Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Магический университет
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Goblin
Утро. Осень начала вступать в свои права. Пасмурная погода, пожелтевшие листья, время от времени падающие на землю. Казалось бы, сама природа скорбит. И любой мало-мальски грамотный человек видит, что означает этот знак. Начало учебного года в университете магии…
За вратами в виде крыльев драконов, сидящих по бокам от дороги, происходило торжественное «принятие» пополнения. Высококачественные врата-артефакты переглядывались и вслушивались в торжественную речь.
-Приветствую Вас, мои дорогие студенты, в нашем замечательном университете, - приятный голос директора ручьем разливался по площади. Хотя далеко не все слушали дроу, сколько «просто» смотрели на неё. Осеннее пальто, теплое, но не толстое столь умело подчеркивало фигуру, что среди слушателей раздавались, где судорожные сглатывания, а где и зубовный скрежет.
– Здесь вы овладеете высшей наукой, пройдете курсы магии, - увлеченно продолжала дроу, но заметив, что внимание плавно уходит с речи на внешность, быстро закруглилась. – Слово предоставляется представителю имперских военных сил, Ренольду, - вежливо похлопывая в ладони, директор отошла от трибуны.
-ВЫ! – крючковатый палец взлохмаченного старика уперся в отшатнувшихся студентов. – НЕ! – голос, мелодичный как несмазанная дверная петля, угрожающе расходился над площадью. – ПРОЙДЕТЕ!! – последнее слово упало в тишину. Шокированная аудитория боялась даже дышать
-Мне кажется, Вы как всегда несколько резковаты, сэр, - небрежно оттеснила сердитого оратора дроу. – Уважаемый Ригнак, не могли бы Вы…
Не страдающий деликатностью рунист, молча, взял в охапку разбушевавшегося старца и унес его со сцены.
-Не придавайте значения, дорогие мои,- проворковала директор. – Ренольд у нас личность экстравагантная. Слово предоставляется заместителю ректора по дисциплине профессору Раймону Ле-Кадевре.
Раймон
Торжественные церемонии Раймон не любил. Не так, конечно же, как нерадивых студентов или, скажем, резкую смену погоды, которая приключилась аккурат сегодня, превратив просто паршивое настроение в практически отвратительное. Плюс ко всему (хотя на самом деле это был, разумеется, еще один существенный минус) профессор Ле-Кадевре не успел утром выпить традиционной чашки кофе. По причине полного отсутствия оного продукта в преподавательском буфете.
Незаметно для окружающих поежившись под черным сюртуком с наброшенной сверху пелериной, Раймон сделал два шага вперед и встал на пол-корпуса впереди ректора.
- Благодарю за не выказанное пренебрежение, мадам, - в свойственной ему манере негромко сказал он и, возвысив голос, обратился к собравшимся студиозусам. Ну, или тем, кто на данный момент мог условно считаться таковыми. - Не испытываю скорби, приветствуя вас, потенциальных учеников школы Высших Наук, в это полуненастное время суток. Не в последнюю очередь желал бы обратить ваше свойство психики, обратное рассеянности, на тот факт, что в нашем университете далеко не сегодня появились и еще надолго останутся весьма далекие от неопределенности и разночтений правила, касающиеся поведения не только на занятиях и пребывания не только в своих комнатах. С достаточно пространным списком упомянутых мною норм кто-то, не испытывающий нежелания, не должен не ознакомиться в главном холле стоящего впереди-сзади нас с вами здания. Они вывешены на противоположной правой стене стороне и написаны немелким почерком, который нельзя считать недостаточным для несложного визуального опознания с раза, предшествующего второму. Не стану не обещать, что строго следующие этим правилам студенты будут наказаны, равно как не будет ложным и обратное утверждение. Однако я не смогу позволить себе не озвучить некоторые из них. Последним правилом, считая от конца списка, является необходимость поведения, строго обратная непослушанию и не уважению к профессорско-преподавательскому составу. Вторым правилом не является халатность в освоении выбранных не вами учебных дисциплин нетеоретического и непрактического циклов. Непосещение занятий, равно как и непродемонстрированная возможность успешно сдать сессию не будет не являться причиной для процедуры, обратной по смыслу вашему зачислению. Распитие на территории университета небезалкогольных напитков и действия, не могущие не считаться неагрессивными, повлекут за собой эту же, уже не утаенную мною санкцию. На этом я позволю себе не продолжать, не желаю неуспехов в учебе.
Раймон, коротко наклонив и быстро вздернув обратно вверх гладко выбритый подбородок, отошел на отведенное ему место. Еще одна часть рутинной процедуры осталась позади.
EL_RIO
Стоя в толпе абитуриентов, Эльрес'рэил безучастно взирал на разворачивающееся на сцене действо. Придя сюда ещё за час до начала церемонии, и наблюдаяза подготовкой, он пытался понять что же его здесь ждет и как сложится его дальнейшая судьба в стенах этого места. Подобные университеты были на хорошем счету среди его соплеменников, однако увиденное и услышанное им здесь не внушало доверия. Но, как любил говаривать отец: "Не суди о красоте цветка, что увидел лишь в момент увядания". И молодой эльф не стал этого делать, решив довериться мудрости предков и дождаться нового "цветения", дабы не спешить с выводами. А уж спешить то ему точно было некуда - перед ним сейчас вся жизнь и лишь этот миг отделяет его от грядущего, что вскоре станет прошлым, но на веки останется мигом.
Стоящая неподалеку кучка эльфов вела себя чуть более расковано, нежели их собрат, и откровенно веселилась от подобного представления новоиспеченного преподавательского состава. Чтож, дальше будет видно смогут ли они оставить на своих лицах столь надменные улыбки. И возможно на подобное будет интересно и полезно взглянуть и ему - молодому ростку на ветви старого дуба. Слишком старого, чтобы позволить себе беспечность. Однако не стоит забываться - его главная цель в другом...
NorthWolf
-Благодарю за неумолчанную речь, - произнесла дроу, вежливо аплодируя отходящему заместителю. - Слово предоставляется преподавателю некромантии Рейнору Дга'дан.
На трибуну неторопливо поднялся широкоплечий дварф, ударил концом массивного шестопёра в пол, положил на рукоять лопатообразные ладони и обвёл собравшихся тяжёлым взглядом. Его внимание привлекла група эльфов на задних рядах.
- Весело? - угрожающе произнёс он и быстро начертил пальцем в воздухе некий символ, лёгким толчком отправив его в сторону ухмыляющейся компании.
И без того пасмурный двор стал ещё серее - со стороны могло показаться, что навлекшие на себя недовольство эльфы выцвели, а сами они испытали леденящий ужас, который мгновенно заменил наглость и надменность. Спустя секунду цвета вернулись на свои места, а некромант продолжил, слегка повысив голос:
- Вы все собрались здесь, чтобы учиться. И не глупостям вроде этикета, - последнее слово он, казалось, выплюнул, - а магии, которая не прощает небрежности. Как абсолютно верно сказал мой коллега - многие из вас не пройдут. Не доживут до конца. Так что здесь с вами не будут веселиться, - дварф снова обрушил взгляд на провинившихся, - здесь вас будут учить выживать, и количество выживших будет напрямую зависеть от неукоснительного выполнения первого правила. Вам всё ясно? - спросил он, выделив слово "всё" громким ударом шестопёра, слегка поклонился директору и сошёл с трибуны.
Goblin
-Слово предоставляется преподавателю алхимии, Шипиусу, - проводив аплодисментами отошедшего профессора, директор вновь уступила место подошедшему гоблину.
-Ну, во-первых, все не настолько мрачно, - задумчиво выдал алхимик, пуская колечко дыма. – Во-вторых, все может быть гораздо мрачнее, - достав из кармана фляжку, Шипиус понюхал содержимое, пожал плечами и сделал смачный глоток. – Хотя знаете, алхимия, к примеру, не так мрачна! Настоички там разные, элексирчики… В том числе и ядовитые, - вредный гоблин не преминул возможностью «добить» взбодрившихся было студентов.
Элексировед танцующей походкой прошел на своё место, мимоходом отсалютовав трубкой директору.
-Угости табачком, зеленомордый, - раздался скрипучий голос «успокоенного» Ренольда. Невозмутимый гоблин протянул в ответ небольшой пучок фиолетовой травки. – Нормального нет, что ли?
-Не-а, нету, только это, да и этого уж нет, - отозвался алхимик, после чего запихал траву прямо в горящую трубку. Над площадью раздался очередной скрип зубов.
Roketman
Девушка еле успела прийти к началу церемонии, и ей очень повезло, что в тени раскидистого дерева с трёхконечными, чем-то похожими на звёзды листьями, ещё осталось немного места. Время брало своё, и листья неторопясь спадали, образуя прелестный красно-жёлтый листопад. Ребекка, чуть не отправляясь в недосмотренный сон, прилегла на ствол дерева и приготовилась смотреть представление.
Однако на сцене то и дело чем-то стучали, орали на учеников, со стороны учеников шёл ответный громогласный шёпот. Дождь беспощадно бил по зонтам и головам всех присутствующих, а потому накал страстей спадать не собирался. Спиной к девушке стояли пара орков и яростно что-то обсуждали. Насколько она поняла, там было что-то об эльфах, ожерелье и ушах.
-- Если они не успокоятся, я лишусь своего прекрасного укрытия, -- сквозь пучину сна пробормотала девушка.
А между тем листья всё падали и падали. Градус напряжения студентки с такой же скоростью повышался.
-- Мне срочно нужен высокий брюнет с серьёзными намерениями и зонтиком, -- уже раздражённо выговорила она.
Норвен
Длинноволосый парнишка немного непонимающе оглядывался, как бы недоумевая, когда это привычные пейзажи успели смениться толпой студентов и преподавателями, произносящими не совсем понятные ему речи. В особенности речь человека представленного как заместителя ректора по вопросам дисциплины... Пытаясь осмыслить слова Раймона, Норвен пропустил речи других преподавателей. А когда до юного студента дошла, наконец, суть речи, в зале произошла некоторая перемена: кучка эльфов, кажется только что смеявшихся и весело переговаривавшихся, затихла и в страхе внимательно следила за проведением церемонии.
Внимание Норвена привлек стоявший недалеко от пресловутой кучки беззаботных ранее студентов лесной эльф. Его присутствие и поведение не менялись с начала церемонии, более того, казалось, будто сама церемония крутится вокруг этого эльфа как колесо вокруг оси: насколько Норвен мог судить, заинтересовавшая его личность появилась здесь еще до вступительного слова ректора. Эльф, видимо, почувствовав, что привлек чье-то внимание, обернулся и окатил Норвена ледяным взглядом, отчего того передернуло.
- Ну и жуть, - пробормотал длинноволосый юнец, поправляя заплечный мешок.
Ronin
«Какое забавное сборище».
Кристиан невольно поёжился и натянул капюшон плаща – холодные капли то и дело норовили пробраться за воротник. Он не любил осень, и ему уже порядком надоело это стояние. А тут ещё и дождь. И это сборище. Нужно признать, что посмотреть здесь было на кого, чем, собственно, молодой лорд и занимался, благополучно пропуская мимо ушей всё сказанное с трибуны. Такого многообразия представителей разных видов и рас, собравшихся в одном месте в единый час, он, честно говоря, не видел ещё нигде, за исключением, пожалуй, только рынка. Но рынок – это рынок, проехал мимо, поглазел из седла – и всё, поехал дальше. А с этими ему придётся провести не один день. Тьфу! И как же это такая «светлая» мысль, об отправке его в магическую академию, могла посетить достопочтенного отца? Не без влияния извне, так сказать, несомненно. Но против не попрёшь.
Разглядывать окружавшую его пёструю толпу будущих студентов и катать в голове мрачные мысли Кристиану осточертело ещё минут десять назад, но это занятие явно превосходило по интересности выслушивание не менее пёстрых субъектов у трибуны.

Меж тем, к упомянутой трибуне вышел высокий смуглый человек, названный Ааном Йорглом Ронусом, преподавателем боевой магии. Вежливо кивнув директору, он невозмутимо оглядел собравшихся и широко улыбнулся. Дождь, нескончаемым потоком низвергавшийся со свинцово-серого неба и уже порядком намочивший просторные красные одеяния, казалось, совершенно не заботил мужчину. Складывалось впечатление, что он вообще его не замечал и, всё так же улыбаясь, продолжал молчаливо оглядывать толпу. Пауза затягивалась. Когда по площади пробежал громогласный шепоток, а кое-где раздались сдавленные смешки, Аан наконец заговорил.
- Как много вас, молодые стебли! – доброжелательно молвил он, разводя руки в стороны. – Юные души, готовые без остатка отдать себя великому искусству! Как жаль, говорю я вам, что лишь немногие достигнут его вершины, окрепнув, подобно стволу векового древа, наберутся опыта, словно матёрый зверь в чаще и станут непреклонными в своих мыслях, как нерушимые скалы! Но не стоит испытывать чувство отчаяния! Будьте же подобны всходящим росткам, тянущимся к солнцу, вбирайте силу его лучей, и рано или поздно вы поймёте – всё находится внутри вас!
Замолчав, преподаватель боевой магии ещё раз пробежался глазами по лицам и вернулся на своё место. Сложив руки на груди, он прикрыл глаза и, казалось, совсем забыл о происходящем вокруг.

Краем уха всё же услышав произнесённую речь, Кристиан ещё более укрепился в своём мнении, что обращать внимание на вещавших с трибуны – себе дороже.
Дождь лил, стояние продолжалось, а терпение подходило к концу.
ден
-Речь предоставляется преподавателю артефакторики, профессору Анхелу, - как всегда проворковала директор.
-Вы, конечно рады, что поступили в наш университет, и уже считаете себя чуть ли не повелителями мира. Вы можете попытаться овладеть магией. Раз Вы сейчас стоите передо мной, то у Вас что-то даже получится. Вы даже можете посетить мои занятия и попытаться стать артефакторами. Но я не думаю, что среди Вас найдутся достаточно талантливые студенты…
-Ой, да кто бы говорил! – громко, но слегка шепеляво прощелкала челюстью трость. – Вспомни, как в самого знания вколачивали головой об стол!
-Тем более Вы должны понимать, как сложна эта наука, - не обращая внимания на смешки студентов, попытался продолжить преподаватель.
-Тяжкая наука, которая в дальнейшее позволит вам лбом стены прошибать, - затрясся в руке эльфа артефакт.
-Для подобных действий у меня ты есть, стальноголовый! – возразил Анхел, крепче сжимая трость.
-Давай, давай! Все равно уже не удушишь, - продолжала издеваться трость..
Профессор, уже не обращая внимания на публику, все больше углублялся в спор со своим вредным артефактом.
Roggim
„Интересные тут учителя - один интереснее другого, чувствую, нескучные годы меня ждут впереди, да вот только пугают что-то некоторые из них, надеюсь, это просто слова” - так думал молодой, даже, кажется, слишком маленький для обучения тут лесной эльф. Но не будем судить по внешности. А сам эльф тем временем поднял голову к дождю и улыбнулся - доброй, детской улыбкой, также, как он улыбался во время речи профессора Раймона, про себя немного посетовав, что наслаждаясь манерой речи заместителя директора он совершенно не обратил внимания на то, где, собственно висят эти правила, а ведь ознакомиться с ними надо бы, а вот соблюдать ли - вопрос другой. Ну ничего, может и наткнется на них.
„Надеюсь, будет экскурсия по здешним территориям, пир по случаю начала учебного года, еще что-нибудь такое, не сразу же учеба” - хоть Роггиму (а именно так звали юного эльфа) и была интересна магия и здешние преподаватели, слово „учеба” пробуждало в нем огромную лень (еще она просыпается, когда дело доходит до физических упражнений).
Tivaz
Начиналось всё хорошо: приветственная речь директора, пусть и короткая, но, вдобавок к приятной внешности дроу, поднимала настроение и без того поднятое возможностью лицезреть огромное количество сверстников. Редко когда приходилось видеть Казе и десятую долю от собравшейся ныне толпы одногодок. И то, зачастую, это были бездомные оборванцы из бедных районов, но ныне перед Казимиром, и вокруг, и сзади стояли, шептались, смеялись, десятки, если не сотни, молодых людей и девушек, в силу нежного возраста своего, опьяненные романтикой школьной жизни, которую они предвкушали. Флинт был среди них. Мысли об этом приятно грели. Или может это своё дело делал новенький драповый колет? Всё лето Казе не покладая рук трудился в кузне отчима, по грошу собирая на обновки, зато теперь мог щеголять в высоких сафьяновых сапогах, новеньких штанах, ну и колете. Представлять себя во всём этом было так приятно! Даже осенний дождь, докучающий всем вокруг без исключения, а для тех, кто не обзавёлся личными средствами защиты от влаги и вовсе становился бедой, не докучал парню. Едва осень вступила в свои права, он раздобыл в ближайшем доке славную епанчу, такую, в которых рыбаки обычно выходят на промысел. Запах рыбы был изведён дымом костра, и теперь Казимиру было сухо и тепло.
Подошедший к трибуне, следом за дроу, представитель Ренольд, громогласным рыком выразил свое сомнение по поводу способности поступающих. Это ничуть не смутило Казе, даже наоборот, ибо ничего другого от военного он не ожидал. Ренольд импонировал Флинту, потому как у него самого были мысли пойти в армию, слугой при каком-нибудь офицере, пока возраст не позволит стать в строй, но мать слёзно умоляла сына выбрать не такую опасную стезю. Казимиру ничего не оставалось, как из безмерного уважения к матери отказаться от желания. Он мог бы продолжить обучение кузнечному ремеслу у отчима, но постоянные нападки со стороны старшего сводного брата жутко надоели. Здесь вспоминается один подходящий отрывок:

Не подлежит разделу
майорат:
Все старшему должно
достаться сыну –
Избыв досаду,
безземельный брат
Отправится сражаться на
Чужбину.

А Флинт и вовсе был приёмным сыном, и на кузню отчима не претендовал, но брат был неумолим. Насколько Казе знал, кузнецы-волшебники в почёте более чем даже кузнецы обычные, вот он и отправился, хоть не сражаться, но искать судьбы в Институте.
Но вместе с речью третье оратора с трибуны к Казимиру пришло смятение. Дивная манера говорить, которой обладал Ле-Кадевре, делала его речь сложной для понимания, если не сказать большего. Флинту показалось, что ректор специально так говорит, что бы намекнуть, что тугодумам здесь делать нечего. Если нет, то Казе знал, с каким преподавателем у него будут проблемы. Последующие выступления алхимика , некроманта и артефактора произвели не более благоприятное впечатление. Казалось, что учителям нет никакого дела до учеников и они не причастны к происходящему. "Ну, ничего, - думал Казе. – Посмотрим, как будет. Если что, армия никогда от избытка добровольцем не страдала: вжик! и да простит меня матушка".
Кысь
По выданному вчера на руки плану, артефактолога сменяла целительница. Как и студенты, Лель видела преподавателей школы впервые, и потому прилагала изрядные усилия к тому, чтобы не улыбаться и не вертеть головой. Равнина, влажный климат, зонты и множество самых неожиданных лиц и цветов в пестрой толпе подростков – добавляли к ощущению нереальности. Дроу даже не сразу заметила, что диалог Анхела с тростью закончился, и объявили ее.
Лель сбросила с плеч темно-коричневый шерстяной плащ, купленный неподалеку же в городе (он казался ей совсем не торжественным и больше похожим на плед, чем на предмет одежды), и вышла вперед. Ее черное платье было в честь церемонии украшено серебристым кружевом.
- Я не буду никого пугать заранее и надеюсь, что у всех, кто выберет мой предмет, получится приобрести полезные знания, - женщина говорила без улыбки, задумчиво рассматривая промокшую толпу: кто-то слушал ее, кто-то уже устал от длинной церемонии и смотрел сквозь сцену, кто-то уже заводил новые знакомства. – Умения целителя бывают очень разными, и способности тоже. Живым пособиям обещаю чай. Не простудитесь.
Junior
Башня магического университета возвышалась прямо перед ней и как-то… подавляла. Налана сбавила шаг и привычно взлохматила волосы, попутно вытерев лоб. Давненько она так не бегала. А вот если бы не перепутала время церемонии и встала пораньше, старший брат, отправившийся с товарами в соседний городок, подбросил бы её сюда на своей повозке… На самом деле, Налане не слишком хотелось в университет, но в её большой семье были торговцы и целители, и отец решил, что, если она изучит "какую-нибудь алхимию, ну или там зачарование", влияние Аверендов в городе значительно возрастёт.

Врата выглядели как большие драконы, сидевшие справа и слева от дороги, и их крылья полностью её перекрывали. "Не успела, н-да. Ну да ладно. Надеюсь, переклички ещё не было". Когда Налана подошла к вратам, послышалось негромкое шипение, и глаза обоих драконов обратились к ней.

-Нужно сказать пароль, или как? - поинтересовалась девушка, но драконы промолчали. - Тук-тук, я собираюсь тут учиться, мне надо пройти внутрь! - и снова тишина. - Расправьте крылья! - с пафосом воскликнула Налана, однако это тоже не принесло результата.

"А что, если попробовать перелезть?" - она с опаской приблизилась к правому дракону.
Того, что произошло дальше, Налана совершенно не ожидала. Дракон совершил молниеносный бросок, увернуться от которого у девушки получилось лишь чудом. Правда, в процессе у неё заплелись ноги, и пришлось рухнуть в пыль. Пока Налана, не переставая громко орать, пыталась подняться, к ней повернулась голова второго дракона. Огромные острые зубы выглядели так устрашающе, что вопль Наланы разом оборвался и перешёл в подобие всхлипа. Бросив посреди дороги свою сумку, девушка на четвереньках начала отступление в безопасное место. Драконы предприняли ещё одну попытку атаковать, и зубы одного из них задели Налану по ноге, хотя непутёвая студентка была уже достаточно далеко и не получила серьёзных травм.
-О жесть! - простонала Налана, с тоской глядя на сумку. Там же все её вещи! Но она даже не подумала о том, чтобы ещё раз подойти к этим проклятым драконам.
Goblin
-Слово предоставляется преподавателю рунизма Ригнаку… - очередная передача слова была прервана диким криком. – Прошу прощения господа, вынуждена вас оставить.
Пока массивный профессор занимал место у трибуны, изящная дроу, не переставая мило улыбаться, поспешно прошла сквозь толпу студентов к разбушевавшимся драконам. Подчинившись магической команде, врата-стражи пропустили Ралеял, взгляду которой предстала брошенная сумка и испуганная студентка, которая вряд ли согласится не то что войти в академию, а даже просто сделать лишний шаг в сторону врат.
Тем временем орк, оглядев студентов, молча хлопнул по одной из татуировок, после чего запустил в небо быстро гаснущий огненный шарик.
-Сплести одноразовое заклинание и заключить в материальную форму. Без знаний других дисциплин бесполезно. Могу научить, - коротко отчитавшись, рунист вернулся на свое место.
На освободившейся трибуне заклубилось облачко, из которого появилась студентка, вцепившаяся в сумку, и директор, как всегда улыбающаяся.
-Надеюсь, сей досадный инцидент не уменьшит желание нашей новой знакомой стать магом, а заодно напомнит всем присутствующим о пунктуальности и нежелательности самовольных попыток проникновения на территорию университета и попыток покинуть её, - проследив взглядом за Наланой покинувшей трибуну, дроу поспешила продолжить почти законченную церемонию приветствия.
-Еще раз приветствую Вас в данном университете и прошу проследовать Вас внутрь, - под радостные аплодисменты промокшей публики, директор проследовала к вратам центральной башни.
Остановившись в холе, украшенном несколькими портретами прежних преподавателей, дроу дождалась студентов и начала краткую ознакомительную экскурсию.
-За моей спиной вы можете наблюдать лестницу, ведущую к учебным аудиториям. Слева от меня, - взмах руки предназначенный исключить двоякость толкования. – Находятся жилые комнаты преподавательского состава. Что может случиться в случае самовольного изучения данных помещений Вы, как я надеюсь, понимаете, поэтому не забываем правил вежливости. Стучаться в двери, не входить без приглашения, не пытаться вломиться в запертые помещения. Справа от меня, - очередной указующий взмах. – Находятся жилой корпус студентов, то есть Ваши комнаты и столовая. Комнаты находятся на втором этаже. Каждая комната предназначена для пары студентов, комнату и пару Вы можете выбрать самостоятельно. Вы можете обустроить комнату по собственному вкусу, если он не противоречит простым правилам. Ваша комната не должна превратиться в нечто непотребное, не забывайте, что Ваш вкус может не совпадать со вкусом Вашего соседа. Дабы избежать серьезных конфликтов, Вы можете в любой момент поменять комнату. На первом этаже находится столовая. Через два часа начнется обед, у вас есть время расположиться. Если возникнут вопросы, Вы можете обратиться к нашему хозяйственнику Петровичу.
Стоявший неподалеку растрепанный старик в начищенных ботинках подошел к директору и кивнул студентам. Взгляд его перескакивал с лиц присутствующих на их обувь, недовольно хмурясь, каждый раз видя неопрятные ботинки, туфли и прочие. Поскольку день выдался пасмурный, недовольство на лице старика было практически постоянным.
-Ага, значит новенькие, да? – проворчал хозяйственник. – Значится, следуем за мной, будете обживаться. И обувь хоть протрите, что ли.
Ворчун отправился в указанный ранее студенческий корпус. Войдя в зал, уставленный пустыми, пока что, столами, он поднялся по лестнице, расположенной в паре метров от входа.
Junior
"До чего слащавая особа, - думала Налана, слушая объяснения дроу и прижимая к себе сумку. - Зато мне не очень досталось".
Угрюмый хозяйственник являл собой полную противоположность сладкоречивой директорше. Послушав его ворчание по поводу нечищенных ботинок, Налана поняла, что с ним, скорее всего, будет немало неприятностей. Чистить обувь она не любила.
А вот у невысокой полной девушки, стоявшей рядом с Наланой, туфли выглядели вполне опрятно. Вспомнив слова директорши о том, что каждый может сам выбрать себе соседа, Аверенд решила завязать разговор. Жить в одной комнате с чистюлей не так и плохо, глядишь, самой убираться не придётся...
-Суровый мужик, - шепнула Налана девушке, кивнув в сторону Петровича. - А преподы тоже такие? Я церемонию-то пропустила, не расскажешь, что там было?
Ronin
Внезапно зазвучавшие вокруг аплодисменты, заставили Кристиана вздрогнуть, отвлекая от мыслей, и глянуть в сторону трибуны. В связи с чем овации? Они догадались позвать жонглёра?
Трибуна пустела, будущие студенты толпой потянулись ко входу.
На-ко-нец-то. Даже эта, такая долгожданная перемена, не вызывала уже особой радости. Капюшон промок, по лицу медленно ползли капельки влаги, самая большая из которых повисла на кончике носа. Молодой лорд раздражённо утёрся сырым рукавом и поплёлся за остальными. В холле, как и следовало ожидать, толпа вновь остановилась, от лица главной последовали краткие объяснения. Помещение холла хоть и было впечатляющим по своим размерам, но, до того более менее рассредоточенных абитуриентов, заставило уплотниться. Усиленные влагой, в нос поползли разнообразные запахи, в большинстве своём исходившие от промокших одежд собравшихся. Кристиан невольно поморщился и глянул в сторону высокого взлохмаченного старика, который заговорил вслед за директором. После его брюзжания, толпа направилась к упомянутому пепельноволосой общежитию, и, миновав, видимо, столовую, очутилась на втором этаже.
Комната, которую предстояло делить (ну, это вообще уже ни в какие ворота не лезет!) ещё с кем-то, не представляла из себя ничего особенного. Кристиан стянул с плеч сырой плащ, отстегнул от пояса меч, стащил сапоги и завалился на кровать, не став даже разбирать сумку с вещами.


После того, как Петрович повёл студиозусов к их комнатам, Аан, не обмолвившись ни с кем ни единым словом, направился к своим покоям. Открыв не запертую дверь, он очутился в малюсенькой прихожей, где, сняв обувь, шагнул к другой двери, ведущей в довольно просторную комнату, весь неприхотливый интерьер которой составляли простые и не привлекающие к себе внимания немногочисленные предметы. Под широким окном, прямо на полу была расстелена грубая серовато-бурая ткань, являвшая собой место для горизонтального отдыха. В изголовье импровизированного ложа покоился валик всё из той же ткани, заменявший собой подушку. В центре комнаты расположился небольшой столик на коротких ножках, восседать за которым без потери комфорта можно было, лишь опустив пятую точку на пол. Почти вся правая от входа стена была скрыта деревянным стеллажом, на полках которого можно было видеть разноцветные корешки книг. Слева виднелась дверь в уборную, чуть поодаль высился шкаф, за ним – комод. Оба представителя мебели, так же, как и всё остальное убранство комнаты, не отличаясь роскошью и изыском вкуса создателя, были изготовлены из дерева.
Преподаватель боевой магии переоделся, промокшую насквозь одежду аккуратно развесил. Проследовав к окну, он уселся на подстилку.
Непонятное чувство беспокойства, хозяйничающее в душе последние дня два и вносящее небольшую долю смятения в привычный ход мыслей, сегодня, как казалось, достигло своего пика. Было ли это вполне объяснимым волнением перед первой настоящей практикой обучения или же предчувствие чего-то определённого – сказать точно пока не представлялось возможным. Ясно было одно: к предстоящей задаче стоило подойти в высшей мере серьёзно и ответственно, что, впрочем, не являлось чем-то из ряда вон выходящим для его жизни. Практиковать обучение боевому применению магии с нуля Аану ещё не приходилось и, хоть программа и была продумана до мелочей, но, как показывал опыт, в любом деле на практике всё предстаёт в гораздо менее стройном виде, нежели в теории.
malleus
   Настроение потихоньку портилось. И вовсе не дождь был тому причиной - мелкие капризы природы неспособны повлиять на готовность воина. Причина была перед глазами, а не где то в небесах. Когда заезжий человеческий торговец расписывал могущество здешних колдунов, их готовность обучить любого, Хчут воображал себе могучих и крепких воителей, c суровыми лицами, с крепко сжатыми губами, и вообще, похожие на каменные статуи долины камней. Самая маленькая из них была на пару локтей выше самого орка, и производила впечатления колдуна, способного постоять за себя не только с помощью шаманов. Или болтовни. Эти же... Выступающие перед студентами шаманы, на первый взгляд, предпочитали пустую болтовню показам. Да и на вид были не особо крепкими. К тому же, дождь. Неужто местные духи настолько слабы что не могут даже дождь прекратить на время? Хчут чуть было не обернулся поглядеть на чудные врата, образованные двумя каменными духами - они не производили впечатления слабых. Даже с любимой колотушкой было бы глупо задирать их.

    Тяжко вздохнув, орк задумался. Из всех представленных шаманов только один показал что то стоящее. Вызываемые старым джугом духи тоже любили пугать всех волнами беспричинного страха, стыдно сказать, но в первый раз Хчут чуть было не убежал сразу к речке. Тогда обошлось. И в этот раз тоже.

   Задумавшись, орк чуть было не пропустил момента, когда к трибуне вышел собрат. Вспыхнувшая было надежда на подходящую случаю демонстрацию силы угасла вместе с умчавшимся в бесполезную мишень огненным шариков. Мог бы в гоблина какого нить запустить, или эльфа там, на крайний случай - в стену. Хоть видно было бы, чего стоит.

   В здание университета Хчут вошел в числе последних. Именно за его привычку пускать впереди других он и попал в ученики к старому шаману. И все было бы хорошо, если бы духи хотя бы чуточку лучше слушались его. Выслушав краткое вступление от субтильного вида шаманки, орк проследовал за нахмуренным завхозом. Не зная что это помощник вождя по запасам, его можно было принять за настоящего повелителя духов - нахмуренного, сердитого, ворчливого, всегда готового стукнуть посохом, огреть дубинков или просто дать подзатыльник. Хотя этот наверняка владел магией исчезновения, хотя бы немного - без этого нельзя управлять.

    В комнате было душно. Привыкший к вольному простору и небу над головой, орк с первых мгновений почуствовавал себя немного неуютно. Открытое настежь окно не намного исправило ситуацию, но делать было нечего. Скинув походную котомку рядом с кроватью и поставив молот рядом с дверью, Хчут вышел в коридор с твердым намерением найти что нибудь перекусить.
Норвен
Занятый думами о странном взгляде лесного эльфа Норвен не заметил, что все преподаватели уже представились, и милая дроу уже показывала места, где студентам придется провести приличный промежуток времени. А после этого их наконец-то завели в помещение.
Пресловутые студенты стояли в зале, заставленном столами. Соотнеся этот факт с мельком услышанным объяснением директора, Норвен сделал вывод, что находится в столовой. "Ага, значит наверху жилые комнаты!", - понял студиоуз, глядя на мокрые ступени ведущие наверх. "Стоп. Мокрые? На улице... Точно, на улице дождь был! Не до него сейчас. Или?...", - с этими мыслями Норвен сбросил мешок на один из стоящих рядом столов и стал рыться, проверяя сохранность письменных принадлежностей.
Пока он копался в своем вещмешке, в голове информация, полученная за вечер, расставлялась по полочкам. "Чтож, придется самому выбирать с кем делить комнату. Хотя, можно как обычно - ждать до последнего, а там уже всё совсем ясно станет. Всегда удивлялся, как это все умудряются так быстро во всё вникнуть?", - думал Норвен, продолжая осмотр имущества.
Кысь
В свои «покои» Лель попала не сразу. Из восьми ее сумок три успели потеряться непонятно куда. Весь багаж кроме единственного саквояжа был сжат магией, а потом оплетен поверх заклинаниями для легкости и прочности, а потому за несколько недель переездов и согласований дроу начисто забыла, что где лежало. Из некоторых железо пришлось бы потом переносить неделями. Два беглых чемодана нашлись почти сразу же, под чужой дверью. Третий Лель безуспешно искала по всему зданию. Решив в итоге отложить дальнейшую беготню на вечер, женщина вернулась к себе.
К ее огромному, огромному облегчению, в покоях нашлась просторная пустая комната с парой едва ли прозрачных стрельчатых окон, а все самые тяжелые вещи были в большом сером сундуке на колесах. Клетку, например, пришлось передвигать всего на четыре локтя. Лель воспользовалась остатками чужой магии, чтобы погрузить в сундук столы, шкафы и другие предметы мебели, предоставленные университетом: перевозить их из комнаты в комнату одним пинком мягкой туфли было сущей забавой. Правда, потом колдовство начало выветриваться, и письменный стол чуть не застрял внутри. Вынув его ценой мимолетной магической перегрузки, дроу забралась с ногами наверх и загрустила.
Несколько лет без боевой магии. За эти несколько лет она успела стать из посредственного костоправа настоящим лекарем с правом практики и преподавания, но ее собственные, привычные как воздух способности находились в плачевнейшем из состояний. Лель сдернула со стены гладкий метательный нож и опустила его в ладонь. Металл был успокаивающе-тяжелым, знакомым, покорным как собственные пальцы. Повертев игрушку в руках, дроу запустила ее в дверной косяк. Выходило до обидного глупо. В привычной роли агента семьи Лель хотелось права не участвовать в вечном соревновании, права забыть о строгих понятиях клановой женственности и быть собой, но сейчас, вдали ото всех, кто мог бы ее оценивать, дроу не могла справиться с голосом оскорбленной гордости воина и кланового туза. Еще несколько ножей полетело в косяк – один пустил глубокую продольную трещину в боковой планке.
На секунду Лель показалось, что дверной проем распадется на части, и этот испуг вывел ее из затяжного приступа жалости к себе. Здесь и сейчас она была новенькой преподавательницей целительства. Когда-то давно, неожиданно для себя оказавшись единственной дроу в боевой группе, она мечтала временно поменяться местами с человеческой или орочьей женщиной, посмотреть, как выглядит мир их глазами и сейчас, наконец, эта возможность была прямо перед ней... А навыками всегда можно было заняться после наступления темноты в пустых залах.
Roketman
Никакие двери не могли пропустить столько прибывших, сколько было на крыльце студентов. А потому, подобно сгорающей свече, пытались протолкнуться внутрь, с морозного ветра и дождя, люди, эльфы, орки, дроу и дворфы.
Среди прочих желающих там была и Ребекка. Дождь капал на волосы, медленно и щекотливо стекая с них к подбородку, так, что хотелось размазать её как комара. С левого плеча под правую руку свисала газетная сумка, в которой и находились все нехитрые пожитки молодой студентки -- пара носков, штаны, рубашка и тонкая простынь. Толпа двигалась неторопливо, и от дождя её хорошо спасала раритетная куртка кожаная , которую она пару лет назад нашла в одном из заброшенных домов. Даже в жуткий шторм она оставалась сухой, как жаренный кофе. Штаны на ней были мужские, прошитые квадратными стяжками, чтобы не развалилсиь ещё в магазине. Кто же нынче продаёт дешёвую и качественную одежду? Да ещё и женщинам. Кожаные ботинки ещё сдерживали натиск воды.
Наконец, все вошли, и дроу начала опять о чем-то рассказывать. Похоже, слева от входа была столовая и спальни. Директор закончила тем, что предоставила студентов какому-то старому ворчуну. Он смерил взглядом всех и каждого, до кого смог дотянуться. Он вызвал у Ребекки жуткое раздражение, ведь все кто так на неё раньше смотрел были женатыми стариками.
Девушка зашла в одну из свободных комнат на втором этаже. Там были две кровати под разными стенами, напротив двери было окно, а под ним письменный стол, справа от двери стоял шкаф. Это был лучик солнца в её дождливой жизни. Сбросив сумку, девушка с разбегу упала на кровать.
-- Оох, меня радует начало обучения.
Но, вспомнив, сколько времени осталось до трапезы, она нашла в себе силы оторваться от уютной кровати и выглянула в коридор.
-- Кто-нибудь знает который час?!
Tivaz
По приглашению директора, Казе, вместе с остальными учениками, направился в здание. Выступление медички-дроу вернуло Флинту благоприятное расположение духа, да и Мастер Рун производил благоприятное впечатление. Парень начинал набрасывать для себя список пригодных для изучения дисциплин.
Зайдя в здание, Казимир скинул епанчу, проверил одежду. Улыбнулся. Убранство было почти сухим. Немного влажными были лишь штаны ниже колена, а бордовая повязка на голове впитала несколько капель дождя. Всё же лучше, чем могло быть. Даже очень хорошо. Флинт немного замешкался у входа и лишь отдалённо слышал слова директора. Понял лишь, где находятся жилые помещения и столовая. Неспешно продвигая по холлу, Казе разглядывал портреты, висевшие на стенных, интерьер, других студентов. Он ощущал чувство восторга вперемешку с горечью, ведь теперь его прежняя жизнь закончилась. Через несколько лет он выйдет отсюда дипломированным волшебником, если можно так выразиться. Но за эти годы Казимир так редко будет видеть любимую сестру и мать, если будет видеть вообще. Флинт тяжело вздохнул. «Колесо в колесе, - подумал он, - таков закон». Ещё он хотел узнать у кого-нибудь, есть ли в Академии кузница, но это ему показалось глупостью. «Откуда здесь взяться кузне?» - посмеялся над собой Казе. С такими мыслями он, в потоке других студентов, направился искать себе подходящее жильё. Все двери комнат выглядели одинаково, потому Казимир открыл первую попавшуюся. Внутри, на кровати, кто-то лежал.
- Здесь ещё есть свободное место? – Спросил Флинт достаточно громко, что бы его услышали.
Ronin
Кристиан де Фуш

А как же охота? Почему-то вдруг вспомнилась охота. Он и побывал-то на ней всего семь раз, но так никого и не загнал, не подстрелил... Раннее утро, молочно белый туман, стелющийся под копытами лошади, перекличка преданных отцовских всадников, кромка леса на фоне светлеющего неба, тёплое дерево лука в руке, небольшой ручной арбалет на поясе... Всего этого в ближайшее время не предвидеться.
Стало так обидно, что аж зубы скрипнули. Кристиан с досадой пнул ногой добротную дорожную кожаную сумку. Та слегка подпрыгнула и неторопливо сползла на пол.
Это отец настоял на минимуме вещей. Говорил, в магическом деле всё барахло будет лишним, и усмехался в бороду. На самом-то деле, Кристиан знал наверняка, что это старый брюзжащий Бернард науськал отца, мол, отберут там всё, деньги пропадут, кудесники, драть их, такие, у них свои порядки. С другой стороны, конечно, что-то положительное в этом было – не нужно будет копаться во всех своих сундуках, ища подходивший для случая или визита наряд. Это утомляло больше всего. Глянув на лежащую сумку со сменной одеждой, молодой лорд неожиданно поймал себя на другой, очень неприятной мысли: это что же, ему и стирать придётся? Самому?..
Безрадостные размышления были прерваны появлением в комнатушке некоего субъекта. Кристиан повернул голову. Какой-то здоровенный тип, напоминающий туповатого деревенского увальня, коих де Фуш перевидал немало, громко осведомился и замер на пороге.
О святой Марлион, этого ещё не хватало!..
- Да, - буркнул молодой лорд, - но лучше бы небыло.
После чего заложил руки за голову и отвернулся.
Tivaz
Парень, ответивший Казимиру, явно был чем-то недоволен. Стоило бы развернуться и пойти искать себе другую комнату, но что-то заставило Флинта остаться здесь. Этот недовольный парнишка его заинтересовал. Казе вошел в комнату, осмотрелся. Простая обстановка, без излишеств, ему нравилась. Капли дождя ритмично выстукивали по стеклу окна. Парень присел на свободную кровать. Принялся копаться в небольшой сумке, украдкой поглядывая на соседа. Тот был аккуратно подстрижен, одежда, на вид, добротная. Флинт мог бы принять молодого человека за сына богатого купца или зажиточного цеховика, но одна деталь не подходила для такого образа. Меч. Небрежно брошенное у кровати оружие привлекло особое внимание Казимира. Ему захотелось осмотреть клинок, клеймо мастера, но парень выбросил эту идею из головы. Казе понимал, что абы кто мечи при поясе не носит.
Флинт нащупал в сумке рукоять мизекорда. Этот трёхгранник он выковал сам. Казе ещё в раннем детстве приучил себя всегда держать рядом какое-нибудь оружие. Он называл это “незазорной вредной привычкой”. Обычно кинжал был спрятан на поясе за спиной, но на церемонию Казимир его снял и спрятал в сумку. Но клинок в двадцать сантиметров не сравнить с длинным мечом. Парень снова посмотрел на соседа по комнате. Одежда, волосы, меч, явное недовольство положением. Всё сходится. Флинт не удивился бы ровным белым зубкам и аккуратным ногтям. “Благородный. - Сделал вывод Казе. – А из благородных в маги отправляют только некрасивых дочерей и младших сыновей”. Парень про себя усмехнулся иронии, насколько близкими могут оказаться судьбы сыновей кузнеца и дворянина, если эти сыновья – младшие.
Окончив размышление на тему благородства и отсутствие такового на мысли “умереть всё равно придётся каждому”, Казимир прикинул, что до обеда ещё не скоро и это время надо как-то скоротать. Попытаться разболтать сожителя – гиблое дело. Голубая кровь упрётся рогом, мол, с народом общаться непрестанно, а здесь мы по ошибке, ненадолго. “Ну, ничего. - Подумал Казе. - Со временем сам отойдёт, привыкнет к обстановке, а там и заговорит, если захочет. Силовать никто не будет. А пока…”. Флинт достал из сумки свёрток бумаг. Это была часть какой-то комедии в стихах. Казимир много раз перечитывал это писание и почти половину уже знал наизусть. Не то, что бы ему так нравилось, просто ничего другого ему достать уже давно не удавалось.
Развалившись поудобней на кровати, Казе принялся уже в который раз листать свою “настольную книгу” в ожидании обеденного часа.
Ronin
Кристиан де Фуш

Увалень не ушёл. Наоборот – не проронив ни слова, он уселся на соседнюю кровать и принялся копаться в своей сумке (или что там у него – мешок из под репы?). Подробнее разглядеть своего нежеланного соседа мешала повёрнутая к стене голова, что значительно сужало обзор, однако, даже нацеленный арбалет не заставил бы Кристиана хоть на дюйм повернуть её обратно к двери. Пусть там хоть до ночи копается – ему какое дело?
Но, ведь, каков наглец! Другой бы (воспитанный, благородный) на его месте, после столь недвусмысленного и, мало того, грубого ответа уже возмутился бы, призывая, в свою очередь, к ответу или, на худой конец, гордо вышел. Но этому – хоть бы что. С другой стороны, а чему он, собственно говоря, удивляется? Крестьяне – они такие, им палец в рот не клади – по локоть отхватят, вместе с перчаткой и дорогим перстнем. А в данной ситуации – и подавно! Университет магический. Тьфу ты! Старый Бернард не зря его предупреждал (и откуда только он всё знает?), что у магиков в заведениях свои порядки, мол, там все равны – что барон, что свинопас. Дикость какая-то! Орки даже до такого не опускаются, как говорят…
«Ладно, поглядим. Но лучше уж ему не лесть на рожон – располосую от плеча до мошонки! Будет знать! И пусть тогда выгоняют!..»
Вместе с мыслями о возмездии наглецу, внезапно нахлынули воспоминания. Очень неприятные и потому, как всегда, неожиданные воспоминания. Сколько не старался он забыть тот день – не получалось; раз за разом возвращались картинки годичной давности…
…Толпа лезла на них, как обезумевшая, десяток отцовских всадников рубили направо и налево, а на него попёр детина с вилами. Попытался ткнуть, но поскользнулся, промазал. Кристиан так и не смог достать меч – было так страшно, что аж дыхание перехватило, руки дрожали, не слушались, а ладони вмиг стали мокрыми и скользкими. Даже закричать не получилось, он как будто бы онемел. Вовремя подскочил Олаф, оттеснил конём разбушевавшихся крестьян, рубанул детину с вилами…
Он так и не понял до конца, из-за чего взбунтовалась та деревня, но в память этот случай врезался накрепко и всплывал всегда, когда он злился и хватался за меч. Кристиан почувствовал, как заливается краской и еле заметно поморщился от досады. Ну, ничего, то было тогда, сейчас-то он не может сплоховать! Целый год по два, а то и по три раза на дню он до изнеможения тренировался с мечом на пару с Олафом, и вполне был уверен в своих силах. Но неприятный осадок от случившегося здорово портил настроение.
Увалень тем временем чем-то зашуршал, кровать под ним скрипнула, и Кристиан всё же скосил глаза, а затем, когда открывшаяся картина была полностью осознана, он даже чуть-чуть, еле заметно повернул голову.
Здоровяк читал.
Вне всякого сомнения, это было именно так. Глаза двигались вправо-влево, на листах виднелись какие-то записи. Молодой лорд даже чуть не хмыкнул от удивления, но вовремя сдержался. В целом, увалень, нужно признать, не производил впечатления деревенского оборванца, одежда была не новой, пообносившейся, но чистой и добротно сшитой. Даже заплат, на первый взгляд, не обнаружилось.
Грамотный, значит. Отпрыск ремесленника? Ну, если даже и так, то явно из города. Уроженец торгового квартала, не иначе. Может он ещё и соображает малость?..
Да и шут с ним! Не хватало ещё ремесленников всяких, таких же, что и деревенские, дурней! Кристиан вдруг снова разозлился. Кто же всё-таки науськал отца по поводу этой проклятущей школы?!
Молодой лорд поднялся, схватил сумку и, подойдя к небольшому комоду с выдвижными ящиками, кое-как покидал туда вещи, оставив лишь аккуратно вырезанный кусок сукна. Бухнувшись обратно на кровать, он взял меч, тщательно протёр неброско украшенную серебром гарду, широкие полосы накрученной внутренней стороной наружу кожи на рукояти, небольшое октаэдной формы яблоко и добротные ножны. Затем чуть выдвинул сам клинок, посмотреть не пробралась ли влага внутрь. Убедившись, что всё в порядке, он бросил меч на кровать и, стараясь не обращать на своего соседа никакого внимания, протопал к окну. Опёршись о широкий подоконник, Кристиан прислонился лбом к стеклу, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть за плотной завесой не на шутку разошедшегося дождя.
В животе требовательно заурчало.
Tivaz
Флинт вспоминал Тётю Перезвон. Это она научила Казе и его сестру читать и считать, за что парень был ей очень благодарен. Он столько всего интересного и полезного узнал из тех книг, что удалось достать. Благодаря арифметике сестру взял на обучение один торговец. Казимир скучал по Тётушке. Она очень помогла семье Флинта, умела дать дельный совет. При оказии он обязательно повидается с ней.
Тем время, сосед по комнате принялся чистить своё оружие. Казе про себя одобрительно покачал головой. Если человек заботится о своем мече, то, скорее всего, не для красоты носит его при поясе. Кроме того, Казе жутко злило, когда кто-либо позволял хорошо сделанному изделию (а в частности и оружию) испортится. Наверно, потому что, Флинт привык делать роботу хорошо и качественно.
У Казимира снова проснулось желание осмотреть меч. Он любил оружие, но не как какой-то фанатик. Казе знал, каких трудов стоит изготовить меч, и какой силой он обладает. Он умеет ценить хорошее оружие. Сосед закончил свои труды, подошел к окну.
- Не прислоняйтесь к стеклу, уважаемый, голову простудите. – Проговорил Флинт будничным голосом, но вспомнив, что разговаривает с дворянином, осёкся и ещё усерднее принялся листать свою “книгу”.
NorthWolf
Некромант, дождавшись завершения церемонии, прошёл в одну из боковых дверей и спустился в университетский подвал, где в паре небольших комнаток размещался его рабочий кабинет. Разумеется, подвал был намного больше и вмещал не только их, но Университет на то и Магический, что спустившись по лестнице можно оказаться совсем не там, куда она физически ведёт.
В первой комнате дварф поставил шестопёр в угол и подхватил тёплый плащ. Потеребив серьгу, он толкнул чуть засветившейся рукой дверь и прошёл в помещение чуть побольше. Практически весь пол занимала тщательно выбитая в камне октаграмма, на лучах которой мелом было начерчено огромное множество мелких рун. На стенах в несколько рядов висели полки с разнообразными предметами - от склянок с подозрительного вида жидкостями и ритуальных ножей хитрых форм, до вовсе непонятных металлических конструкций. На двух полках у дальней стены лежало два отличнейших скелета. Рейнор сбросил плащ в центр октаграммы, подправил несколько рун на полу и, резанув ладонь одним из ножей, уронил по капле крови в каждый угол фигуры, после чего вытер руку о челюсть скелета. Некромант лёг спиной на расстеленный плащ и, неожиданно улыбнувшись, закрыл глаза. Линии октаграммы заполнились фиолетовым туманом, который, чуть поколебавшись, потянулся к отмеченному скелету, придавая безжизненно лежавшим костям форму. В пустых глазницах загорелись белёсые огоньки, и скелет поднялся. Аккуратно обойдя тело дварфа, он вышел из комнаты, прихлопнув дверь, и, поднявшись по лестнице, оказался в уже практически пустом холле первого этажа (да-да, лестница опять ведёт не туда!). Поднявшись к студенческим комнатам, костяк, клацая пятками по каменному полу, прошёл вдоль коридора и остановился у одной из дверей. Чуть постоял, подошёл к соседней и, пробарабанив по ней пальцами, приоткрыл и заглянул. Взгляду Рейнора открылась обычная студенческая комната с двумя постояльцами, один из которых лежал на кровати и читал, а другой стоял, прислонившись к окну. Скелет слегка наклонил голову набок и издал некое сипение, которое можно было было бы счесть дружелюбным. Вид костяка можно было бы даже назвать милым, однако всё впечатление портили окровавленные зубы.
Tivaz
Казе трухнул. Не то что бы он был труслив, да и трупы ему видеть приходилось, но ходячий скелет - это слишком. Казимир даже не сразу понял, в чём дело. Скрипнула дверь, и кто-то заглянул внутрь. Лишь через несколько секунд парень обратил внимание на пустые глазные впадины, белые кости и окровавленные челюсти. В этот момент Флинт перестал чувствовать ноги, а по спине у него принялись водить хороводы муравьи. Бежать, или сражаться – вот главный принцип выживания, потому Флинт, хоть немного оправившись от шока, бросил быстрый взгляд на свою сумку. В ней покоилось заветное “милосердие”, но Казе сразу отбросил идею браться за оружие. На это ему потребуется несколько секунд, которых твари вполне может хватить на то, что бы добраться до Казимира. И вообще, как можно зарезать скелет? Единственный же способ сбежать – окно, поскольку чудище перекрывало вход. “Надо “это” как-то отвлечь”, - подумал Флинт.
- Хватай меч, уважаемый, я прикрою. – Шепнул Казе себе за спину, надеясь, что благородный сосед будет достаточно смел, или хотя бы глуп, и выиграет Казимиру несколько мгновений на побег. Сам же Флинт медленно, не спуская глаз со скелета, слез с кровати и принялся отступать к окну, прихватив с собой одеяло.
Ronin
Кристиан де Фуш

На слова здоровяка Кристиан резко обернулся и, слегка приподняв бровь, презрительно скривился. Он ещё и советы ему давать будет? Или это грамотность сподвигла на такую дерзость? Так или иначе, но увальню следует объяснить, что помимо грамотности нужно иметь ещё и воспитание.
Довольно резкие слова уже были готовы сорваться с губ, когда в дверь неожиданно постучали, и в комнату заглянул скелет.
Вначале, и без того весьма раздражённый молодой лорд, принял это за чью-то дурацкую шутку. Всерьёз разозлившись, он вперил гневный взгляд в костяное чучело и уже примеривался, как бы так поточней запустить в него бронзовым кувшином, так удачно подвернувшимся под руку на подоконнике. Но затем в глаза бросились пустые провалы с мерцающими огоньками, окровавленные зубы в проёме раззявленных челюстей, а в уши ударило ужасающее шипение. Кристиан почувствовал, как кровь отливает от лица, а внутренности судорожно сжимаются. От былого раздражения не осталось и следа, где-то внутри медленно заворочался страх.
Увалень тем временем что-то ему прошептал, на что, впрочем, молодой лорд не обратил никакого внимания, не в силах отвести взгляд от незваного гостя в дверях. Здоровяк медленно отступал к окну, зачем-то стащив одеяло с кровати. Видимо, тоже был не на шутку напуган и мало отдавал себе отчёт в том, что делает.
Кристиан мёртвой хваткой вцепился руками в подоконник, наглухо перегородив окно.
Людей благородного происхождения, как говорят, часто можно узнать по характерной бледности лица. И чем эта бледность, так сказать, бледнее, тем и благороднее обладатель физиономии. Если бы в тот момент его попросили представиться, Кристиан де Фуш со всей серьёзностью мог бы назваться императором и не навлечь на себя при этом ни малейшего подозрения в обмане.
Goblin
для Roketman
-Время – час до обеда. Ну, или еще час и минут пять, - затормозил возле открывшейся двери Ребекки, некий субъект, судя по низкому росту и темно-зеленому цвету кожу принадлежащий к виду гоблинов, но из-за странноватого наряда непонятного полу. Короткие фиолетовые волосы были собраны в хвост. Куртка в красных и синих полосках была обшита медными бляхами. Мешковатые штаны, мышиного цвета, заправлены в военного образца сапоги.
-Твин Флеч дочь Джунка Флеча, - представилась, а заодно обозначила половую принадлежность гоблин. – У тебя еще нет сожителя? Не против моей компании?

послесловие: жутко прошу прощения за задержку. кто не простил или не испугался - сами виноваты...
NorthWolf
В ходе жестоких экспериментов ни один студент не пострадал

Несколько секунд скелет смотрел на обитателей комнаты, как бы в раздумьях, после чего протиснулся в приоткрытую дверь и аккуратно закрыл её. Ещё раз издав вполне дружелюбное, по его мнению, сипение, костяк отодвинулся чуть в сторону от двери и продолжил смотреть на студентов.
От этого взгляда Казе вздрогнул. Бросив быстрый взгляд за спину, он заметил, что благородный чувствует себя ещё хуже. Монстр произвёл на него такое впечатление, что парень стал белее мела. Надеяться на него не стоит. Вдобавок, парень закрыл собой окно, лишив Казимира путей отступления. "Что же, будем выкручивать". - Подумал Флинт и принял решение, что будет сражаться до конца. Сделав рывок, парень оказался у кровати соседа, схватил меч, лежавший на ней, и высвободил его из ножен. Ловким движением Казе обмотал одеяло вокруг левого предплечья, что бы использовать его как щит, присел в стойке - как учил отчим - и направил острие оружия в скелета. Руки наливались свинцом, сердце бешено стучало от страха, но Казимир стоял стойко. "Как говорил один старик, - думал он, - "В страхе нет ничего плохого, если он не мешает тебе надрать кому-то зад".
Глаза скелета загорелись чуть ярче, и вокруг правой руки Флинта образовалось небольшое облачко белёсого тумана, начавшего быстро краснеть. Достигнув определённой интенсивности, облачко оторвалось и подлетело к черепу, приняв форму обезоруживающей улыбки. Обезоруживающей в самом прямом смысле - мышцы, затронутые заклинанием, решили, что держать меч они больше не хотят, и попытались расслабиться. Оружие выпало из онемевшей руки Казимира. Он, недоумевая, посмотрел на конечность. Сердце застучало ещё быстрее. Парень понял, что против него применили магию. Внутри всё похолодело от страха. Без оружия, с неработающей рукой, он не видел возможности победить неживого противника, владеющего магией. Повинуясь инстинкту, Флинт решился на последний отчаянный рывок. Громко вскрикнув, парень выставил перед собой импровизированный щит, и со всей доступной прытью кинулся на противника. Скелет, чуть выждав, неким образом переместился на метр в сторону, а на его месте образовался столб лилового тумана, в который на полной скорости влетел студент. Вопреки тому, чего можно было бы ожидать, туман лишь существенно замедлил рывок парня, и он не влетел в стену со всего размаха, а лишь слегка ткнулся в неё рукой и лбом. Прейдя в себя, Казе не мешкал. Тряхнув левой рукой, он освободил её от одеяла, и бросил последнее в нежить, а сам в этот момент, трясущейся от страха рукой попытался открыть дверь. Скелет, снова склонив голову к правому плечу, смотрел и никоим образом не препятствовал действиям человека.
Ручка наконец-то скрипнула, дверь открылась, в проёме показался спасительный коридор. Казимир, не веря своей удаче, кубарем вывалился из помещения.
- Помогите! - Во весь голос завопил парень, на спотыкающихся ногах убегая от злосчастной комнаты.
Скелет в это время повернулся ко второму обитателю этой комнаты... и успел приметить увесистый отполированный бронзовый кувшин, летящий в сторону его не менее отполированной головы.
В чувство Кристиана привёл меч. Точнее, факт беспардонного его лапания чужими руками. Да ещё чьими! Даже устрашающего вида ходячий скелет на мгновение отошёл на второй план. Вместе с закипающим негодованием вернулись рефлексы. Ещё пару секунд назад мирно покоящийся на подоконнике, кувшин, хоть и с опозданием, всё же выполнил своё предназначение. Как только рука рассталась с увесистым метательным "орудием", молодой лорд, не мешкая, прыгнул вперёд с одной лишь единственной целью - поскорее заполучить в руки свой драгоценный меч. Всё ещё висящее лиловое облако стремительно перетекло к скелету, окутав его голову. Кувшин, как и Флинт до этого, практически полностью замедлился и с громким звоном легонько тюкнул костяк по лбу. Обиженная нежить с не меньшей, чем Кристиан, скоростью, ринулась к мечу, но ни он, ни облако, похоже, не успевали перехватить оружие и человека соответственно.
Как только ладонь коснулась хорошо знакомой рукояти, молодой лорд тут же отпрянул назад. И было от чего! Костяное чудовище с поразительной быстротой оказалось перед самым его носом. Кристиан вскрикнул и, не удержав равновесия, бухнулся на пятую точку, при этом весьма ощутимо приложившись локтём о край кровати. Ушибленная правая рука тут же выпустила меч, который плюхнулся прямо на живот. Истошно вопя и кое-как прижимая к себе клинок левой рукой, молодой лорд судорожно заскрёб пятками по полу, пытаясь хоть как-то дистанцироваться от скелета. Рейнор не стал доводить дело до инфаркта - к которому, похоже, уже шло - и скелет отпрыгнул к двери, выдав перепуганному до полусмерти человеку лёгкий подзатыльник. Костяк, со всё той же призрачной улыбкой, встал вплотную к двери, сложил руки на груди и притушил огоньки глаз. Получив оплеуху, Кристиан замолк и, упёршись спиной в стену, замер. Недоумевающе уставившись на костяного монстра, он невольно попытался собрать разбегающиеся в разные стороны мысли. Только сейчас заметив полупрозрачную улыбку, мерцающую на оскаленном черепе, молодой лорд непроизвольно передёрнул плечами. Постепенно приходя в себя, он поудобней ухватил меч левой рукой и медленно поднялся, не сводя настороженного взгляда с замершего у двери скелета, который никак не отреагировал на действия студента.

Небольшой офф: там в обсуждении люди жаждали уроков. Давайте мобилизуемся и будем играть быстро-быстро ^^
malleus
Хчут медленно брел назад, ко входу, задумчиво оглядывая отставших учеников. Как правило, в конце любого стада остаются самые слабые или медленные... существа, но это не исключает что среди них прячется кто нибудь хитрый, специально отставший что бы придти к тому моменту когда расклад по комнатам будет ясен.Вполне разумная тактика в некоторых случаях, но молот у двери должен послужить предупреждением любому хитрому, а открытое окно отпугнет слабых. Хчут ожидал что будет единственным обитателем своей комнаты. Хотя от женщины в комнате орк бы не отказался, кто то же должен убираться и стирать. Но судя по всему, служаное здесь нет, а живут ученики мужского и женского полов отдельно.
Мимоходом услышенноe "Время – час до обеда. Ну, или еще час и минут пять" не прибавляло оптимизма, делать было абсолютно нечего. Заглянув мимоходом в столовую и не обнаружив признаков обеда, Хчут направился к центральному входу, здраво рассудив что все мающиеся от безделья студенты и преподаватели соберутся там. Вполне возможно, у них удастся узнать расписание занятий и планы на сегодняшний вечер. Если бы это было родное стойбище, Хчут бы ожидал много выпивки, драк, выкрикивания песен и поедания волшебных грибов, но здесь... одно слово, цивилизация.
ден
Разъяренный эльф ворвался в свою комнату, будто вырезанную в гигантском дереве.
-Хватит делать из меня идиота! - возмущенно тряся тростью, рычал Анхел.
-Эй, не стоит на меня валить сваливать всю вину! С этим отлично справились твои родители! – не мене возмущенно огрызался посох.
-Еще раз! Хоть раз ты сделаешь, что-то подобное в присутствии посторонних и я брошу тебя в огонь!
-Ты сделал меня из не самых горючих деревьев, - завибрировала от смеха трость.
-Ох, и на кой мне надо было делать из тебя артефакт?! Отлично же знал, с чьей душой связываюсь!
-И ты еще жалуешься? Ты хотя бы живой! В собственном теле! А я! Я был высоким стройным красавцем! А теперь…
-Ты, отрыжка тролля, был высоким стройным красавцем?!Да на твоем лице, будто племя огров пляски устраивали! А вот сейчас ты действительно стройный как трость!
Это был обычный первый день учебного периода.
malleus
Привыкший к долгим переходам и быстрому шагу, Хчут обошел все разрешенные студентам помещения за десяток минут. Здание производило впечатление недавно построенного, нежилого, вымытого. Ни живности, ни насекомых, ни даже мусора - что было совсем странно, учитывая сколько студентов прошло здесь недавно. Но нет, картину нежилого замка нарушало лишь небольшое количество студентов, решившее подождать обеда вне комнат и в обществе себе подобных. Как обычно, стихийные группки формировались преимущественно по расовому признаку... хотя эльфы привлекали больше внимания - и это тоже было в порядке вещей. Тоже мне, красавчики. Ни клыков, ни мускулов.
Постепенно становилось все оживленнее, и шум начал действовать на Хчута раздражающе. Нужно было куда то идти. Вздохнув, он отогнал от себя мысль прогуляться в жилые комнаты преподавателей, и направился к своей комнате. Столовая, лестница, коридор... Внезапно вылетевший из двери студент заставил руку судорожно дернуться к плечу, в поисках успокаивающей тяжести молота. Сообразив, что со стороны это выглядит угрожающим жестом, Хчут постарался расслабиться и опустил руку.
"Что случилось?" - но вопрос был адресован уже спине студента, улепетывающего вдаль и кричащего о помощи. Что то странное здесь творится, но лучше узнать сейчас, чем потом пытаться выяснить. Ну и от серьезного противника этот трусишка так просто не убежал бы. Колотушка не помешала бы... но потом не докажешь, что за оружием побежал. "Драка всегда застает тебя врасплох, так что дерись тем что есть. Ну или всегда таскай с собой оружие и не спи, не отвлекайся, не выходи в плохую погоду из дому, избегай незнакомых людей. И вообще, надень фартук и ступай к женщинам." - как наяву вспомнилось ворчание старика учителя. И знакомо заныла спина. Собравшись с силами, глубоко вздохнув, Хчут резко толкнул дверь от себя.
давайте уже заканчивать этот затянувшийся эпизод
Ronin
Аан Йоргл Ронус

Но время уже к обеду. Следовало прогуляться перед трапезой, отбросить мрачные мысли, отвлечься, что бы приём пищи проходил в добром расположении духа.
Аан поднялся на ноги, проследовал в маленькую прихожую, обулся и вышел в коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Не торопясь дойдя до холла, Ронус поймал себя на мысли, что даже представить не может, какое помещение ему выделят для проведения занятий. Впрочем, накануне он так и не успел обойти и осмотреть академию полностью, так что гадать было бессмысленно. Но, скорее всего, это будет внутренний двор. А в этом случае возникает другая проблема. Обучение боевой магии, конечно, требует простора, но осенняя погода весьма затормозит процесс – дожди будут сильно отвлекать студентов и мешать сосредоточится, что, как Аан знал по себе, на раннем периоде обучения не позволительно. Боевая магия, а, в частности, управление огнём, требует полного контроля над своим сознанием, иначе результатов не будет. И, если даже и будут, то весьма плачевные, а иногда и смертельно опасные для окружающих.
Вопль о помощи нагнал его гораздо раньше, чем он увидел вопиющего. Прибавив шагу, Ронус поднялся по лестнице к комнатам студиозусов и чуть не столкнулся с крепким учеником, по лицу которого не сложно было догадаться, что это именно он являлся источником вопля.
Широкий коридор с дверьми был практически пуст, если не считать пары-тройки удивлённых физиономий, высунувшихся, видимо, на крик, да рослого орка, собравшегося войти в ближайшую дверь.
Что так могло напугать ученика? Какая-нибудь злая шутка или стычка с представителями другого вида? Но убежавший мало походил на того, кто боится драки, да и силы, судя по комплекции, было не занимать… Причина оставалась только одна.
Как по команде, все ненужные мысли в голове разбежались по своим углам и забились подальше. Преподаватель боевой магии остановился, пытаясь сообразить, где находится источник опасности.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.