Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Лоандер. В поисках ключей.
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Чойс
Ранняя осень едва начала расцвечивать зелень деревьев бликами золота. Погода стояла солнечная и еще по-летнему жаркая, и хотя временами начинал накрапывать мелкий дождь пробуя свои силы, он еще не затягивался надолго.

на суше:
Гатон - небольшой приморский городишко на юго-западном побережье Галливана - жил своей жизнью. Горожане занимались в основном морским промыслом: Гатон находился чуть в стороне от главных морских путей и корабли не часто заходили сюда. Зато здесь не принято было спрашивать, из какого порта пришел корабль и откуда везет свои товары, если чужаки не доставляли местному населению слишком уж больших неприятностей.

Один из таких кораблей как раз покинул бухту с утренним отливом, очевидно спеша вернуться в родной порт до наступления осенних штормов. Моряки уходили из порта, выручив неплохие деньги, с пустыми трюмами и без одного незадачливого юнги, очевидно, слишком увлекшегося портовыми радостями жизни и опоздавшего на корабль. Искать мальчишку никто не стал, задерживать из-за него отплытие корабля - тем более.

Около полудня на дороге, ведущей Гатону с севера, показалась небольшая кавалькада всадников. Когда они подъехали ближе к частоколу, ограждающему городок со стороны материка, часовые смогли рассмотреть, что пятеро из шести были тагошцами. Впрочем, служивых это не сильно напугало: Тагош далеко, о передвижении сколько-нибудь значительного отряда стало бы известно заранее, так что, скорее всего, это - мирные путники, может быть, даже торговцы. Тем не менее стражники подобрались, и, когда верховой отряд подъехал вплотную к воротам, двое солдат скрестили пики перед мордой передней лошади.
- Стоять! Кто вы, откуда и с какой целью направляетесь в наш город? - довольно грозно вопросил правый солдат.

на море:
Свежий утренний ветер раздувал паруса трех кораблей с хищной оснасткой и шедшим на них воинам не было нужды садиться на весла. Скоро они подойдут к овечьим землям: на горизонте уже показалось неподвижное облако большой земли. Вдруг один востроглазый матрос на "Космическом Жеребце", идущем впереди, заметил паруса корабля, уходящего на юго-восток. Морские волки смогли рассмотреть, что корабль идет налегке, а значит, нападение не принесет богатой добычи, но и не узнать своих исконных конкурентов и врагов норунги не могли. Это были пираты - отверженный клан, и, хотя с тех времен много воды утекло и не все пираты были потомками тех самых норунгов, за много лет вражда не угасла...



НРПГ:
Персонажи и их игроки:
1. Альрик Светлый, предводитель мини-армады норунгов - His Shadow
2. Дуэт магов, теоретика и практика - North Wolf
Сашшар Т'Саттар, тагошец, маг-теоретик,
Алорий Латар, норунг, уроженец Галливана, маг-практик
3. Далийя Халворсен, дочь пирата - Марго

Тема в обсуждениях - Фентези-оливье
Марго
(Совместно с Чойс)

Гатон. Раннее утро. Далийя Халворсен.


Далийя стояла на причале и смотрела на горизонт. Корабль, на котором она прибыла в Гатон, превратился в еле различимое размытое пятнышко на фоне малиновой полоски вновь рождающегося утреннего солнышка. Далийя поежилась и поплотнее укуталсь в свой плащ. Одинокая слеза скатилась по ее щеке. Почему она плакала? Потому, что не была на палубе корабля возвращающегося домой? Потому, что распрощалась с прошлым? Потому, что боялась будущего? Далийя не знала. Но где-то в глубине души точно знала, что плакала потому, что боялась.
Она резким движением стерла слезу со щеки и гневно развернулась лицом к городу. «Я не знаю что ты такое и с чем тебя подают на завтрак, обед и ужин, но я очень хочу тебя попробовать!». Наконец Далийя улыбнулась, какой-то дерзкой, извращенной улыбкой, напоминавший оскал раненного зверя. Думай! Что ты будешь делать дальше?! И она зашагала по мостовой в глубь города.
За день пребывания в Гатоне Далийя не шибко разобралась в денежной системе страны и была уверена, что ее могут облапошить на любом шагу, и это еще в лучшем случае! Если кто-то увидит, что у обычного мальчишки, за которого ее принимали, водятся деньги, то с легкостью их отберут. Потому она не спешила расплачиваться золотом или пробовать обменять вынесенные из отцовского дома безделушки. Воспоминание об отце, о семье, вновь заставило Далийю погрустнеть, но с какой-то вызывающей решимостью она натянула вязанную шапку поглубже на уши и направилась в один из приличных районов города.
Вчера ей удалось разузнать то немногое о Гатоне, что помогло принять решение о поиске работы. Ведь как-то ей следовало начинать изучать неизведанный доселе мир. О работе Далийя знала не по наслышке, она видела, как работают в доме слуги, она наблюдала за рыбаками и их семьями, а еще она вылизывала палубу проклятой «Акулы» больше недели! Ее руки огрубели, покрылись мозолями, а мышцы болели так, словно она тренировалась танцевать фламо* несколько дней к ряду. Ей хотелось выть! Да она и выла, только старалась делать это так, чтобы никто не видел, и кажется, ей это удалось.
Далийя завернула за очередной угол, в направлении, указанном ей кем-то из прохожих, и остановилась перед гостиницей, вывеска которой гласила - «Синий кабан». Далийя глубоко вздохнула. Если она смогла упросить капитана пиратского судна взять ее на борт юнгой, то и обычного трактирщика сможет убедить. Она в последний раз попыталась успокоить нервы и вошла внутрь.
Таверна только что открылась и в зале было совсем пусто, если не считать вихрастого паренька лет четырнадцати, протиравшего столы перед началом нового суетного дня. За стойкой тоже пока никого не было, а с кухни еще не доносилось вкусных запахов - только перестук посуды. Мальчишка обернулся на звук открывающейся двери и окинул Далийю оценивающим взглядом, пытаясь определить, какого рода посетитель заглянул в трактир так рано. Увидев подростка чуть постарше себя, одетого непритязательно просто, трактирный работник сделал единственный вывод
- С утра не подаем, - сказал он грубовато, переходя к другому столу.
Далийя вздернула подбородок в ответ на вгляд чумазого мальчишки. Ишь, оценивает по одежке! Но тут же закусила губу, вспомнив, что еще неделю назад она так же бы сделала увидев в родных краях кого-то из рыбаков.
- Я не поесть. Я ищу работу. Хозяина позови. - Далийя постаралсь, чтоб ее речь не звучала слишком высокомерно, но, похоже, ей это не удалось.
- Я и говорю: не подаем, - резко откликнулся парнишка, невольно повышая голос, наклоняя голову, как молоденький бычок, готовясь боднуть вызвавшего его недовольство.
Далийя уперла руки в бока, но, быстро сообразив, что так совсем не смахивает на мальчишку, опустила их по швам и насупившись подняла голос:
- Эй, хозяин тут есть? Похоже, у вас проблемы с обслугой! Не надо замены?
- Да ты, ты.. Ты! - не найдясь с ответом, пацан двинулся на Далийю, размахивая кулаками, с мокрой грязной тряпкой в одном из них. - А ну иди отсюда, чужачок!
От удивления у Далийи расширились глаза - с ней собирались драться. Далийя открыла рот, чтобы завизжать, но быстро его закрыла, словно выброшенная на берег рыба. Дура, тьфу, дурак ты! Думай, как парень!
Далийя гневно сощурилась и выставила свои маленькие кулачки перед собой, согнув руки в локтях.
- Что, слов не хватает?! Вот потому ты и полы моешь и будешь мыть всю свою жизнь! - Далийя сбросила мешок с плеча, кошкой бросилась на разъярившего ее парня и вцепилась ему в волосы. То, как дерутся парни, она видела, но сейчас было не до этого, сейчас ей жуть как хотелось проучить этого выскочку!
Столотер, очевидно тоже был не очень опытным драчуном, тем не менее не сплоховал, умудрившись больно съездить конкуренту тряпкой по лицу, потом ухватил чужого дармоеда за запястья, прижимая его руки к своей голове, не давая рвать свои вихры со всей дури, и заехал ему ногой по щиколотке.
- Я те покажу, как чужой хлеб отбирать!!!
Далийя зашипела, словно внезапно встретившая на своем пути собаку кошка. Непрошенные слезы все-таки брызнули из ее глаз. Ее никогда не били, даже в шутку. А если бы кто-то подумал о подобном, Кальф или Викар были бы тут как тут. Но их не было! Потому Далийя сжала зубы, вытерла тыльной стороной ладони непрошенные слезы и схватилась за швабру, стоявшую у стены. Она совсем не заметила, что швабра находилась в ведре, и, потянув ее на себя, опрокинула ведро с водой. Но это не остудило ее пыл. Далийя выставила швабру перед собой, будто импровизированный меч, и начала размахивать ею, пытаясь достать обидчика.
- У хороших работников хлеб отобрать трудно! А вот у таких оболтусов, как ты, все равно, что у наевшегося рыбой кота - мышь! - И она треснула мальчишку шваброй по незадачливой башке.
Пацан взвыл, кинул в Далийю тряпкой, которую до сих пор так и не бросил, и героически кинулся на швабру. Но в этот момент распахнулась кухонная дверь и в зал трактира ворвался полноватый, начинающий лысеть мужчина, на ходу вытирая руки об фартук.
- Что здесь происодит? Лори! Лори, прекрати! - С небывалой легкостью он обогнул разделявшие его и дерущуюся парочку столы и скамьи, схватил за шиворот не помнящего себя от обиды и ярости мальчишку, оттаскивая его от объекта его ненависти, после чего сердито посмотрел на пришлого паренька.
- Что. Здесь. Происходит?! - раздельно выговаривая каждое слово, повторил он свой вопрос.
Далийя шмыгнула носом и угрюмо уставилась на полного мужчину.
- Я пришел сюда в поисках работы. А он набросился на меня ни с того, ни с сего. - Далийя ткнула указательным пальцем в сторону драчуна. - Начал обвинять в том, что я хочу отобрать у него работу. Если у вас так встречают посетителей, то... - Далийя прикусила язык и не договорила - "то наверное у вас их немного". Вместо этого она уже более внимательно посмотрела на вновь прибывшего, и решила, что он вполне мог сойти за трактирщика, не следовало оскорблять завидение. - Ну, а потом налетел на меня со своей тряпкой! - Закончила она бормотанием, вполне искренне опустив от стыда голову.
- Врет он все! Как оскорблять, так значит "ничего"...
- Цыть! Иди умойся и закончи протирать столы - трактирщик подтолкнул Лори в сторону кухни.
- А ты... - трактирщик оглядел Далийю с ног до головы и с головы до ног. - Девчонка что ли? Или из дому от пуховых перинок сбежал? Совсем жизни не знаешь. Не уличный ты явно. Работу тебе... А работать-то ты умеешь?
Далийя выпучила глаза, на слова о девчонке, но сразу же расслабилась, пираты тоже приняли её за смазливого мальчишку.
- Работать умею. А что не умею, готов научиться. Если вам лишние руки не помешают, то возьмусь за все, что угодно.
Трактирщик хмыкнул и кивком указал ей на разлитое ею ведро.
- Сумку можешь оставить на кухне у Джанси - поварихи, никто не возьмет. Колодец - во внутреннем дворе, опять же через кухню. Закончишь, спроси у Джанси, какая помощь ей нужна.
Хозяин заведения и сам отправился снова на кухню, больше не интересуясь новым работником, а в зал проскользнул умытый и почти не взъерошенный Лори - протирать столы и готовить трактир к приходу первых посетителей.
Сердито зыркнув в последний раз на Лори, Далийя отнесла сумку на кухню и принялась за мытье пола. Она видела, как это проделывают служанки в доме ее отца, мытье палубы нисколько не напоминало мытье полов таверны. Неумело она отжала швабру и принялась размазывать воду по полу. В итоге, у нее получилось, но заняло это в два, а то и в три раза больше времени, чем у ее служанок. Тем не менее, Далийя удовлетворенно кивнула головой - первое испытание пройдено, и потащила ведро со шваброй на кухню.

*интимный танец, который танцуют женщины рахадлукумского материка мужчинам в их почивальне, чаще всего жены мужьям
His Shadow
Море. К западу от большой земли.

- З-Е-М-Л-Я-А-А-А!!! – прокричал во всю глотку Валкий, стоя на носу Жеребца, так, что мог расслышать самый последний гребец на замыкающей эскадру ладье.
Крик и последовавшее оживление пробудили Альрика, капитана Альрика Светлого, прикорнувшего ненадолго после ночной вахты. Расчёт почти подтвердился, но, судя по местоположению солнца, их отнесло немного севернее задуманного, раз они вышли к земле на несколько часов раньше. Это всё нордвэст не унимавшийся тремя днями ранее. Но да ладно, Альрик никогда не переживал о подобных мелочах.
- ЧТО ВИДНО?! – громогласно осведомился он у Ульва, прозванного Валким, пока что не собираясь подыматься.
- Да пёс его знает, хех. Зеленяво-мутная полоска и только, - ответили откуда-то ближе носа. Ожидаемый ответ. Глазастости и внимательности Ульва можно было позавидовать, Альрик только на него и оставлял место переднего наблюдателя.
Спустя несколько минут другой возглас вырвал капитана из дремоты:
- П-А-Р-У-С!!!
Подобное Альрик уже не мог игнорировать. Сбросив одеяло, он вскочил на палубу и пробрался к носу.
Глаза всего экипажа были направлены на кусок серого полотна и тёмного силуэта судна, медленно проползающего в стороне. То и дело выкрикивались различные предположения и оценки, пока корабль не стал чётко различим. Пиратский неф, не иначе. Расстояние меньше лиги. Идёт быстро – видно порожняк. Если ветер не изменит, да если налечь на вёсла, за пару-тройку часов можно нагнать. Взвесив в голове варианты, Альрик вернулся на корму. Помахав щитом, он привлёк внимание Синеуса:
- ОДИН ПУСТОЙ ПАРУС! ЗЮЙДОСТ!
- ДЕРЖИ КУРС! - ответилтот и отрицательно замахал.
- Потрох! Смотри в оба, если это корыто изменит направление, я хочу узнать об этом раньше ихнего капитана, - приказал Альрик своему помощнику, - Идём прежним курсом!
Отдав необходимые распоряжения и подзадорив людей на работу, капитан примостился у носа, тщетно пытаясь разглядеть пятно земли на горизонте.
Ладья мерно рассекала волну за волной. Альрик смотрел в мертвенную синеву Эдического моря. Шёл четырнадцатый день плаванья в открытых водах. Это должен быть славный поход. Осеннее время, когда землепашцы собирают урожай, их лендлорды заплывают жирком на зиму, а городки потихоньку оживают после летнего запустения. Их путь лежит в земли, где рождаются рабами, вырастают в страхе, подчиняются тем, кого ненавидят, и умирают без гордости. Овечья земля. Мало у кого хватает мужества сойтись в честном бою с викингом. Нет, они предпочтут убежать, спрятаться за своими толстыми стенами и искать боя, только когда скотинки наберётся в несколько раз больше волков. Только так они способны хоть на что-то. Альрик дни напролёт размышлял о предстоящем рейде, не забывая о навигации, конечно. Синеус подбил их с братом на эту авантюру, ребята восприняли идею с энтузиазмом, хоть Альрику что-то не нравилось в том, как он об этом рассказывал, словно не договаривая о чём-то. Но какой же воин добровольно откажется от хорошей драки? Да ещё в такой сезон. Ребята бы не поняли. К тому же отец хотел поскорее посмотреть на Торвальда в деле, это было его первое плаванье в качестве капитана собственного судна. Альрик обещал матери присмотреть за братом...
Он оглядел свою ватагу – кто-то дрых, кто-то грёб, один грыз селёдку, другой ремонтировал снасть, третий точил меч, четвёртый фанатично следил за пиратским нефом, почти исчезнувшим за горизонтом... Маленький мирок, где место было для каждого из них, и каждый был на своём месте. Почти все они уже проверенные боевые товарищи, со многими из них он водился с детства. С ними он и дрался, и сражался бок о бок, и кутил. Дома каждый из них – свободный человек ни чем ему не обязанный, но в походе все они вверяют ему свои жизни и подчиняются беспрекословно. Однако приближение к земле не дало Альрику забыться в своих мыслях.
С левого борта заметили что-то. Далеко, судя по всему, пара рыбацких лоханок, возвращающихся домой после утреннего лова. Примерно оттуда же плыл и неф. Совершенно очевидно, там было некое поселение. Эскадра сменила курс, слегка обогнув место, где оно могло располагаться. Даже если рыбаки и заметили ладьи с кормы, то подумали бы, что они плывут поодаль от берега на юг.


Берег. Близ Гатона.

Заехав на песчаный берег, огороженный редким кустарником и лиственным леском, викинги разбили лагерь. Стоял полдень. Распорядившись выставить дозорных и оставив лагерь на Торвальде, Альрик и Синеус с небольшим отрядом отправились на север вдоль берега. Широкие ветви деревьев давали укрытие от жары и посторонних глаз. Очень важно было определить, насколько южнее их отбросило, и что это за поселение на берегу.
Шли налегке. Быстро. Ввосьмером. Пробирались сквозь жидкий лес и заросли мелкого кустарника, держа морской берег в пределах видимости. Подобная осторожность никогда не бывала лишней, следы на песке куда более заметны, нежели на дёрне, и вообще постороннему глазу выцепить что-то в лесу гораздо сложнее, чем на открытой местности. Жаркое солнце, рисующее золотом сквозь прохладу теней, морской бриз, пляж. Благодатные края в это время года, но воинам было не до любования красотами. Они целеустремлённо прокладывали путь, подмечая только необходимое. Рольф Малый Клык с энтузиазмом указал на кабаний след, брат его одёрнул, дескать, не на охоте. Синеус сосредоточенно шёл впереди, Альрик шёл за ним, принуждаемый к пустопорожней болтовне о грядущем разбое одним из своих помощников. Синеус Мокроголовый - опытный командир с комплекцией богатыря из старых саг и мифов. Он из тех, кто говорит мало и только по делу. Имя своё он прославил в бесчисленных сражениях на суше и на море, доказав свою удачу. Выбрался из самых низов, тем не менее знать считала за честь сидеть с ним за одним столом. Опасный и неистовый рубака. На Нордлиге любой молодой воин готов был пойти в его команду. Альрику до такого почитания следовало преодолеть ещё немало испытаний.
Через час с небольшим, миновав ручей и взобравшись на возвышение, отряд заметил в небе узкие полоски рассеивающегося дыма печных труб. Замедлив темп и прекратив разговорчики они приближались к его источнику. Взойдя на небольшой поросший молодыми дервцами холм, разведчики смогли рассмотреть поселение, отделенное от них довольно широкой рекой, но, по-видимому, не судоходной: лодки и барки сновали по ней, но не было ни одного судна с глубокой осадкой. С другой стороны - и в гавани, насколько они могли видеть, не было сейчас ни одного морского корабля. Город был невелик, но, как и положено настоящему городу, был окружен крепостной стеной из толстых бревен, кроме той части города, что выходила непосредственно к морю. Стена, правда, была невысока, всего в два человеческих роста, но сложена капитально. За стеной начинались узкие кривые улочки, ведущие в разные стороны и пересекающиеся порой под неожиданными углами. Дома были по большей части деревянными, хотя сложенные из камня тоже попадались не слишком редко, особенно подальше от порта, наверняка - дома богачей.
- Хэй! - негромко воскликнул Синеус, привлекая к себе внимание спутников. - Мы на правильном пути. Это Сероводная. Точно. И городишко - Гатон. Мы на месте. Вернемся в лагерь и там все обсудим.
Альрик со своими людьми ещё некоторое время вглядывался в очертания города и реки, пройдясь немного вперёд, чтобы лучше запомнить место. Мокроголовый понимающе подождал, и вскоре вся группа направилась назад той же дорогой.
Обустройство лагеря к их возвращению было завершено. Кучками вокруг выкопанных костерков в глубине леса сгрудились воины, ожидая прожарки настрелянной в округе мелкой дичи. Как зачастую бывает после долгого плавания, когда опостылевает однообразие «морской кухни». Примостившаяся на приспособленных брёвнах и камнях солдатня проверяла вооружения, где-то слышался лязг тренировочного боя. Одни рубили дрова, вторые таскали пресную воду, пополняя истощившиеся на кораблях запасы, другие предавались рассказам и воспоминаниям, старшие поучали младших. Где-то на удалении по периметру лениво засели дозорные, обозревая окрестности. Возвращение разведчиков растормошило этот походный пикник. Созвав всех незанятых на работах на побережье (ни одна поляна поблизости не вмещала весь отряд), командиры принялись держать речь. Альрик и Синеус по пути назад уже оговорили между собой основное, и Торвальду ничего не оставалось кроме как согласиться с их решением.
- Значит так, бойцы, - начал Синеус, - Сероводная довольно мелкая, большие корабли по ней не ходят, а вот наши пройдут запросто вглубь на несколько дней. Гатон - дрянной городишко, даром, что стены крепкие, да защитнички подкачали. Не больше сотни солдат. Ха! Словно солдаты, копошащиеся в огородах, это воины! Ну да еще герои какие, может, за ухваты похватаются - добро свое защищать. Тогда, может, еще сотня "воителей" наберется, - нордунг пренеблежительно сплюнул. - Впрочем, пусть и сидят на своих стенах. Мы придём с моря. Сейчас конец судоходного сезона, больших кораблей на рейде нет, порт практически ничем не защищен... Нападем ночью, подожжем склады, а сами двинемся к богатым домам.
Альрик кивнул Торвальду и своим людям. По толпе прошёлся одобрительный гул: «Погуляем!», «Не то слово.», «Ну, наконец-то!» и в том же духе. Воины разошлись по лагерю и, казалось, с куда большим усердием продолжили свои занятия. Капитаны, их помощники и старшины собрались у центрального костра, оговаривая детали. Альрик начертил на земле небольшую схему.
Вскоре после совещания, было приказано сделать необходимые приготовления и капитально отдохнуть до наступления темноты.

(не без Чойс)
NorthWolf
На суше. С Чойс.
- Стоять! Кто вы, откуда и с какой целью направляетесь в наш город? - довольно грозно вопросил правый солдат
- Мы просто следуем своей дорогой, человек, - слега растягивая шипящие, ответил стражнику ехавший первым мужчина в серой мантии. Правой рукой он погладил лежащий поперёк седла посох, а левую поднял вверх и сказал что-то вроде "тассар ша-танар". Один из тагошцев, едущих чуть позади, выехал к стражам и протянул им свиток подорожной.
- А мы просто службу несем. И если вы просто путешествуете, что ж Вы за посох-то хватаетесь? - Довольно хмуро ответил стражник, но подорожную все-таки принял и передал подошедшему к воротам сержанту (а то неудобно и пику держать, и подорожную читать). Офицер развернул бумагу, прочитал, внимательно изучил печать.
- Все в порядке, господин Сашшар, - он вернул бумагу слуге, который ее подал и дал знак солдатам освободить проход. - Проезжайте. Свернете на третью улицу направо и за вторым перекрестком будет неплохая гостиница "Синий Кабан", вывеску увидите.
- Благодарю, - сухо ответил тагошец, трогая лошадь шагом и въезжая в город. Парень почти галливанской внешности, ехавший слева от Сашшара, слегка отстал, и, проезжая мимо офицера, вложил тому в ладонь пару монет. Сопровождавшие же магов всадники подождали, когда те минуют ворота, и тронулись следом за ними.
Небольшой отряд медленно проехал по практически пустой улице мимо преимущественно деревянных домов. Лёгкий ветер, пахнущий солью, терялся в густой листве растущих по бокам деревьев, и пыли на немощёной дороге было мало. Добравшись до подсказанного поворота, тагошец остановил отряд и посмотрел вдоль уходящей вправо улочки. Его взгляд уткнулся во вполне оправдывающую название постоялого двора вывеску - довольно неплохо намалёванного кабана яркого синего цвета - и, пожевав губами, Сашшар сжал колени и направил лошадь (и всех остальных) туда. Ещё через пару минут они добрались до открытых ворот в высоком заборе и въехали во двор большого деревянного здания, где маг приказал спешиться, и махнув Алорию следовать за ним, вошёл в гостиницу и осмотрел помещение. И для оценки, и в поисках хозяина.
В таверне на первом этаже гостиничного здания было немноголюдно. На скамье за одним из широких добротных столов в полном одиночестве сидел человек, по виду похожий на средней руки купца, попивая из глинянной кружки эль, очевидно, в ожидании заказа, поскольку стол перед ним был пуст. За другим столом, у стены, компания из трех мастеровых уже заканчивала обедать и молоденькая официантка уже спешила туда - убрать со стола.
Зал был освещен солнечным светом, щедро льющимся сквозь широкие окна фронтона и одной из боковых стен (но еще снаружи путники обратили внимание на толстые ставни, явно закрывающиеся на ночь). Из-за прикрытой кухонной двери даже до порога доносились вкусные запахи...
Из-за стойки к Сашшару поспешил трактирщик, очевидно ощутивший ауру уверенности и достоинства, присущую людям значимым, как это свойственно всем хоть сколько-нибудь сносным трактирщикам. Полноватый, начинающий лысеть мужчина в синем фартуке поприветствовал тагошца кивком, не заискивая, но и без пренебрежения, очевидно считая то, что он самолично встречает гостя достаточной данью уважения.
- Чего изволит достойный господин? У нас богатый выбор блюд, в том числе - тагошской кухни. Постояльцам - скидки, - произнес трактирщик неспешно и - на одном дыхании.
К оставшимся на улице резво подскочили трое вихрастых пацанов со двора, готовые забрать лошадей и отвести их в конюшню. Пареньки бойкие, все трое на одно лицо, но видно - погодки, старшему едва ли исполнилось десять лет, и все, как один, - работники!
- Нам нужны две комнаты. Лучшая на двоих и самая дешёвая на троих. На два дня. И распорядись проводить моих людей в конюшню, лошадей они расседлают сами, - ответил удовлетворённый увиденным тагошешец. - Я надеюсь, здесь готовят хашат*? - не дожидаясь ответа, он, не оборачиваясь, окликнул рабов, подняв правую руку ладонью вверх на уровне плеча. - Тассар, ша тахорен!
Один из них достал из седельных сумок кошель и, почти бегом добравшись до дверей, вложил тот в руку хозяина и вернулся обратно.
- Конечно, конечно! Лори! - Выкрикнул он погромче имя, на которое откликнулся паренек лет четырнадцати, на лицо - явно старший брат дворовых мальчишек.
Лори появился из-за барной стойки, где осваивал основные навыки трактирного ремесла - протирал чистым полотенцем кружки. Подросток выскочил распоряжаться на улицу, а хозяин постоялого двора предложил "достойным господам" располагаться за "самолучшим столом", уверяя на ходу, что хашат у него готовят самый настоящий, и крупу на него везут "ажно из самого Тагоша" (на этих словах Т'Саттар недоверчиво хмыкнул), и попутно осведомляясь, не желают ли господа снять две комнаты на двоих, поскольку даже в самых лучших двухместных номерах не так просторно и вольготно, как в двух самых прекрасных одноместных "апаратаментах", которые он предлагает за совсем незначительную цену в один золотой за комнату в сутки.
К концу речи трактирщика маги уже сидели за столом, покрытым скатертью - белое полотно накрыло столешницу за мгновение до того, как гости отодвинули стулья, а девушка, застелившая скатерть, уже исчезла за дверью кухни.
На последних словах Сашшар пристально посмотрел в глаза трактирщику.
- Две монеты за все три комнаты - хорошая цена. И ещё пол-золотого за еду, - сказал он через несколько секунд. - Я надеюсь, она того стоит, - выдержав ещё одну короткую паузу, добавил он.
- Помилуйте, господин! Вы меня разорите. Слуги, конечно могут ночевать в пристройке, тогда, так и быть - три комнаты за два золотых - я вам уступлю, но пол золотого за еду за шестерых человек!.. - трактищик почти всплеснул руками, но ладони так и не соединились. - Помилуйте, но в Синем Кабане даже прислугу помоями не кормят! - Он выпрямился с достоинством, слегка нелепым при его комплекции. - Пять серебряных за трапезу для двоих господ и три - за еду для четверых слуг. По пять медяков за овес для лошадей в день. Итого - три золотых и шесть серебряных монет за сегодня и четыре золотых и четыре серебряных за завтрашний день!
- Семь за два дня. И с горячей ванной, - тагошец демостративно оглядел почти пустой зал. - Других посетителей-то здесь нет, - он откинулся на спинку лавки, продолжая глядеть трактирщику в глаза.
- Ванная не входит в счет. Вы, похоже, пытетесь получить скидку за то, что я вам предоставлю дополнительную услугу. Интересная у Вас манера торговаться: все время требовать большее за меньшую цену. Не может быть, чтобы Вы это серьезно. Семь золотых и шесть серебряных за два дня, ванная - отдельно, 4 серебряных за полное обслуживание.
Во время ответа трактирщика Алорий наклонился к Сашшару и что-то быстро прошептал. Последний приобрёл слегка задумчивый вид и рассеянно кивнул трактирщику, явно погрузившись в себя. Через несколько секунд он встрепенулся, толкнул кошелёк спутнику и снова погрузился в созерцание переносицы. Парень отсчитал деньги и добавил ещё серебряный сверху, прокомментировав:
- А мне жаркое. И, если можно, кувшин молока, пока ждём.
Трактирщик, слегка удивлённый такой неожиданной сговорчивостью только что торговавшегося клиента, быстро забрал деньги, и, кивнув, удалился на кухню, где поручил напросившемуся сегодня утром мальчишке отнести посетителям заказанное молоко и раздал ещё несколько указаний поварихе и одному из младших парнишек.
Марго
(Совместно с NorthWolf)

В гостинице "Синий Кабан".

Далийя, с трудом удерживая в руках поднос, на котором красовался полный кувшин молока и две кружки, приоткрыла дверь и выглянула в зал. Она помылась и переоделась в чистую одежду, а еще сняла эту ужасную, заставлявшую чесаться всю ее голову, шапку. Теперь ее непривычно короткие, обрезанные волосы кудрявились чуть пониже ушей, а грудь, хоть какую маленькую, пришлось перетянуть тугой повязкой. Далийя открыла дверь настежь и вышла в зал. Поднос оказался не таким уж и страшным зверем. Если представить, что это сабля, используемая для балансировок на голове, животе и бедре, во время исполнения фламо, то с ним можно было так же легко управиться.
Всё так же смотрящий в никуда Сашшар пробормотал что-то по-тагошски, отчего в глазах Алория появилось нетерпение и он начал активно оглядываться.
Далийя прошествовала к указанному трактирщиком столику и, уставившись на посетителей, забыла о молоке. Они были не такими, как галливанцы встретившиеся ей за сутки проведенные в городе. Кожа мужчины была темнее, но не такой смуглой, как у нее самой, а еще эта необычная одежда и посох со странным набалдашником в виде звезды, прислоненный к столу. Далийя захлопала глазами и спохватилась, когда парень за столом перевел на нее взгляд. Она покраснела и потупилась. Проклятье! Не зевай! Она поставила поднос на стол, затем переставила туда же кувшин, чашки переместились последними.
- Добро пожаловать в "Синий кабан", господин, - проборматала она, - ваш заказ скоро будет готов, - и быстро отвернулась от стола. Вернуться на кухню, быстрее. Там она чувствовала себя безопаснее.
Всё ещё находщийся в прострации тагошец негромко произнёс что-то вроде "Тсарт". Нетерпение в глазах Алория сменилось сосредоточенностью. Он сжал один из амулетов, и мир вокруг столика подёрнулся лёгкой дымкой. За границей невидимого круга можно было различить почти замершие пылинки в воздухе.
- Минута, не больше, - едва слышно сказал побледневший парень. Сашшар кивнул.
Вдох. Не забыть сделать выдох. "Выдох! Я сказал!" - завопил разум. Выдох. Глупая повязка на груди!
- Тысяча вонючих китов! - Одно из отцовских ругательств внезапно всплыло на поверхность разума, и Далийя незамедлительно его прошептала.
Она стояла словно вкопанная и смотрела на людей, движения которых напоминали движение медузы под водой - медлительные, вялые.... Она подняла правую ладонь вверх и убедилась, что с нею все по-другому. Далийя открыла рот и, опустишись на пол, заорала. Сашшар быстро переместился к ней, ругнувшись, что, нет времени - по-тагошски, разумеется, - присел и сунул правую руку в один из кармашков на поясе, а левой коснулся руки Далийи.
- Тихо, тихо, - сказал он уже по-галливански.
Далийе показалось, что ее сонную нагишом бросили в ледяную воду зимнего океана. Его волны поглотили ее тело и выплюнули наружу, каким-то образом абсолютно сухую, но взбодрившуся от ночного сна. Холодно! Далийя, дрожа, обхватила себя руками и уже целиком осмысленным взглядом посмотрела на наклонившегося над ней мужчину.
- Что..? Кто вы? Что происходит? - испуганно, но с каждой секундой приобретая уверенность, спросила она.
- Извини, что напугали, но я очень не хотел терять такую возможность, - Сашшар старался говорить успокаивающе, но у него это получалось не слишком хорошо. За последние десятилетия он привык приказывать, а не уговаривать. - Ты - маг, и достаточно сильный, что в последнее время бывает редко, - продолжил он, пристально глядя в глаза девушки.
Далийя не поняла. Она слышала о существовании магии, магах и тому подобных вещах, но никогда не сталкивалась с этим вживую. Однажды ее отец привез мужчину, который утверждал, что он маг, но она видела его единожды, на ужине, и даже не могла с ним заговорить, отец не дал разрешения. Она моргнула и вновь осмотрела мужчину, а потом странно рассмеялась.
- Это шутка, да? Кто-то решил надо мной поиздеваться? Эта зелень подкильная - Лори решил поквитаться за швабру?! - Гнев охватил Далийю и она вскочила на ноги, со злобой оглядываясь по сторонам в поисках утреннего обидчика.
- Лори? Не знаю такого, - тагошец встал, возвысившись над маленькой девушкой. - Ты мне не веришь? Сожми в руке амулет, висящий у тебя на шее, и представь ветер, - резко, практически приказным тоном сказал он, продолжая буравить собеседницу чёрными глазами.
Правая рука резко дернулась к кулону на шее и только тогда Далийя поняла, что видеть его никто не мог: тот находился под рубахой. От тона говорившего с ней мужчины и испуга рука Далийи задрожала, но она послушно вытянула кулон из-под рубахи и уставилась на лунный камень нежно-голубого цвета. Амулет? Что это такое? Что за глупости. Она вновь перевела взгляд на мужчину - он и правда не шутил. Представить ветер? Он дал ей трудную задачу. Она могла различать сотни ветров - ранний, утренний тихий ветер сада, ласковый ветер знойной степи, еще - жестокий, рвущий ветер зимних гор, а еще... Она представила ветер штормового моря - свободный, сильный, хохочущий и непредсказуемый, тот, который весело поигрывает с бревнами - кораблями, забыв о существование щепок - рыбацких лодках.
- Теряю... - еле слышно прошептал ещё сильнее побледневший парень, и в этот момент в Сашшара ударил мощный поток воздуха, практически бросивший его к столу. Маг схватил посох. В сознании пронеслись привычные образы, создающие плетение, и уже через долю секунды давящий ветер начал терять силу, рассеиваясь на много мелких потоков, закручивающихся уходящими в потолок спиралями.
- Отпусти амулет! Быстро! - крикнул он, с некоторым трудом выпрямляясь - ребро стола довольно сильно ударило Т'Саттара между позвонков.
"Ветер бьющий в лицо, а тебе еле удается устоять на палубе, но ты улыбаешься его объятиям и расставляешь руки в сторону, а потом хохочешь ему в ответ." - так рассказывал Кальф. Далийе не удалось этого пережить, но она умела представлять красочно, ярко. Она не услышала нового приказа мужчины, подставила лицо несуществующему урагану и прикрыла веки улыбаясь. Хорошо. Так хорошо она не чувствовала себя никогда. Так легко и просто, и так естественно. Ветер поднял высокую волну и обрушил ее о скалистый берег Хеймоса, ее дома, других она еще не знала.
Выругавшись, маг практически подпрыгнул к находящейся в трансе девушке и сжал её амулет сам. Жёстким усилием воли он перекрыл формирующий узел амулета, лишив плетение - хотя какое там плетение? Примитив! - энергии. Остаточная магия стегнула по руке, но Сашшар привык терпеть боль, тем более что для направляющего разорванное плетение ощущения будут много более неприятными.
Что-то будто дало Далийе под дых, она резко дернулась, а потом, согнувшись пополам, упала на колени, хватая ртом воздух. Боль исказила лицо, пальцы схватились за рубаху, пытаясь развязать шнурки у горловины и дать возможность дышать глубже. Ветер пропал, пропал навсегда, она точно знала, что такой она сама не в состоянии будет вернуть. Ощущение дикой пустоты внутри испугало ее еще больше чем то, что она проделала. Одинокая слеза скатилась по щеке и она подняла взгляд затуманенных зеленых глаз на мужчину.
- Научи. Я сделаю все, только научи.
- Обязательно. Твой потенциал выше, чем я ожидал. А сейчас встань, - он потянул девушку вверх, помогая ей встать, и практически переставил туда, где она была в момент остановки времени. Сам маг сел на лавку и, вернув посох на место, хлопнул Алория по руке. Дымка рассеялась, движения окружающего мира вернули привычную скорость. Парень пошатнулся и от падения его спасла только спинка лавки, его лицо по цвету было сравнимо со скатертью. По небольшому прозрачному камешку в серьге в правом ухе пробежала трещинка, и через секунду он рассыпался пылью.
Сашшар налил в кружку молока и медленно влил его в постепенно приходящего в себя Алория. Убедившись, что тот не упадёт и вообще будет жить, тагошец посмотрел на девушку.
Далия вытерла слезу рукавом рубахи и попыталсь устоять на месте не шатаясь. Ей было все равно, кто на нее смотрит и смотрит ли вообще. Голова шла кругом, сердце билось, словно закрытый в банку мотылек, дрожащая рука вновь потянулась к медальону, но Далийя резко ее отдернула. Не сейчас. Она вновь приблизилась к столу, забирая поднос, и, сглотнув, прошептала:
- Что мне делать?
- Сесть и придти в себя, - распорядился маг. - И выпей молока, помогает воостановить силы, - он бросил взгляд на постепенно розовеющего спутника.
Далийя слабо покачала головой.
- Мне надо работать. Мне уже лучше. - Она вернула полный надежды взгляд на мага. - Когда вы уходите?
- Садись. С хозяином я договорюсь, - отрезал Сашшар. - Уходим мы завтра. С тобой, - его тон не допускал возражений. - Тебя как зовут, кстати?
Ноги послушно подкосились и она села напротив мага, протянув руку к кружке с молоком. На что она шла? Что ждало ее впереди? Она ведь ничего о нем не знала. Он мог убить или ограбить ее, как только они выйдут за черту города, да нет, прямо за порогом трактира. Но каким-то внутренним чутьем она понимала, что может ему доверять, что ей надо идти с ним, что она хочет идти с ним, и она это сделает. Далийя посмотрела в содержимое кружки, а потом буркнула:
- Рин, меня зовут Рин. А вас?
Тагошец внимательно посмотрел на неё и после недолгой паузы ответил:
- Сашшар. Сашшар Т'Саттар, жрец Набисии на Пути Постижения, если тебе это о чём-нибудь говорит, - он снова посмотрел на парня.
Тот в этот момент выпрямился и представился самостоятельно:
- Алорий, - и приложился к кувшину, в несколько больших глотков почти опустошив его, после чего блаженно закрыл глаза и опёрся локтями на стол.
Отрицательно покачав головой, Далийя перевела взгляд на парня, сидевшего рядом с мужчиной, впервые заинтересовавшись его особой. Тоже маг? Она уже почувствовала действие молока, ей стало легче и она немного успокоилась. С этим пришло понимание.
- В качестве кого я пойду с вами, Сашшар? Какие у меня будут обязанности?
- В качестве ученика, - он подался вперёд и криво улыбнулся. - Или "цы"?
Далийя отдернулась, словно ужаленная, и с тревогой в глазах посмотрела на собеседника.
- Что значит цы?
- Нет-нет, ничего, - явно довольный произведённым эффектом, тагошец откинулся на сидении. Сидящий рядом Алорий явно находился в некоей прострации и не обращал внимания на происходящее вокруг.
Маленькие кулачки сжались сами собой, и Далийя стукнула ими об стол, не громко, но достаточно решительно. В глазах вспыхнула досада.
- Я пообещал сделать все возможное и собираюсь сдержать слово, но не стану объектом для издевок! - Она немного успокоилась и поняла, что рискует тут же потерять то новое, что недавно обрела. И сглотнула. Он не мог догадаться так быстро, никто еще не догадался, пираты за неделю не поняли! - Я хочу знать, на что иду. Помогите мне не бояться. - Зеленые глаза вновь устремились на лицо мага. Невероятным усилием воли Далийе удалось заставить плескавшуюся в них панику утихнуть. - Я не совсем понял о чем вы?
- Вот не делай вид, что не понимаешь о чём я, - кривая усмешка не сходила с лица поддевающего девушку тагошца, правая рука поглаживала посох. - А бояться надо, без этого ты долго не проживёшь, особенно с таким даром.
Взгляд резко переместился на парня сидевшего возле мага, тот не участвовал в разговоре и, кажется, мало что слышал, он все еще выглядел уставшим. Далийя стеснительно опустила вгляд на стол и почесала нос. Глупая ситуация.
- Я могу быть учеником? Пока это возможно.
- Всё зависит только от тебя. Во всех смыслах, - он вытянул левую руку ладонью вверх и задумчиво посмотрел на появившися над ладонью маленький комочек огня, летающий по кругу. - Дотронься.
Она улыбнулась, легкой, нежной улыбкой. Это было красиво. Далийя с опаской протянула пальцы к огоньку, но не осмелилась прикоснуться, а заглянула в серые, как сталь, глаза мужчины.
- Он не обожжет?
Маг молча продолжил смотреть на неё. Она поняла и, вернув вгляд на пламя, смело прикоснулась к нему. Вверх по руке пошла чуть тёплая волна, где-то на уровне локтя резко ставшая опаляюще горячей. Далийя сцепила зубы и опустила локоть на стол, но пальцы все также продолжали касаться пламени, а глаза немигающе уставились в ту же точку. Впрочем, жар был недолгим, и уже через мгновение остывшая до температуры тела волна двинулась дальше и исчезла в районе ключицы. Сашшар опустил руку.
- Молодец. Доверяй учителю и будь готов... - приподняв бровь он сделал короткую паузу, явно для ещё одной буквы, - терпеть боль. Считай это первым уроком, - ухмылка плавно стала нормальной улыбкой, впрочем, быстро погасшей.
Все еще уставшишись в то место, где только что был огонек, Далийя повела рукой и размяла мышцы. Что это было? А ощущения? Она моргнула, ее взгляд обрел ясность.
- Я буду стараться. - Терпеть боль? После пиратского судна, ей казалось, что она знает, что такое боль физическая, но что-то вглубине души подсказывало, что боль, о которой говорил маг, совсем другого рода, что она никогда не испытывала ничего подобного. Страх вновь всплыл на поверхность сознания, но Далийя не дала ему вырваться наружу. Она подумает об этом завтра. - Мне можно узнать, куда мы отправимся?
- Куда... Гулять мы отправимся, воздухом свежим дышать, - буркнул сразу посерьёзневший тагошец. Либо ему не нравилось то, куда они направятся, либо он не хотел распространяться на эту тему. Либо и то, и то.
Далийя прикусила язык и решила больше не расспрашивать о будущем путешествии, хотя считала, что вполне имеет право знать, куда они пойдут. Она решила приступить к расспросам уже после того, как они выберутся за черту города и магу будет уже посложнее от нее избавиться.
- Расскажите про медальон? Что он такое? - Далийя притронулась рукой к тому месту, где, вновь спрятанный под рубашку, покоился амулет.
- Люди по природе своей лишены возможности создавать плетения, - он говорил медленно и негромко, менторским тоном. - Практически у каждого человека есть запасы энергии, которыми он мог бы воспользоваться в любой момент, но эта энергия, не связанная линиями плетения, просто растворяется в окружающем мире. Магические амулеты, такие, как твой, дают возможность строить силовые линии. Энергия, направленная по ним, концентрируется и рассеивается значительно слабее, оказывая вполне ощутимый эффект. Каждый амулет относится к какой-либо стихии и даёт возможность выделять свою стихию из чистой энергии, находящейся в твоём распоряжении. Если маг достаточно хорош, он может нивелировать границы между стихиями - до определённой степени и ценой эффективности получающегося плетения.
Он приподнял левый рукав, показывая девушке браслет.
- Это - амулет Огня. В неопытных руках он способен только на создание чисто огненных плетений, - над рукой засветился уже знакомый шарик. - Но при должном умении можно сделать так, - шарик начал бледнеть и через несколько секунд превратился в клубок пара. - Или так, - пар как будто отвердел, и теперь перед магом висело в воздухе плавно текущее колечко расплавленного камня.
Сашшар тряхнул рукой, и заклинание рассеялось.
- Разумеется, когда тебе надо сплести что-то сложное, создавать стихии не стоит, но иногда это действительно бывает полезно. Впрочем, здесь есть и иные ограничения, помимо эффективности - так, ты никогда не сможешь с помощью амулета Огня воспользоваться чистой энергией Воздуха. Да, кстати, базовых стихий, как я уже говорил, шесть - Огонь, Вода, Воздух, Земля, Время и Пространство. Последние две стоят отдельно и не сливаются с другими потоками, однако их можно внести в плетение. Твой амулет, как можно догадаться, - Воздушный, причём немалой силы и сделан мастером.
Завершив речь, он побарабанил пальцами по столу, выжидательно глядя на девушку.
Широко распахнув глаза, Далийя впитывала каждое слово, сказанное магом. Она пыталась понять все, о чем он говорил, но информации было слишком много и она была совершенно для нее новой. Шесть стихий, которыми можно управлять, медальоны, которые в этом способствуют, и один из них оказался у нее, вернее у ее отца. Откуда?! Она попыталась вспомнить почему решила утянуть именно его. Он находился в кабинете отца, куда она редко заходила, и ничегошеньки оттуда не взяла, кроме этого единственного лунного камня. Он как будто звал, манил ее, она обязана была его забрать. Далийя устало прикрыла глаза, ее голова разболелась, слишком много нового и необычного случилось сегодня. Она потерла виски.
- Вы что-то сделали, чтобы я прекратил представлять ветер. Со мной, или с амулетом?
- Я перекрыл формирующий узел амулета. Это та часть, которая отвечает за создание силовых линий плетения и присутствует в любом амулете.
- Это значит, он блокирован и не сможет работать?
Чойс
(Совместно с NorthWolf и Марго)

- Эй, Рин! Ты чего там расселся? - раздался голос трактирщика. - Работать иди давай!
Хозяин постоялого двора вышел с кухни, вытирая руки краем фартука, и направился к столику, за которым до сих пор ожидали своего заказа клиенты и - неслыханное дело - восседал кухонный мальчишка, только этим утром принятый на работу.
- Простите, господа, сейчас ваш заказ принесут, - сказал он подойдя ближе и бросил негодующий взгляд на Далийю.
Далийя вскочила с места, будто ошпаренная и раскрыла рот, чтобы извиниться, но ее опередили.
- Он увольняется. А мне нужна ещё одна комната, - Сашшар мило, по мере своих скромных возможностей, улыбнулся и извлёк из кошелька ещё три золотых монеты, которые пододвинул по столу к трактирщику.
- Но... но у меня нет комнаты за три золотых... - обескураженно ответил трактирщик. Его рука непроизвольно дернулась забрать монеты, и хозяин глянул на жадную конечность с таким же негодованием, как перед этим - на непутевого работника.
- У тебя есть за один золотой, а ещё еда и ванная. И ещё монета за беспокойство, - тагошец невозмутимо смотрел на собеедника. - А ты сиди, - обратился он к девушке. - Ему тоже жаркого.
- Разумеется, господин, - хозяин заведения очевидно пришел в себя и монеты со стола забрал даже с некоторым достоинством. Почтительно кивнув Сашшару, он вернулся за стойку, выгнав оттуда Лори и отправив его на кухню, очевидно - за заказом. Общий зал паренек покидал то и дело оглядываясь на Рина-Далийю и чуть не врезался в дверной косяк, но успел вовремя увернуться.
- Предпочитаешь постоять? - спросил снова откинувшийся на лавке Сашшар у девушки. - Да, он блокирован. Был. Сейчас отлично функционирует.
Приоткрыв рот, Далийя проводила трактирщика взглядом. Она видела властных людей, ее отец был властным, ее дедушка, пиратские капитаны, но они все равно отдавали приказы равным, вольным, как и они. Этот же мужчина был другим, его указания не подлежали обсуждению, он не привык, чтобы ему отказывали. Далийя захлопнула рот и устыдилась того, как себя вела. Не смогла произнести ни слова в свою защиту или оправдание. Послушно стояла и ждала. Да что с ней такое?! Она тряхнула головой и сердито уселась обратно.
- Функционирует... - ее пальцы сами поползли к камню на груди, она захотела вернуть ветер, но в последний миг сдержалась и отдурнула руку. - Я его боюсь.
- Бояться амулета - всё равно, что бояться молотка, - резко ответил маг. - Бояться надо не его, бояться надо себя, того, что в какой-то момент ты не сможешь остановиться и выжжешь свои способности. Нет ничего важнее контроля, и страх перед инструментом будет только помехой! - он повернулся к двери и повысил голос. - Тассар! Ша сейнар хасе!
- Выжжешь свои способности? - с испугом в голосе переспроcила Далийя. Неужели это возможно?! Должно быть, это ужасающе!
В этот момент в дверях показался один из рабов Сашшара, несущий с собой приличных размеров окованный сундучок. Почти бегом пройдя к хозяину, он поставил ношу на стол и склонился, выпрямившись после резкого взмаха Сашшара. Маг открыл ларец и, чуть задумавшись, достал оттуда два простых кольца - медное и стальное, после чего обратился к тавернщику:
- Покажите ему дорогу к моей комнате! - и жестом отправил раба вместе с сундуком в сторону хозяина постоялого двора, после чего повернулся к Далийе. - Именно так и будет, если ты ничему не научишься. Сними свой амулет и надень это, - он протянул девушке медное кольцо.
Алорий, вроде как оживший, что-то возразил по-тагошски. Завязлась короткая - по паре фраз - перепалка, после которой парень дёрнул щекой и демонстративно отвернулся.
Всем своим естеством Далийя потянулась к протянтому ей кольцу. Что это такое? Еще один амулет? Амулет какой из стихий? И что он может сотворить? Кончиками пальцев она дотронулась до кольца и ей захотлось представить ветер! Воздух. Широкая улыбка уже готова была осветить ее лицо, когда вдруг Сашшар попросил снять ее медальон. Она неохотно оторвала пальцы от кольца, положила руку на стол и хмуро посомтрела на мага.
- Зачем?
- Сейчас ты не сможешь отделить один амулет от другого. Использование двух одновременно без малейших навыков чревато непредсказуемыми последствиями, - в кольце зажёгся знакомый шарик огня. - Ты помнишь первый урок? - После этих слов Алорий пробормотал что-то ещё и встал из-за стола, направившись к выходу.
Что-то кольнуло Далийю на краю сознания, и в душу заполз холодный червячок сомнения. Какой-то странный? Далийя скосила взгляд на уходящего парня. Он что, не хочет, чтобы я с ними путешествовала? Похоже на то. Ну что ж, раз Сашшар его не послушал, значит, не ему и решать. Далийя вздернула подбородок и, сама того не осознавая, с вызовом ответила:
- Да помню, доверять наставнику и уметь принимать боль. - Далийя сняла с шеи лунный камень и положила на стол, с твердым намерением спрятать его у себя в сумке позже. Затем, надев на палец предложенное кольцо, выжидательно посмотрела на мага.
- А теперь повтори ветер, - распорядился Сашшар. Огонёк в кольце погас, когда девушка его коснулась.
Далийя испугано огляделась по сторонам. В зале было слишком много людей. А вдруг она сделает что-то непоправимое? Она сглотнула. И закрыла глаза, надеясь на то, что Сашшар знает, что делает. Но перестраховаться не мешало. Потому она отказалась от мысли почувствовать резкие порывы штормового ветра, а вместо этого представила нежный утренний бриз, ласково взъерошивший пряди ее кудрявых, когда-то длинных, волос.
Несильный, но устойчивый сквознячок подул от кольца над столом. Далийя на мгновение ощутила нежное сплетение силовых линий, и хотя не смогла надолго удержать это видение, поток воздуха не иссякал, не усиливаясь и не слабея.
В этот момент из кухонной двери с ускорением, очевидно приданным чьей-то властной рукой, вылетел Лори с большим подносом, который он, ввиду ускорения, с трудом удержал в равновесии. Подойдя к столу, он поставил перед Сашшаром и пустующим сидением Алория их заказы. Третьей порции на подносе не было.
- А Ваш заказ придется подождать, еще не готово, - преувеличенно вежливо, но с явной издевкой обратился он к Рину и, отвесив халявщику шутовской поклон, махнул пустым подносом на манер несуществующей шляпы.
- Хорошо. Бери, - довольный Сашшар кивнул девушке на тарелку, предназначавшуюся Алорию. - Он в ближайшее время не вернётся.
С этими словами он принялся за еду.
Далийя расстроенно надула губы. Своим зависливым комментарием Лори отвлек ее внимание, она более не могла сосредоточиться на ветре, и дуновение вохдуха исчезло. Она уже собралась язвительно уколоть мальчишку в ответ, но, услышав Сашшара, захлопнула рот. Пожалуй, не стоит при учителе. Странно было называть его так, но с этого момента он им и правда являлся. Далийя жадно взглянула на предложенную ей тарелку и незамедлительно последовала примеру наставника.
Обойденный вниманием Лори крутанулся на пятке и удалился на кухню, а маг и его новый ученик, пообедав, поднялись наверх в комнату наставника, чтобы без помех заняться азами магии.
NorthWolf
Времена правления Чойс, её и His Shadow пост

Подходил к концу теплый ласковый вечер. В благополучных районах люди прогулочным шагом возвращалсь в свои дома, в портовых кабаках только-только разгоралось веселье. В "Синем Кабане" после сытного ужина поднялись в свои номера двое магов и их новый ученик. А на стоянке норунгов зашевелились хорошо отдохнувшие за остаток дня воины.

На море

Солнце опустилось за горизонт. Луна светила слабо и временами полностью терялась меж тёмных туч. Костры были потушены, ладьи спущены на воду. Поднимать паруса и зажигать огни не стали – из-за этого могли заметить раньше положенного времени. Плыли медленно и почти впритык друг к другу, чтобы не терять товарищей из виду. Первым плыл Китобоец, он должен был вывести всю эскадру к устью, за ним гуськом плелись Жеребец и Вошь.
Альрик в кольчуге и остроконечном шлеме во всеоружии стоял у руля, осторожно направляя корабль. Он был настроен решительно, его команда предвкушала весёлую ночку. Хоть это и был рядовой набег, не предвещающий хорошей драки, как впрочем, и хорошей добычи, чтобы возлагать на него какие-то надежды, но за долгие месяцы это было первое дело во враждебных землях. Они изголодались.
Бьёрн Топор и другие берсеркеры на Жеребце готовились. За ними была первая атака, призванная расчистить порт и сломить городскую стражу. Практика показывала, что зачастую после этой волны поселения уже не способны на организованное сопротивление.
Вдалеке замаячили слабые огни спящего городишки. Китобоец вошёл в устье реки, теперь двигаться было легче, ориентируясь по поселению. Ладьи выстроились в линию, по экипажам пронёсся приказ «навались!». Эскадра набирала скорость, стремительно приближаясь к цели.
Bereg
Стояла полночь. Море было покойно, дул тёплый ветерок, принося с собой пропитанный солью воздух. Портовые стражники лениво взирают в кромешную тьму, в одной из сторожек играют в карты, другие праздно болтают и, как могут, коротают свою унылую ночную смену. Гатон уже спал, немногие помимо стражи продолжали бодрствовать. Одним из таких ночных ходунов был Сэйми Пинта, завсегдатай портового кабака, регулярно покидающий его мертвецки пьяным. Так было и сегодня. По пути к своей лачуге он решил справить нужду в воды благодатного океана, и вот за этим делом, пошатываясь с бутылкой наперевес, он и заметил что-то необычное, раскачиваемое на волнах. Какое-то время он тупо таращился на странные силуэты, пытаясь разыскать в своём пропитом сознании объяснение… Бутылка выпала из руки и с всплеском упала в воду. Сэйми так и бросился наутёк со спущенными штанами, махая руками и выкрикивая какую-то околесицу заплетающимся языком. Возбуждённый этим поведением патрульный Сторис, знающий причуды этого старого забулдыги, остановил того и попытался урезонить. Сторис, наконец, присмотрелся к реке, уловив суть послания. Не раздумывая, он протрубил тревогу. Такой же сигнал донёсся и с другой стороны порта. Тут же на воде вспыхнули огни, озарив своим сиянием ладьи викингов. Они были слишком близко – нужно было бежать. Несколько шальных стрел не заставили себя ждать, Сторис получил одну в плечо и бросился вслед за Сэйми, трубя тревогу.
***
Услышав тревогу из Гатона, Альрик приказал зажигать факелы. Стрелки получили добро уложить всех, кого видно на берегу. До причала оставались минуты. Китобой шёл несколько впереди и, очевидно, начинал высадку раньше. Вот они резко сбавили ход и пошли по инерции, команда освободилась от вёсел. Аналогичные приказы прозвучали и на Жеребце. Большинство изготовилось прыгать за борт сразу после удара о пристань. Мгновение, ещё одно… И вот с Жеребца посыпались люди в кольчугах и варёной коже, с факелами и мечами, секирами и луками. Ночь для жителей Гатона обещала быть долгой...
Далеко не все стражники высыпали на набережную при сигнале тревоги. Наибольший урон обстрел норунгов нанес как раз мирным забулдыгам, выскочившим из портовых кабаков посмотреть, что за беда грозит городу.
Дверь караулки аккурат по ходу "Китобоя" распахнулась чуть ли не одновременно с сигналом горна, но Тревор успел за шкирман втянуть сопляка обратно и стрела бесполезно свистнула мимо.
- На ту сторону, через окно, живо! - прикрикнул старый сержант на двоих дуралеев, собравшихся прявить героизм. - И не высовываться мне без приказа!
К счастью, кроме юнцов с ним на дежурстве были Пат и Стэн - более опытные и рассудительные солдаты. Стэн как раз распахнул окно, небольшое - только-только пролезть одному человеку, а Пат доставал из сундука сигнальные жезлы - голубой и два красных: "нападение с моря, большая угроза". И когда первые норунги высыпали на причал, три сигнальных огня с завываниями устремились в ночное небо.
Пожалуй, это было даже красиво, но Тревор не дал солдатам любоваться зрелищем. По его сигналу солдаты рванули в сторону кривых загогулистых улочек, где у них был шанс продержаться какое-то время, а то и выжить до подхода основных сил.
Жуткий вой разорвал тишину на несколько километров окрест, даже сквозь плотные занавески сочился мертвенно-фиолетовый свет, превращая на несколько минут ночь в день.
***
Звуки сигнального горна не смолкали, сначала приблизившись, затем отдалившись. В верхнем окне дома по Зелёной улице за приоткрытыми ставнями мелькнула тень. Светопреставление привлекло совсем маленького человечка, разбуженного посреди ночи, сейчас он полусонным вглядывался в тревожную темноту улицы. Она криво отходила от портовой набережной, но разобрать, что там происходит, было нельзя. Приглушённый грохот, сливающийся с морским шумом, доносился оттуда. Мимолётно словно разносимые ветром скользили тени. Вот кто-то осторожно промчался мимо, из соседнего дома скользнул силуэт и скрылся за тёмным углом. Дверь в комнату распахнулась, с порога к своему чаду бросилась мать и, стремительно укутав того в одеяло, вынесла по ступеням вниз. Отец стоял на пороге. Чертыхнувшись, он захлопнул дверь:
- Слишком близко.
Родители были напуганы, отец с дядей вооружились, чем попало. Прикрикнув на мать, они заперли её с ребёнком в погребке под полом. Две тени в страхе прижались друг к другу во тьме. Послышался скрип сдвигаемой мебели… и тишина. Не прошло и минуты, как с улицы донёсся нестройный тяжёлый топот ног десятков людей. Они не бежали и не шагали, это было целенаправленное сосредоточенное размеренное движение, не заглушаемое ни криками, ни разговорами, ни чем. Весь прочий звук просто перестал существовать для обитателей дома. Эта группа прошла дальше, унеся с собой весь окружающий мир, и оставив семейство в доме на Зелёной улице в полном одиночестве.
В отдалении послышались возгласы. Створка окна приоткрылась, впуская во тьму тоненький лучик бледного света, позволяя увидеть лишь пустынный отрезок улицы и лёгкий дым занимающегося за домами в порту пожара. Из соседнего дома с небольшими пожитками прошмыгнуло несколько человек, было не разобрать, кто это точно. Гатон начал пробуждаться с криками и насилием. Необходимо было принимать решение. Мужчины переглянулись и сделали это…

***
Альрик с двумя десятками бойцов начинал хозяйничать на какой-то широкой улочке в пределах видимости порта. Поблизости разгорались склады – их беглый осмотр, слегка разочаровал нападающих. Люди Торвальда занимались заведениями вдоль набережной, Синеус с берсеркерами углубился куда-то в город, они должны были сломить любое сопротивление местных законников. В задачи Альрика же входило наведение в самом городе сумятицы, что его люди с успехом и начали группами по 3-4 человека, выборочно поджигая дома и убивая попадающих под горячую руку нерасторопных и невезучих. Капитан, между тем, не спешено шествовал вдоль улицы, по которой стремительно металась в каком-то хаотичном безумии его ватага, продвигающаяся за ним следом.
Они миновали пару перекрёстков, сменяя направления, на улицах за ними чувствовалось заметное оживление - уцелевшие в панике покидали их. По левую руку, впритык к частоколу, раскинулись бедняцкие лачуги, чьи хозяева ныне, если не убежали, молятся своим богам о милости. Около получаса он здесь и ему уже стало скучно. Возиться с этим малахольным сбродом было унижением для его боевого духа. Он был охотником. Прискакали люди Синеуса с вестями. Присвистнув, Альрик собрал ребят и двинулся к городским воротам.
Атака норунгов была молниеносной. Оценив обстановку, Тревор понял, что у их маленького отряда нет шансов задержать налетчиков в портовом районе, даже если бы им удалось объединиться с другими отрядами, находившимися на берегу. Он увел свой отряд в узкую подворотню, где они забились под развалины какой-то древней лачуги. Может быть, пропустив островитян вперед, они смогут объединиться с другими оставшимися в тылу группами. Даже если нет, у них все равно остается шанс сыграть свою роль здесь, на берегу. И разумеется, ему с Патом и Стэном пришлось еще урезонивать героических юнцов - шепотом и зуботычинами. Впрочем, вразумление прошло настолько тихо, что норунги, идущие мимо переулка, не услышали ничего за мерным топотом собственных шагов.
Из казарм выбегали солдаты, выстраивались в отряды во главе с офицерами и спешным полубегом уходили в ночь, в сторону зарева пожара...
Марго
(Совместно с NorthWolf и Чойс)

Алорий вернулся в гостиницу поздно вечером, уже на закате, бесцельно пробродив по городу весь вечер. Плотно и очень неторопливо поужинав (хотя, на самом деле, пообедав), что заняло ещё часа два, он поднялся к себе в комнату. Рин и Сашшар уже спали, и парень хотел последовать их примеру, но усталости не было. Не раздеваясь завалившись на кровать, он ещё какое-то время провёл, просто глядя в потолок. Из полусонного оцепенения молодого мага вывел сначала яркий свет, потом - пронзительный вой, который, казалось, заставил вибрировать каждую клеточку тела. Он мгновенно соскочил с кровати, подхватил пояс с мечом и кармашками с амулетами, и, на ходу одевая, выбежал в коридор. Вместе с этим открылась дверь комнаты учителя - на пороге стоял один из рабов, сам Сашшар натягивал мантию.
- Уходим! - рыкнул тагошец, справившийся с одеждой, и все трое двинулись дальше по коридору. Сашшар распахнул дверь в комнату Рина и заглянул, в то время как раб двинулся вниз; Алорий остался ждать. Возле лестницы их ждал ещё один, другие два, видимо, были в конюшне.
Далийя так и не смогла уснуть после всего, что приключилось сегодня днем. Она лежала в кромешной темноте и пялилась в невидимый ее глазу потолок, улыбаясь самой себе. Ее воображение уже рисовало ей картины будущего и они были прекрасными, захватывающими. Ее ждало интересное путешествие, а не мытье палубы, или полов какой-то занюханой гостиницы. Вдруг в комнату ворвался яркий оранжевый свет и рев. Далийя вскочила с кровати и выглянула в окно, за которым начинала полыхать гавань, а на улицах приступил к своему пиршеству - хаос. Она с ужасом уставилась на страшную картину и на какое-то мгновение оцепенела. "Дура, соберись!" Она не знала, что ей делать, но знала точно, что должна поближе держаться к учителю. Она бросилась к стулу со своими вещами и, когда уже застегивала куртку, дверь ее комнаты распахнулась. В проходе появился Сашшар. Широко распахнутые глаза Далийи впились в его лицо и она испуганно выдавила из себя единственный вопрос:
- Что происходит?
- Не знаю, но ничего хорошего. Уходим, - повторил он и двинулся к лестнице. Алорий последовал за ним, чуть задержав взгляд на девушке.
Далийя не заставила себя долго ждать - она схватила со стола свои пожитки, аккуратно сложенные в мешок, и последовала за Сашшаром. Тот уже спустился и быстрым шагом шёл к распахнутой входной двери. Массивный засов, которым она была закрыта, аккуратно стоял рядом, прислонённый к стенке.
К тому моменту, как все трое оказались на конюшне, лошади были оседланы. В одном из стойл на полу лежал золотой, который вместе с недопрожитой оплатой оставался хозяину в обмен на лошадь для Рина. Отряд выехал со двора, ворота которого тоже были распахнуты (впрочем, один из рабов остался внутри, вернул засов на место и перелез через забор). Сашшар уверенно двинул отряд к тем воротам, через которые они въехали в город - прочь от набережной, над которой уже вились столбы дыма и со стороны которой доносились крики и лязг оружия. Маг пустил лошадь рысью, но через несколько шагов остановился и окликнул не двинувшегося с места Алория. Тот пожал плечами, и, бросив "Я остаюсь", повернул на улицу, идущую к морю, на скаку меняя амулеты на более пригодные для боя.
- Щенок! - процедил Сашшар и пустил животное галопом, догоняя своенравного ученика.
Не понимая что происходит, плохо соображая от охватившего ее страха, Далийя, словно театральная кукла, повиновалась приказам Сашшара. Она с легкостью взобралсь на лошадь и ударив животное пятками, выехала из конюшни за новым учителем. Она не знала куда они направляются, но знала точно, что в противооложную сторону от пожара, а это было уже хорошо, когда вдруг Сашшар остановился и окликнул Алория. И в самом деле, парень остался стоять на месте, а потом развернулся и поскакал к морю, Сашшар последовал за ним. "Тысяча тухлых молюсков! Мачту тебе в задницу, Алорий!" Далийя заскрежетала зубами, конь неуверенно пританцовывал под нею. Затем она глубоко вздохнула, на секунду прикрыла глаза, как будто готовя себя к чему-то, и резко дернула поводья. Лошадь сорвалась с места и последовала за удаляющимися мужчинами.
Навстречу им бежали разномастные жители Гатона. Наспех собравшиеся семьи и одиночки налегке. Некоторые вооружились и следовали по какому-то своему пути. Это было дезорганизованное движение близкое к панике, нагоняемое отдалёнными криками, грохотом и начинающимися пожарами. Из подворотни прямо на лошадь Алория налетел солдат, потерявший своё оружие и шлем, с остекленевшим взглядом и кровью на лице он продолжал кричать: "О, боги! Их сотни! Спасайся, кто может!". Разминувшись с всадником, он продолжил свой побег в сторону городских ворот вместе с прочим людом.
Алорий успел оторваться от спутников на несколько десятков метров, когда на него нахлынул людской поток. Впрочем, он уже практически миновал этот проулок - в отличие от Сашшара и Далийи, которые увязли в толпе. Ещё через сотню метров парень свернул в сторону доков и скрылся из вида.
- Ты знаешь город? - спросил Сашшар у девушки, продавливая массу людей конской грудью.
Лошадь Далийи испуганно заржала, сначала остановилась, а потом затанцевала на месте. Девушка с трудом справлялась с поводьями. Она с отчаянием посмотрела в ту сторону, куда скрылся Алорий. Медуза ему в печень! Да что на него только нашло? Она посмотрела на Сашшара и страх отразился в ее глазах.
- Я приехал в город вчера вечером, я могу указать вам, где море, но вы это и сами прекрасно знаете. - Далийя пододвинула своего коня поближе к учителю и протянула к нему руку, но гнедой подался вбок и она не дотянулась. - Мне страшно, Сашшар. Что нам делать?
- Выбираться. Желательно не по частям, - он процедил несколько непонятных явно ругательных слов и сжал посох. Улица... Раздвинулась? Расширилась? Сложно сказать, что произошло, но прямо перед отрядом образовался ровный проход, который одновременно извивался вокруг людей. От попыток вглядеться и понять, что происходит, начинало подташнивать.
- Быстрее! - Т'Саттар первый последовал собственному совету и ткнул коня пятками.
Дома, казалось, расступились перед ними, проулок стал медленно извиваться, словно туловище огромного ленивого змея, прокладывая им путь через толпы людей, или же наоборот, здания остались на месте, а людской поток вжался в стены домов, образовав проход для Сашшара и Далийи. Она сморгнула, но это не помогло. Сашшар вновь сорвался с места. Вспомнив очередное пиратское ругательство, Далийя последовала за ним. Ее желудок резко сжался, пытаясь высвободить утреннею трапезу, но девушка сглотнула и заставила себя игнорировать тошноту.
- Если мы хотим выбраться, то нам в другую сторону! - крикнула она Сашшару, но не была уверена, что он смог ее расслышать, среди всего этого хаоса царящего на улицах города.
- Мы хотим выбраться. Но он мне нужен, чтоб его!
Они быстро преодолели поток, и фокусы, которые выделывало пространство, прекратились.
His Shadow
Послышались крики, но не страха или боли. Это был гомон, упивающихся боем мужей. Солдаты недалеко прошагали от своих казарм. На небольшой торговой площади на пути к причалу они увидели большую колонну бегущих им навстречу варваров. Синеус и его берсеркеры, увидев солдат, даже не замедлились. Офицер не успел толком задать построение, солдаты едва изготовились к бою. Викинги врезались в их нестройные ряды, завязалась драка. Несколько человек дрогнуло и побежало назад, раненые бойцы также старались уйти подальше от свалки. Однако викинги, казалось, не чувствовали усталости и боли. Получая ранения, они ещё больше распалялись и рубили насмерть, не думая о безопасности, шли только вперёд. Вся эта стычка длилась не больше пяти минут, хотя её участникам могло показаться иначе. Когда старшего офицера сбили с ног, все уцелевшие бойцы, побросав лишнюю амуницию, бросились наутёк спасать собственные шкуры. Викинги шли следом. Однако часть из них осталась на площади, Синеус оценил потери как приемлемые. Тяжелораненых велел отправить на корабли, а также отослал гонцов с приказаниями.
В этот момент в проулке, ведущем на рынок, меж двух домишек, выйдя с параллельной улицы, тихо показался всадник, видя как в полутьме какие-то воины разбредаются в разных направлениях. Небольшая группа отправилась к морю, другие парами, оседлав лошадей, умчались в противоположную часть города, где уже загоралось пламя. Ещё пара десятков после нескольких восклицаний под предводительством громадного богатыря двинулась в сторону ворот.

Алорий остановился в тени проулка и вгляделся в полумрак - поблизости не было ни одного горящего дома, а луну скрывали облака. Он приподнял левую руку, на пальцах которой начали быстро расти длинные и толстые сосульки. Выделив глазами самую большую группу, - кажется, двигающуюся в сторону ворот, - маг засветил над людьми яркий шар света. Убедившись, что это не стражники, парень направил руку на них, и ледяные снаряды с огромной скоростью улетели вперёд, а на их месте начали расти новые. Правая кисть совершала круговые движения, как бы сматывая невидимую верёвку, и вокруг неё разгоралось желтоватое свечение.

Сашшар в это время понял, что они окончательно заблудились, и теперь пытался вывести группу к воротам. Далийя в панике завертела головой. Они следовали к докам, но в одно мгновение Сашшар развернул своего коня и направился в противоположную сторону. Рабы тут же последовали за ним, пробираясь сквозь поток бегущих людей. Далийя слишком резко дернула поводья в тщетной попытке развернуть лошадь, та вздрогнула и загарцевала на месте. Кто-то схватился за ее сапог и попытался стянуть с коня. Она выругалась и пнула обидчика между глаз, мужчина схватился за брызнувший кровью нос и в ярости ударил ее лошадь по крупу. Та не выдержала и рванула с места. Вернуть контроль над животным Далийе удалось только через несколько кварталов. Тяжело дыша, Далийя пыталась успокоиться. Она протянула руку и погладила скакуна по гриве, желая унять страх животного, но ее саму захлестнула паника. Далийя завертела головой, улица на которой она оказалась, была пустой. Где-то на причале раздавались звуки боя. Далийя лихорадочно размышляла, ей нельзя было терять Сашшара, но где его искать? Она закусила губу, одинокая слеза проделала свой путь по ее щеке. Далийя вытерла слезу и глубоко вздохнула. Главное двигаться вперед, так говаривал отец и в данной ситуации, она собиралась воспользоваться его советом. Она легонько ударила лошадь каблуками сапог и медленно поехала в сторону причала. Сашшар не собирался расставаться с Алорием и если она сможет найти парня, то обязательно разыщет и мага.

Заметив просветление в воздухе, Синеус, нахмурился, подав сигнал воинам. Викинги опасливо осмотрелись по сторонам. Вдруг один крикнул что-то невразумительное, но его оборвало что-то проткнувшее его грудь насквозь.
- Магия! Укрытие! – прогремел командир и бойцы убрались в стороны с открытого места. Один успел отхватить снаряд в руку, ещё двое поймали удары на щит.
- Что это за чёрт?! Эта падаль стреляет льдом! - послышались выкрики бойцов, - Я его не вижу! Вон там! Сзади! На коне! Луки!
- Достанешь, Гун? - наклонился Синеус к бойцу с луком, они укрылись за брошенной у дома телегой. Гун осторожно выглянул, натягивая тетиву, кто-то уже наугад стрелял в сторону всадника, но не точно. Гун кивнул, поднялся и выстрелил.
Алорий стряхнул ещё пять снарядов в разбегающихся людей, а потом резко махнул справа налево и обратно, приводя воздух на площади в круговое движение и сметая летящие стрелы чуть ли не обратно. Правая рука прекратила движение, кулак был обмотан светящимся ярко-жёлтым жгутом. Его конь попятился на несколько шагов назад.
Предводитель варваров подал несколько знаков своим людям и половина из них скрылась в переулках за домами. Остальные залегли вдоль улицы, наблюдая за магом и время от времени пытаясь достать его стрелами.
Маг спешился и левой рукой вытянул меч из ножен, после чего вышел из переулка. Резкое движение правой привело в действие подготовленной заклинание, и сначала по одной, а потом другой стороне уходящей к воротам улицы стегнул огненный кнут длиной в полсотни шагов, который довольно таинственным образом не касался домов. Кончик меча в это время совершал вращательные движения, как бы помешивая продолжающий неестественно двигаться воздух.
Синеус выругался. Его бойцы уже не высовывались из укрытий, некоторые пятились назад с некрываемым ужасом в глазах. Алорий между тем приближался к выходу с площади и нанёс ещё несколько ударов - более прицельных. В ноздри ударил запах горелой плоти. Пока что большую часть огненных ударов приняли на себя мертвецы.
- Бей гада! - послышалось справа. Из боковых проулков показалось несколько скрывшихся викингов, судя по всему, таковых же можно было ожидать и слева. В Алория с десяти шагов полетел боевой топор.
Кнут распался - штука эффектная, но неоправданно сложная для одиночных целей - и парень резко обернулся, предупреждённый донёсшимся криком. Заметив приближающийся топор, он успел только довольно неизящно завалиться назад, взмахивая освободившейся рукой. Под ногами появившихся противников взорвались камни мостовой, в стороны полетел щебень.
Из улочки слева послышались крики и лязг оружия - люди, отправленные Синеусом, наткнулись на спешно двигающийся к воротам небольшой отряд стражи.
Прижатые колдовскими штучками вдоль улицы воины после такого манёвра осмелели и выскочили из укрытий, посылая стрелы и копья в упавшего лиходея. Одна из стрел вскользь задела плечо, оставив глубокий порез, и в тот же момент между магом и стрелами образовалось что-то странное, заставлящее всё, попадающее в область действия, взлетать вертикально вверх. Алорий перекатился и с некоторым трудом встал - утреннее представление в таверне отняло у него больше сил, чем ему казалось, и усталость подступала несколько быстрее. Что, впрочем, не помешало ему вырвать несколько больших булыжников, отправить их в приближающихся людей и принять боевую стойку, зажигая в правой руке банальный огненный шар.
Откинутые бойцы медленно поднимались, облако пыли заволокло всю улицу и где-то в глубине этого облака Синеус заметил зажёгшийся огонёк. Нужно было принять решение. Глядя на своих потрёпанных товарищей с тяжёлым сердцем он потянулся к боевому горну... Через секунды над городом пронёсся громкий зов. Уцелевшие, помогая раненым, перешли через проулки на паралельную улицу. Здесь их уже подгонял командирский голос. Ещё до того как пыльная завеса спала площадь и улица, бывшие местом битвы, очистилась от живых.
Шарик вместе с искажением пространства исчезли, меч вернулся в ножны. Оставшися в одиночестве парень тихонько ругнулся - завышенная самооценка и желание покрасоваться чуть не стоили ему жизни - и вернулся к лошади, хорошо обученной и потому смирно стоявшей там, где её оставили. Плотно стянув рану жгутом воздуха, он, внимательно глядя по сторонам, лёгкой рысью двинулся по улице, с которой только что отступил противник.

[+Марго и NorthWolf]
Ясмик
Закрыто, поскольку вышел срок и продолжения не предвидится.

Цензор Ясмик.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.