Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: ВРЕМЯ-Х
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > забытые приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3
Арьята Кари
-- Джин! Джин! – Циклоп нырнул в воду и спустя секунд тридцать показался на поверхности. – Мне ее не найти.
Где-то глубоко под водой разгоралось алое сияние.
-- Джин!
Поверхность океана вспучилась, а затем из нее в воздух поднялась стройная фигурка окруженная пламенем.
-- Я… Феникс!
Пламя на глазах изумленных иксменов сформировало силуэт гигантской птицы.
-- Я пришла!
На секунду фигурка застыла в воздухе, а затем, взмахнув крыльями, взвилась и умчалась в ночное небо.

***

Президент Келли нажал на кнопку, отключая связь с Дженошей, и устало потер виски.
«Магнит совсем ума лишился… Государство мутантов… Он соображает, чем это отольется его же мутантам года через два-три, когда оно наберет силу?!»
Видимо, не соображает… Нет, сейчас отток мутантов очень даже хорошее решение проблемы. Люди наконец-то перестанут их преследовать, поутихнут митинги и бунты, стихийные погромы и прочие прелести. Хотят уходить? Да пожалуйста. Два года передышки, это хорошо. И это шанс подготовиться к следующей волне ксенофобии.
-- Будем надеяться, что все правительства будут вести эту подготовку заранее, -- проворчал президент, мрачно глядя на потухший экран. – С тем же воодушевлением, с которым сейчас признают Дженошу.
Сам он был в числе первых признавших суверенитет новой страны. Во-первых, ссориться с Магнитом было глупо. Во-вторых, дружественные отношения с мутантами в интересах США. Но и о том, что ждет его впереди (а новая волна выпадет как раз на конец президентского срока, если аналитики не ошибаются), забывать не стоит.
Новая волна… Келли поежился, представив этих проповедников и смутьянов, которые будут орать на каждом углу и в конгрессе, что у демократии под боком завелось кое-что похуже благополучно почившего СССР. Мало того, что тоталитарное государство, управляемое одним человеком, так еще и каждый житель наделен черт те какими способностями. Это будет почище истерии вокруг ядерного оружия.
-- И вот даже не знаю, удастся ли нам предотвратить войну когда этот пожар разгорится…
Нет, он сам не позволит выпустить ракеты. Но где гарантия, что кто-то, кто знает мутантов хуже, кому они не спасали жизнь, не сделает этого? И где гарантия, что на этой волне не изберут фанатика, который, перехватив у него, Келли, красную кнопку, не нажмет ее немедля?
-- Моли бога, Магнит, чтобы за эти два года люди спешно полюбили твой народ… А еще лучше сделай для этого что-нибудь.

***

Она неслась через холодное пространство космоса, окруженная пламенем крыльев. Древняя сила, облаченная в человеческую плоть и кровь.
Быстрее, быстрее, надо успеть... Надо поскорее исполнить миссию, чтобы она не занимала больше времени, не отрывала от того, что стало столь же важно как Великий Кристалл.
"Скоро все будет по старому... Даже лучше... Очень скоро".
О, а вот и крохотная песчинка кораблика... Успеть бы до того, как...
Впрочем, здесь события текут несколько в иной последовательности. Бьющееся в груди человеческое сердце и сила Феникса говорили об этом в один голос.
"Успею. Обязана".
Она сложила крылья, окутывая тело коконом для прохождения через оболочку корабля.
На мостике царило молчание. Команда напряженно вглядывалась в космос за окном, Лиландра стискивала кулаки. За ее плечом неподвижным изваянием застыл Гладиатор; стронтиец был мрачен как никогда раньше. Доволен, казалось, был один Красный Эрик - но и он не нарушал тишины, иногда с опаской поглядывая на претора Гвардии.
А затем стремительная вспышка скользнула сквозь обшивку - и ши'ар отшатнулись, когда на мостике запылал огненный силуэт. Гладиатор шагнул вперед, мгновенно оказываясь между Фениксом и остальными; глаза Калларка засветились алым, кулаки сжались. Лиландра оказалась у него прямо за спиной.
Огненные крылья слегка разошлись и в центре сияния проступила стройная фигурка. Миг, и перед ши'ар стояла земная девушка, рыжеволосая, коротко стриженая, в коротком шелковом платье и новомодных босоножках с тонкими ремешками, охватывающими икры. На щеке -- три давно заживших шрама.
Только вот глаза... Таких глаз не могло бы быть ни у кого кроме единственного существа во вселенной.
-- Остановись, Гладиатор! -- тонкая рука взлетела вверх, женщина смотрела на него в упор.
- Грей, - коротко проронил Калларк. Алый блеск в глазах погас, но напряжение по-прежнему оставалось. - Я не хочу драться ни с тобой, ни с твоими товарищами. Но я выполняю свой долг.
- Не вставай на пути! - добавил Красный Эрик и тут же замолк, когда претор тяжело глянул в его сторону.
-- Я не Джин Грей, -- голос был сильным и властным. -- И я не собираюсь сражаться со смертными, будь то люди или ши'ар, Гвардейцы или простые граждане. Я, Феникс, пришла чтобы исполнить свою миссию. Мне нужен лишь Кристалл.
- ЧТО?! - этот крик вырвался одновременно у всех ши'ар. Члены экипажа вскочили с мест - и это было понятно. Кристалл М'Краан всегда оставался святыней Империума, и народ ши'ар яростно его защищал.
Гладиатор остался спокоен - хотя стронтийцы давно входили в состав Империума, но для них Кристалл был не настолько важен.
- Все, что касается Кристалла, может решить только Мажестор, - проронил претор.
-- Поэтому я здесь, -- холодно отозвалась Феникс. -- Императрица, ты ведь понимаешь важность этого дела? Сегодня я успела предотвратить катастрофу. Но могу не успеть, и новый безумец откроет его. Так что будет лучше, если мы решим все миром, и мне не придется использовать свою силу, чтобы исполнить миссию.
- Я не императрица, - скрестив руки на груди, отозвалась Лиландра. - На троне - мой брат, да сожгут Шарра и К'итри его сердце!
-- К сожалению, им не доведется это сделать. Д'Кен мертв. Я позаботилась об этом.
- Что?
Вот теперь невозмутимость изменила Калларку. Он шагнул вперед, нависая над девушкой.
- Поясни свои слова.
Остальные, похоже, были слишком ошеломлены, чтобы что-то сказать.
-- Д'Кен мертв, -- так же спокойно ответила женщина. -- Он предал свой народ и стал опасен для мироздания. Императрица отныне его сестра.
Снова воцарилось ошеломленное молчание. Гладиатор сощурился: он понимал, что смысла во лжи нет - они уже в системе, и один запрос в столицу раскроет такой обман.
- Но у Императора две сестры! - опомнился Красный Эрик.
- Кэль'сии лишена права на престол, - ровно отозвался претор, не отводя взгляда от собеседницы. - И в любом случае - она младшая из рода Нерамани.
Калларк резко развернулся, опустился на одно колено перед стоявшей за ним ши'ар и с облегчением выдохнул:
- Я служу воле императрицы Лиландры.
Феникс кивнула.
-- Так что ты скажешь, Императрица? Я могу исполнить миссию не причиняя больше никому из смертных вреда?
Лиландра замерла, осознавая стремительные перемены. Пару минут назад она была узницей, скорее всего, обреченной на смерть... а сейчас уже стала правительницей одного из трех сильнейших государств Галактики.
- Если мы откажемся отдавать Кристалл, - тихо произнесла она, - что ты сделаешь? Не со мной - с народом ши'ар?
-- Меня не интересует твой народ. Но Кристалл мне придется забрать силой. И думаю, ты понимаешь, что я сделаю это несмотря ни на какое сопротивление. Там, где к нему могут прикоснуться смертные, для него слишком опасно. В этом я уже убедилась.
Лиландра опустила оперенную голову, задумавшись на несколько секунд. Потом очень медленно кивнула.
- Шарра и К'итри не примут меня в посмертии, - еле слышно прошептала она, - но мой народ важнее. Хорошо... Феникс. Ты можешь его забрать. Но только знай...
Нирамани выпрямилась во весь рост, и экипаж невольно вытянулся - да, сейчас перед ними стояла настоящая Мажестрикс.
- Ты говоришь об опасной силе - но сама не менее опасна. Если ты вздумаешь дурно распорядиться своей мощью - Империум всегда найдет способ остановить тебя. Так было в прошлом. Так будет и в будущем.
-- Мне нет дела до плохого и хорошего. Я лишь исполняю свои миссии, Лиландра. Если тебя это успокоит, -- неожиданно мягко произнесла женщина. -- Кристалл будет не так далеко от тебя. В центре звезды твоей столицы. Там, где он будет под твоим протекторатом, но где ни одно живое существо не сможет открыть его.
- Да будет так, - твердо кивнула Мажестрикс. - Делай свое дело, страж.
Тонкие руки женщины осторожно взяли Кристалл.
-- Оберегай свою солнечную систему и будешь оберегать Кристалл, -- она кивнула Лиландре. -- И благодарю тебя за помощь мирозданию, Императрица. Я не забуду это.
Огненные крылья взвились, сплетаясь в силуэт гигантской птицы, миг, и Феникс исчезла в ледяной пустыне космоса.
Оставшиеся ши'ар переглянулись. Гладиатор кашлянул:
- Ваши приказания, императрица?
- К столице, - коротко велела Лиландра. - Надо успеть раньше, чем Араки и остальные поймут, что случилось.

***

Полутемный бункер, освещаемый вспышками электрических разрядов. Огромные фигуры в нишах стен. И совсем гигантская – прямо перед скорчившейся на полу фигуркой. Алые глаза несущих вахту Стражей беспристрастно-холодно взирают на мутанта, осмелившегося вторгнуться в святая святых зарождающейся армии машин.
-- Подождите! Нет, нет, не убивайте! Я могу быть вам полезен!
-- Нелогично. Мутант не может быть полезен Форммастеру.
-- Но я могу передать вам других!
-- Других мутантов?
-- Да… Да… Я знаю, где можно захватить сразу многих… Я могу достать коды оборонной системы…
Молчание и гудение компьютера. Мутант затравленно озирается по сторонам.
«Сколько же их тут… Более чем достаточно, чтобы сровнять с землей не один город…»
-- Я прошу только сохранить мне жизнь…. Я буду служить вам…
«Пока вы есть. А быть вам, если вы сунетесь на Дженошу, недолго, но сейчас… Сейчас думайте, что я полезен вам... На самом деле, это вы мне полезны».
-- Условие выполнимое. Но если я не получу обещанных данных в течение сорока восьми часов ты будешь уничтожен.
-- Но… Но на то, чтобы достать все коды может уйти несколько недель, и мне придется отправиться на остров… Я… Буду вам их передавать постепенно!
-- Сорок восемь часов на передачу первого файла полезных данных, -- подумав констатирует Форммастер.
-- Да... Хорошо… Я согласен! Мутанты обосновались на Дженоше! Их лидер… Магнит. Он… Управляет магнетическими силами.
-- Информация полезная. Условие принято. Отправьте его на поверхность. Я жду дополнительных данных через двадцать четыре часа.
Мутант зажмуривается, позволяя Стражам взять себя.
«Ради будущего… Нашего будущего»…

***

-- Мюррей, а ты заметил, что эти долбанные мутанты уже третий раз скрываются в канализации?
-- Там им самое и место. Среди дерьма.
-- Да нет, ты подумай: удирают в канализацию.
-- Хм… Думаешь, эти уроды решили поделить территорию с крысами и канализационными монстрами?
-- Да на то похоже. Прижать бы их там, загнать в угол…
-- А что, идея неплохая. Прикинем район, посмотрим план труб, зальем в них из всех дыр напалма побольше…
-- И на следующий день имеем в газетах гневные статьи о том, что мутанты устроили пожар в канализации.
Оба мужчины заржали.
-- Неплохая идея. Криду понравится.

***

Из окна была видна немалая часть Хаммер-Бея; Магнит задумчиво смотрел на простиравшуюся внизу столицу. Последние дни его не оставляла смутная тревога: возможно, потому, что в кои-то веки все шло хорошо. Убежище для мутантов создано. Человеческие правительства его признали. Мутанты прибывают на остров и принимают его законы, когорта верных по-прежнему рядом...
Но почему же тогда тревога?
Леншерр тряхнул головой и отошел от окна, налил воды из графина. Мелькнула мысль о том, что стоит в будущем пригласить на Дженошу Чарльза - пусть своими глазами увидит, что мутанты могут жить и без людей рядом. Интересно, проймет ли его наконец?
Но это позже. Сперва надо разобраться с экономикой, и установить нормальные отношения. В изоляции не проживешь, а значит, надо налаживать контакты. Возможно, с Намором? Хотя это будут те еще переговоры...
В задумчивости проходя со стаканом мимо окна, Эрик снова бросил взгляд наружу; удивленно сдвинул брови, разглядев на открытой дороге стройную фигуру. Солнце играло на рыжих волосах.
"Похожа на любимую ученицу Чарльза, - отметил про себя Магнит, отходя в глубь комнаты. - Да не она, конечно. Просто задумался о его команде, вот и показалось..."
Девушка остановилась и глянула на шпили замка, побежала по дорожке к его воротам, с чисто детской счастливой непосредственностью закружилась на одной ноге, а затем бросилась к замку, только платье развивалось по ветру.
Чем ближе она подбегала, тем лучше можно было ее рассмотреть... И тем больше она напоминала Джин Грей. Только почему-то коротко постригшуюся.
Разумеется, у дверей была охрана - пусть даже лучшей защитой главы Дженоши был он сам. Двое мощных мутантов, покрытых чешуей и похожих как близнецы, переглянулись, глядя на бегущую к воротам девушку. Один из них шагнул навстречу.
- Эй, погоди, - беззлобно произнес он. - Ты куда рвешься-то?
-- Я хочу видеть Магнита, -- совершенно бесхитростно объявила незнакомка.
Охранники вновь переглянулись.
- Он сегодня не принимает, - пояснил все тот же мутант. - Шеф сегодня над внешними делами размышляет; его и так каждый день посетители уматывают. Завтра приходи.
О Леншерре он говорил с искренней симпатией - как говорят о строгом, но справедливом начальнике.
-- Я должна его увидеть, -- девушка нетерпеливо поморщила носик. -- Скажите ему, что Феникс пришла. Ну не летать же мне прям тут!
- Ну ладно, - пожал плечами охранник. - Я передам. Но если скажет гнать в шею - уж не обессудь.
И вразвалку направился внутрь дворца; второй остался на месте, с интересом глядя на гостью.
Та с интересом смотрела в ответ на охранника.
-- Ты давно тут?
- Как взяли остров, - пожал плечами тот. - Как и все.
-- Странно... я тебя не знаю... Наверное, различия все же есть... - она погрустнела.
- Чего? - недоуменно переспросил мутант. - Я тебя тоже не знаю. Из новых?
-- Ну... можно и так сказать... -- Феникс задумчиво проводила в пыли носком правой босоножки какие-то линии.
- Наверное, с ним раньше работала? - охранник кивнул вверх. - Странно, что до этого не появилась. Или не получалось приехать?
-- Да... Я была... далеко. Очень... Так далеко, как многим и не снилось. Но теперь... Теперь я здесь.
Его товарищ между тем успел подняться к хозяину замка - лифты работали надежно.
- Сэр, - смущенно кашлянул он с порога, - тут к вам... посетитель.
- Я сегодня не принимаю, - раздраженно напомнил Магнит, поднимая взгляд от стола.
- Она говорит, что Феникс, - пожал плечами страж.
- Феникс? - удивленно поднял брови Магнит.
- Она у ворот.
Леншерр, заинтересовавшись, прошел к окну, выглянул. Интерес перерос в удивление - теперь он видел, что ему не показалось, и у ворот действительно Джин Грей.
"Что она тут делает?! - мысленно поразился Магнит. - Чарльз прислал на переговоры? Не похоже на него, он бы вышел на контакт сам..."
- Пригласи, - велел Эрик, возвращаясь к столу.

- Понятно... - пробормотал мутант, на деле мало что поняв. Появление напарника он принял с явным облегчением - странная беседа закончилась.
- Идем, - кивнул второй охранник гостье. - Шеф примет. Уж не знаю, почему…
-- И-и! -- Феникс сверкнула глазами и по детски восторженно понеслась вверх по лестнице.
В расположениях комнат замка она, похоже, ориентировалась и без провожатых.
Правда стоило ей вбежать пылая радостью от возвращения домой в кабинет Магнита, девушка посерьезнела, а затем вдруг подобно гвардейцу ши`ар опустилась на одно колено.
-- Я пришла к тебе, Лидер!
Немногие могли похвастаться тем, что видели Эрика Леншерра удивленным. Еще меньше - тем, что сумели его удивить.
Гостье удалось достичь и того, и другого: ошеломленный Магнит застыл на месте, с изумлением глядя на Феникс. Помотал головой, словно пытаясь определить, не снится ли ему это.
- Так, - произнес он наконец, не двигаясь с места. - Это просто требует пояснений.
-- Я все объясню, Лидер. Но если можно с глазу на глаз, -- она кивнула в сторону запыхавшегося охранника, едва поспевшего за ней и не заставшего самого интересного момента знакомства.
Магнит коротко кивнул на дверь и мутант, едва заметно пожав плечами, вышел. Металлические двери закрылись по мановению руки Леншерра.
Феникс подняла голову и уставилась на него с неописуемым счастьем.
-- Я не совсем та, кем кажусь тебе, Лидер. Я знаю, что ты наверняка встречал здесь женщину, как две капли воды похожую на меня, но я – не совсем она.
- Я действительно встречал, - сдержанно кивнул Магнит, - и мы сталкивались в бою. Сейчас я вижу перед собой действительно точную копию Джин Грей, с парой отличий.
-- Отличий? -- она удивленно вскинула бровь. -- Вот уж не думала, что копии могут различаться... Впрочем не важно. Когда-то это имя носила и я, Лидер. Но никогда не была до конца той твоей знакомой... И уж тем более не дралось с тобой. Я с самого начала была с тобой. Твоей ученицей.
"И твоей женой... Только похоже здесь ты об этом не захочешь слышать... Что же, главное, чтобы счастлив был ты, любимый. А я могу побыть и твоей верной тенью. Даже это для меня -- счастье. Просто быть рядом с тобой. Живым".
- Где? - кратко спросил Леншерр.
-- В параллельной вселенной, Лидер. От которой не осталось больше ничего. Мой дом рухнул и, пользуясь своей силой и случаем, я решила обрести новый здесь, на этой Дженоше. Под руководством моего Лидера этого мира. Ты ничем не отличаешься от себя там, я уже вижу... А вот моему двойнику, похоже, не повезло...
Магнит жестом остановил ее. Нахмурившись, уточнил:
- А ты ее видела? То есть - Джин Грей из этой реальности?
-- Нет. Но я войдя в мир обнаружила себя за штурвалом самолета этих ученичков Ксавье. Так что делаю вывод, что здешняя я была в их команде, -- Феникс презрительно наморщила носик.
Магнит прикрыл глаза, представляя реакцию икс-менов, если Джин - он сомневался, что гостья все им объяснила - обнаружится на Дженоше. На планах пригласить Чарльза можно было ставить крупный крест.
-- Лидер! -- девушка схватила его за руки и вскинула голову, глядя на Магнита глазами восторженного ребенка, обретшего после целой вечности мытарств дом и семью. -- Лидер, позволь мне остаться. Я хочу снова сражаться за свободу мутантов, исполнять твои поручения, быть твоей ученицей...
"Как бы я хотела большего... Но и это -- счастье".
-- Я все сделаю, что ты скажешь! Я могу исполнить все, что ты прикажешь мне. Я хороший телекинетик, хороший воин, я могу перенести тебя в мгновение ока куда скажешь, могу летать к звездам, могу... О, нет... Огонь все же лучше не выпускать...
"Но если ты прикажешь... Все для тебя!"
Этот юношеский порыв обескураживал. И эта бесконечная преданность, светившаяся в глазах женщины, в которых играли отблески пламени, была непонятна. Ни один из его приближенных не смотрел на него с таким восхищением и преданностью.
Леншерр помедлил с ответом, пытаясь разобраться в ситуации. Причин не верить Джин у него не было - в конце концов, существование миров-альтернатив уже было доказано на практике, Ридом Ричардсом, к примеру... Конечно, правдива ли гостья на самом деле - может сказать только мощный телепат или эмпат, способный прощупать ученицу Ксавьера. То есть не ученицу, если ей верить. Тем не менее, была еще одна причина: если бы икс-мены дошли до идеи заслать к нему на остров шпиона и агента влияния, то такой план был бы откровенно детским и идиотским. Плюс шрамы - которые выглядели донельзя настоящими... причем, кстати, почему-то знакомыми.
Магнит аккуратно высвободил правую руку.
- Откуда у тебя это? - он провел пальцами в воздухе перед шрамами.
-- Сцепилась когда-то с Россомахой. Еще до обретения силы Феникса.
- Так и думал, - проронил Магнит. - Как я понимаю, команде Ксавьера - здешней - ты ничего объяснять не стала?
-- Зачем бы мне говорить с ними? -- Феникс фыркнула. -- От них в моей жизни всегда были только неприятности.
- Даже так? - поднял бровь Эрик. Помедлил. - Что ж... оставайся на Дженоше. Но должен предупредить - тут хватает тех, кто сталкивался в бою с... твоим аналогом. Предупреждаю - никаких конфликтов, их разрешаю либо я, либо те, кому я это поручу.
Девушка пожала плечами.
-- Мне не нужны конфликты. И если кому-то придет в голову выяснять со мной отношения, которых не было, я имею возможность закрыться и спокойно сидеть и смотреть на их потуги.
Леншерр чуть заметно улыбнулся - столь сильная уверенность в себе ему понравилась. Имеет ли она основания? А вот это, кстати, сочетается с ранее помянутым...
- Твоя... предшественница была сильным телепатом и телекинетиком. Не расскажешь о своих возможностях? Ты говорила о них так, что стало ясно - вы различны.
-- Я не такой уж хороший телепат, хотя и знаю, что у меня большие задатки, иначе не могло бы произойти слияния Сил. Но в твоей команде не было для меня учителя, Лидер, так что они остались не развиты. Ты учил меня телекинезу, я умею хорошо сражаться с разного вида оружием, кроме того, моя сила Феникса дает мне преимущества перед всеми мутантами, кроме, разве что, Апокалипсиса. Хотя я и приближаюсь к нему по силе.
- Однако, - не смог сдержать удивления Леншерр. - А как именно связана с тобой сила Феникса, и что она такое?
-- Феникс -- древняя сила. Хранитель этой вселенной, один из. Когда это необходимо, эта сила вливается в тело существа, обладающего параметрами хорошего телепата и телекинетика, для выполнения своей миссии. Возможности Феникса описать трудно... Я и сама не знаю границ своих возможностей до конца. Но одно знаю точно: я могу быть абсолютно неуязвима если пожелаю.
Эрик сощурился, обдумывая услышанное. В полную неуязвимость он не верил, но все остальное звучало более чем заманчиво.
- Как-нибудь покажешь? - предложил он. - Но не здесь, конечно.
-- Хоть сейчас! -- Феникс улыбнулась. -- Не все, конечно... Поглощать солнечные системы я как-то не готова.
Магнит поперхнулся - к такому и он сам был не готов.
- Да, это рановато, - подтвердил он. Задумчиво потер подбородок: - Значит, в команде того меня других телепатов не было... жаль, всегда считал, что они полезны. По крайней мере, ты в команде оказалась.
-- Ты говорил, что был один. Но люди его убили незадолго до моего появления.
- А как оно случилось? - поинтересовался Магнит. Ему действительно было любопытно: как он помнил, Чарльз подобрал Джин Грей чуть ли не в старшей школе, а у гостьи судьба, похоже, сложилась как-то иначе.
Феникс опустила глаза.
-- Тогда я была еще просто Джин... Сила Феникса пришла позже... Мои способности пробудились еще в школе. Отец позвал этого лысенького, своего дружка. Тот поколдовал, помогая мне поставить блок на вырвавшиеся из-под контроля телепатические способности, а потом предложил присоединяться, дав время подумать... Честно говоря, я не хотела покидать родителей. Потом пришел ты и тоже предложил присоединиться... Я все не могла решить, думала и думала... А пока я думала, случилась беда... Приперся этот красноглазый урод Синистер. Уж он-то времени на раздумья не оставил... Просто решил взять меня. Отец ринулся звонить другу, но тот не ответил. Как потом оказалось, был на коком-то вшивом политическом заседании, уговаривал людей, поливая их медом. Синистер убил маму... И отца тоже... Я не знала что делать, бежала, звала на помощь... И тогда опять появился ты, надавал ему по мозгам. Папу и маму было не вернуть... А к лысенькому я больше не хотела, раз он нас бросил... Я пошла с тем, кто спас меня. С тобой. И не жалею. Я выросла сильной, смогла пережить слияние с Фениксом, что совершенно аналогичной мне Джин, которую воспитал Ксавье, оказалось не под силу.
- Ах вот как... - тихо проронил Эрик. История до боли напоминала множество таких же по всему свету - даже то, что случилось с ним самим. С оценкой Чарльза он согласиться не мог - но вполне было вероятно, что Ксавьер того мира отличался от лучшего друга и противника Леншерра так же, как и эта Джин - от нынешней.
В кратких словах звучало искреннее сожаление... и, пожалуй, сочувствие.
Девушка с горькой улыбкой посмотрела на него.
-- Это было давно... Но я все помню. А потом... Потом была наша команда... Я всегда была с тобой... Твоя ученица и помощница... А потом пришла сила Феникса... Я не успела толком объяснить тебе, кто я теперь… Форммастер... Ты послал меня на разведку... Только позже я поняла, что это не разведка была... Я одна спаслась из Братства... И я постаралась все возродить... Кристалл... Я должна была его закрыть, иначе мир погибнет... Если бы не блок этого Ксавье! Слияние прошло бы быстрее... Но я не успевала... Не успела... Кристалл поглотил галактики... Я-Феникс поняла, что моя миссия провалена и я ничего не могу... Но маленькая Джин, человечек, смертная, видела еще повод для борьбы... Это поразило меня-силу. И тогда Джин решила отдать себя силе Феникса до конца... В человеческом языке это можно описать только как... Добровольно предложила поглотить себя целиком и полностью. Со всеми своими воспоминаниями, эмоциями, знаниями, чувствами, со своей душой... И телом. В тот момент, когда Феникс и Джин слились окончательно, обе перестали существовать. Стала я. Джин Альтернате, Феникс в теле. Я и та, и другая, продолжение обоих. Тогда, в миг своего рождения, я поняла, что такое жить... Как это, дышать, чувствовать, прикасаться и ощущать прикосновение, видеть глазами, слышать ушами... И как это, любить жизнь... И я разрушила Кристалл вызвав Большой Взрыв. Вселенную было уже не спасти, но я высвободила материю и время, чтобы могла сформироваться новая, в которой будут жить какие-то другие существа... Только мне уже в ней не было места. Не осталось ничего, что было мне дорого и что я любила. Зато я почувствовала, что смогу найти все это в других мирах. Я почувствовала другую себя, двойницу, проходящую слияние с силой, и не справляющуюся с ним. Та Джин сгорела, и за те миллиардные доли секунды, пока ваш мир не осознал еще ее гибели, я успела занять освободившееся в нем место, чтобы выполнить свое предназначение.
Магнит слушал, не прерывая; перед глазами вставали языки пламени, через которые он сам прошел - причем не раз. Феникс говорила об истинном сожжении и замене - но Эрик не мог не сравнить рассказ со своей жизнью. Он много раз сгорал - и становился иным. Непохожим на прежнего - маленького мальчика из неприметной семьи, узника концлагеря, волонтера, охотника за нацистами... себя-нынешнего, наконец. И точно так же ему были знакомы отчаянная жажда жизни и стойкость, столь много раз позволявшие ему не погрузиться в отчаяние, вырваться - и сделать то, что было нужно сделать.
Похоже, эта девочка пережила то же самое - только еще сильнее. По крайней мере, у него самого остался родной мир, и вся вселенная.
Эрик взглянул на Джин... нет, Феникс - видя, насколько она молода. Даже если сознание самой космической птицы было старше многих планет - но ее носительница была совсем юна. Как-то само собой с его губ сорвалось:
- Девочка...
-- Лидер... -- совсем по детски она прижалась щекой к его руке.
С удивившей его самого лаской Эрик коснулся ее волос.
- Отдохни, - мягко посоветовал он. - А потом осваивайся на Дженоше. Теперь это твой дом.
-- Спасибо... Я... Я все сделаю для тебя! Все, что прикажешь! -- глаза девушки горели энтузиазмом. -- Кроме одного... Никогда больше не оставлю тебя и остров если начнется атака!
- Я рад это слышать, - серьезно ответил Магнит. - Только помни - остров важнее. Больше нашему народу отступать некуда, а лидер у него может и иной найтись.
Феникс закусила губу. Спорить она не стала, но...
"У них -- да... А у меня -- нет".

***

Тихое гудение приборов в полумраке лаборатории нарушалось только легким стрекотом клавиш.
«Объект № 5, искусственное сродство с образцом методом генетической импланты, способности – регенеративные. Сопротивление препарату - +85%, реакция на препарат в тройной дозе положительная. Расщепление соединения – 3 часа. Подавление регенеративных способностей по типу скольжения».
Из клетки в углу лаборатории раздался тихий старческий стон. Стрекот клавиш на секунду затих, затем возобновился.
«После вступления препарата в действие реакция развивается по рассчитанным нормам. Внешние признаки действия препарата наблюдаются со второго дня эксперимента. На одиннадцатый день отмечается досрочное вхождение в фазу атрофии кишечника. Предполагаемый срок жизни – четырнадцать дней с начала эксперимента».
Тихий шепот из другой клетки. Надтреснутый голос старухи монотонно повторял: «Господи, спаси и помилуй нас, грешных».
«Объект № 9, искусственное сродство с образцом методом генетической импланты, способности – телепатические. Сопротивление препарату отсутствует. Реакция на введение препарата положительная. Расщепление соединения – 3 часа. Внешние признаки действия препарата отмечаются на второй день. Сознание ясное. Предполагаемый срок жизни – четырнадцать дней с начала эксперимента».
Тонкие бледные до синевы пальцы замерли на секунду над клавиатурой.
«Контрольный объект zero-1, генетическое сродство с образцом отсутствует. Способности - психокинетические. Реакция на препарат отсутствует. Расщепление соединения – два часа. Побочных воздействий препарата не обнаружено. Контрольная точка деструкции пройдена. Объект zero-1 остается стабильным».
Взгляд алых глаз скользнул по еще одной клетке, где сидела скорчившаяся девушка, медленно раскачивавшаяся из стороны в сторону, затем уперся в молодого человека, распятого на лабораторном столе.
«Контрольный объект zero-2, генетическое сродство с образцом отсутствует. Способности - телепатические. Реакция на препарат отсутствует. Расщепление соединения – два часа. Побочные действия препарата – временное снижение способностей, заторможенность в период расщепления. Контрольная точка деструкции пройдена. Объект zero-2 остается стабильным».
Последним штрихом к исследованию экспериментальных объектов и контрольных образцов, разумеется, должно стать вскрытие и исследование препаратов тканей. Очень тщательное исследование. Но основная цель, можно сказать, была уже достигнута: препарат работает. И действует избирательно, только в сцеплении с генетическим материалом, введенным в структуру.
Синистер усмехнулся. Избирательно, это очень хорошо… На это он потратил почти месяц. В конце-концов, он собирается уничтожить не всех мутантов и даже не всех телепатов…
Пока только одного.

***

Звонок раздался в штабе икс-менов неожиданно. Дежуривший в командном центре Циклоп нахмурился. Линия президента... Это серьезно. Особенно при учете того, что через два часа профессор должен быть в Вашингтоне на саммете.
Скотт принял звонок, спешно ослав сигнал Чарльзу Ксавье.
-- Мистер Саммерс? -- Келли, появившийся на экране, был бледным и каким-то напуганным, голос его срывался. -- Срочно свяжите меня с профессором Ксавье!
-- Что-то случилось, президент? -- можно было не спрашивать.
-- Да, прошу вас, стране нужна ваша помощь.
А вот это более чем серьезно... Появившийся в центре профессор был того же мнения.
-- Президент Келли, чем моя команда может помочь и в чем состоит проблема?
-- Стражи... -- голос Келли чуть не сорвался на визг, Скотт невольно вспомнил, что пришлось пережить этому человеку в связи со Стражами. -- Они появились вновь. В Чикаго. Сотни, профессор Ксавье. их были сотни! Поднялись из под земли, снеся пару кварталлов, и умчались в сторону Африки.
Келли сделал выразительную паузу. Что он имел в виду мог понять и младенец: Дженоша.
-- Прошу вас, остановите это! Их наверняка создал этот монстр Форммастер. Найдите его и уничтожте, вы ведь делали это уже! И... Передайте Магниту, что США тут ни при чем!
-- Передать Магниту? -- Скотт вскинул брови. -- Но у вас же...
-- Прямой правительственный канал? Он не отвечает! Просто не отвечает! Поспешите, прошу. Это все не должно сорвать самет!
-- Мы сделаем все возможное, президент Келли. До встречи в Вашингтоне.
-- Профессор... -- Скотт нахмурился. -- Вы полетите на эту встречу, несмотря на...
-- Мое отсутствие там может стать причиной политических проблем, -- Ксавье вздохнул. -- Срочно собирай команду, Скотт. Отправляйтесь в Чикаго. Сперва Форммастер. Эрик с его системой обороны сможет удержать эту армию машин.


___________________

НРПГ: Итак, ситуация на начало игры:

На дворе 1999 год. Август месяц.

Иксмены вместе с Птицей по тревоге полным составом летят в Чикаго. Профессор -- в Вашингтон. Магнит, Близнецы, Феникс и Изо -- на Дженоше. Первые посты в этой ветке -- кусочки мирной жизни, охватывающие примерно часа два. Потом пойдет атака Стражей, которые как ни странно обойдут все защитные системы, словно знают пароли и коды к ним.

Игроки и роли:

1. Aertan -- близняшки Вульф.
2. Хома -- Зверь.
3. Инэйлэ -- Изабелла Скопина.
4. Late -- Россомаха, Шельма.
5. Дана -- Гамбит, Джубели.
6. Clye -- Гроза.
7. Леди Мercennarius -- Валентия Айхель.
8. Арьята Кари -- профессор Ксавье, Феникс (Джин Грей), Форммастер, президент Келли, Синистер, пара неименованных мутантов, Дедпул на фоне и мельком.
9. V-Z -- Магнит, ши-ар, Апокалипсис, помощники Синистера скопом, пара неименованных матунтов, Исход, Циклоп (временно).
10. Роли, которые отыгрывает любой свободный Мастер -- Друзья Человечества, властьимущие люди, МРД, Саблезуб, Мистик, именованные мутанты на фоне, если потребуются.

Обсуждение.

ВСЕМ УДАЧНОЙ ИГРЫ!
Aertan
Дженоша. Ночной клуб "Трасса 60".
Около 15 часов.

С детства сёстры Волковы ненавидели ранние подъёмы. Детский сад, затем школа, а в будущем, как обещали, ещё и ежедневные утренние побудки на работу. Глядя на мрачные, полные молчаливого страдания лица невыспавшихся товарищей, стойко бредущих строить то ли коммунизм, то ли развитой социализм, девочки начали подозревать, что жизнь не такая радужная, как повествуют сказки и Союзмультфильм. Подозрения впоследствии оправдались, но сейчас это уже не имело значения. Жизнь наконец-то удалась.
Ещё бы ей не удаться, когда можно спокойно проснуться далеко за полдень, поваляться, наслаждаясь мыслью о том, что не нужно никуда торопиться, поплескаться в море, до которого идти всего три минуты, а затем, вернувшись к жизни, неспешно позавтракать (или пообедать).
Полуденная жара успела спасть, солнце миновало свой зенит и теперь неуклонно держало путь к горизонту. Вода рядом с купающимися двойняшками взволновалась и над поверхностью появилась чудовищно уродливая зелёная голова монстра, обнажившего по-акульи треугольные зубы в два ряда.
- Доброе утро, Дэн! – поприветствовали чудище Волковы. Дэнис, или Лохнэсс, как прозвали его товарищи, жил и работал в их клубе. Неуклюжий и неповоротливый на суше, морлок в водной стихии мог поспорить в силе и скорости с акулами. Проведший большую часть своей жизни в канализации под Нью-Йорком, Дэнис одним из первых морлоков воспользовался приглашением близняшек перебраться к ним на Дженоши. Теперь он выполнял функции спасателя, очищал примыкающий к клубу пляж от случайного мусора, а так же гонял немногочисленных морских хищников, вздумавших приблизиться к занятой мутантами территории.
- Доброе, - пророкотал морлок, блаженно подставив чешую солнечным лучам. Уже три месяца, как Лохнэсс выбрался из подземелий, но восторг по поводу открытого пространства, солнца и чистой воды не думал утихать. Впрочем, понять его было не сложно. Обстановка способствовала неге и блаженству, так что продолжать более осмысленный разговор никому не хотелось. Наплескавшись, девушки выбрались на берег, а морлок, махнув плавником на прощание, снова исчез в глубине.
На пороге клуба хозяек ждал сюрприз. Миловидная, но какая-то слишком уж зажатая девушка. Закрытая блузка с длинными рукавами и длинная, до лодыжек, юбка смотрелись несколько странно в жаркую погоду. Солнцезащитные очки казались более уместными, но не слишком подходили к общему облику.
- Меня зовут Ребекка. Ребекка Слоу. Я ищу работу, - неуверенно пробормотала девушка и умолкла. Ангелина со всей ясностью ощутила, как та внутренне сжалась, готовясь услышать что-нибудь резкое и малоприятное.
- Недавно на острове? – без труда догадалась эмпатка.
- Вчера приехала, - кивнула гостья.
- Ну пошли, - приглашающе махнули руками двойняшки, направляясь в сторону открытой двери. Ребекка последовала за ними, украдкой оглядываясь по сторонам. А посмотреть было на что.
Снаружи невзрачные каменные стены талантливо расписали граффити, изображавшим кавалькаду байкеров, едущих на закат. Некоторые элементы рисунка находили неожиданное продолжение за пределами плоскости стены. Так задний ряд мотоциклов на одну половину был нарисован, а на вторую выполнен из элементов реальных байков, просто влепленных в стену. Создавалось впечатление, что зритель стал невольным свидетелем того, как люди пересекли незримый барьер и почти скрылись в каком-то ином мире. И если ухватиться за заднее колесо, то можно отправиться следом за ними. Внутренняя отделка клуба была выполнена в той же стилистике дорожной романтики и байкерского духа разудалой вольной жизни. Тут и там на стенах красовались стилизованные и подсвеченные неоном мотоциклы, сочные фотографии с байкерских шоу, шутливые и фривольные граффити, предметы обстановки самых оригинальных конструкций. Чего стоила только люстра из пивных бутылок, или уединённые комнатки для приватных бесед, стилизованные под кабинки лифта. Особенно посетителям нравились небольшие столики, сделанные из-под бочек для моторных масел. Верхнюю крышку заменяла прозрачная поверхность, а внутри помещался небольшой телевизор, крутивший бои и гонки.
Усевшись у стойки, за которой в силу мёртвого дневного времени, никого не было, двойняшки с любопытством уставились на соискательницу. Открывался клуб вечером, ну а днём просто функционировал. Забредшего редкого клиента обслуживал кто-то из находящегося поблизости персонала – охранник, музыканты, кто-то из девушек. Сейчас лысый здоровяк Ксандер дежурил снаружи, недалеко от входа, а в самом клубе оставался лишь Хосе – один из музыкантов.
- Что умеешь? – полюбопытствовала Света у Ребекки. Та сняла очки, под которыми обнаружились янтарно-жёлтые глаза с вертикальными, как у зверей, зрачками, и заметно погрустнела.
– Я вижу в темноте, ничего больше. Работала то курьером, то ночным сторожем на складах.
Говорить о том, что найти что-то лучшее не получалось из-за людской ксенофобии, не требовалось. Большинство мутантов, чья внешность хоть как-то выделяла их из толпы, могли поведать подобные истории.
- И какую же работу ты хочешь получить? – хором осведомились сёстры.
- Любую, - тяжело выдохнула Ребекка. – Могу убирать, могу мыть посуду, могу помогать на кухне, - перечислила она.
- В выпивке разбираешься? – перебила девушку Света.
- Работала одно время на складе спиртного, - опешила та, - знаю названия, многое отличаю по виду.
- Отлично, будешь работать у стойки, - хором заключили двойняшки. – Если нет возражений - начинаешь прямо сейчас.
- А… - на лице Ребекки появилась смесь радости, удивления и неуверенности. – Но я не умею…
- Научим, - беспечно махнула рукой Света, снова оглядывая девушку с ног до головы. – Начнём, пожалуй, с одежды.
Не слушая возражений, она взяла Бекку за плечо и с хрустом оборвала рукава блузки, один за другим. Следом несчастный предмет гардероба был превращён в топ, а на скромной длинной юбке появился разрез до бедра. Заколка была безжалостно вынута из волос желтоглазой и рыже-золотистые волосы рассыпались по плечам. На обнажившихся частях тела обнаружился замысловатый узор из чего-то, больше всего напоминавшего чешуйки того же золотисто-жёлтого цвета.
- Вот так-то лучше, - удовлетворённо заявила Света отходя на пару шагов и разглядывая своё творение, - а то ты была похожа на учительницу младших классов. Тебе бы ещё какой-нибудь клёвый рисунок по телу и глаз не оторвать.
- Но я не… - запоздало попыталась возразить Ребекка.
- Успокойся, - без труда поняла предмет беспокойства Ангелина. – Ты должна казаться доступной, но тебе не нужно быть таковой. Делай что хочешь и с кем хочешь, если кто-то станет лапать или хамить – просто позови Ксандера, или кого-то из ребят и они популярно объяснят что такое отсутствие взаимности. Твоя работа – хорошо выглядеть, наливать выпивку, не отказываться от угощения клиентов, слушать их болтовню, быть частью шоу. Чем больше ты понравишься клиентам, тем больше будет чаевых. В хорошие дни это около трёхсот баксов на рыло.
Глаза Ребекки округлились.
- За ночь?! Ни за что?!
- Это только кажется, что развлекать людей легко, - хмыкнула Ангелина. – Будешь учиться следить за настроением зала, не позволять скучать, замечать назревающие драки и отвлекать от них импровизациями, либо звать охрану. Но лучше отвлекать.
- Как это?
- Хосе! – хором позвали близнецы. Копавшийся с аппаратурой на сцене длинноволосый латинос кивнул, обозначив тем самым, что зов услышан, спокойно завершил какую-то часть своей работы и подошёл к стойке.
- Чего?
Ни в его голосе, ни в поведении не было того подобострастия и скрытого страха, что нередко встречается у подчинённых пред светлым ликом начальства. Он вёл себя скорее как старый добрый приятель. Собственно, он им и стал за то время, что работал вместе с Волковыми. Неожиданно потерявший способности пару месяцев назад, он сохранил прекрасный голос и талант музыканта, чем теперь и зарабатывал.
- Это Ребекка, наша новая барменша. Будешь нашим ненаглядным пособием по пресечению беспорядков и дебошей.
- Дебоши это ко мне, - оживился Энрике Хосе Варона. Ангелина, тем временем, дотянулась до пульта и из-под потолка обрушилась громкая ритмичная рок-музыка. Латинос же, чуть покивав головой в ритм, начал изображать разгорающуюся разборку с невидимым собеседником.
- Останови драку, - едва не прокричала Бекке Света. Та растерянно похлопала глазами, неуверенно подошла к Хосе и попыталась сказать ему что-то, предположительно о мире во всём мире. Предположительно в силу того, что в этом грохоте всё равно мало что было слышно. Следующей попыткой было поймать драчуна за руку и отвести в сторону. Мужчина лишь раздражённо отмахнулся. Желтоволосая обернулась к двойняшкам, уже стоящим за стойкой, и подавленно развела руками, признавая собственное бессилие. В следующее мгновение хозяйки заведения ловко запрыгнули прямо на стойку бара и совершенно синхронно оглушительно засвистели, привлекая внимание. Энрике недоуменно обернулся к стойке, а в следующее мгновение всё его внимание заняло зрелище куда более интересное, чем рожа незримого недруга. Танцующие красотки.
Двигались близняшки профессионально и зажигательно. Синхронные движения сменялись сложными комбинациями с перекидыванием бутылок, скольжением по стойке, и акробатическим этюдам с использованием встроенных металлических шестов и скоб, свисающих сверху. Вернувшись на грешную землю, а точнее на совсем уж грешную поверхность барной стойки, двойняшки поманили пальцем Хосе. Тот с готовностью, хоть и не так ловко, забрался на импровизированную сцену и тут же был вовлечён в танец. Зрелище настолько захватило Ребекку, что та даже не заметила появления ещё одной особы, ловко запрыгнувшей на стойку. Одета она была дерзко и откровенно, красные пряди в коротких, агрессивно торчащих во все стороны чёрных волосах, напоминали то ли рожки, то ли язычки пламени. Спихнув мужчину прочь, она поймала брошенную ей бутылку и присоединилась к танцу. Неспешно двигаясь вдоль стойки, свежеявившаяся особа поливала выпивкой стойку. Отшвырнув прочь пустую тару, новенькая щёлкнула пальцами, на которых тут же заплясал язычок пламени, озорно подмигнула Ребекке и швырнула огненный сгусток в остро пахнущий спиртом след. Синеватое пламя узкой дорожкой растеклось по внешнему краю стойки, создавая впечатление, что девушки танцуют прямо в огне.
Ангелина дотянулась до пульта и музыка мгновенно утихла, оставив на память звон в ушах.
- Эй! – возмутилась черноволосая, - я только начала разогреваться!
- Придержи пыл до вечера, Всполох, - посоветовала Света. После танца девушки выглядели ожившими и повеселевшими. Та, которую назвали Всполохом, махнула рукой и без того хилая огненная дорожка совсем угасла. – У нас новенькая.
- О! – обрадовалась черноволосая. Спрыгнув со стойки, она дружелюбно протянула руку шокированной Бекке. – Я Мэг, но обычно меня называют Всполох.
- Ребекка, можно просто Бекки, - машинально ответила на рукопожатие новенькая.
- Тебе нужен хороший псевдоним и яркий образ, если хочешь тут работать, - без обиняков заявила Мэг.
- Я… не уверена, что смогу… так… - девушка покосилась на барную стойку.
- Не дрейфь, сестричка, - хлопнула её по спине Мэган, - просто расслабься и отрывайся. Все поначалу зажимаются, а потом начинают веселиться.
- Придумаешь хорошее шоу – получишь доплату, - пообещала Ангелина. – Основная работа ночью, в дневные смены, как правило, тихо и пусто.
- Осматривайся, обживайся. Мэг покажет тебе клуб. А ближе к закату начнётся веселье.
Инэйлэ
Дженоша.
Время - от 10.00 до 16.00
Вой и зной взлётно-посадочной полосы остался за стеклянными дверями аэропорта, и Изо вздохнула с облегчением. В принципе, жару она переносила с лёгкостью, но после многочасового перелёта всё ощущалось на порядок острее. Все пассажиры рейса С Мадагаскара столпились у транспортных лент, выглядывая свой багаж. Сама Изо, не мудрствуя лукаво, встала так, чтобы удобнее было идти к зоне паспортного контроля, и, наклонившись, принялась выглядывать свой бледно-жёлтый чемодан, бросая короткие, косые взгляды по сторонам.
На первый взгляд – всё как во всех аэропортах всего мира. На второй – многовато народу с изменённой внешностью. На третий – этот народ необычно бодр и весел…
На этом наблюдения исчерпали себя – на движущуюся ленту вслед за зелёным баулом выкатился её чемодан. Изо секунду помедлила, размышляя, а потом махнула рукой. Она сюда приехала отдыхать душой и телом, и обрастать знакомствами, а значит, надо сразу дать понять всем и вся, что она – своя . И лёгким мысленным усилием заставила чемодан взмыть вверх и перелететь через половину зала к ней. Так, неся его за собой при помощи телекинеза, с гитарой в чехле за спиной, Изо и прошествовала к окошечку таможенного контроля.
Разумеется, её анкета с целью прибытия «туризм» вызвала некоторое ошеломление. Не продемонстрируй она с ходу свои силы, то не факт, что Изо не решили бы помурыжить часиков этак дцать, но… Сам факт её прибытия из далёкой снежной России (вследствие рождения там же) давал повод относиться к любым странным поступкам и действиям снисходительно – все русские слегка не в себе, а кто не слегка, тот изрядно.
От аэропорта уже ходили автобусы, чьи рейсы были пока скоординированы с рейсами самолётов. Изо с интересом смотрела в окно, подмечая картины разрушения и спешного восстановления, и просто любуясь природными ландшафтами – всё же Дженоша была красивым местом… Когда ей надоело просто смотреть, девушка стала прислушиваться к разговору, в который уже втянулось добрые пол-автобуса. Все в нём (за исключением, наверное, самой Изо), ехали на Дженошу жить, большинству изрядно досталось от ксенофобов, многие не имели работы, и на билет деньги добывались далёкими от законных путями… Из России, как удовлетворённо определила Изо, не было никого, кроме неё.
Автобус подвёз их к зданию отеля на побережье – сейчас одного из пунктов временного расселения новоприбывших. Соседкой Изо по двухместному номеру оказалась болезненно-бледная девушка по имени Аранта. Сверхспособностей у неё не было, лишь измешённая внешность - всего по три пальца на руках и ногах, но зато имелся уникальный талант к счёту в уме, и Аранта надеялась, что сможет найти работу для начала хотя бы в каком-нибудь магазине, ну а дальше...
Перекусив в столовой отеля (когда-то носившей гордое имя ресторан") Изо переоделась в шорты, сандалии и любимый белый топик, повесила на спину верную гитару и отправилась знакомиться с местностью и местными обитателями…

Радиоприёмники, развешанные на фонарных столбах, передавали какую-то попсу, которую до невозможности хотелось разбавить чем-нибудь из репертуара Высоцкого или Любэ, и это было единственное, что не устраивало Изабеллу в окружающем мире. Воды Индийского океана ласково накатывались на берег, яблочный сок был холодным, только из холодильника, а новое население острова вовсе не стремилось немедленно продемонстрировать всем и каждому свои сверхспособности.
Точнее, кое-что демонстрировалось – но в меру. У самой кромки прибоя какой-то гидромант лепил из воды сложносочинённые скульптуры – то ли сам развлекался, то ли собравшихся вокруг него детишек веселил. Где-то впереди вверх взмывало нечто исполинских мыльных пузырей…
В общем и целом, всё и вся вокруг пока не вызывало ни единого подозрения, и после окончания генеральной уборки Дженоша вполне могла бы претендовать на место в списке райских уголков, и Изо тихо молилась, чтобы так всё и стало. И чтобы реальность не слишком являла здесь свой поганый характер.
Леди Мercennarius
У Валентии было много странных, по мнению остальных, привычек. С некоторыми боролись и ее первые наставники вне лаборатории, с некоторыми здесь, в Академии. А на большую часть просто махнули рукой, поняв что это неизлечимо.
Одной из таких "неизлечимых" привычек была страсть спать на открытом воздухе. Чаще всего - на крыше, благо крыша нового дома девушки вполне для этих целей подходила. Вот и сейчас она, как обычно в черном, с полурасправленными крыльями, прикрыв глаза рукой, наслаждалась тишиной. Здесь, во внешнем мире, как она называла все кроме родной лаборатории, было так непривычно, что даже спустя несколько лет после разгрома родных стен ей многое было в диковинку. К примеру шум голосов, постоянно окружающий ее, смех - который она, кстати, впервые услышала именно с первыми мутантами с которыми ходила в свои пятнадцать лет. Девушка до сих пор помнила их удивление, когда она спросила что означает это странное действо. Впрочем, некоторые аспекты взаимоотношений с другими людьми и не совсем людьми, ей до сих пор оставались непонятны. Разбираться самой было трудновато, а беспокоить других не хотелось, разве что кто-то из старших замечал и спрашивал в чем дело.
Уйдя в воспоминания девушка уже начала было придремывать, как тишину нарушил странный звук. Какой-то знакомый, вроде, звук.
- О нет! - Птица резко села и огляделась. Да, именно так. - Только не это! А предупредить заранее нельзя было?
Это чувство называлось раздасованность. Росомаха хорошо умел объяснять...
Поднявшись на ноги девушка подошла к краю крыши, вздохнула, делая шаг над пустотой и только падая, распахнула крылья. Кажется начиналось что-то новенькое, раз уж команда в сборе и готовят самолет. А вот проспать сигнал тревоги было ей впервые.
Главное чтоб не улетели без меня, а то догонять долго...
Мрачно думала девушка, несясь к остальным иксменам.
Clye
- Главное, что нужно запомнить, это что муссоны - циклические явления природы. Они зависят от циклонов и антициклонов, о которых мы говорили на прошлой неделе. Муссоны появляются в тех районах, где циклоны и антициклоны обладают достаточной устойчивостью и резким сезонным преобладанием одних над другими...
- Или там, где вы пожелаете, - прервала Ороро реплика из класса.
Дети засмеялись.
- Очень смешно Кейти, - улыбнулась Гроза, - Раз так - скажи нам где можно наблюдать муссоны? - она испытующе посмотрела на Кейти, подняв белые брови.
- Э-эм... - протянула девочка, - В Австрии?
Класс снова рассмеялся, а Гроза вдруг незаметно глянула на миниатюрный передатчик на запястье и сказала:
- Ну ладно, на следующий раз всем знать про муссоны... - послышалось вялое "о-о" возмущения, - ...а Кейти - выучить чем отличается Автрия от Австралии.
И снова послышался смех.
- Урок окончен.
Гроза подобрала свои папки и поспешила выйти из аудитории, оставив позади поднявшийся гам и веселое мельтешение пришедших в движение детей-мутантов. Она зашла в лифт, приложив палец к сканирующей панели, подождала секунд пять, вышла из него, миновала пару поворотов по отделанному под металл коридору и пришла, наконец, к большой двери. Та раскрылась перед ней.
- Что случилось? - спросила Гроза.

Через четверть часа Гроза уже занималась разогревом двигателей «Дрозда». В кабину доносился шум из-за открытого трапа, поэтому Гроза, к тому же полностью погруженная в это занятие, слабо реагировала на происходящее за ее спиной.
Дана
- Почему мы должны вот так вот уходить с концерта? – Джубили попробовала вырваться, но Гамбит крепко держал ее за руку, таща за собой сквозь толпу, заполнившую зал с желанием послушать альтернативный рок. – Зачем мы билеты покупали? Это же марафон, выступать будут весь день практически до полуночи! Такое раз в жизни бывает!
Обида затмевала разум, слезы на глаза наворачивались сами собой. Все люди еще только начинают веселиться, а тут приходится сразу уходить! И нечего мечтать, что вечером успеют вернуться обратно.
- Ма пти, не шуми, нас срочно вызывают, - спокойно ответил Рэми, прокладывая локтями путь к выходу. – В следующий раз…
- Этот раз уже третий! – оборвала она, пытаясь перекричать бьющую по ушам музыку. – Ты обещаешь сводить меня на концерт, и мы, как всегда, уходим практически с самого начала! Пусть Скотт подождет! У нас должны быть законные выходные. Это просто не честно!
Гамбит выслушивал ее вопли с равнодушием удава, упорно двигаясь в своем направлении. Остановился он только у дверей, непосредственно ведущих на улицу.
- Саммерс может и подождет, а вот профессор вряд ли. Не психуй, я куплю тебе видеокассету… И привезу автограф Форммастера. Давай свой блокнот.
- Не смешно, - фыркнула девушка, и наконец-то вывернувшись, выбежала на улицу, с шумом хлопнув дверью у Реми перед носом.
Гамбит озадаченно посмотрел перед собой, пожал плечами. Что такого обидного он сказал? Не он придумал лететь в Чикаго именно сейчас. Так что теперь поделать? Впрочем, ничего, Джубили позлится, и все пройдет, а оставлять четырнадцатилетнюю девочку здесь одну с такой публикой тоже не вариант.
На улице Реми поймал такси, Джубили забралась на заднее сидение и, надувшись, уткнулась носом в оконное стекло. Настроение было окончательно испорчено. Обидно. Одну ее на концерт не отпустили, мол, слишком лет мало, чтобы гулять весь день до полуночи, а Реми все равно был ничем не занят, хоть и пытался поначалу отбрыкаться от сопровождения. Впрочем, согласился он как-то подозрительно быстро, даже билеты достал (Джубили сильно сомневалась, что он стоял за ними в очередь), словно чувствовал, что на это представление они не попадут. И главное, такое происходит уже не в первый раз! Как будто сама фортуна решила над нею посмеяться.
Заговорила девушка, только когда, добравшись до особняка Ксавье, Гамбит расплатился с таксистом, и машина уехала.
- Я тоже лечу в Чикаго, - твердо заявила она тоном, не терпящим возражений.
- Ма пти, тебе там делать нечего, отдыхай дома и сторожи Школу, - отозвался Реми, поднимаясь на крыльцо и открывая дверь.
- А вот это тебя точно не касается, - буркнула она, и, проскользнув внутрь, стрелой метнулась по лестнице вверх. Главное, успеть переодеться, пока не опомнились и на самом деле не оставили здесь.

- Вот посмотрим, возьмет ли тебя Саммерс в Чикаго, - усмехнулся Гамбит, когда минут через пятнадцать Джубили догнала его возле самолета.
V-Z
Долго ждать Циклопа не пришлось - собственно, он появился через считанные мгновения, слова Гамбита еще и отзвучать не успели. От дверей ангара он шел, четко печатая шаг, почти военной походкой.
В течение последних пары недель Скотт изменился - став заметно жестче. С того самого момента, как исчезла Джин, Саммерс словно замкнулся в себе, сосредоточившись на деле. Пожалуй, только Ксавье знал, на какой тонкой грани отчаяния находится его ученик - но Циклоп не позволял себе соскользнуть за эту черту.
Сейчас - не время. Точнее, как раз сейчас-то время - такое, когда ему нельзя падать духом. Команда уже лишилась одного из сильнейших икс-менов, нельзя ее еще больше ослаблять.
Да. Вот именно так и думать. Думать о Джин как о "пропавшем товарище" - и только. Не вспоминать сияющую улыбку, не вспоминать плеск рыжих волос на ветру, не...
Не вспоминать. Ясно, Саммерс?!
И не допускать на лицо ни единого следа боли в душе. Пусть она плещется в глазах, если пожелает. Они все равно скрыты.
- В целом вы ситуацию уже знаете, - Циклоп начал говорить еще на ходу; голос точно соответствовал поведению - холодный военный тон. - Стражи стартовали из Чикаго; логично судить, что Форммастер именно там. Задача - найти и уничтожить.
Он остановился у трапа; кварцевый визор повернулся к Джубили. Несколько секунд Саммерс медлил, размышляя: не сказать, чтобы она была так уж сильна против Стражей... Но оставлять нельзя. Есть возможность, что несколько Стражей могут наведаться и сюда - в не менее известный, чем Дженоша, центр мутантов. Оставлять ее дома будет опаснее, чем позволить лететь в рейд. Нельзя терять... нельзя терять еще товарищей.
Да.
- Отправляемся все, - подытожил Скотт. - В пути еще раз оценим всю ситуацию. Вопросы есть?
Late
Мимо пролетел самолет, оставляя за собой небесный след и удивленные лица в иллюминаторах. Впрочем, Шельма уже давно к этому привыкла. А вот люди почему-то нет. Девушка “сидела” на облаке, свесив ноги и наблюдая за городом. Где-то внизу была академия Чарльза Ксавье, из которой так поспешно сбежала Шельма и, не найдя ничего лучше, укрылась в небе. Не то чтобы она что-то натворила, просто захотелось побыть одной.
- Опять грусть-тоска, - с легким оттенком неудовольствия заметила Шельма, вспоминая причину своего “побега”. Утром она заметила Циклопа и всё накипевшее в ней за несколько месяцев прорвалось. Она уже давно поняла, как ей больно смотреть, когда Джин и Скотт держатся за руки. Но кто мог знать, что смотреть на Циклопа без Джин будет ещё… больней? Странней? Вспомнился Коди и тот роковой поцелуй. Шельма поджала колени и обняла их руками.

Логан сидел за барной стойкой и со вкусом раскуривал сигару. Перед ним стояло несколько опустошенных стаканов. Бармен, протирая бокал, подошел и поинтересовался: «Не налить ли еще?» Но Росомаха отрицательно покачал головой. За спиной нарастал гул пьяных голосов. Логан ухмыльнулся, кажется, назревала ссора и, как следствие, драка. Что ни удивительно для выбранного заведения. Послышался треск ломающегося кия и гневный крик: «Ща в табло получишь!»
Логан, облокотившись о стойку, подозвал бармена и заказал себе ещё одну. Тот бурча, что можно было и раньше сообразить, неторопливо выполнил заказ и поставил желаемое перед клиентом. За спиной уже вовсю выясняли отношение с помощью кулаков. Но, судя по звукам, участвовало только двое. Росомаха залпом опустошил свой стакан и вернулся к сигаре. На губах играла легкая улыбка - он слышал, как на него летит неудачно споткнувшийся участник драки.

Перед глазами неслась пленка кинофильма под названием «Жизнь человека и мутанта Шельмы». Вредная память специально останавливалась на самых ярких кадрах, являя всё лучшее, что было в жизни человека и всё худшее в жизни мутанта. Становилось совсем уныло и серо, хотя вокруг голубое небо, солнце и где-то почти рядом самолет.
Шельма резко взлетела, ударяя пространство кулаком. Не время раскисать. Нашла повод для грусти. В зеленых глазах загорелся огонек задора, разгоняющий сумрак меланхолии. Повинуясь какому-то странному инстинкту, Шельма начала летать вокруг облака, периодически заглядывая и “внутрь”. Некоторое время спустя, в небе красовалась эмблема иксменов. Девушка довольно созерцала свою работу, когда её внимание привлек мигающий передатчик на запястье.

Росомаха выкинул в стену ещё одного пьнчужку, неудачно попавшегося ему под руку. С его подачи драка двух незадачливых друзей (тот факт, что они вдвоем пытались огреть Логана стулом по голове, говорил, что они либо друзья, либо предпочитают мутузить друг друга без других участников) переросла в массовое побоище, достойное любых фильмов в жанре вестерн. Сам Росомаха откровенно развлекался, пока кто-то крайне удачно и, одновременно, неудачно для себя не выбил из рук иксмена сигару. Вот тогда Логан разъярился, раскидывая посетителей направо и налево.
Впрочем, его гнев довольно быстро улетучился, когда оказавшись у барной стойки, он получил стакан с какой-то коричневой и ядреной жидкостью из рук бармена, лепетавшего, что это за счет заведения. Вдалеке послышался звук сирены, и Логан решил, что пора откланиваться. Собственно, препятствовать ему никто не стал.
В крови приятно играл адреналин, а байк, который он позаимствовал в гараже, развивал огромную скорость, что опять же щекотало нервы и помогало забыть о пропавшей Джин. Росомаха поморщился, невольно вспомнив пропавшую девушку. Нога вдавила газ до упора. Сигнал от Циклопа поступил, когда уже показался особняк Ксавье. А через пару минут кто-то рухнул на заднее сиденье:
- Всё гоняешь, Росомаха? – прозвучал прямо в ухе веселый голос Шельмы. Логан ухмыльнулся, ничего не отвечая. Вместе они подъехали и к самолету, рядом с которым находилась команда в полном составе, и что-то вещающий Циклоп. Росомаха хмыкнул, как всегда, куча слов и мало дел.
Шельма как-то неодобрительно покачала головой, увидев Джубели, но раз Скотт ещё не отправил девочку в свою комнату, значит так надо. Главное, присматривать там за ней.
- Вопросов нет, - насмешливо заявил Логан, подходя к трапу и выпуская адамантиевые когти. – Пора действовать.
Действовать. И только так.
Леди Мercennarius
Птице, еще со времен знакомства с новым домом и его обитателями, почему-то всегда было сложнее всего с Циклопом. Было в нем что-то... Необъяснимо-странное, из-за чего она даже по началу его немного боялась, а теперь просто чувствовала себя рядом с ним немного неуютно. Это с учетом того, что к большей части команды она привыкла за неполные несколько недель.
Она немного помялась, не зная стоит ли задавать такие глупости, но потом пришла к выводу, что лучше уж показаться тупой, чем оказаться кучкой перьев на земле. Так она и стояла, склонив голову и теребя воротник, но фраза Росомахи придала ей немного уверенности.
- Прости, Росомаха, вынуждена не согласиться. - Она смущенно посмотрела на упомянутого, затем снова на Саммерса. - Эээ, Циклоп? Я со стражами никогда не сталкивалась, знаю о них мало. Их мои перья повредят или лучше не стоит и пытаться и действовать когтями?
V-Z
Скотт помедлил секунду, прикидывая возможности перьев Птицы против Стражей. Броня у них не самая тонкая, скорость удара не так уж велика...
- Лучше положиться на когти, - ответил он вслух. - Крылья оставь для маневрирования - в схватке со Стражами это едва ли не главное. Возможно, твои перья и смогут пробить броню, но лучше не рисковать и не рассчитывать на них изначально.
Короткий взгляд на остальных.
- Джубили, в хвосте самолета коричневый ящик, там армированный жилет. Надень. Пригодится.
С недавних пор Циклоп задумался и над обычными средствами защиты и нападения. Столкновение с Имперской Гвардией ясно показало: есть противники, с которыми надо использовать все, что только возможно.
- Вопросов больше нет? Отправляемся.

Стоило всем икс-менам собраться на борту - и самолет покинул Академию, взмыв в небо. Вел его Циклоп - это помогало сосредоточиться, отрешиться от лишних мыслей. Планшет с картой Чикаго Скотт передал Росомахе, попросив объяснить остальным все, что касается города.
Военный опыт Логану должен был помочь. Саммерс неоднократно видел, как Росомаха мигом ориентировался в тех местах, где вообще раньше не бывал никогда... или, по крайней мере, не помнил об этом.
Aertan
Дженоша. Магнит и Феникс.

-- Лидер, ты опять думаешь о своих делах? Ты вообще хоть иногда о чем-то еще думаешь? – как и следовало ожидать, у окна повисла на своих огненных крыльях Феникс. Во всей своей невинности. Улыбается от уха до уха, болтает ногами в воздухе и подпирает подбородок кулачками.
Это была, как выяснилось за последние две недели, ее обычная неизживаемая манера. Появляться неожиданно и не ко времени, когда Магнит был занят. Причем стучаться ее явно никто не учил. Или в своей вселенной она была настолько приближенной, что могла входить когда вздумается и без стука… Или Феникс просто не понимала того, что у смертных так принято. Скорее второе, чем первое. Девушка вообще мало знала о приличиях. Могла прилететь вот так в кабинет, могла материализоваться в спальне посреди ночи… Просто чудо, что еще никого, с кем жаждала поболтать, не застала в ванной.
Однажды пара охранников Магнита сговорились ее проучить и вломились в комнату девушки посреди ночи… В результате сами же оказались в неловком положении, когда Феникс выскочила из-под одеяла встречать гостей в одной прозрачной ночной рубашке.
Ко всеобщему удивлению Эрик новой гостье Дженоши это прощал - хотя и несколько раз прямо просил не отвлекать, когда он занят. Причины, скрытые от подчиненных, были просты: Магнит еще не полностью понимал, как с ней обращаться и кто она вообще выходит... по общению, если можно так выразиться. Поведение явно претендовало на роль приближенной - но подходила ли она? В конце концов, Джин-здешняя отнюдь не руководила командой.
- Дела такие, что не позволяют не думать, - отозвался Леншерр, поднимая голову.
- Ох, брось... Иногда мне кажется, ты даже во сне не можешь от них отвлечься.
- Лучше бы так, - немного резко проронил Магнит. Он и в самом деле предпочел бы, чтобы ему снились нынешние дела. Увы, слишком часто вместо них в сновидениях приходили воспоминания, которые он хотел загнать в самые глубины памяти.
Девушка посерьезнела, перемахнула через подоконник, подбежала и опустилась на пол, положив руки ему на колени.
- Лидер... - голос звучал жалобно. - Я что-то не так сказала?
- Нет, - покачал головой Леншерр, остыв. - Ты тут ни при чем.
Действительно - сама-то Феникс была не виновата в том, что ее слова будили дурные воспоминания.
- Прости... Я делаю тебе больно, но не знаю, почему и как...
- Ты ни при чем, - повторил Магнит, автоматически опустив ей руку на плечо. - Просто ты пытаешься жить так же, как привыкла в своей реальности - так?
- От реальности не так уж много меняется, - девушка хихикнула. - О! Я знаю... Знаю!. Тебе это в прошлый раз понравилось!
Она вдруг вскочила и, сжав руки Магнита в своих запрокинула голову и распахнула крылья.
Не успел правитель Дженоши сказать и слова, как мир слился в сияющий поток света.
Леншерр изумленно оглядывался вокруг. Чернота, полная сияющих звезд, складывавшихся в незнакомые узоры... точнее, знакомые, но видимые с совершенно иного угла, нежели привычный. А они двое находились в пламенном ореоле - сохранявшем воздух, тепло, должное давление; лучи звезд и пламя крыльев Феникса создавали удивительную игру света.
- Кхм, - кашлянул он. - Где мы?
- Где-то между нашей и соседней галактиками, - беспечно ответила Феникс. - Красиво, правда?
- Не то слово... - протянул Магнит, живо представив, как на них сейчас натыкается, к примеру, патрульный крейсер скруллов. - Ты тут часто бывала?
- Да. Один раз показала это тебе... Больше не успела... Вон там - Империя ши`ар. Вот та звезда - их столица.... У них очень милая королева. Она помогла мне с моей миссией.
- Тут и многие другие обитают, - заметил Леншерр, - далеко не со всеми у землян складывались хоть сколько-то нормальные отношения. Немало воинственных цивилизаций, к сожалению, Галактус еще...
- Да... Но все они держатся поближе к планетам. В пустом космосе делить нечего. Поэтому я и выбрала это место.
- Это хорошо, - кивнул Магнит, оглядывая звезды. - Назад вернуться сможешь так же легко, я думаю?
- Конечно! Космос -- моя родина. Я чувствую все потоки звездного света. Я могу танцевать в них, могу пронзать пространство... Могу и разрушить звезду, но не хочу. Не хочу убивать тех, кто живет на ее планетах.
- Хорошее намерение, - чуть улыбнулся Леншерр. - Вообще, насколько ты хорошо освоилась со своей силой? Я понимаю, что полностью контролируешь - но осознаешь ее пределы в мирах, а не меж звезд?
- Не знаю... Многое для космических масштабов. Но самое основное, то, что не повредит Земле как планете, думаю, я уже могу применять.
- Стоит испытать силы, - серьезно заметил Магнит. Мысль приходила давно, но из-за дел пришлось отложить, а потом идея забылась.
- О, конечно! Возвращаемся, да?
- Желательно на то же место, - добавил Эрик.
- Хорошо... Только... Оглянись еще раз, - Феникс была серьезна. – Лидер... Твоя жизнь похожа на это место. Красиво, величественно, но... Пусто и холодно. Почему ты не впускаешь в свою жизнь никого близких?
Магнит вновь окинул взглядом космос. Улыбнулся - на одно мгновение, печально.
- Так и есть. Космос обширен, холоден... и если кто-то попадет в него без защиты, то умрет. У меня то же самое. Моя жизнь отняла семью, убила жену и ребенка, поставила меня по разные стороны с лучшим другом... Впускать не стоит.
- Это не правильно.... Смертные не могут быть как силы... - в глазах Феникса стояли слезы. - Ты живой... Даже я уже не могу так.
Эрик коротко усмехнулся - и неожиданно мягким движением взял ее за подбородок, глядя в глаза.
- Девочка. Молись всем, в кого веришь, чтобы тебе и не пришлось. Чтобы ты была вольна впускать в жизнь и выкидывать из нее кого хочешь.
Он помолчал несколько секунд и кивнул:
- Возвращаемся.
"Ну вот, опять по новой... В прошлый раз было то же самое... Какой же ты упрямый, Лидер... Но я все равно тебя расшевелю! Один раз смогла, смогу снова! Пусть не для себя... Для тебя".
Мир снова слился в сияющие блики, а когда обрел четкость, они стояли посреди кабинета Магнита на Дженоше.
- Тут как-то привычнее, - Леншерр машинально передвинул бумагу, едва не слетевшую со стола. Посмотрел на документы с легким отвращением. - Пожалуй, с твоей силой и ее возможностями на Земле стоит разобраться сейчас, чтобы не откладывать.
- Хорошо! Полетим куда-нибудь?
- Океан, - подумав, решил Эрик. - Там и места хватает, и нет опасности привлечь внимание.
- И-и! - девушка крутанулась на месте и снова расправила крылья, правда теперь в обычной версии для полетов в атмосфере, хоть это радовало.
Магнит же взлетел при помощи собственной силы. Притянул к себе со стола коммуникатор, сказал в него несколько слов, спрятал в одежде.
- Отправляемся.
(Арьята и V-Z)

Дженоша. Ночной клуб "Трасса 60".
Около 16 часов.

К тому времени, как начали просыпаться остальные обитатели клуба, двойняшки успели переодеться и позавтракать. Они как раз расположились за стойкой, терзаемые нелёгким выбором прохладительных напитков, как из-за служебной двери появилась точная копия хозяек клуба и жестом попросила с максимально возможной скоростью убраться с глаз долой. Едва двойняшки нырнули за стойку, как из дверей показался морлок, более всего напоминающий плод греха крокодила и противопехотной мины. Возле этого чудища вилась вторая имитация Волковых, приглашающая клиента приходить почаще. Сами оригиналы в это время размышляли о том, как им повезло заполучить на работу трёх метаморфок.
Мираж, Фарида и Химера могли не только принимать любой, самый соблазнительный облик, но и с удовольствием одаряли вниманием клиентов. За соответствующую плату, конечно, но разве кто-то был против? С учётом весьма экзотического внешнего облика многих граждан Дженоши, не располагающего к вспышкам взаимной страсти, эти девушки были лучшей альтернативой изнасилованиям. И власти это понимали. Ну а клиенты клуба всегда могли расслабиться.
- Мы ваши должницы, - резюмировала Ангелина, едва морлок покинул стены клуба.
- Да уж, вот что значит настойчивый зануда. С таким проще переспать, чем объяснить, почему не хочешь, - кивнула Света, выбираясь из-за импровизированного укрытия.
- И чем он вам не понравился? – с деланным удивлением поинтересовалась одна из метаморфок.
- Плохой одеколон, - в один голос хмыкнули двойняшки.
- Зато мы заработали штуку за одну ночь! Неплохой аргумент в пользу очарования, - не согласилась Мираж.
- Слушай, куда ты деваешь столько бабла?
Работницы клуба не оставляли надежды когда-нибудь узнать, на что тратит деньги пользующаяся немалой популярностью метаморфка. До сих пор попытки не увенчались успехом, а сам процесс выяснения превратился в традиционную уже игру.
- Всё-то вам расскажи, - фыркнула Мираж.
- А почему б и не рассказать? - послышался голос от двери.
Присматривать за клубом было поручено Марко Дельгадо и Маршаллу Стоуну по прозвищу Рандом. Оба приняли обязанности с радостью - благо помогать было несложно; силач и полиморф при желании могли разобраться с любым источником проблем. Пока что это потребовалось лишь раз - слоноподобный мутант явился в клуб уже в стельку пьяным, но даже побуянить не успел: Дельгадо, увеличившись до четырех метров, с легкостью окунул его несколько раз в лужу, услужливо сотворенную кем-то из посетителей-гидромантов.
Так что оба офицера быстро стали завсегдатаями клуба.
- Или это вообще секрет? - продолжил Рандом, заходя вслед за товарищем.
- О, наши любимые мужчины пришли! – радостно воскликнула Фарида, принимая облик знойной испанки в алых шелках и вешаясь на шею Дельгадо. Она давно знала чем угодить великану. Ангелина лишь покачала головой. У Фариды каждый второй мужчина был любимым, но эмпатка не чувствовала лжи и фальши. Злые языки поговаривали о неутешительных диагнозах вроде нимфомании, но исключительно тихо и по углам (из страха быть завязанными на узел вокруг шеи). В конце концов, чем отличается большое сердце, способное возлюбить всех ближних от этого? Наличием или отсутствием физического контакта. Велика ли разница?
- В женщине, - наставительным тоном произнесла Мираж, устраиваясь у стойки и соблазнительно закидывая ногу за ногу, - должна быть загадка, милый.
Оба офицера рассмеялись; Рандом, державший в руке бутылку, налил виски в стакан, сотворенный из собственной ладони.
- Вот так загадки, загадки - а потом кошельки пустеют, - посетовал Марко, обнимая девушку мощной рукой. - Как у вас тут дела, не обижают?
- Зная, что вы тут? – подмигнула офицерам Света. – Есть более простые и безболезненные способы самоубийства.
- Это уж точно, - с жёсткой усмешкой подтвердил Стоун. Окинул взглядом клуб, вновь улыбнулся - но уже более тепло. - Хорошее у вас местечко все-таки.
- Даже удивительно, - Дельгадо опустился на самый крепкий стул, одной рукой приподняв Фариду и усадив на колени. При желании он бы и трех таких девушек без проблем поднял, - как вы тут все обустроили.
- В этой жизни мы хорошо умеем всего две вещи, - двусмысленно подмигнула мужчинам Ангелина. – Одна из них – знать, чего хотят люди.
О своих способностях двойняшки не распространялись. Слишком много выгод они теряли, раскрыв карты. Но правительство Дженоши вело базу данных, в которую вносились все способности пребывающих в страну мутантов и сёстры не были исключением. Стоун и Дельгадо, будучи офицерами Магнита, имели к ней доступ. Да и девушки выполняли кое какую негласную работу для властей. А именно – отслеживали потенциальных шпионов, которые, как водятся, любили подобные скопления людей. Завидев новое лицо, Ангелина заводила с ним ни к чему не обязывающую беседу, прощупывая эмоциональное состояние собеседника. Чувствуя ложь, мутантка без особого труда могла отличить просто странного парня от заинтересованного в информации лазутчика.
- Еще бы! - рассмеялся Марко, прижимая к себе девушку.
- Кстати, о желаниях, - Рандом наполнил "стакан" заново. - Что у вас сегодня в программе? Или ничем новым не порадуете?
(С V-Zтом)
V-Z
- Сегодня премьера моего нового огненного шоу, - с порога похвасталась Всполох. За ней нерешительно переминалась с ноги на ногу Ребекка, обзаведшаяся макияжем и украшениями.
Усевшись прямо на стойку, Мэган лукаво прищурилась и с деланным равнодушием поинтересовалась: - Не хотите увидеть первыми?
Всполох была одной из немногих, кто за попытку ущипнуть себя пониже спины мог огреть повыше шеи. Но её всё равно любили за вспыльчивый обжигающий нрав и великолепные представления, что она устраивала. Будучи довольно слабым пиромантом, она отличалась удивительным мастерством в управлении огненной стихией. Танцы с пламенным лассо, наряд из огня, адский антураж – Мэган слала самой изобретательностью.
- А ещё у нас новенькая, - кивнула Света на смущённую Ребекку. – Руками не трогать.
- К тому же, - добавила Ангелина, - мы решили устроить аукцион. Будем распродавать мужчин. За тебя, - ласковые пальчики пощекотали Рандома под подбородком, - мы планируем выручить целое состояние.
- А за меня как же? - удивился Дельгадо.
- А тебя на вес надо продавать, - усмехнулся Рандом. - Причем оплачивать заранее, а уж потом взвешивать... в таком весе, в каком захочешь.
- Зря рассказали, - развеселилась Всполох. – По глазам вижу – Фарида с Мираж и выкупят, ни с кем делиться не станут. А мы стрясём с них неправедно нажитые богатства.
- Надеюсь, нам от этого перепадет? - ухмыльнулся Маршалл. - Вот только учтите - не дадите хорошую цену - обижусь, и...
Закончить фразу Стоун не успел.
Мирную ленивую тишину разорвал рев двигателей, похожий на рокот самолета - но звучавший куда ближе... и куда опаснее. Где-то вдалеке грянул взрыв, за окном мелькнул алый луч, бьющий с небес на землю.
Рандом оказался возле дверей в одно мгновение; бутылка полетела в сторону, рука моментально приняла боевое обличье четырехствольного орудия.
Одного взгляда на небо Маршаллу хватило, чтобы понять происходящее, опознать рассекающие небо огромные силуэты. И он бросил через плечо лишь одно слово:
- Стражи!
Лица присутствующих переменились. Кто-то видел стражей воочию, кто-то слышал рассказы о них, но знали все без исключения. Мэган, заставшая чудесные ошейники и принудительные работы при прежнем правительстве, сжала мгновенно воспламенившиеся кулаки. Ещё по предыдущей встрече она помнила, что её огня недостаточно, чтобы причинить стражам какой-то вред, но её ненависть и не думала утихать. Фарида же испуганно обмерла, мгновенно приняв свой настоящий облик. Родом из страны, где уже много лет шла непрекращающаяся война, метаморфка слишком хорошо знала, что это такое.
- Надо разбудить остальных, - бросила Света, хлопнув по щеке Ангелину. От внезапно накативших на Фариду эмоций та сама оторопела и очнулась лишь после пощёчины.
- На склад, живо! – скомандовала она, вместе с сестрой бросаясь к служебным помещениям, где находились жилые и гостевые комнаты. Мираж сдёрнула подругу с колен Дельгадо и, прихватив Ребекку, потащила в сторону склада.
Хосе же теребил Мэган, уговаривая ту следовать за остальными.
- Укройтесь все, - коротко приказал Рандом. - Марко, связь есть?
- Нет, - так же лаконично отозвался Дельгадо, глядя на коммуникатор.
- Мы их придержим, - бросил Стоун близнецам и остальным, - вы не высовывайтесь. Если они поймут, что тут наших много - и здание разломают, но доберутся.
Больше не произнеся ни слова, Рандом шагнул за порог; растущий на глазах Марко последовал за ним.

(и Эртан)
Арьята Кари
С Визетом. Мозайка битвы на Дженоше.

Расти Коллинза и Сару Райалл нападение застигло на набережной; формально они должны были оценить нужду в ремонте местной инфраструктуры. Они этим и занимались – но им просто нравилось быть вместе. Изначально они сошлись из-за интереса к силам друг друга – но постепенно симпатия начала перерастать во что-то большее.
Других в известность они не ставили. Зачем?
– Посмотри, что именно там внизу, – Расти перегнулся через перила, попытался что-то разглядеть в воде.
– Момент… – протянула Сканнер. Шаг, чуть прикрытые глаза – и силуэт девушки стал полупрозрачным: Сара потеряла материальность, переходя в состояние живой голограммы.
Фигура вздрогнула – и исчезла. В этой форме Райалл легко перемещалась с непредставимой скоростью… а также не соприкасалась ни с чем материальным. Для разведчицы это были едва ли не идеальные способности.
Спустя несколько секунд Сканнер вновь возникла рядом.
– Под водой все крепко, – сообщила она, вновь принимая материальное обличье. – На мой взгляд, ремонт тут еще долго не понадобится. Что там у нас дальше по плану?
Расти взглянул на список, но ответить не успел.
Грохот приближающихся Стражей обрушился на набережную совершенно неожиданно для обоих; Коллинз и Сканнер вскинули головы, поначалу не поверив своим глазам.
– Какого…? – Расти не договорил; вокруг него вспыхнуло жаркое пламя, обвившее фигуру. И вовремя – несколько Стражей свернули в их сторону, с неба ударили лучи. Пламенная аура Коллинза поглотила энергию выстрела; второй же луч прошел сквозь Сару, не причинив ей вреда.
«Уходим!» – зазвенела в сознании Коллинза мысль Сканнер.
– Мы их выжжем! – резко возразил Расти, кидаясь к приземляющемуся Стражу. Пламенная аура пылала все ярче; мутант был уверен, что с легкостью расплавит металл брони.
Огненная полоса хлестнула по ногам робота, заставив пошатнуться; шестиметровый выплеск пламени прожег корпус, обрушив врага на колени. На Сканнер пирокинетик не оглядывался, зная, что она с легкостью обгонит Стражей, да и не смогут они ей причинить вреда…
И тем более страшным и неожиданным стал крик боли за спиной: Расти крутанулся, с ужасом видя, как нематериальное тело Сары разлетается под ударом луча странного цвета, распадается тысячами искр на ветру…
Стражи не умели импровизировать, но умели готовиться. И в числе посланных на Дженошу были и такие – чье оружие било по нематериальным или сотканным из энергии существам. Их было совсем мало – технология оказалась крайне сложной – но они были.
Коллинз застыл на месте, неверяще глядя туда, где только что пропала Сканнер; губы беззвучно повторяли имя.
Покалеченный Страж, пытаясь приподняться, выстрелил в спину противнику; пламенная аура поглотила и этот удар, но Расти наконец очнулся, понял, что убивший Сару Страж наводит ладонь и на него самого…
Нечленораздельно взревев, Коллинз взмыл с места, оттолкнувшись от земли силой собственного пламени; кометой он врезался в грудь робота, прожигая себе путь сквозь корпус.

«Проклятье!»
Луч, выметнувшийся из ладони Стража, прошел совсем рядом; лишь сверхбыстрые рефлексы позволили Шеймусу Мелленкампу увернуться от угрозы. На какое-то мгновение оба противника застыли, оценивая друг друга; Страж подбирал по базам данных сведения о враге, мутант же лихорадочно вспоминал, как именно можно бороться с гигантскими роботами, и что именно он может им противопоставить.
Новый выстрел прошел мимо – потому что Шеймус сорвался с места, оттолкнувшись лапами и мощным хвостом. Да, орудия Стражей были мощны – но у них была «мертвая зона» – конструкторы зря поместили их в кистях рук!
Этим Мелленкамп и воспользовался. Еще один прыжок – и покрытый чешуей мутант врезался в грудь Стража; когти помогли удержаться на гладкой поверхности, мощные руки вцепились в пластину на груди. Металл со скрежетом отогнулся – сейчас Шеймус напряг всю свою колоссальную силу.
Мелькнула тень; не раздумывая, Шеймус прыгнул вверх, и кулак Стража врезался в его же собственную грудь, покорежив уже погнутую броню. Вновь прыжок – уход от второго кулака. Еще мгновение – и рука мутанта, протиснувшись в небольшой промежуток, вырвала все провода, до которых дотянулась.
Страж зашатался – что-то, похоже, Шеймус явно сумел повредить. Мутант не замедлил закрепить успех: вцепившись в пластину, он сорвал ее совсем и принялся вырывать из обнажившейся электроники все детали, какие только мог зацепить.
Робот сделал пару неуверенных шагов назад, оступился – огни в глазах погасли, Страж начал валиться назад. Шеймус спрыгнул раньше, чем гигант обрушился на угол здания, разбрасывая обломки кирпичей и бетона.
Оттолкнувшись от стены, Мелленкамп перекатился и выпрямился во весь громадный рост. Похоже, врагу конец…
– Рыцарь!
Шеймус круто обернулся, но мгновенно расслабился.
– Кармелла! Ты как?
– В порядке, – отмахнулась Унушионе. Темно-рыжие волосы были растрепаны, одежда на плече разорвана – но вокруг женщины ровно светилось зеленоватое защитное поле. – Какого дьявола творится, Шеймус?
– Представления не имею, – покачал головой Мелленкамп. – Где Магнит?
– Сама не знаю! – рявкнула Кармелла. – Давай к центру, Рыцарь, Стражи вроде там вьются. По пути остальных соберем. Байрон в центре связи?
– Должен быть. Вперед.
Они сорвались с места, даже не договорив – Шеймус с равной легкостью мчался по мостовой, стенам и выступающим неровным камням; Кармелла, сотворив из собственного поля длинные ходули, перешагивала большинство препятствий.
У них даже не возникло мысли о бегстве. Лидер мутантов редко отступал – почему бы им не последовать его примеру?

Оползень мрачно обозрел группу. Из тех, кто мог хоть что-то противопоставить Стражам – только он сам и Неприкасаемый. Три женщины, двое их которых напуганы до смерти, а третья еще и ранена, пара детей и Дендро, который столь же бесполезен в бою, как и его подружка Пайпер. А, ну да, еще Жаба. Хотя, по мнению Оползня, лучше бы его не было.
С первых минут как группа собралась вместе и начала пробиваться к убежищу, Мортимьер показал все очарование своего характера. Мало того, что язвил и шипел на всех, кроме молчаливых перепуганных детей, так еще и уперся как осел: идем через парк, делая, между прочим, изрядный крюк, и не к убежищу, а к входу в подвалы дворца.
Впрочем, как ни странно, закидон Жабы оказался на руку: Стражей по пути они почти не встречали. Видимо, все они стянулись к центральной части города, где шли основные бои.
-- Оползень, -- не вовремя помянутый Мортимьер развернулся в его сторону. – Что ты там ползешь как улитка? Двигай свою задницу быстрее, тормозить на том свете будешь.
-- Да пошел ты, командир, тоже мне, -- проворчал Доминик, но скорости прибавил.
Жаба презрительное замечание проигнорировал, не впервой, просто сощурившись завертел головой, оценивая окружение и силы своих спутников. Пайпер уже еле переставляла ноги. Помятые стрекозиные крылья, одно из которых к тому же было полуоторвано и опалено (вопрос еще, смогут его восстановить целители, или девушка больше никогда не взлетит) повисли как тряпочки. Дети тяжело дышали после последней перебежки от зданий через низкие кусты азалий к зарослям акации, в которых и укрылась сейчас группа. Похоже, без привала не обойтись…
-- Унус, прикрой.
Мортимьер присел на корточки, давая понять, что привал официально объявлен. Женщины и дети опустились на землю. Дендро сидел, обняв подругу.
Оползень мрачно посмотрел на самозваного командира, однако не признать, что скомандовал привал Жаба вовремя, было нельзя.
«Вот интересно, за чью спину этот хмырь будет прятаться, когда начнется драчка, если она не дай Бог начнется, за мою или за Неприкасаемого? На меня пусть не рассчитывает. Я его вместе со Стражами с удовольствием положу».
Жаба между тем прикидывал план последнего рывка. До замка осталось совсем немного. И, по закону подлости, наверняка так легко добраться до цели не выйдет. Значит придется перегруппироваться и использовать все возможности.
Мортимьер раздвинул кусты, обозревая следующий участок пути, скривился и сделал знак бойцам и Дендро, подзывая их к себе.
Унус подошел быстро. По опыту работы с Жабой он уже знал: этот парень если и ляпает что-то стратегически-тактическое, то редко и к месту. Оползень нехотя скривился и тоже присоединился к совету.
-- У нас проблема, -- Мортимьер снова отодвинул ветви, давая мутантам обзор.
Доминик выругался.
Впереди их ждало отрытое пространство. Вплоть до самого дворца, метров триста, мать его так, газона. И никаких укрытий.
Ньятенери
Курт собирался посетить Дженошу, чтобы проверить, на самом ли деле это рай для мутантов, как вещал Магнит из каждого телевизора в стране по нескольку раз в день. Он сел на корабль, отплывающий на остров мутантов из Чикаго. Надо признать, что раздобыть билет на него было не просто. Отток мутантов из Америки достиг своего пика, сотни одаренных ежедневно отправлялись на Дженошу, мест хватало не всем, но ему повезло.
Вагнер всегда любил морские путешествия – и уже приготовился полдня проторчать на палубе, вдыхая свежий морской воздух, как вдруг на удаляющемся берегу ему почудилось что-то неладное.
Корабль отошел уже достаточно далеко и различить что-то конкретное было трудно, но клубы серого дыма над городом выделялись отчетливо и зловеще. Пассажиры заволновались и высыпали на палубу – они получили тревожные вести по радио.
Вагнер вздохнул и приготовился к прыжку. Пожалуй, Дженоша подождет его еще немного.
Следующие несколько часов он занимался спасением людей из горящих домов и из-под завалов. Люди были в таком шоке от происшедшего, что даже не успевали испугаться, увидев мутанта, что в данном случае было только на руку Вагнеру. Однако, пара и без того перепуганных граждан все же решила, что они уже умерли и он пришел, чтоб утащить их в Ад. Видимо, совесть их была не чиста. Впрочем, размышлять об этом было некогда – вытащив обоих, он помчался дальше.
Никто не мог даже толком рассказать, что произошло, но масштаб разрушений был настолько огромен, что сомневаться не приходилось – это не рядовые беспорядки. Но как только один из пострадавших упомянул огромных роботов, все сразу встало на свои места.
Арьята Кари
С Визетм и Эртан. Продолжение мозаики битвы на Дженоше.

Выстрел Стража, испаривший на месте бегущего мутанта, отколол кусок от здания; тот рухнул вниз – и приземлился как раз на огромные ладони. Марко Дельгадо, коротко выдохнув, швырнул камень в робота; тот уклониться не успел – вся масса камней врезалась в лицо, сокрушая броню и электронику.
Рандом укрылся за импровизированным барьером у дверей «Трассы», ведя непрерывный огонь. Обе руки Маршалла привычно приняли форму четырехствольных орудий, извергая снаряды из затвердевшей биомассы; мутант тихо ругался себе под нос, на ходу вспоминая, где именно у Стражей уязвимые места.
Дельгадо же ограничивался короткими выдохами; он уже вырос до шести метров в высоту, и огромные кулаки мутанта крушили камни и металл. Чудовищная физическая сила Марко позволяла ему поднимать колоссальный вес – и он этим активно пользовался.
На смену двум подбитым Стражам спикировало еще трое; мутанты переглянулись, коротко кивнули друг другу. Рандом сосредоточил огонь на среднем – восемь очередей били роботу в лицо, не давая разглядеть противника, пробивая более тонкую лицевую броню, корежа электронику внутри.
Марко же сорвался с места, набирая скорость, выставляя плечо вперед; гигантский мутант с ревом врезался в бедро Стража. Удар колоссальной силы заставил робота пошатнуться, столкнуться с тем, кого обстреливал Маршалл; мгновенно развернувшийся Дельгадо с силой толкнул прежнего противника – и оба обрушились на землю.
Третий развернулся прямо к Марко, вскинул руки, но не успел выстрелить; гигант, оторвавший ногу поваленного Стража, швырнул ее в робота; с другой стороны ударили выстрелы Рандома.
Однако, прежде чем робот рухнул под двойным ударом – грудной отсек выплюнул ракету. Дельгадо едва успел уклониться – но снаряд взорвался совсем рядом, волна швырнула великана на землю.
И почти мгновенно с неба рухнули четыре луча – двое паривших Стражей стреляли в распростертую на земле цель; алые полосы энергии насквозь пронзили тело мутанта.
Исполин вздрогнул – и мгновенно затих; по мостовой поползли струи крови.
– Вашу… – процедил Рандом в бессильной ярости; сжав зубы, он продолжал стрелять – и одновременно отступать ближе к клубу. Успели ли все там укрыться?
Рядом полыхнула вспышка, и Маршалл с ужасом увидел тонкую фигуру Всполох. Девушку окружал пламенный ореол, огненные полосы хлестали по Стражам.
Стоун понятия не имел, почему ее никто не удержал – наверное, пытались, но вырвалась… но осознавал, что случилось: она увидела гибель Дельгадо и пришла в бешеную ярость, свойственную многим пиромантам.
– Беги! – крик Рандома сорвался, когда ему вновь пришлось перепрыгнуть с места на место, непрерывно стреляя. А потом было уже поздно.
Два луча скрестились на хрупкой фигуре, ярким пламенем взвился крик – и через мгновение на месте Всполох остался лишь черный пепел.

Байрон Кэйли с трудом приподнялся, помотав головой: похоже, потерял сознание на несколько минут. Отбросив с лица длинные белые волосы, Тигель выпрямился, неверяще оглядывая творившееся вокруг.
Половины комнаты как не бывало; аппаратура связи, за которой он сидел, обратилась в оплавленные обломки. Снаружи грохотали выстрелы, сверкали вспышки пламени, молний и иного, сопровождавшего проявления мутантских сил.
«Надо бы добраться до второго поста связи…» – отрешенно подумал Кэйли, потом вновь помотал головой, окончательно оправляясь от удара. Бросился к пролому в стене, выглянул наружу – и замер, глядя на рассекающие небо силуэты Стражей.
– Нет, – выдохнул Тигель. – Не может быть. Просто не может…
Но Стражи были здесь – и, глядя на то, как их ракеты и лучи обрушиваются на Хаммер-Бэй, сомневаться в этом не приходилось.
Тигель сорвал с пояса коммуникатор – особо мощный, настроенный на личный коммуникатор Магнита. Торопливо выкрикнул в него сообщение, надеясь, что оно пробьется сквозь помехи, трещавшие на канале связи; Байрон знал, куда направился правитель Дженоши, и понимал, что тот еще может успеть помочь.
Снаружи послышался грохот, что-то огромное заслонило солнце – и в комнату заглянул Страж. Холодные глаза робота остановились на мутанте; вскинулась рука со светящимся жерлом орудия.
Но мгновением раньше Тигель в бешенстве вскинул руки – и с ладоней полыхнуло пламя, способное с легкостью плавить металлы. Огонь пирокинетика расплескался по голове робота, проплавляя броню и выжигая фоторецепторы; Страж шарахнулся назад, и Байрон довершил успех, соединив руки и послав прямо в противника стрелу самого жаркого пламени, какое смог создать.
Робот исчез из виду, рухнув вниз; Кэйли же кинулся к сорванной с петель двери, выскочил на лестницу.

– Да чтоб тебя! – взвыла Джоанна Каргилл, уворачиваясь от выстрелов сразу двух Стражей. Парой минут раньше прямое попадание одного из них не причинило ей вреда – так что теперь Френзи уделили внимание сразу двое. Испытывать свою шкуру на прочность Джоанна категорически не хотела.
Она прекрасно знала, что смогла бы разорвать броню любой твари или попросту опрокинуть Стража – но для этого надо было подойти и коснуться. А вот как раз этого зависшие над улицей и поливавшие ее лучами роботы сделать и не давали.
Как назло, под рукой не было никакого подходящего оружия. Ну вот как заставить их хотя бы на мгновение заткнуться? Или палить куда-нибудь в другую сторону?
Помощь пришла с неожиданной стороны – розоватый световой куб врезался в спину одного из Стражей, сбив ему прицел. Второй мигом повернул голову и выстрелил в нового противника – однако мерцающее поле поглотило луч без вреда для себя.
Иная конструкция из света – похожая на молот – обрушилась на голову первого Стража; сверху промелькнула стремительная фигура.
Джоанна в полной мере воспользовалась своим шансом. Она сорвалась с места, выжимая из тела всю доступную скорость; короткий прыжок – и кулак Френзи проломил броню на колене Стража. Рыча от ярости, Каргилл разодрала электронику внутри ноги, заставляя врага припасть на одно колено – и принялась срывать пластины с корпуса. Страж пытался сбить мутантку с себя – но каждый раз ему мешал удар полупрозрачных колонн из розоватого света.
Когда робот рухнул, Френзи запоздало вспомнила о втором, оглянулась – и вздохнула с облегчением. Второй Страж тоже неподвижно лежал; половина его тела обратилась в песок, вторая была покорежена расползшимися стеклянными щупальцами.
– Зак, Аллен, вы до чертиков вовремя! – Джоанна спрыгнула с корпуса врага, кивнув подходящему Проектору. Хром спустился сверху, медленно рассеивая пламя вокруг себя. – Откуда эти уроды взялись?
– Не знаю, – развел руками Зейчери Уильямс; вокруг его фигуры все еще мерцало розоватое поле. – ПВО почему молчат? Ал, сверху что-то было видно?
– Системы целы, но почему-то не стреляют, – мрачно ответил Хром. – Не сработали?
– Пошли разберемся, – прорычала Френзи, двинулась мимо Проектора – и застыла.
Неподалеку на мостовой замерло искалеченное тело; светло-коричневый мех еще дымился, звериные черты были искажены болью.
– След… – прошептала Джоанна, и глаза ее запылали яростью. – Ну все. Пошли, разорвем этих мразей!

-- Пригнись! – Пиро вскинул руки и направил огненную струю поверх головы спутника. Опаленный Страж начал медленно поворачивать голову, но пламя, продолжавшее литься нескончаемым потоком, все же проплавило его корпус. Гигант рухнул на землю, снося своей тушей стену ближайшего дома, а сам пирокинетик слегка пошатнувшись, осел на раздолбаный асфальт.
Поднявшийся с земли Кортез быстро оценил обстановку.
-- Идти еще можешь?
Пиро помотал головой.
Фабиан тихо помянул мать, бабку и прочих предков по женской линии изобретателя Стражей, и подполз к товарищу на четвереньках, коснулся наскоро его руки, передавая энергию.
-- Еще… Не смогу отстреливаться…
-- Не посреди улицы. Двигаем вон туда, -- Кортез махнул рукой в сторону туши Стража.
Рука робота легла очень удачно, создавая небольшое, но вполне надежное укрытие.
-- Понял. Черт, откуда их так много взялось?
-- Людям скажи спасибо.
Мутанты короткими перебежками двинулись в щель, присмотренную Кортезом. Уже на месте, пока Фабиан заряжал его по настоящему, Пиро здал самый животрепещущий вопрос:
-- А при чем тут люди? Вроде, с Магнитом у них мирный договор подписан.
-- Ты веришь в мирные договоры между нами и людьми? – Кортез приподнял бровь.
-- Да не особо. Как пить дать, кинут рано или поздно. Это же люди.
-- Вот и я так думаю.
-- Думаешь…
-- Утверждать не могу, но сам смотри. Будь ты человеком, и представься тебе такая шикарная возможность: толпа мутантов, собравшихся в одном месте и совершенно разомлевших от счастья и свободы, забывших о том, что надо бы держать ухо в остро, ты бы не воспользовался?
-- Если бы так собрались Друзья Человечества или другие мутантофобы, я бы уж порезвился… -- осклабился Пиро.
-- Вот и они резвятся. Ладно, к черту. Политика – дело начальства. Нами пока еще не мы с тобой правим, вот пусть Магнит и делает выводы из этого нападения. А нам пробиваться к убежищу надо.
Пиро кивнул и, осторожно выглянув из-за кисти руки Стража, обозрел улицу.
-- Вроде пока чисто. Давай короткими во-он до того здания…
V-Z
Продолжение мозаики битвы
Джанна Эсперанца бежала. Когда Стражи обрушились на город и снесли часть здания, где она была – Статик могла только бежать. Что еще делать? Пистолет, имевшийся при себе, против роботов был бесполезен. Силы… тоже. Статик всегда гордилась способностью воздействовать на чужую нервную систему, парализовать врага, отключить его сверхспособности… но у Стражей, чтоб им сгнить навеки, не было нервной системы! Не было сверхспособностей!
Никогда еще Джанна не чувствовала себя такой бессильной. Она искренне надеялась, что успеет добраться до кого-то, способного совладать с роботами, или хотя бы найдет место, где сможет принести пользу – пункт связи, или еще что… Или хотя бы раздобудет оружие калибром побольше.
О! Вот и оно!
Статик подскочила к разбитой машине, возле которой распростерся синекожий мутант; в сторону откатился ракетомет, а чуть дальше оказался ящик снарядов. Похоже, луч Стража убил водителя, но каким-то чудом оружие просто вышвырнуло из машины, и оно не взорвалось.
Джанна подхватила ракетомет, торопливо зарядила заученным движением. Услышав шум за спиной, резко развернулась, вскидывая оружие; ракета угодила прямо в грудь Стражу, пронзив броню и сдетонировав внутри. Робот с дымящейся дырой в груди рухнул на мостовую, и Эсперанца торжествующе вскинула кулак.
– Вот теперь, – с удовольствием произнесла она, вновь заряжая оружие, – я…
Договорить она не успела.
Луч второго снижавшегося Стража прошел мимо – Статик успела увернуться – и ударил по ящику со снарядами.
Взрыв взметнул осколки камня на десятки метров вверх.

– Так, надо передохнуть, – тяжело выдохнул Рем-Рам, прислоняясь к стене. В душе Маркуса Эндрюса облегчение мешалось со злостью: ему повезло, что он встретил способных помочь, но сам мутант сейчас не мог ничего сделать против Стражей. Ну как, спрашивается, работать с подсознанием тех, у кого оно отсутствует полностью?! – Что-то слышно?
– Ни черта, – огрызнулся Кату Кат, прижимавший к уху коммуникатор. – Сплошные помехи.
Он раздраженно стиснул устройство металлической рукой.
– Еще один, – сообщила Гаргуаль, заглядывая за угол.
Трем мутантам не слишком повезло. Силы Рем-Рама не действовали на Стражей вообще; Кату требовалось сосредоточиться, чего ему роботы не давали. Лавиния была превосходна в ближнем бою – но попробуй дорвись до ближнего боя! Несмотря на крылья, бросать вызов Стражам в небе Гаргуаль не решалась.
Но сейчас робот их не видел – и это был шанс.
– Так, – металлические ладони Ката соприкоснулись. – Отойдите-ка, сейчас я ему устрою прогноз погоды…
Мутант сосредоточился; руки задрожали, когда он начал вбирать силу магнитного поля этих мест, перенаправляя ее.
Над Стражем начала медленно сгущаться туча, в которой посверкивали молнии.
– Марк, – сквозь зубы попросил Кат, – корректируй…
Рем-Рам осторожно выглянул из-за угла, наблюдая за движением робота.
– Еще немного правее. И чуть ближе к нам… есть! Он стоит, туча прямо над ним!
Страж задрал голову – как раз вовремя, чтобы рухнувшая из черноты тучи молния опутала металлическое тело, сотрясая весь корпус. Кат метнулся из переулка, выбрасывая руки вперед – накопленная энергия сорвалась с них, разрывая броню парализованного Стража, отшвыривая назад.
Гаргуаль, взмыв в воздух, за считанные мгновения преодолела разделявшее их расстояние, вцепилась в шею робота. Резкий рывок, скрежет когтей о металл – и Лавиния отбросила в сторону голову Стража. Тот стоял еще несколько секунд – а затем обрушился.
– Вот так! – с сияющей улыбкой Гаргуаль обернулась к остальным; Кат и Рем-Рам одобрительно кивнули.
– Не стоит задерживаться, – оглянулся Кат. – Пробиваемся к командирам.

– Называется, полюбовался видами, – пробормотал Игорь, подхватывая раненого и помогая ему подняться. Покрытый сиреневой шерстью мутант с перевязанной головой глухо стонал, не приходя в сознание.
В самом начале нападения Белов оказался возле госпиталя – он в последнее время изрядно заинтересовался медицинским применением собственных сил, и решил воспользоваться шансом. Ну где еще можно будет обсудить мутантский дар со сведущими медиками?
Ему повезло – уже минут через двадцать Игорь увлеченно болтал с Эленой, милой золотокожей девушкой, оказавшейся хорошим целителем. Впрочем, вопросом она была явно озадачена: врачей-хронокинетиков у них все же не было.
А потом… а потом обрушились Стражи – и тихий теплый день превратился в ад.
Последний час Игорь помогал эвакуировать больных и раненых; хорошо еще, что госпиталь не был забит, и что роботы не посчитали его приоритетной целью. Элена обмолвилась, что рядом есть подземное убежище – военный бункер, который Магнит превратил в укрытие на случай чего-то подобного. Туда, по идее, надо было идти подземным же тоннелем – но его попросту еще не успели соорудить.
Так что сейчас врачи и санитары пытались перетащить больных к небольшому грузовику. Легче всего приходилось тем, кто обладал огромной силой или паре телекинетиков; впрочем, справляться приходилось кто во что горазд.
– Твари… – невнятно пробормотал сиреневый, вдруг очнувшись. Игорь проследил его взгляд – в небе мелькнул силуэт Стража. – Дали бы только мне их в руки…
– Как-нибудь потом, – отозвался Белов. – Сперва – дело.
«Угу, любимое выражение дяди. Вот бы он еще побольше о своих делах рассказывал, а то у него вечно «извини, Игорь, это засекречено. И вообще этого никогда не было, ясно?»
Игорь преодолел половину пути до грузовика, когда очередная хищная тень скользнула вниз – Страж гулко опустился на площадь. Робот вскинул руки, целясь одновременно в людей у входа в больницу и у грузовика.
…И застыл.
Игорь с облегчением вздохнул – он успел вовремя. Видимая лишь ему полусфера двадцати метров в радиусе и в высоту накрыла площадь, останавливая время каждого, кто оказался в ней. В том числе – и Стража.
Черт, но что с ним делать-то?
Во внезапном озарении Белов бросил взгляд на висевшего на плече мутанта, и ускорил его время – возвращая к нормальному ритму жизни.
– Что? – тот приподнял голову, изумленно глядя на замерший мир вокруг.
– Нет времени! – Игорь, выдохнув привычное выражение, невольно усмехнулся. – Сможешь совладать с роботом?
Последовала пауза в секунду.
– Помоги подойти к нему, – приказал сиреневый.
Несколько мгновений – и они уже были рядом; сняв руку с плеча Белова, мутант прижал обе ладони к металлическому корпусу.
Игорь невольно отшатнулся – по Стражу заструились молнии, втекавшие в тело сиреневого, окружавшие его сияющей аурой. Шерсть встала дыбом, каждая шерстинка искрилась силой.
– Ха! – мутант с торжествующим видом отступил. Шерсть по-прежнему искрилась. – Ну и нехилый же у него аккумулятор – полностью набрался, да и еще осталось.
Он небрежно махнул рукой; выплеснувшаяся изнутри молния сорвала голову Стража с плеч. Затем, подумав, стянул с головы бинты: что бы за рана там не была, она исчезла.
– Лечишься электричеством? – уточнил Игорь, вновь запуская время. Площадь заполнилась удивленными возгласами – для остальных не прошло и мгновения. Сиреневый коротко махнул им рукой, крикнув что-то успокаивающее.
– Угу, – кивнул он. – Я почему в палате для легких лежал – если б не эти уроды, мне бы через пару минут аккумулятор с проводами принесли – и вскочил бы без проблем. Кстати, меня Том зовут.
– Игорь, – представился Белов в ответ.
– Пошли, будем дальше носить, – Том оглянулся на грузовик. – А если налетят – ну вот теперь у меня есть чем их угостить…
Инэйлэ
тут потрудились Визет, Арьята и я)))

Битва при Дженоше наращивает обороты.
-- Может опять в обход? – мрачно спросил Оползень. – По кустам, по краю газона…
-- Женщины не дойдут, -- тихо напомнил Дендро, имея в виду в основном Пайпер.
Унус некоторое время смотрел на последний участок пути.
-- Прорвемся. Если небоевые не будут разбегаться.
-- Пайпер не может быстро бежать. Мне придется нести ее, -- зеленые жилки на висках Дендро пульсировали.
-- Не-ет, -- рот Жабы расплылся в то ли улыбочке, то ли оскале. – Двигать ножками ей придется самой. А ты будешь прикрывать.
-- Что? Но я же… Как моя сила может помочь против Стражей? Они же не спускаются к растениям!
-- А это уже не твоя забота. Просто будь готов и все. Передай своей Стрекозе, что у нее пять минут, не больше. Потом будет двигать попой как миленькая, или останется здесь.
Дендро вздохнул и вернулся к подруге.
Вопреки своим словам. Жаба дал им целых десять минут. Затем группа поднялась для последнего броска.
-- Унус, прикрывай воздух и правый фланг, Оползень – тыл и левый. Дендро, держись рядом со мной. Никому не отрываться и не тормозить. Бегом до лестницы, -- Мортимьер кивнул на вход в подвал, закрытый небольшой дверью. – И внутрь. Там наотдыхаетесь. Готовы? Вперед!
Группа бросилась в последний рывок. Когда половина пути была пройдена, Дендро выдохнул с облегчением: прорвались… И тут же, словно напоминая о законах Мерфи, солнце закрыла тень. Послышался гул и рокот двигателей.
Пайпер вскрикнула. В следующий момент Мортимьер в прыжке выбил ее из-под алого луча. Перекатился и, сформировав комок слизи, метнул его в нападавшего робота.
-- Поиграем в жмурки, жестянка?
Страж, окуляры которого оказались забиты густой слизью, выстрелил наугад, разнес беседку и поспешил приземлиться на дорожку.
-- Ну получай теперь, гнида… -- Оползень со смехом направил поток вибрации по земле в сторону робота.
Страж пошатнулся, переступив ногами, и повалился в кусты.
Глаза Дендро сверкнули изумрудным блеском. Теперь! Теперь он мог отомстить за все! За крылья Пайпер, за их дом, свой сад, соседа-полиморфа, погибшего под развалинами собственного дома, за маленького краснокожего мальчика-мутанта, который приехал на Дженошу только пару недель назад и о способностях и имени которого Дендро не знал ничего, но зато видел, как Страж сбил его лучом… За все и за всех!
Вопль сорвался с губ мутанта. Дендро вскинул руки и, повинуясь его силе, кусты ожили, оплетая Стража ветвями, проникая корнями в щели брони и разрывая ее и внутренности машины. Грянул взрыв, полыхнуло пламя. Мутант снова вскрикнул, на сей раз от боли растений, передавшейся ему, и прервал контакт.
-- В укрытие, живо! – Жаба уже двигался большими скачками ко входу в подвал, где жались успевшие прорваться женщины и дети. Дверь оказалась заперта.
-- Слышал, ногами двигай! – Оползень ухватил флоранта за шиворот и бросился следом, предоставив Уносу, славившемуся своим непробиваемым полем, разбираться со вторым Стражем.
Неприкасаемый между тем захлестнул своего Стража при помощи щупов поля и вынудил сместиться вправо от основной группы, в позицию, из которой стрелять по ним было неудобно.
-- А теперь потанцуем…
Удар, еще удар, поле спружинило, поглощая энергию выстрела…
А затем грянул взрыв. Не ожидавший взрывной волны со спины Унус пошатнулся, его отбросило в сторону, оглушило…
Воспользовавшийся этим Страж сделал шаг к поверженному мутанту и занес над ним ногу, явно намереваясь просто раздавить.
Пайпер пронзительно вскрикнула. Мортимьер, возившийся с замком, обернулся, на лице его отразилось непонятное выражение: смесь ужаса и отчаяния. Жаба было дернулся назад, но остановился: сформировать еще один комок слизи он просто не успеет, как не успеет и метнуть.
-- Мотаем отсюда! – Оползень прекрасно понимал, кто будет следующими. Мутант прижал ладони к двери и с ревом выпустил новую волну вибрации.
Дверь обрушилась к его ногам мелкими осколками. Волна расколола часть лестницы, ведущей в темноту подвала, но сейчас это мало кого волновало.
-- Вниз! – Жаба схватил Пайпер за руку и поволок за собой в укрытие, следом бежали остальные. Последним в дверь нырнул сам Оползень.

Исаак Джавитц всегда знал, что он не превосходит других по мощи. Вся его сила была чисто физической – одноглазый почти трехметровый гигант с легкостью гнул металлические плиты, разбивал стены и поднимал тонны веса.
Ему этого всегда хватало.
Но сейчас он бы многое отдал за куда более могучие силы – потому что чисто физической силы против Стражей не хватало. Однако и из своих способностей Джавитц выжимал все возможное: два робота уже лежали, раздавленные каменными блоками, а еще одного гигант сейчас молотил его же собственными руками, вырванными с корнем. Не стоило ему наклоняться, чтобы выстрелить…
Страж обрушился на мостовую, застыл без движения; Джавитц бешено огляделся – проклятье, приближаются еще четверо! Великан подхватил обломок стены, заслонился им – и камень задрожал в руках, когда его начали дробить лучи.
Исаак коротко выругался. Ну что ж, похоже, такого ему уже не выдержать… Но, по крайней мере, все то время, что Стражи тратят на него – они не будут убивать других людей Дженоши.
Швырнув остатки глыбы в роботов, Джавитц наклонился, подхватил оторванные руки Стража.
А затем – рванулся вперед, издав могучее низкое рычание. Первый луч впился в грудь, не остановив, второй прошел совсем рядом. Третий – вновь попал в цель…
Они не смогли убить его, пока Джавитц приближался – и, оказавшись на расстоянии удара, великан обрушил на врагов всю собственную силу. Броня роботов корежилась и разлеталась под ударами Исаака; лучи жгли тело, отлетающий металл резал плоть, но гигант не чувствовал боли.
Сил еще хватает. А значит – надо нанести еще удар.
И еще один.
И еще один…
И еще…

Как правило, самые пакостные прогнозы сбываются с девяностодевяттьюпроцентной вероятностью.
Именно эта фраза промелькнула в голове Изо, в тот момент, когда она каким-то газельим прыжком уходила с линии выстрела невесть откуда взявшегося Стража. Коротко выругавшись, девушка взмахнула рукой для концентрации и мысленно ударила сверху вниз со всей силы – и поганая железка впилилась в каменные плиты набережной, рассыпав вокруг себя отлетевшие мелкие детали.
Но не успела Изо порадоваться первой настоящей победе, и тем более – вытереть мгновенно вспотевший лоб, как ею заинтересовалась сразу двое Стражей. Тут уж девушка выразилась и вовсе непечатно – любой бандит бы покраснел – и далее её мысли понеслись с такой скоростью, что никакое описание ни на каком из языков мира не поспело бы за ними.
Двое – и по одному их не успеть сбить (о том, что рядом есть другие мутанты, силами тоже не обделённые, Изо в тот миг забыла), а разом – не хватит сил, слишком велики, и сила её требудет концентрации… Единственное решение пришло словно ниоткуда – возможно, из подсознания, оценивающего всё иначе, чем разум, возможно, из памяти крови, в каждой капле которой запечатано искусство беспрерывно воевавших предков, возможно – из ноосферы…
Не думая, выбросив из головы все до единой мысли, Изо собралась – и двумя отстоящими друг от друга на доли секунды ударами обрушила свои силы на головы Стражей.
Ещё несколько мучительных мгновений, протекших, как годы, ничего не происходило. А потом чудовищные башки отделились от колоссальных плеч и рухнули на белый океанический песок, а обезглавленные тела пролетели ещё немного и рухнули на землю.
Возможно, кого-то придавили…
- Нет! – громко, по-русски, только для самой себя крикнула Изо.
Нет. Она не должна думать, кто может погибнуть под упавшими Стражами.
На неё налетал ещё один робот.
Если будет думать так – то быстро погибнет, и не уничтоженные ею Стражи ещё кого-то убьют.
Ещё одно усилие – и ещё одна обезглавленная махина рушится вниз.
На доли секунды небо вокруг Изо оказалось свободным, и она использовала его, чтобы наполовину боком, наполовину задом отбежать от берега, продвинуться вглубь острова, где шанс найти более или менее надёжное укрытие был больше.
Или нет. Изо уже потеряла счёт сбитым Стражам, и даже сказать, больше десяти она уделала или нет не смогла бы ни за какие деньги. И за всё это время отчаянного отступления по границе городских кварталов и парковой зоны не увидела ни одного дома, внушающего уверенность своим видом. Обычные городские жилища, не более.
Спланированные для мира, построенные для мира и расположенные так же. Лезть в любой из них означало заживо себя похоронить – и Изо продолжала отступать, короткими ударами обезглавливая Стражей и не думая, не думая о том, куда их тела валятся. Позади, слева, справа – в небо били молнии, огнешары, световые вспышки всех вообразимых и невообразимых прежде цветов и форматов – жители Дженоши не собирались так просто сдаваться…
Только где шляется главный житель?..
Три Стража один за другим лишились голов и рухнули наземь, и небо снова на секунды очистилось. Хрипло помянув такую-то тёщу, Изо со всех ног метнулась дальше – хотелось на этот раз попробовать одолеть целый квартал, должен же этот парк когда-нибудь чем-нибудь закончиться?..
Не успела Изо подумать – как действительно, закончился. Деревья расступились в стороны, открывая светлое здание и – о радость! – стоящий перед ним тёмно-зелёный грузовик. Около машины шла какая-то суета, но Изо не успела внимательно приглядеться – на неё упала тень. А что это значило – девушка уже успела заучить до образования условного рефлекса.
Резкий прыжок – алый луч вспарывает асфальт в метре от ног девушки; и пока увлекаемая собственной инерцией железка не успела развернуться – ещё один удар, железная башка отлетает, тело рушится на деревья…
А Изо продолжает бег. Вперёд, вперёд, к машине! Её не могли не заметить, и подождут, даже если уже собирались стартовать – такое орудие противостражной обороны на борту будет полезнее «града»…
Арьята Кари
Тем временем над морем... Магнит и Феникс. Сыграно с Визетом

Лететь над водой, чувствовать на коже ветер... Умываться солеными брызгами... Это было в миллиард раз прекраснее, чем мчаться через космос.
Феникс буквально наслаждалась, как ребенок, впервые оказавшийся у моря.
Магнит парил рядом, двигаясь не слишком быстро, но уверенно и легко, словно небо было ему привычно. Впрочем, действительно было. Он меньше радовался полету; слишком уж много раз он преодолевал такие пространства. Вода била по плащу, ветер трепал волосы - шлем Эрик захватил, но надевать пока не стал.
- Пожалуй, хватит, - проронил он, минут через десять после того, как Дженоша скрылась из виду.
-- М-м... Что делать? Атаковать или защищаться?
- На твое усмотрение, - подумав, решил Магнит. В конце концов, стоит сперва оценить, что она вообще предпочитает делать.
-- Тогда атакуй, -- пожала плечами девушка, сложив перед собой крылья. -- Чем хочешь. Хочешь – силой, хочешь -- чем-нибудь физическим.
- Я не особенно буду сдерживаться, - предупредил Эрик.
- И не надо. Ничто на Земле не может пробить мои крылья. Я не испытывала их на оружии ши`ар, но за земное поручусь.
- Человек сильнее оружия, - заметил Магнит.
Из складок одежды выскользнул десяток металлических шариков, закружившихся вокруг него. Потом половина из них вдруг замерла, задрожала с частотой, едва заметной глазу - и шарики рванулись вперед, разогнанные магнитным полем.
Вопреки своим словам Эрик намеревался остановить их у самой кожи - если они пробьют защиту Феникс. Но ей об этом знать было необязательно.
Крылья вспыхнули... Половина шариков отлетела прочь, половина просто испарилась.
-- Так будет с любым физическим предметом. Масса не имеет значения, -- предупредила весело Феникс.
- Весьма удобно, - задумчиво кивнул Магнит. - Вообще, тебе какими способностями пользоваться проще - принадлежащими тебе-Фениксу или тебе-Джин? Они несколько различны, как я вижу. Ее дар пламя никогда не сопровождало - во всяком случае, в нашем мире.
Неспешно говоря, он одновременно наращивал магнетическое воздействие - не двигаясь, и не выдавая этого ни единым жестом.
-- Телепатия и телекинез -- часть условия существования Феникса в физическом мире, Лидер. Они настолько же мои, насколько пламя. Но вот уровень их использования зависит от обученности до соединения. Ну... То есть телепатии мне-нынешней надо учиться с нуля почти.
- И та же проблема, что и в твоей реальности, - вздохнул Эрик. - Нет у меня достойных телепатов пока. Но только пока, уверен, они вскоре появятся...
Ничуть не меняя интонации и никак не двигаясь, он ударил магнетической силой - следя за тем, чтобы она не перешла опасного предела, но при этом чувствительно.
Крылья напряглись и затрепетали, девушка сжала зубы, словно шла против сильного ветра, но все же выстояла.
-- Кажется я поняла... Про силу крыльев.
- Вот это запомни, - заметил Эрик. - Именно, кстати, касательно телепатии - она никак не проявляется внешне. Противник - если он силен и опытен - может атаковать, при этом никак не проявляя враждебности или вообще демонстрируя дружелюбие.
-- Нет, я не об этом... -- девушка задумалась, а затем вдруг распахнула крылья так, что они растянулись примерно на километр. -- Лидер... Думаю теперь ты сможешь их пробить теми шариками.
- Сейчас попробую, - Магнит отлетел немного назад - дабы видеть больше. Пять оставшихся шариков, медленно круживших вокруг него, сорвались с места, устремившись к пламенным крыльям.
Как и предположила Феникс, все пять хоть и с трудом, слегка замедлив скорость, но прошли через крылья.
-- Да! -- неожиданно алое пламя объяло девушку плотным коконом. -- А вот теперь, думаю, они выдержат прямое попадание атомной бомбы.
- А вот этого я проверять не буду, - предупредил Леншерр.
-- Надеюсь, никто не будет. Лидер, если придется защищать остров, я смогу накрыть городскую площадь так, что она будет не хуже бомбоубежища, но весь остров защитить не смогу... Это к вопросу о мирных гражданах.
- Спасибо, - кивнул Магнит. - Хотя я сейчас строил оборону с тем расчетом, чтобы корабли или самолеты не допустить вообще в воды Дженоши.
-- Ну... если нас начнут бомбить ракетами... Может пригодиться.
- Я не привык упускать ни единой возможности, - коротко улыбнулся Леншерр.
-- Ты этому и меня учил... А если кто-то посмеет напасть на мирных мутантов.... -- глаза девушки вдруг потемнели. -- Тогда....
Она выставила резким движением руки вперед. Крылья колыхнулись, и над океаном забушевал огненный смерч, на ходу испарявший воду с поверхности моря и пару торчащих из нее каменных скал.
- Впечатляет, - признал Леншерр, глядя на место, где только что были крепкие скалы. - Давно такого не видел.
-- Сильнее не стану... -- в тон его предупреждениям выдохнула Феникс. -- Вскипятить все море было бы можно... Но на вашей планете это не слишком хорошо отразится. Ну... вот и все... Телепортация там... Зажечь свечу... Это мелочи. Ах, да... Телепатия... Как Сила я практически иммунна к ней, если сама не впущу кого-то в свой разум. Но не советовала бы телепатам в него лезть. Слишком уж он... неземной.
- А пробовали? - с любопытством уточнил Магнит.
-- Один раз, -- мрачно произнесла девушка. -- До того самого момента, как моего мира не стало, этот несчастный оставался безумен. Если меня предупредить, я хоть подготовлю поле для человеческого восприятия. Без предупреждения читать мои мысли и пытаться увидеть мир моими глазами откровенно опасно для смертных.
- Это стоит учесть, - нахмурился Леншерр. - Если все же найдется для тебя учитель-телепат - вам придется как-то соприкасаться разумами.
-- Ну... Если я буду знать, то сейчас это произойдет, то оставлю только человеческое восприятие, а восприятие силы спрячу и заблокирую. Главное предупреди, чтобы не лезли за этот блок.
- Естественно. Так... - Магнит покосился на волнующееся море, - как ты еще можешь атаковать?
-- Чисто физически. Но с большей силой, чем можно ожидать от этого тела. Телекинез, усиленный могуществом крыльев.
- Например?
-- Крылья могут подпитать мутантские способности, которые я обрела на Земле и которые связаны с физическим телом. В результате -- больше радиус, быстрее и резче реакция, сильнее воздействие.
- Какой примерно вес можешь поднять силой?
-- Мне доводилось останавливать падающий пассажирский боинг межконтинентального рейса.
- При каких обстоятельствах? - заинтересовался Леншерр.
-- Просто была авария... -- девушка вздохнула. -- На борту было несколько мутантов. Я не могла позволить им погибнуть... И невинным человеческим детям тоже.
- Хорошо, - неопределенным тоном отозвался Магнит. - Он быстро падал?
-- Знаешь... Как-то не было времени замерять скорость... Распахнула крылья и вперед... Иначе пришлось бы пассажиров собирать по жареным кусочкам с земли.
- И преуспела, - кивнул Эрик. - Очень хорошо.
-- Ты учил меня всегда побеждать... -- чуть слышно произнесла девушка, подлетая чуть ближе.
- Как и себя, - отозвался Магнит, не двигаясь с места.
-- Да... Только какой ценой?
- За победу всегда платится цена, - жестко произнес Магнит. - Причем как проигравшими, так и победителями.
-- Цена цене рознь. Лидер, я же не отстану... Мне больно видеть тебя таким, когда я знаю, как ты можешь улыбаться, смеяться, просто радоваться жизни, какие теплые у тебя глаза, когда ты вылезешь из своего кокона и подпустишь к себе кого-то из близких...
- В том-то и дело, - проронил Магнит. - У тебя жаркое пламя - но представь, что оно пылает вокруг тебя, дает силу сокрушить любое препятствие - но при этом не гаснет. Никогда. И каждый, кто подойдет ближе необходимого - сгорит.
Мелькнула мысль - при вечном противостоянии икс-менам именно боевой лидер таковых и главная убойная сила команды его в этом отношении очень хорошо понимают.
-- Ты всерьез считаешь, что я не знаю, какова твоя жизнь, Лидер, и что ты можешь ей управлять?
- Не сейчас, - коротко ответил Магнит. - Сейчас - еще не время.
Феникс прищурилась и в упор посмотрела на него.
-- У тебя никогда не будет то время. Проверено. По своей воле ты из этой тюрьмы, которую сам для себя возвел, не вылезаешь. Знаешь, Лидер.... Вот ты воздвиг себе тюрьму из-за гибели одной женщины. Как по твоему, что должна сделать с собой по аналогии сила, потерявшая не только того, кого любила, всех соратников, учителя, мужа, свой дом, но еще и просравшая свое предназначение, для исполнения которого существует? В какую тюрьму я должна себя посадить по твоему примеру, если разрушился весь охраняемый мной мир? Можешь вообразить это? -- на лице ее мелькнула печально-насмешливая улыбка, девушка с какой-то мягкой иронией сымитировала интонации самого Магнита. -- Молись всем, в кого веришь, чтобы тебе и не пришлось никогда это представлять. А я как-нибудь обойдусь без тюрем. Найду силы двигаться дальше, а не топтаться на месте.
Седые брови удивленно взметнулись; в глазах на мгновение сверкнул гнев, скрывшийся затем под стальным панцирем воли.
- Не тюрьма, - отчеканил Леншерр. - Доспех. Тяжелый - но помогающий в деле.
Он бросил взгляд мимо Феникс - на бескрайний океан.
-- Доспех защищает от врагов, не от своих.
-- Тогда впусти своих. Позволь им быть рядом душой.
- Это не так...
Договорить Эрик не успел. Над океаном разнесся еле слышный писк; нахмурившись, Магнит извлек из-под плаща коммуникатор, вскинул брови - экран мигал красным.
-- Что-то случилось, Лидер?
- Сейчас... - озадаченно пробормотал Магнит, нажимая на клавишу вызова.
Послышался шум помех, через мгновение прорвались слова:
- кхххррр... нападение! Магнит, повт... кхррхррр... Дженоша атак... кхрхррррхрр... помощь!
- Что?! - Леншерр стиснул коммуникатор так, что тот чуть не треснул - но устройство умолкло.
Феникс побледнела.
-- О, нет...
- Возвращаемся, - Магнит резко сунул коммуникатор в карман. - Просто так "красную тревогу" не посылают. Не знаю, кто посмел напасть - но он за это поплатится.
-- Нет! Нет! Подожди! Не ходи туда! -- Феникс вдруг иступленно вцепилась в него. -- Было... Уже было... Сотни... И все пластиковые... Ты погибнешь! Лучше я!
- Ты еще недостаточно знаешь остров и его оборону - здесь, - Магнит коротким движением высвободился. - Я ее возводил. Не беспокойся, переживал и худшее.
-- Ты не понимаешь! Сотни Стражей... Пластиковых! Ты не сможешь с ними ничего....
- Что? - недоуменно сдвинул брови Магнит, потом понимающе кивнул. - Память из твоей реальности, верно? Здесь все может пойти по-другому, помни. А против пластика... у меня есть методы, уже выпадал шанс познакомиться.
-- Я... Я буду рядом... -- девушка через силу отпустила его. -- Здесь... Практически как там. Только Джин в другом лагере. Я больше... Не подпущу их к тебе.
В глазах ее стояли слезы.
Сердце разрывалось на части, но вместе с тем Феникс понимала: ему это нужно... Он мужчина, воин... И Лидер. Он не может прятаться за спины своего народа.
Глубокий вздох, девушка тряхнула головой и сомкнула вокруг них крылья, телепортируя себя и Леншерра к замку.
V-Z
Городские бои (с Инэйлэ)

Струи жидкого огня полосовали воздух; капли разлетались во все стороны, шипя на камне и металле. Виндалу занял позицию повыше, стараясь направлять порождаемый телом напалм на лица гигантов – что было непросто.
– Хезер, подними! – бросил он через плечо.
– Сейчас, Венк! – отозвалась Темпо; она скользнула к товарищу, подхватила, взмыла вместе с ним в небо. Долго тащить Венката она не могла – все же Катрегадда весил на двадцать килограммов больше ее самой. Но сил Темпо вполне хватало на короткий полет, во время которого Виндалу обрушивал на врагов огненный дождь.
Они вновь вернулись на крышу – и повторенным уже десятки раз движением метнулись к третьему члену команды. Барнакл вскинул руки, превращая влагу вокруг в непроницаемую броню, накрывшую троицу защитным куполом; мгновением позже по ней ударили лучи Стражей. Виндалу намеренно сражался вдали от Мортимера – дабы не сушить воздух и не лишать его материала для работы.
– Да сколько их тут?! – выдохнула Темпо. – Венк, ты скольких сжег?
– Гарантированно – по-моему, только троих, – мрачно отозвался Катрегадда. – Мой гель плоть жжет куда лучше, чем металл… Морт, ты еще долго сможешь доспех создавать?
– Отдых бы не помешал, – выдохнул Барнакл; изуродованное мутацией лицо скривилось. – В таком темпе мы долго не продержимся. Других искать надо.
– Верно… – протянул Виндалу. – Тогда в этот раз – уходим с места, ищем остальных.
Защитная оболочка перестала содрогаться – похоже, Стражи отвлеклись на иную цель. Венкат медленно сосчитал до десяти.
– Давай!
Барнакл коротко взмахнул руками, разрушая защиту – и трое мутантов сорвались с места. Страж, оказавшийся ближе всех, выстрелить не успел – Хезер направила на него собственные силы, замедляя до предела; Виндалу на ходу слепил из выделяемого ладонями геля немедленно воспламенившийся шар и послал его в лицо робота, надеясь, что это как-то его отвлечет.
С полуразрушенной крыши низкого здания они спрыгнули один за другим – и в этот момент все и случилось.
Этот Страж был слишком далеко, чтобы дотянуться напалмом или хронокинезом; две ракеты устремились к мутантам. Темпо резко напряглась, перехватывая их своим разумом, заставляя застыть в воздухе…
И пропустила ракету, пришедшую с другой стороны.
Взрыв швырнул трех мутантов о стены; Темпо, в последнее мгновение успевшая замедлить собственное падение, ударилась о камень желтым шлемом – и обмякла. Виндалу повезло меньше: обломки камней распороли плечо и бедро. Венкат застонал, пытаясь приподняться и видя, как приближается Страж.
Барнакл отчаянно протянул руку; несокрушимая оболочка затвердела вокруг двух мутантов, но себя Мортимер прикрыть уже не успел – рубиновый луч, ударивший сзади, пронзил его насквозь, и боец осел, успев лишь застонать.
Венкат бессильно закрыл глаза. Он мог прижечь раны, и не истечь кровью – но смысл? Стражи на сей раз вряд ли уйдут, прежде чем сумеют разбить или отшвырнуть защитный купол…
Случилось иное – судя по гулу двигателей, оба робота внезапно взмыли в небо. Переключились на иную цель? Или еще что?
Неважно…
Катрегадда с трудом дотянулся до Темпо, пощупал пульс, вздохнул с облегчением – жива. Теперь надо бы как-то с собой справиться…

И Изо действительно заметили - как и рухнувшего позади Стража. Том вскинул руку с искрящейся шаровой молнией, но Элена перехватила кисть:
- Стой! Для других силу побереги, этот уже отрубился!
Новый Страж спикировал с неба метрах в пятнадцати слева от Изабеллы, вытянув вперед руки, целясь в грузовик... и застыл. Как и все вокруг.
Спустя несколько секунд Игорь коснулся плеча девушки, ускоряя ее до нормального времени.
- Сможешь его прибить? - он кивнул на зависшего в нескольких метрах над землей робота, по-прежнему вытянувшего руки вперед. Зрелище впечатляло.
- Чёрт!..
Изо знала, что народ на острове собрался непростой, но нервы были на пределе, и не облегчить душу она не могла.
Мгновение назад – с неба рухнул Страж, целя в грузовик, а секундой спустя она только чудом не сбила с ног невесть откуда взявшегося парня, спокойно указывавшего на зависшего в воздухе Стража и говорившего…
Не тратя времени (которое, похоже, приостановил этот парень), Изо со всех сил впечатала Стража в асфальт и только тогда смогла вдохнуть.
- Отлично, - кивнул Игорь, вновь запуская время. Мимо проскочил один из санитаров, донесший до грузовика хрупкую женщину с искрящейся кожей. - Ты с нами?
- Конечно, - улыбнулась Изо в ответ. – Вместе веселее!
Оглядела небо на предмет появления новых роботов и добавила:
- Мне с переноской помочь или Стражей лучше гонять?
- Следи за небом, - посоветовал Белов, - пациентов почти всех перенесли, а с боевыми талантами нас тут только трое от силы...
Он осекся, вдруг сообразив, что прозвучало ранее - донельзя знакомое, но на Дженоше звучавшее экзотично.
- Погоди, ты русская, что ли? - выпалил Игорь на родном языке.
У Изо глаза на лоб полезли.
- Вот это да… Да, конечно! – вторая фраза была произнесена под аккомпонимент падения на землю очередного Стража. – Меня Изабелла зовут, для краткости – Изо.
- Игорь, - протянул руку тот. - Тесен мир - только и можно сказать!
- Эй! - позвал Том. - Давайте сюда, мы почти всех погрузили. Сейчас сматываться будем.
- Аминь, - согласно вздохнула Изо, беря руку и заговорила уже по-английски. – Слушай, переходим на английский, чтобы народ не шокировать…
И едва не пошатнулась. Адреналин спадал, встреча с живыми, и особенно – с соотечественником, успокоила сознание, и взведённый до предела организм начал возвращаться к нормальным режимам – со всеми вытекающими.
Нахлынула дикая слабость, в уши словно набили ваты, виски стиснул обруч жестокой боли - явно последствие перенапряжения - а язык и нежная слизистая во рту, казалось, в одночасье покрылись трещинами.
- Слушай, Игорь, - прохрипела девушка, - прости за наглость, но у вас тут воды не найдётся?
- Там вода есть? - передал Белов вопрос наверх. Послышалась пара слов, и сверху протянули пластиковую бутылку; Игорь откупорил ее и передал Изабелле.
- Спасибо, - успела пробормотать девушка, прежде чем присосаться к горлышку подобно оголодавшему вампиру. И вся её сила воли ушла на то, чтобы оторваться от него после четвёртого глотка. С лёгким присвистом втянув пахнущий гарью воздух, Изо залезла рукой в отделение верной сумочки-грыжейки, пережившей все перипетии сегодняшнего дня, и вытащила на свет несколько упаковок таблеток, перетянутых резинкой. Выбрав пластинку кетанова, она выбила одну таблетку, запила её ещё одним глотком и вернула бутылку Игорю.
- Ещё раз спасибо. Если кому обезболивающее нужно – у меня есть хорошее, сильное, и всякого прочего до кучи. Привычка у меня есть – аптечку с собой таскать.
- Пригодится, - сообщила сверху Элена. - Спасибо заранее.
Массивный санитар передал наверх сразу двоих пациентов; от кабины послышалось:
- Так, всех погрузили?
- Всех, мистер Милан, - отозвалась Элена, окинув взглядом кузов. Бросила Игорю с Изабеллой: - Забирайтесь, уезжаем.
Изо не стала просить себя дважды – ноги гудели, уверенности в них у девушки не было, и вместо того, чтобы прыгать, она призвала свою силу, благо летать при помощи телекинеза умела. Утвердившись на ногах, она развернулась, чтобы помочь Игорю – а вместо этого пришлось сбивать одного за другим ещё двоих Стражей.
- Да когда же вы закончитесь наконец, svolochi?!!
- Их в солидном количестве наклепали, - отозвался Белов, забираясь в кузов. Прервался на мгновение - вновь повторив комбинацию с остановкой времени, ускорением Изабеллы, разрушением Стража. - Чтоб клепальщику они все на голову посыпались...
- Поехали! - постучала по кабине Элена, и грузовик рванулся с места.
- А неплохо у нас в команде получается работать, - слабо улыбнулась Изо, слегка поморщившись – голова разболелась по полной, а лекарство действовало не сразу… И едва себя по лбу не хлопнула.
- Чёрт, у меня же все препараты наши, а местные вряд ли в российских названиях разбираются!..
И обернулась на мгновение вглубь грузовика… чтобы первым делом услышать звон. Позабытая своей хозяйкой, гитара осталась висеть за плечами, хотя имей Изо хоть пару лишних секунд – лежать бы инструменту на улицах…
Инэйлэ
дуэт с Визетом)

Мелодия жизни на поле брани.

- Док, у меня все препараты – российские! Работают, на себе проверено, но – разберётесь или потом рассказать, что есть что?..
- У нас тут есть знакомые с такой медициной, - бросила через плечо Элена, - разберемся. Хотя спасибо за помощь...
Она бросила взгляд на удаляющийся госпиталь, мрачно покачала головой.
- Но если они так продолжат - уже и лекарстве не понадо...
- Не продолжат, - внезапно произнес один из врачей, по виду - чистейший грек.
- Почему, Спиро? - удивилась девушка.
Грек с усмешкой ткнул пальцем куда-то в небо. Игорь глянул в ту сторону, не разглядел ничего.
- Мой дар - сверхзрение, - пояснил Спиро. - И вот оно мне ясно говорит - над городом висит кое-кто, кто сейчас будет драть Стражам афедроны так, как они себе даже и не представляют.
Секунда - и по лицам врачей и больных пробежали одни и те же чувства - смесь радости, облегчения и надежды.
- Магнит! – Изо торжествующе расхохоталась. – Тяжёлая артиллерия прибыла!
Рядом с грузовиком пронёсся Страж, не делая даже попытки выстрелить в них – Изо, всё ещё улыбающаяся, на автомате взмахом руки сбила его наземь – и улыбка пропала с её лица. В её гудящей, раскалывающейся от боли голове собирались воедино осколки воспоминаний о брошенном как-то вскользь замечании матери и, пересекаясь с нынешними ощущениями, рождали отнюдь не радостные мысли.
- Slishkom liogkij… - пробормотала она себе под нос, а потом повторила уже на понятном всем языке. – Этот Страж был слишком лёгкий! Он был из пластика!!!
Судя по расширившимся глазам Игоря, та же самая мысль пришла в голову и ему - одновременно с идеей о том, для чего могут понадобиться пластиковые Стражи.
- Я только надеюсь, - тихо пробормотал он, - что здесь правит мастер не только магнетизма, но и импровизации...
Грузовик прибавил ходу, развивая максимальную скорость.
Изо по-прежнему сидела, высунувшись наружу, основное внимание уделяя небесам, но рот ей ничего не закрывало и думать ничто не мешало.
- В импровизации он ас, да и додуматься бить пластиковых Стражей металлическими много ума не надо, но я опасаюсь, что помимо пластика у них есть ещё какие-либо сюрпризы специально для него…
- Тут мы уже ничем не поможем... - покачал головой Игорь. - Разве что снесем к чертям всех пластиковых раньше, чем...
Он осекся; глаза загорелись явно понравившейся идеей.
Изо довольно оскалилась – приятно осознавать, что не одна ты тут такая сумасшедшая.
- Мой телекинез плюс твой хронокинез вместе дают хороший результат… Тебя я утащу без проблем, по сравнению со Стражами ты – пушинка…
А потом осунувшееся за какой-то час лицо девушки помрачнело.
- Но мы не можем бросить больных на произвол судьбы… Кстати, куда вы ехать собирались?
- Тут убежище подземное, - пояснил Том. - Раньше какой-то военный бункер был, Магнит приказал его под укрытие переделать. Там отсидимся.
Он на мгновение помедлил.
- Вот что, можете ему помочь - давайте. Доберемся до места - и пожалуйста. Я-то бы тоже пошел, но мне энергия нужна, сам не накапливаю.
- Да, - прозвучал звучный голос от кабины - высокий черноволосый человек в крупных зеркальных очках. - Я не смогу помочь maestro, но буду рад, если вы сумеете.
- Сколько времени до убежища?.. – неожиданно спросила Изо.
- Минут десять на такой скорости, - ответила Элена. - Его потому и выбрали, что оно близко.
- Тогда, - Изо сняла гитару с плеч и принялась расчехлять её… - Не сочтите меня сумасшедшей, но предлагаю часть этих десяти минут провести с прекрасной песней о любви. Перевод неплохой, певица так себе, но песня воистину божественна…
Сев так, чтобы видеть небо и словно бы между делом сбросив на ни в чём не повинную рощицу ещё одного Стража, девушка взяла первые аккорды «Баллады о любви» Высоцкого.

Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь,
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было — сорок сороков...

И чудаки — ещё такие есть —
Вдыхают полной грудью эту смесь,
И ни наград не ждут, ни наказанья, —
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.


Элена задумчиво вздохнула; золотая кожа приобрела слабый медный оттенок. Ей явно было знакомо такое ощущение.

Я поля влюблённым постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!

Но много будет странствий и скитаний:
Страна Любви — великая страна!
И с рыцарей своих — для испытаний —
Все строже станет спрашивать она:
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна...


Том задумчиво ссутулился, перекатывая с ладони на ладонь искристую молнию. В темных глазах читалась легкая печаль, на кончиках шерстинок потрескивали синеватые искры.

Но вспять безумцев не поворотить —
Они уже согласны заплатить
Любой ценой — и жизнью бы рискнули, —
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Я поля влюблённым постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься — сколько ни зови, —
Им счёт ведут молва и пустословье,
Но этот счёт замешен на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви...


Игорь слушал, чуть прикрыв глаза: он эту песню слышал и ранее, но сейчас она звучала совершенно по-особому - в кузове грузовика, на дороге, разрываемой войной, на фоне далекого грохота битвы... Но звучала. И еще как звучала.

И душам их дано бродить в цветах,
Их голосам дано сливаться в такт.
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться — со вздохом на устах —
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрёстках мирозданья.

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мёртвых воскрешал, —
Потому что если не любил —
Значит, и не жил, и не дышал!


Отзвучали аккорды, несколько секунд царила тишина. Потом темноволосый наклонился вперед, негромко произнес, улыбаясь:
- Отличная песня. Не будь мы в такой спешке - я бы к ней достойную иллюстрацию подобрал.
- Вы умеете, мистер Милан... - вздохнула Элена.
- Эту песню сложил великий российский бард Владимир Высоцкий, - отозвалась Изо, возвращая гитару в чехол и вознося благодарность Господу за то, что во время исполнения ни единого Стража не пролетело поблизости. – А имени переводчика я, к сожалению, не запомнила, хоть и записала… А Вы художник, мистер Милан?
- Я электропат, - отозвался тот. - Я могу превращать мысли в видеокартины - или общаться с машинами мысленно.
Он коротко усмехнулся.
- Дайте мне мысль - я сделаю из нее фильм.
- Интересно… - пробормотала Изо, и уже было открыла рот, чтобы ещё что-то добавить или спросить – но резко дёрнулась назад – высоко над ними летело ещё два Стража. Девушка вскинула руки – и через несколько секунд четыре удара – два слабых и два сильных – подтвердили падение ещё двух обезглавленных роботов.
- Эти тоже были пластиковые…
- Наштамповали... - сквозь зубы произнес Игорь.
Грузовик подпрыгнул на ухабе, и начал замедлять скорость; водитель что-то крикнул, Милан кивнул в ответ и передал остальным:
- Укрытие рядом, еще минута. Всем готовиться к выходу!
- Мы прикроем! – Изо изготовилась было выпрыгивать, но неожиданно спохватившись, полезла в грыжейку, вытащила оттуда таблетки и протянула золотокожей докторше:
- Возьмите лекарства, чуть не забыла!
Та ссыпала их в белую сумку на боку, благодарно кивнула.
Грузовик остановился; Милан перепрыгнул через борт первым, подскочил к почти незаметной и искусно замаскированной под камень двери, склонился над панелью, набрал код. Дверь с легким шипением ушла в сторону; мутант махнул остальным, и санитары начали осторожно выносить больных.
- Я тут прикрою, - сообщил Том, спрыгивая на землю. - Если сунутся - у меня хватит энергии, чтобы с десяток поджарить.
- Хорошо, - Изо кивнула и набрав воздуху в грудь, попросила:
- Кто-нибудь, пожалуйста, присмотрите за моей гитарой!
- Я поберегу, - пообещал полноватый мутант, покрытый светло-оранжевым мехом. - Верну целой.
- Спасибо, - Изо протянула ему гитару и повернулась к Игорю. – Ну, что – Летим?
Тот коротко кивнул.
- Не стоит медлить, если хотим хоть на что-то успеть. А то...
Игорь коротко усмехнулся, и с интонацией из старого мультфильма процитировал по-русски:
- "Опоздаем - все железо съедят!"
- А нам всё равно – нам пластик нужен, - с ехидной улыбкой произнесла Изо и, не тратя больше времени на болтовню, взяла Игоря за руку и вместе с ним взмыла вверх, пока не прилетели ещё роботы и они могли хотя бы осмотреться более или менее спокойно, не отвлекаясь на бой.
- Давай-ка я свою сферу сразу разверну, - сообщил Белов, - так нас точно никто врасплох не застанет.
Активация прошла мгновенно, ускорение Изабеллы - тоже; при тактильном контакте Игорь мог оба действия чуть ли не совместить.
- Я дальше двадцати метров еще не дотягиваюсь, - предупредил Игорь, помня, что границы зоны видимы лишь ему. - Центр пока что на нас.
- Он на нас и останется или тебе его постоянно двигать придётся? – Изо вертелась туда-сюда, осматриваясь и прикидывая, куда летит большинство Стражей…
- Оно движется вместе со мной, так, как захочу, - пояснил Игорь. - Сейчас вот вместе с нами; понадобится - поставлю центр на два десятка метров в любую сторону, мы тогда у самой границы окажемся.
- Ладно, - словно задавшись целью общаться максимально короткими, рублеными фразами, ответила Изо и наконец определилась с направлением движения. – Нам туда!
Мгновение – и две фигурки над головами выгружающихся из кузова грузовика мутантов метнулись куда-то в направлении Хаммер-Бея.
V-Z
Битва в разных местах (и Арьята)
– Байрон!
Кэйли, метавший огонь в Стража, не оглянулся – лишь когда кто-то ударил по роботу ветвистой молнией, Тигель позволил себе обернуться.
– Вы оба как? – крикнул он, стараясь заглушить шум битвы. Здесь, в центре города, на соседних улицах приземлились сразу восемь Стражей.
– Нормально мы, – нетерпеливо отмахнулась Кармелла. – Какого черта ПВО их не сбили на подлете?
– Не знаю! – рявкнул Байрон. – Связи нет толком… а-а, черт!
Пламя с его ладоней ударило одновременно с удлинившейся шипастой «рукой» Унушионе – объединенный удар сшиб робота с ног. Шеймус мгновенно прыгнул наверх, вскрывая уже помятые атакой пластины, вырывая провода.
Тигель перевел дух.
– Где Магнит? – воспользовалась паузой Кармелла.
– В море, – неопределенно махнул рукой Кэйли. – Ему что-то масштабное испытать надо было, что лучше не на земле…
Шеймус спрыгнул с растерзанного стража, подошел к обоим товарищам. Те невольно вздрогнули: в глазах с вертикальными зрачками пылала сдерживаемая ярость.
– Я на грани Гнева, – мрачно сообщил Мелленкамп. – Хочу сдержаться, но не думаю, что получится.
– Он же тебе всегда помогал, – удивилась Кармелла.
– Не знаю, насколько против Стражей полезен, – покачал головой мутант. – Байрон, сколько их тут?
– Без этого – семеро, – отозвался Кэйли. – Проклятье, их просто слишком много! Если бы ПВО сработали… они бы половину на подлете снесли!
– Не паникуй, – холодно проронил Мелленкамп. – Не время – и не та служба у нас.
– Пожалуй… да, – помедлив, кивнул Тигель.
– Так, пошли разбираться! – вклинилась Кармелла. – Пока мы тут болтаем, они других убивают – каждая минута на счету.
Три мутанта переглянулись, и дружно сорвались с места – на звуки ближайшей битвы. Они успели вовремя – трое Стражей зажали в угол группу мутантов; двое – видимо, способный создавать силовые поля и телекинетик – укрывали себя и остальных объединенным щитом, но долго им было не продержаться.
– Байрон слева, Кармелла справа, я бью по центру, – коротко распорядился Шеймус. – Отвлеките их, дайте добраться до брони.
– Сделаем, Рыцарь, – дружно ответили двое.
Пламя и щетинящееся шипами поле рванулись вперед, ударив в спину двум Стражам; роботы пошатнулись, оборачиваясь. Средний, не пострадавший, развернулся быстрее – но тоже выстрелил в Унушионе и Кэйли, не обратив внимания на разгоняющегося Мелленкампа.
Это стало ошибкой – Шеймус воспользовался уже много раз сработавшей тактикой, оттолкнувшись мощными лапами и хвостом, оказавшись на корпусе Стража, вцепляясь когтями в корпус. Пластина полетела в сторону, Мелленкамп сунул руку внутрь…
Они все вместе недооценили расчетливость Стражей. Один из собратьев пострадавшего стоял чуть дальше него самого – и, увидев происходящее, сделал бесстрастный вывод. Шаг назад и влево – и выстрел.
Прямо сквозь терзаемого мутантом робота.
Алый луч отшвырнул Мелленкампа на десятки метров назад; мутант проехался по мостовой, переворачиваясь и ударяясь о камни.
– Шеймус! – вскрикнула Кармелла, дернувшись к нему. Секундой отвлечения Стражи воспользовались идеально – две ракеты вырвались из недр роботов. Унушионе успела растянуть броню – но взрыв отбросил и ее, и Байрона, почти оглушив.
Они бы через несколько секунд поднялись – все трое были закалены множеством боев – но этих секунд как раз и не было. Страж с обычной неспешностью приближался, поднимая руку.
«Магнит… – пронеслась мысль в сознании Шеймуса, пытавшегося пошевелиться. – Мой лорд, прости… похоже, не справился…»
Ладонь с жерлом орудия уставилась на мутантов. Замерла.
А потом робот в одно мгновение смялся как консервная банка, со скрежетом отлетел в сторону на глазах изумленных бойцов.
– Что? – недоуменно выдохнул Байрон, поднимая глаза вверх.
Шеймус сообразил первым – и даже еще не глядя, выдохнул:
– Он здесь!
Кармелла не сказала ничего – лишь зачарованно глядела в небо, не сводя взгляда с висевшей над Хаммер-Бэем фигуре в плаще и шлеме.
Второй Страж успел только вскинуть ладони, выстрелить - и его немедленно постигла участь первого. Незримая сила смяла его в бесформенный ком, откатившийся к ближайшему дому.
С других улиц взмыли оставшиеся трое Стражей… нет, не взмыли – были притянуты! Роботы устремлялись к Леншерру, словно угодив в сильнейший незримый водоворот из магнетической силы; быстрее, чем это можно было осознать, они рассыпались на отдельные детали, окружавшие Магнита кольцами из металла.
Небо вспороли еще два робота, стартовавшие из соседнего района; Мастер Магнетизма небрежно повел рукой - и части разобранных его волей Стражей сорвались с места со скоростью пули, прошивая насквозь обоих противников, превращая их в решето раньше, чем они успели хотя бы нацелиться. Еще одно движение - и начавшие было падать роботы замерли в воздухе, а затем - описав пологую дугу, скрылись в море.
Феникс, которую трое мутантов только сейчас заметили за спиной Леншерра, даже не потребовалось вмешиваться.
Эрик скользнул вниз, повиснув над улицей, бросил взгляд на мутантов на другом ее конце.
- Мюнстер, у вас все в порядке?
- Д-да, герр Леншерр, - пробормотал телекинетик, устало опуская руки. В глазах сквозило явное удивление от того, что лидер Дженоши помнит его имя. - Но мы долго бы не продержались... если бы не...
Магнит коротко кивнул, развернулся к троим своим помощникам, уже поднявшимся с мостовой.
- Мистер Кэйли, почему ПВО не сработали?
- Связи нет, - коротко ответил Байрон, невольно выпрямляясь. - Сэр, похоже, Стражи взломали систему или же иным образом получили необходимые коды.
- Их много?
- Сотни. Точнее подсчитать не удается...
Леншерр остановил его жестом, помедлил мгновение.
- Так. Кэйли - на запасной пункт связи, установить контакт со всеми нашими вне Дженоши. Приказ - возвращаться на остров немедля. Унушионе, Шеймус - организовать всех, кто способен бороться со Стражами.
Голос Магнита звучал абсолютно уверенно - словно он уже полностью оценил ситуацию и составил четкий план. Или - так оно и было?
- Унушионе - на юг, Шеймус - на север. Феникс, тебе поручаю защиту некомбатантов и всех, чьи дары против Стражей бесполезны, начни с них, - он кивнул на спасенных, медленно приближавшихся к бойцам. - Пока действуете - роботами я займусь сам.
Краткая пауза.
- Выполнять.
- Так точно! - хором ответили трое мутантов. Этому холодному, совершенно уверенному тону нельзя было не подчиниться.
-- Да, Лидер! Кэйли, передай пожалуйста по связи, чтобы все кому нужно прикрытие собирались на площади перед дворцом. Я не могу защитить весь остров.
Магнит вновь коротко кивнул, и взмыл в небо.

В подвале можно было слышать, что звуки битвы наверху изменились – теперь к грохоту выстрелов Рандома и Стражей примешались звуки ударов, шипение пламени, разъяренные вопли. Судя по всему, подошло подкрепление – и именно так и случилось. Получив приказ от Кармеллы, Френзи, Проектор и Хром двинулись навстречу остальным, и их дорога прошла мимо клуба.
Схватка кипела вовсю: заметив скопление мутантов, на площадь опустились сразу три робота, и троим бойцам Дженоши приходилось уворачиваться от множества выстрелов, а Проектору – отчаянно пытаться растянуть свое поле так, чтобы прикрыть и товарищей, и себя.
Джоанна лишь бешено рычала, не помня себя: сегодня она повидала слишком много смертей друзей и соратников, и один лишь вид Стража приводил ее в дикую ярость.
Но даже в бездумном гневе она действовала быстро и слаженно с другими: сработавшаяся команда отлично умела драться вместе. Вот один из роботов рухнул – отвлекшись на огонь Рандома, пропустил изменяющее касание Хрома; вот второй потерял равновесие, получив в грудь полем Проектора и даже не успел вновь обрести баланс, получив в голову дюжину зарядов…
Третий Страж на мгновение взмыл вверх, меняя позицию, оказываясь за спиной мутантов. К несчастью для него, все рефлексы Френзи сейчас были обострены до предела, и она мгновенно рванулась к нему, с воплем вскидывая кулаки. Лучи робота разбились о выставленный Проектором экран; Каргилл парой прыжков оказалась рядом…
– Джоанна, нет! – вскрикнул оглянувшийся Рандом, но было уже поздно.
Могучий удар Френзи расколол голень робота; внутренние механизмы ноги треснули, Страж зашатался – и рухнул навзничь.
На клуб.
Подняться он больше не смог – еще во время падения мелькнувший рядом Хром коснулся его головы.
Aertan
Битва на Дженоше.

Укрывшиеся на складе мутанты с тревогой прислушивались к отзвукам боя, доносившимся снаружи. Фарида безудержно рыдала, пленённая больше воспоминаниями прошлого, нежели ужасом настоящего. Мираж и Даллас, ещё одна работница клуба, в два голоса успокаивали подругу. Если бы Ангелина не ощущала их эмоций, она бы ни за что не догадалась, что и они изрядно напуганы. Бесящаяся от бессилия и бездействия Света со злостью пнула один из ящиков. Тот протестующее звякнул, породив в голове иллюзионистки идею. Она поспешно разорвала картонную упаковку и выудила на свет бутылку коньяка.
- Пей маленькими глоточками, - велела она Фариде, протягивая бутылку. Хоть сколько-то осмысленное действие и алкоголь должны были прекратить истерику и успокоить метаморфку.
- Мэг и Хосе до сих пор не пришли, - озвучила висевшую в воздухе мысль Акана. Мутантка из Японии обладала слишком длинными руками с лишними суставами, отчего умудрялась устроить зрелищное шоу и целое событие из смешивания коктейлей.
- Выходить нельзя, - в очередной раз повторила Даллас. Чарующий голос неземной красоты быстро сделал из полноватой невзрачной особы звезду музыкального небосклона Дженоши. – Если стражи увидят, что в здании есть кто-то ещё, они сделают что угодно, чтобы добраться до нас. Я видела, как эти жестянки просто выламывают из домов целые куски.
Будто в подтверждение этих слов раздался оглушительный грохот, а следом за ним взрыв. Угловой кусок стены рассыпался, как сухарь под ногой. Упавший на здание страж угодил в кухню, спровоцировав взрыв газа, добавивший разрушений. К счастью, вещество, которым мутант по прозвищу Давинчи обработал стены клуба, добавил им не только огнестойкости, но и прочности. Стены склада, обработанные с особой тщательностью, потрескались, но выдержали, не пожелав стать братской могилой своих обитателей.
Поняв, что явка провалена, Ангелина, как и все приземлившаяся на пол, вскочила на ноги.
- Быстро в гараж! Заводите грузовик, а дальше по ситуации. Если увидите стражей – сматывайтесь, если нет – подхватим ребят и решим куда ехать.
- А мы пока найдём Хосе и Мэг, - добавила Света, бегом метнувшись к двери.
Мексиканца они нашли быстро, он не далеко ушёл от того места, где они и расстались. Музыкант лежал без движения, то ли лишившись сознания, то ли жизни. Его ноги были придавлены и, вероятней всего, сломаны крупным куском потолка.
- Твою!.. – ругнулась Света, испуганно подскакивая к Хосе и прикладывая пальцы к шее. Ангелина ощутила облегчение, охватившее сестру. Пульс есть. Однако на этом радость и закончилась. Попытка отвалить камень не увенчалась успехом, слишком тяжёлый.
- Аптечка, - коротко бросила Ангелина и близняшка, понятливо кивнув, кинулась за дверь, скрывающую за собой служебные помещения.
В проёме, ведущем наружу, появилась массивная фигура Рандома. Белая кожа была перепачкана, одежда порвана; руки-стволы медленно принимали форму обычных кистей.
- Вы тут как? - обвел зал усталым взглядом Стоун. - Целы?
- Почти, - на лице Ангелины обозначилась тень радости. – Мэг куда-то пропала, а Хосе… - она бессильно кивнула на злополучный обломок. – Помоги.
Маршалл глянул в сторону обломка, повернулся к улице.
- Джоанна! Иди сюда. Для твоих рук работа.
И вновь перевел мрачный взгляд на девушку.
- Мэг... можешь не ждать. Как и Марко. И Ксандера.
Ангелина, как и её сестра, не раз видели смерть. Даже убивать приходилось. Это было не так страшно и сложно, как рассусоливали книги и фильмы. Говоря откровенно, их обычно больше интересовали последствия, которые последуют за фактом смерти, чем сам этот факт. Однако, когда убивают твоих друзей, всё оказывается иначе. И уже не получается просто равнодушно пожать плечами, бросив безразличное «все мы там будем».
Ворох мыслей и эмоций, порождённых новостью, был прерван появлением Джоанны. Френзи прошла внутрь, оглядела клуб, что-то мрачно буркнула и двинулась к Хосе. Одной рукой Каргилл подняла кусок камня и отбросила в сторону; шагнув следом, тяжело опустилась на обломок.
- Сволочи, - устало сказала она вслух.
Ангелине удалось найти в баре пару уцелевших бутылок водки. Подцепив их и нож, она вернулась к Хосе.
- Потерпи, родной, нужно обеззаразить рану, - тихонько пробормотала эмпатка, распарывая штанины. То, что мексиканец её не слышал, не имело особенного значения. Выглядели ноги неприятно, оставалось надеяться, что целители справятся и сумеют всё поправить. Говоря откровенно, она даже не знала, сделает ли погоду это самое обеззараживание на фоне способных излечивать мутантов, но просто сидеть рядом и ждать с моря погоды… Увольте.
Резко пахнущая жидкость щедро полилась на многочисленные раны, благо Хасе был без сознания и не чувствовал этой боли. Наконец появилась и Света с аптечкой. Не тратя времени на разговоры, она начала накладывать жгут, в то время как её сестра сооружала из бинтов и обломков шины. Всё же советская школа даёт детям полезные навыки, да и мать медсестра научила дочерей оказывать первую помощь.
Закончив со жгутами, Света заозиралась, соображая на чём можно записать время наложения. Не найдя ничего подходящего, она просто обмакнула палец в натёкшую лужицу крови и нарисовала цифры на рубахе Энрике. Кто его знает, будут ли они рядом, когда его доставят к медикам?
- Мэг нашли? – спохватилась она, поднимаясь на ноги. Короткий взгляд, брошенный Ангелиной, заставил её замереть и неверяще оглядеться. Не может быть. Мэг, Марко, Ксандер… Она же видела их всех буквально несколько секунд назад…
Взгляд Светы остановился на привалившемся к стене Рандоме. Он ведь тоже был там… И его тоже могло просто не стать…
Повинуясь эмоциям, девушка подошла к Маршаллу, порывисто обняла его и уткнулась лицом в плечо. Она не плакала. Они с сестрой давно разучились плакать. Даже когда очень хотелось.
Стоун неловко обнял ее в ответ, бросил сумрачный взгляд на товарищей. Френзи устало прислонилась к стене: боевая ярость схлынула, оставляя тяжесть в теле и слабость.
- Надо уходить, - проронил Хром. - Кармелла сказала - всем, кто не может драться, собираться у центра, нас там прикроют как надо.
- В гараже есть небольшой грузовичок, - подала голос Ангелина. В её руках был шприц, ампулу из-под обезболивающего она отшвырнула в сторону. Хосе мог очнуться в любой момент, не хотелось бы, чтобы он в полной мере прочувствовал все свои переломы. - Если он не пострадал, мы можем доехать. Если кому в другую сторону, есть ещё три байка.
Игла профессиональным движением была введена в вену Энрике. Жаль, что этот полезный навык они получили при работе с другими... веществами.
- Осталось соорудить носилки, - добавила она.
- Давайте, - бросила Джоанна, - я троих унесу, если понадобится.
- Носилки проще можно сделать, - сообщил Проектор, протягивая руку. Розоватое поле вокруг него вытянулось, принимая форму плоского лежака с высокими бортами - чтобы человек не соскользнул.
- А можешь прямо под ним эту штуку соорудить? - спросила Проектора Ангелина. Лишний раз беспокоить пострадавшего ей совершенно не хотелось.
Уильямс сощурился, потом кивнул. Опустившись на одно колено, он подвел поле под Хосе - сперва сделав экран тоньше бумаги, а потом постепенно придав ему прежнюю форму. Медленно выпрямился, поднимая мексиканца.
- Вот так.
Снаружи раздался сигнал клаксона. Мираж подогнала грузовик настолько близко, насколько позволили валяющиеся тут и там куски поверженных стражей. Фарида и Ребекка уместились спереди, остальные укрылись в кузове.
- Мы за мотоциклами, - взяв себя в руки и отлипнув от Маршалла, заявила Света. - Двое могут поместиться позади нас, ещё двое на байке Мэг.
- Я своим ходом, - отозвался Хром, - быстрее будет. Заодно за небом посмотрю.
- Смотри, чтоб летучей железкой не задело, - слабо усмехнулась Френзи. - Сейчас от Стражей такие клочки полетят...
Остальных не хватило даже на это проявление радости. Вернулся бы Магнит часом раньше и всего этого могло просто не быть. К тому времени, как двойняшки и Рандом вернулись с мотоциклами, все желающие уже нашли себе местечко в кузове грузовика. Каждый взгляд, брошенный на огненные всполохи, выполненные талантливым аэрографом на спортаче Мэган, портил и без того хреновое настроение, так что сёстры старались пореже смотреть в сторону Стоуна, оседлавшего осиротевшего коня.
Спустя несколько секунд грузовик и мотоциклы сорвались с места; Мираж и сестры уверенно лавировали меж усеивавших улицы обломков. Хром не отставал, скользя сверху в окружении пламенной ауры; Рандом и Френзи внимательно наблюдали за небом. Проектор же сосредоточился на защите - его поле накрывало кузов грузовика.
Им повезло - за всю дорогу заинтересовался лишь один Страж - да и тот не успел причинить вреда. Его выстрел разбился о поле Уильямса, ответный залп Рандома заставил робота отвернуть... а затем скользнувший мимо Хром рассыпал его голову песком. Гигант обрушился на соседнюю улицу, и затих там.

(с V-Zтом)
Арьята Кари
А битва продолжалась... С Визетом и Инэйлэ

Хрупкая фигурка в зеленом платье взмыла над городской площадью. Рыжие волосы трепал ветер. Глаза, в которых сейчас плескалось пламя, внимательно высматривали пробирающихся под ее защиту мутантов и, одновременно, не упускали из виду фигуру в ало-фиолетовом, расправлявшуюся с роботами в небе.
«Лидер… Я буду рядом, даже если ты против… Твоя тень… Чтобы спасти тебя, когда придет момент. Больше я не ошибусь…»
Девушка раскинула руки и призвала всю силу своего огня, раскинувшегося огромными крыльями. Крылья сложились в купол, укрывший городскую площадь Хаммер-Бея.
Непроницаемый огненный купол, переливавшийся всеми оттенками алого, багряного, желтого и оранжевого укрыл мутантов, только чуть подрагивая, когда приходилось впустить новых беженцев.
Сама Феникс за тем, что происходило под ее крыльями уже не следила. Теперь все ее внимание было сосредоточено на Магните.

Офицеры Магнита молчали: говорить ничего не хотелось. Да и что тут скажешь?
И потому первыми прозвучали слова Хрома:
- Вот. Сюда.
"Куда" - было ясно с первого взгляда - над открытой площадью распахнулись пламенные крылья, защитным куполом прикрывая людей внизу. Зрелище было столь поразительным, что вывело из аппатичного оцепенения практически всех. Кто-то просто во все глаза разглядывал невиданное доселе чудо, а некоторые, как и двойняшки, выразили восхищение в коротких и ёмких фразах. В основном непечатных и на родных языках.
Сперва на площадь въехал грузовик, за ним - мотоциклы. Стоило всем остановиться - и рядом оказался мутант по прозвищу Мегафон; высоким званием он не обладал, но был совершенно незаменим при организации. Его талант позволял одновременно ясно и отчетливо говорить с десятками людей, слышать каждого из них и при этом не путаться.
- Размещайтесь справа и в центре, - сообщил он разом всем. - Уильямс, Каргилл, Юрек, Стоун - вы в боевой отряд.
- Да знаю я, - поморщился Рандом, - Кармелла уже сказала.
- Где медики? - вежливого молчания Светы хватило ровно на те несколько секунд, что занял разговор с офицерами. - У нас раненый.
- В центре, - отозвался Мегафон, - там Такеучи и аль-Рашид работают.
Первый умел исцелять прикосновением - хотя силы его были ограничены; второй же лечить не умел - но был способен заключить человека на сутки в особое поле, и в течение пребывания в нем состояние не изменялось никак. Потому-то араб и был постоянным гостем в местах опасных работ - вылечить он не мог, а вот гарантировать то, что пациент доживет до настоящего ухода - без труда.
- Мираж, остаёшься за главную, - деловито распорядилась Ангелина. Безопасность безопасностью, но за своих в ответе они. - Дакота, поедешь с нами в госпиталь.
Ещё одна работница клуба - миловидная шатенка с нечеловечески гибким телом, коротко кивнула. Она могла похвастаться незаконченным (ну, или едва начатым), но всё же медицинским образованием, а потому могла быть полезна. В конце-концов, целители будут заняты самыми тяжелыми, а обработать рану или наложить повязку могут и они.
- Удачи, - шёпотом пожелали двойняшки, по очереди крепко обнимая Рандома. - Не прощаемся.

Несмотря на скорость, ветер не хлестал по лицам - в шар стоячего времени потоки воздуха не проникали. Это было более чем к месту - попробуй сражаться и ориентироваться, когда глаза от ветра слезятся.
- Вот что, - проронил Игорь, - в сам бой нам лучше не лезть. Если хотя бы половина того, что я о Магните слышал - правда, то там будет такая прикладная металлургия, что мы ничем не поможем. А вот нас зацепят влегкую. Лучше уж перехватывать тех, кто на подмогу идти будет - облегчим Леншерру задачу.
- Согласна! – пару секунд подумав, согласилась Изо. В том, что вокруг Мастера Магнетизма организуется временный филиал ада на Земле, можно было не сомневаться. Равно как и в том, что все прилетевшие Стражи уже в курсе, где он имеет место быть.
– А лететь туда, несомненно, буду в основном пластиковые… Вроде этих – сейчас проверим!..
И девушка повернула в сторону тройки летящих в том же направлении роботов, на этом расстоянии кажущихся не больше детских игрушек…
Двое из тройки мгновенно изменили курс и с ловкостью профессиональных камикадзе рванули навстречу, тогда как третий продолжил полёт как ни в чём ни бывало.
- Ну, держись! – гаркнула Изо и сконцентрировалась. Чем дальше были объекты, тем больше сил на них требовалось потратить, а их у девушки было не безграничное количество. И так она уже втихую удивлялась собственной выносливости – раньше так долго применять силы ей не удавалось – уставала… Конечно, то что она сейчас бьёт короткими импульсами, свою роль играет, но… Видимо, когда сражаешься за свою жизнь и за жизни других, а не развлекаешься или тренируешься, всё иначе…
Все эти мысли промелькнули в голове девушки за какие-то секунды, а потом Стражи открыли огонь – алые лучи вспороли воздух. А в следующую секунду Изо ответила.
Шар Игоря оказался надежнейшей защитой - лучи, пересекая его границу, словно растворялись. Энергия, попадая в зону застывшего времени, лишившись движения, рассеивалась практически мгновенно.
Ответные же удары девушки оказались более чем эффективными - сперва рухнул первый Страж, потом обрушился второй; он, пострадав чуть меньше, попытался выправить полет, но откуда-то снизу полыхнул огненный шар и робот разлетелся тысячами частей.
Третий же двигался в прежнем направлении.
- Вот это точно пластик! - выдохнул Белов.
- Не уйдёт, гад! – Изо зло оскалилась и нарастила скорость. Пару-тройку секунд казалось, что они летят слишком медленно, и гонятся за пластмассовой пакостью придётся долго, но – глаза не обманули, силуэт робота начал медленно, но верно расти. Отчаянно гоняя мысли на тему «неужели они и впрямь никого кроме Магнита не видят?», дабы не спугнуть удачу, Изо выждала ещё немного – Хаммер-Бей значительно приблизился, а затем прикончила и этого Стража – действительно оказавшегося пластиковым.
- Ты был прав, это пластик. И судя по их поведению – у них в программах проставлена одна-единственная цель – Магнит. На всех остальных им плевать с высокой колокольни…
- Ну еще бы. Металл попрочнее - а пластик и плавить легче, и ломать... дарами, в смысле. Такие Стражи хороши против одного-единственного противника, - Игорь прикусил губу, - вот на него они и целятся.
- И против всех остальных они беззащитны, - дикий оскал на лице Изабеллы назвать улыбкой могла бы разве что сама Тесла. – Летим дальше! В самое пекло лезть не будем, но на границе центра города вполне можно устроиться, и перехватывать то, что будет лететь в пределах видимости.
- Давай, - коротко бросил Игорь, на мгновение задумавшись: боевой настрой девушки ему определенно кого-то напоминал, но ассоциацию поймать не удавалось. - Эх, будь у меня радиус поля побольше...
- Если б да кабы, да во рту росли грибы, то какой бы интерес нам ходить тогда бы в лес? – невесть откуда всплывшей скороговоркой-приколом отозвалась Изо и устремилась вперёд. – Бред, конечно, но о неслучившемся сейчас жалеть некогда… Драться надо. И смотреть в оба.
А под ними уже проносились улицы Хаммер-Бея.
- Слева! - бросил Игорь, указывая на новую тройку Стражей. - Снова столько же...
Он сощурился, обдумывая мысль - и кивнул, когда двое роботов повернулись к ним.
- Взялись за схему - один пластиковый, двое охраняют! - выпалил Игорь прежде, чем Стражи открыли огонь. - Бьем этих и ищем тройки!
- Поняла! – Изо уже не боялась огня Стражей, хоть и держала в резерве психокинетический щит на случай «неизбежных на море случайностей». Алые лучи благополучно погасли в сфере Игоря, один из атакующих Стражей лишился головы, второму в тот же миг прилетел подарочек снизу – яростный пучок ветвистых молний, и уже не тратя время на разглядывание падений врага (случись что, снизу добавят), Изо погналась за одиночкой. Несколько секунд погони – и ещё один удар отправил его вниз.
- Пятый, - выдохнула Изо, оглядываясь в поисках нового врага и неожиданно выругалась. – Проклятье, их может быть невесть знает сколько, а мы без связи, и никого летучего поблизости – и весть не передашь!
- Ну не одни же мы тут летучие! - Игорь завертел головой. - В мире черт знает сколько левитаторов - и чтоб вот сейчас, здесь никого из них не было?
Словно в ответ раздалось ровное гудение пламени; снизу вынырнул человек, окутанный огненной аурой, завис напротив - за пределами хроносферы.
- Вы что делаете? - осведомился он.
- За пластиковыми Стражами охотимся! – с места в карьер взяла Изо, каким-то женским уголком сознания отметив, что как по заказу появившийся летун весьма симпатичен. – Они летают тройками, один пластик в сопровождении двух жестянок, металлические обычные, а пластиковые, похоже, запрограммированы исключительно на Магнита, других они не видят в упор – мы за ними гонимся, а им хоть бы что, била их как в тире! Ой, а у вас при себе рация есть?
Последовала пауза в несколько секунд: новоприбывший раскладывал в сознании сказанное. Затем - коротко вскинул к лицу запястье с коммуникатором:
- Байрон! Передай всем...
Он коротко повторил то же, что услышал от девушки, кивнул, когда из устройства донеслось подтверждение - и вновь повернулся к Игорю и Изо.
- Спасибо. Просьба - не сбивайте, а кидайте в сторону внешних кварталов. Там уже почти никого не осталось, а здесь еще люди внизу есть. Если кого не добьете - мы с земли поможем, уже вся команда собралась.
Вновь мелкая пауза.
- Аллен-Марк Юрек. Или Хром.
- Изабелла Скопина, для краткости Изо, - ответила девушка, мысленно прощаясь с надеждой избегнуть публичности. - А прозвища я себе никак не придумаю…
- Рад знакомству, - кивнул Хром; из коммуникатора донеслась неразборчивая фраза, и Аллен, махнув на прощание рукой, кометой рванулся направо, даже не дождавшись слов Игоря. Впрочем, тот все равно молчал, воззрившись на девушку в немом изумлении.
- Что-то не так?.. – Изо постаралась сделать максимально невинное выражение лица, хотя уже с обречённостью поняла, что её угораздило столкнуться с родственником кого-то из сослуживцев матери…
- Все вроде так, - медленно отозвался Игорь, - но я не понимаю - я еще на Земле, или на астероиде каком? Ты, как понимаю, дочь Элеоноры Скопиной?
Он покачал головой с искренним удивлением.
- Имя "Василий Белов", знакомо, наверное?
Изо глубоко вздохнула – оказаться правой, конечно, приятно, но… Впрочем, здесь и так и так – куда не кинь, всё клин.
- Знакомо, - уныло отозвалась девушка. - Василиск тебе кто – дядя, двоюродный брат?.. И причём тут астероиды?
Изо сменила направление полёта, и они двигались сейчас над местным аналогом Садового кольца, выглядывая новые тройки.
- Дядя, - пояснил Игорь, - брат отца. - А астероиды - так я не думал, что на полноценной планете, уехав за полмира от дома, можно чуть ли не знакомых встретить.
- Полоноценная-то полноценная, да всё равно маленькая, - усмехнулась Изо и, глянув чуть назад, хищно оскалилась. – Добыча! – отчего-то вырвалось у неё, но мигом позже она поправилась. – Новая тройка!
И устремилась вбок, прочь от центра города.
Игорь сосредоточился на собственной задаче - поддержании шара и перехвату противников, подумав, что к концу дня он уже наработает этот метод до автоматизма. А в связке с телекинезом очень даже неплохо получается!
Довольно давно он обиделся, когда дядя сказал, что способности Игоря больше всего годятся в поддержке. Но сейчас - концентируясь на перехвате, внимательно следя за действиями Изо, осознавая, что от его умения защищаться зависит жизнь их обоих... Сейчас Белов понимал, что слова Василиска были серьезной похвалой.
За пластиковым вновь пришлось погнаться - и догнать успешно. Слова Хрома помнили оба - и потому останки роботов полетели вдаль, а не рухнули вниз.
- Ну вот, - довольно и тонко улыбнулся Игорь. А потом протянул, явно подражая волку из мультфильма: - Добра-ая охота...
- Но не приутюжили, - заметил Игорь. - ПВО почему-то вообще не действовали - в госпитале Милан насчет этого ругался.
- Предательство, - коротко и жутко выдохнула Изо. – Семь из десяти на предательство. Мать говорила, что с компьютерной безопасностью Магнит управляется на «ять», значит, и ставить её должен уметь…
- А вдобавок прежней Дженоше надо было удерживать внутри мутантов и не давать другим их освободить, - дополнил Белов. - То есть - еще до Магнита на границе у них должна была быть охрана по максимуму. Так что предательство, похоже, - самое верное...
Он покачал головой.
- Но какой идиот мог на такое решиться? Может, не предательство, а промывка мозгов или вытягивание информации?
Изо пожала плечами и вернулась на прежний курс над ныне пустынной автомагистралью.
- Химию, психологию никто не отменял, равно как и средневековые методы… Ну а отловить кого-нибудь знающего – дело времени и техники. Впрочем, возможен и просто страх или жажда благополучия для себя, любимого…
Игорь покачал головой.
- Что бы там кто ни говорил, но мутанты - все те же люди. Все с теми же сильными и слабыми сторонами. Дядя так нередко говорит.
Он коротко усмехнулся и произнес, подражая тону Василиска:
- "Superior - но все равно homo".
Изо внезапно даже не засмеялась – заржала.
- Ой, прости, но мама это именование ТАК комментирует… Такое уточнение добавляет, что Магниту, когда он ЭТО услышит, посочувствуют даже «Друзья человечества»…
Белов рассмеялся в ответ.
- Могу себе представить... Так, там еще одна тройка!
- Сделаем, - решительно отозвалась Изо, ускоряясь. – А озвучить этот комментарий и не проси – мама его лично для Магнита приберегает, наверное, никому, кроме меня и Саши, и не говорила…
Поведение Стражей было стандартно до степени «у меня плохое предчувствие». Двое сами ринулись под телекинетические удары, для того, чтобы одарить этой радостью третьего, пришлось ещё немного погоняться… Когда третья пара исполинских ног, сверкая пятками, улетела куда-то вдаль, в направлении городской черты, Изо мрачно озвучила свои мысли.
- не хочу каркать, но это уже четвёртая тройка, а они никак не меняют своей тактики. Первые три летали безо всякой поддержки, а тут прошло куда больше времени, и ничего…
- Может, они переключили мозги на эффективную модель поведения, и их в ней заклинило? - предположил Игорь. - Это ж тебе не Т-1000...
Они поднялись выше - внизу шла схватка Стража с кем-то из летающих мутантов, в которой последние уверенно побеждали, - и Белов, бросив взгляд в сторону, невольно ахнул.
Было из-за чего: центр города был накрыт словно распустившимся огненным цветком; пламенеющий купол так сверкал, что хронокинетик мог лишь удивляться тому, что они не заметили пламени раньше.
- Ни фига себе, скажу я себе, - охнула Изо. – Пора офтальмолога навестить… - и далее, безо всякой привязки к предыдущей фразе, - пирокинетический щит, что ли?
- Похоже на то... - медленно протянул Игорь, - только какой-то запредельной мощности. Ты вообще о пирокинетиках такой силы слышала?
- Нет, - Изо помотала головой, пытаясь вернуть глаза в привычные орбиты. – Самые сильные из тех, что нам известны, не годятся местному и в подмётки… Впрочем, сейчас не время для рассуждений. Тут есть, кому бить роботов, летим дальше! А о пирокинетике этом потом подумаем.
- И пообщаемся, - добавил Игорь, вновь сосредотачиваясь на хроносфере.
V-Z
Магнетическая буря (и Арьята)

Взмыв над городом, Леншерр холодно огляделся. Везде мелькали гигантские силуэты Стражей; едва ли не по всему Хаммер-Бэю гремели взрывы, горело пламя, полыхали лучи и рокотали двигатели напавших…
– Кто-то за это заплатит, – сквозь зубы пообещал Магнит, глядя на то, во что превратилась столь желанная им утопия.
Больше он не позволил себе ни слова: такого врага надо было крушить, а никак не вести переговоры. Да и бесполезно.
Вылавливать столь мобильных в воздухе Стражей по всему городу было бесполезно; Леншерр избрал иной способ, прибыв без всякой маскировки и явно демонстрируя свое присутствие. С одной стороны, это должно было подбодрить жителей города; с другой же, Стражи теперь поняли, что явилась приоритетная цель и должны были все вместе ринуться на ее уничтожение.
Что Магнита более чем устраивало.
Первая четверка Стражей появилась всего через несколько секунд – похоже, они были ближе всего. Роботы не успели даже выстрелить, зависнув в мощном магнитном поле: мгновением спустя пластины на голове каждого из них бесшумно отделились от корпуса, внутри замелькали меняющиеся местами детали. Леншерр достаточно хорошо изучил устройство Стражей, чтобы на ходу провести минимальную перенастройку – заставить атаковать своих же, а не мутантов и не «приоритетную цель». Ничего иного в такой спешке бы не вышло… но сейчас именно этого хватало.
Следующие Стражи объявились через две минуты – с разных сторон, вчетверо большее число. С частью из них сшиблись перепрограммированные, задержав на считанные мгновения; те, кто пролетели мимо импровизированной охраны, встретились со своей добычей.
Впрочем, сложно было сказать, кто тут добыча.
Корпуса первых роботов смялись в незримой хватке, скручиваясь в грубые металлические шары; они замелькали по орбитам вокруг Магнита, подставляясь под выстрелы чуть опоздавших спутников. Их через несколько секунд постигла участь не лучше – Стражи прямо в воздухе рассыпались тысячами деталей, добавивших свою лепту к обороне.
Этот щит пригодился в следующую же минуту – когда новая партия Стражей атаковала ракетами. Перехватить разогнавшиеся до полной скорости снаряды было бы непросто – но зачем, когда вокруг и так вьется активный и гибкий щит? Куски металла, не уступавшие по скорости ракетам, прошивали снаряды насквозь, и взрывы вспухали в воздухе среди самих Стражей, швыряя их друг на друга, вскрывая броню, подрывая еще и не стартовавшие боеприпасы.
Описать творившееся в воздухе простыми словами было почти невозможно: шторм из магнетических сил и металла был виден едва ли не из любой точки Хаммер-Бэя, и почти все электрокинетики ясно ощущали – какие силы сейчас идут в ход над городом.
Но на сам город, и без того сильно пострадавший, не упало ни одного куска металла: то, что Магнит не включал в защиту, он отшвыривал далеко за пределы черты Хаммер-Бэя, уделяя этому толику внимания. Море вокруг города шипело от дождя раскаленного металла, обрушившегося на водную гладь – хотя мало кто мог это сейчас видеть.
Знавшие бешеный нрав Магнита могли бы сейчас изумиться тому, как хладнокровно и расчетливо он манипулирует своими силами, уничтожая одного противника за другим. Впрочем, нет, – как раз знавшие его бы не удивились. При всей своей горячности в серьезном бою Леншерр внутренне оставался спокоен, сосредоточившись на задаче, руководствуясь невероятной смесью расчета и интуиции.
Помимо зримого свидетельства силы в ход шло и почти неощутимое живыми существами – но очевидное для машин. Стражи даже не рисковали приближаться к противнику ближе чем на пару десятков метров: вокруг мутанта бушевало столь мощное электромагнитное поле, что электроника внутри роботов выходила из строя за доли секунды. Даже за пределами этого радиуса магнетическое влияние рвало связь между атакующими, не позволяя предупреждать друг друга и делиться информацией.
Выход был найден с истинно машинной практичностью: новый план атаки вырабатывался во время приближения, и в опасную зону каждый Страж входил, уже имея четкие боевые обязанности. Но это же и делало их действия предсказуемыми – в отличие от людей, Стражи плохо умели импровизировать.
Тем не менее, они старались взять количеством и возможностью для атаки со всех сторон. Сложность была в том, что драться с превосходящим числом врагов Магнит умел, более того – привык к этому.
Перепрограмированные роботы разлетелись в первые же минуты схватки; Леншерр даже не обратил на это внимания, мимоходом присоединив детали к вихрю стали вокруг себя.
Глаза Магнита были полуприкрыты; сейчас он полагался не столько на зрение, сколько на чувства, ощущение металла и электроники, в точности указывавшее – с какого направления придет будущий удар. Лучи, ракеты, попытки тарана – все это предугадывалось и пресекалось с хладнокровной скрупулезностью. Мимоходом Эрик подумал, что шлем тут очень к месту – можно было бы и оглохнуть от взрывов и скрежета рвущегося металла вокруг.
Не важно.
Внезапно плеснуло новое ощущение – которое Леншерр распознал лишь мгновение спустя. Среди металлического строя оказывалось пятно, которого он не чувствовал… почти не чувствовал…
Стремительное движение, взгляд в сторону аномалии – и за доли секунды Эрик понял суть угрозы. Кисть правителя Дженоши небрежно шевельнулась; два Стража, летевшие по бокам от товарища, резко столкнулись, круша меж собой более хрупкий корпус, а потом – и броню друг друга.
«Пластик, – отстраненно заметил про себя Магнит. – Умно. Но не стоило сопровождать его столькими тоннами металла».
Теперь чувства пришлось напрячь еще сильнее: во всей этой армаде, пожалуй, лишь пластиковые Стражи представляли серьезную угрозу, и их надо было отслеживать вовремя… и при этом не забывать об обычных моделях. Особых роботов явно будет немало.
Опасения оправдались – пластиковые Стражи вскоре оказались едва ли не в каждой атаке. Эрик стремительно манипулировал магнитными полями, круша обычных роботов, ставя преграды предназначенным против него самого. Похоже, пославший Стражей забыл или не знал о том, что он уже сталкивался с пластиковыми машинами – и отнюдь не потерпел поражения.
Стражей было просто неимоверное количество. Пожалуй, пара сотен – и это при том, что некогда на Дженоше лагеря мог охранять всего десяток, успешно удерживая мутантов в повиновении. Кого-то явно очень напугало государство homo superior…
Сейчас Эрик и в самом деле ощущал себя на несколько порядков превосходящим обычных людей – кто из них смог бы не то что продержаться против Стражей, но и превратить такое их количество в обломки? С лица под шлемом не сходила ледяная надменная улыбка – и Магнит имел на нее полное право.
Сколько бы Стражей не явилось на Дженошу – но их число все же было не бесконечным; роботам приходилось на ходу менять тактику… то есть, выбирать новую из баз данных, и действовать так же предсказуемо. Леншерр с иронией подумал, что воспитанники старого друга – куда более опасные противники; они-то импровизировать умеют по-настоящему…
Тем не менее, битву не стоило затягивать навечно.
В течение боя он медленно смещался в сторону моря, правильно рассудив, что Стражи последуют за ним. План того, как быстро разобраться со всей оставшейся армадой, был уже готов, но Магнит не был уверен, что сумеет перехватить всех обратившихся в груду металла роботов и не дать им рухнуть на город. Лучше уж над многострадальным морем, которому сегодня чем только не досталось.
Похоже, Стражи тоже решили, что им не стоит длить битву дольше. Краткая передышка – в несколько секунд, пока оставшиеся роботы подлетали, занимая позицию… а затем все гиганты, с возможной только для машин синхронностью, ударили одновременно и в одну точку, сведя на своем враге десятки испепеляющих лучей.
Тут не помогал даже щит из останков самих Стражей – столь сконцентрированный удар со всех сторон прошивал металл насквозь, капли расплавленной брони летели во все стороны, сталь буквально испарялась под чудовищным жаром.
Зрелище было видно отовсюду – сфера, контур которой обозначали десятки металлических исполинов, пылающие лучи, сходящиеся в самом центре этого шара; картина, ужасающая и впечатляющая одновременно. И лишь один вопрос мог задать себе каждый, кто видел ее – как еще жив тот, кто попал на перекрестье таких сил?
А он был жив. Металл щита разлетелся в разные стороны, выбив из строя нескольких Стражей; но сейчас Магнита берегло лишь его собственное защитное поле, на которое он бросил все силы. Электромагнетизм касается не только металла – об этом многие забывают. Энергетические лучи Леншерр мог отражать с той же легкостью, что и металлические пули…
Вот только ему еще никогда не приходилось держать защиту против энергий такой мощности!
Глаза Феникс распахнулись. В ужасе девушка взирала на эту сцену. Ту самую сцену, которую ей потом описал чудом выживший Жаба.
"Нет... Нет! Я не могу потерять его снова!"
Стражи больше не атаковали сгрудившихся на площади мутантов... А что до обломков... Она успеет. Выбор был очевиден...
Купол дрогнул, вновь превращаясь в крылья висевшей в воздухе девушки. Феникс рванулась вперед...
Край плаща, выбившийся за пределы поля, мгновенно вспыхнул и развеялся пеплом; Магнит стиснул зубы, удерживая оборону, рассеивая и перенаправляя чудовищное давление чужой силы.
Нет. Не сдаваться. Ему еще слишком много надо сделать, слишком многое и слишком многие от него зависят… слишком за многое он в ответе…
И уж точно – нельзя сдаваться этим! Не Чарльзу, не сверхлюдям, немного близким к мутантам… нельзя сдаваться электронным тварям, смысл чьей жизни – лишь истребление мутантов!
НЕЛЬЗЯ!
Резкий выдох, сопроводившийся низким бешеным криком – и Магнит раскинул руки в стороны. Защитное поле мгновенно расширилось, отталкивая лучи; строй Стражей заколебался, у многих прицел соскользнул с цели, и потоки энергии полоснули по другим роботам.
Всего мгновение потребовалось бы Стражам на восстановление нарушенного равновесия и повторный удар – но Магнит не дал им ни секунды.
Потому что следом за расширившимся полем хлестнула невидимая волна электромагнитного импульса, ничуть не уступавшая силе, выплеснутой только что самими Стражами.
На мгновение во всем Хаммер-Бэе все устройства связи и экраны затрещали от помех и зарябили; в бункере связи Байрон Кэйли отшатнулся от покрывшихся рябью экранов, в медицинском убежище Франциско Милан схватился за голову, внезапно наполнившуюся сотнями сменявших друг друга образов.
Любая техника и любые люди, способные чувствовать такое излучение, его почуяли – что было говорить о Стражах, против которых и был направлен этот выплеск?
Глаза десятков роботов, окруживших Магнита, разом погасли, пламя двигателей под подошвами рассеялось. Броня смялась, лицевые пластины большинства отлетели, рассыпаясь осколками; исполинские металлические туши начали молчаливое падение вниз. Не было больше ни грохота, ни шипения лучей – лишь свист рассекаемого воздуха.
Магнит отчаянно напрягся, пытаясь удержать в воздухе всех роботов, отшвырнуть их в море, до которого не успел довести. Ему удалось – он сумел задержать падение практически всех, лишь пара рухнула в уже и без того разрушенных кварталах.
Все внимание Эрика сейчас было направлено именно на эту задачу – и этим воспользовались.
Посылая на Дженошу пластиковых Стражей, Форммастер правильно предположил, что в прямом поединке Магнит может с ними и справиться. Потому и была создана вторая их модель – значительно уступавшая по численности, и практически не принимавшая участия в бою. Зачем? Они были вообще лишены вооружения.
Зато двигатели этих Стражей были куда сильнее обычных – что, с учетом более легкого корпуса, разгоняло их до огромных скоростей. А место оружейных систем внутри заняла взрывчатка.
Фактически, это были лишь ракеты в форме Стражей.
И сейчас четверо таких, зависших в паре километров над Дженошей, избежавших выплеска магнетической силы, поняли – пора.
Одновременно взревели восемь двигателей; исполины молча ринулись вниз, нацелившись на одну-единственную цель, развивая до предела скорость и начиная обратный отсчет.
Эрик вскинул голову, завидев угрозу с небес; за доли секунды он понял, что сейчас они действительно опасны…
В краткие оставшиеся мгновения он попытался сделать два дела разом – магнетической волной швырнуть большинство Стражей мимо себя в волны, а пару-тройку – взорвать изнутри, послав вихрь деталей навстречу новой опасности.
Первое удалось.
Второе – лишь отчасти.
Слишком велика была скорость полета, чтобы встречный удар остановил «вторых моделей»; единственное, чего удалось добиться этим ударом – четыре слившихся воедино взрыва грянули немного дальше от Магнита, чем хотели бы Стражи.
Взрывная волна смела с неба остатки металла и пластика, заставила пошатнуться немногих оставшихся над городом Стражей – малую частичку огромной армады.
Но взгляды тех, кто следил за битвой, были прикованы не к ним – а к фигуре в изорванном плаще, начавшей медленное неостановимое падение к земле.
Арьята Кари
А тем временем Икс-мены, в Чикаго... Совместно командой иксменов и мастеров.

Самолет икс-менов заходил на посадку; глянув в иллюминатор, Циклоп мрачно покачал головой. Говорить ничего не стал - через другие иллюминаторы остальным картина и так была видна.
Пара кварталов пребывали в совершенном хаосе. В нескольких местах полыхало пламя, в других - из-под земли хлестала вода из прорванных труб. Развороченный асфальт зиял черными дырами, часть домов словно попала под бомбежку.
В самолете, конечно, не было слышно звуков города - но вокруг разрушенных кварталов неумолкающе гудели сирены "скорой помощи", пожарных бригад; суетились спасатели, пытающиеся помочь людям выбраться из-под завалов.
- Красота... - мрачно изрекла девушка, изучая вид внизу. - Сколько же их здесь побывало и сколько еще есть?
- Сосчитать никто не успел, - Скотт хмуро и коротко усмехнулся. - Но говорили чуть ли не о сотнях. Внизу должно быть порядочно - Форммастер о своей безопасности заботится.
- Понятно. - она кивнула, больше сама себе и посмотрела на Циклопа. - Мне здесь можно "высадиться"? Думаю снаружи мне будет легче изучить обстановку.
Циклоп, пару секунд помедлив, кивнул.
- Замедлю полет. Сможешь выскользнуть. Гроза, не поможешь?
Скотт помнил о клаустрофобии Ороро; он подозревал, что им придется спуститься под землю, и Грозе стоило как следует почувствовать себя под открытым небом, прежде чем уходить в подземелья.
В принципе в этом не было такой уж необходимости, но раздражать мужчину лишний раз Птице не хотелось, поэтому она просто отошла от иллюминатора и приготовилась к добровольной самоликвидации с борта.
Гроза взглянула на Саммерса и кивнула.
- Нужно потушить пожары, - сказала она, вставая с кресла второго пилота, и направилась к хвосту самолета, - Как найдете место где сесть - скажи и мы вернемся.
Пройдя мимо пассажиров, Гроза опустила рычаг открытия люка. Медленно открылась пасть, в которой завиделись крыши домов, при этом воздух в салоне не потревожило ни одно дуновение. Гроза и глянула на Птицу занесенными белой пеленой глазами и жестом пригласила вперед.
Скотт аккуратно управлял полетом - поворачивая самолет так, чтобы женщинам было легко выскользнуть наружу, а остальным при необходимости - спуститься вниз, не попадая в провалы или на обломки.
Сам он не произносил ни слова.
Дважды просить не пришлось: она кивнула и легко выпрыгнула навстречу ветру, запаху дыма и вою сирен, расправляя крылья. Ждать Грозу не имело смысла из-за разности задач, и девушка полетела в сторону, осматриваться и искать вход в "царство" первопричины их прибытия в этот город.
Гроза прыгнула следом и как только она скрылась в проеме люка в салон ворвался порыв ветра.
- А мы что будем делать? – пристала к Скотту Джубили, когда Гроза и Птица покинули самолет. Добрую половину пути она недовольно ворчала себе под нос про то, что «уже не маленькая и всеобщая забота ее достала», но потом все-таки надела жилет, предложенный Циклопом. Сверху накинула свой плащ – так удобнее и привычнее. Сейчас, когда действие началось, девчонке уже не сиделось на месте, тянуло на приключения и авантюры, а еще больше хотелось доказать, что она взрослая, самостоятельная и может сама за себя постоять.
- Как только выясним, что именно происходит внизу - спустимся, - ровно ответил Скотт. - Подозреваю, что Форммастер укрылся под землей: значит, придется сражаться там же.
Он на мгновение задумался, прикидывая возможные плюсы и минусы такого боя. Уворачиваться Стражам будет негде - но и у команды возникнет та же проблема.
- Ага, - кивнула Джубили, прильнув к иллюминатору. – Мы еще покажем этому железному чучелу, - в том, что икс-мэны победят, у нее не было никаких сомнений.
- Бойся Форммастер, Великая Джубили вышла на тропу войны! – тут же, усмехнувшись, поддел Гамбит.
- Самый умный нашелся! – фыркнула девушка. – Тебя вообще всегда вырубают в первых рядах, так что нечего надо мной смеяться.
- Ма пти, неужели ты меня не спасешь? – голос Реми стал умоляющим, не смотря на то, что парень изо всех сил старался сдержать улыбку.
- И не подумаю. Ты этого не заслужил, - отчеканила Джубили. – Разве что Шельма по доброте душевной бросится тебе на помощь. И то, если будет в хорошем настроении.
- Не переживай, Реми, - деловито собирающийся на вылазку Хэнк скалился во все клыки, - тебя спасу я!
- Только на тебя мне и остается надеяться, мон ами, - ухмыльнулся Гамбит.
V-Z
Однажды в Чикаго (команда икс-менов плюс мастера)
Тем временем Гроза спускалась к земле, для противостояния гравитации создавая под собой сильный ветер. Зрелище перед ней открывалось такое, что не каждый день увидишь даже по телевизору: как будто Чикаго погрузили в зону военных действий.
"Нам точно нужна какая-то система ранних оповещений", - подумала Ороро с досадой.
Справа от нее оказался небоскреб, очевидно, пропаханный поперек лучами Стража - стена дюжины офисов этаже на шестнадцатом отсутствовала и оттуда валил черный дым. Мутант увеличила влажность вокруг пожарищ и дым сперва превратился в белый, а потом исчез вовсе.
Ороро опустилась на землю возле двухэтажного дома с горящей крышей, над которым безуспешно боролась пожарная бригада. Когда и этот очаг был потушен, она снова взметнулась в воздух, подхваченная ветром, и полетела просто вперед, так как пожары, казалось, горели везде - неважно в какую сторону идти.
После нескольких минут такой работы, Гроза поняла, что так дело не пойдет. Она опустилась на Сирс тауер - самое высокое здание в Чикаго и, пожалуй, всей стране - подошла к самому краю крыши, чтобы видеть весь город, и... застыла в неподвижности.
Через минуту на всех поверхностях в радиусе трех километров стала скапливаться влага. В небе появились облака и внезапно стало мрачно, холодно и по-осеннему уныло. Полил дождь, улицы и нижние этажи скрыл туман.
На более близком расстоянии, где летела Птица, все выглядело еще хуже. Да и просто в таких условиях было страшно; прошло всего несколько лет после разгрома родного гнезда, то есть родной лаборатории, и виды пожаров и развалин все еще напоминали о страшном дне. Но, с другой стороны, тогда девушка была одна, каждый спасался как мог, а теперь... Ей хотелось верить, хотя бы верить, что в случае чего будет кому о ней вспомнить и прийти на помощь. Но все равно следовало быть начеку и не рисковать без особой на то надобности. Ее задачей было проверить обстановку и найти главное убежище (а может и не главное, как знать) гиганта и доложить остальным. Ну а дальше по ситуации. Единственное, на что надеялась мутант, это то, что хотя бы главный зал (ну или что там) будет достаточно большим для ее воздушных маневров; идея биться на земле ее не очень прельщала. Все таки уворачиваться в полете намного легче, да и привычней как-то. Это не говоря уже о разности в скорости перемещения тела.
Пролетая над одним из горящих зданий, девушка закашлялась; даже на такой высоте ее чуть более тонкому, чем у людей, обонянию, было несладко. На миг потеряв бдительность, Птица чуть не врезалась в какой-то небоскреб, но вовремя справившись с приступом, свернула и поднялась повыше. Потемнело. С неба над головой начал накрапывать, усиливаясь, дождик. Девушка фыркнула, точно кошка, и, поежившись, полетела на северные окраины города.
Но не пролетела она и пары минут, как птичье зрение выловило впереди странную деталь... Замахав кряльями чаще, Вал прибавила скорости и скоро кружила над глубокой дырой, ведущей в недра земные, темной и очень неприятной даже на первый взгляд.
- Ничего себе размах. - Уважительно присвистнула крылаятая, на глаз прикидывая диаметр. - Только вот зачем было крушить все вокруг? Полянка лесная, а не город.
Уже намереваясь возвращаться, девушка вспомнила что у нее есть средство связи с командой. Постучав по передатчику пальцем, она добилась его включения.
- Циклоп? Я кажется нашла парадные ворота в Тартар. - Несмотря на пелену воды, льющейся с неба, взгляд выловил вдалеке самолет команды. Грозы нигде не было видно, хотя по мыслям девушки та была где нибудь на высоте... Во всех смыслах. - Двигайтесь на север, такое захочешь не пропустишь. Скромная такая дыра, наверное даже самолет при желании войдет, плюс кружок, прости, полукружок руин. Но если не хочешь рисковать летсредством и добираться обратно пешком, тут полно места для парковки. Я тут, метрах в тридцати парю, пока никуда не лезу. Изменить положение вещей?
- Найди место для приземления, - помедлив, отозвался Скотт, - и сообщи. Опустимся там, до провала дойдем своим ходом.
- Ну знаешь ли, тут тяжело НЕ найти место для парковки. При желании можно ядерный бомбардировщик поставить. Ладно, сейчас посмотрим.
Набрав высоту, Птица осмотрелась внимательней, выбирая участок поровнее. Таковой нашелся аж через две, предположительно, в прошлом, улицы. Идти до дыры было не далеко, но если поставить самолет на образовавшейся площадке, его бы прикрывали остатки какого-то невысокого здания.
Снова включив передатчик она зависла на месте.
- Направление то же самое. Только чуть в стороне, я над ним. До дыры отсюда не больше полутора сотен метров, вид на Тартар закрывается руинами, но сама площадка относительно чистая, самолет сядет без проблем.
- Отлично. Идем на сигнал передатчика, жди.
Парящий самолет развернулся; Саммерс, переключившись на другой канал, коротко сообщил Грозе новые координаты.
Та все еще находилась на крыше небоскреба, заканчивая работу. Получив сигнал, Гроза расчистила небо, разогнала туман и прыгнула к указанному Циклопом месту.
- Дальше сами справитесь, - сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь.
Тут перед ней раскинулся вид, который до этого скрывали высотки. "Боже мой...", - прошептала Гроза, облетая бездонную воронку.
Мелькнуло пятно, и Валентия повернула голову. Верно, Гроза, видно Циклоп успел ей сообщить координаты. Призадумавшись над тем, стоит ли покидать место "парковки", девушка вздохнула и понадеялась, что никто не будет в обиде, если она дождется таки самолета, а потом уже пообщается с одной из учителей.
Долг превыше всего, как же. Ладно, может она сама меня заметит. Ну или самолет - тут уж без вариантов. Только вот где он, вроде не так уж и далеко...
"Дрозд" появился через несколько секунд; Циклоп осторожно опустил самолет на выбранное Валентией место, попутно отметив, что площадка действительно неплохая.
"Надо спросить у Грозы, сможет ли она успешно сражаться под землей", - мелькнула мысль.
Едва самолет приземлился, Птица подлета к нему, но спускаться на землю сама не спешила; не доверяла она этому месту. В воздухе было привычней. Да и говорить вполне можно. Осталось дожидаться, когда команда появится под свет... Ну или не свет, то есть выйдет. В конце концов это здесь, на воле она может летать где хочет и не слушать остальных, а там... Мало ли что там, может на нее есть миссия какая.
Гроза проследила за заходящим на посадку "Дроздом" и опустилась на землю возле двери его входного люка-трапа.
Небо уже полностью расчистилось и погода вернулась в то состояние, какое запомнила за ней Гроза до своего вмешательства. Над самолетом все еще продолжала летать Птица, размахивая своими изящными крыльями. Ороро вдруг пришло в голову - а не родственница ли она Уортингтона?
Скотт выбрался наружу первым, машинально прикидывая будущие действия. Ему самому придется идти позади остальных - силы больше всего эффективны на дистанции. То же с Джубили и Гамбитом. Росомахе, напротив, придется оказаться в первых рядах.
- Гроза, - негромко спросил Циклоп, дождавшись, пока она окажется рядом, - тебе не будет трудно под землей?
- Спасибо что напомнил, - улыбнулась та.
Следом за Циклопом вылетела Шельма и замерла метрах в пяти над землей, осматривая пространство. Да уж, нагнетало и слегка удручало. Что ж неймется-то этим стражам всё? Просто зла не хватало.
Внизу Росомаха уже разминал костяшки пальцев, готовясь к очередной заварушке. На первый взгляд его не особо волновало, что вокруг всё разрушено и сожжено. Впрочем, такое ведь не впервые. Пора бы и привыкнуть.
- И никого не потерять, - отчетливо пронеслось в голове. Логан обернулся и, посмотрев на Гамбита, кивнул в сторону Джубили: «Приглядывай за ней». Помня о свободолюбивом и деятельном характере девочки, Росомаха не сомневался, что за ней нужен только глаз да глаз. И почему в особняке не осталась?
В ответ Гамбит лишь кивнул, словно услышал внутренний монолог Логана, а Джубили хитро прищурилась и подмигнула: мол, так и буду я стоять в сторонке, ждите.
- Я не заметила удобного пешего спуска вниз. А ты? - произнесла Гроза, обращаясь к Циклопу.
Девушка заметила странный взгляд Грозы, но не придала этому значения - это не страшно. Но вот одна мысль ей в упор не нравилась. Подлетев ближе к остальным, она дождалась окончания разговора и зависнув в воздухе прокашлялась.
- Циклоп, тут явно глубоко, конечно, но когда наше гнездо рушили... В общем, не станется ли так, что наши действия под городом окончательно его разрушат? И что это вообще за такие огромные подземные помещения, может есть шанс найти о них информацию заранее, например карту, если таковая есть? Если, конечно, это не дело рук самих стражей, а постройки людей.
- Людей, - спокойно ответил Скотт, не задумавшись ни на секунду. - Его называют Преисподней - остатки прежнего Чикаго. Город старый, и множество его прежних улиц ушли под землю; в результате получился целый лабиринт. Говорят, там хоть армию спрятать можно. Потому и карты не существует - туда мало кто вообще захочет спускаться. Но, видимо, они достаточно прочны - раз современные кварталы не проваливаются.
Он помедлил несколько мгновений.
- Однако будьте максимально осторожны с силами. Не хватало нам еще обрушить жилые дома. Думаю, и Стражи будут ограничены в возможностях - дабы самих себя не похоронить.
Вновь краткая пауза.
- В самолете есть несколько тросов; если хватит длины, сможем спуститься. Если же не хватит... - Циклоп пожал плечами. - Гроза, Птица, вам придется помогать.
- Да хоть сейчас. - пожала плечами Птица, окидывая мужчину взглядом. - Это не проблема; главное если по-одному, а это несколько рискованно, мало ли, может они уже нас ждут. Хотя...- Она помедлила. - Мне кажется что именно что ждут.
Циклоп кивнул. Это и было проблемой - все же сенсоры у роботов были достаточно чуткими, и превосходили их разве что обостренные чувства Росомахи.
- А откуда мы вообще знаем, что Стражи еще там? - спросила Гроза, сложив руки на груди.
- С абсолютной точностью мы не знаем, - ответил Саммерс, - но есть подозрение, что раз они вылетали отсюда - то и Форммастер там. А где он - там и охрана из Стражей.
Он помедлил и проронил:
- Ничего не поделать. Схожу за тросами.
Дана
Однажды в Чикаго (команда икс-менов плюс мастера)

Птица мысленно поскребла в затылке сгибом крыла. Задумалась и резко набрав высоту еще раз окинула взглядом врата в Тартар. Вернулась. Все также озадаченная.
- Циклоп? - Кажется на сегодня лимит вопросов должен был бы быть исчерпан, но куда там. - Ладно, Росомаха может расчитывать на улучшенные чувства, ты, по идее, я так понимаю, с твоим зрением ладно, я... Ну ладно, я уступаю Логану, но всеже чувства у меня неплохо развиты. А как остальным видеть и ориентироваться, там же темно?
"И не говори что я птенец". - так и хотела добавить она, но сдержалась.
- Свет, - коротко ответил Скотт, вновь покидая самолет. - Есть фонари. Конечно, это нас самих выдаст - но Стражи и так в темноте хорошо видят, мрак нам не поможет.
- Для меня темнота не проблема, - заметила Гроза, - Может Джуби сможет помочь с освещением? - предложила она вслед Скотту и перевела взгляд на Джубили.
- Наверное, я смогу только что-нибудь поджечь… - робко заметила девушка.
Саммерс, помедлив, пожал плечами. Джубили осветить действительно могла - но слишком уж яркими и быстрыми были ее фейерверки.
- Циклоп, - подлетела к командиру Шельма. - Я тоже могу помочь.
Девушка посчитала, что это может помочь. Гроза, Птица и она сама могли куда быстрее доставить остальных под землю, не заставляя их пользоваться тросами. Ведь если стражи и, правда, поджидали, то лучше сразу держать своих, чем потом ловить иксменов в темноте.
- Ну и долго ещё будем время тянуть? - полураздраженно бросил Логан. Вся эта канитель с подготовкой уже успела надоесть Росомахе, ему-то хотелось поскорее встретится со стражами и "развлечься". Да, и Саммерс раздражал одним только своим присутствием.
- Шери, ты, конечно, оптимистка, - заметил Гамбит, обернувшись к Шельме, - Но есть такой маленький вариант развития событий, в котором мы не все можем остаться в живых. Тогда трос действительно может помочь выбраться наружу…
- Я обязательно посмеюсь, когда ты будешь взбираться по этому троссу наверх, спасаясь от стражей, - не смогла не огрызнуться в ответ Шельма. В своих силах она не сомневалась ни разу.
- Для меня это не проблема - лазаю я отлично, но без тебя не сбегу, - улыбнулся в ответ Гамбит. Шельма только хмуро посмотрела на него и отвернулась в другую сторону. Опять начал. В самый неподходящий момент.
- Да ладно вам препираться, - Джубили нетерпеливо переминалась с ноги на ногу на краю провала. - Давайте уж спускаться вниз...
- Да, - коротко бросил Циклоп, двигаясь к провалу.
- Думаю, будет честно, если Шельма возьмет на себя Зверя, Птица - Джуби, а я спущу Гамбита, - предложила Гроза, - Логан, а ты, помнится, когда-то занимался скалолазанием.
Она подмигнула Росомахе и медленно взлетела невысоко в воздух.
Логан пожал плечами - своим ходом, так своим ходом. Он был уже готов просто спрыгнуть в воронку, но не ждать.
Птица следила за остальными, не встревая в разговор. На предложение Грозы она пожала плечами и подлетела к Джубили, приземлившись за ее спиной. Приобняв девушку, она взлетела, зависая на месте.
Гроза тоже подхватила Гамбита и зависла с ним над воронкой.
- Несколько секунд близости - и мы с тобой на дне безопасной темной пропасти, - сказала Гроза и, по возможности, плавно она начала спускаться в темноту.
- Темнота, интим… Сплошная романтика, - в тон ей отозвался Реми.
Валентия не заставила себя (и других) ждать, острожно спускаясь - мало ли, вдруг по пути есть сюрпризы?


Остановившись отдышаться, Курт заметил, что на небе неестественно быстро собираются грозовые облака. Приглядевшись получше, он заметил и Дрозда, заходящего на посадку. Шторм, очевидно, тоже была где-то поблизости. Проследив траекторию полета, Курт направился к самолету.
Несколько фиолетовых вспышек и вот перед ним Дрозд, а рядом с ним и Икс-мены.
- Похоже, все самое интересное опять проходит без меня, - задумчиво проговорил он, разглядывая Птицу, в руках у которой была Джубили, и Грозу, нагруженную Гамбитом. Оставшееся расстояние до команды он преодолел уже пешком, - Все передатчики внезапно отказали или меня просто не хотят брать в геологическую разведку?
Росомаха пожал плечами - по вопросам о передатчиках не к нему, а к мистеру само спокойствие Скотту Саммерсу и подошел к самому краю воронки - демонстрировать чудеса скалолазания. Шельма, всё ещё парившая над иксменами и, в частности, над Зверем, улыбнулась.
- Рада видеть тебя, Курт.
Курт отряхнул костюм от осевшей на него сажи, как он умудрился не прожечь его в нескольких местах, оставалось загадкой даже для него самого.
- Люди говорят, что это были стражи, - он окинул взглядом безрадостный пейзаж, окружавший их. - Не могу поверить, что они свили гнездо прямо под густонаселенным городом и остались незамеченными.
- Кто их знает, они уже как тараканы, - покачала головой Шельма. - Сколько не трави, меньше их не становится. И появляются в самых неожиданных местах. Но ты же должен быть на Дженоше?
Курт поморщился, ассоциации с тараканами были не очень приятными. Он заглянул в черный провал, где уже скрылись Гроза и Гамбит, и глубоко вздохнул, предчувствуя роль транспортного средства. Он был бы и не против, если бы сегодня уже не напрыгался сверх всякой меры.
- Я собирался, даже на корабль сел, - Ночной Змей вновь пожалел об утерянной возможности небольшого морского круиза, - Но, как видишь, пришлось вернуться.
Курт подошел к краю разлома, он не мог просто телепортироваться вниз, так как не видел пункта назначения, но мог относительно легко спуститься на своих четверых. Мутант припал к земле и, словно большая ящерица, скользнул вниз. В отличие от Грозы, он не стал опускаться ко дну, а так и полз по стене - понятия «верх» и «низ» для него всегда были весьма относительны и от пребывания вниз головой он не испытывал никакого дискомфорта. Обнаружив два уходящих в разные стороны хода, он направился к тому, что располагался ближе к нему – выглядели они совершенно одинаково и пытаться понять, какой из них правильнее не было никакого смысла.
- Испорченный отпуск, - понимающе усмехнулась Шельма и подхватила Зверя. Её сила позволяла провернуть этот «финт ушами», но вот размах плеч Хэнка все равно оставлял желать лучшего – было не особо удобно. Поэтому, чтобы «случайно» не выронить напарника, Шельма быстро нырнула в темноту воронки, следуя за Змеем.


Перенести легенькую Джуби естественно не оказалось проблемой и транспортировка прошла благополучно. Еще спускаясь, Птица заметила, что мрак не столь уж непрогляден, как казалось сверху, и что глаза ее хоть слабо, но видят. Хотя в принципе, у нее был метод, почти забытый, из лабораторного прошлого, но применять его, похоже, не было пока особой надобности. Отпустив свою "ношу" она с интересом начала осматриваться, дожидаясь остальных.
Когда Гроза и Гамбит достигли дна, зрение Ороро уже приспособилось к полумраку. Все еще паря в воздухе она осмотрела сюрреалистичный пейзаж: целые куски зданий лежали едва ли не один на другом, фрагменты асфальтового покрытия и множество покореженных машин.
Из пещеры, которая показалась Грозе в ширину размером не меньше футбольного поля, вели, похоже, два узких по сравнению с пещерой выхода. При их виде у Грозы что-то сжалось внутри.
- Ну как поездочка? - немного нервно спросила она у Гамбита.
- В объятиях красивой девушки парить над землей? Отлично, мне понравилось, можно будет повторить как-нибудь на досуге, - с улыбкой ответил тот. – Ты сама в порядке?
- Гм... Ну, насколько можно быть в порядке в таком странном месте, - ответила Гроза, опустившись на землю, - Ты только посмотри вокруг...
- А мне вот ничего не видно, - тут же встряла Джубили, как только ноги ее коснулись земли. – Это вы все в темноте видите, а мне как быть? Кто-то обещал фонарик!
- Ма пти, не шуми, фонарь у Циклопа. Спустится, возьмешь… - Гамбит достал из внутреннего кармана плаща игральную карту, которая тут же ярко вспыхнула, осветив часть пространства вокруг. - И что ты тут хотела разглядеть?
- Нда-а... - протянула девушка. - Хорошо здесь поработали... Целое стадо стражей, видимо, пронеслось? - она задрала голову вверх, пытаясь что-то рассмотреть. - Где остальные? Идем дальше?
- Guten tag, meine freunde, - обратил Курт на себя внимание Грозы и Гамбита на тот случай, если в темноте они не заметили его, - Отличный день для прогулок… под землей.
- Привет, Змей, - отозвался Гамбит. -Значит, и ты к нам... Ну, да, такую прогулку нельзя пропускать.
- Извини, что испортил всю романтику, - сострил Вагнер, сверкнув из темноты ярко-желтыми глазами.
- Курт, хватит поясничать, иди лучше перенеси Скотта... - заметила Гроза вяло - она все еще осматривала окрестности.
- А Росомаха на что? - возмутился Змей, который так и знал, что его заставят оказывать транспортные услуги, - Вот пусть он и принесет. Я сегодня уже так напрыгался...
- Представляю Циклопа верхом на Росомахе, - ухмыльнулся Гамбит. - Это надо видеть...
- А верхом на мне - это, значит, нормально?
- Нормально. И главное быстро. Приобнимешь его немного, и уже здесь. В чем проблема?
- Тебе бы только приобнять, - фыркнула Шельма, спустившись следом за Куртом. Что ж, главное Хэнк был доставлен на землю целым, невредимым и нигде не потерянным.
- Благодарю, сударыня, - галантно раскланялся Маккой, что при его комплекции и внешнем виде выглядело довольно забавно. "Не хватает только пиджака и галстука-бабочки, " - мысленно поддел он сам себя. "А так же сигары с зубах и "Томпсона" в лапах", - учёный тут же добавил пару деталей к возникшей в воображении картинке, сопоставив её с тем, под каким городом сейчас находится команда Х.
Леди Мercennarius
Однажды в Чикаго (команда икс-менов плюс мастера)

С потолка послышалось нечленораздельное бормотание по поводу эксплуатации немецких эмигрантов. Однако через некоторое время все же раздался характерный хлопок, возвестивший о том, что Вагнер отправился наверх за пассажиром - изнутри пещеру он уже видел и теперь вполне мог доставить туда не только себя, но и еще кого-нибудь. Менее чем через минуту он вернулася с Циклопом.
Сверху посыпались комья земли, а вскоре показался и сам Росомаха. Его спуск завершился благополучно и «лифт» не понадобился. Логан отряхнулся, огляделся и принюхался. Два прохода - скорей всего придется разделиться. Впрочем, не важно - стражи от него не уйдут.
- А куда мы пойдем? Направо или налево? - Джубили рассматривала проходы пещеры. Стоять на месте ей уже было невмоготу.
- Карты Преисподней нет ни у кого, - признался Скотт, - но нам будет легче. Смотрите.
Он опустил фонарь; луч скользнул по земле, высвечивая отпечатки огромных металлических ступней. Здешняя земля была тверда - но колоссальный вес Стражей оставлял следы даже на ней.
- Пойдем по этим следам, - пояснил Циклоп. - А также - по запаху металла. Благо, - он покосился на Логана, - у нас тут есть мастера-одорологи.
"Ты еще скажи на скрип" подумала Валентия, глядя на лидера отряда. Отпечатки ей очень не понравились - причем это слабо сказано. Немного знающая точные науки девушка примерно представила самих стражей и несколько погрустнела, представляя в каком состоянии будут ее крылья, если ее банально прихлопнут как комара.
"Точно месяц восстанавливаться".
- Салют. - Птица фыркнула себе под нос. - Посмотрим как у меня с физикой.
И снова поднявшись в воздух, невысоко, совсем немного, бесшумно полетела по следу.
- Вперед! - воскликнула Джубили, браво шагнув вслед за Птицей.
- Куда? - Гамбит тут же ухватил ее за ворот плаща. - Кому сказали, держаться позади всех? А не выступать в первых рядах с песнями...
Курт молча прошел мимо них дальше, хотел бы он разделять энтузиазм Джубили по поводу этой "прогулки". Благодаря ночному зрению, он довольно уверенно чувствовал себя в темноте, но все же о том, что впереди, ничего не было известно. Ночной Змей усмехнулся, услышав, как Гамбит отчитывает девушку. Ну надо же в ком проснулся отцовский инстинкт!
А вот Гроза испытывала некий дискомфорт - не столько из-за ее клаустрофобии, о которой, оказывается, известно уже всем подряд, сколько из-за того, что Скотт включил свет. Из-за его фонаря Гроза перестала видеть в темноте.
Она пропустила Росомаху вперед и пошла позади, невесело оглядывая темные стены тоннеля Стражей.
Джубили пульнула слабеньким «фейерверком» в Гамбита, заставив того от неожиданности разжать руку и выпустить ворот плаща.
- Сама разберусь, - бросила она, ловко отскочив в сторону. Затем быстро догнала Ороро. – Гроза, можно я с тобой пойду?
- Чш-ш, - чуть слышно ответила ей та, наверное, приложив палец к губам, но в темноте этого видно не было.
Гамбит равнодушно пожал плечами – нянчиться с вредной девчонкой ему уже порядком поднадоело, пусть теперь она подостает кого-нибудь другого. Игральная карта в руке Рэми погасла - он и в темноте прекрасно видел, а Джубили обзавелась фонариком (наверное, Гроза этому факту будет очень рада). Парень ухмыльнулся и отправился вслед за остальными.
Шельма шла последней, сверля хмурым взглядом спину Гамбита и злясь на него за что-то непонятное.
Логан принюхался - Стражи прошли недавно, запах, словно "бил" по носу, настолько отчетливо Росомаха чуял металлических противников. Мутант уверенно пошел вперед, впрочем особого выбора у него не было. Главное, сейчас не зевать и не проспать удар Стражей, если они обнаружат незванных гостей. А в последнем Логан не сомневался.
И не зря. Когда команда мутантов преодалела в очередной раз поворот, почти засыпанный обломками канувших в Лету и под землю зданий, глазам тех из них, кто мог видеть в темноте, предстала довольно внушительная пещера.
В нос Логану ударил яркий резкий запах электроники и металла. Самих Стражей пока не было видно, судя по всему, они заняли позиции, на которых их от входа было не различить, но нос Росомахи не мог ошибиться: роботы здесь. Причем в приличном количестве.
Логан резко остановился, машинально подняв руку вверх.
- Здесь, - предупредил своих Росомаха, принюхиваясь к воздуху и пытаясь хотя бы примерно определить, сколько их и где они находятся. - Стражи рядом, и их много. Не меньше десятка. Ждут у прохода, но большая часть Стражей -- впереди.
- Они нас видят? - спросила Гроза, невольно сжав кулаки.
- Полагаю, если б видели, уже пристрелили бы, - не оборачиваюсь, отозвался Зверь, сверля янтарными глазами темноту впереди. - Хотя могут и заманивать. Но выбора-то всё равно нет. Стражей он пока не видел, но чутью своего когтистого товарища вполне доверял, впрочем, как и своему собственному. Сделав несколько шагов вперёд, Хэнк остановился рядом с Росомахой.
- Пойдём вперёд, Логан. У нас больше всех шансов пережить их первую атаку.
Логан кивнул, раздался звон появившихся когтей.
- Пора нашинковать наших металлических "друзей", - Росомаха сделал шаг вперед, входя под своды пещеры. Звериное чутье подсказало дальнейшие действия - посмотреть наверх. - Сверху четверо!
В тот же миг пара алых лучей ударила в то место, где секундой прежде стоял Росомаха.
- В сторону! - коротко прозвучал приказ Циклопа. Он был вполне понятен - при маневре цели Стражам пришлось бы маневрировать самим, войти в сектор обстрела Саммерса раньше, чем сами роботы бы его заметили.
Чертыхнувшись для порядка, Росомаха ушел в сторону еще до приказа Циклопа. Игра началась. В крови мгновенно забурлил адреналин, всё даже как-то отошло на задний план. И справа, и слева запестрили алые лучи, от которых Логан довольно ловко уходил.
Хэнк мягким прыжком метнулся к стене у входа - оказаться под пристальным взглядом поднявшего кварцевый щиток очков Циклопа ему вовсе не улыбалось.
Первый Страж повел себя так, как и ожидалось - он слетел вниз, зависнув над землей, стреляя и одновременно корректируя огонь остальных... в течение пары секунд. Потом же рубиновый луч с ювелирной точностью снес обе ступни, и лишившийся опоры робот с грохотом обрушился вниз; три следующих выстрела Циклопа, последовавшие с разрывом в доли секунды, прошили его насквозь.
Гроза вылетела из узкого тоннеля и сделала вираж над Росомахой. Скопив энергию она приготовилась атаковать первого "свободного" Стража, которого увидит - благо, теперь вспышки света от атак не успевали ее слепить.
Шельма последовала за Грозой, вылетая под своды пещеры. Но, благодаря Скотту, функционирующих Стражей пока не было.
- В следующий раз я прицеплю на себя табличку "Приманка", - хмыкнул Логан и указал на вход. - Там, справа и слева.
Указывать необходимости не было. Оба стража ударили по оказавшимся в пещере мутантам. В тот же миг из-за колонн и из ниш шагнули еще шестеро гигантов, и еще трое возникли в воздухе, явно направляясь к Грозе и Шельме.
Шельма устремилась к самому "правому" Стражу - зачем же отказывать жестянке в радостной встрече с её персоной. Уклоняясь от лучей, девушка добралась до своего объекта и, ухватив того за ногу, отшвырнула в ближайшего к ней робота.
Два громадных робота с оглушающим грохотом столкнулись, едва ли не вминаясь друг в друга; спустя секунду полетели осколки камня - когда они врезались в стену и сползли по ней.
Не желая упускать возможность поразмяться, Зверь длинным прыжком вылетел чуть не на середину пещеры.
- За табличку готов с тобой поспорить! - крикнул он Логану, резким прыжком уходя от вспоровших темноту лучей.
Продолжая метаться из стороны в сторону, сбивая прицел, Хэнк подобрался поближе к одному и стоявших на земле Стражей и мощным прыжком сбоку взлетел ему на локоть.
Соседний робот, пытавшийся сбить Зверя, повернулся вслед за ним и выстрелил. Луч попал как раз в то место, где секундой назад был Хенк, снеся руку Стража, использованную МакКоем как трамплин. Обрадованный "догадливостью" Стражей Хэнк скакнул с обломка руки на плечо, обеспечив роботу ещё одну дымяющуюся дыру, и наконец, перебравшись на макушку, нахально свесился на "переднюю сторону головы", так как лицом это можно было назвать лишь с большой натяжкой. Вовремя разжав руки, Зверь пропустил над собой полыхнувший луч и, оттолкнувшись от груди пошатнувшегося Стража, удачно приземлился на ноги. Рядом с грохотом обрушилась многотонная туша, превращённая своими же соратниками в груду металлолома.
- Давненько мы с вами не... виделись!
Последнее слово Гроза почти выкрикнула, одновременно выпуская молнии на свободу. Мгновением раньше она решила прицелиться не в Стражей, а в огромные сталактиты над их головами.
Тактика более чем подействовала - первого парящего Стража громадный камень раздавил как консервную банку; та же судьба постигла еще одного внизу. Третий успел увернуться - но камень разбил ему ступню, лишая подвижности.
– Восстановлению не подлежит, – хихикнула Джубили. Взмахнув руками, девушка выпустила фейерверк плазмоидов, добивая в уцелевшего стража, микросхемы ему уже вряд ли кто починит.
Вагнеру повезло привлечь внимание сразу двух роботов, из-за чего он оказался под перекрестным огнем. Ему вообще всю жизнь везло, как утопленнику. Передвигался он быстро и разрушительные лучи стражей прошивали только фиолетовое облако, оставшееся от очередного прыжка, но так не могло продолжаться вечно. Постоянно находясь под прицелом обоих, он не мог атаковать ни одного, но был один старый, как мир, трюк, который еще никого не подводил.
Ньятенери
Однажды в Чикаго (команда икс-менов плюс мастера)

Телепортировавшись на груду камней, располагавшуюся в аккурат между двумя его противниками, Курт выпрямился во весь рост и пару секунд ждал, пока они прицелятся. В такие моменты молиться бы надо, да времени нет. Ослепительно блеснули лучи и, прорезав лишь воздух, синхронно ударили каждому стражу в живот, переломив их пополам. Но Вагнер даже порадоваться этому не успел – ему снова пришлось спасаться бегством, на этот раз от падающих с потолка камней.
Росомаха ломанулся к пешим Стражам, намереваясь сделать в их броне несколько новомодных дырочек, а заодно и головы поотырвать, как надоедливым игрушкам.
- Хоть одного мне оставьте, - проворчал Гамбит, наблюдая за побоищем. Несколько карт, вспыхнув в темноте, устремились в сторону нападавших. Серия взрывов, и ближайший страж прямо перед носом Логана завалился на спину.
- Я тебе руки пообрываю и карты на куски порежу, - пообещал Росомаха наглому лягушатнику, отобравшему игрушку.
- Не жадничай, мон ами, - Гамбит приготовил новую карту. - Наиграешься еще.
- Найди себе своих Стражей, - огрызнулся в ответ Логан, намечая новую цель. - Моих не трогай.
- А как узнать что они твои? - полюбопытствовала Птица, пролетая мимо и "присаживаясь" на ближайшего доспупного Стража. Пара взмахов руками и когти добрались до сплетения каких-то разноцветных проводов. Разбираться что к чему девушка не стала, а просто рванула все сразу. Робот, пытавшийся в этот момент дотянуться до наглой наездницы, пошатнулся, потерял равновесие и грохнулся оземь, больше, впрочем, не поднимаясь.
"Ага, в некотрых местах броня у них слабее. Значит ищем новую цель, если остались еще".
Паря на небольшой высоте, она огляделась, не забывая маневрировать время от времени.
Гроза камнем бросилась вниз, уходя от смертоносных лучей. Оказавшись на земле, она всплеснула руками и протянула их вперед, как будто являя миру чудо. И действительно, чудо явилось - в виде сильнейшего порыва ветра, ударившего по ногам двоих Стражей, что отмахивались от летающих мутантов. "Точечный ураган", как про себя любила называть этот прием Гроза, сбил гигантов с ног и они неуклюже повалились один на другого. Для верности Гроза подскочила к ним и вдарила каждому молнией в голову.
- Спите, мои хорошие, - сказала она им напоследок и огляделась, - Хэнк, тебя подсадить? - крикнула Гроза, заметив Зверя.
- Давай, - рыкнул Хэнк, выцелив нехорошо поблёскивающими огоньками глаз очередного Стража. И вдруг продекламировал во всю мощь лужёной глотки и широкой груди:
- Карету мне! Карету!
То ли Стражи не были ценителями классической литературы, то ли не любили конкретно Александра Сергеевича Грибоедова, но на цитату ответили сразу два огненных луча. Генри пришлось испортить пафос момента, стремительно метнувшись в сторону.
- Невежды, - коротко рыкнул МакКой себе под нос.
В тот же момент Гроза выбросила руку в сторону Зверя.
- Задай ему! - выкрикнула она, создав вокруг Хэнка мощный поток ветра.
Циклоп тоже не терял времени даром; лезть в центр боя он не стал, но отслеживал движения всех других Стражей, которым еще не досталось внимания товарищей. Вот один вскинул руку, целясь в спину Грозе - и немедля потерял голову, разнесенную рубиновым лучом.
Второй Страж, взмыв под потолок, завис так, что угол для атаки был бы крайне неудобен для всех икс-менов, попытка исправить положение привела бы любого мутанта на линию огня робота... но ведь бить можно не только по прямой.
Луч - став тоньше, но ничуть не потеряв в силе, - ударил в стену, рикошетом отразился в сталактит, вторым рикошетом - прямо в голову Стражу; металлическая громада тяжело обрушилась вниз. С тепловым лучом такое бы не прошло; Скотт в очередной раз мысленно поблагодарил судьбу за то, что его глаза излучают кинетическую энергию.
Несмотря на странный цвет, перья Валентии были вполне себе обычными. Пусть и крепче, чем у обычных птиц (как и сама девушка в целом), но все равно довольно слабыми к физическому урону. А уж когда вокруг такое...
Птица тряхнула головой. Еще один робот попытался взлететь повыше, но отказался от этой затеи, лишившись головы. Причем лишившись случайно - оторвать ее не удалось, но разорвать крепления и часть внутренностей вполне было девушке по силам. Возблагодарив ученых за такой вот бонус к измененному облику, в виде усиления всех чувств и физических способнестей, она вздохнула. И заприметила находящегося немного в отдалении Стража, метящего в кого-то на земле, по первой мысли - в Росомаху.
"Ага, сейчас, тварьюшко" - Вал не стала подлетать слишком близко. Пронесясь над головой Логана, она, не сбавляя скорости, крикнула, меняя голос. Огромную фигуру отшвырнуло, удар получился может быть и не очень сильным, но прицел был взят точно - робот пошатнулся и грохнулся на спину. Девушка добавила десяток перьев, на всякий случай - лица были много податливей чем броня всего остального тела, и судя по странному подергиванию и вспышкам, робота закоротило.
"Устроили тут взлетную полосу надо мной," - мелькнула мысль, пока Логан провожал непродолжительным взглядом Птицу. Еще и Шельма, уворачиваясь от очередного луча, пронеслась, видимо по примеру Валентии, прямо над головой Росомахи. Откуда-то сбоку выскользнула Джубили и запустила плазмоидами по ногам одного из стражей, в ответ ей лазерный луч прочертил по земле ровную полосу, чуть было не задев. Девчонка отпрыгнула в сторону, но не расчитав расстояние, врезалась в Логана.
- А, это ты... - на Джубели Росомаха злится не мог, да и не за что, по сути, было. - Кто ж будет лягушатника спасать, если ты от него сбежала?
- А я всех успею спасти, - гордо заявила Джубили. - Сначала тебя, потом его, затем еще кого-нибудь...
- О, Джубили, чтобы мы без тебя делали, - сверху рассмеялась Шельма и тут же вернулась к своим "баранам", продолжая раскручивать Стражей и швырять друг в друга. Но девушка так увлеклась, что не заметила, как отвалился кусок сталактита прямо над ней. Столкновения камня и головы не прошло безрезультатно - Шельма рухнула вниз прямиком в руки к Гамбиту.
- Шери, не можешь ты все же без меня, - промурлыкал довольный парень, не обращая внимания на направляющегося к ним стража.
- Ой! - взвизгнула Джубили, заметив надвигающуюся угрозу, и столб ярких искр ударил в робота. К фейерверку девочки присоединились когти Росомахи и, вообще, весь Логан, решивший, что уж этот Страж точно его.
- Джубили, ты не только спасительница, - крикнул он девочке. - Но и хранительница романтики.
- Я в долгу, - кивнул разулыбавшейся Джубили Гамбит, наконец-то поставив Шельму на ноги. - Шери, поработаем еще немного?
Реми вернул её на землю как раз вовремя - перед глазами девушки перестали, наконец-то, плясать звездочки. А внутри благодарность боролась с желанием двинуть куда-нибудь Гамбиту, чтоб сбить этот самодовольный вид. Но на земле Шельма не задержалась, вернувшись в воздух и сбив еще одного Стража.
- Гамбит, тебе мой благодарственный сувенир...
- Мерси, Шельма, - парень увернулся от падающего вниз "подарка", по пути выхватив раздвижной шест, затем ловко запрыгнул на рухнувшую громадину. Небольшая пробежка (физические нагрузки тоже полезны), и шест c размаху вошел стражу в глаз. Конец микросхемам. Внутри жестянки что-то взорвалось, выбросив столб искр, но Гамбит к тому времени уже успел спрыгнуть на землю, прихватив шест с собой.
Совершив очередной прыжок, Курт оказался нос к носу, а учитывая разницу в росте между средним человеком и стражем, «нос к ботинку» еще с одним роботом. Жаль, но «элемент неожиданности» со стражами не работал, они были не способны удивляться, и застать их врасплох было практически невозможно. Робот мгновенно сориентировался и выстрелил, но в следующий момент Ночной Змей уже сидел у него на затылке, обхватив руками ведрообразную голову стража. Он сделал это вовсе не от переизбытка нежных чувств к жестянке, просто Курт решил, что голова этому стражу не очень-то и нужна. За те пару секунд, что робот тянулся к нему огромной пятерней, с явным намерением если не размазать, как комара, то хотя бы сбросить, Ночной Змей сделал пару быстрых глубоких вдохов и телепортировался вместе с головой стража вниз, к его ногам – большее расстояние он бы не преодолел с таким грузом. Когда обезглавленный робот рухнул рядом, Курт облокотился на огромный трофей и попытался отдышаться – слишком уж много сил отняла у него эта выходка.
Хэнк молча прыгнул, позволяя ветру увлечь себя вверх и вперёд, навстречу ближайшему Стражу. Огненные сполохи сверкнули ниже, вспарывая многострадальный пол пещеры – как верно рассчитал Генри, набранной скорости хватило, чтобы робот не успел как следует прицелиться. Когти заскрежетали по металлу наплечника, но удержаться всё-таки удалось. МакКой оскалил клыки в усмешке, перебираясь на голову Стража, неуклюже попытавшегося прихлопнуть докучливую синюю зверушку у себя на плече. Гигантский робот здорово напомнил учёному неповоротливого толстяка, безуспешно охотящегося за нахальной мухой. Соседний Страж стрелять не стал, великодушно пожалев голову союзника и предоставив ему возможность разбираться самому. А вот Зверь чужую голову жалеть не стал. Когти мощным рывком выдрали защитную панель и погрузились в высокотехнологичную начинку.
- Вот теперь точно безмозглый… - пробормотал Хэнк себе под нос, соскакивая с начавшего заваливаться робота.
Хома
Второй Страж получил наконец возможность стрелять, но воспользовался ею абсолютно бездарно. Несколькими прыжками благополучно миновав алые вспышки выстрелов, Зверь шмыгнул между колоннообразных ног.
- Чем больше шкаф… - крепкие ноги метнули тяжёлое тело вперёд, под колено начавшему разворачиваться Стражу.
- …Тем с большим грохотом он падает, - констатировал МакКой свершившийся факт, нарочито отряхивая послужившее тараном плечо.
- Я бы сказал "тем больше в нем скелетов", - вспрыгнув на только что поверженных МакКоем гигантов и оглядывая пещеру с высоты этой груды металолома, сказал Курт. Звуки боя стихли, работоспособных стражей в помещении не осталось, - Что-то мне не кажется, что это все...
- Все живы? - окрикнула в свою очередь Гроза.
- А что с нами может случиться? Поразмялись немного - только и всего, - ответил ей Гамбит, сложив шест. - Если бы всегда все было так просто...
- Вот-вот. Абсолютно неуязвимый мутант - это редкость, - заметила Гроза в ответ и замолкла, задумавшись.
В пещере повисла тишина – ни грохота, ни стрельбы, видимо стражей в «рабочем» состоянии и на самом деле уже не осталось. Однако какое-то шестое чувство подсказывало, что это еще далеко не конец пути. Саммерс быстро собрал свой маленький отряд и все двинулись дальше.
Снова тоннель, подумала Гроза. Впрочем, теперь вкус победы затмевал гнетущее осознание того, что они сейчас бредут под толстенным слоем земли, куда никогда не проникал солнечный свет...
Подземные тоннели петляли, разветвлялись, создавая подобие лабиринта, но Росомаха упорно двигался к цели, полагаясь на свой нюх и задавая направление для остальных. Пунктом назначения стал гигантский подземный бункер – длинное прямоугольное помещение с множеством конвейеров, протянутых кабелей, емкостей с расплавленным металлом и уже готовыми деталями для производства Стражей. Такой вот мини-завод. Впрочем, готовых роботов также было в избытке – около сотни, не меньше. Сам Форммастер находился еще в стадии сборки – голова подключена к пульту управления, тело разобрано на отдельные составляющие.
- Неплохо устроились, - заметила Гроза, выйдя из темноты тоннеля.
Зал был освещен довольно зловещими отсветами от котлов с раскаленным металлом. Но еще более зловещими были горящие глаза Стражей, которые обнаружили непрошенных гостей и теперь медленно, но уверенно приближались, гремя массивными ступнями.
Гроза взмыла в воздух и проделала сложный пируэт — все для того, чтобы избежать множества лучей Стражей. Они прошили пространство, оставляя на секунду в воздухе узкие безопасные проходы. Гроза металась в эти проходы скорее инстинктивно, нежели по заранее продуманному плану. Несколько раз лучи проходили настолько близко от ее кожи, что пришлось делать ветер, державший ее в воздухе, холоднее.
Оказавшись достаточно близко от группы Стражей, Гроза направила этот ветер на них, за долю секунды превратив его в ледяной буран. Стражи направили свои руки в сторону маленькой фигурки — да так и застыли, скованные льдом.
В несколько заходов Гроза заморозила всю группу из восьми-десяти Стражей и, порядком подуставшая, отлетела чуть от напряженной стычки, чтобы перевести дух и собраться с силами. Не стоило выматываться всей сразу.
Молчавшая все время с первой стычки девушка нахмурилась; ей очень не нравилась такая церемония встречи дорогих гостей. Удивляться гигантской голове она предпочла уже сверху, благо роботы были пока что на земле.
«У них что, никаких средств связи между собой? Они не были предупреждены о нашем приближении? Не пронимаю».
Но в такие моменты думать немного сложновато. Может быть, такие тертые личности как Росомаха, или хитрецы, как Гамбит, и думали, но Птица так еще не могла. Поэтому выбросив все лишнее из головы, девушка взмыла на нужную высоту и понеслась проверенная тактика. Наловчившаяся за последний час, она уже знала где более тонкие и уязвимые места на доспехах роботов и легко вспарывала металл, выдирая провода. Иногда приходилось отвлекать Стражей перьями – пусть они работали лишь в случае попадания в «лицо», но и просто стучащие по иным частям тела тоже давали немного времени на маневр. Уворачиваться было сложнее, чем в первый раз, лучи так и сверкали вокруг, но небольшие габариты и хорошая скорость реакции позволяли вовремя уходить от опасности.
Разобравшись с очередным роботом, девушка заметила краем глаза блеск и чуть не упала, слетая с плеч гиганта – Гроза поразила ее своим талантом… В очередной раз. Но любоваться картиной маслом ей долго не дали – сразу два Стража заинтересовались мошкой и попытались прихлопнуть насекомое. Правда волна, удиравшая одному их них в область ног, несколько нарушила их планы – гиганты соединились в объятии, когда один упал на другого, и не удержавшись, словно в порыве страсти, они упали вместе, озарив цех небольшой вспышкой от взрыва.
Курту по большей части только и оставалось, что уклоняться – когтей у него не было, оружия тоже, да и физической силой он не вышел, а каждый раз отрывать стражам головы посредством телепортации его сил бы не хватило надолго. Оставалось только надеяться, что каждый прыжок будет быстрее выстрела лазера, а каждое приземление – точнее автоматического наведения на цель, вшитого в программу роботов.
Один особенно докучливый робот вознамерился поймать его голыми руками, из-за чего Вагнеру, как настоящему демону, ничего не оставалось, как утопить его в кипящем котле, вовремя приземлившись на затылок нагнувшемуся за ним стражу, что заставило его потерять равновесие и рухнуть в раскаленный металл. Телепортируясь подальше от взметнувшихся вверх брызг металла, он пообещал себе впредь к котлам не подходить даже близко.
Росомаха рвался вперед, желание пустить в ход когти не угасало в мутанте. Главная причина, по которой иксмены здесь оказались, была довольно быстро замечена - пульт и голова Форммастера. Логан довольно ухмыльнулся - и всего-то, и устремился к месту икс.
Снова началась неразбериха сражения. Джубили попыталась было посчитать нападавших стражей, но тут же сбилась со счета, на ее взгляд их здесь было неимоверно много.
- Не лезь туда пока, - кто-то крикнул ей, и девочка неожиданно послушалась, решив, что точно будет только путаться под ногами и мешать своим же.
Притаившись у входа, она ждала, когда понадобится ее помощь, либо Стражей станет поменьше, и можно будет смело присоединяться к остальным, не боясь все испортить. Она попыталась отыскать взглядом Росомаху, но Логан уже исчез где-то впереди, стараясь прорваться к пульту управления.
Гамбит, заметив его направление, немного расчистил путь, продолжая «сдавать» карты направо и налево (всегда практично иметь с собой несколько запасных колод) – вспышки от взрывов то и дело освещали пространство. Сначала доставалось только Стражам, затем пришла очередь одного из конвейеров.
Шельма последовала за Росомахой и Гамбитом, прикрывая первого сверху. Вновь началась "рутинная" работа - раскидывать Стражей направо и налево, не забывая уклоняться от красных лучей. Хотя-я, Гамбит-то внизу, может снова поймает. Шельма усмехнулась, представив себе эту картину - вечно падающая она. "Не-е-ет, так дело не пойдет".
- Шери, а если устроить Форммастеру душ? - подсказал Гамбит, махнув рукой в сторону емкостей с расплавленным металлом, увернувшись от перекрестного огня, и запрыгнув на ленту одного все еще работающего конвейера.
- Можно попробовать, - откликнулась Шельма, подлетая к этим емкостям. Взять одну и добраться до головы и пульта. - Гамбит, прикрой меня!
Девушка схватила контейнер и аккуратно поднялась в воздух. Мысль пролить это на себя или того же Гамбита ей не улыбалась. А теперь осторожно лететь к Форммастеру. Да уж, легко сказать, а ведь вокруг просто туча этих Стражей.
«Вот и я пригодилась!» - подумала Джубили и метнула разноцветный фейерверк в Стража, пытавшегося помешать Шельме, пока та занималась «важными» делами. Второго стража сбил Гамбит, успевший крикнуть:
- Беги оттуда!
Джубили во время обернулась, Страж шел прямо на нее. «Ну, вот, рассекретили!» Пришлось прыгать в разные стороны от лазерных лучей, пока не отыскалось новое убежище в виде уже разбитого иксменами робота.
Росомаха оглянулся, оценивающим взглядом рассматривая то Шельму с контейнером, то Гамбита на конвейере и откуда-то вынырнувшую Джубили.
Возмутиться тому, что креол оставил девочку одну Логан не успел, потому как его чуть не поджарил красный луч. Прыжок и еще одного Стража нет. Отгоняя от себя все мысли, Росомаха, следя за траекторией полета Шельмы, продолжил движение к пульту, по пути ломая Стражей, которые могли бы помешать мутантке устроить приятный душ Форммастеру.
- Наш витязь в трепете веселом
Его схватил и к голове
По окровавленной траве
Бежит с намереньем жестоким
Ей нос и уши обрубить... - Хэнк не смог удержаться от цитаты из "Руслана и Людмилы" при взгляде на Росомаху.
Правда, с Форммастером явно не получится так просто, как с головой богатыря-великана из поэмы Пушкина. У того хоть не было толпы помощников не намного меньше по габаритам. Их выстрелы здорово мешали предаваться поэтическим декламациям.
Увернувшись от очередного алого луча, Зверь нашёл взглядом Курта.
- Змей, подсади-ка! Вон тот, справа.
Показывать нужного Стража пришлось уже в прыжке.
Курт метнулся к Зверю и, схватив его за мохнатую руку, растворился в воздухе вместе с пассажиром. И почему Хэнку вечно сходят с рук его подозрительные декламации? (Русского Курт не знал и потому стихи показались ему не более, чем тарабарщиной) Вот если бы Ночной Змей начал цитировать что-нибудь по своему вкусу из Писания на немецком, да еще во время боя, Росомаха бы ему шею свернул!

(выложено Эртан от имени, с ведома и по поручению Хомы)
Clye
Вынырнув из подпространства на затылке указанного робота, Курт обнаружил, что в них целится еще один:
- Я бы посидел тут с тобой, друг мой, но кое-кто требует более пристального внимания, - перед тем, как в очередной раз исчезнуть, проговорил он.
- Тогда без чаевых, - весело сверкнул глазами Хэнк, перебираясь на голову роботу. Когти уже привычно рванули защитную панель на затылке, открывая электронную начинку. Только вот теперь в планы Генри не входило её выковыривать. Предстояло поиграть в блоху на яростно щёлкающей зубами в шерсти собаке. Вместо зубов были две ладошки, способные поспорить с эксковаторными ковшами, но от этого синей волосатой "блохе" было не легче. Правда, Хэнк не без оснований полагал, что мозгов у него всё же поболе, чем у членистоногой кровопийцы и гигантской "собачки". В ловких пальцах мелькнул извлечённый из ударопрочного контейнера на поясе портативный компьютер.
- Да ладно!? - удивился Курт после того, как завалив одного робота на другого и оставив их разбираться в куче собственных покореженных конечностей, обнаружил Зверя на все еще работоспособном страже. Он, конечно, знал, что у Хенка порой просыпался нездоровый интерес к робототехнике, но пытаться разобрать робота в то время, когда остальные вокруг пытаются просто выжить - это как-то не рационально... К тому же, вокруг ученого и его подопытного уже собирались "недоброжелатели", поблескивая лазерами, встроенными в огромные руки.
- Завязывай с ним, Хенк! - уворачиваясь от очередного выстрела и пытаясь переключить внимание заинтересованных МакКоем стражей на себя, прокричал он ученому сквозь грохот битвы, - как бы он тебе не нравился, но тут к тебе уже очередь!
- Запись с часу до трёх по средам и пятницам, - отмазался Генри, подсоединяя КПК к недрам "мозгов" робота.
- Боюсь, они не станут ждать так долго, - вспрыгивая на уже кем-то поврежденного робота, прошипел Курт и запустил руки ему под корпус. Нащупав более-менее подходящую для транспортировки деталь, он сосредоточился на ней и телепортировался в сторону. Появившись в паре метров от стража с его внутренностями в руках, Вагнер выпустил их и с удовольствием посмотрел, как обесточенный робот заваливается на бок.
- Я, конечно, не Магнит, - сдавленно пробормотал Хэнк, свешиваясь на лицо Стража и уворачиваясь от шарящей по затылку огромной пятерни. - Так что буду мелко гадить...
Ночной Змей только хмыкнул, он решил тактично промолчать, что такая крупная птица, как Хэнк, себя явно недооценивает. К тому же, очередь к доброму доктору МакКою от потери одного бойца и не думала редеть.
Тем временем КПК, оставленный в голове Стража, не терял времени даром. Программа, над которой Хэнк просидел не одну ночь, поблёскивая линзами очков в свете монитора, делала своё дело. В "мозг" робота поступила команда сменить подлежащие уничтожению цели с мутантов на Стражей.
Робот, получив странную новую команду, замер посреди боя в идиотской позе, подняв руки к голове и замерев на одной ноге.
Компьютер старательно обрабатывал информацию, выдав наконец: "Запрос: отличия новой цели".
Вмиг снова оказавшись на загривке Стража, Хэнк запустил лапу ему в голову, выуживая свой компьютер, и быстро вбил команду перехода на голосовое управление, благо, забравшаяся в "мозги" робота программа это позволяла.
- Стражик, вверх!
МакКой специально выбрал такое прозвище новому питомцу, чтоб уж точно не назвать никого при нём так же. А то назовёшь, скажем, Робертом, потом поди докажи этой железной орясине, что у тебя он не единственный знакомый с таким именем и команду "Пошёл на хрен" выполнять вовсе не надо.
Страж послушно поднялся в воздух, почему-то развернувшись и чуть не перевернувшись вверх ногами.
- Заррраза, - сквозь зубы выругался Зверь, едва удержавшись на затылке робота. С высоты его роста сверзиться - удовольствие много ниже среднего, а уж теперь-то...
Заставив подопечного отлететь в сторону от боя, за невозмутимо работающий конвейер, Хэнк устроился пойдобнее у него на затылке и вплотную приступил к промывке мозгов.
В ответ на запрос поступило очевидное утверждение, что новые цели - неорганические и представляют из себя роботов. В довершение, для снятия лишних вопросов, последовали изображения Стража анфас, в профиль и в полный рост в четырёх ракурсах.
- Понял теперь?
-- Цель принята. Начинаю уничтожение.
Страж вскинул руки и... почему-то выстрелил в отражение одного из роботов в металлическом боке котла с расплавленным металлом.
К счастью, выстрел не прошел впустую. Котел пошатнулся, треснул и опрокинулся на одного из роботов.
- Стражик, ты идиот, - устало взохнул Хэнк, вводя поправки в идентификатор целей. Теперь к изображениям Стража добавился вращающийся объёмный силуэт и габариты. А то ещё увидит у кого-нибудь в руках игрушечного робота и шарахнет... Объяснять самому себе, где можно встретить ребёнка с такой игрушкой, да ещё и не убегающего от её "слегка" увеличенной копии, Генри не стал, справедливо решив, что разум ему ещё пригодится.
Вот теперь дело пошло лучше. Робот наконец начал стрелять куда положено, параллельно развивая собственные тактические и стратегические приемы, благо что программа Стражей была самообучающейся. Правда, перед тем, как прекратить валять дурака, подчинённый мутанту робот выдал в ответ на оценку своих умственных способностей обиженное "Неизвестная команда".



Посреди боя раздался гром и блеснула молния - и тут же пол осыпался миллионами осколков того, что раньше было кучей гигантских злобных машин-убийц-мутантов.
- Прогноз погоды на вечер - подземный шторм, - сказала картинно Гроза и элегантным движением головы вернула локон белоснежных волос на нужное место.
В следующее мгновение она подлетела к одному из котлов и сильным рывком ветра опрокинула его дном вверх. Раскаленный металл, из которого, очевидно, и "ковали" Стражей, вылился на голову одному из роботов, пустившихся было за Джубили. Стража облепил жидкий металл и тот с грохотом упал на колени, а потом рухнул лицом вниз. Красная, пышущая жаром жижа поглотила робота и поползла по земле дальше - под ноги целой группе из дюжины Стражей. Те неуклюже повалились один на другого. Один или два все же успели отбежать или отпрыгнуть.
- Страйк! - вырвалось у Грозы.

Перепрограммированный Хенком Страж развернулся и выстрелил в еще одного своего собрата. Зверь заметил, что противники уже не так удивляются его атакам. Видимо, Форммастер вот-вот должен был выдать им новую установку, в которую собирался включить как мишени других Стражей, атакующих его и созданных им роботов.
Маккой вовремя заметил, что безнаказанности приходит конец и скоро его игрушку поломают. Шансов уберечься от смертоносных лучей у перевоспитанного Стража было гораздо меньше, чем у команды Икс.
- Стражик, найти укрытие, - скомандовал Генри.
-- Неизвестное определение.
"Вырой окоп!" - чуть не вырвалось у Зверя, но учёный всё-таки сдержался, дабы не вводить бедную машинку в окончательный ступор. Внезапно созревшая нахальная идея заставила синие глаза Зверя озорно и хищно блеснуть.
- Стражик, курс на Форммастера. Огонь по всем встречным Стражам.
И добавил в коммуникатор:
- Циклоп, атакуем Форммастера, я впереди. Змею убивают с головы.
-- Приказ принят, -- отрапортовал Страж и двинулся в указанном направлении. Слава Богу, что такое Форммастер из его информационной базы не стерлось.
- Благославляю тебя на подвиг, сын мой, - попытался Генри спародировать Ночного Змея. Только вот оборачиваться и искать глазами Курта было некогда. Правда, через мгновение Хэнк заметил, что передатчик озвучил в эфире и его последнюю фразу, и меж синих губ блеснули в ухмылке клыки.

Как-то раз один из вырученных икс-менами из беды мутантов заметил, что у Циклопа наименее впечатляющая сила. Подумав, Скотт был вынужден согласиться; ему была недоступна высочайшая акробатика Курта или Зверя, яркость талантов Джубили и Гамбита (не говоря уже об обаянии последнего), впечатляющая ярость Росомахи... не говоря уже о таланте Грозы, например, - которая подчиняла погоду своей воле с удивительной легкостью.
Тем не менее, все, кто достаточно близко знал Циклопа, понимали: "не впечатляющий" и "не эффективный" - понятия в корне разные. Те, кто видел его в бою, понимали это еще яснее.
Рубиновый кинетический луч бил точно и ясно, пару раз отражаясь рикошетом - и со снайперской точностью поражая очередного Стража. Если бы Циклопа спросили, как он рассчитывает отражение луча - он бы лишь пожал плечами. Откуда птица знает, как именно махать крыльями для полета? Откуда живое существо знает, как надо дышать?
Сейчас Циклоп предпочитал не гнаться за количеством, вместо того прикрывая команду: луч выбивал именно тех, кто мог угрожать товарищам и при этом не попадал под иной выпад. В конце концов - разве не этим должен заниматься лидер?
Пол сотрясла тяжелая поступь: приближались четыре Стража разом, ладони одновременно извергали смертоносные лучи.
Саммерс бросил взгляд через плечо - Гроза была на другом конце пещеры, другие тоже заняты... ясно.
Пальцы коснулись визора, раскрывая обычно узкую щель на большую ширину; Циклоп на мгновение зажмурился - и открыл глаза.
Алая вспышка, озарившая комплекс, заставила нескольких Стражей за спиной попятиться - опалила фоторецепторы - и попасть под удары икс-менов.
А от атакующей четверки остались восемь ног - остальной корпус разлетелся тысячами деталей.
Late
Валентия парила под потолком, осматриваясь. Лезть к подозрительной башке, в коей она и признала главного противника (что удивительно) ей не хотелось, можно было бы пошарить в электронике, но зачем? В этой области есть специалисты и получше, она, конечно, тоже многое видела в лаборатории, но ее зная были стихийными, а потому опасными не только для противников, но и для своих тоже.
Неожиданная алая вспышка резанула глаза и девушка выдала парочку слов, кои ей строго настрого запрещали говорить дядя Стефан и дядя Антон, смотрители вивария. Найдя взглядом лидера, коий оказался совсем близко, Птица чертыхнулась и камнем рухнула на одного из застывших Стражей, справедливо полагая, что столь яркое освещение тоже не прошло бесследно для их глаз. Разобравшись с этой проблемой, она вновь набрала высоту, чтобы снова спикировать вниз, сшибая очередного робота волной. Стукнув себя по лбу, девушка снова ругнулась – робот упал прямиком на какую-то деталь сборочного цеха. Прищурившись, мутантка кинула взгляд вниз и задумчиво нахмурилась – несколько Стражей стояли у одной из стен… Прямо рядышком с тем, что привлекло внимание девушки. Погрызя губу, Птица вздохнула и кинулась к ним, метая перья, но не в них, а в висящие над и за ними провода. И снова пуская в ход свой «голос», дабы роботы упали если уж не на поврежденные кабели, то хоть на пол и друг друга – может подавятся таки.

В этот момент глаза Форммастера сверкнули. Оставшиеся Стражи отступили назад, получив команду, одновременно подняли руки и выстрелили... Поверх головы Циклопа в потолок у входа.
Результат этого странного действия не заставил себя ждать. Что-то сдетонировало под потолком и на головы нападавших, кроме разве что вырвавшегося вперед Зверя, полетели камни обваливающегося свода пещеры.
Гроза не сразу поняла что происходит, но когда поняла - в ней началась зарождаться паника. Она внезапно начала видеть все как на замедленной пленке - огромный подземный зал рушился, тонны земли над ее головой задавят и погребут под собой здесь навсегда. Единственное, на что можно надеяться - это на быструю смерть...
Гроза попятилась и уперлась в камень позади себя, все время глядя остекленевшими глазами на потолок. Ее мышцы напряглись до хруста в костях, но она не могла сделать ни шага, и не замечала как невольно заставляет воздух на десятки метров вокруг все больше сжиматься и нагреваться.
Цветные вспышки яркими искрами вспыхнули перед глазами девушки. Впрочем, это было последнее, что она успела заметить, сознание внезапно отключилось.
Через мгновение откуда-то из-за обломков роботов выскользнула Джубили.
- Я ведь не сильно? Все в порядке будет? – взволнованно воскликнула девочка, присев рядом с Ороро и внимательно вглядываясь в ее лицо.
- В порядке, - подбежавший Гамбит (Шельма уже благополучно добралась до Форммастера, и опекать ее не имело смысла), долго не раздумывая, подхватил бесчувственное тело Грозы на руки. – Это из нас был бы шашлык, если бы ты ее не остановила. Все… Не рассуждай, беги, а то нас здесь засыплет.
Джубили юркнула в проход, ведущий прочь из пещеры, Гамбит с Ороро на руках, не мешкая, последовал за ней.

Камнепад привлек внимание не только икс-менов, но и стражей. Шельме ситуация сыграла на руку: находилась девушка уже прямо над Форммастером, оставалось только обрушить на него расплавленный металл, что она и сделала, не забыв поздравить главгада с принятием душа. Росомаха в это время вонзил когти в пульт управления, без церемоний разворотив там все, что только возможно.

- Скотт, дело сделано, не пора ли по домам? - вежливо осведомился Хэнк с загривка Стража, разворачивая свою "лошадку" к выходу, ещё, по счастью, не заваленному обломками с потолка.
- Да, - коротко отозвался Циклоп, держа в поле зрения оставшихся Стражей. Атаковать он был готов в любую секунду.
- Дорогу расчистим по ходу, - предложил Хэнк. - Стражик, лови щупальцами Циклопа и Шельму, и к выходу! Курт, тебе остальные!
Приказ роботу учёный дополнил образами названных товарищей по команде, чтобы машина лишний раз не переспрашивала. Логана Зверь из кандидатов на переноску исключил сразу - слишком жалко было манипуляторы своего уже робота.
- Укрыть под корпусом. - добавил МакКой уже выпустившему щупальца Стражу.
Скотт, дождавшись, пока его подхватят, уже в воздухе открыл огонь - все такой же точный и нацеленный на головы и суставы роботов.

Как же это чертовски весело - гулять с остальными по делам исключительной важности. Уворачиваясь от падающих "сюрпризов" с потолка, Птица, вопреки логике, не спустилась, а оставаясь на такой же высоте как была полетела к выходу, маневрируя. На ее счастье роботы не поддавались эмоциям, но и они вынуждены были реагировать на происходящее, уже почти не обращая внимания на мутантку. Походя сдвинув волной это самое "почти" под особо крупный обломок, летящий с потолка, девушка долетела до робота Хэнка, обернулась:
- Господин Вагнер?
- Да… иду… я… - сменив положение в пространстве трижды за пять секунд, пытаясь одновременно не попасть под падающие с потолка камни и оторваться от особо назойливого робота, отозвался Курт. Когда преследователя все же придавило обломком и он с жутким скрежетом повалился на землю, Вагнер наконец вздохнул спокойно и телепортировался поближе к Гамбиту, на руках которого была Гроза.
- Курт, захвати тех… Курт, подбери этих! – проворчал он, хватая Гамбита за плечо, а бегущую рядом Джубили – за руку, - Кодовое имя надо менять… А что? Ночной Таксист – это звучит гордо!
Мир перед глазами снова на миг заволокло фиолетовой дымкой и вот все четверо уже стоят у Черной Птицы.
- Вам всем нужна диета, - оседая на землю и при том тяжело дыша, пробормотал он, - Всем троим, друзья мои!
- Диета? Это где у меня что-то лишнее? – возмутилась Джубили, покрутившись на месте и придирчиво разглядывая себя. Придя к заключению, что все в порядке, девочка тут же повисла на шее Вагнера: - Куртик! Ты нас всех спас! Я тебя люблю!
- Спасибо, мон ами, - Гамбит подмигнул «спасителю». – Теперь ты в фаворе, и так просто от Джубили не отвяжешься. Уж поверь...
- Сказал человек с женщиной на руках, - фыркнул Курт и кивнул на Грозу, одновременно пытаясь ненавязчиво оторвать от себя Джубили, - ты бы ее отложил в сторонку, пока Шельма не прилетела.
-Точно, мон ами, ты прав, как всегда, - ответил Гамбит с серьезной миной на лице. – На, подержи, прикрой товарища... - он вручил до сих пор находящуюся без сознания Ороро Вагнеру.
На удивление, Курт не стал возражать - то ли он действительно не имел ничего против, то ли увидел в этом шанс поскорее скрыться от новообретенной поклонницы, продолжавшей энергично его тискать. Он глубоко вздохнул, перехватил свою ношу поудобнее и телепортировался в самолет, где нашел для Грозы кресло и плед, надеясь, что ее обморок обойдется без серьезных последствий.


- Мавр сделал свое дело, мавр может уходить, - пропела себе под нос Шельма, уворачиваясь от щупальцев Стража и махая Хенку, тем самым демонстрируя, что она выберется и сама. Новой игрушке Зверя девушка не особо доверяла, да и вообще, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
Логан, выделывая акробатические трюки не хуже заправского циркача, продвигался обратно к туннелю. Проверять на прочность свою регенерацию мутанту не хотелось и испытать на собственной шкуре, что значит быть расплющенным, желанием не горел. И справа, и слева падали камни, но Росомаха почти удачно избегал столкновений с «последним приветом» Форммастера (пара мелких камушков, прилетевших в голову не в счет).
Последней преградой стали крупные камни у самого выхода: Курт-то миновал их без труда. Впрочем, у остальных икс-менов проблем тоже не возникло: одновременный выстрел Стража и рубиновый луч Циклопа разнесли препятствие, когда до него оставались десятки метров.
Логан с Шельмой "над головой" следовали по пятам за Стражем, управляемым Хэнком. Росомаха не мог не согласиться, что Зверь приобрел себе довольно полезного друга, заметно облегчающего выход из-под завалов. Последний "рывок" и мутанты выбежали из под завала, уже в коридоре Шельма, не спрашивая разрешения, подхватила Логана, вылетая с ним на поверхность.
- Аэротакси Шельма-Экспресс всегда к вашим услугам, - усмехнулась девушка, "высаживая" своего пассажира у самолета.
Страж с пассажирами выбрались на поверхность чуть позже - громадный робот все же был менее мобилен. Циклоп для человека, находящегося в руках исполинского бывшего врага, был удивительно спокоен. Казалось, он уже распрощался с этой задачей и полностью переключился на вопросы ухода.
- Хэнк, опусти у самолета, - коротко распорядился он. - Сам тоже возвращайся в "Дрозда"; Страж может лететь и сам, если настроен, верно?
Спустя несколько минут все было закончено. Самолет икс-менов вновь взмыл в небо с полным экипажем на борту; вел его по-прежнему Скотт.
Страж следовал вверху и поодаль, подчиняясь приказам Маккоя.
Арьята Кари
С Хомой в асе. Тайна предательства.

- Господа, - окликнул Хэнк своих товарищей по команде, когда все наконец покинули негостеприимное подземелье и собрались у самолёта. - Мне нужно хотя бы с четверть часа, чтобы побеседовать с новоявленным сыночком. Полагаю, он может рассказать много полезного...
Циклоп на пару секунд задумался. С одной сороны каждая минута была на счету. Если хотябы столько же Стражей, как они встретили под землей, отправились на Дженошу, то людям Магнита не позавидуешь. С другой -- возможно в памяти Стража и правда есть ценная информация, которая поможет на месте.
-- Только как можно быстрее, -- наконец принял решение Скотт.
Едва дождавшись согласия, Зверь нетерпеливо запустил лапы в огромный металлический череп и выудил оттуда свой портативный компьютер. Оставаясь на загривке у детища, он увлечённо защёлкал по клавишам, даже высунув от усердия кончик языка и поминутно облизывая клыки. "Сыночек" безропотно терпел измывательства учёного, замерев гигантским изваянием. Если бы металлическая маска умела менять выражения, она наверняка бы отражала сыновнюю покорность отцовской воле. Во всяком случае, такая мысль промелькнула под синей шевелюрой Хэнка, вызвав короткую усмешку. Впрочем, лицо учёного почти сразу же вновь стало серьёзным, а пальцы застучали по клавишам ещё быстрее.
Минут через двенадцать, когда команда окончательно пришла в себя и даже Гроза очнулась, в памяти робота мелькнула любопытная сценка: коленопреклоненный перед Форммастером человек.
- Стоп-стоп-стоп, мальчик мой, - проворковал Хэнк, словно и правда считал, что с перепрограммированным роботом надо общаться как с приёмным сыном. - Кто это там нашей ныне покойной железяке в ножки, простите, в шею кланяется?
И добавил уже коротко и по существу, чтобы его подопечный воспринял команду:
- Стражик, приблизь изображение.
-- Да, папа, -- прогудел бесцветным голосом робот, выполняя команду.
-- Подождите! Нет, нет, не убивайте! Я могу быть вам полезен!
На полу перед Форммастером распластался высокий красивый человек лет тридцати с копной золотистых волос.
-- Нелогично. Мутант не может быть полезен Форммастеру.
-- Но я могу передать вам других!
-- Других мутантов?
-- Да… Да… Я знаю, где можно захватить сразу многих… Я могу достать коды оборонной системы…

Некоторое время Форммастер думал, а пленник затравленно озирался по сторонам. В какой-то момент он посмотрел прямо в лицо Стражу, память которого просматривал сейчас Хэнк.
-- Я прошу только сохранить мне жизнь…. Я буду служить вам…
-- Условие выполнимое. Но если я не получу обещанных данных в течение сорока восьми часов ты будешь уничтожен.
-- Но… Но на то, чтобы достать все коды может уйти несколько недель, и мне придется отправиться на остров… Я… Буду вам их передавать постепенно!
-- Сорок восемь часов на передачу первого файла полезных данных.
-- Да... Хорошо… Я согласен! Мутанты обосновались на Дженоше! Их лидер… Магнит. Он… Управляет магнетическими силами.
-- Информация полезная. Условие принято. Отправьте его на поверхность. Я жду дополнительных данных через двадцать четыре часа.

Предатель зажмурился, покорно склонив голову и позволил Стражам увести себя из поля зрения "сыночка" Хэнка.
- Так, кто тут у нас... - бормотал Хэнк, сверяясь с базой данных зарегистрированных мутантов. Найдя искомую физиономию, Зверь опасно свесился с плеча робота. Впрочем, опасность эта была лишь внешней, и поверили бы в неё только те, кто недостаточно хорошо знали руконогого учёного.
- Циклоп, похоже, мы уже знаем, кто заложил машин железным дровосекам Дженошу. Фабиан Кортез.
Ласково похлопав Стража по затылку, Хэнк расщедрился на похвалу:
- Молодец, сынок, продолжай...
-- Да, папа.
Страж опять воспринял приказ чисто логически и продолжил исполнять последний приказ Хэнка, а именно приближать изображение.
- Вот ведь дитё несмышлёное, - хмыкнул Генри, - а такой большой вырос. Продолжай не приближать, а память прокручивать.
Зверь уже хотел было подкрепить устную команду введённой с клавиатуры, но решил, что пусть лучше Страж старается понять правильно сам.
Несколько минут Страж еще показывал ему картинки работы в логове Форммастера, включая доставку по контейнеру крупных партий деталей и материалов для строительства Стражей. В том числе и... пластик.
- Так, - Хэнк заметил, что запрошенное им время уже истекло, и выбрался из памяти Стража.
- Ещё одна немаловажная деталь, Скотт, - синяя зверюга со множеством учёных степеней снова свесилась с плеча робота вниз головой. Глянешь со стороны - так и не поверишь, что доктор наук.
- Наш головастик благодаря предателю Кортезу додумался делать Стражей из пластика. Магнит им не помеха.
Саммерс только чертыхнулся.
-- Все в самолет. Придется спешно навестить Дженошу... Хенк, если тебе еще нужна эта "игрушка", доставь ее в штаб. У Магнита. боюсь, твоего новоявленного питомца воспримут... Неадекватно.
Clye
- Кортез. Разве он еще жив? - подала голос Гроза.
Последние десять минут она провела в медитации, приходя в себя после подземного приключения. Обнаружив себя заботливо укутанной, она сначала подумала: "Надо же, теплый клетчатый плед...", а потом: "Так, я, кажется, что-то натворила под землей... Похоже, мои друзья сумели меня "нейтрализовать".
Она поднялась с места и остановила взгляд на сувенире Хэнка.
- Хм... Он пытается таким образом подпорить жизнь только Магниту или же всем мутантам? - сказала Гроза и добавила с улыбкой, глядя на Зверя, - Я имею в виду Кортеза.
Леди Мercennarius
Птица с интересом наблюдала за Зверем и его действиями. И тихо захихикала, услышав гениальное роботское "Да, папа". Не дай Вселенная, услышишь этот чудный голосок ночью - поседеешь же. Хотя кому как - реакцию Логана на подобное "дитя" внезапно появляющееся в окне на фоне луны, она попыталась не представлять.
Расправив крылья Вал постряхивала с них пыль, хотя бы для видимости, ибо почти все, на удивление и вопреки всем законам мироздания, слетело еще во время пролета по пещере, пока она выбиралась. А вот вопрос Грозы ей не понравился.
Девушка осторожно кашлянула.
- А кто это такой? Кортез я имею в виду. Вы уже сталкивались?
V-Z
А в это время... Исход совещания (с Арьятой)
Келли чуть недовольно поморщился, выходя из зала заседаний. Предстояла пресс-конференция с прессой. В другое время он бы с радостью пообщался с журналистами, но не сегодня. только не сегодня, когда судьба страны висит на волоске и до сих пор нет никаких сведений о Стражах и том, кто и где произвел их такое количество. Точнее "кто" понятно. Вкратце. Без Форммастера тут не обошлось. Но вот кто помогал Форммастеру? И помогал ли? И смогли ли мутанты профессора Ксавье уничтожить это чудовище?
Ответов пока не было.
Президент скосил глаза на двигавшегося в своем инвалидном кресле чуть позади руководителя иксменов. Вот уж кому можно позавидовать с его вечным спокойствием... Отправил команду на такое задание, остался практически без телохранителей и так безмятежно улыбается журналистам.
Кстати, насчет журналистов... Они уже нацелили свои камеры...
Келли тоже надел на лицо дежурную улыбку президента.
- Господин президент! - первым успел Джонсон из "Вашингтон Пост", известный почти каждому политику. - Что вы можете сказать об обсужденных проблемах?
Келли отвечал почти автоматически, взгляд его был прикован к Ксавье, который чуть сконцентрировался и коснулся рукой виска.
Со стороны казалось, что у профессора просто разболелась голова, но уж кто-кто, а президент, осведомленный о его способностях, был уверен: в данный момент чертов телепат использует свои способности.
"Знать бы еще, для чего... Кто-то из его людей вышел на связь? Или он читает чей-то разум?"
Ни то, ни другое не было верно. Ксавье напряженно вслушивался в ментальный фон вокруг, пытаясь выловить ту нотку, которую уловил на выходе: нехорошую нотку враждебности. сулившую опасность.
- Профессор Ксавье, - дождавшись окончания ответа, вклинился серьезный человек в старомодных очках. - Бен Урих, "Дейли Бьюгл". Что бы вы добавили к этим словам?
Телепат слегка улыбнулся, убирая руку от головы.
- Со своей стороны я бы хотел заявить...
Что именно хотел заявить Чарльз Ксавье осталось неизвестным, потому. что в действие вступили новые фигуры.
Обеспечить безопасность таких встреч старались по максимуму; любому, кто сейчас прошел бы мимо лужайки, посоветовали бы обойти стороной, любого, кто попытался бы войти - остановили... Вот точно так же и собирались поступить с сутулящимся массивным человеком в длинном плаще и шляпе, который стремительно приближался к охранникам.
- Сюда нельзя, - предупреждающе поднял руку офицер.
- Ты сколько весишь? - прозвучал неожиданный вопрос.
- Что?!
Огромная когтистая лапа с удивительной скоростью сгребла охранника за ворот; мгновение спустя он, описав короткую дугу, сбил с ног двух операторов, врезался в стенку фургона.
- Килограмм восемьдесят, - довольно оскалился гость, резко скидывая плащ. - Жрать надо больше!
Напряженной вежливости охрана мигом лишилась: даже те, кто никогда не встречался с обладателем прозвища "Саблезуб", мгновенно могли оценить опасность… но было уже поздно. По скорости реакции Виктор Крид мог сравниться даже с лучшими спецназовцами, темпу движений – превосходил их; о физической силе и готовности убивать и говорить было нечего.
Келли побледнел. О, только не это.... Мутант-терорист... При учете того, что только что был подписан мирный договор с Дженошей и все начало успокаиваться...
Ксавье тоже нахмурился.
Охранники между тем перегруппировались.
- Стрелять на поражение! - скомандовал капитан, оценив опасность.
Верный приказ, пожалуй - единственно возможный сейчас... и при этом бесполезный.
Крид рванулся вперед, расшвыривая охрану и подвернувшихся под руку журналистов; пули впивались в тело, но в ответ звучал лишь смех. За долгие годы жизни ему доставалось и сильнее - и Саблезуб, как и те, кто мог состязаться с ним в скорости самолечения, давно привык к ранам. Одновременный огонь десятка человек - разве такая мелочь может остановить?
Пуля ударила прямо в грудь; боец жал на спуск, но казавшегося неуязвимым мутантом это не остановило – громадная рука врезалась в грудь спецназовца, отбросив на несколько метров. Даже бронежилет не спас от перелома ребер; впрочем, боец еще мог считать себя везучим – сейчас у Крида была иная цель, и останавливаться для убийства он не собирался.
Охранники спешно перегруппировывались, прикрывая политиков. начавших отступать в здание. Ксавье нахмурился. Очень не хотелось демонстрировать сейчас способности... Но похоже иначе Саблезуба не остановить. Могут пострадать невинные люди.
Телепат снова начал концентрироваться, на сей раз на мутанте.
Это помогло - Саблезуб замедлил движение, помотал головой.
- Прочь из моих мозгов! - со злобой взревел он. В сознании полыхнула бешеная звериная ярость - еще более сильная, чем временами накрывавшая Росомаху, пожаром выталкивающая из разума чужое влияние.
Такой заслон вряд ли бы остановил сильнейшего телепата планеты - но Крид пришел не один.
Все внимание было обращено на гиганта, и скользнувшая за ним гибкая зеленоволосая девушка осталась незамеченной. Но - лишь до того момента, пока она сосредоточилась сама, обрушивая на бойцов, журналистов и президента с профессором свои силы.
В глазах людей дружно заплясали круги, кто-то рухнул и покатился по земле, другой – ухватился за ближайшую опору, стараясь не упасть; мир вокруг завертелся, казалось, что сама земля уходит из-под ног в бешеной пляске. Чужая воля нарушала чувство равновесия, полностью расстраивая его; что и отвечало прозвищу девушки - Вертиго...
Кто-то из охранников пошатнулся и налетел на кресло Ксавье, опрокидывая его и сбивая и без того заметно ослабший телепатический импульс.
Секунда и профессор оказался на земле. придавленный собственным креслом.
К зданию уже спешно стягивались военные силы.
- Господин профессор! - один из журналистов, молодой человек восточной внешности, поспешно наклонился, помогая Ксавье приподняться... касаясь при этом его рук. Мгновения тактильного контакта ему было достаточно: Ким Иль Сун, товарищам более известный под прозвищем Скрэмблера, мог прикосновением вырубить любую систему... в том числе и человека. В суматохе и сосредоточении на явной угрозе совершенно обычно выглядевшего мутанта никто и не распознал... а потере сознания удивиться было трудно - вокруг другие едва ли не падали рядом.
Между тем военные выгрузились из вертолетов и машин. Вот эта сила была уже посерьезнее, чем охранники. И это мог бы оценить даже охваченный яростью Саблезуб.
Вертиго отшатнулась, высвобождая часть врагов из-под хватки своей силы, окликнула Крида; тот, подхватив фургон журналистов, запустил его в сторону военных.
На этом фоне никто не обращал внимание и на другое - что Скрэмблер, "помогая" профессору, коснулся его запястья инъектором, ловко извлеченным из рукава. Почти неслышное шипение - и прибор вновь исчез; парой мгновений позже рядом оказался кто-то из охраны, пришедший в себя и сердито отогнавший "журналиста".
А вот Вертиго, знавшая, куда смотреть, видела все - и крикнула:
- Уходим!
Охранник подхватил бесчувственного Ксавье и спешно внес внутрь Конгресса, второй прикрывал отход.
Меж тем военные довольно профессионально попытались оттеснить нападавших, впрочем, на способности Вертиго их оружие и броня явно рассчитаны не были. Пара минут, и мутанты, все трое, двое открыто, третий - незаметно, скрылись с места происшествия.
В паре кварталов от случившегося их ждала машина; Скрэмблер сел за руль, Саблезуб, накинувший запасной плащ, разместился рядом с ним. Вертиго на заднем сиденье подняла лежавший рядом мобильник, набрала номер.
- Все сделано, - сообщила она, дождавшись ответа и улыбнувшись. - Можете ждать результатов.
Арьята Кари
«Черный Дрозд» несся над океаном в сторону Дженоши. В салоне царило напряженное молчание. Мутанты осмысляли то, что увидели и узнали. Циклоп старался выжать из самолета всю доступную скорость, и все же казалось, что летят они слишком медленно.
Пальцы Скотта побелели, так сильно он сжимал штурвал. В голове снова и снова прокручивались сцены боя со Стражами и мелочи окружения. Завод… Форммастер размахнулся в этот раз всерьез. Кто знает, не застанут ли они на Дженоше одни руины? При учете того, сколько роботов мог наклепать их повелитель и создатель, и что как минимум половина – пластиковые, да еще и наверняка с заподлянкой, а коды к системам обороны Дженоши благодаря Кортезу у них имеются – вполне реальная картина.
«Сколько раненых в случае чего мы сможем забрать на материк сразу? Пожалуй, не больше десятка. И то самолет будет забит до отказа. Проклятье… Только бы успеть…»
То, что они не успели, было понятно еще на подлете: на острове полыхали пожары и валил от развалин черный дым. Скотт выругался сквозь зубы и, примерившись, направил самолет на небольшой пятачок лужайки возле замка. При учете возможности вертикального взлета и посадки «Черного Дрозда», места там должно хватить.
Рокот двигателей слился с общим шумом, посадки самолета никто не заметил, тем более. Что все взгляды были прикованы к небу.
А в небе творилось нечто невообразимое. На пару секунд икс-мены и сами залюбовались величественностью битвы Магнита с интервентами, а затем, последовала вспышка взрыва.
Всеобщий вскрик-вздох. Циклоп поймал себя на том, что сам дернулся вперед, словно мог помочь.
А в следующий миг на фоне неба и взрывов появилась фигура огненной птицы, несшейся к тому, кто был смыслом ее жизни. Девушка подхватила падающего мутанта и сомкнула вокруг его фигуры крылья.
«Лидер…»
На лице Феникс застыли отчаяние и боль. Еще пара секунд и она бы не успела... Опять…
Огненный ореол полыхнул бордовым, когда девушка почувствовала страх, разгорелся оранжевым, затем -- желтым и наконец -- почти белым, когда место страха заняла ярость.
- Неави-и-и-ижу-у-у-у! – отчаянный визг разъяренной женщины, почти потерявшей любимого человека прорезал воздух.
Глаза Феникс залило пламя. Волосы взметнул неосязаемый ветер, она оскалилась словно бешеная кошка, немигающим тяжелым взглядом отмечая цели.
Крылья шевельнулись, напряглись и дернулись выгибаясь в сторону еще уцелевших машин.
Огонь, точнее пламя, Пламя с большой буквы, всесокрушающий огненный смерч, сравнимый по температуре с протуберанцем Солнца или иной звезды, метнулся в сторону машин, миг и пара Стражей просто испарились. Второй – огонь поглотил еще троих.
Бешенство Силы впечатляло не меньше, чем ярость Магнита. Только вот действовала она намного прямолинейнее и проще: для существа, способного испепелять планеты и поглощать звезды, особой тактики в уничтожении противника не требовалось. Феникс просто взорвалась сверхновой, выпуская термоядерную энергию своих крыльев в ее первозданном разрушительном виде. Впрочем, невинных зрителей это безумство пламени не задело. Даже находясь в десятке метров от смерча, мутанты не почувствовали бы его настоящего жара, направленного лишь против врага.
Не прошло и десяти секунд, как небо было очищено от роботов. Не осталось даже обломков, все детали просто испарились. В воздухе стоял удушающий запах горелой пластмассы и расплавленного металла.
Сила успокаивалась. Почти молниеносно с точки зрения смертных. Медленно -- с точки зрения таких же Сил. Вот ставшие почти белыми крылья потемнели, обретя обычный багряно-алый цвет, вот уменьшились в размерах... Вот Феникс чуть двинула ими, уже не атакуя и не защищаясь, а просто планируя к земле.
V-Z
Тяжело дыша, девушка опустилась на мостовую и бережно опустила бесчувственного Леншерра на быстро расстеленный кем-то плащ, осторожно сняла шлем с его головы.
- Целителя, быстрее!
Толпа расступилась; на лицах мутантов был написан настоящий ужас. Никто даже поверить не мог, что их лидер, казавшийся абсолютно несокрушимым, может быть повержен - пусть даже и уничтожив почти всех врагов.
Пара показавшихся невероятно долгими секунд - и рядом на колени опустился Такеучи, японец с белой как снег кожей. Он коснулся груди Леншерра, внимательно вслушался в слабое прерывистое дыхание.
- Gomen nasai... - горько выдохнул он. - Это за пределами моих сил.
- Что? - на лице Феникс отразилось неверие. - Он же жив. Жив, черт тебя подери, я успела!
- Он жив... - кивнул Такеучи, - но очень сильно ранен. Я могу исцелить колотые раны, переломы, ожоги... но не все сразу и не в таком количестве. Я могу сжечь свою жизнь - но мне просто не хватит силы.
Феникс закусила губу.
- А если... У тебя будет сила?
- Если Фабиан меня накачает... - развел руками целитель. - Может быть... Но я не знаю, где он, а тут счет идет на минуты.
- Лечи! - Феникс тряхнула головой. - Я тоже это умею.
О том, что механизм ее передачи сил смертному будет иным объяснять не стоило. Потом, если спросят.
А сейчас.. Сейчас Феникс выпустила крылья, заструившиеся огненными струйками по рукам, положила ладони на плечи целителя. встав у него за спиной и замерла, превратившись в живой канал Пламени Жизни.
"Сатори", - произнес про себя Такеучи. Лишь раз в жизни ему довелось испытать подобное чувство - при первом исцелении, направляя только что проснувшуюся силу. А теперь чувство обновления вновь пришло; японец осознавал, что оно будет недолговечным - но работал, стараясь успеть, не допустить холодные руки шинигами к Леншерру. Пусть силы его всегда были ограничены - но мастерства Такеучи было не занимать.
Феникс откинула голову назад, молчаливо глядя в пространство наполнившимися пламенем глазами.
Такеучи сосредоточенно работал, стараясь не упустить ни единой травмы. Руки начинали дрожать - подобная сила была непривычна ни духу, ни телу. Впрочем, просить Феникс уменьшить нагрузку он не стал - такого себе сын солнечных островов бы не позволил никогда.
Впрочем, Сила сама корректировала напор Пламени, приноравливаясь к ритму биения искры жизни в груди этого конкретного смертного.
Через пару минут огонь стал больше похож на теплый солнечный свет, струившийся внутри японца.
Губы Такеучи тронула легкая улыбка; захотелось перевести странное теплое ощущение в слова... но время для стихосложения можно было выкроить потом. Сейчас же во всем мире был только дар и пациент, которого надо было исцелить.
И в такт мягким движениям рук врача плоть оживала, избавляясь от ран и ожогов.
Прошло три минуты. Пять. Раны затягивались, но Эрик так и не приходил в себя.
Японец медленно выдохнул и вновь сложил ладони.
- Я сделал все, что мог, - прошептал он. - Больше не в моих силах.
- Но.. Но почему тогда?... - Феникс опустилась на колени и коснулась рукой щеки Магнита.
Почему.. Она уже знала это... Огонь жизни, то, без чего не может жить ни один смертный, даже если он цел и невредим, рстрачен на попытки быть сильнее, чем может человек.
"Лидер.. Нет.. Я не могу снова потерять тебя! НЕ могу!"
Она не должна была это делать. Вообще-то Сила не имеет права вмешиваться в мир смертных НАСТОЛЬКО... Но... Та ее часть, что чувствовала как смертные, просто чувствовала, не желала смириться с этим.
Девушка глубоко вздохнула и, склонившись над Эриком и прильнув к нему, сомкнула крылья куполом над его и своей фигурами.
И вновь забурлило пламя, потекло по рукам... Яркое, чистое, бьющееся в такт крохотной, едва трепещущей искре жизни...
Пламя, наполнявшее силой, дарившее надежду, напоминавшее: "Ты нужен... Нужен здесь..."
Оно обжигало - но это был жар очага или домны, дарующей новую жизнь металлу. Приятный, исполненный мощи, созвучный с душой... и с призванием. Тем, что не дало Магниту сдаться, когда по нему били лучи Стражей; он и не терял тяги к жизни - но раньше просто не хватало сил, чтобы остаться на этой стороне, не перейти грань.
Теперь же сила появилась - и Леншерр уверенно ухватился за нее, потянулся обратно к жизни, не выпуская пламенной нити из собственной хватки.
"Лидер..."
Как этот телепатический голос смог пробиться через щит в сознание? Быть может потому, что вся сила сейчас тратилась на то, чтобы выжить?
"Лидер... Возвращайся... Возвращайся же... Не уходи..."
Образы... Не опознаваемые сейчас, лица, которым он не мог дать имен, но знакомые. Его люди. И в глазах каждого это самое: "Не оставляй нас. Ты нам нужен". Пламя звало Эрика Леншерра единственным возможно способом, который мог вернуть его даже с той стороны смерти: ты нужен. Нужен, значит должен жить.
Прерывистое дыхание сменилось глубоким, потом - долгий, тяжелый вздох.
Веки затрепетали, потом чуть приподнялись.
- Стражи?.. - послышался тихий, еле слышный вопрос.
- Уничтожены, Магнит-сама, - мгновенно ответил Такеучи, остававшийся на коленях рядом.
- Хорошо... - так же тихо выдохнул Эрик, вновь соскальзывая в беспамятство. Потеряв сознание - но определенно оставаясь на этой стороне границы между жизнью и смертью.
- Лидер... - Феникс позволила себе наконец-то расплакаться. Крылья втянулись. Волосы больше не трепал неосязаемый ветер. Огненный ореол потух и глаза стали практически совсем человеческими.
Над Леншерром сидела обычная перепуганная и уставшая до невозможности девушка.

с Арьятой
Aertan
С самого своего переезда на Дженошу Ангелина чувствовала отличия между мутантами и людьми. Большинство обывателей мегаполисов чувствовались будто бы спящими. Нервозность из-за неприятностей на работе, проблемы с супругами, нереализованные желания – всё это не нарушало вечной сытой дрёмы уверенности в завтрашнем дне. Почти все они ощущались мелкими. Мелкие проблемы, мелкие победы, мелкие страхи, мелкие грёзы. Мутанты же, в большинстве своём, делились для эмпатки на две категории. Сильные, уверенные в себе, а потому не пытающиеся особенно строить что-то сверх того, что есть, и слабые, затравленные, часто озлобленные, в любой момент ждущие очередной гадости от судьбы. Впрочем, гадостей ждали оба типа, только вторые со страхом, а первые с готовностью поспорить с этой самой судьбой. И тех и других на Дженоше охватила эйфория, превратившая несколько месяцев в один сплошной праздник. Нет, это выражалось не в салютах и гуляниях, а в тех эмоциях, которыми лучились едва ли не все на острове. До этого дня.
Ангелина смотрела на старых знакомых и многих просто не узнавала. В легкомысленных весельчаках и балагурах вдруг обнаружились отважные яростные воины. Те, что ещё вчера не упускали случая поддеть друг другу, а то и выяснить отношения в драке, сейчас бились спина к спине, не помышляя о побеге или предательстве. Наносное и привычное сгорало, словно мусор, обнажая под собой яростные преданные души.
Где-то на самом краешке сознания мелькнула мысль о том, что, может, война и создана для того, чтобы позволить людям быть собой? Выше и глубже тех рамок, в которые нас упрямо впихивает повседневность. Странная мысль мелькнула и ушла, оставив старую добрую ненависть. Ненависть к тем, кто считает себя вправе прийти и поломать твою жизнь. Отобрать у тебя то, что ты считаешь своим, гнусно похихикав над твоими надеждами и планами. Но рядом с ненавистью обосновалось удивление от того, что мир, оказывается, не совсем такой, каким они привыкли его видеть. И место столь чистым и ярким героизму, храбрости и самопожертвованию, оказывается, есть не только на широких экранах кинотеатров.
На всём протяжении битвы Магнита и стражей сёстры потрясённо молчали, жадно ловя каждую деталь неверящими и, одновременно, горящими глазами. Да и не они одни. Даже тяжелораненые, казалось, передумали умирать. Лишь когда при виде очнувшегося Леншерра раздался облегчённый вздох сразу нескольких сотен глоток, стало ясно, что несколько минут вокруг стояла гробовая тишина.
Поняв, что всё кончилось, двойняшки обессилено опустились на бордюрчик, окаймлявший газон, у которого они и стояли. Достав трясущимися, перемазанными в чужой крови руками сигареты, они всё так же молча закурили, глядя куда-то перед собой. В голове крутились обрывки мыслей, слов и образов. Мэг, так и не успевшая похвастаться своим новым шоу. Дельгадо и Стоун, защищавшие их не жалея себя. Лидер, успевший превратиться из бессмысленного для сестёр титула в живого человека, чьим смыслом жизни были они все. Яркие солнечные крылья женщины, живой и настоящей настолько, что её любовь и отчаянная преданность обжигает куда сильнее тех самых крыльев. И под всем этим притаилась какая-то не оформившаяся тягучая тоска. О том, что всё это благородство проходило где-то в стороне от их жизни, едва касаясь бледным подобием разве что в родном клубе. О том, что они сами не могут сравниться с чем-то подобным. Будто два разных мира. Глядеть можно, а коснуться едва ли получится.
Clye
Гроза собралась было ответить на вопрос Птицы, но ее прервал вид зрелища в иллюминаторе...
Через несколько минут, когда светопреставление закончилось, Ороро вышла из самолета. Картина перед ней предстала не лучше, чем в городе - только здесь, вдобавок, красовались оплавленные останки Стражей.
- Мы успели как раз к финалу, - сказала она в интерком и сошла с трапа.
Джардан
Икс-мены покидали нутро приземлившегося "Дрозда". Циклоп хмурился, но это не было заметно за визором. Впрочем, особо наблюдательные люди или те, кто знал Скотта достаточно хорошо и долго, могли заметить как напряглись его плечи, а также не упустить с силой сжатых кулаков лидера Людей-Икс. И дело было не только в том, что они не успели предупредить Леншера или помочь в схватке, но и в том, что они увидели незадолго до приземления. "Нет, этого не может быть... но я видел это... Феникс...",- никогда раньше старший Саммерс не испытывал настолько противоречивых чувств. Ему до ужаса хотелось поверить, что это она, и в то же время он страшно боялся в это поверить. На ум просились сотни вопросов, но все они были подавлены волей Скотта, который намеренно старался хоть сколь-нибудь абстрагироваться и сосредоточиться. Заглушить этот страх не получалось, но "запереть" удалось, не позволяя ему мешать ясно думать и действовать.
- Птица, Гроза, Курт, Шельма, я понимаю, что вы устали, но я прошу вас осмотреться, помочь справиться с последствиями. Раненые могут быть под обломками, есть несколько пожаров. Генри, возьми из самолета медицинские принадлежности и помоги кому сможешь. Логан, Джубили, оставайтесь возле "Дрозда", постарайтесь связаться с Профессором и Школой, возможно, нападения были где-то ещё. Гамбит, идём со мной, узнаем что случилось с Леншером. Всем быть на связи.
Отдавать команды. Многие думали, что Скотт просто обладает манией величия и просто любит командовать другими, но мало кто знал, сколько сил тратил Циклоп на то, чтобы держать себя в руках и, выслушивая всевозможные жалобы, упрёки или оскорбления, покорно продолжать нести эту ношу. Так уж случилось, что никто другой на себя ярмо лидерства примерять не хотел. Они забывали, что это тяжелое бремя, а не привелегия. А Скотт никогда не забывал простую фразу: "Кто, если не я?".
Вот и сейчас, Циклопу не хотелось рассредотачивать команду, последние события вызывали ощущение тревоги и беспокойства за своих друзей, будили чувство опасности, но Скотт прекрасно понимал, что от них ждут помощи, и они должны её оказывать.
Не медля ни секунды, он быстрым уверенным шагом направился в сторону, куда, как он помнил, приземлялась фигура в огненном ореоле, знакомом ему до боли.
Леди Мercennarius
Вал никогда не была здесь, да и слышала тоже немногое - новости не смотрела, жизнью вне особняка интересовалась мало. И теперь мутантка с интересом осматривалась - спрятавшись от грозного и смертоносного ока начальства за широкую спину Зверя. Все таки это прекрасно, когда ты частично мечта исследований орнитологов, по крайней мере оценить творящееся над островом она смогла в полной мере и теперь еще больше опасалась нелюбимого лидера. Мало ли, жест огненной был весьма немногозначен.
Но ведь госпожа Джин... Хм, что-то странное. Мягко говоря. Она... девушка напрягла зрение, вылавливая, несмотря на расстояние, малейшие детали. Не понимаю. Но наверное это и к лучшему.
Но грозное (хотя на взгляд девушки скорее потерянное) око Циклопа обладало видимо еще и рентгеновскими способностями, ибо спрятаться от него не удалось.
- Есть.
Летать для птицы - так же естественно как и дышать. И если являешься полу-человеком - полу-птицей, даже если ты устал - ты можешь дышать, а значит можешь и летать. Поэтому не медля ни секунды девушка поднялась в воздух, протирая глаза.
Встряхнув головой, она отлетела от команды и поднялась повыше, достаточно низко для того чтобы видеть все в деталях и достаточно высоко от случайных неприятностей - по крайней мере большей их части. В конце концов "средняя высота" понятие относительное. А уж относительно ее птичьих глаз...
Так, наверняка на окраинах кто-то есть. Проверим.
Подумано - сделано. И первые же минуты оказались плодотворными - за рухнувшей стеной чего-то маленького, типа пристройки, лежал, прячась, мутант с золотистой кожей. Зеленые, без ясно различимого зрачка, глаза, медленно моргали; парень кривился - нога ниже колена была вывернута под странным углом.
Спикировав вниз девушка приподняла руки.
- Тихо, лежи смирно. Сейчас я тебя переправлю к медикам ближайшим. Будет больно - скажи.
Опустившись рядом на колени, мутантка подхватила на удивление не тяжелого собрата и взмыла с ним в воздух. Мутант продолжал кривиться, особенно от взмахов крыльями, но молчал, и лишь иногда тихо шипел. А она не мешкая летела к примеченному с высоты небольшому грузовичку, рядом с которым крутились люди. Очевидно они хотели спрятать раненых - не лишенное смысла решение в такой ситуации. Лететь может и неблизко, но кажется именно они тут были ответственными за подобную деятельность, с этой стороны города-руин... к тому же Зверю будет и у "себя" полно работы, да и тут много кто нуждается, но здесь хотя бы несколько медиков, а не один.
Медленно спустившись на землю, она подошла поближе.
- Вы присматриваете за пострадавшими? - конкретно ни к кому вопрос адресован не был, но кто-то решил ответить, что да.
- Отлично. - девушка подошла ближе и "вручила" свою ношу шерстистому фиолетовому парню, ответившему на вопрос. - Сейчас еще будут, не расслабляйтесь. А если знаете где еще могут быть медики буду рада слышать, меня на длинные переносы тяжестей не хватит.
И вновь взмыла в воздух. Впрочем то и дело появляясь вновь, с новыми мутантами. Ее не любовь к медикам, по логичным причинам, все еще не прошла.
Реван Онаси
Логан тоже проводил глазами приземляющегося Феникса. Он почувствовал, как в груди словно что-то раскрылось, рёбра перестали так давить на сердце.
"Так-так... значит, прилетела всё-таки птичка..."
Сердце старого вояки сладко заныло. "Джин..."
Если птица прилетела, то с ней и вернулась и Джин. Девушка, ради которой Логан мог если и не весь мир свернуть, то уж точно большую его часть. Ясное дело, что Саммерс сломя голову рванул туда. А его, Логана, оставил... Нет, так дело не пойдёт! Он ДОЛЖЕН увидеть её!!! Убедиться, что с ней всё в порядке!
Россомаха всеми фибрами души стремился туда, к месту приземления девушки, и приказ Скотта пробудил в нём мощную волну протеста. Логан едва слышно зарычал. Немалые мускулы под жёлто-голубой тканью костюма напряглись. В глазах появилось недоброе выражение.
- Эй, Саммерс, ты совсем рехнулся?! Решил из меня сторожевую собачку сделать?! - рявкнул Россомаха вдогонку Циклопу.
Аленький
Гамбит легко скосившись на Логана, отправился вслед за Циклопом. На языке уже вертелась язвительная шутка. Как ни крути, а Россамаха, казалось, готов был взорваться. Гамбита устраивало вполне, что принимает решения кто-то другой, в конечном то итоге, какая разница: ситуация обрисовывалась не самая приятная и действовать нужно было быстро.
А уж коли парням не терпится сцепится, пусть это будет в более спокойной обстановке.
- Остынь, Логан, ты тут нужнее - спокойно произнес Гамбит, будто невзначай протягивая поперек предполагаемого пути Россомахи шест, и, понизив госос до доверительного шепота, добавил - кто нас всех вытащит потом?
Задорно подмигнул и легко пошагал вслед за Циклопом.
Clye
Тем временем Гроза уже поднималась в небо - бесшумно и медленно, чтобы получше оценить масштабы разрушения. С высоты она увидела что-то вроде площади и на ней большее скопление народа.
Выжившие - поняла Ороро. Именно туда направлялся Циклоп.
Город-утопия Магнита, насколько хватало взгляда Грозы, лежал в руинах. То тут, то там среди пепелища валялись искореженные тела роботов, занимавшие целые улицы. Черный дым окутывал весь остров. Морской бриз заставлял его стлаться по земле, но в то же время раздувал новые пожары.
Гроза вскинула руки и призвала тучи. Остров погрузился в тень. Пошел дождь, гася огонь и, в то же самое время, дополняя атмосферу общей грусти по погибшим.
Реван Онаси
Разумеется, Россомаха не собирался оставлять последнее слово за Гамбитом.
- Так, стоять, Лягушатник!!! - голос звучал грозно, и даже мокрый от вызванного Грозой дождя костюм не портил впечатление от внушительных мускулов и общего вида Логана. - Нам нужен кто-то, кто сохранит холодную голову в этой ситуации. Только не жди, что это буду я.
Мутант выпустил когти и вознамерился двинуться за Циклопом.
Джардан
Меньше всего Скотту сейчас хотелось выяснять отношения с кем-либо, и тем более - с одним из Людей-Икс. И дело было не в том, что он боялся потерять авторитет в глазах своих друзей и соратников по команде. Просто сейчас на кону стояло слишком многое. Когда Реми попытался урезонить Росомаху, Циклоп уже успел порадоваться тому, что этот разговор будет отложен. Как оказалось, рано радовался.
- Сейчас не время и не место, Логан,- лидер учеников Ксавье остановился и резко развернулся, пропечатывая каждое своё дальнейшее слово небольшим, но уверенным шагом в сторону канадца,- лучше тебя никто не сможет защитить "Дрозда" и Джубили. Подумай об этом!
Голос Циклопа при этих словах был "прокурорским", обвинительным, с металлическими нотками.
- А сам куда намылился?! Уж не хочешь ли ты воспользоваться своим командирским статусом и мотнуть в сторону приземления огненной птички?! - голос Россомахи сочился ядом. руки Логан упёр в бока. - А меня посадить на цепь тут?!
Логан был в бешенстве.
Желваки на скулах Скотта напряглись, он с силой стиснул зубы. Несколько секунд он молчал, закрыв глаза и собираясь с силами.
- Ты уверен, что это Джин? Сила Феникса могла вселиться в кого-то ещё. Джин умерла, слышишь? Умерла!
Он старался не пустить в свой голос боль, но она змеёй проскользнула все его преграды, и последнее слово вылетело слишком похожим на бессильный крик. Циклоп отвернулся и опустил голову.
- Пожалуйста, Логан, останься с Джубили у "Дрозда". Я сменю тебя сразу после того, как узнаю что здесь произошло,- приказной или обвинительный тона исчезли, исчезла и боль, оставив вместо себя глубокую усталость.
- По-твоему, я не узнаю её? - рыкнул Россомаха. В его голосе были раздражение и злость. - Вижу я получше твоего, очкарик...
По сердцу словно резануло лезвием поострее, чем у Логана. Робкая надежда, которую сам Скотт отгонял подальше, боясь поверить в это, расправила крылья подобно той же самой мифологической огненной птице.
Циклоп вновь обернулся.
- И что ты собираешься делать, если это она? Встать на колено и сделать предложение? Сейчас не время для этих вопросов. Сейчас нам надо выжить. И если ты готов бросить на кон благополучие всей команды - вперёд, делай что хочешь! Но если тебе не плевать на то, во что верит и за что борется Профессор, то, пожалуйста, оставайся с Джубили у самолёта!
Постепенно твёрдость возвращалась в голос лидера Людей Икс.
- Я собираюсь её защищать... - прорычал Логан в ответ. Саммерс с точностью снайпера попал в больное место. Логан действительно надеялся, что Джин всё же что-то к нему чувствует.
Но самому Логану становилось уже понятно, что он останется. Но сдаться перед Саммерсом...
- Если это она, то ничья защита ей не нужна. И ты это знаешь. Зачем ты всё усложняешь? Просто сделай как я прошу. Защищай "Дрозда", в случае неприятностей Джубили понадобится прикрытие, а более опытного бойца среди нас нет.
Циклоп уже отчаялся взять Росомаху простым убеждением и решил действовать более жёстко.
- Ни ты, ни я не простили себе смерть Джин, хотя и не могли ничего с этим сделать. Если ты допустишь смерть Джубили из простого упрямства, тебе этого не простит никто.
Логан всё же сдался: он понимал, что это недоразумение в жёлтом плаще повсюду таскается за ним и и признаёт в нём наставника, практически отца. И гибели единственного существа, которое его любит по-своему, он себе не простит. А потому Росомаха пожелал Циклопу счастливого пути в определённую область тела и снабдил подробными инструкциями, как туда добраться и на какие достопримечательности следует обратить внимание по прибытии.
Циклоп не стал скрывать вздох облегчения. Наверное, никто ранее так не радовался подобному "посыланию". Убедившись, что конфликт если не разрешён, то хотя бы отложен на пару часов, Скотт прибавил шагу к скоплению мутантов.
Логан сжал кулаки и выпустил когти.
- Джубили! Установи связь с Чарли... - скомандовал он и принюхался. Просто на вякий случай. Затем взревел от злости и его жертвой пало ближайшее деревце.

(совместо с Реван Онаси)
rowdy
Несколько дней назад, один из прибрежных мотелей "Bingo! Ringo!"

Маленькие комочки сигаретного пепла падали в подставленную ладонь и тут же покрывались инеем, а затем и вовсе коркой льда, после чего соскальзывали в пепельницу и с хрустальным звоном разлетались на части. С детской улыбкой на лице, девушка-азиатка в лёгком, летнем платьице стояла на веранде первого этажа и безо всякой опаски баловалась своим умением, которое вот уже четвёртый день как переставало быть проклятием и становилось индивидуальной, личной чертой, без которого девушка уже не смогла бы почувствовать себя Ён. Той самой Ён Мо Пхо, что когда-то уехала под страхом раскрытия её таланта из родного Сувона. Той самой милашки-Ён, которую так ценили её детройтские работодатели за отличное владение английским и безошибочные переводы, пока она не подала на увольнение безо всяких очевидных причин. Вот без этого ставшего уже привычным холодка в ладонях, Ён уже не смогла бы почувствовать себя настоящей, такой, какой являлась она всю жизнь, и от которой всю жизнь пыталась скрыться.

Вот уже четвёртый день окружение Ён целиком и полностью состояло из таких же, как и она, мутантов. И девушка чувствовала себя счастливой, впервые, за всю свою жизнь, что была непрекращающейся игрой в прятки, Ён почувствовала себя действительно настоящей, даже цветущей - прятки наконец-то закончились и можно было без боязни за жизнь и статус явить обществу настоящую себя. Ей безумно нравились люди вокруг: к примеру, сосед по номеру в мотеле - некий Мустафа, лицо которого практически полностью состояло из длинной, густой бороды и тяжёлого тюрбана, высадил в своём номере целый сад. Он брал горшочки с только-только засеянными семенами, прочно сжимал их в ладонях и в горшках мгновенно начинали расти чудесной красоты цветы. Другая - родом откуда-то из восточной Европы - чистейшая блондинка Алина Коган, потоками воздуха могла резать даже сталь. И все, Ён просто не могла в это поверить - все жители Дженоши были мутантами, теми самыми, которых добрая половина людей на материке ненавидела и сетовала за едва ли не принудительные казни.

Здесь приятно было просто быть, благо накопленные за несколько лет деньги, которые Ён перед отъездом перевела на карточку, позволяли ей некоторое время не заботиться о заработке. Каждое утро девушка плескалась в море, ныряла за ракушками и игралась ледяными капельками, а в жаркий полдень чуть подтаивала огромную вазочку мороженного, или наоборот - замораживала несколько банок любимого Швепса. Вечерами же, девушка любила валяться на шезлонге и наблюдать как солнце заходит за горизонт. И все напитки, что оказывались у неё в руках, тут же приобретали пару кусочков колотого льда. И Ён была счастлива...

С десяток минут назад, неподалёку от развалин прибрежных построек

Грязными, от гари и копоти ладонями, Ён, на бегу, размазывала по лицу всё идущие и идущие слёзы, а её руки раз за разом становились всё холоднее и холоднее. Сотни огромных, человекоподобных машин застилали небо, и несли смерть, разрушение, отчаяние и боль. Повсюду виднелись тела ещё час назад живых мутантов, многие вступали в бой с атакующими, пуская в ход свои разрушительные способности. Но Ён обуяло то мерзкое, липкое и до противного холодное чувство страха, которое, как казалось ей, навсегда оставило её несколько дней назад. Этот страх преследовал девушку всю жизнь, был её самым верным спутником, и сейчас с видом победившей стороны с уверенностью взял над ней верх. Глаза кололо от непрекращающихся слёз и копоти с дымом, которая валила едва ли не от каждого здания на той улице, по которой Ён бежала. Куда она бежала, девушка не знала, но оставаться на месте Ён не могла. "За что? Почему? Ну почему же?! - крутилось у неё в голове, - Кругом одна смерть, для тех кто, может быть, только начал жить по-настоящему... одна смерть!". Очередной поворот девушке преградила исполинская фигура, которая выставила руку вперёд и плюнула огненным сгустком. Дальнейшие события шли словно в замедленной съёмке: Ён зажмурила глаза, и вжавшись в плечи, выставила в сторону фигуру ладони, после чего, не контролируя сил, начала "поливать" фигуру льдом, также защищаясь от её атаки. Последствия оказались разрушительными: сквозь ледяную толщу не было видно даже силуэта фигуры, более того - над ней, под углом, высился ледяной "хвост" в несколько метров. Отбежав на приличное расстояние, Ён собрала ледяной шар и с силой запустила им в обледенелого противника. К сожалению, увидеть то, как страж разлетается на куски у неё не удалось, рядом с девушкой что-то взорвалось и её ощутимо обдало жаром, после чего, кажется, придавило чем-то тяжёлым. Затем Ён потеряла сознание...
Леди Мercennarius
Раненых было много - очень много. Силы Птицы начинали потихоньку таять, как лед под солнечными лучами, всеже пусть они и не успели к здешней битве, но "разборки в подземельях" тоже не прошли бесследно. Да и крылья не до конца восстановились - на вырастание новых полноценных перьев требовалось небольшое, но все таки время. И летать с неполным комплектом оперения не самая простая (и мудрая) задача.
Делая круги над остатками зданий она поймала себя на мысли что народ бежал с окраин в центр...
Они так доверяют своему Лидеру? Надеются на то, что он сможет защитить их от всех и вся? Надо же. Хотя такие надежды обычно не появляются просто так... Когда дело доходит до таких масштабов веры. С другой стороны... Мда, и опять таки, с другой стороны, смог же он добиться хотя бы такого пристанища. Эх, если бы они объединились с Профессором, какая бы вышла сила, кто бы устоял? Хотелось бы пообщаться и со "второй стороной монеты" ключевых фигур на доске шахмат-мутантов.
От раздумий ее отвлек блеск на земле. Прищурившись, девушка спустилась пониже и приподняла брови - конечно она видела разные способы изничтожения гигантских роботов, но это... Кое что ей напомнило.
- И кто же тебя так, милашка? Эх, не найти нам... Стоп. Найти.
Паря почти у самой земли, так низко, что кончики крыльев касались ее, Птица принюхалась. Не Логан конечно, но ведь и обычные люди могут хорошо улавливать запахи? Тем более что с ее органами чувств все таки играли в лаборатории. Сосредоточившись на привлекшем внимание запахе, отсекая все лишнее типа запаха гари и шума недалекого моря, мутантка полетела по едва заметному следу. И не ошиблась - из-под каких-то развалин, вкупе с частями тела Стража, виднелась очередная жительница острова. Слегка заваленная. Птица вздохнула, прислушавшись.
- Эх, Логан, тебя бы сюда. Или Шельму, еще лучше. Ладно, будем справляться чем есть.
Опустившись на землю, Вал начала высвобождать азиатку, чье хрипловатое дыхание вполне было слышно.
Aertan
Дженоша

Нырнув в утробу "Дрозда" и выбравшись обратно с объёмистым чемоданчиком с красным крестом на боку, Хэнк мягкими прыжками направился к центру площади, обгоняя командира команды. За медицинские принадлежности Зверь не боялся - все они были надёжно закреплены в гнёздах внутри контейнера, да и босые синие лапищи приземлялись и толкались от земли с недоступной человеку плавностью. А вот скорость в работе полевого медика имела значение весьма немаловажное.
Заметив накрывшую город тень, Генри мельком глянул на потемневшее небо с маленькой фигуркой в белом и лишь фыркнул, когда первые тяжёлые капли дождя упали на землю, а заодно и на его плечи и голову.
На площадь, служившую укрытием выжившим, упала первая капля, вторая, третья... а в следующее мгновение вода стала стекать с невидимого глазу купола. Творение неизвестного телекинетика или гидроманта накрыло людей куполом, не таким эффектным и надёжным как крылья Феникса, но достаточным для решения поставленной задачи. А к тому моменту как Хэнк добрался до скопления мутантов, тут и там по велению геомантов выросли ёмкости, в которые устремились воронки из импровизированного щита, заставляя воду стекать в резервуары. Действительно, запас питьевой воды в такой ситуации никому не помешает.
Глаза Хэнка шустро обежали собравшуюся толпу, выцепив распростёртого на земле Магнита и плачущую над ним Джин.
Учёный преодолел жгучее желание подойти к так неожиданно нашедшейся подруге по команде. Ведь, судя по тому, что он уже здесь увидел, в медицинской помощи девушка не нуждалась - силы в Фениксе было не меряно. А вот обычных мутантов, пострадавшим от налёта Стражей Форммастера, нужно было помочь. А кого-то даже спасать. Да и не в том состоянии сейчас была Джин, чтобы кого-то услышать. Разве что Скотта... Пусть он с ней первым и говорит, он имеет на это право как никто другой из Людей Х. Поэтому Хэнк молча прошёл мимо, благо, его помощь Магниту уже не требовалась. Чего нельзя было сказать о ещё нескольких мутантах, лежавших почти тут же, с суетящимися вокруг них медиками и исполняющими их обязанности.
- Чем могу помочь, коллеги? - поинтересовался учёный.
- Мистер Маккой, - не узнать нередко фигурировавшего в новостях мутанта было сложно, - займитесь вновьприбывшими пострадавшими. У нас острая нехватка врачей и медикаментов, а силы целителей не безграничны. Продиагностируйте и займитесь теми, кому можете помочь сами, к остальным попросите привести целителей. Перевязками и повреждениями попроще занимаются волонтёры, их же просите об инъекциях.
Немолодой зеленокожий мутант, из-под некогда белого халата которого выглядывал похожий на крокодилий хвост, кивнул в сторону добровольцев, сновавших между ранеными с питьём, бинтами, капельницами и наборами для инъекций.
Присев на корточки возле лежащего без звука и всякого движения мутанта с напрочь разбитой головой, учёный мягко коснулся когтистыми пальцами жилки на шее, поднёс небольшое зеркальце к лицу раненого. Стёклышко запотело - всё-таки дышит.
- Этому - целителя, я здесь с голыми руками ничего не сделаю, - сообщил Зверь пробегавшему мимо импровизированному санитару, придержав его за рукав. Молодой парень в перепачканном халате раздражённо кивнул - дескать, а то без тебя не знаю, послали уже.
Следующим оказался совсем ещё мальчик с едва пробивающимся на щеках мягким пушком. Округлые щёки побелели от боли, остановившиеся глаза бездумно смотрели в затянутое тучами небо. На плече, в прорехе кожаной куртки, красовался тяжёлый ожог - работа смертоносных алых лучей Стража. Хэнк присел возле парня, раскрывая свой чемоданчик.
- Что делали? - бросил он через плечо.
- Не успели, только что принесли, - чуть виновато отозвался голос одного из санитаров.
- Ясно, - пробормотал себе под нос учёный, копаясь в аптечке. - Тогда начнём с противошокового...

(с Хомой)
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.