причудливую форму, растёт, весной выстреливая зелёными фейерверками листьев, а по осени давая странной формы плоды. Может как раз те, что сейчас на подносе. А может так оно и было - Светлоглазые - от них можно ожидать чего угодно.
Владычица никак не могла начать беседу. Чувствуется, что она волновалась, хотя с одной стороны умело это скрывала, а с другой - давно притерпелась к этому волнению.
Но Старый закон гласит:молчание повелителя - молчаниет подданых.
Потому Полумрак терпеливо ждал...
Королева сама налила вино в бокалы, и поставила один перед волком. Ей, в отличие от человеческих правителей, ни о чем не говорила поговорка "короля играет свита" - она правила не оружием или поддержкой других, а истинной внутренней силой. Она могла позволить себе поухаживать за гостем. А вот выйти из леса - не могла...
-Скажи, Амадей... Ты ведь застал войну эльфов с магами?
Вот уж воистину неожиданное начало. Светлоглазые умеют удивлять - и больших вершин в этом искусстве, они достигли именно в умении удивлять в мелочах. Прекрасный цветок - невозможный в природе, но распускающийся на твоих глазах; неожиданный напиток, который и бодрит и успокаивает одновременно; ну или вот начало важного разговора...
- Да, Повелительница. Ваш покорный слуга, и верный волк Великой Матери, был в ту пору слишком молод, однако принимал участие в последних битвах. И даже имел честь сражаться в когорте Черноспинки, последней Волчицы-Матриарха. Стены башни Доломор - усеяны трупами моих братьев, но и вдесятеро больше - трупами врагов Великой Матери, а значит и всего волчьего народа.
-Это были страшные битвы - что для волков, что для эльфов,- никакой гордости за доблесть своих воинов, или радости их победам, королева не испытывала.
-Тогда ты знаешь, с чего все началось,- вообще-то не совсем, эльфы никогда не любили человеческих магов. Но именно после похищения эльфийской принцессы эльфье войско выступило в поход.
-Скажи, ты мог бы поверить мне, без объяснений, без подтверждений? Поверить, и сделать то, что оказалось не под силу всему нашему войску?- королева смотрела на волка так, словно хотела за его глазами увидеть душу и все мысли. Если он скажет "извините, не могу", ей придется рассылать на поиски эльфов, это сразу заметят, и девочку спрячут от неё навсегда.
- Слово Великой Матери - закон для любого волка.
Конечно поводов для сомнений у Босеана было более чем достаточно - родители совсем не всегда рассказывают детям о том, что они делают и, главное, какими соображениями они руководствуются при этом. Но не встанешь же сейчас с удобного живого (всё таки оно наверняка живое) кресла, не поклонишься с изяществом.
Повелительнице нужна помошь. Явно в щекотливом деле, иначе бы это всё так между Светлоглазыми осталось.
- У вашего покорного слуги нет причин недоверять слову Вашего Величества.
-Я не могу приказать,- королева покачала головой,- я могу только просить, как друга, и ты можешь отказаться... Потому, что, по совести, я не должна подвергать никого опасности, и так уже многие погибли. Но, если у тебя получится, ты можешь рассчитывать на мою признательность до конца моих дней.
- Пусть Ваше Величество расскажет о том, что её заботит и я обещаю выполнить её просьбу, не взирая ни на какие опасности.
Королева опять внимательно всмотрелась в глаза волка.
-Это трудно объяснить. Мне нужно найти человеческого ребенка... Возможно, в нем есть кровь эльфов... Я боюсь самого худшего.
Она помедлила, но сказать не смогла. Её дочь пропала, потом возник ребенок... Как тут не подумать о том, что магам могло хватить извращенности сделать чудовище с примесью эльфийской крови.
-Возможно, в ребенке есть скверна... Но, может быть, это просто совпадение,- путано продолжила королева,- если она чиста, я... позабочусь о ней. Это девочка. Я не знаю, ни кто она, ни где живет...
Леоката
В таверне нечем было дышать от клубов табачного дыма, перегара и духоты. Краснолицые выпивохи: моряки, местные пьяницы гомонили, смеялись, тискали пригожих девиц. Рэйлия скромно примостилась в углу.
"Войтех, всеми богами проклятый кровопийца, неужели ты специально не сказал мне, что этот "глупый" пират - маг? Проклятье, еще и стихия его - воздух! Далаар свидетель, я спущу шкуру с этого вурдалака и засуну его в муравейник заживо, - мрачные мысли кружили в голове ведьмы. - Маг-то, может, и не из сильных, но амулетами обвешан... как майское дерево - лентами. Не хочется из-за пятидесяти золотых ввязываться в магическую битву"
Ее рука невольно потянулась к браслету, украшенному красными камнями. Пальцы быстро пробежали по звеньям. Рэйлия вздохнула и встала. Твердым шагом, она прошествовала через таверну и похлопала пиратского мага по плечу. Тот вздрогнул, повернулся, сальная улыбка начала расползаться по его губам, но тут же угасла - он понял, что перед ним ведьма.
- Чего надо? - буркнул он, вставая.
- Амулет, - лаконично ответила магичка. - Вон тот, кошачий глаз на зеленом шнурке.
- Ха! С чего это ты взяла, что я отдам его тебе?
- Иначе мне придется его снять. С твоего трупа, - поморщилась Рэйлия.
Пират опешил. Он слыл грозой моря, даже его коллеги-пираты опасались спорить с ним - никто не хотел, чтобы его корабль попал в неожиданный шторм. А тут - стоит пигалица, глазищами зелеными светит, амулет требует - и не боится. Амулет пиратский маг честно отобрал у купца, давно искал подобный, да такие попадаются редко. И отдавать то, что считал своим, намерен не был.
- Сними, детка, - осклабился пират, - Только не амулет...
Под ногами пирата стало жарко. Он глянул вниз и подпрыгнул - огненное кольцо окружало его ноги. Огонь, так его разтак!
- Здесь будем разговаривать? - спросила ведьма, отзывая саламандру, - или выйдем куда?
Маг рыкнул что-то невнятное, пнул скамью, с которой встал и пошел к выходу. Рэйлия пошла за ним.
Выйдя на пустырь за таверной, они остановились. В темноте ночи было хорошо видно зеленоватое свечение вокруг рук пирата. Он готовил заклинание, и ведьма, получившая боевое крещение в стычках с горцами, тут же нырнула за что-то похожее на надгробную плиту, невесть откуда оказавшуюся на пустыре. По чести сказать, на пустыре много чего валялось - и это не нравилось Рэйлии. Ведь внезапно появившийся ветер начал формировать из этого мусора смерч, постпенно набирающий силу.
Маги воздуха и огня обычно образовывали отличную боевую единицу вместе - огонь еще пуще горит на ветру, - но сражения их друг против друга всегда заканчивались плачевно для окрестных селений.
Прислонившись спиной к плите, ведьма готовила "арбалет" - сложную конструкцию из пальцев, позволяющую выпускать пульсары практически беспрерывно. "Убью мага - смерч самоуничтожится, - рассудила Рэйлия. - Лишь бы не зацепило ветром."
Выглянув из-за плиты, она выпустила один за другим несколько пульсаров, прощупывая ими брешь в защите пирата. Бреши не было - амулеты обеспечивали магу надежную защиту от любого воздействия.
Вопреки ожиданиям, битва проходила беззвучно, маги не тратили силы на ругательства и пустопорожние проклятья. Лишь выл ветер, да потрескивали загоревшиеся от пульсаров кусты. Рэйлия еще раз покосилась на свой браслет. "А, тролль с ним, - решилась она, - жаль, конечно, но у меня останется еще один". Она приподнялась, махнув рукой,сотворила собственный морок, плавно выплывший из укрытия. Пират взревел, обрадованный такой беспечностью противника. Морок тут же втянуло в смерч, где с громким хлопком он рассеялся. Ведьме было ясно, что за плитой отсиживаться не получится. Нужно было действовать сейчас, пока смерч не набрал достаточно силы, чтобы стать неуправляемым даже для своего создателя. Она вздохнула, неосознанно отерла руки друг о друга, и выпрямилась во весь рост. Смерч налетел внезапно, подхватил и вознес ее высоко в воздух. Мусор с пустыря больно бил, резал ведьму. Сжав зубы, магичка прошептала обезболивающее заклинание, и собрав все силы, рванулась сквозь смерч. Вырваться не получилось - пират был мастером своего дела. "И почему я не проклятый всеми некромант?" Колдовать ночью огненным магам было проблематично - бледная хозяйка ночи - Луна - не давала им той силы, какой их питало Солнце.
Смерч ревел. Он уже набрал силу и был готов порвать нить, связывающую его с пиратским магом. Рэйлия поняла - оставался один выход. Она прошептала заклинание левитации и медленно, с трудом, добралась до центра смерча. Там было тихо, безветренно. Осмотревшись, магичка увидела в крутящемся мусоре брешь - морок сделал свое дело. Жар волнами пошел от тела ведьмы. Стенки смерча заколыхались, просвет расширился. Магичка собрала последние силы и повторила рывок. Неожиданно легко пролетев сквозь мусор, она на мгновение зависла в воздухе, а затем упала на землю. Ноги ее не слушались, но она заставила себя встать.
- Эй, пират, - крикнула она. - Тролль с тобой, бери еще и мой амулет! - рванув с запястья браслет, она кинула его пирату. Тот, опешив, поймал, красные камни на браслете вспыхнули, пират моргнул и осыпался пеплом на землю. Поверх пепла, звучно брякнув, упали амулеты. Стало тихо. Ветер умолк, как всегда бывает после бури. А на совершенно обессилевшую Рэйлию обрушилась боль. Ей казалось, что смерч не оставил ни одной целой косточки в теле, разум мутился. Запястье, с которого она сорвала браслет-артефакт, начало опухать. Магичка попробовала мобилизовать резервные силы, чтобы запустить восстановление организма, которое обычно происходило инстинктивно, но резерв был пуст.Она слишком много сил отдала во время обряда крови и не успела восстановиться. Ну что ж. Похоже, вампир получит свободу гораздо раньше, чем ему представлялось.
"Смешно, - слабая улыбка скользнула по побледневшему лицу ведьмы, - госпожа королевский маг умирает на грязном пустыре из-за жалких пятидесяти монет".
Она собрала последние силы, чтобы, без особой надежды впрочем, коснуться сознания вампира.

"Войтех!"

Рэйлия с большим трудом доползла до плиты и оперлась на нее. Не позволить себе умереть до рассвета было главным сейчас.
bluffer
Внезапный грохот рухнувшей стены и звон битой посуды привлек в комнату королевского мага всю ее челядь и свиту. Любопытным гостиничным слугам тоже хотелось посмотреть «что это там наколдовали», но управляющий, предупрежденный еще по въезду высокопоставленной особы о подобных «казусах», быстро всех утихомирил. Сами разберутся: наколдовали – исправят, а нет – так все одно за избытки уплачено заранее и с лихвой самим королем, так чего лезть-то не в свое дело?
Виорика залетела в комнату первой – за что и поплатилась кувырком через непонятное кашляющее существо на полу и падением чуть в сторонке. Сэр Оливер опоздал на мгновенье позже рыжеволосой и последние вошедшие прислуга и адепты стали свидетелями того, что начальнику охраны не удалось увернуться от летящего в него человека – оба врезались в противоположную стену и аккуратненько сползли по ней на пол.
Прекратившее кашлять существо оказалось грязной женщиной в лохмотьях, с диким взглядом испуганно озирающейся по сторонам. А с сэра Оливера невозмутимо, хоть и пошатываясь, слез уже знакомый и поднадоевший всем вампир.
- Где Рэйла? – он словно и не заметил огромной дыры в стене, хорошо хоть не с уличной стороны, а всего лишь с соседней комнатой, и разбитого книжного шкафа колдуньи.
- Госпожа еще не вернулась, - недовольно пробурчала Виорика, поднимаясь и потирая ушибленные места. – Вы с ума сошли, Чермак? Что вы тут устроили? Это еще кто?
- Не вернулась… – вампир даже не скрывал недоумения. – Так, ладно. Девчонку вымыть, переодеть, накормить, вылечить, если необходимо, и пусть выспится, если пожелает. Ничего ей пока не говорите. Глаз не сводить, головами отвечаете.
Войтех обвел присутствующих гневным взором, ожидая неповиновения и готового рвать и крушить - его одолевала злоба.
- Какая же это девчонка? Это женщина, - рыжая уже отряхивала притихшую оборванку.
- Для меня вы все девчонки. Вот поживете с мое… - в голове графа огнем прожгло «Войтех!», надо срочно к ней! - Все, я за Рэйлой.

Темнота улиц, как обычно, гостеприимно распахнула для него свои объятья. Время давно перевалило за полночь, окруживший слугу тьмы город давил молчанием, изредка разрываемым кошачьими возгласами или пьяным бормотанием праздного гуляки. Вампир двигался со всей присущей ему быстротой, телепортироваться было бы быстрее, но куда? Он недовольно передернулся, подумав, что о телепорте пришлось бы просить рыжую, нет уж, так оно привычнее. Войтех постоянно принюхивался и пытался ощутить мысли Рэйлы, но ничего не давало результата. Дело плохо: ведьма совершенно пропала из его сознания, а ведь она ему еще нужна. Где же она? «Она ушла доставать амулет, оттуда и начнем», - решил для себя Войтех.
В таверне стоял смрад, пьяный угар и несмолкаемый гомон. Вампиру даже не понадобилось разглядывать лица посетителей, находящихся во всевозможных стадиях опьянения, то, что королевского мага тут нет и пирата с амулетом тоже – он почувствовал сразу. Войтех вышел – надо осмотреться поблизости. За первым же поворотом на пустырь он увидел обуглившуюся поляну с выкорчеванными кустарниками по краям. Вампир выругался и втянул воздух: гарь и свежеразрытая земля. Слабый стон из лежащей поодаль плиты подтвердил дурное предчувствие. Глупая ведьма! Зачем было устраивать это побоище? Можно же подкупить, соблазнить, опоить. Да что с нее возьмешь: маг, маг… ведет себя как капризная взбалмошная девчонка!
Все оказалось еще хуже, чем он опасался: Рэйла была без сознания, и он понятия не имел, как ей помочь. Чермак ругал себя на всех языках и наречиях – откуда он мог знать, что этот пиратский пройдоха, увешанный безделушными амулетиками, окажется магом не слабее королевского? Может, на нем был защитный амулет? Конечно, Войтех приврал Рэйле при первой встрече, что почувствовал магическую силу еще тролль ее знает где. Да, он чувствовал магию и магов, но только в пределах города и то, если они поленились защитить себя скрывающим заклятьем. Собирая амулеты со странной кучки пепла в центре поляны (ведь колдунья прибьет, когда очухается, если он этого не сделает!), граф не переставал корить себя: надо было отговорить ее, эти 50 монет он и сам бы ей дал, если бы знать…
Таща драгоценную ношу к гостинице, вампир искренне надеялся, что адептка еще успеет спасти свою госпожу…
Леоката
Совместно с Кысь

Осмотрев дыру в стене и убедившись, что некоторые книги уже не восстановить, Рэйлия повернулась к Виорике.
- Какого тролля он усилил портал октаграммой?
- Не знаю, миледи, - честно ответила рыжая, уж для нее-то поступки вампира были не понятны.
Ведьма еще раз посмотрела на дыру, вздохнула и спустилась в свои покои. Как ни странно, после того ночного боя болело только запястье, но слабость, подкашивающая ноги и вызывающая головокружение, довлела над ней. Уже прошли день и ночь, а силы до сих пор не восстановились. С наслаждением рухнув на кушетку, она закрыла глаза.
- Виорика, будь любезна, пригласи нашу гостью ко мне, - устало попросила она рыжую.

Тали откровенно скучала. Со времени перемещения прошло не меньше дневного оборота, но ни возможностей сбежать, ни смысла странной авантюры пока не прибавилось. Высокая рыжая девица неприятно напоминала попрошайке ту, что приставили к ней в притоне, разве что белил не было: постоянно чего-то хотела, так, словно пойманная в магические силки бродяга была породистой шавкой, за ненадлежащий вид которой наказывают всю прислугу. Тали не видела этих шавок своими глазами ни разу, но знала хорошую сказку о том, что бывает, если чистокровную меховую подушку подменить обыкновенной дворнягой. От скуки попрошайка рассматривала собственные руки и ноги: отвар древесной коры застывал грязными разводами, которые почти нельзя было смыть, и которые позволяли одновременно выглядеть замарашкой и ходить достаточно чистой для самых приличных таверн. Мыло, которого без меры подсыпала в воду рыжая, этот самодельный грим почти не испортило.
Тишину нарушила та самая девица. Пора приготовлений закончилась, и та самая госпожа теперь готова была ее видеть. Тали мимолетом оглядела комнату, но, вроде бы, ничего важного в ней забыто не было. Затянув верхний кушак, она проследовала за, кажется, удивленной ее внезапной покорностью рыжей по богато убранному коридору на встречу со своими теперешними "хозяевами".

-Миледи, я привела ее, - Виорика мялась на пороге. закрывая собой оборванку.
- Ну так покажи мне ее, - Рэйлия нетерпеливо оперлась на локоть. Длинный рукав зеленого платья свесился на пол и открыл туго забинтованную руку, - Входи, дитя мое. Не бойся.

Рыжая посторонилась, пропуская Тали.
- Как же тебя зовут, милая? - голос ведьмы был медоточив.
- Тали, прекрасная госпожа, - маленькая смуглая женщина с длинными перепутанными черными волосами и перешитым нарядом Виорики, слегка взлохмаченным с помощью ножа и надетым прямо поверх ее собственных юбок, глубоко поклонилась на входе. - Только уверяю вас, прекрасная госпожа, я совсем ничего не умею.
- О, у меня в свите полно бездельников, - усмехнулась колдунья, изучающе рассматривая Тали, - Но я вижу флейту. Неужели ты носишь ее, как украшение?
Рэйлию смущала странная аура девушки. Необычная, двойственная. Как будто...Впрочем, теоритизировать магичка не любила, а для практики была еще слишком слаба.
- Флейта - подарок моего дорогого отца, уже ушедшего от меня в другой мир, - бродяжка набожно сцепила руки в замок перед грудью. - Я и бездельником в свите быть не умею, честное слово.
- Дитя мое, ты хочешь, чтобы я тебя отпустила на все четыре стороны? - ведьма откровенно забавлялась, - Уж не принимаешь ли ты меня за всеблагую Кихви? С тобой здесь плохо обращались? Может быть, мессир Войтех или Виорика чем-то обидели тебя?
- Но прекрасная госпожа! Здесь я никогда не смогу отблагодарить вас, я ведь даже пол не умею мыть! Отпустите меня, и я каждую луну буду посылать вам по одной монете из серебра, а о вашей красоте и могуществе узнают люди по всему побережью.

Первый раз Рэйлия видела нищенку, отказывающуюся от теплого угла, сытной еды и жалованья. Она резко села, явно испугав оборванку.

- Послушай меня, милая. Я собираюсь навестить своих почтенных родителей, один дневной переход – и мы будем в уютном поместье. Моя мать - добрая женщина, она помогает нищим. Присоединись к моей свите, путешествовать безопаснее вместе. А когда мы доберемся до поместья - ты уйдешь, если наша компания тебе не понравится. Я слышала твое пение на площади. Я ценю хорошую музыку и хороших певцов. Я щедро заплачу за то, что ты будешь играть и петь для меня в пути. Заплачу по золотой монете за песню.

Тали всерьез задумалась, но, чтобы собеседница не скучала, изобразила восторг от упоминания денег. Ей не приходилось еще вести переговоры под конвоем в роскошной комнате, но сам разговор был из тех, что встречаются в подворотнях любого города: оба собеседника лгут, и оба знают, что другой лжет, но оба стараются соблюсти приличия. Ясны были две вещи: добровольно ее "прекрасная госпожа" отпускать не хотела, а линии и письмена, начертанные ее служительницей прямо на голом полу, делали даже просторные, светлые окна непреодолимой преградой. Тали пробовала даже поковырять воздушную стену утаенным с обеда ножом. А где-то там заветную мандолину, должно быть, давно прибрали к рукам. Даже шарф последний... Мысленно послав проклятие отсутствующему волшебнику с его словом, бродяга перестала изображать восторженное колебание.
- Прекрасная госпожа невероятно щедра, но я действительно не умею ни петь, ни играть. В этом городе много южан, и певица, которую слышали вы, должно быть, уже отплыла на родину, я же пришла только полтора оборота назад. Я могу рассказывать прекрасной госпоже сказки, если она изволит их слышать, или поведать ей, что говорят о ней линии на ее ладони.

"Интересно, - подумалось Рэйлии, - Она правда думает, что сможет меня обмануть? Или это уже привычка - постоянно лгать? Жаль, вампир отправился на утреннюю охоту - он мастер уговаривать женщин".

- Надеюсь, ты понимаешь, что ты пойдешь со мной в любом случае. И тебе решать - пойдешь ты добровольно или безвольной куклой, под заклятьем, - поджала губы ведьма, - Ничего я с тобой не сделаю, не бойся. Более того, я скажу начистоту - ты редкая драгоценность и тебе нужна достойная оправа. Тебе надо учиться, моя дорогая.

"Прекрасная госпожа" не выдержала. В другое время и в другом месте Тали засчитала бы себе этот маленький моральный выигрыш, но сейчас она была занята открытыми, наконец, костями. Безвольной куклой... Да, предложение, от которого не стоило отказываться, в чистом виде и без мишуры в виде золота.
- Позволено ли мне будет узнать, любезная госпожа, чему именно мне стоит учиться? - бродяга всем своим видом изобразила желание слушать.
- Дааа, - протянула Рэйлия, - Для бродяги ты слишком упрямая и гордая, Тали. Присядь в кресло, наконец. Нет-нет, в соседнее. Ты когда-нибудь замечала за собой...как бы выразиться пояснее? Необычные способности? Может быть, ты гадала и твои предсказания сбывались. А может быть, твои песни зачаровывали толпу и ты вела её, куда хотела?
- Мои предсказания всегда сбываются! - обиделась Тали. - А амулеты на удачу и счастье - отменно действуют.
- А грамоте ты обучена, Тали? - ведьма снова улеглась на кушетку. Голова немилосердно кружилась.
- Читать - умею, в писцы не гожусь, - оборванка почувствовала себя немного увереннее и облокотилась на собственные колени, подперев ладонями подбородок.
- Придется освоить и письмо. Магу приходится много писать, - покачала головой Рэйлия, - А еще придется освоить множество скучных, но нужных наук.

Тали снова медлила с ответом, отвлекшись на собственные размышления. Дело оборачивалось неожиданной стороной. Такой неожиданной, что даже слова "госпожи" в этот раз походили на правду. В любом случае, обучение книгам казалось заманчивой перспективой, более заманчивой даже чем все остальные заманчивые предложения. И куда более заманчивой, чем превращение в "куклу".

Рэйлии начала надоедать эта беседа. Госпожа королевский маг никогда не отличалась выдержанным характером. "В конце концов, адептов у меня хватает, - подумала она, - для чего мне эта глупышка с рассеянным вниманием, которая и учиться-то не хочет?"

- Я поеду с вами, - наконец, решила бродяга. - Я не буду пытаться сбежать. Только, пожалуйста, позвольте мне проверить мои вещи на улице.
- Виорика, - рявкнула вконец раздраженная магичка, - Сюда, немедленно!
Рыжеволосая возникла на пороге мгновенно, она явно подслушивала разговор.
- Виорика, что там у нее за вещи на улице?
- Не знаю, миледи, - пожала плечами рыжая, - Я не интересовалась.
- За-ме-ча-тель-но, - по слогам произнесла ведьма, - Меня окружают тупицы и еще одну из числа этих недостойных я битый час уговариваю пойти учиться. Какие, к троллям, вещи у тебя?
"Большую часть из этого времени прекрасная госпожа изволила заливать мне уши сиропом", - подумала Тали, но вслух произнесла совершенно другое:
- Когда злодеи поймали меня и продали в притон, они заставили меня бросить вещи на улице. Среди них - руны и все мои ценности. Большую часть украли, наверное, но я все еще надеюсь на чудо, - бродяжка, как могла, скромно склонила голову.
- Виорика, найди мои руны. Думаю, они смогут удовлетворить эту привередливую особу. Да, и скажи сэру Оливеру, пусть готовится к отъезду. Что у тебя еще было, вымогай сразу, Тали.
- Шесть полотняных шарфов и две шали, расческа из свиной шерсти, хвоя шайры и кора гардарика, сухие листья виора, брус мыла на южном древесном жире, маленький острый нож, - начала перечислять Тали. Расческа была данью вредности: та, которую выдала ей Виорика, была слишком жесткой и частой для тонких, волнистых волос. Следующей в списке шла мандолина, но стоило ли ее просить?.. Инструмент отца был инструментом отца, родным до последней прожилки на полированном дереве, и, к тому же, за последние месяцы Тали научилась обходиться без струн. Мысль о том, что нужно будет осваивать чужой инструмент, купленный кем-то другим за деньги, к тому же, ее не радовала.
- Несомненно, шарфы и шали тебе дороги, как память о безвременно почивших блохах, - согласно кивнула Рэйлия, - а расческа из свиной щетины - это уж, конечно, необходимая вещь в быту, равно как и набор трав. Но, моя дорогая Тали, поверь мне, все эти замечательные и нужные вещи мы обязательно приобретем тебе. И даже более того, дитя мое, Виорика любезно поделится своим гардеробом. Выберешь себе, что захочешь. И поторопись с раздумьями, у меня заканчивается терпение.

- Это все, что мне нужно. Моя благодарность будет безмерной, прекрасная госпожа, - поклонилась, не вставая с уголка кресла, Тали.

"Великие боги! Еще ни одна ученица не доставалась мне с таким трудом", - подумала Рэйлия, а вслух сказала:
- Хорошо, Тали. Виорика, дитя мое, подбери, что-нибудь подходящее для Тали. Передай, графу Чермаку, чтобы поторапливался. Мы уезжаем немедленно.

Виорика кивнула и жестом пригласила Тали следовать за ней. Рэйлия наконец-то позволила себе растянуться на кушетке. Блаженством было лежать и ни о чем не думать. Рыжая позаботится о том, чтобы ценная ученица превратилась из бродяжки хотя бы в приличную крестьянскую женщину и при этом не сбежала в поисках потерянных на улице вещей.
Алита
Радостный смех прервался кашлем. Дитрих схватился за грудь и долго, мучительно пытался вдохнуть воздух. Минута радости обернулась для него напоминанием о болезни. Но это стоило того. Его вороны наконец-то выследили желанную добычу. И стоит ей попасть к нему в руки, как о болезни можно будет забыть. Бродяжка, маленькая, худая, грязная. Кто бы мог подумать, что она – источник его вечной жизни и здоровья?
Вороны летели следом за девчонкой, докладывая о каждом ее шаге. И тут Дитрих до боли в руках стиснул подлокотники кресла, стилизованного под трон – на хвост девчонки сели какие-то подозрительные типы. Что им от нее надо? Зачем они потащили ее в это строение, больше похожее на сарай? Некромант воззвал к темным богам. Он не мог послать птиц в помещение. Поднять зомби с ближайшего кладбища? Нет, пока мертвяк доберется, наступит утро. Да и действовать надо тут тоньше. Колдун видел, что в здание входили преимущественно мужчины, и это наводило на мысли о его предназначении. Решив, что утро вечера мудренее, Дитрих отправился в лабораторию. Никуда бродяжка из борделя не денется до утра.
А утром его ждало разочарование. Когда за ночь поднятый свеженький мертвец, гнусавя и заикаясь, попробовал заказать нищенку, оказалось, что она чудесным образом исчезла из той грязной каморки, где ее держали.
Вороны снова полетели по городу. Неприятным открытием стало то, что в городе, оказывается, была эта мерзкая ведьма, госпожа королевский маг. Вдвойне неприятно было узнать, что бродяжка у нее. Ворон, по приказу хозяина, обследовал окна гостиницы и в одном из них увидел девчонку. Возле королевского постоялого двора была суета, колдунья собиралась уезжать.
Колдун отозвал всех птиц, оставив лишь одного, крупного и выносливого ворона с кривым клювом – следить за ведьмой и ее свитой.
Момус
С мастером


-Я никогда не видела её во плоти, но думаю, что смогу один раз найти, чтобы показать тебе,- королева сдерживалась, чтобы не сжимать кулаки. Способ, которым она может найти девочку, означает признание родства её дочери с человеческим детенышем. Королева точно знала, что дочери в живых нет, но зов ребенка был болезненно похож на её зов.
-Идем, ты сам решишь, стоит ли она того, чтобы ты рисковал жизнью.
Королева направилась к тропинке, уводящей с поляны.
От великой матери веяло беспокойством и... стыдом.
У стыда вообще совершенно особый запах (хотя многие утверждают, что это фантазии и не может стыд пахнуть. Желание - может, страх - может, храбрость... и даже говорят лень, а вот стыд - нет).
Сейчас, Великая Мать здорово подрастеряла тихой помпезности Светлоглазых и вела себя уже просто как мать. Птица, у которой лиса хочет утащить из гнезда птенца.
Тропа сама ложилась под ноги королеве и её спутнику, шумели над головой ветви, подул сильный ветер. Ощущение было как перед грозой, воздух напряжен, и по мере того, как двое спускались в маленькую долину, королева вообще переставала не то что обходить изгибы дорожки, но и чуть ли не переставлять ноги, тогда как от встречного ветра у обоих шевелились волосы.
-Ты один из немногих, кто бывал здесь,- чуть обернувшись. сказала она. Сила леса будто пропитала эльфийку, смыв близкие к человеческим тревоги и страсти.
-Если бы я предложила тебе быть молодым ещё много, очень много лет, что бы ты сказал?
Она обернулась, и резко оказалось, что они стоят на дне лощины, закрытой деревьями так густо, что солнечный свет сюда не проникал. Деревья росли такие высокие и мощные, что сверху, наверно, кроны находились на одном уровне с остальным лесом. Зеленоватый свет играл на ткани платья королевы, наполнил её глаза. Вокруг неторопливо, негромко шумели деревья, и все это казалось вечным, а мир снаружи - беспокойным сном. Ни намека на тропинку, на выход.
Позади неё была ровная, круглая каменная площадка, на которую вели три ступени, опоясывающие её. Посередине колодец, обнесенный низкой каменной оградой, и серебряная чаша на его краю.
- Ваше Величество слишком добры. И да не прогневается на меня Великая Мать, такие подарки не делаются просто так. Как известно всё имеет свою цену. За лень платят слабость, за кровь друга - кровью врага, за ласку-лаской. Я не уверен, что цена подарка Вашего Величества мне по карману.
У Светлоглазых был наверняка другой оборот вречи, но именно фразочка Голокожих показалась сейчас Босчеану более уместной.
- И я хотел бы понять, как предложение Великой Матери может помочь мне в предстоящих поисках...
-Я готова предложить тебе этот дар, если ты приведешь мне её,- королева подошла к колодцу. Сняла с шеи цепочку, на которой висело тонкое серебряное кольцо, с орнаментом, но без камней.
-Подойди.
Не оглядываясь, она вытянула руку над водой, медленно опуская кольцо, пока оно не погрузилось полностью.
На секунду в воде мелькнул образ прекраснейшей молодой эльфийки. Потом он растаял, и в воде проступили темно-серые глаза, а затем и все лицо. Симпатичное, но не очень чистое, длинные черные волосы, лет 16 на вид. Лицо отдалялось, уже видно было тело, комнату в роскошной гостинице, с которой девочка не вязалась. Гостиницу снаружи, действительно богатая, по провинциальным меркам. Вывеска не видна. Улицы мелкого портового городка, шум волн, запах моря...
Иллюзия оборвалась. Вода была просто прозрачной, как воздух, водой. Королева выдернула кольцо и сжала в руке.
-Дальше я не вижу. Если ты согласишься, я дам тебе силу и выносливость, твои раны будут заживать очень быстро. Ты научишься чувствовать магию по запаху,- королева вновь пристально смотрела в глаза волку,- но, если ты приведешь её сюда, я дам тебе долгую жизнь, и возможность прожить её в покое и достатке, если ты захочешь.
Дары Светлокожих - учил когда-то отец - это сродни вину: некоторое время пьяного веселья и долгая похмельная головная боль. И хоть от подарков владык не отказываются, но и дары их порой хуже немилости. Жить долго и беспечно. Видеть как умирают твои близкие, в то время как ты излучаешь здоровье и вечная юнность твоя гарантия от следования их участи. Праздность и достаток... Видимо он и впрямь слишком долго общался с Гладкокожими - жизнь на бегу, в порыве, короткая, но яркая, как полёт метеора - только это и можно назвать жизнью...
- Великой Матери нет нужды в обещаниях даров. Какой сын не поможет матери и откажет в её просьбе. Обещаю Вашему Величеству, что я найду девочку и приведу в этот лес.
- Не торопись отказываться. Я знаю, люди приучили себя к мысли, что только быстрая и короткая жизнь и есть настоящая. Однако те, у кого есть настоящее дело, важная цель в жизни, ценят время, не желая уйти, бросая его неоконченным. Если ты научишься отпускать, то на смену всем близким и любимым придут новые, такие же любимые, и каждый, кого ты сделаешь счастливым, обогатит твою душу. Почти каждому человеку приходит мысль, что ему рано, что ему столько надо сделать, что он так мало видел и знает. Не потому ли многие добровольно уходят к вампирам? Возможно, ты захочешь однажды возглавить стаю, и не будет вождя опытнее и мудрее тебя. Может, это будет другое, такое же важное дело. Так что подумай дважды, когда будешь решать. А пока...
Она зачерпнула немного воды серебряной чашей, подняла чашу к небу и сильным, мелодичным голосом произнесла фразу на языке магии эльфов. На поляне стало светлее, пахнуло свежестью, легкостью, даже немного озорством. Королева обернулась к волку, и протянула ему чашу:
-Пей, и пусть в трудный час твое сердце не дрогнет.
Вода была вкусная. Даже не так. Вода была невероятна вкусна и отдавала и сладостью фруктов и пряностью специй и ароматом трав. А ещё она бодрила лучше росы падающей ранним утром на кожу во время Бега Страсти...
Лес вдруг надвинулся, зашелестел листьями и в этом шелесте слышались многие голоса словно приветствовашие его. "Ты наш" - говорили голоса: "Ты с нами, не бойся. Мы не дадим тебя в обиду".
Уж на что волки плоть от плоти лесной, но это нанешнее новое состояние было... ну как если бы ты был лучшим среди ныряльщиков и вдруг научился дышать под водой. Потрясающее всепроникающее осознание и понимание того что вокруг. У Босеана даже голова закружилась. И в глубине души, точно кто-то в ночи зажёг огонь - маленькой точкой проявившийся на чёрном полотне, затеплилось сладковатое чувство восторга.
- В поисках я могу помочь тебе только одним - Великая Мать смотрела на своего волчонка ласково и... с надеждой - дать тебе чашу, и... кольцо... Если ты нальешь в чашу чистой воды из естественного источника, и положишь туда кольцо, то сможешь увидеть её. Достаточно будет только подумать...
bluffer
Совместно с Кысь

Вампир бесшумно отворил дверь небольшой гостиничной комнатенки, одобряя ее незапертость. Цепкому взору синих глаз слуги тьмы предстала знакомая картина, только в более яркой расцветке: девчонка все так же сидела на кровати, глядя в никуда. Изменилось лишь убранство комнаты: появилась мебель, вместо грязного бордельного тюфяка; огромное окно источало сияющий утренний свет - предвестник ненавистной Войтеху полуденной жары; кое-где беспорядочно валялись вещи и книги. Вот только девчонка продолжала тщетные попытки бунтовать против сужающихся тисков мага - предложенная одежда в основном так и осталась висеть на том стуле, на который ее повесила рыжая адептка, а дорогое ароматное мыло, судя по запаху, заменили какие-то листья. "Вряд ли даже королевский маг сделает из нее придворную даму", - усмехнулся про себя вампир.
Он прошел в комнату и встал чуть левее окна, что бы мерзкий свет не смел пасть на его фигуру. Девчонка молчала.
- У тебя красивое имя - Тали. Это твое настоящее имя? - вампир вздохнул. - Что ж, ты, видимо, небезосновательно считаешь, что имеешь кучу причин на меня дуться, но я не вижу ни одной. Однако, готов принять совешенно в любой форме накопившиеся гнев, обиду, возражения и даже слезы, если хочешь. Когда надоест, и ты станешь спокойно соображать, можешь все-таки перестать обижаться и извлечь пользу из моего прихода, задав любые вопросы. Я отвечу на все.
"Мог бы и извиниться, чай не к собаке зашел", - раздраженно подумала попрошайка, из мимолетно вспыхнувшей неприязни не ставшая даже здороваться. С тех пор, как планы побега пришлось отложить на неопределенное время, ей было нечего делать, и от этого скучающая заключенная начала слишком много внимания уделять мелочам. Виорика (так, оказывается, звали рыжую девицу) нашла подходящую щетку-расческу и нужные для мытья травы, но потом они снова поспорили на предмет одежды и бесцеремонное вторжение волшебника только пролилось кипятком на уже изрядно подогретое недовольство. Но непривычной к безделью женщине было отчаянно скучно и многое хотелось узнать, и предложение незваного гостя было как нельзя кстати.
- Откуда у низкой попрошайки такое благородное имя? - Фыркнула Тали, разом прекратив делать вид, что не заметила вторжения.
- Ты - необычная попрошайка, иначе стала бы тебя привечать в свою свиту сама госпожа королевский маг?
- Вот и я удивляюсь, с чего бы такое внимание, - женщина картинно возвела очи горе. - Не иначе, на улицах переизбыток бродяг, а королевским магам совсем не хватает свиты.
Войтех улыбнулся, ему нравилась эта своенравная девочка.
- Ты обладаешь силой. Я почувствовал это, даже за стенами борделя. Потому теперь ты тут. Вопрос в том, хочешь ли ты пробудить эту силу и управлять ей?
- А если я не хочу, меня отпустят на восемь сторон? - сощурила глаза Тали. Почему-то разговор ее веселил. Может быть, от недостатка общения?
- Снова хочешь свободы, а свободна ли ты? Только что тебя упекли в притон, сейчас ты совершенно беззащитная в плену ведьмы. Надолго ли тебе хватит твоей очередной "свободы в пресловутых восьми сторонах"? Подумай, так ли уж нестерпимо жить в достатке и спокойно обучаться магии? Ты станешь сильной, независимой, и тогда уже никто не сможет отнять твою свободу. Неужели некоторое время, потраченное на обретение силы и знаний, для тебя не стоит всего будущего?
- И все от бесконечной доброты господ магов?..
Вампир нахмурился, недовольно барабаня пальцами по оконной раме.
- Ты хороший человек, Тали. Плохие люди бродягами не становятся, в этом я смог убедиться за свою долгую… жизнь. Сейчас ты ощущаешь себя запертой в тесном шкафу вещью, которую хотят использовать, поверь, я в таком же положении. Разница между нами в том, что я стал рабом по доброй воле, а тебе пришлось согласиться, выбирая меньшее зло. И ты не раб, хотя и пленница. Я буду честен с тобой: я не знаю, что на уме у Рэйлии по поводу тебя, с какой целью она за тебя так ухватилась. Я бы... тоже покинул это теплое местечко при первой же возможности, но у меня, увы, нет твоих сил. Тем не менее, если ты надумаешь убежать, то для начала тебе все же не помешает обзавестись силой и контролем над ней, ну, и я сгожусь, - скромно улыбнулся вампир. - Я не так прост, как кажусь.
Тали задумалась. Когда люди начинали говорить о честности, это невольно ее настораживало. Бродяга была еще очень молода, может быть, втрое моложе того бродячего сказителя, за которым когда-то ушла, не задумываясь, из неприветливого но теплого дома, но одновременно - и вдвое старше той угловатой девчонки, что бежала тогда за Гарамом через промозглый осенний лес. Она умела доверять людям с первого взгляда, но это были совершенно другие люди, такие как спокойная молчаливая мать Ортана, встречавшая каждый новый день своей жизни с одной и той же улыбкой, или безмятежный, словно старое дерево, лесной странник Финис, рядом с которым седые дряхлеющие завсегдатаи городских таверн казались несмышлеными маленькими детьми. Эти люди никогда не просили им верить, но от них веяло той же тишиной, которая таилась в небе степи или в лесной земле, и поэтому их слова и дела звенели одной и той же нотой. Такие же, как волшебник, наоборот, говорили много, и от этого Тали быстро переставала видеть в словах значение. Хотя, наверное, стоило бы, не от скуки же он здесь?.. И вряд ли он жонглировал похвалами и предложениями только для того, чтобы убедиться, что изловленная им бродяжка все еще готова сотрудничать.
Вампир понуро смотрел на свою собеседницу. Прочесть ее мысли он не мог, но и интереса в глазах не заметил. "Все равно ведь сбежит, глупая", - и что ему тогда прикажете делать? Впрочем, чем он ее расположит к себе? Тем, что служит на ведьму или признанием, что он вампир? Интересно, что оттолкнет ее сильнее? Но попытаться стоило, пусть сама теперь решает. Войтех надеялся, что хотя бы убедил девчонку учебе магии. Даже при всей вредности и несносности Рэйлии, магом она была превосходным.
- И чем готов сгодиться господин Войтех? - наконец, с живым любопытством подняла взгляд на собеседника Тали.
- Ведьма мне доверяет, ее охрана считает приближенным слугой и подчиняется, я физически силен и вынослив, к тому же, хорошо знаю эти земли. Если ты захочешь уйти куда-то в определенное место, думаю, я пригожусь тебе, как спутник и сопровождающий, - вампир посмотрел в серые глаза упрямой бродяжки. - Ты могла бы просто помочь мне по доброте душевной, не одна ты любишь свободу.
Попрошайка улыбнулась сама себе - все-таки в разговоре был смысл. Если волшебник не врет. И если его никто не водит за нос. Но правда была на его стороне: Тали умела играть в слова и прекрасно бегала, но магические рисунки на голом полу пальцем и обыкновенная грубая сила были для нее одинаково непреодолимы. Хотя бы один союзник был подарком судьбы. Женщине очень хотелось верить и во второй подарок, возможность читать и учиться, но кто знает, может быть, "госпожа королевский маг" просто удачно сыграла на слабости бродячей сказительницы, видевшей настоящие книги раз в год, если повезет... Мысль о том, как мало понимала во всем этом Тали, какой западней мог оказаться этот гостиничный номер, ледяным кнутом перехватила дыхание.
- Хорошо. Если ты предлагаешь мне дружбу, я буду другом, - медленно, обдумывая слова, подвела итог своим размышлениям попрошайка. - На это время.
- Ты еще так молода и наивна, Тали, - задумчиво протянул граф. - Я рад, что мы поняли друг друга. Извини мою бесцеремонность, я слишком долго жил один, чтоб помнить и хранить верность приличиям. Мне пора, а то ведьма хватится.
- Удачного дня, - пожелала в ответ попрошайка, которую изрядно озадачила реплика о наивности.
Чего от нее хотел волшебник? Пожилые люди иногда говорили так без всякой цели, просто чтобы напомнить, то ли остроязыкой девчонке, то ли себе самим, кто здесь старше и авторитетней, но собеседнику Тали по виду еще было далеко до такого возраста. Или нет?.. Тали плохо разбиралась в возрасте так называемых "благородных людей" с их маслами и пудрами, а насчет магов не была даже уверена, что они вообще стареют. В любом случае, он выглядел слишком умным для того, чтобы просто так противоречить собственным целям.

Когда за нежданным гостем закрылась дверь, уставшая от чужих загадок и неизвестности, взвинченная от беспомощности и безделья бродяжка прибегла к самому простому и действенному средству для успокоения и поднятия духа, которое только знала. Флейта не терпела тревог: без глубокого, ровного, спокойного, словно летний лес, дыхания ноты получались резкими и отрывистыми, за ними тянулись непрошеные хвосты, а узкий мундштук забивался за считанные минуты. Для себя Тали играла не плясовые, собиравшие на площадях монеты, а долгие, протяжные мелодии ни о чем, больше всего напоминавшие ей самой то ли кочевничьи песни, то ли бесконечные сказки, которые тихим голосом рассказывали у очага зимним вечером. Уже успокоившись и наигравшись всласть, она вспомнила о короткой словесной пикировке с "госпожой королевским магом", но с этим уже поздно было что-то делать. А значит, не стоило и задумываться.
Момус
Два солнцеоборота, с того момента, как тропинка, лёгшая под ноги, точно покорная наложница на шелка страсти... Отец Волк, да что же это! Все эти два последних дня, нет-нет, а раскрашивалась речь (даже внутренние споры с самим собой) Полумрака столь цветистыми оборотами, каких немногословные сдержанные волки не знали, точно пёстрые узоры иноземного ковра... Вот опять!!!
Ну и как вот им доверять, всем Светлоглазым вообще и Её несравненному Величеству в частности?!
Да, вода эльфийских родников и вкусна и полна скрытой магии, но вот эту велеричивость, неотвязную, как похмелье при винопитии, куда деть?
Привыкнуть... примириться...
"Если у тебя сломан клук - обрати это себе на пользу" - заповедь древняя, но не утратившая актуальности. Как знать, может и это свойство, что уподобляет язык осиновому листу трепещущему при любом порыве... Да, как к этому привыкнуть-то!!! Как они вообще могут столько говорить!
Не иначе сам Отец Капканов постарался - когда в лесу слов, не сыщешь тропинки сути.
Терпи, Полумрак.
И он терпел.
А ещё он искал. Вновь и вновь лилась в чашу вода из подземного ключа, бившего прямо в одной из комнат в искусственном озерце...
Дом этот принадлежал Руфусу (Босеан подозревал, что это не имя, а прозвище - за ярчайше-рыжий цвет волос - солнце на закате не имеет столь огненного оттенка, каким полыхала шевелюра хозяина дома).
Существом Руфус был странным. Как понял Полумрак, матерью его была дриада, а отцом какой-то оборотень. Был Руфус тонкокостным, стройным, точно молодой тополёк, с глазами, левый из которых отливал травяной изумрудной зеленью, а второй мутно глядел на мир мшисто-болотного цвета бельмом. Жил Руфус, срамно сказать, с двумя здоровенными волчицами (настоящими волчицами, а не дочерьми Волчьего Доминиона). Ну да и Отец Волк с ним, жил и жил, в конце-концов, он же не напоказ. Но вот как две волчицы, не загрызли друг-друга, а мирно ладили, когда волки создают пары на всю жизнь лишь с одним, для Полумрака оставалось загадкой.
Дом почти полностью деревянный, местами вообще переходил, то в шершавую кору одной из сторон гигантского старого дуба, то в каменную пещеру, выстланную мягчайшим песком. И вообще, это была такая же неотъемлемая часть леса, шелест листьев, посвист птиц или палая листва.
Стоял он на опушке и так и назывался "Дом на опушке". Руфус принимал гостей не задавая вопросв, был неизменно вежлив, весел и щедр на угощения. Бывало Полумрак гостил по неделям. Правда сейчас он надеялся отправится в путь раньше.
Чаша... вода... кольцо...
Каждый час...
Всмотреться в это лицо... запомнить... заучить, как истину...
Морщинки в углах глаз - еле заметная паутинка - он любит улыбаться...
Складки в углах губ - точно высеченные ножом по дереву - похоже, она нередко плакала... или в её жизни было не мало потерь... и опять таки она не редко плакала...
Где, ну где же ты... Ветер в лицо - из чаши, как из колодца, окна в другой мир (сперва он замирал даже, потом привык).
Ветер пахнет солью... ещё резковатый запах, точно в лекарской лавке... и запах гниющей травы... нет - водорослей...
Крики чаек...
Снова запах, сильный, резкий забивающий всё на свете запах рыбы...
Пропадает изображение; уходит из комнаты, сменяясь запахами хвои и смолы рыбное амбре; растворяясь в воздухе, стихают отчаянные чаячьи крики и шум прибоя. Вода прозрачна в чаше. Лишь лёгкая рябь...
Леоката
Приветственные крики оглушили ее - так бывало всегда. Жители Ирева бросали под копыта рыжего жеребца цветы (ну конечно, королевский маг покидает город, можно вернуться к разбою, грабежам и разврату!). Рэйлия давно привыкла к этому и уже не обращала внимания на эти почести. Мысли ее были заняты другим: Тали. Полукровка. Эльф, и одновременно человек. Сейчас в ней преобладает человечье, но стоит помочь ее эльфийским качествам раскрыться, то...От перспектив у ведьмы слегка закружилась голова. Надо будет посмотреть, сохранила ли матушка старые книги, по которым начинала заниматься сама Рэйлия. Девчонке они пригодятся. Пусть научится хотя бы элементарной бытовой магии. А уж когда она (Рэйлия усмехнулась) овладеет силой достаточно, чтобы сбежать, продолжим обучение. Будущий королевский маг должен пройти через многое, чтобы при внешней изнеженности сохранять твердость и мудрость. Самой ведьме пришлось обвести вокруг пальца горных орков, а это было не так просто, как кажется на первый взгляд.


Ведьма улыбнулась и вздохнула с наслаждением. Перед кавалькадой расстилалась степь, пахло сухой травой. И наконец-то исчез запах окаянной рыбы.
Алита
Ворон высоко кружил над кавалькадой, изредка каркая. Выпуклый круглый глаз вбирал в себя образы – черноволосая женщина, худощавый бледный мужчина, рыжая девчонка на пегом жеребце, бравые воины и нестройная толпа свитских…
…Дитрих кашлянул и прервал контакт со своим шпионом. Вороном было удобно управлять и картинки он передавал четкие, а если заслать его поближе, то и звуки были слышны. Но госпожа королевский маг была не так проста, как выглядела. Уж Дитрих-то знал, что взбалмошность и капризность – это маска, которую ведьма носит специально. И ведь добилась своего, демонесса, никто всерьез ее не воспринимал. А стоило бы…
Кгм…Этот, с обветренным лицом, поджарый…Новый свитский? Едет рядом, значит, допущен в узкий круг доверенных лиц. Кто он такой? Нет, придется, все-таки, опять засылать ворона, да поближе, чтобы глянуть ауру этого типа.
…Ворон лихорадочно захлопал крыльями, чтобы догнать кавалькаду, и пролетел практически под носом у мужчины. Ведьма нахмурилась, занесла руку для броска пульсаром, но не успела – птица набрала высоту и с громким, насмешливым карканьем унеслась прочь.
Вампир! Дитрих стукнул по столу кулаком и помянул тех, кого обычно не поминают. Слуга тьмы, желанная добыча любого мага. Странно, что он сопровождает эту выскочку. Слишком много чести для нее. Попробовать подчинить вампира себе? Рискованно и трудноосуществимо, пока не стоит и пытаться.
Впрочем, вампир - дело десятое, сейчас главное найти ее, ведьма не оставит полукровку в городе. Так, среди свиты не видно... А что это там, в паланкине? От любопытсва некромант даже забыл, что его последние две минуты душил кашель. Там явно было что-то особое, иначе его б не несли с таким бережением и не охраняли дюжие воины из личной охраны ведьмы.
Некромант радостно потер руки и схватил карту. Так, были ли здесь битвы? Да, в степной земле лежит немало кочевников. Ну-с, начнем…
Леоката
Солнце ярко светило в глаза, заставляя сладко жмуриться. Рыжий жеребец поигрывал под седлом, но твердая рука хозяйки сдерживала его прыть, не пускала в желанный галоп. Рэйлия с наслаждением рассматривала поля, знакомые с детства. Здесь, в этих золотых степях, она носилась с луком за та-а-ни - птичками, живущими в земляных норках. Кухарка ее матушки умела делать из них замечательное жаркое. Рядом ехал мрачный как никогда вампир. Ему явно надоела норовистая кобыла, которую ему любезно подсунул сэр Оливер. Лошадь невзлюбила его, что называется,с первого взгляда и теперь выбрасывала всевозможные коленца, периодически сбивая с шага иноходца ведьмы. Кавалькада растянулась - изможденная жарой свита ленилась погонять лошадей, да и сильно замедлял движение паланкин, который ведьма любезно предоставила Тали.
bluffer
Слуга тьмы не знал, что раздражало его больше: езда на этой необузданной кляче, щебетание птиц (наглая ворона чуть было не нагадила у него на носу!) или постоянная болтовня ведьминой свиты. Сейчас его больше занимала Тали. «Она совсем еще ребенок», - думал Войтех, и ему вспомнился пухлый, голубоглазый юноша с легким пушком на улыбающемся лице, обрамлённом серым ворохом непослушных волос.
Он уже тогда не был наивен, он был холоден и беспринципен, несмотря на добродушную внешность. Даже его отец не поверил никому, своему главному советнику в том числе, который видел собственными глазами, как молодой граф на охоте пустил стрелу в старшего брата. Отец не верил, пока не увидел руку младшего сына, занесшего кинжал над его морщинистой шеей... Войтех хорошо помнил ту первую кровь – кровь отца, окрасившую багряным руки и камзол. Сколько ему тогда было? Кажется, он встретил восемнадцатую весну. Никто из прислуги не захотел подчиниться юному владыке замка, они-то поверили советнику сразу. Молодой хозяин замка метался тогда по своей комнате, ища выход из неожиданной западни, в которую загнал себя сам, когда появился, непонятно как прошедший через всю, требующую «низложить юнца к ногам правосудия» челядь, высокий худой молчаливый господин в темном балахоне, подбитом яркой парчой. Он предложил Войтеху не только подчинение прислуги и обладание замком, он предложил власть над жизнью, вернее над смертью, как потом запоздало сообразил юный граф.
Вампир никогда не жалел о своем решении, всегда был собран и целеустремлен, он не боялся познавать новое, но вот бродяжка... Как она себя поведет дальше? Как ему поступить, если все же Тали решится бежать? Тут были варианты, но… Сосредоточиться и собрать мысли в кучу мешала непривычная тряска - навыки верховой езды вампир давно утерял. К тому же, глупая своенравная кобыла, несмотря на амулет, так и норовила скинуть седока, ощущая его запах или что-то еще, тролли ее задери!
Момус
Вода...
Чаша...
Кольцо...
Поерхность идёт рябью и разглаживается, точно морщины, при виде того, о ком беспокоился.
В доме Руфуса не было зеркал, да и не пристало мужчине любоваться собой, точно ты красавица на выданье. Но даже в воде, до того как магией Светлоглазых, станет она окном в те места, где находится (или находилась?) искомая девушка, видел Полумрак, как наливаются краснотой глаза, как маленькми змейками, корнями стелящихся у земли крошечных растений, проступают жилки-сосуды.
Соберись Волк! Красные глаза - мелочи.
Итак!
Крики чаек... истошные, точно торговки не поделившие место обвиняют друг-друга во всех смертных грехах...
Запах соли, запах водорослей... Жуткая вонь рыбы...
Не то, ты здесь уже искал. Дальше!
Волосы... её волосы растрёпаны... местами испачканы... Она... бродяжка? Тогда объяснимы морщины на столь юнном лице.
Кстати о лице - оно не закрыто, волосы не собраны. Значит не восточная и не южная сторона...
Одета легко.... там не холодно...
Обноски? Ну она же бродяжка. У кочевников нет бродяг. Значит не степи... да и запах рыбы...
Далёкий гул, который раньше он воспринимал как общий фон, как шум моря или голос ветра, теперь похож на узорчатое полотно. Крики, смех, ругань... командные нотки переплетаются в визгливыми обертонами... скрип и басовитое гудение...
Там есть порт! И рыбный запах сюда же!
Но темнеет вода, точно тускнеет улыбка. при прочтении долгожданного письма несущего совсем иные новости, нежели ожидаемые...
Лишь лёгкая рябь, на которой покачивается отражение покрасневших глаз...
Алита
Дитрих метался по кабинету. Мертвяков было предостаточно, но как их подчинить себе? Слишком далеко столица от степи, напоенной солнцем. "Была-не была, - решил он, - Буду управлять через ворона". Конечно, это было все равно, что гладить кота чужими руками, но выбора не было. Некромант склонился над картой, взмахнул широкими рукавами серого балахона и гнусавым речитативом затянул какое-то заклинание. Ритуал зомбификации всегда получался у него отлично - мертвые степняки отозвались на его зов, он чувствовал это. Вновь взяв управление вороном на себя, Дитрих приготовился к самой битве.
Леоката
Черная большекрылая птица снова промелькнула перед лицом вампира. Тот отшатнулся и чуть не упал с лошади. Ведьма сделала движение рукой, как будто хотела кинуть в ворону пульсар, но остановилась. Земля ощутимо сотряслась.

- Не может быть, - прошептала побледневшими губами Рэйлия, а затем закричала, - Мертвяки!

На базовую защиты времени уже не было, маг успела только подготовить щиты. Рэйлия подала условный знак сэру Оливеру и охрана организованно стала распределяться по периметру основной группы, уже начавшей собираться к центру. Магам традиционно полагалось находиться позади войска и первыми наносить удар.

Умертвия нестройными рядам начали появляться из коричневой степной почвы. Когда-то они были воинами из тех племен, что кочуют по степи. Воля некроманта подняла их, вложила ненависть ко всем живущим. Их мечи давно заржавели, а тетива луков перегнила. Но они не боялись ничего - они давно были мертвы, и в этом было их преимущество.

Рэйлия выругалась, недобрым словом вспомнив короля. Она ведь просила вместо этих безмозглых придворных десяток лучников. Но нет, король был уверен, что мага определяет блестящая свита, а не сборище вооруженных до зубов мужланов. Она быстрым шепотком пробубнила заклинание и первые ряды зомби поглотил огонь. Но мертвяков было слишком много. Они шли молча и это молчание пугало . Ведьма оглянулась: паланкин окружал синеватый шар, внутри которого стояла на одном колене Виорика, раскинув руки в сторону и закусив губу. "Умница, девочка", - про себя похвалила ее магичка.
Мертвецы вздрогнули, как будто получили приказ и резво побежали вперед. Было ясно, что одной магией тут не справиться.
" И это - столь недалеко от поместья родителей, - подумала Рэйлия, - Что же мне так везет в последнее время на приключения?"
bluffer
"А ворона-то непростая", - запоздало подумал вампир, спокойно наблюдая за приготовлениями ведьмы к бою. "Махалаат взласкай того прелестного некроманта, что послал это развлечение", - слуга тьмы ликовал. Давно хотелось размяться в полную силу... Барьер! Рэйлия поставила барьер и делает потуги побить их огнем. "Нет, девочка, одного мага против такой толпы мертвой плоти маловато, будь он хоть трижды королевским. Ладно, подождем, пока какой-нибудь обезумевший дурак сорвется, там и мой черед поразвлечься придет", - довольно усмехнулся обреченый на вечную жажду.

Терпенья такового хватило аккурат на пару ведьминых залпов. Один из свитских, молодой, богато одетый мужчина, с громким воплем выхватил меч и бросился на мертвяков. Магический щит хлопнул, выпуская глупца. Короткий вскрик среди леденящей тишины, стук ржавых мечей умертвий, хлюпанье протыкаемой плоти - все, что услышали обороняющиеся. Меч, изготовленный лучшим оружейником столицы, подкатился к границе щитов, случайно отброшенный ногой какого-то мертвеца.

Пока "охрана королевского мага" недоуменно разглядывала останки смельчака, вампир успел не только спрыгнуть с надоевшей клячи (за одно это он лично готов был пожать руку некроманту), но и оторвать головы трем мертвецам. Молниеносно перемещаясь по рядам восставших, Войтех, особо не напрягаясь, отламывал их полусгнившие головы, успевая краем глаза следить за шатром с девчонкой. Сейчас было не до Рэйлии - сама себя защитит, а вот бродяжка наделает еще делов с испугу.
Леоката
Ворон кружил над побоищем, гнусово каркая. Магического шпиона надо было убирать - это было бы ясно даже адепту. Ведьма отвлекалсь от изматывающего занятия - постановки защитного контура перед толпой придворных, сжала коленями бока жеребца и отскочила подальше от поля битвы. Ворон, преследовавший Войтеха, метнулся за ней и это мгновения хватило, чтобы сжечь его пульсаром, быстро сформированным между молитвенно сложенными ладонями. Поймав одобряющую улыбку вампира, Рэйлия криво усмехнулась. Битва еще не была выиграна. Некромант потерял управление мертвяками, но мертвяки были подняты, ненавидели все живое и их надо было упокоить.
"Войтех! - толкнулось в сознании вампира. - Хватит развлекаться. Прикрой меня, я готовлю заклинание. Пора заканчивать".
Магичка действительно спешилась и знакомым движением потирала и встряхивала руки.
bluffer
совместно с Леоката

Вампир подобрал удачно подвернувшийся под ноги меч, кажется даже из знаменитых королевских кузниц, и окружил колдунью стеной ударов. Сталь приятно холодила руку, графу вспомнилась битва в предместьях Пририга... Умертвия, словно чуя здесь наивысшую активность, валили нескончаемым потоком.
Сильный толчок в спину с громким воплем "Ложись!" опрокинул Войтеха на землю. Магичка упала сверху, одновременно делая рукой движение, словно закрывая над собой огромную полусферу. Огненный дождь излился на землю, охватив всех. Он казался бесконечным, но когда палящий поток прекратился, воцарилась тишина. Мертвяки рассыпались в мелкую пыль.
Воины охраны недоуменно оглядывались, пытаясь понять, что это было и куда делись враги. Робко запела первая птаха. Рэйлия слезла со спины вампира и уселась рядом, прямо на покрытую хлопьями пепла землю.
- Что ты творишь, шальная? - неожиданно нарушило тишину недовольное бурчание вампира, яростно отряхивавшего свой камзол. - Проверьте Тали, олухи! А ты, - он повернул гневное лицо к колдунье, - это то, о чем я подумал?
"Олухи" переглянулись, пытаясь понять, к кому обращается этот уже надоевший всем своей наглостью граф, затем двое воинов ленивой походкой направились к паланкину.
- Уж не знаю о чем ты подумал, но это называется "Поцелуй Малахаат ", - просветила его магичка, - прекрасное и действенное заклинание против нежити. Ох, хорошо-то как!
Она поднялась на ноги и с наслаждением потянулась.
Вампир пронзил Рэйлию долгим и тяжелым взглядом, но ничего не сказал.
- А ты мастерски фехтуешь, - продолжила ведьма. - И школа такая необычная. Хватит злиться, упырь. Мне еще предстоит объяснение с моей достопочтенной матушкой, а она, уж поверь, будет поопаснее полусгнившей нежити и некроманта вместе взятых. И уж куда как опаснее тебя, со всем уважением.
Вампир устало закатил глаза, всем своим видом выражая ярость: "Махалаат, прибери эту ведьму со всей ее родней в свои чертоги! А лучше меня от них - Амту на съедение!"
Неспешной походкой вернулись воины.
- Господин граф, - поклон воина, польстивший слуге тьмы, был изящен и учтив, как у танцора. - Госпожа Тали находится в добром здравии. Госпожа Виорика просила передать, что беспокоиться не о чем.
- По коням! - скомандовала ведьма. - Достигнем поместья к закату.
Кысь
Поместье утопало в садах. Пышно цвели знаменитые эльфийские сливы, дающие крупные пурпурные плоды, ветви с тяжелыми соцветиями склонялись почти до поверхности пруда, возле которого стояла легкая, ажурная беседка. Крупные лягушки оглашали окресности своим пением - комаров у пруда было предостаточно и земноводные чувствовали себя здесь, как дома. Рэйлия досадливо махнула рукой, ставя защиту от кровососов, и уселась за легкий, ажурный столик в центре беседки.
- Здравствуй, Тали, - обратилась она к полукровке, созерцающей кружение мошкары над гладью воды , - Готова ли ты говорить со мной?
Маленькая смуглокожая женщина едва не подпрыгнула на том камне, который облюбовала: она не заметила приближения мага. С тех пор, как путешествие завершилось, она проводила в садах больше времени, чем внутри поместья, но убегать пока не пыталась. Зато явно успела перезнакомиться с местными жабами: низ широкой юбки, позаимствованной у кого-то из горничных и надетой поверх еще двух, до сих пор не до конца высох. Заметив книги в руках молодой хозяйки, Тали поспешно сменила свой камень на витую скамейку с другой стороны стола.
Рэйлия толкнула через стол толстенный фолиант, потрепанный по краям. Фолиант пах лавандой, был обшит синим бархатом и вызывал уважение.
- Ты когда-нибудь слышала об Игрейне Аридийской, дитя мое? – мягко осведомилась ведьма.
- Прекрасная эльфийская королева Аридии, убитая собственным приемным сыном за то, что отказалась за него выйти? - история, которую Тали знала, была намного длинней и запутанней, но и намного неправдоподобней, а потому вряд ли понравилась бы волшебнице.
- О, конечно, ты должна была слышать о ней. , - магичка задумалась, - Она была королевой-ведьмой. И она была полукровкой, как и ты, моя дорогая. Эта книга – «Жизнеописание Игрейны Аридийской, ею же написанное». Жизнеописание королевы не занимает и половины, она была скромной и мудрой, эта Игрейна. В основном,книга содержит заклинания и техники, которыми должен овладеть любой начинающий маг, не зависимо от того, какая стихия его изберет. Тебе должно понравится, Тали. Заклинания написаны здесь в виде песен, и эти песни предназначены для того, чтобы лучше росли цветы в саду, быстрее варилась похлебка,а боль и тоска отступали, - Рэйлия улыбнулась и ее взгляд на миг стал мягким, - Взгляни, вот это забавное волшебство предназначено для увеселения плачущих детей.
Ведьма перевернула руку ладонью вверх и над ней запорхали золотистые бабочки. Взмах руки – и бабочки полетели по комнате, а одна из них села на нос Тали. Рэйлия неожиданно звонко рассмеялась.
- Магия - это тяжкий повседневный труд, - продолжила она, посерьезнев, - каждый определяет меру этого труда для себя. Понимаешь, моя дорогая, только тебе решать - будешь ли ты магом или деревенской ворожеей, учиться ли тебе дальше или покинуть меня. Я не держу своих учеников возле своей юбки - рано или поздно они уходят. Не буду держать и тебя. Ты вольна учиться столько, сколько посчитаешь нужным. Пользуйся моей библиотекой, она полностью в твоем распоряжении. Письмом и счетом с тобой займется Виорика. И, дитя мое, попробуй перенять у нее светские манеры. Кто знает, может быть тебе когда-нибудь пригодится знание этикета.
Тали забралась на скамейку с ногами, с которых снова каким-то чудом исчезла обувь. После многих лет босиком, тесные шнурованные ботинки казались бродяге немногим удобней холщовой маски на все лицо. Она успела прочитать полторы страницы "Жизнеописания Игрейны" еще до того, как сообразила, что стоило бы ответить.
- Я изучу эту книгу, спасибо.
- И не только эту, Тали, - ведьма задумчиво посмотрела на жирную жабу, с кряхтением карабкающуюся на ступеньку беседки и положила на стол еще несколько книг, - Знаешь, мой учитель однажды мне сказал: не бывает магии белой или черной, все зависит от того, в каких целях ее используют. Ведь даже эти милые мотыльки, - она махнула рукой в сторону все еще круживших бабочек, - могут быть шпионами и убийцами. Ты это поймешь, когда будешь читать Игрейну. Она была мудрой королевой, но она была и ведьмой. Каждый день ты будешь приходить в эту беседку и показывать, чему ты научилась. Искусство травницы мы с тобой будем постигать вместе, а вот в алхимии я не сильна, хотя книга по этой науке здесь есть.

Вечером, когда солнце зашло и читать в саду стало сложно, Тали перебралась внутрь дома, где были свечи и еще странные круглые светильники. Бродяжка их не могла зажечь, как ни билась, только опалила свечой матовую белую поверхность, но для Виорики они не представляли сложности, и комната стала светлой довольно быстро. Тали стащила в угол одеяло с кровати и веером разложила книги - "Философию камня", "Жизнеописание Игрейны" "Травоведение", "Основы общей некромантии" и "Алхимию" - вокруг себя, вместо ужина выпросив пока кружку воды и плошку с сушеным хлебом и фруктами. Местной еды она все еще немного боялась.
Только прочитав два или три десятка страниц первой книги, бывшая оборванка вдруг вспомнила пару слов, оброненных днем волшебницей: "она была полукровкой, как и ты, моя дорогая". До этого времени ни волшебник-слуга, ни молодая хозяйка поместья ни словом не обмолвились о происхождении Тали. Ее собственные воспоминания были размытыми и неясными, и будили всегда только смутные подозрения. Бродяге часто верилось, что она не совсем человек, может быть, даже наполовину нелюдь, но какая именно нелюдь? Такая же, какой был Финис? Мать Тали определенно была на него похожа, но и отличалась безмерно. Других "не совсем людей" бывшая оборванка не помнила, хотя подозревала, что многие из северян или тех, что жили на самой границе южного леса, видели древних созданий множество раз. Даже о том, как перекрашивать кожу в холодный южный оттенок ей рассказала обыкновенная хозяйка грубо срубленной деревянной избы на самом лесном краю, сперва принявшая Тали то ли за долго болевшего эльфа, то ли за дальнего потомка дриады. А еще эта женщина знала о вампирах и оборотнях, о странном волчьем народе, о фавнах, что бродили когда-то по лесам северного предгорья и об огромном множестве других, видимых и невидимых обитателей того мира, который многие люди по глупости и гордыне уже считали своим. Необычное происхождение очень льстило бродячей сказительнице, выросшей на старинных песнях и романтических сказках, но одновременно - пугало и заставляло купаться в настое коры и хвои даже зимой, чтобы скрыть за маской южанки странности лица и фигуры.
Со временем Тали приноровилась к печатному шрифту, и читать стало быстрее и легче. Взрослая ученица не сразу заметила, как кончились вода, хлеб и фрукты, как начали тускнеть светильники - и в итоге сама чуть не заснула на расстеленном одеяле в обнимку с книгой. Кое-как выпутавшись из юбок, женщина свернулась клубком на непривычно-большой кровати и провалилась в сон.
Алита
Полка с амулетами рухнула на пол и, горшок, стоявший на ней, разбился. Алая пыль облаком взметнулась в воздух, вызвав новый приступ кашля у некроманта. Его вороны потеряли полукровку. Первым делом он приказал им обследовать поле боя, финал которого не видел. Было ясно, что ведьма нашла выход и применила какое-то редкое заклинание. Очевидным также было то, что бродяжки нет ни в кустах, окаймляющих тракт, ни в степи. Бродяжка, ведьма и свита ведьмы будто исчезли для воронов-шпионов. "Тысячу проклятий пусть пошлют боги той, которая прячет от меня полукровку! - яростно подумал Дитрих, - Чтоб Махалаат тебя призвала служить...Кхм..Слуга Махалаат?"

Осененный удачной идеей, некромант подпрыгнул, уронив какую-то колбу. Пузырящаяся бурая жидкость полилась на пол, заставив его на время забыть обо всем.
bluffer
Кураж битвы давно прошел, и Войтех чувствовал себя опустошенным. Он оставил мага и Тали под охраной свиты, как только показались ворота стены родового замка д`Рейвенов. Передав поводья боевой клячи одному из свитских, не сумевшему поймать свою лошадь после битвы, слуга тьмы отправился восстанавливать силы, утоляя жажду.
Лес, окружавший поместье барона д`Рейвен, нельзя было назвать непроходимой чащей. Однако, дичи в нем было предостаточно. Вампир не знал, сколько еще времени ему предстоит злоупотребить гостеприимством родителей Рэйлии, потому решил пока не трогать селян и воспользоваться животными.
«Постоянно проблемы с этими деревенскими простофилями, - беззвучно продираясь сквозь заросли дикой ежевики думал вампир, которого всегда раздражали недалекие рабы засухи и дождей. – Все-то они сразу прознают, потом орут как оглашенные: «Кровопивец! Упырь!», созывают собрание главных недоумков деревни и вперед - на охоту на нежить, вооружась кольями и вилами, с благословения своего ненаглядного Далаара… глупцы блаженные, чтоб ими Амт подавился! Вот задерет мужика медведь в лесу или волк - что ж они на него с вилами сразу не кидаются? Дурачье, что с них взять…»
Чермак резко замер.
В пяти шагах восточнее, легко перебирая изящными ногами, паслась молодая олениха. Вампир подобрался для прыжка, благодаря Махалаат за безветрие…
Алита
Дитрих мерял широкими шагами свой кабинет. Попытка отбить бродяжку не увенчалась успехом - ведьма уничтожила и ворона-шпиона, и мертвяков. Но девчонка была нужна некроманту, как воздух. Найти ее пока не удавалось - ведьма окружила ее сильной защитой. Но был еще один выход. Прибегать к нему не хотелось - чревато, да и не было уверенности, что все получится, однако попытаться стоило.

Некромант вспомнил ощущения от ауры вампира, переданные ему вороном. Жажда крови, запах опасности и..да, запах самой ведьмы. Дитрих схватил перо и быстро написал формулу. Подумал, добавил несколько строк, метнулся к полке, где в беспорядке валялись амулеты и артефакты, надел на себя один, зеленый кристалл на длинной массвиной цепи, и произнес заклинание. Кабинет поплыл у него перед глазами. Некроманта будто вытянуло из тела и повлекло куда-то. "Эффект Игрейны", - успела мелькнуть у него мысль.Сторонний наблюдатель увидел бы, что тело некроманта обмякло, а глаза закатились, как будто бы мужчина погрузился в глубокий транс.

Пустота и неприятное чувство жжения в голове ощущалось, пока Дитрих, кувыркаясь, летел по какому-то черному тоннелю. Постепенно появились образы: листья деревьев, шепот ветра. И на лесной поляне возникла полупрозрачная фигура в сером балахоне. Некромант встмотрелся. Взгляд было трудно фокусировать, перед глазами плыли какие-то прозрачные зеленоватые круги, но худощавую фигуру в коричневом плаще, странно склоненную над землей, он рассмотреть смог. Заклинание не подвело - его перенесло к вампиру.
Алита
Совместно с other

Кровь оленихи еще приятно грела губы вампира, когда он ощутил странное колебание воздуха позади себя.
- Приветствую тебя, слуга тьмы, любимый раб Махалаат, - Дитрих старался, чтобы голос, передаваемый магически, звучал мрачно и внушительно.
Вампир облизнул остатки крови, ощущая приток сил. Что за странное создание посетило его в то время, как солнце окончательного спряталось в чертогах Махалаат?
Видение походило на морок: странный, дрожащий сгусток воздуха, очертаниями напоминающий мужчину в серых одеждах.
- Чему обязан непредвиденным визитом? - сухо спросил Чермак. Граф не любил неожиданности: они чаще приносили неприятности, нежели пользу.
Некромант опешил. Жители столицы опасались разговаривать с ним таким образом - все знали о мстительности бывшего Верховного Магистра Совета магов.
- Склонись передо мною, - потребовал некромант, - и приветствуй того, кто облачен властью богов тьмы, как это полагается!
- И как же это полагается? - усмехнулся вампир.
Какой-то клок тумана вздумал ему угрожать, Войтех еле сдерживал смех, ему - полному сил древнему вапмиру.
Дитрих начал подумывать, что идея, пришедшая столь внезапно, была не так уж и хороша. Но - дело было сделано, заклинание разрушится только к полуночи и это время следует потратить с пользой.
- Я - Дитрих Торвальд фон Стован, известный некромант, прошедший через Селения Душ, - прорычал колдун. - И я пришел предложить тебе сделку.
- Известный, говоришь, - протянул вампир, - что-то не видывал я твоего имени в древних фолиантах, да и в современных тоже. Но не суть. Давай сразу к делу, Дитрих.
- Почему ты служишь ведьме, вампир? - Дитрих снова обрел уверенность и голос его был тверд. - Я уверен - ты служишь ей, иначе зачем бы ты следовал за нею?
"Некроманта только мне не хватало, Махалаат его побери, - Вампир внимательнее присмотрелся к мороку. - Хитер, ишь не сам заявился, а магический слепок прислал. Юлит, не отвечает открыто. Что же ему от меня понадобилось? С таким надо клыки держать наготове."
- С чего ты взял, что я ей служу? У любого вампира только один хозяин, и, если ты и впрямь некромант, тебе должно быть доподлинно известно - кто. Свои причины держаться в свите королевского мага я не намерен раскрывать первому встречному сгустку тумана, - Войтех продолжал дерзить, ибо разговор начинал докучать и злить. Вряд ли некромант что-то ему сделает, хотя темному магу это расплюнуть, в отличии от той же Рэйлии, которая, правда, чуть случайно не убила его в битве с нежитью. Ведь что-то же понадобилось этому фон Стовану от слуги тьмы. Вампир решил тянуть время.
- Я могу сделать так, вампир, что у тебя вообще не будет хозяев, - Дитрих был торжественен. - Но взамен ты должен оказать мне услугу.
- Ага. Услугу? И хозяев у меня не будет окромя тебя, добрый мой освободитель?
- Не будет, - твердо ответил некромант. Он-то понимал, что с Князем вампиров он, может и способен померяться силой, но стоит ли это того? Другое дело - связать вампира заклятьем повиновения. Да и все они - верные слуги Махалаат, чего лукавить? - Не будет. Лишь Махалаат будет твоей госпожой.
"Каков наглец! - Чермак окончательно взбесился. - Князь хотя бы честно сказал, что превращает его в слугу тьмы, а этот... Нет, не зря вампиры так недолюбливали некромантов. Склизкие, лживые, самовлюбленные, напыщенные эгоисты. Вампиры тоже, впрочем, не овцы Кихви, но они хотя бы не ставили себе великих целей. - Так, выведаю, что за услуга ему понадобилась, на том и простимся."
- Я вас понял, Дитрих. Простите мою фамильярность, так уж я привык. Ваше предложение заманчиво, что за услугу вам может оказать нижайший из слуг Махалаат?
- Ведомо мне, - речь некроманта была помпезна, - что пригрела госпожа королевский маг в своей свите девчонку - бродяжку и попрошайку. Увы, сей почетный пост отдали в руки недостойнейшей. Мне нужна эта оборванка. Приведи ее мне - и ты получишь все, что заслужил!
- Приведи? Да будет вам известно, милейший, что я не могу даже приблизиться к желаемой вами особе. Как вы себе представляете мое похищение бродяжки?
"Из-под тролльей дубинки, да дракону в пасть! Далась им всем эта бродяжка! Может, мне другую полукровку поискать? Зачем она этим магам? Надо все же выяснить. Не спроста же и Рэйлия за нее ухватилась, и этот Дитрих ужом крутится, - мысль об очередной смене хозяина навела тоску на вампира. - Лучше уж трижды поцеловать статую Кихви и публично сгореть во славу Далаара!"
- Ты хитер, вампир, - морок усмехнулся полупрозрачными губами. - Хитрость всегда отличала ваше племя. Обмани, соблазни, делай, что хочешь - мне все равно. Если же тебя смущает так называемое могущество ведьмы, то знай, что со смертью мага все его колдовство рушится, - исключений из этого правила было предостаточно, но Дитрих предпочел об этом умолчать, - Убей ее - и никто не остановит тебя на пути ко мне!
Войтех задумался. Менять покровительство королевского мага на сомнительную свободу, обещанную некромантом было бы совершеннейшим безумием. К тому же, поиски новой полукровки (при удачной доставке этой темному магу, в успехе чего он глубоко сомневался) потратят массу сил и времени. Тали он хотя бы немного расположил к себе, а с новой полукровкой... Да и появлялись они раз в несколько десятилетий.
- Я не буду давать тебе пустые обещания, некромант, я не тот, кто тебе поможет. Ни возможности, ни желания тащить к тебе девчонку у меня нет. Ведьму я убью, когда мне это будет выгодно, а не ради смены хозяина. В твою призрачную свободу я не верю, уж извини, да и не нужна она мне. Меня пока все устраивает как есть.
Собеседник слуги тьмы даже не пытался скрыть свое раздражение и злость от неудачи.
- Я проклинаю тебя, слуга тьмы, - прошипел он, - Махалаат да прижмет тебя к своей груди и ты будешь гореть в огне ее сладострастия всего лишь мгновение, но страдания покажутся тебе вечными. Никогда не обрести тебе покоя, пусть чувства человека поселятся в твоей груди!
- Объятья Махалаат - самое желанное для слуги тьмы, а чувства... Я был бы рад муке испытать их снова хоть на мгновенье. Твои слова пусты и развеятся быстрее, чем этот шутовской морок. Я знаю, мы еще встретимся, некромант, я буду готов. Надеюсь, ты тоже, - вампир усмехнулся и исчез в мгновенье ока с поляны.

Дитрих попытался плюнуть ему вслед, но мороку это было не по силам. До полуночи оставалось еще много времени и магический слепок некроманта медленно поплыл сквозь лес, влекомый мыслями о полукровке.
Момус
- Просыпайся.
Голос Руфуса тпробился сквозь вязкую чёрноту сна. Причём, что это сон, Поумрак осознал уже раздирая в зевке пасть и мутную пелену кратковременного небытия перед глазами.
Впрочем чернота никуда не ушла. Она осталась скрючившись за спиной Руфуса, ещё более непроглядная, за пределами рыжеватого пламени свечи, что махало хвостиком, подобно весёлому щенку от сквозняка.
Руфус чуть приподнял плошку со свечой, отчего по потолку забегали паучки теней, сливаясь в жутковатых оргиях.
- Ты истощил себя, друг мой. Тебе нужен полноценный сон.
Босеан осознал, что заснул прямо за столом, уронив голову на карту побережья, истерзанную ит покрытую словно полчищами странных насекомых, закорючками пометок.
- Я нашёл её, Руфус - новый зевок чуть не вывихнул челюсть.
- Я не знаю кого ты ищешь - голос хозяина дома струился точно дым в безветренную полночь - отголоски таяли во тьме развалившейся по хозяйски в углах. - Но я знаю, что можно не найти себя, если загнать разум, точно коня в скачках.
- Завтра я покину твой дом.
- Завтра уже наступило - тихий смех - шорох осыпавшихся листьев.
- Значит сегодня.
- Хорошо, но сперва выспись. Как я уже сказал, я не знаю цели твоих поисков, но полагаю, что тебе понадобятся и силы и острый ум.
- Не могу не согласиться - Полумрак скользнул к ложу...
Огонёк свечи последний раз вильнул рыжим хвостиком и исчёз. Но чернота навалтившаяся на комнату всем своим весом, не успела усмехнуться в морду сыну Волчьего Доминиона - Полумрак заснул, едва голова его коснулась подушки набитой травами...
Леоката
Еще не рассвело, но в поместье уже никто не спал. Прислуга носилась по лестницам с дробным топотом, звенела бьющаяся посуда. Рэйлия собиралась в дорогу.
- Виорика, - давала она наставления рыжей адептке, заплетая длинные волосы в косу, - Я уезжаю в столицу. Пять дневных переходов - и я буду там. Остаешься со свитой здесь.
- Но...
- Никаких "но", - с косой было покончено и теперь ведьма пыталась спрятать ее под широкополую мужскую шляпу. В коротком колете, узких штанах и мягких сапогах для верховой езды ее издали можно было бы принять за юношу, собравшегося на охоту,- Будь осмотрительна. Мне необходимо посетить архив Совета магов. Крайне необходимо.

Коса упорно отказывалась помещаться под шляпу и Рэйлия оставила ее болтаться по спине. Застегнув плащ, она быстро сбежала вниз по лестнице и вышла во двор. Рыжего иноходца уже вывели и прогуливали по двору.

- Седельные сумки прицепили? Виорика, следи за своими амулетами. Вчера я нашла "Око Дракона" в библиотеке. Когда ты научишься хранить их в одном месте? Сэр Оливер, найдите мне короткий меч. Магия магией, но...

Наконец, сборы были завершены. Ведьма вскочила в седло и, махнув прощально рукой, выехала за ворота. Рассвет она встретила уже на тракте.

Не зря, все-таки, барон, мечтающий о сыне, воспитывал ее, как мальчишку. Мягкая рысь иноходца не мешала Рэйлии ни дремать, ни думать. Ветерок трепал плащ, пахло травой и на ведьму нахлынуло ощущение абсолютной свободы.
Алита
Вороны снова кружили в небе. Над поместьем ведьмы некромант не разрешал им летать (а ну как опять уничтожит?), но подступы к нему магические шпионы охраняли надежно, поэтому Дитрих вовремя узнал о спешном отъезде Рэйлии. Жаль, что вампир оказался несговорчивым, сейчас бы у некроманта уже была бы полукровка. И личный упырь на побегушках, разумеется. Но отъезд ведьмы упрощал задачу - свита за ней не тащилась,значит в поместье осталась рыжая адептка (мерзкая, нахальная девчонка), а она не представляла проблемы для Дитриха. Оставалось каким-то образом выманить полукровку за пределы охранного контура...

Верхом некромант ездил отлично, но время работало против него. Пока он доберется до поместья (тем более, что дороги он не знал, а идти по указаниям воронов не слишком удобно), магичка может вернуться. Да и встречаться нос к носу с этим наглым и хамоватым вампиром не хотелось. Зомби? Нет, оборванка не так глупа, чтобы выйти к умертвию, пусть даже свежепохороненному. Голем? Его изготовление требует времени. "Надо не забыть состряпать парочку запасных", - подумал Дитрих. Видимо, придется лично отправляться.

Некромант вздохнул. Он не любил так называемые "бытовые" заклинания. Они давались ему плохо - все эти рамки для переходов, определение ядов в еде и сушка одежды были для него неприятной и скучной рутиной. Взяв в руки кристалл горного хрусталя, он посмотрел на дощатый пол, пятнистый от пролитых реактивов.

Октаграмма получилась слегка кривой. К тому же, Дитрих не знал, куда открыть рамку и настроил ее на тот лес, где он беседовал с вампиром. Лес был недалеко от села, а значит усадьба ведьмы должна быть где-то поблизости. Скептически оглядев свое творение и с отвращение пробормотав: "А, и так сойдет", колдун уколол палец и капнул своей кровью в центр рисунка. Линии октаграммы засветились, некромант хотел было ступить в нее, но, вспомнив что-то, хлопнул себя ладонью по лбу и поспешно вышел в дверь.

В вошедшем старике в простой крестьянской одежде, с дорожной сумой за плечом, трудно было бы опознать некроманта. Старик наступил на рисунок и исчез. Линии октаграммы таинственно светились в полумраке кабинета.
bluffer
Встреча с некромантом оставила неприятный осадок в мыслях вампира. Словно глоток несвежей крови, першащий в горле.
Войтех не сразу вернулся в баронский замок, приводя мысли в порядок.
Первые рассветные лучи еще только грезили явить себя миру, когда вампир, подступая к владениям четы д’Рейвен, сначала услышал, а затем и увидел одинокого всадника, подымавшего пыль все дальше по тракту от замка.
Вампир тихо проскользнул в дом, удивленно замечая сонную, но уже бодрствующую прислугу и свиту магички.
- Виорика, где твоя госпожа? Мне надо срочно поговорить с ней.
Рыжая, как всегда неохотно откликнулась на его голос, окатив уже привычным неприязненным взглядом.
- Госпожа покинула нас.
А вот и еще одна неожиданность. Эк они кряду. Войтех нахмурился - не нравилось ему это. И мысли ведьмы были уже не доступны, Махалаат ее побери!
- Надолго? – «куда» рыжую спрашивать бесполезно, да и на этот вопрос вряд ли удостоит.
- Не знаю, - тряхнув огненной гривой, адептка вышла из комнаты.
«Ну, что ж, Рэйлия сама дает шанс сбежать девчонке. Но вот захочет ли она бежать со мной?» - слуга тьмы потянулся, сладко зевнул и отправился искать себе комнату.
Кысь
Утро следующего дня уже вступило в свои права, когда продираясь сквозь колючие кусты ежевики, Дитрих наконец-то выбрался на окраину села. Весь день и всю ночь он плутал в чаще. Его одежда была живописно разодрана проклятым кустарником в нескольких местах и походила на рубище. Заблудиться в лесу не дали звуки музыки, гомон людей, раздававшиеся откуда-то, где по мнению некроманта, находилась базарная площадь. "Праздник Даров! Сегодня же этот наивный праздник Даров, - осенило колдуна, - как будто хороший урожай способны подарить лишь боги. Глупые лентяи! Вместо того, чтобы работать в поле, они развлекаются".

Некромант шел медленно, не забывая кряхтеть. Изображать из себя немощного старца было просто - на опушке он споткнулся об пенек и чувствительно приложился спиной и...тем, что ниже спины об землю.

Когда он, наконец, доковылял до центра деревни, солнце уже стояло в зените. На просторной площади раскинулась ярмарка. Селяне торговали с телег, дощатых прилавков, а на импровизированной сцене, сделанной из нескольких сдвинутых между собой столов, дурным голосом по треньканье лютни завывал какой-то менестрель. К поместью, похоже, съехались жители всех окрестных деревушек. Они толпились между прилавками, выбирая товар: ножи от местных кузнецов, вышитые платья, зерно, различные овощи. Пустовал только прилавок с музыкальными инструментами. Мастер, который привез их, тоскливо наблюдал за очередями у своих коллег по торговле. Возле него не было ни одного человека - крестьяне предпочитали работать, дудеть в свистульки им было некогда.

Тали подозревала, что Виорика получила "приказ" о посещении ярмарки откуда-то свыше, может быть, от сердобольной госпожи замка (старшей или младшей, бродяжка уверена не была), и поэтому успела выторговать из предложения столько монет, сколько могла. Торговля оказалась самым выгодным способом договориться с рыжей девицей, и обмен шел полным ходом почти с самого приезда: набор трав за смену старых, проверенных юбок на новые, мытье с мылом в обмен на редкий вдали от портов состав мыла, возможность дни напролет пропадать в саду - за небольшой экзамен в комнате после заката. Вдобавок к магическим книгам, Тали откопала в библиотеке какой-то томик, посвященный игре на клавесине, и тщетно пыталась постичь по нему таинство нотной записи. Это изрядно замедляло прогресс, но главное - обещания выполнялись.
К сожалению, кошелек с деньгами тоже означал выполнение обязательства. Тали получала одежду бесплатно, вместе с платой за то, что согласилась обменять старые тряпки на новое и пристойное ее новому дому, еды ей давали тоже больше, чем ей было нужно, книг на сельской ярмарке все равно не было, а удовольствие в смене тенистого сада на людное шумное сборище было сомнительным. Бродяжка любила людей в тавернах, тех, которые умолкали, когда начинался рассказ, мелодия или песня, забывали про еду и насущные разговоры, и не вспоминали о них даже тогда, когда звук вдруг обрывался в мягкую, внимательную тишину. Такие редко встречались там, где были господа и поместья, там, где были шумные, торговые, богатые города, но иногда в самом неожиданном месте, там, где в воздухе висела ругань, мужчины без дела демонстрировали оружие а женщины свое тело, вдруг появлялась эта тишина. Тали нравились остроязыкие девицы из веселых кварталов и скромные степенные горожанки, здоровые сельские девицы, глазами восторженных пятилетних детей рассматривающие прилавки, и редкие, изысканно одетые барышни, выглядывавшие из паланкинов с опаской и интересом - но ей никогда не хотелось занять их место. Тали хвостом следовала за рыжей адепткой, мимоходом рассматривая прилавки и без интереса слушая объяснения: ее больше интересовали здесь не товары, а люди. Крестьяне этой части страны отличались чуть рыжеватой мастью, и карие глаза у них тоже встречались намного чаще. Они скрадывали согласные и иногда забавно растягивали слова. Бродяжка мысленно копировала их реплики, пытаясь запомнить акцент.
Алита
Совместно с Кысь

Дитрих крутил головой, высматривая в толпе хоть кого-то из челяди ведьмы. Ему не верилось, что эти бездельники будут сидеть в поместье, когда есть возможность с надменным видом покрасоваться в людном месте. Следуя за свитским, некромант надеялся проникнуть в дом ведьмы. Знакомая рыжая голова мелькнула в толпе селян. Такой огненный оттенок мог быть только у ученицы Рэйлии, которая, будучи потомков варваров, отличалась еще и скверным характером. Рыжая что-то сказала маленькой, худенькой женщине и отошла. Некромант прищурился. Несомненно, это была столь желанная им полукровка. Приволакивая левую ногу и пристанывая, он тронулся по направлению к ней. Какой-то дюжий мужик, чем-то похожий на кузнеца вырос на его дороге. Он что-то оживленно доказывал продавцу ложек, размахивая руками. Очередной взмах мощной длани - и Дитрих полетел прямиком на полукровку.
- Ох, деточка, - закряхтел он, - прости убогого. Не хотел тебя зашибить, да пришлось.
- Пришлось зашибить, - мурлыкнула себе под нос Тали. Такого оборота речи она не ожидала. - Извольте падать в другую сторону, хорошо?
Потерев ушибленное плечо, она отступила подальше.
- А не скажешь ли ты мне, добрая госпожа, где я смогу найти приют да миску похлебки? - Дитрих закашлялся. Приступ болезни, как всегда, посетил его не вовремя. Утерев губы рукавом не слишком чистой рубахи, он с ужасом увидел кровь, - Да монету какую заработать?
Тали посерьезнела, и на всякий случай отступила еще на шаг.
- Добрая госпожа... - бродяжка оглянулась, выискивая взглядом рыжую. - Вон там.
- А ты что ж, служанкой ейной будешь? - покачал головой некромант, - ты не серчай, девонька, я ж не думал-не гадал...
Чего он не думал-не гадал Дитрих придумать не смог и посчитал нужным остановиться на этом. Речь простолюдина давалась бывшему Верховному магистру с трудом.
- А не подашь ли ты дедушке монетку, девонька? - некромант пришурился, - а я тебя сказкой порадую.
- Подай мне, я тебя порадую, - предложила Тали в ответ. - Дяденька.
- А ну и порадуй, - старик охотно закивал головой, - может, новую какую узнаю, все полегче будет, старые-то людям поприскучили. Токмо монетки нет у меня, доченька. Третий день не емши. Уж живот подвело.
- Нет монетки, не будет и сказки, - вздохнула Тали, разворачиваясь: рыжая успела отойти далеко, и бродяжка не хотела ее терять.
- Ох, и молодежь нонче пошла, - некромант с таким непритворным горем покачал головой, что сам поверил себе, - ни уважения к старшим, ни ласковости. Благодарствую, милая доченька, что призрела сирого до убогого. Пусть и тебе кто-нибудь поможет, да на тракте широком авось не бросят в беде.
Мутные слезы покатились из глаз старика.
Тали догоняла Виорику, пытаясь справиться с удивлением. Она успела привыкнуть к странным событиям за последние дни, но... Не похоже было, чтобы странный старик был здесь долго и успел надоесть крестьянам. Но какая еще была причина для того, чтобы спрашивать о еде и крове из всех этих явно местных белокожих людей - смуглую чужестранку? Стала она теперь мишенью для неприятностей? И когда Тали показала на Виорику, старик не сделал даже попытки получить что-то от этой другой госпожи... Его тут, похоже, знали.
Дитрих предпринял последнюю попытку. Громко застонав, он рухнул на пыльную землю, закатив глаза. Вокруг него начала собираться толпа. Некромант страдальчески схватился за грудь. Его снова бил кашель - проклятая пыль забивалась в легкие - и кашель этот вызывал сострадание у окружающих.
"Жестокосердная, - думал колдун,- Даже я бы уже смилостивился и хотя бы убил бы...себя. Отличная получилась бы из нее магичка."
Бродяжка заметила суматоху (трудно было не заметить прокатившийся по толпе ропот), но все-таки догнала рыжую ученицу и привела ее к месту столпотворения. Виорика старика не узнала, но определенно знала что делать в подобных случаях. По ее приказу из отреза холста быстро соорудили носилки, и несколько мужчин унесли несчастного по направлению к поместью.
Кашель терзал Дитриха, не отпуская. Впервые у него был такой продолжительный приступ, и впервые некромант чувствовал себя беспомощным. Его несли в дом к ведьме. Это было рискованно и опасно, особенно учитывая наличие вампира. Отступать тоже было нельзя - полукровка была здесь, рядом, и упускать такой шанс было бы глупо. Оставалось затаиться и ждать. В конце концов, бедный больной старик не обременит богатых помещиков. Да и побасенкой развлечь сможет, если прикажут.
bluffer
Полуденное солнце безответно заигрывало с вампиром разноцветными бликами сквозь витражные стекла отведенных ему покоев. Весь день графа никто не беспокоил, но неожиданная звенящая тишина замка насторожила слугу тьмы.
Войтех решил прогуляться. Полукровки нигде не было видно, хотя он ощущал ее присутствие в доме... Стоп. Это не Тали. От бродяжки шли более сильные сигналы. Вампир был уверен. Но это и не человек, вернее не совсем человек. В темно-синих глазах графа мелькнул огонек удивления, а затем любопытства, и он быстро пошел, повинуясь своему чутью.

Горячие объятья пламени и дров в камине издавали приглушенный треск - дни уже становились прохладными, а от пруда веяло сыростью.
Леоката
Совместно с other


Леди Леони молча сидела у огня, созерцая игру ярких бликов. Тихие шаги за спиной отвлекли ее от этого монотонного занятия. Ах, это тот милый граф из свиты дочери... Как он тихо, почти не слышно ходит...
- Граф, как вы находите наш замок? - она протянула ему руку для поцелуя, - составьте компанию старой женщине.
- Старой? Леди, о себе ли вы говорите? Вашей красоте позавидует сама Кихви! - "милый граф" галантно приложился к руке дамы и присел на стоящее чуть в стороне кресло.
Его полуприкрытые веки прекрасно скрывали жадный взгляд, коим он окутывал собеседницу. Хозяйка замка совершенно зря обозвала себя старой. Возраст, конечно был заметен, но и стать, и былую красоту ее лицо и фигура тоже не скрывали. На вид вампир не дал бы ей больше тридцати зим, а то и меньше. Она вполне могла сойти за старшую сестру ведьмы. Войтех не ошибся - именно к ней его вело чутье. Как же так? Почему он не заметил ничего у Рэйлы? Магия помешала? Зато теперь стало понятно, почему в их семье родилась магичка...

После отъезда барона в соседнее поместье Леони скучала. Нежданный собеседник оказался как нельзя кстати, хотя от него веяло чем-то... И его рука показалась женщине излишне холодной. Впрочем, мать Рэйлии решила, что это вечерняя усталость навевает на нее неоправданную подозрительность. Будучи хозяйкой, баронесса решилась первая завести беседу.
- Ах, милый граф, не понимаю, как вы терпите мою дочь. Характер у нее совсем как у барона, ее отца.
- Зовите меня Войтех, миледи, - граф одарил даму очаровательной улыбкой. Любые сведения об этой женщине сейчас ему были важны как глоток свежей крови. - Ваша дочь умная девушка, талантливый маг - мне приятно находится в ее свите. Что до характера... Поверьте, я встречал обладательниц и гораздо более худшего и нестерпимого нрава. Но женщинам можно простить и не такое.
Произнося эти сомнительные комплименты, Войтех продолжал улыбаться, хотя разум его был холоден и сосредоточен: как же развязать язык баронессе, заставив рассказать о себе и своих корнях?
- Вы сказали, нрав вашей дочери в отца - может быть. Хотя, мне кажется, если покопаться в родословной, то и в ваших корнях найдутся волевые своенравные прародительницы...
- А вы проницательны, Войтех, - улыбнулась баронесса. - Матушка рассказывала мне, что отец моей прабабушки однажды поклялся в храме Далаара, что женится лишь на той, чьи взоры непреклонны. В те времена строго следовали обетам, и прадеду пришлось отправиться на поиски этой дамы. Не было его почти пять лет. Но, когда он, наконец, вернулся домой, впереди него на седле сидела эльфийка. Так говорили люди, сама же молодая баронесса не подтверждала этого, но и не отрицала, только улыбалась загадочно. Она-то и ввела в моду эту прическу, что носит моя дочь, когда пряди волос закрывают уши и вплетаются в косу. Да вы сами взгляните, - баронесса подошла к стене и сорвала покрывало с одной из картин, - этот портрет я забрала из поместья родителей. Защищаем его от солнца - старые краски быстро тускнеют.

С полотна на вновь открывшийся мир смотрела Рэйлия. Несомненно, это был она. И одновременно - не она. Более тонкие черты лица, смешливый огонек в зеленых миндалевидных глазах, ласковая улыбка и милый, чуть кокетливый поворот головы говорили о том, что на портрете изображена не магичка. Но сходство было столь поразительно, что вампир слегка опешил.

- Я вижу, на вас тоже произвел впечатление портрет, - с улыбкой кивнула баронесса, - да, моя дочь - точная копия своей прабабушки. Матушка говорила мне, что она была колдуньей. Но в это верится с трудом, ведь только Рэйлия обладает такими способностями. Ни у барона, ни у меня в семье никто не умел творить чудеса.
Вампир ошарашенно молчал. Еще бы портрет не произвел впечатление: уж он-то не мог не узнать эти эльфийские скулы, высокий лоб и уши! Уши на портрете, правда, было видно плохо, и сторонний взгляд даже не обратил бы на них внимание, но слуга тьмы точно знал, куда смотреть.
Баронесса аккуратно завесила портрет.
- Знаете, граф, - задумчиво сказала она, - дочь я вижу редко. Вот и сейчас она, даже не обняв меня на прощанье, уехала спешно в столицу. Иногда я снимаю эту ткань с портрета, долго смотрю на него и мне кажется, что я вижу ту Рэйлию, какой бы она могла быть, но уже никогда не станет.....

Войтех вышел в сад, пробурчав перед уходом благодарность за чудную беседу леди д'Рейвен. Слабые лучи светила падали сквозь ветви слив, окрашивая плащ вампира багрянцем. Он живо представил, как под этими самыми ветвями бегала бойкая зеленоглазая прапрапра...внучка одной упрямой эльфийки, покоренной простым смертным. Тали так и не было нигде видно, как и рыжей адептки, но Чермака это уже не волновало.
Алита
- Грыз он ручки ее, грыз он ножки ее, - истории Дитриха пользовались большой популярностью у прислуги, обожавшей страшные истории. А ведь некромант всего лишь пересказывал случаи из своей богатой практики, - а она, сердешная, кричала-смертным ужасом заливалась.
- А дальше что? - выдохнула одна из кухарок, забыв, что она должна была чистить репу.

Колдун обвел слушателей тяжелым взглядом. Вечерняя сказка старика собрала всю прислугу на кухне.
- А дальше, девонька, было вот что: сгрыз бы ее мертвяк, да случилось тут проезжать мимо лыцарю светлому.Сошелся он с умертвием в бою смертном: ударил раз - сломался щит лыцаря, ударил два - копье в щепы разлетелось, а уж в третий раз изловчился лыцарь и срубил нечестивцу голову его гнилую.

Вообще-то, "лыцарю" хватило ума снести "голову гнилую" с первого раза, да добить обгладываемую девицу, чтоб прекратить ее страдания, но публике этого было знать необязательно.
- А потом, детушки, - продолжил некромант голосом записного сказителя, - женился лыцарь на девице, да детишек нарожали они ладных.
"Детушки" зашмыгали носами, утирая счастливые слезы.

Колдун, кряхтя, встал и пошел на воздух. Уже стемнело, Луна заливала сад бледным светом. В последнее время Дитриху не везло с воплощением его планов, но отступать он не собирался. В поместье не было подходящих для поднятия из ммертвых трупов, а деревенское кладбище было запасным вариантом. Впрочем, поднять парочку деревенских мертвяков не помешает.

Некромант надрезал запястье левой руки и в сложенную лодочкой ладонь правой закапала густая, темная кровь. Неожиданным басом колдун затянул заклинание, призывая мертвых. И мертвые ответили на его зов. Из-под дерева показался скелет кошки. Мягко постукивая костями, он приблизился к некроманту и получил мазок крови на лобную кость. Следом за кошкой потянулись полчища крыс - истлевших и не очень, наполняющие воздух зловонием. Взмах руки, - и мерзкие мертвые животные с дробным топотом ног устремились в дом. Лишь одна задача была у них - найти полукровку и выгнать ее в лапы некроманта. Сам Дитрих не осмеливался разгуливать по зданию - из-за любого угла мог появиться вампир, да и надо было подготовить рамку, чтобы перенестись с полукровкой в кабинет. Но, если и умертвия не напугают девчонку - ничего делать не остается, придется брать мешок и в лучших традициях горцев запихивать туда бродяжку.
Алеран
Эрдар ехал в телеге, лежа на спине, закинув руки за голову и вытянув длинные ноги. Крестьянин вез выделанные шкуры, добытые за зимние охоты, на продажу, тут же были простые кувшины, но их Эрдар отодвинул, чтобы не давили. Сам крестьянин и его то ли дочка, то ли просто молоденькая родственница, ехали на приступочке, правя тихой, задумчивой лошадкой.
-Спокойно тут у нас,- рассказывал крестьянин,- городок хоть и шумный, и люда в ём много разного, а токмо они между собой и крутятся, нас почти не трогают. Вот только девок портить горазды, это да,- он строго глянул на девушку, которая как раз в этот момент строила Эрдару глазки. Принц подмигнул и приглашающе похлопал ладонью по шкурам рядом с собой, но она застеснялась, при отце-то.
-Магиня, небось, за порядком смотрит?- спросил юноша, показывая в ухмылке белые зубы.
-О, она важная госпожа, в самом дворце служит!- умудрился воскликнуть почти шепотом возница, воздевая палец - во, мол, как высоко летает, не чета нам.
-Да-а,- протянул наследный принц Аридии,- в самом дворце... И что, своими владениями не интересуется?
-Так это ж отца её владение-то. А госпожа магиня думу думает, королю помогает...
"Напомогалась, ага",- поморщился Эрдар. Госпожа магиня своими попытками его воспитать иногда утомляла, иногда - подставляла. Как, например, с похищенным начальником городской стражи, который так распустил своих людей, что они мало того, - проворонили похищение своего шефа, - так ещё искали его две недели, пока магичка сама не пришла к королю и не высказала, в весьма резких выражениях, свое негодование. Тогда отец ограничился двухчасовым криком - ленивую стражу давно пора было встряхнуть, хотя можно было похитить кого попроще, конечно, - но было бы не так весело.
"Наместничать" в глухую дыру принц Эрдар отправился после другого случая.
Он о себе так и не рассказал - повозка подвернулась, когда принц возвращался на дорогу после справления малой нужды. Украшенную серебром сбрую и одежду с гербами Эрдар к тому времени вез в сумках, его породистого степного жеребца стоимостью в несколько деревень, крестьянин похвалил: "красивый, ишь чернющий", а из-за меча на поясе, разобранного лука на седле да походной одежды Эрдара сразу приняли за наемника, желающего наняться на корабль. Пожаловавшись на усталость, попросился проехаться, привязал коня к задку повозки, и завел разговор про здешнюю жизнь. Он был уже в курсе урожаев, погоды, пиратства, падения нравов и многих слухов.
Спросил и про местных невест, после чего милашка совсем извертелась на своем сиденье. Эрдар бы давно уже стащил её к себе, чего мается, но... больно скромна, как бы не повесили на него еще одну обесчещенную девицу. А он действительно думал о женитьбе, точнее, о способах её избежать - лицо принцессы Эфры Варгасской с портрета висело перед глазами. Если жидкие волосы ещё можно было бы уложить с шиньонами, а костлявость прикрыть кружевами, то крупные зубы и вообще схожесть этого лица с лошадиной мордой навевали грусть на молодого, любвеобильного парня.
"Стану королем - сделаю предложение магине" , - подумал он, - "Она знатная, умная, красивая, молодая. Вредная,правда, но умные незамужние женщины все такие. Осталось только не дать ей успеть женить меня прежде, чем коронуюсь. И чем я ей так насолил, чтобы сватать мне лошадь, она ж после того случая со жрицей Кихви кобелем меня обозвала, а не жеребцом! Если они с отцом мой портрет отправили Эфре - точно придется становиться жрецом Далаара, с обетом безбрачия. Или найти нормальную невесту, которая всех устроит".
Так и ехал принц Эрдар в "свои" земли, где ему следовало навести порядок - или изобразить бурную деятельность по его наведению. Главное, чтобы самой госпожи Рэйлии не было в поместье или окрестностях, а то как возьмется снова за воспитание в нем целомудрия ( в своей излюбленной манере), так сто раз пожалеешь. что наставник - не мужик, да обратно к отцу и запросишься. . Он хоть по-мужски солидарен в некоторых вопросах...
Хоть бы дракон какой принялся девственниц и коров похищать, что ли. Или построить себе корабль, и лично возглавить борьбу с пиратством? Ладно, даже в этой дыре наверняка найдется, чем заняться.
Момус
Ирев он перетряхнул как ветхую одёжку в надежде отыскать за подкладкой, в прорехе, затерянную монету. Город щерился в ухмылке тёмными просоленными пеньками портовых швартовочных тумб; щурился мутноватыми зенками окон, полуприкрытых ставнями с дешёвой косметикой облупленной краски; глумливо скрипуче хихикал хлопаньем дверей трактиров и харчевень.
Два солнцеоборота прошли впустую. Ну как впустую - может ли рыбак весь день проторчавший на берегу и вернувшийся домой с двумя хилыми пескарями считать день потраченным не зря?
Босеан нашёл комнату в которой держали девчонку... пустую... Хотя нет - теперь там держали сразу двух девчонок. Одна, с надменным рано постаревшим лицом, бледным, точно лик луны на водах ночного озера, худая и малокровная. От неё разило застарелой не лечённой болезнью, о которой она, судя по всему, знала. Жить девочке оставалось недолго и и это "не долго" не обещало ни радости ни уюта... Вторая - медлительная, тугодумная оркиня, с невероятным, особенно на фоне соседки бюстом, отрешённая и немногословная.
Заплативший за полчаса молчания, Босеан осмотрел и обнюхал всю комнату... только что не облизал.
Ещё несколько монет и кварт пива (волку пришлось незаметно опорожнять кружки куда придётся, иначе бы он не выдержал этого алкогольного марафона - итак на утро хотелось умереть и мечталось о серпе Великого Жнеца, в которого верят орки), развязали язык молодому вальяжному хлюзду, выполнявшему в заведении роль мамочки. Последний кто посещал искомую барышню был относительно представительный господин ("-у меня глаз намётан, милсдарь, ик... это из тех дворянчиков, чьи родители разорились, и у них кроме фамильных титулов длиной с морскую милю, да ренты, с гулькин нос и нет ничего. Гонор тока, ик....").
Вычленить запах этого господина Босеан без эликсира Великой Матери смог бы - пахло застарелой болью, кровью и затхлостью (такой бывает в старых лекарских домах), а вот осознать, кому этот запах принадлежит - вряд ли. И осознание это радости не принесло - или Великая Мать и впрямь не знала многое из того, чего бы стоило, либо в тёмную разыграла его карту, в надежде на удачу, и решив не рисковать нежно любимыми Светлоглазыми.
Вторым хилым пескарём, была совершенно случайная находка - мешок с запахом этой самой девчонки. Внутри обнаружился сломанный музыкальный инструмент и ещё какие-то мелочи. Находку, Полумрак пока оставил у себя.
Город бурлил - ещё бы не так давно он был пристанищем самой госпожи королевского мага! Правда бурление это было вялым и угасающим - точно котёл с похлёбкой сняли с огня и она всё ещё побулькивает остывая...
Алита
Удивительно было, как мертвая кошка исхитрялась идти мягко и бесшумно, да еще и натыкаться на препятствия - пустые глазницы не могли ничего видеть. Этаж за этажом, лестница за лестницей, переход за переходом осматривала она фамильный замок д`Рейвенов, в то время как полуразложившиеся крысы исследовали комнаты для прислуги. Часть из них, правда, бежала за кошкой. Кошка остановилась. Кости носа с шумом втянули воздух, но сделано это было скорее по привычке - чуять она ничего не могла. Да и не зачем ей это было - магическое чутье, которым ее наградил некромант, было тоньше. Нужная хозяину живая была где-то рядом...Скелет дернул хвостом и, тихо цокая, побежал туда, откуда доносился запах.
Момус
Прикорм в виде россыпи медяков сделал своё дело. Стайки оборванцев, точно пёстрые рыбки прыснули во все стороны, во все закоулки коралового рифа - города.
Это только кажется, что среди большого количества народа легко затеряться. Всегда найдётся пара глаз, которая сто скуки ли, с собственного интереса, а то и вообще по чужому велению следит именно за тобой.
Мальки оборванцы бороздили протоки улиц алча меди. На рыбку покрупнее, вроде разносчиков зеленщиков, булочников, смазливых и не очень горничных требовалась наживка посеръёзнее - не меньше серебра.
Босеан ощущал себя пауком. Человечки-нити тянулись, переплетались, натягивались с одной единственной целью - затрепетать, когда в тенета попадётся жирная муха - информация.
...несколько исчезнувших и высосаных до суха кошек и собак...
...пропавший и так не найденны, даже трупом бездомный...
... - а вот на днях наши с улицы с новенькой подрались - она на дудке пищала...
...- Ой, а к госпоже магине кто только не ходил, но этот сразу в свиту попал, хотя до этого его и не было...
...- Осмелюсь сообщить, лошадку то я ковал...ну как ковал - гвоздь менял один, так на ней стало быть кто-то сверхт должен был ехать, потому как сперва на пару лошадей меньше готовили...
Мухи попадали в патутину одна за другой...
На исходе дня, в комнату которую он снимал втиснулся мальчуган возраст которого мог быть и пять лет и пятнадцать - балахонистые обноски скрывали фигуру, а чумазая физиономия возраст.
- Ты чоли упыря ищешь?
Полумрак кивнул
- Кажи деньгу, дядечка - решительности оборвышу было не занимать.
Сереьрянный кругляш заскакал по столу поощряя к беседе.
- Ишь ты - радостно осклабился пришелец - и впрямь не соврали.
Монетка блестнула в пальцах, вжикнула о зуб и скрылась в одеяниях.
- Пару ден назад крутился тут один. Я его потом видал, он в свите госпожи магини рассекал. Ему кобыла досталась дурная, так он по первой чуть с седла не слетел, умора та ещё.
- А ты его не испугался что ли?
- А чё его бояться.
- Ну вампир всё ж таки.
- Дядечка, ты себя в зеркало видел - резонно поинтересовался мальчишка. Всех бояться - с голоду околеть. Я сперва хотел кошель срезать - только никакого кошеля не было. А потом как расчухал кто он, так решил и не связываться вовсе.
- А девчонки с ним не было? Маленькая, худенькая?
- Это, дядечка ещё монету стоить будет.
Второй кругляш закрутился на столе, но был сцапан и запихан куда-то, видимо поближе к первому.
- Была. Только не с ним. Её магиня где-то подобрала. Смотрелась - ну как пипельсин на берёзе. Глаза шалые. Она ж того, изт нашего брата. А ту футы-нуты, барончики всякие, расфуфыренные. Опять же рыжая там была, фря такая вся из себя...
- Всё-то ты видишь - задумчиво протянул Полумрак. - Ладно, последний вопрос, есть в вашем городишке охотники на вампиров, хотя, глупый вопрос. Где здесь нанять охрану можно.
- А и ничегот не глупый - оборванец видимо был патриотом и оскорбился за родной город - Здесь, дядечка, порт как-никак. Граница. Так что всякое может статься. Потому и охотника хоть на какую нечисть нанять можно. Госпоже магине, понятное дело про то не сказывали, она в те лабазы и не шлёндрала. А так, вам в "Приют изгоев" надо. Там есичо, и с наймом мечей обкашлять можно.
И подхватив на лету третью монетку, мальчишка выметнулся за дверь, оповестив дробным топотом по лестнице, что визит окончен.
Леоката
Академия Магии стояла на окраине столичного города. Высокий, мрачный замок всегда был наполнен звонкими голосами адептов. Но сейчас, когда на небе властвовала Луна, здание спало. Лишь в окне аккуратного двухэтажного здания на углу горел свет. Рэйлия работала с архивами. Служители опасались тревожить ее - измотанная практически беспрерывной скачкой магичка вломилась в запретную комнату хранилища, где на полках пылились отчеты об исследованиях магов. И теперь, заблокировав дверь и периодически требуя бокал вина и миску сухарей, она уже третий день сидела там.

Голова болела и казалась высеченной из камня. Но то, что узнала Рэйлия, было важным. Усталость отступала перед значимостью полученных знаний. С помощью этих свитков и фолиантов можно было бы написать диссертацию и получить степень архимага. А еще они заставляли пересмотреть взгляды на магию .

Двадцать с лишним лет назад несколько магов-теоретиков решили поставить опыт по изучению магии эльфов, которая до сих пор оставалась не понятной и уникальной. Была проделана большая работа: всеми правдами (и неправдами тоже) в Академию привлекали полукровок, квартеронов и тех, у кого можно было обнаружить хотя бы ничтожную каплю крови светлоглазых.

Учитель Рэйлии, достопочтенный магистр Гиллад, однажды загадочно сказал ей: "Эльфы бывшими не бывают". Теперь ведьма понимала, почему. Исследования показали, что даже у тех, кто в себе нес лишь незначительное количество эльфийской крови, наблюдалась двойственность ауры, характерная для полукровок. Более того, эти существа ( а как их еще назвать?) были сильнее прочих восприимчивы к магии. Казалось, будто бы сами боги неисчерпаемым потоком вкладывают в них Силу. Правда, магия людей- примитивная и подчиненная стихиям - пагубно влияла на эльфийскую половину души. По мере того, как новоиспеченные маги развивали свои способности, искра Первородных становилась все слабее, пока не исчезала полностью. Лишь эльфы могли помочь удержать две сущности в одном теле, научить их гармонично сосуществовать. Эльфов под рукой не было. И маги приняли решение посетить Лес. Заодно, в случае успеха, у них был бы источник редкого ингридиента - крови длинноухих. И тогда можно было бы попытать счастья в изготовлении эликсира молодости. Дальнейшее было известно всем жителям Аридии. Только могущество магов и твердая рука короля удержали население от бунтов против войны с эльфами. Да еще и захваченная в плен эльфийская принцесса сбежала вместе с адептом, который помогал магам. Сбежала - и исчезла бесследно. Опыты остановили, на свитки с результатами наложили охранное заклинание (весьма примитивное) и убрали в самый дальний угол архива.

Ведьма встала из-за стола и потянулась так, что захрустели все кости. Прочитанное требовало осмысления, а вот тело требовало еды. Потребовав еще один бокал вина, Рэйлия прошла в другой, не менее пыльный угол. Туда, где хранились труды некромантов о вампирах.

Свитки, написанные магами, которым посчастливилось заполучить для исследований кровососов, света на эту загадочную нежить (некоторые утверждали, что их нужно выделять как разумную расу) не пролили. Но, по крайней мере, Рэйлия теперь знала, как их уничтожать. Еще ее позабавила книга некой Аурики, которая нашла способ возвращать их к жизни. Эта же колдунья испытала на подчиненном ей вампире приворотное зелье и утверждала, что это дополнительно укрепило узы обряда подчинения.
"Кровью надо было связывать, - мысленно усмехнулась ведьма, - Не иначе эта Аурика попросту влюбилась в упыря, да и не придумала ничего лучше, чем опоить его!"

Рэйлия представила картинку: она, глупо краснея и хихикая протягивает Войтеху гигантскую колбу (маленькая его явно не возьмет!) с розовой пузырящейся жидкостью. Представив, что сделает вампир с этой жидкостью (самое мягкое - выльет ей на голову!), ведьма поспешно отогнала эти мысли.

Но, все-таки, от книги Аурики была определенная польза: ее кровопийца рассказал довольно много об обычаях и быте своих сородичей, а некромантка это самым бессовестным образом записала. Так, любопытно было узнать, что Князь - должность, так сказать, временная. И любой сильный вампир может оспаривать ее. Если, конечно, сможет победить своего властителя и удержать трон. Почему-то, это место в книге было дважды подчеркнуто, как будто тот, кто читал ее до Рэйлии, хотел обратить на это чье-то внимание. Книгу, кстати, ведьма самым бессовестным образом присвоила, сгодится.

Магичка аккуратно скрутила в трубку лист бумаги, на который выписывала то, что удалось узнать. Свиток необходимо было перечитать и переосмыслить, но это уже в дороге.

Пыльная кушетка, стоявшая в углу, недовольно скрипнула, принимая на себя магичку. Завтра нужно было отправляться в обратный путь.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.