Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Легенда о Владыках Аннуна
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2
Clye
обсуждение

Цитата(Белая книга Хергеста)
Сейчас я поведаю вам легенду о Пен Аннун, Владыках Аннуна, незаслуженно забытую и существующую лишь как обычай напутственной песни новым правителям. Хотя в старину ее целиком пересказывали во время чествования царей не только на юго-западе, ее родине, но и далеко на севере, и даже за морем, что за горизонтом на юге.
Итак, слушайте о царевичах маб Ллир, хитреце Аравне, царстве Аннун и прекрасной Рианнон, что спасла его.

Под сенью вековечных лесов Кимрии, раскинувшихся на многие лиги от серых гор до самого черного моря, царствовали славной страной Дифед молодые князья Пвилл, Передир и Манавидан маб Ллир. Земли дифедские на севере, западе и юге ограничивались глубокими водами и неприступными берегами, а на востоке доходили до реки Тиви, что течет с севера от самых Зеленых водопадов.

Серьезных недругов у Дифеда не было, поэтому царевичи тренировали свое военное искусство в дифедских лесах, проводя время в охоте.

Был в Дифеде старый лес, называемый Глин Кух. Водилась в нем самая разнообразная живность, однако охотиться там по праву престолонаследия разрешалось только царским особам. В один летний день благородные братья маб Ллир затеяли в Глин Кух охоту по случаю праздника Самхейна.

Утреннюю лесную тишь прорезал звук рога. Из кустов выпрыгнул олень и, втаптывая свежеопавшие листья в дерн, промчался в чащу. Следом метнулась свора собак, а за ними выскочили несколько конников в плащах.
Один из них, широкоплечий Тернион, начальник гвардии, задержался на секунду, придерживая своего скакуна и пропуская дружинников вперед.
- Ваши псы смешались в кучу, князи! Кому же достанутся почести, когда мы настигнем этого красавца? - выкрикнул назад Тернион, стараясь перекричать топот копыт, собачий лай и быстро удаляющиеся голоса всадников, и ударил своего коня по бокам.
Орна
- Тот, кто всадит стрелу ему в бок! - рассмеялся старший царевич, Пвилл маб Ллир. Был он всегда прост в обращении и никогда не кичился ни знатным родом, ни хорошим оружием, ни богатством и царской кровью, со всеми держал себя ровно и приветливо, будь то князь или последний крестьянин. За что и слыл - добрым и странным. - Да брось, Тернион! Нет ничего лучше хорошей охоты в погожий денек! Думать о почестях ~сейчас~ - все равно, что брать жену, не видя ее. Почетно, но неудобно, - озорно подмигнул и пустил коня вскачь, следом за оленем.

Оглядел на ходу братьев: затравить оленя - благородное дело, но еще благороднее - сохранить добрые отношения в семье, не унизить младших. Что их больше обидит: игра в поддавки или отнятая добыча? Как бы то ни было, а времени в обрез - думать надо быстро, а действовать еще быстрее! Тряхнул княжич головой и в лес поскакал. Азарт охоты захватил его целиком.
Azatot
Для Манавидана охота была скорее некоей данью королевскому сану, чем развлечением, обычно же он проводил время иным образом. Но назвать ее неприятной он не мог при всем желании - азарт есть азарт. Вот и сейчас, копыта верного скакуна взрывали землю, ветки хлестали по лицу, а где-то вдалеке маячил олень, то скрываясь, то вновь появляясь на виду.

Манавидан посмотрел вокруг - почти вся свита осталась позади. Лишь он, братья, да Тернион умудрились не упустить олений след.
- Н-но, - прикрикнул Манавидан на коня.
Рядом Пвилл и Тернион перекрикивались об охоте. Манавидан присоединился к спору:
- А когда еще о почестях говорить, как не сейчас? Ведь когда поймаем - говори, не говори, и так все ясно будет.
Clye
Тернион звучно рассмеялся в ответ на переговоры братьев, что скакали следом, а потом схватил одной рукой рог, который висел на шее, и затрубил. Где-то слева послышался ответный рог и между деревьев показался Передир. Он подстегивал своего коня и смотрел прямо вперед, как будто преследовал кого-то.
Передир приложил руку ко рту и прокричал:
- Ну братцы! - услышали Пвилл и Манавидан, - Угощу же я вас сегодня вечером олениной!
И он рванул вперед.

Деревья мелькали перед глазами, лошади только и успевали перепрыгивать толстые корни старых деревьев. Впереди снова мелькнули оленьи рога и показались гнедые - с красной спиной, принадлежавшие Манавидану, черным хвостом и ушами - Пвилла, и желтыми ошейниками - Передира. На секунду олень пропал из виду, а в следующую братья увидели как свора откуда-то взявшихся волков нападает на оленя и повергает его.
Пока братья добирались до оленя, их собаки, большие числом, отогнали волков и окружили добычу.
Когда царевичи прибыли на место они увидели под деревом с толстой и обветшалой кроной, на которой густо пророс мох, поверженного оленя. Над ним ощетинившись переминались с лапы на лапу собаки царевичей, а неподалеку скалили зубы волки. Однако волки это были какие-то странные: их шерсть сверкала ослепительной белизной, уши были подчеркнуто красными, как кровь, а глаза горели огнем.
Орна
Пвилл спрыгнул с коня и, бросив поводья конюху, с обнаженным мечом направился к волкам. Внимательно к ним приглядываясь. Странные, в самом деле... Но защищать других - долг королевского сына. И сейчас старший царевич намеревался его исполнить - во что бы то ни стало не подпустить стаю к остальным. Костьми ляжет... Однако нападать он не спешил...но был готов разрубить любого волка, что сделает шаг в сторону братьев или кого-то из свиты.

Оффтоп
Azatot
Манавидан соскочил с коня и огляделся. Взгляд его быстро остановился на волках, точнее на существах, волков напоминавших. Скорее всего это были демоны или духи - но точно Ман сказать не мог.

Кем бы они ни были, надо было что-то делать, и Манавидан решил исходить из предположения, что перед ним - волки, боящиеся огня. Он поднял с земли длинную сломленную ветку, затем напряг силу воли и прошептал несколько слов. Часть силы покинула его и он почувствовал себя подуставшим - результат того, что он применил волшебство спонтанно, не подготовив его заранее. Однако не впусутую он потратил силу - ветка вспыхнула, образовав в руке факел.

Манавидан сделал шаг вперед, выставив самодельное оружие перед собой. Возможно демоны были разумными, и он не хотел нападать первым.
Clye
В иной день если кто и увидел бы то, как ветка вспыхнула в руках царевича, посчитали бы его или сыном богов, или исчадием подземного мира. Ведь хоть люди и почитали своих государей, чудес, на которые горазды только герои легенд да друиды, за ними пока не наблюдалось. Но, во-первых, кроме царевичей вокруг больше не было ни одного свидетеля - они забрели чуть не в самую глубь Глин Куха, те, с кем они пришли, давно потеряли их из виду, а, во-вторых, даже сами братья Манавидана не заметили волшебного извлечения огня - внимание их поглотили зловещие волки.

Тем временем белесые псы-волки неожиданно перестали скалиться и вздернули уши. Как раз в этот момент перед царевичами из лесу возник некий муж верхом на огромном светло-сером скакуне. На шее у него висел охотничий рог, а сам он был одет в серый шерстяной наряд, покрой которого выдавал охотника.
Он выехал вперед своих собак и заговорил.
- Никогда мне еще не доводилось видеть большего бесчестья! - проговорил он, - Вы нагло отогнали моих собак, которые затравили оленя, и спустили на него своих собственных. А в добавок обнажили мечи с явным намерением совершить над моими питомцами вред. И хотя я не вправе требовать с вас выкуп за это, клянусь, что сам причиню вам столько вреда, что это обойдется вам дороже целой сотни оленей!
Сказав это, незнакомец не шелохнулся, а продолжал стоять, ожидая ответа. Его диковинные псы уселись на задние лапы и только и делали, что поглядывали на царевичей и их собак.
Орна
- Никогда еще не доводилось мне видеть волков, верой и правдой служащих тому, кому они считают хозяином, равно и как и того, кто обнаженный меч приравнивает к нападению, - Пвилл сощурился, разглядывая незнакомца. - Я не сомневаюсь, что вижу перед собой мужа доблестного и храброго, но был бы весьма рад, окажись он еще и вежливым.

Царевич гордо выпрямился.

- Я Пвилл маб Ллир. А ты кто? Прошу, назови себя, чтобы я мог принести извинения, как полагается. Мне искренне жаль, что мы охотились на одного оленя, но я не вижу причин для ссоры. Я не знал, что вижу перед собой твоих гончих. Для меня это всего лишь волки.

Он перевел взгляд на послушно сидящих "волков".

- Теперь я вижу свою ошибку. Разумеется, добыча принадлежит тому, кто ее затравил. Твои собаки - твой олень. Такова правда.

Пвилл отозвал своих псов, приказав им сесть рядом с собой, тем самым подтверждая свои слова делом. Но меча не убрал. Ибо не знал, кто это и чего от него ждать.

Оффтоп
Azatot
Манавидан промолчал - во-первых Пвилл и так прекрасно умел разговаривать, во-вторых нет ничего хуже, чем когда два человека говорят вразнобой об одном и том же. Он решил пока слушать, а вмешиваться только если его брат будет говорить что-нибудь не то. Ветку он, однако, не погасил - лишь слегка ее опустил, чтобы хозяин волков не воспринял ее как попытку нападения.
Clye
- Мы князья западной страны Дифед и братья благородного Пвилла. Я Передир, а это - Манавидан, - добавил лишь Передир, державшийся позади.
Незнакомец выслушал и продолжил, обращаясь к Пвиллу:
- Ты хорошо говоришь, Пвилл маб Ллир из Дифеда. Однако же спрячь свой меч, если и правда желаешь вести переговоры. Ибо я Аравн Серебряный Язык, царь страны Аннун. А это мои гончие, и повинуются они только мне. Коли хочешь ты и хотят твои братья выплатить мне виру за свою вину и заслужить прощение, сделать вы это можете одним-единственным способом. Отправляйтесь в мою страну на бой Хафганом Ясным как Лето вместо меня. Пускай вы и смертные царевичи, но чую я в вас великую силу. Ну, что скажете вы?
Azatot
Манавидан от такой наглости чуть не выронил из рук факел. Конечно! Бросить престол и отправиться в иную страну - о которой он никогда не слышал! - да еще и воевать с Хафганом Ясным - о котором он тоже никогда не слышал. И все это за убитого - внимание! - оленя! Ну ничего, сейчас Тернион со свитою их догонит, тогда и поговорим.

Впрочем, решил Манавидан, посмотрим что скажет Пвилл. Скорее всего так и скажет, а если нет - поправить братца он всегда успеет.
Орна
Поморщившись на слова Передира, Пвилл вежливо поклонился в ответ:

- Что ж, Аравн Серебряный Язык, царь страны Аннун, мне, Пвиллу маб Ллир, искренно жаль, что между нами произошло недопонимание, и я прошу у тебя прощения, - царевич поклонился. - Олень твой. Однако никакого урона мы не причинили, ни тебе, ни твоему оленю. С нас не за что брать виру. Или, может быть, ~нам~ стоит просить виры у тебя за твои угрозы? Как думаешь?

- Есть старинная шутка, что когда встречаются два правителя, говорить они могут лишь о войне, - усмехнулся Пвилл. - Я скажу, что у Аравна Серебряного Языка дела обстоят слишком плохо, если он ищет помощников в битве со своим врагом ~таким~ способом. Прости, Аравн, но твои действия недостойны. В них нет чести. Только очень большая нужда могла заставить мужа благородного и честного, каким ты, вне всяких сомнений, являешься, пойти на столь низкий поступок, как угрожать другим расправой за то, что ~ты сам~ не понял их действий. Нет ничего дурного в желании защитить себя и своих друзей от диких животных, за которых мы приняли твоих собак. Но ни одна из них не пострадала.

- Ты хотел получить оленя, и я отдал его тебе. Но теперь ты желаешь получить еще и помощь. А ~так~ помощи не просят. Попроси, как положено, и получишь.

- А меч я вложу в ножны тогда, когда увижу перед собой того, кто способен вести переговоры, а не угрожать. Поклянись нерушимой клятвой, что не причинишь вреда ни нам, ни нашим подданным, ни нашему царству, и я отвечу тебе тем же и уберу оружие. Будет мир между нами, и я помогу тебе, чем смогу, в твоих трудностях. Слово князя.

Оффтоп
Clye
Не успел царевич договорить, как взор его и его братьев затуманился, и их посетило видение. Как будто из тумана, в который неожиданно погрузились князья, каждому из них привиделся лик некой девы, пленявший своей красотой. Дева подняла глаза и молвила, протягивая к ним из-за пелены руки, как в мольбе, и голос ее был певуч и сладок, однако же полон горести:
- Славные князья, Передир, Манавидан и Пвилл! Молю, не противьтесь року! Поступитесь своей гордостью, посмотрите за слова Аравна и вы увидите манящую длань судьбы. Знайте, перед вами не смертный муж, слава об Аравне выходит далеко за пределы его страны. Сила его велика! Не наживайте в его лице врага, ибо, вижу я, станет он сильным союзником и вам, и вашему государству!
Лик прекрасной девы растаял, рассеялся туман и они снова оказались в лесу.

Тем временем Аравн звучно рассмеялся, от его громового смеха полетели с деревьев листья, а у псов вспыхнули огнем глаза.
- Призываю богов в свидетели! - воскликнул Аравн, вскинув голову и руки к небу, а затем снова обратился к Пвиллу, - Был урон или нет - решать мне! Вы нанесли мне обиду и не торопились перед тем завести переговоры. По закону чести я требую платы! Или же вам в Дифеде незнакомы сии законы?
Рука его скользнула на рукоять меча, что находился в ножнах.
Орна
Пвилл нахмурился и, спрятав меч, вскочил на коня. Разговор о чести утомил царевича, не видевшего в действиях незнакомца ни капли чести. А еще он искренно не хотел с ним ссориться, но и поощрять недостоинство не собирался. Что, царь Аравн, не нравится, когда с тобой говорят так, как ты говоришь с другими? Воистину несчастны его подданные, если все они рабы этого жестокого тирана, который даже с правителями чужой земли говорит как со слугами.

- Мне неизвестно твое царство и его законы, у нас в Дифеде другие законы чести, и ты нарушил часть из них. Ты не представился, начав разговор, не спешился, разговаривая с равным тебе по происхождению, ты угрожал ни за что и требовал больше того, что мы можем тебе дать. Я простил тебе это и жду ответного дара. Но ты по-прежнему хочешь большего. Мне не о чем больше говорить с тобой. Если твоя совесть велит тебе покарать того, кто уже принес тебе свои извинения, - значит, нет в тебе чести и нет мужа бесчестнее и подлее тебя. Таковы -наши- законы чести. Прощай. И пусть тебе больше никогда не встретятся те, чьи обычаи отличны от твоих.

Пвилл развернул коня и поскакал прочь. Его не волновал этот царек, возомнивший себя богом. Если он сильнее, бесчестно кичиться силой. Если он слабее, то он просто глуп. Если ему хватит совести ударить в спину - значит, он не стоит разговора. А Дева... а что Дева? Они, увы, незнакомы, замуж ее не возьмешь и детей она не родит - значит, ее можно не слушать. Не говоря о том, что это может быть лишь колдовская уловка того же Аравна.
Azatot
Если бы Манавидан слышал мысли Пвилла, он бы ответил: "Как что Дева?" - ведь сам он читал древние свитки, в которых говорилось о волшбстве друидов - и даже сам пытался ему научиться, однако поджигание ветки оказалось едва ли не пиком его возможностей. Так что либо Дева была миражом, навеянным Аравном, и в таком случае он был воистину великим чароплетом, либо же она была настоящей, и также с немалыми колдовскими возможностями.

И поэтому, неожиданно для себя, но, вероятно, и для своих братьев, Манавидан не последовал за Пвиллом, а наоборот, сделал шаг вперед.
- Аравн, я не буду ни упрям, ни спешен. Меня зовут Манавидан маб Ллир, хоть ты это уже и знаешь. Твое требование с первого взгляда - смешно, и за куда меньшее я бы рубил голову. Однако я чувствую в тебе нить судьбы и великую силу, а потому вложу меч в ножны, - Манавидан отбросил факел, - и выслышаю тебя. Однако и ты соизволь рассказать чуть болше, чем успел доселе. Братья! - обратился Манавидан к Пвиллу и Передиру, - надеюсь вы вместе со мной выслушаете этого мужа. - Затем он обратился к Аравну, - я прошу тебя, начинай. Мы выслушаем тебя и ответим тебе.
Clye
Спешился и Передир. Он подошел к Манавидану и стал подле него, произнеся лишь: "Я стою вместе с братом Манавиданом".
У него в памяти еще слишком сильно было поразившее его видение безымянной девы.

Во время речи Пвилла, Аравн все больше и больше хмурился, а его руки все сильнее и сильнее сжимали узду. Однако, слова Манавидана и Передира, похоже, подействовали на него.
- В одном твой старший брат прав - довольно слов. Я сказал все, - молвил Аравн, - Сегодня в моем лице вы нажили себе могучего врага. Великие бедствия обрушатся на вашу голову, а также на головы ваших подданных, ежели вы не исполните мою волю. А воля моя такова: идите в мое царство, Аннун, убейте Хафгана Ясного как Лето и вы получите мое прощение и дружбу.
С этими словами он указал рукой по правую руку царевичей и лес в том месте расступился.
- Вот дорога, что скрыта от моего врага. Идите по ней и не сворачивайте, пока не дойдете до Аннуна... Или идите за ним, - Аравн кивком головы указал на Пвилла, - и испытайте свою судьбу. Но знайте, что я и в том, и в другом случае останусь в выигрыше.
С этими словами конь Аравна заржал, встал на дыбы, а затем умчал своего всадника вглубь леса. Белые псы скрылись с такой же скоростью, с какой появились. Перед царевичами остался лишь лежащий на мокрых от крови листьях убитый олень.
Azatot
Манавидан бросился к коню, на ходу крикнув Передиру:
- Быстрей! Нам надо нагнать Пвилла!
Затем вскочил в стремена и пустил коня за братом. Все его нутро говорило ему, что нет, не бывает таких розыгрышей. Все это было - было по настоящему, и будь он проклят, если они не согласятся. Останови кто сейчас Манавидана, дай ему оплеуху, да крикни: "Очнись! Подумай головой - ну какой Аравн? Иди, возвращайся в замок - будет тебе счастье," - может у нашего сказа был бы другой конец. Но не нашлось в гуще леса такого человека, и лишь птицы наблюдали, как два брата скакали за третьим - уговаривать его бросить все и отправиться с ними в другой мир.
Clye
можно сказать, совместно с Орной

Братья нагнали Пвилла в небольшой роще, что была отделена от остального леса ручьем, и окликнули его.
- Ну что, догнали? - добродушно хохотнул Пвилл.
- Брат! - ответил ему Передир, - Не нужно ли нам было обсудить слова Аравна, и уже потом принимать общее решение? Прости меня, но я, к примеру, стремлюсь пуститься в путешествие. Следуя не столько указаниям Аравна, сколько мановению сердца, - при этих словах он вскинул подбородок и добавил, чуть понизив тон, - Со мной солидарен брат Манавидан.
И он обратился к Манавидану за поддержкой.
Вдалеке послышался приближающийся звук дифедского рога.
Azatot
- Пвилл, - сказал Манавидан, - стой. Ты ведь знаешь, насколько я обычно осторожен в своих решениях. И ты знаешь, что я почти никогда не делаю чего-либо, не обдумав это хорошенько. Так вот, это наверняка плохой довод, но иного у меня для тебя нет, а врать я тебе не хочу: я пойду за Аравном. И, - быстрый взгляд в сторону второго брата, - Передир, видимо, тоже. Я слышу вдалеке рог Дифеда - он наверняка воспротивится такому развитию собутий. А потому - решай: ты с нами, или... - Манавидан развел руками, - ...сам по себе?
Орна
Пвилл обернулся на слова Передира, и на лице его, простом и спокойном, обнаружилось удивление.

- Брат, когда это я приказывал что-то вам двоим? Пусть я старше вас, но и вы уже давно не отроки - мужи зрелые, сами за себя решить можете. Хочешь странствовать, Передир, - странствуй, кто тебе запретит, брат? Кроме твоей совести... Только не огорчай меня: коль таково твое желание - Аравн тут не при чем.

Выслушав и Манавидана, Пвилл серьезно ответил:

- Да, я знаю, что ты очень разумен и осторожен. Иногда даже чересчур, но если и ты хочешь делать то, что тебе приказал муж чужой и приязнью к тебе не страдающий - что ж, это твой выбор. Желаю тебе успеха, только в дальних краях постарайся не забыть, кто тебя родил и воспитал. Я думаю, это будет хорошей наградой за усилия отца с матерью.

Но в ответ на последние слова младшего Пвилл нахмурился:

- Манавидан, ты говоришь, как будто не брат мне... Ты хорошо меня знаешь: я не стану выбирать между своими и чужими. И если братья мои желают покинуть родичей - значит, так тому и быть, но ведь кто-то должен позаботиться о королеве? Было бы недостойно бросить ее одну, без мужской руки, и хоть мир у нас сейчас в королевстве, грустно ей будет, если все дети покинут ее разом. Не подумал ты об этом, брат, - я не корю тебя, но как старший обязан покрыть твой поступок, коль скоро не собираюсь противиться тебе. Ступай с миром. Пока нет у нас наследника - кто-то один должен быть с матерью, и раз вы оба смотрите вон из дома - видно, остаться моя доля.
Azatot
- Пвилл, да ты... да ты... Черт, да как же ты прав, а! - Манавидан радостно захохотал. - Дьявол, наваждение какое-то! Прости меня за - да в общем за все. Я был не прав - мой долг оставаться с семьей. Передир, и ты меня прости. Я... Я остаюсь. Меня до сих пор тревожит Аравн, но это же не повод так срываться. Если он к нам сунется, мы его встретим на нашем поле. Кто к нам с мечем придет... Братья, еще раз, простите меня.
Clye
Передир тоже улыбнулся, но улыбка его была печальной.
- Как же я могу пойти против своих братьев? - сказал он, разводя руками, - В твоих словах есть правда, Пвилл. И уж если кто пойдет на Дифед войной, то у него будет три его царевича, что встанут на защиту.
Так восстановилось между братьями понимание, хотя у Передира с тех пор не могло успокоиться сердце при воспоминании о деве, что привиделась ему в наваждении.

Звук рога прозвучал во второй раз совсем близко. И вот из-за деревьев вышел отряд конных воинов и по одежде их братья признали дифедских дружинников. Заметив царевичей, всадники поскакали в их сторону, и их предводитель, в котором братья узнали их верного друга Терниона, затрубил в рог воинственный зов.
Всадники, числом шестнадцать, окружили братьев. Тернион, уперев тупой конец своего длинного копья в землю, окинул взглядом царевичей.
- Кто вы и по какому праву находитесь в королевском лесу? - не слишком дружелюбно произнес он, обращаясь к ним.
Azatot
Тернион, ты что, совсем... - Манавидан не договорил фразу. Аравн! Чародей наколдовал напоследок какую-то гадость, которая то ли помутила рассудок Терниону и дружинникам, то ли изменила облик Мана и его братьев. Манавидан осмотрел кольцо воинов. Двое из них, как показалось ему, держали копья ниже чем следовало, да и вообще казались расслабеными. Манавидан направил своего скакуна между ними и стукнул его по бокам. - За мной, братья!
Орна
- О боги, Манавидан! - только и воскликнул Пвилл, пуская своего коня следом.

Совсем не то хотел сказать Пвилл братьям, и хоть сердце пригрели ему их слова, все же неспокойно ему было, что отговорил он братьев от того, что те хотели. Впрочем, хотели ли...? Может, Манавидан прав и это было наваждение.

- И меня простите, братья. Я искренне не хотел идти против вас и скорблю, если слова мои были чересчур резки.
Clye
Дружинники Терниона, видимо, растерялись, услышав, что их начальника знают по имени эти незнакомцы (как казалось им из-за наваждения Аравна).
Со скоростью молнии один за другим царевичи вырвались из круга всадников и помчались, не разбирая дороги. Дружина Терниона рванула за ними.
- Стойте! Именем царя Аравна! Стойте! - кричал вслед их оплетенный чарами друг Тернион.
- Аравн сделал себя царем нашей страны! - воскликнул Передир, подстегивая разгоряченного коня.
Братья нырнули с поляны в чащу. Их коням приходилось то и дело прыгать через высокие кусты ежевики, чтобы не запутаться в ветках. Но стража Дифеда, быстро настигала их, окружая полукругом. Над головами царевичей между стволов замелькали два охотничьих сокола, которых пустил Тернион.
Впереди, шагов через триста, деревья неожиданно заканчивались, а по земле стелился туман. Уклониться вправо или влево всадникам не позволили бы стражники Терниона, которые перехватили бы их в два счета.
В этот момент к братьям обратился женский голос, похожий на тот, что они сегодня уже слышали.
- Прикройте своим коням глаза, царевичи, и прыгайте до того, как вступите в туман, - сказал голос.
Орна
Вырвавшись из окружения, Пвилл не стал долго мудрствовать, а развернул коня навстречу страже.

- Я их задержу! - бросил он двум другим братьям и повернулся к Терниону и остальным. Сама мысль о бегстве была неправильной. Он устремился вслед за Манавиданом лишь потому, что не хотел оставлять брата одного, а сам не успел подобрать правильные слова для Терниона, но теперь минута слабости осталась позади. Принц знал, что он должен сделать, и сделал. Он собирался сдаться страже и, пусть делают, что хотят. Он не осквернит свой клинок кровью своего, но и братьев от погони убережет.

Услышанный им уже после принятого решения голос не понравился, все это слишком сильно смахивало на ловушку, но братья хотели убежать, а он, Пвилл, обязан помочь им в этом. И на этом он будет стоять. До конца.

Тумана царевич так и не увидал.

Заявка
Azatot
Манавидан услышал крик Пвилла слишко поздно - точнее, в прыжке. Земля под ним куда-то ичезла - он летел над пропастью, вернее бездной. Время также изменило своему привычному течению, и Манавидан, обернувшись назад, увидел как старший из братьев развернул коня и встретил Терниона.

"Дурак!" - подумалось Ману, - "зачем? Остаться там - верная погибель. Прыгнуть в туман - лишь возможная. Зачем, брат, зачем?" Впрочем мысль эта быстро уступила место страху - а куда, собственно, он сейчас летит? Разве не являлась эта дева, настоящая либо иллюзорная, союзником Аравну? А теперь он летит к ней в ловушку... И что хуже, они с братом разделились. Кстати, брат! Манавидан поискал взглядом Передира и облегченно вздохнул - тот летел над той же пропастью немножко поодаль.

Подобно мыслям о брате, оставшемся позади, страх неизвестного уступил место спокойствою и размышлениям - разве мог он НЕ прыгнуть, когда за ним гнались всадники Аравна? - и принятию судьбы.

Полет меж тем подошел к концу, и конь Манавидана коснулся копытами земли.
Clye
Судьба Манавидана

Но рядом с Манавиданом не оказалось ни Пвилла, ни Передира.
На другом конце пропасти всадники потоптались, а потом прозвучал рог и они скрылись из виду принца.
Перед царевичем предстал лес - более дремучий, чем Глин Хук, и заметно более высокий. Между веток виднелась густая паутина, и сверху на землю медленно опускался туман. Несмотря на летнюю пору, в этом лесу было до неприятного прохладно, а в небе, где-то за слоем облаков, тускло светился лишь маленький шарик.

Подбитые олени

Дифедское копье пронзило кольчугу Пвилла и сбило его с лошади. Удар скользнул вдоль спины царевича и оставил длинный шрам, но жизнь не забрал.
Как только промчался мимо атаковавший Пвилла всадник, за ним проследовало еще двое. Они проскакали между деревьев в поисках лучшего пути для разворота, и, снова приготовив копья, нацелились на Пвилла. В другой стороне послышался рог и тут же оттуда показалось еще несколько всадников во главе с Тернионом, быстро приближавшихся к царевичу.
Неподалеку от Пвилла Передир неудачно направил коня и налетел на дерево. Преследовавшие его дружинники тут же окружили Передира. Он лежал на траве, держась за бок, но тут же попытался встать. Один из всадников взмахнул тупым концом копья, отчего Передир рухнул на землю и больше не двигался.
Орна
Ратиться для Пвилла не так уж и ново, да и всех этих стражников он наперечет знал, со всеми дрался на молодецких забавах, про всех знал, у кого какие недостатки, и они про него все знали. Но убивать, тем более своих, царевичу еще не приходилось. "И не придется", - стиснул зубы мужчина и, выхватив меч, покрепче обхватил его обеими руками и встал в оборонительную позицию. Спиной на север, чтобы позади врагов не было. Стараясь не смотреть на Передира. Здесь и сейчас ему нужно только одно: захватить одного из стражников живым, желательно Терниона, подрубив ноги его коню. Животное, конечно, жалко, но людей жальче. Избежав чужого удара перед этим - если получится. Как только конь падает - бежать к упавшему и приставлять меч к горлу, надеясь, что остальные остановятся. А если не остановятся... об этом Пвилл будет думать позже, сейчас - сосредоточиться, они уже рядом.

Заявка
Clye
Кони были совсем близко. Их всадники чуть замедлили ход, намереваясь обезоружить царевича и увезти с собой. В последний момент Пвилл рванулся вперед к лошади Терниона, одним движением меча отвел копье, а другим - полоснул по передней ноге лошади. Та подалась вниз, а Тернион от неожиданности потерял равновесие. Тогда Пвилл дернул на себя копье, которое тот держал в руке, повалил Терниона на землю, ухватил его и приложил к его горлу окровавленное лезвие.
Как раз в этот момент раненый конь повалился на землю.
Всадники столпились вокруг. Кто с выражением страха на лице, кто - злобы, а кои-чьи лица не выражали ничего. Один из них протрубил в рог.
Орна
Это был момент истины. Пвилл всегда знал, что не сможет убить своего, но там - впереди, под деревьями, теперь скрытый спинами других стражников, - Передир. И сердце изнывает от нетерпения и досады - когда же, когда он сможет увидеть брата, убедиться, что тот жив, что с ним все в порядке? Но Пвилл - царевич, и этого не отнять.

- Принесите второго, - устало приказал он. - Того, что лежит там, - кивок в сторону Передира. - Того, кто был со мной.
Azatot
Конь Манавидана ступил на землю. Ман огляделся в поисках братьев, однако никого не обнаружил. Приложив руки ко рту, он прокричал:
- Эй! Пвилл! Передир!
Однако ничего в ответ не услышал.
- Черт бы побрал его тягу к подвигам, - пробормотал Манавидан, спешился и осмотрел местность вокруг себя на предмет лазейки назад, к братьям. Ничего не найдя, он ругнулся (не будем приводить здесь в точности слова огорченного королевича) и снова заскочил в седло.
- Ну что, конь? Поехали, что ли. - Вздохнул он, слегка стукнув животное по бокам. Только теперь он осознал, что очутился в совершенно ином лесу, и теперь, во время бесцельной езды вперед, он оглядывался по сторонам, желая разглядеть как можно больше.
Clye
Подбитые олени

Всадники стояли и смотрели на Пвилла. Тернион, придя в себя после падения, сделал знак рукой. Один из всадников повернул голову и пронзительно свистнул. Пвилл увидел, как двое спешились возле того места, где был Передир, и подняли того. Передир, кажется, пришел в себя, но лица его Пвилл не мог разглядеть из-за волос, что скрывали его.
Стражники подвели волочившего ноги Передира к Пвиллу. Передир освободился от них и встал прямо. Его шея была окровавлена, и кровь сочилась из левой скулы и носа. Взгляд Передира передал смешанные чувства, которые он испытал, увидев, что Пвилл приложил лезвие к горлу их потерявшего рассудок друга и наставника.

Судьба Манавидана

Уныние царевича передалось и коню, и он побрел, прижав уши к голове, и то и дело спотыкаясь о скрытые туманом корни.
Вскоре Манавидан выехал на некое подобие дороги. Стелившийся по земле туман исчез, но дымка делала дорогу непроглядной уже в ста шагах. Конь шел, бесшумно ступая по заросшей тропе. С обоих краев ее обступали толстые стволы деревьев, кроны которых скрывались в тумане.
Вдруг конь заржал и попытался встать на дыбы. Из-за стволов показались фигуры с луками. Впереди из тумана выскочило несколько человек и тоже натянули луки, кроме одного.
- Проезд по этой дороге стоит денег, дин, - выкрикнул один из них, что стоял без лука.
Его голос звучал молодо, а тон был даже задорным.
Орна
Один взгляд на Передира, и Пвилла слегка отпустило.

- Благодарю, - облегченно произнес царевич. - А теперь уходите и не оборачивайтесь. Туда, - царевич кивнул в сторону леса. - Двух лошадей оставляете - потом поймаете наших взамен. Вернетесь через час, и я, клянусь жизнью, никого не убью и не раню.

- О преследовании даже не думайте, иначе я за себя не отвечаю, а тому, кто послал вас, скажете, что если он хочет поговорить - пусть приходит один и без оружия, и никакой обиды ему причинено не будет. В противном случае разговора не будет. Ступайте!
Clye
- Ты что-то много раздаешь указаний, юнец, - произнес размеренно Тернион, у горла которого все еще держал лезвие меча Пвилл, - Сдается мне, ты не в том положении для этого. Ты можешь попытаться убить меня и можешь даже в этом преуспеть, но в ту же секунду тебя и твоего дружка проткнут двадцать копий, - он говорил и лезвие терлось о его щетину, - А если ты заберешь меня в качестве пленника, то моя дружина последует за тобой хоть в подземный мир. Это их долг. И мой. Поэтому я не отпущу тебя. Либо отведу на судилище, либо прикончу тут же.
Тернион замолчал. Всадники напряженно наблюдали за Пвиллом, направив на него оружие. При упоминании Тернионом копий, некоторые поудобней ухватили рукояти.
Передир стоял как в прострации и беззвучно шевелил губами. Где-то вдалеке пролаяли собаки.
Azatot
Совместно с Clye.

Манавидан сильно пожалел об отсутствии Терниона с дружиной.
- И кому же, позволю себе поинтересоваться, пойдут эти деньги?
- Пыльному Ногтю, - с охотой ответил разбойник, и его улыбка стала еще шире, - Уверяем вас, деньги пойдут на благотворительные цели. И конкретно - на содержание общества неимущих голодающих сирот.
Очевидно, шутка пришлась по вкусу соратникам Пыльного Ногтя, потому что они разразились громким смехом, который доносился до Манавидана со всех сторон.
Молодчик, что держал речь, повертел мечом, наслаждаясь реакцией.
- Эти сироты перед вами, - вкрадчиво сказал он Манавидану.
"Сироты" снова натянули луки.
- Не могу сказать, что с радостью отдал бы вам свои последние гроши. По счастью, мне этого говорить и не придется, так как свои свои последние гроши я оставил там, откуда не смог бы их теперь добыть при всем желании, - сказал Манавидан, абсолютно не солгав. Кто ж берет с собой деньги на охоту? И кто расчитывает, что охота закончится не в том мире (ну, или хотя бы лесу), где она началась? - Однако скажите-ка мне... Вы что-нибудь слышали об Аравне?
Орна
- Как прикажешь, начальник, - грустно усмехнулся Пвилл и, с молниеносной скоростью наклонившись к Терниону, левой рукой перевернул его, а правой ударил пленника рукоятью меча по затылку. В следующее мгновение царевич распрямился с ношей на плечах - обмякшим и безвольным командиром собственных телохранителей.

- Не вам рассуждать о долге, который вы нарушили, напав на нас, - сурово обратился он к остальным. - Можете следовать за нами хоть на край света, но тогда не видать вам Терниона, как своих ушей. Идем, Передир, - и княжич отправился ловить лошадей.

Заявка
Clye
Подбитые олени

Не успел Пвилл договорить последнюю фразу, как раздался пронзительный свист, который сбил с ног спешившихся стражников и заставил покачнуться самых крепких из них. Откуда ни возьмись со всех сторон на всадников накинулись собаки с желтыми ошейниками - они остались верны своему хозяину, ведь именно Передир, улучив момент, издал протяжный свист, который и призвал их.
Псы повалили дружинников Терниона, а в это время Пвилл и Передир запрыгнули на коней. Пвилл сумел посадить Терниона перед собой и схватить на лету узду коня, всадник которого пытался отбиться от собак Передира. Передир, подхватив один из мечей стражников, сделал то же самое.
После поллиги сумасшедшей скачки, Передир снова оглушительно свистнул, и с ближайших деревьев слетели листья. Лай приблизился - собаки отпустили свои жертвы.
- Бегите домой, мои гончие! Будьте свободны, но помните своего хозяина, как вспомнили его вопреки чарам Аравна! А когда страна будет свободна от него, возвращайтесь мне на службу! - прокричал Передир и снова издал замысловатый свист, после которого собаки исчезли.
- Это меня Рианнон научила, - довольно заметил Передир брату, хотя тот пока и не спрашивал, и вытер рукавом кровь с лица.

Судьба Манавидана

- Слыхал, - ответил Пыльный ноготь Манавидану, - Трактирщик в Сванси. Он думает, я ему денег должен. А что, дин, ты от него?
- Да чего ты с ним болтаешь? - проговорил раздраженно лучник позади Ногтя, - Вон как он разодет! Да еще кобыла знатная. За такую можно всю Сванси выкупить! Не верю, что у него ни гроша!
- Это верно, - заметил Ноготь, поглядывая на Манавидана, - Такие господа здесь редкость. Тем больше он должен заплатить, чем выше его положение, верно?
Разбойники дружно и одобрительно зароптали. Как раз когда они замолкли откуда-то очень издалека послышался тихий свист.
Орна
Пвилл улыбнулся на слова младшего.

- Рианонн? - слегка приподнял брови, но тут же перевел разговор на более насущную тему (мало ли какие подружки у брата - не его это, Пвилла, дело - лезть в чужие отношения): - Как ты брат? Серьезно ранен? Я думаю, доберемся до ближайшей деревни, оставим там Терниона, подлечим тебя... а там видно будет.

О своих намерениях Пвилл решил не распространяться. Мало ли...
Орна
(совместно с Clye)

Передир некоторое время глядел на брата, а потом сказал:
- Ты прав, Пвилл. Нужно заняться тем, что по-настоящему важно. Выйдем из Глин Куха и будем надеяться, что погони какое-то время не будет... Зачем ты забрал Терниона?
Пвилл покачал головой:
- Я не предлагаю останавливаться. Заглянем в Менай или в Каднант, сдадим этого героя на руки местным, возьмем, что надо для тебя, и поедем дальше... Терниона? А ты не догадываешься зачем? Что бы им помешало напасть на нас, если не их командир? Псы-то уже потом появились... Но ты не сказал, как себя чувствуешь, брат, - напомнил он.
- Не знаю что можно будет найти в этих деревушках, - ответил Передир и добавил, улыбнувшись, - Я в порядке. Мне помогли.
Внезапно он помрачнел.
- А как же наш брат, Манавидан? Что случилось с ним? Я видел, как он нырнул в туман. Похоже, стражники Терниона его не сумели схватить. Возможно ли, что он сейчас плутает по лесу, в поисках нас?
Пвилл стиснул зубы. С сомнением оглядел брата, не снижая скорости езды. Минуту он молчал, только желваки ходили вверх-вниз, потом он опустил голову и сказал:
- Ты ведь слышал ту женщину? Каждый сделал свой выбор. К тому же деревья заканчивались там, где начинался туман, так что если брат где и бродит, то точно не по лесу.
Он опять помолчал, подбирая слова.
- Мы уже говорили об этом. На мне ответственность - за страну, за мать, теперь еще и за Терниона. И если брата не схватили - то это хорошая новость. Ты хочешь отправиться искать его?
Некоторое время Передир раздумывал над словами Пвилла.
- Ты говоришь мне, что не стоит беспокоиться за Манавидана, - сказал он наконец, - Пожалуй, что так. Удаль его известна. Да и не знаю, сможем ли мы сами разыскать его, особенно с Тернионом... Главное, чтобы брат не счел недостойным наше решение. Но я уверен, что ничего такого не произойдет, сумей мы достоверно пересказать что за выбор сейчас перед нами.
Тем временем братья выехали на тропу.
Передир придержал своих коней.
- Ты узнаешь эту тропу? - спросил он Пвилла, - Она приведет в Каднант, если выбрать правильные развилки. Ты уже придумал как расправиться с самозванцем Аравном?
- Брат, - улыбнулся Пвилл. - Я беспокоюсь за Манавидана, но я ничего не могу сделать. Пока. Со временем все может измениться. Будем уповать на лучшее, а делать то, что можем и должны. Что касается Аравна - сначала я должен найти доказательства его вины, тогда будет видно. Рубить сплеча в таком деле, по-моему, не стоит.
Azatot
Манавидан обдумывал возможности - убежать? Точно стрелу в спину получить. С мечом накинуться? От меча же и слечь. Впрочем... Некоторые группы подобных разбойников чли некие кодексы чести. Шансов было немного, но попытаться-то можно было. Дуэль! В конце-концов, всех царевичей обучали сражаться на мечах. Пусть Манавидан и уступал в этом деле братьям, но с бродягами, которые быть может на мечах только и побеждали, что грубой силой, у него могли быть шансы.
- А не много ли вас на одного меня? Давайте так: поединок на мечах. Если побеждаю - вы меня отпускаете.
Clye
вместе с Azatot

Некоторое время Ноготь раздумывал, а потом опустил меч и, ничего не объясняя, выкрикнул:
- Йован!
Лучники опустили оружие и приготовились смотреть, что произойдет на дороге. Кто-то даже уселся на землю в ожидании зрелища.
- Йован! – снова позвал Ноготь, избегая взгляда Манавидана.
Из-за деревьев показалась крупная полуголая фигура.
- Тут я, - сказал Йован низким голосом, спрыгивая на дорогу. Насколько можно было судить, на нем не было ни оружия, ни доспеха. Только серая перевязка на бедрах, которая, видимо, была тем, что осталось от белого хитона.
- Йован, намечается дуэль, - сказал Ноготь и указал на Манавидана.
Йован окинул взглядом того и повернулся к Ногтю:
- По закону чести?
- По закону чести… - подтвердил Ноготь.
Йован вздохнул и добавил:
- Только пусть он слезет с лошади.
Ему дали меч, а еще щит, и он стал в стойку.
- Предлагаю до первой крови, - выкрикнул он из-за щита, кажется, не столько Манавидану, сколько своим товарищам.
Ноготь сделал неопределенный жест, который мог означать от «вот еще!» до «сами разбирайтесь».
- Пусть будет до первой. - Согласился Манавидан. Не столько из великодушия, сколько из подстраховки на тот случай, если Йован окажется более искусным воином. Во всяком случае, вид его Ману не понравился.
- Эй, парни, мне-то щит тоже киньте! - Сказал он лезая с коня. Затем, вынимая из ножен оружие, добавил:
- А меч у меня найдется.
Манавидану подали щит - круглую деревянную пластину из скрепленных вместе толстых досок диаметром с локоть, обитую железом по краям. Впрочем, у Йована щит был точно таким же.
Как только Манавидан был готов, Йован сделал выпад и ткнул мечом в намеченную цель.
Манавидан парировал удар щитом, так как ему показывал мастер который его когда-то учил, однако сделал он это далеко не идеально, хоть удар и был весьма простым. Сказывалось осознание цены ошибки. "Успокойся, - думал Манавидан, - правила игры те же. Он бьет - ты парируешь, потом наоборот. А судя по первой атаке, опасаться тебе нечего." Однако Манавидан решил пока не атаковать самому - а подождать, изучить технику соперника, войти в ритм боя.
Clye
Судьба Манавидана

совместно с Azatot

Йован совершил еще один выпад, столь же бесхитростный, как и предыдущий.
"Ладно, - решил Манавидан, - перейдем в наступление." Он двинулся на соперника, держа его чуть левее себя и прикрывшись щитом. Неожиданно он сделал рывок под ноги грузного оппонента, намереваясь рубануть по ногам.
Но Йован успел подпрыгнуть и пнуть Манавидана по затылку, послав того лицом о землю.
Манавидан поднялся настолько быстро, насколько смог, и, весь в пыли, увидел Йована, несущегося на него.
На этот раз атака силача была быстрее предыдущих и Манавидан едва успел отскочить назад.
Тут царевич вспомнил один трюк, которому его когда-то научили его мастера-фехтовальщики. Выставив щит вперед, он отвел меч назад так, скрывая оружие от глаз Йована, и двинулся в наступление. Резко отведя меч соперника Манавидан проделал атаку мечом. Йован отмахнулся щитом от атаки и теперь уже Манавидану пришлось блокировать атаки разбойника.
Йован перешел в нападение. Его атаки стали быстрее и яростнее, однако защитой он пренебрег.
Но воспользоваться этим Манавидану не представлялось возможности - под шквалом ударов он целиком ушел в собственную оборону, лишь пару раз попытавшись совершить контратаку.
Рука со щитом неимоверно устала. Рано или поздно свершилось то, что должно было - очередной удар вышиб щит из руки Манавидана и услал его куда-то вбок. Следующий удар проделал длинную царапину на левой руке царевича, а сам он, почти оглушенный, свалился на землю.
Поле боя пронзил сначала победный клич толпы, а потом - скорбный стон. Но исходил он не от поверженного царевича. Силач Йован, побросав свое оружие и доспех, сидел на обочине и горестно стенал.
- А, Йован, опять ты все испортил. Даром что выиграл у других право на дуэль, - закатил глаза Пыльный Ноготь.
- Йован думал, что преодолел свой страх крови, но Йован был неправ. Йован хотел показать всем... - понуро проговорил силач.
- Ну, будет тебе, Йован, - сказал лучник, что был неподалеку от него.
- Йован проиграл! - выкрикнул Йован и от злости вбил два своих кулака в землю.

Подбитые олени

Братья царевичи и их околдованный и обездвиженный товарищ выехали из леса на тропу. Если ехать отсюда по тропе вправо можно было попасть в деревушку Каднант, где царевичи устроили днем ранее стоянку перед охотой. Налево тропа вела в деревню Менай. От обоих городков было примерно одинаковое расстояние до столицы - три дня пути.
Azatot
Манавидан поднялся с земли. Происходящее рыдом с ним походило на представление шутов, которые когда-то в детстве выступали перед королевской семьей в замке. Гигант сидел на земле и стенал, молотя по земле кулаками.

Манавидан нашел взглядом Пыльного Ногтя. В его ответном взгляде нельзя было чего-либо прочитать. А это могло бы пригодится, учитывая сложившуюся ситуацию: с формальной точки зрения, Манавидан проиграл, ведь первая кровь все еще продолжала сочиться из раны на руке. С другой стороны, редка та ситуация, в которой победивший сидит на земле и едва не рыдает, а проигравший возвышается над ним с мечом в руке.

- Ну что, Ноготь? Победа моя. - В это фразу Ман вложил всю свою королевскую натуру. Нередко бывало, что фраза сказанная правильным тоном заставляла людей менять свое мнение. - Верните моего коня, и я поеду дальше.
Clye
с Azatot

Разбойники зароптали, заколебавшись от слов Манавидана. Но Ноготь свистнул и все замолчали. Даже Йован перестал кричать.
- Йован показал себя, - сказал Ноготь, - И ты показал себя. Все видели, что ты был на волосок от смерти. Но устоял. А Йован... он недостоин своей победы.
Йован всхлипнул.
- Ноготь, ты видел как он держал атаки Йована? - сказал кто-то из лучников.
- Да, никто так долго не мог продержаться... - согласился другой.
- Да, да, - забормотали вокруг.
- Возьмем его в предводители! - проревел Йован, вскакивая.
- Да, точно, возьмем! - закричали разбойники.
Ноготь посмотрел на Манавидана.
- Йован поверг много врагов и забрал их силу себе. Это было прежде, чем его постиг недуг кровобоязни, - он покачал головой, - Но он сильный воин и каждый лень тренируется. Да, Йован? - он похлопал силача по плечу.
- Нашего бывшего лидера, Пустую Глазницу, - продолжил Ноготь, обращаясь к Манавидану, - убили несколько дней назад. Я занял его место, но не совсем по праву... На нас напали хорошо вооруженные воины. Почти так же хорошо вооруженные, как ты. Они ускакали на север и с тех пор мы их преследуем. Только Пустая Глазница мог управиться с Йованом. А ты показал, что тоже не лыком шит. Так что скажешь? Займешь его место? А мы будем служить тебе своими мечами и луками.
- И топорами! - выкрикнул кто-то.
- И топорами, - добавил Ноготь, улыбаясь.
Манавидан собрал свои мысли. Ему не очень-то нравилась идея возглавить толпу головорезов, но он искал Аравна, и ему мола пригодиться любая помощь. Тем более столь... многочисленная.
- Ваше предложение льстит мне. Однако вы должны понимать, что если вы вступите под мое знамя, то вам придется уйти с этой дороги, где вы грабите путников. Я ищу Аравна, он владеет землями и богатствами. Если вы согласны идти за мной, то будьте готовы на битву с ним. Я же могу пообещать, что пока мы его не найдем, я буду следить, чтобы у вас были еда и питье. А после того, как мы его найдем, еды и питья будет столько, что бам больше не придется о них думать никогда!
Слова царевича были встречены одобрительными возгласами и удалым посвистом.
- Тогда идем! - выкрикнул Пыльный Ноготь и добавил тише: - Коней у нас, правда, нет, так что тебе придется придерживать своего скакуна. Но рубить мы еще не устали!
- Ура Манавидану Кровавой Руке! - выкрикнул он, подняв меч в воздух.
- Урра! - подхватили разбойники.
Azatot
Итак, Манавидан и разбойники (вернее, теперь, царская охрана) стояли на дороге.

- Ноготь, - обратился Манавидан, - где здесь ближайшее поселение, и где ближайший город? Чтобы найти Аравна, надо будет расспаршивать людей. Я думаю, стоит оставить отряд в лесу неподалеку от поселения, а мне и еще паре из вас сходить и поговорить с людьми.
- И еще обойди наш отряд, поспрашивай их. Может, один из них что-нивудь знает.
Clye
НРПГ: пардон за затуп, почему-то не увидел, что ты давно запостил о_О

Разбойники, числом с три десятка, собрались вокруг Манавидана.
На его слова Ноготь кивнул и ответил:
- По этой дороге на север и через реку - город Миврир. Но до него, чую, засветло дойти не удастся.
- Нет, - согласился с ним старый следопыт, которого звали Норри, - Но лучше углубиться в лес и избегать дороги. Мало кто может повстречаться в тумане.
- В лесу можно устроиться на ночлег, - закивали остальные разбойники.
- Что день, что ночь - одна и та же темень, - вставил Ноготь.
Как в подтверждение его слов ели на обочинах дорог, укутанные в туман, заскрипели и зашелестели обмотанными паутиной ветками.
- Не скажи, ночью всякой нечести водится, - зароптали вокруг.
- Ну ладно, ладно, - осадил товарищей Ноготь, поглядывая на деревья, - До захода солнца еще успеем с лигу пройти, а там уж дойдем до реки и лагерь разобьем. А переправимся под утро. Верно я говорю?
Последняя фраза была обращена к Манавидану.
Azatot
Наступил вечер. Манавидан обратился к Пыльному Ногтю:
- Думаю, нам лучше остановиться здесь. Скажи своим людям, пусть остановятся и собирают костры.
- Хорошо. Но мне кажется, нам лучше сойти с дороги. Давай продвинемся еще чуть-чуть в лес.
- Ладно.

Разбойники сошли с дороги, и быстро организовали место под ночлег. Скоро тут и там загорелись костры.

Манавидан сидел за своим костром один. Никто не подходил и не присаживлася рядом с ним.
- Ноготь, - сказал Манавидан, поймав оного, когда он что-то объяснял паре молодых бандитов, - я похож на прокаженного? Почему за моим костром никто не присаживается?
- Люди не привыкли первыми навязываться вожаку. Ты должен сам решить, кому ты дозволяешь сидеть рядом с тобой.
- Что ж, тогда я разрешаю тебе, Пыльному Ногтю, сидеть за моим костром и есть от моей еды. Этого достаточно, или письменный указ подписать?
- Что ты, босс. Конечно. Я и читать-то не умею.
- И еще - выбери пяток людей, кого сочтешь нужным, скажи им, что я их приглашаю. И Йована.

Вскоре Пыльный Ноготь подошел к костру. За ним шли, как и было приказано, несколько людей.
- Это, босс... Я сделал как ты велел. Йована ты уже знаешь. А это Воробей, Норри, Сено и Людоед.
Манавидан посмотрел на тех, кого привел Ноготь. Воробей оказался невысоким человеком с копной длинных волос. За его спиной висел колчан со стрелами, а в руке он держал лук. Норри был старше остальных, в его темных волосах была видна проседь. Однако, его выправке можно было позавидовать. Сено, очевидно, получил свое прозвище за цвет волос. Глаза у него были голубые. Он глядел по сторонам, как будто оценивая происходящее. Людоед выглядел так, что впору было подумать, что назвали его так не в шутку. Лысая голова и изначально не была красивой, но шрамы и вмятины делали ее просто устрашающей. Мерзкая ухмылка любезности тоже не добавляла.
Ноготь продолжил представлять людей:
- Воробей наш лучший лучник. Он тренирует других наших стрелков.
Воробей сделал шаг вперед и протянул руку. Его рукопожатие оказалось очень крепким, сказался опыт лучника.
- Норри - наш следопыт. Не смотри, что он старый. У него прекрасное чутье, а опыта больше, чем у большинства из нас вместе взятых.
- Гм, - пробормотал Норри. - Если надо я найду кого и что угодно. Только скажи.
- Сено у нас ответственый за снаряжение и еду. Он у нас ученый, и хорошо считает. Я думаю, вы с ним найдете, о чем поговорить.
Сено только молча кивнул Манавидану.
- А Людоед... Эммм... Ну, в общем, сам увидишь.
Людоед протянул свою лапу Манавидану и еще гаже ухмыльнулся, чем до этого. Манавидан решил, что тот просто не способен улыбаться по-человечески.
- Очарован. Я - Людоед. Не волнуйся, я не по-настоящему ем людей. Шутка! Они тут такие затейники.
Было ли шуткой то, что он ест людей, или то, что он их, наоборот, НЕ ест, осталось Манавидану непонятным.
- Что ж, присаживайтесь, - Манавидан взмахнул рукой по направлению костра. - Я хотел бы многое с вами обсудить.
Люди расселись вокруг костра.
- Я хочу начать с назначения Пыльного Ногтя своей правой рукой. Он руководил вами, пока не появился я и я думаю, что мне пригодится его помощь. Своим телохранителем я назначаю Йована.
Йован поднял голову:
- Йована? Те-ла-хра-нитилем? - На лице великана появилось недоуменное выражение.
- Да. С вами же я хотел обсудить дальнейшие планы. Ноготь привел вас, так как посчитал наиболее влиятельными из нашей компании. Сено, насколько у нас хватает припасов?
- Ну, с собой мы носим не очень много. Холодное оружие у нас у каждого свое, но большинство - ржавое и старое. Стрел у нас хватает...
- Едва ли, - заметил Воробей. - Будь наши ребята стрелками получше, из этого запаса был бы толк, но на тренировки у нас стрел нет. А без тренировок лучше они стрелять не станут.
- ... хватает. - Отрезал Сено. - Еды у нас запасной на пару дней, но пока мы в лесу, это не проблема.
- Все у нас нормально со шмотками, - встрял Людоед. - Босс, я бы на твоем месте о другом думал. Не все согласны с твоим внезапным продвижением в лидеры. Рубила считает, что главным должен стать он, или хотя бы кто-то из старичков.
- Это правда, - сказал Ноготь, - он и ко мне цеплялся.
- Хочешь, я с ним... поговорю? - Людоедовы глаза сверкнули.
- Нет. - отрезал Манавиад. - Я хочу подождать. Если он будет достаточно глуп, чтобы бросить мне вызов, он об этом пожалеет. До тех пор...
- Я бы не ждал, - настаивал Людоед, - ударь по нему сейчас. Он может посеять зерна сомнения в сердцах наших товарищей. - В речи Людоеда неестественно смотрелись такие обороты. Изысканная речь сильно контрастировала со зверской внешностью. - Мне было бы жаль убить стольких их них.
- Еще раз, нет. Но... Норри, ты можешь проследить за Рубилой?
- Гм.
- Прекрасно. Сделай это незаметно. Докладывай мне ежедневно, или как только узнаешь что-мибудь важное.
- Сделаю.
- Кстати, кто из них...
- Вон тот, у того костра, - указал пальцем Воробей.
В свете пламени виднелись несколько фигур. Кто из них был Рубилой, было не очень ясно, но переспрашивать Манавидан не стал.

Остаток вечера они прообсуждали, что и как должен делать новый вожак, однако постепенно этот деловой разговор скатился в пересказывания былых заслуг и прочих баек.

На утро они двинулись дальше.
Clye
Туманное утро, как и говорил Ноготь, много света не принесло. Вдобавок, пока отряд пробирался под деревьями все изрядно промокли - сверху капала вода, которую собирала паутина на ветках.
Боевой конь Манавидана с трудом находил дорогу через впритык растущие деревья. Царевичу вскоре пришлось спуститься на землю и вести его под уздцы. Но даже так идти лесом было слишком обременительно и отряд решил выйти на дорогу.
Они прошли уже довольно долго в молчании, как вдруг Манавидан увидал через туман что-то темное в траве впереди. Присмотревшись получше, царевич увидел, что дорогу переползает жирная черная жаба.
Azatot
Манавидан поднял руку, останавливая отряд.
- Стоять! Йован, Людоед, Норри и пара лучников - ко мне. Ноготь, ты за главного, пока я не вернусь. Будь готов реагировать.
Одним из лучников оказался одноглазый разбойник лет сорока. Второй был молодым пареньком.
В руку Манавидану один из разбойников сунул факел.
- Те, кого я назвал - за мной. Остальные - слушаться Ногтя и быть настороже.

Манавидан оставил коня и группа людей пошла по направлению к жабе.
- Норри, ты когда-нибудь видел такое?
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.