Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Морок над Красносеверском
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Литературные приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5
Серина
Пост на троих: мастер и две девушки с животными.

Болтая, девушки подошли к одинокому зданию, над которым горела неоновая вывеска. Сквозь окно слева от деревянных дверей был виден полутемный холл. - Судя по всему, администратора нам придется будить. Хотя, еще не так поздно, может, просто смотрит телевизор в подсобке… - задумчиво произнесла Марина, глядя на двери.
- Хм, будить это легко... - протянула Даша, - Голос!
В ответ на команду Норд громко залаял, создавая большой шум и привлекая  лишнее и не лишнее внимание.
Эхо от собачьего лая разнеслось по всей площади, однако ничего особо не изменилось.
Марина осмотрела вход на предмет наличия дверного звонка. Таковой был найден в изрядно запылившемся состоянии и девушка два или три раза коротко нажала на кнопку.
Внутри здания зазвенело. Некоторое время ничего не происходило, но потом в холле загорелся свет, послышались шаги и усталый женский голос произнес:
- Кто?
- Туристы - раздался ответ из-за двери.
- Правда с животными, - ответ ощутимо дополнился.
Где-то с полминуты за дверью царило молчание - видимо, ожидали чего угодно, кроме этого. Но затем в замке скрипнул ключ, и дверь распахнулась.
Холл "Северной" был большим и пыльным. Некогда зеленые стены сейчас были скорее серо-болотными, краска облупилась. Из холла вело несколько дверей и большая парадная лестница, на которой в лучшие времена была, наверное, ковровая дорожка. Сбоку же расположилась стойка администратора и пост охраны.
Как выяснилось, в холле было два человека. Открывала дверь пожилая усталая женщина в серой вязаной кофте и длинной юбке. Рядом маячил детина с выражением лица, как у мороженой трески, одетый в черную форму ЧОПа.
- Заходите. - Женщина прошла за стойку. - Дежурный администратор Пыльнова, чем могу быть полезна?
"Какая ....говорящая фамилия" - мысленно хихикнула Даша, не решаясь сказать это вслух, а то вдруг обидит человека.
- Нам бы на постой...Тихо! - последнее относилось к собаке. которой не понравился амбал и пес дыбил шерсть и чуть угрожающе ворчал.
Марина за своего питомца не волновалась, он тихо сидел на перчатке,не подавая признаков беспокойства. А добавить к дашиным словам ей пока было нечего
- Ясно. - Произнесла Пыльнова все тем же бесцветным голосом, после чего достала из конторки какую-то книгу записей. - Надолго собираетесь остановиться?
- Думаю, два-три дня, а там - посмотрим. Нам бы номер на двоих. - сказала Марина, оглядывая окружающую обстановку, администраторшу и омбала
- А собаку и птицу в номер можно или..?
- Можно,- Ну и отлично, - у Марины невольно вырвался вздох облегчения, потому что она уже весьма красочно представила себе, как они в ночи ищут ночлег для себя и питомцев или устраиваются в палатке где-то на окраине города, - Так что нужно заполнить чтобы заселиться? И сколько, кстати, стоит удовольствие?
- Да, кстати, там ещё туристы есть, - вспомнила даша, мимоходом доставая кошелек. Это хорошо. что зверей можно взять в нмоер. а то ни на улице ночевать. ни в чьем-то доме ей не хотелось... но только чтоб не шумели. Иначе выселим.
- Вам люкс или обычный? - Поинтересовалась Пыльнова.
- А в чем разница, кроме цены? - флегматично спросила Марина. По ее опыту номера люкс в большинстве городов необъятной Родины не слишком отличались от стандартных.
- Телевизор есть, а еще холодильник.
- Холодильник это хорошо, а у вас кстати еду и , главное. мясо где купить можно?А телевизор то и не нужен...
Дарья предпочла почти сразу же выяснить, что и где. можно достать.
Телевизор был последним, что заинтересовало бы Марину, а вот холодильник был необходим, особенно, учитывая, что в рюкзаке сейчас медленно оттаивал запас корма, а охотиться на местных голубей на прокорм Шаха в ее планы не входило. - Тогда номер с холодильником.
- Купить можно в магазинах или на рынке. За люкс - 600р. в день.
- Кстати, - Даша толкнула уже наверно приятельницу локтем, и за меня заплатишь. просто так удобней,  - вот деньги.
Даша протянула купюру в 500 рублей, надеясь, что этого хватит. Договариваться действительно лучше одному, да и пес нервничал, надо было успокоить. поэтому ей пришлось отойти чуть в сторону.
Марина вытащила из своего кошелька еще несколько бумажек, чтобы расплатиться за две ночи:
- Хорошо, тогда номер люкс на двое суток, а дальше посмотрим. Скажите, а сейчас уже нигде перекусить нельзя или хоть что-то в городе работает?
- Сейчас почти нет, до одиннадцати все должно быть закрыто.
- Ясно, спасибо… - девушку так и подмывало спросить, неужели у них тут все в добровольно-принудительном порядке закрывается до одиннадцати, но она не стала. - А позвонить в Москву от вас можно?
- У нас междугородний сломался. На почте можно.
Почта со скольки работает? - Марина немного погрустнела. Все-таки, она обещала отзвониться сестре сразу же, а тут ни мобильника, ни в гостинице телефона.... - И мы тогда, наверное, пошли бы в номер… Можно ключ?
- С десяти утра. Имена, город отправления назовите. Зарегистрирую, дам ключ.
- Соколова Марина, Москва и Дарья, Санкт-Петербург
- Угу. Вот ключи. И скажите остальным, пусть заходят. - Пыльнова выдала ключи с массивной металлической биркой. - Вам 12 номер, второй этаж, конец коридора.
- Спасибо, - Марина забрала ключ и девушки направились к лестнице. Ужин сегодня, судя по всему, грозил только животным…
Ясень
- Вот недостающее, - тихонько сунула купюру в руку Марине Даша. Девушка привыкла за все своё платить и платить без напоминаний, правда в холле её восприятие окружающего мира было изрядно подпорчено поездкой в автобусе и нервничающим питомцем. "Рыбий" (потому что на рыбу мороженную и был похож) амбал не понравился ни ей, ни собаки, а уж администратор, которая целиком подходила под свою же фамилию тем более; хоть её веником охаживай, пыль выбивай.
- Лечь бы и засну-уть ,а ещё поесть, правда у меня кажется только кусок сырого мяса, недоеденный псом, и пара сухарей, недоеденных уже мной: для первого надо развести костер, а второе нам не хватит. Печально. Вот и комната. Открываем и ужасаемся?
Нервные шутки, так с неё и сыпались, градом.
mendkovich
Иван вошел в холл, замыкая процессию. Ему опять что-то не нравилось, но это ощущение за вечер уже стало хроническим. Выслушав набор предложений гостиницы, он прикинул стоит ли брать люкс. Холодильник, конечно, хорошо - тем паче, что лучше закупать на рынке, чем есть в общепите, но плитки в номере наверняка нет, да и запасы делать обстановка не располагала...
-Люкс - 600, а обычный? - спросил Иван у Пыльновой и оглянулся на спутников-мужчин. Может быть, кто-то еще захочет взять номер на двоих. Будет, наверное, чуть дешевле.

Потом он окинул взглядом стойку, охранника, зал пытаясь найти то, что зацепило его взгляд.
Нет, надо брать номер и идти спать, а утром уже со всем разбираться. В городе он рассчитывал провести минимум 3-4 дня. Этого как раз хватит, чтобы понять обстановку. Если придется договариваться, то придется задержаться еще.
Parkan
Андрей молча стоял рядом с конторкой администрации, слушая, как девушки расспрашивают... так и хотелось сказать "товарища Пыльнову". Сервис гостиницы живо напомнил рассказы отца о командировках в подшефные предприятия его института в провинциальных, а то и закрытых городах: закрытые после 11 вечера магазины и кафе, скудные удобства, мрачная и неприветливая обстановка. Хорошо хоть, дружелюбия с тех пор чуть прибавилось.
Для себя Андрей решил, что возьмёт отдельный одноместный номер - это давало известную степень автономности, особенно с учётом того, что мобильники в городе ни у кого, похоже, не работали. Брать простой номер или люкс? На первый взгляд, разницы не было никакой: холодильник с телевизором Андрею были без надобности. Но вот наличие отдельного душа Зимин счёл критичным. Эх, разжиться бы ещё каким-никаким чайником или, на худой конец, кипятильником... но об этом, похоже, даже не имело смысла спрашивать.
- Люкс - 600, а обычный?
Следующим номер заказывал Иван. Перед тем, как определиться с типом комнаты, он обернулся к Андрею и третьему мужчине в их компании. Андрей отрицательно покачал головой...

...Дождавшись своей очереди, Андрей подошёл к Пыльновой:
- Скажите, пожалуйста, есть ли у Вас в каких-нибудь номерах отдельный душ?
- В люксах есть, - неохотно сообщила Пыльнова. - Вам одноместный или двухместный?
- Одноместный, - ответил Андрей, виновато покосившись на спутников. - Сколько за ночь?
- Семьсот. На сколько брать будете?
- Да тоже, пожалуй, дня на три, - решил Зимин, протягивая паспорт и нужную сумму.
- Андрей... Зимин... Москва... Номер четырнадцать, второй этаж, - объявила тётка, записав данные Андрея, вернула паспорт и сняла с крючка в небольшом шкафчике со стеклянными дверками потёртый ключ с большой дюралевой блямбой. Стёкла в дверках были мутными, но Андрей всё же смог разглядеть: отсутствовали лишь ключи, выданные Ивану и девушкам, все остальные ровными рядами висели на своих местах. Приехавшие в Красносеверск разношёрстные туристы были в гостинице единственными постояльцами.
His Shadow
Дорога… Блуждая по непонятным улицам недвижимого города взглядом, в полусонном состоянии, нагоняемом утомляющей тряской, невольно осознаёшь размах этой западни…
«Оно хоть того стоило? Переться в такую дыру ради сомнительных премиальных и прочего… Нет, всё-таки не надо было строить из себя «профессионала» перед боссом. Слишком это накладно получилось… А что там сейчас без меня твориться? Кто знает, может один из этих волков сейчас подогревает шефа на повышение вместо меня? Хмм… Но ведь и этот шакал Серёга, и эта бестия Маринка отказались. Совершеннейшая, непростительнейшая ошибка перед Иван Санычем… нашим Иваном Грозным. Да, они явно сглупили, струхнули перед этим «крыжополем» в заднице мира, а я нет. Как он был зол на них, – наружу вырывается злорадная улыбка, - Да и дельце-то это ещё там в отделе попахивало гнильцой, а уж тут-то… Явно нечистое дело… Эх, мы б сейчас с Некитом и Ромкой в поисках цыпочек по клубам гоняли… [censored]! Какой чёрт меня дёрнул сюда ехать?»
В сонных раздумьях Алексей почти пропустил момент остановки, однако вовремя спохватился, отогнал от себя дрёму, взял вещи и прошёл на выход, ровно вписавшись в очередь выходящих на третье место.
Только на улице перед автобусом отойдя в сторонку дабы не загораживать проход остальным выходящим, он смог оглядеться по сторонам и, уже ничему не удивляясь, заметил про себя:
«Мда… Угораздило меня, - а охватив вниманием и походные сумки, и направление других пассажиров в сторону потрёпанной гостиницы, заметил, - Угораздило всех нас.»
Алексей взял уверенный шаг, догнал и даже перегнал кого-то в том самый момент, когда открылась дверь, видимо после коротких переговоров и громкого лаянья. Пройдя вслед за остальными внутрь, ему пришлось ожидать очереди. Коротая время и нудные расспросы, из которых едва выбирал полезную информацию, он устало и в то же время сосредоточено наблюдал за каким-то движением в тёмном углу холла. Что-то маленькое прошмыгнуло там, что невольно приковало внимание и мысли секунд на тридцать. Наверное, мышь… или крыса. Чёрт бы их подрал. Хоть бы за санитарией следили!
Невольно вклинившись в застопорившийся разговор какого-то парня с… (как её там? – ну, неважно):
- Здрасте, уважаемая. «Люкс»-то, надеюсь, без нежелательной «живности»? – спросил Алексей, делая ненавязчивые смысловые ударения на нужные слова. – Как бы там ни было, дайте, ради Бога, самый лучший.
С этими словами он протянул тысячную купюру
- Имя, Фамилия, город. - Проигнорировав вопрос о "живности" ответила Пыльнова. - Ваш номер будет десятый.
- Алексей Дэгерин. Санкт-Петербург. На один день… - глядя на то, как она начала копошиться за сдачей в какой-то «сумке» очень неприглядного вида, выглядывающей из-за стойки, с открытием которой почувствовался едва заметный «аромат», - Хотя ладно, сдачи не надо… оставьте себе… на чай, - ответил он, изо всех сил пытаясь состроить дружелюбную улыбку.
Пыльнова кивнула и выдала ключ. Незапланированный приработок явно порадовал работницу гостиницы - она даже умудрилась улыбнуться.
- Пожалуйста, вот вам ключ. Номер десять, второй этаж, недалеко от лестницы.
- Спасибо. Приятного вечера.
Расписался, повернулся к ней спиной по направлению к лестнице, улыбка тут же сменилась чем-то недобрым.
«Вот, мымра.»
Вслед за уже поднявшимися постояльцами Алексей неспешно и даже с некоей осторожностью взбирался по этой лесенке, невидавшей капремонтов видимо никогда. Царивший полумрак коридора отдавался ходьбой и шуршанием «гостей» на расстоянии нескольких комнат от нужной. На лестнице послышался поднимающийся топот последнего.
«Эх, если тут такое, что же ждёт меня на "работе"? Вашу ж мать…» - побрякивая ключом перед десятым номером, подумал он.
Серина
- Угу, - кивнула Марина, взяв протянутую Дашей купюру, - Спасибо. У меня тоже не густо - только для этого, - она кивнула на Шаха, - корм.
Ключ сделал два оборота в замке, и дверь открылась. Марина прошла в тесную прихожую с видавшим виды шкафом производства СССР (или еще какой-то из дружественных держав) и двумя дверьми, которые, судя по всему, вели в спальню и ванную.
Жилая комната тоже была не слишком большой, с двуспальной кроватью и, как и пообщала Пыльнова, холодильником и телевизором. Мебелировка дополнялась еще одним шкафом, двумя тумбочками и столом.
- Не так все и страшно. Посмотрим, что там с ванной... - протянула девушка, подходя ко второй двери.
В ванной все тоже оказалось весьма терпимо. Сантехника была на месте и даже работала, зеркало, хоть и мутное, тоже присутствовало.
- В душ и спать... сил нет, - произнесла Марина, сбрасывая рюкзак на пол около тумбочки.
Она открыла окно, выходящее на площадь, в комнате сразу повеяло прохладой и стал потихоньку выветриваться столь характерный для нежилого помещения запах пыли и сухости. Девушка достала из рюкзака ноутбук, тут же перекочивавший на подоконник и небольшую коробку из зеленого пластика и убрала в морозилку, предварительно вытащив оттуда за хвост одну серую мышь. Шах свою порцию корма все-таки должен был получить.
- Я пока буду его кормить, так что можешь занять ванную - сказала она Даше, садясь на подоконник.
Марина не стала заставлять птицу приходить на перчатку, а просто сразу отдала ей корм и свободной рукой подняла крышку ноутбука. На экране высветелось напоминание о том, почему она так резко решила сорваться в эту глушь - окно аськи, с несколькими последними сообщениями:

Sokolnica: (21:24)
Не звони больше, пожалуйста. Мы все сегодня обсудили, этого достаточно.
Sokolnica: (21:25)
Только вещи свои забери.
Ворон: (21:27)
Хорошо. завтра заеду. Увидимся.
Пользователь Ворон вышел из сети
.

Она свернула окно переписки и углубилась в чтение статьи, позаимстваванной с англоязычного ресурса, которую предстояло перевести для птичьего форума, пока Шах на перчатке рвал белую лабораторную мышь из университетского вивария.
Ясень
Даша, почти сразу же воспользовалась любезным предложением ванны, поэтому как и чем занималась Марина она не видела. Ванна была необходима так и ей самой, так и лапам Норда. Преодолевая неприятие, возникавшее у ней к казенным вещам, девушке было достаточно трудно зайти в гостиничную ванну, она как можно быстрей помылась, смыв дорожную пыль и грязь, следующим на очереди был Норд.
- Давай тут мы не будем проявлять неудовольствие и характер, а? - устало сказала Дарья собаке, которая лапы мыть и вобще мыться не любила. Нет, Норд обожал купаться, но когда берут, ставят и намыливают...
- Я все, - сообщила Даша Марине, выходя с ванной и убрав все за собой, пес по хозяйски обследовал все углы временного обиталища, - Теперь только покушать...
Пытающийся мышковать не понятно на что пес на слово "кушать" мигом навострил уши и вопросительно тявкнул.
- А кушать тут похоже будешь только ты.... - Она достала из рюкзака заботливо завернутый в слои целлофана кусок рубца и опять пошла в ванну уже мыть. Помыв и нарезав мясо в спартанских условиях: на тумбочке и прихваченной для этого дела разделочной доске, она ссыпала его в миску и придвинула носком ноги к собаке.
- Извини дорогой, как всегда , разносолов нет, мне нет времени тебе готовить. И себе впрочем тоже.
Ещё порывшись в рюкзаке она все таки с радостным вскриком достала эти несколько сухарей в тканевом мешочке, сама сушила.
- По сравнению с животными, - девушка бросила взгляд на Шаха, поедающего мышку и Норда работающего челюстями, поедая полную миску говяжьего рубца, - Наша пища скудна... Кстати, а чего тебя в эту глушь понесло, если не секрет?
Гайтахан
Пост написан при участии Мендковича.
Постепенно все приехавшие разошлись по номерам. Последним холл покинул Иван, долго и грустно рассматривавший охранника. Интересовала его, видимо, не столь внешность, сколь форма последнего - а там было на что посмотреть. Форма была хоть и старая, посеревшая от времени, но интересная. Наплечный шеврон с эмблемой фирмы был выполнен в виде черного варяжского щита "обратной каплей", посередине его красовалась белая снежинка, а по краям шла надпись на двух языках - "ЧОП Вьюга". Снежинка казалась какой-то неправильной странной, и только спустя мгновение стало понятно - в ней было не шесть лучей, как обычно, а восемь. На спине у охранника красовалось то же самое название, теми же двумя языками. При этом второй язык был отнюдь не английский. Иван хорошо знал этот язык - его родной саами.
Рассматривая все это, Иван узнал, что обычный номер стоит четыреста рублей за сутки, расплатился, зарегистрировался и, получив ключ от номера 6, направился по лестнице.
Отличия общего номера от люкса заключались в отсутствии телевизора с холодильником, а также в том, что санузел был один на два номера. Ну, еще обычный номер был поменьше.
His Shadow
Оборот ключа. Скрип двери. Щелчок выключателя.

«Куда я попал?.. Это реально “люкс”?»
Хотя теперь уже до лампочки. Стены, крыша и кровать есть… какие-никакие. Добро пожаловать, товарищ Дэгерин, в светлое прошлое!
Осмотревшись по комнаткам и закрыв изнутри номер, Алексей положил чемодан в один из шкафов, бросил портфель на стол. Повесив пальто, достал оба мобильных… Как это «Но Сигнал»? Сеть недоступна… Бывает же такое.
Глядя на непроглядную темень за окошком, бросил усталый взгляд на часы, с минуту составил четкий план назавтра в голове. Что ж поздновато - пора на боковую…
mendkovich
Иван придирчиво осмотрел номер, запер дверь изнутри и накинул кольцо ключа на дверную ручку, на случай если какой-нибудь умник захочет повернуть ключ снаружи. Извлек из рюкзака пару яблок и бутылку воды и угрюмо принялся имитировать ужин.
Сказывалась не только нехватка пищи, но и сильные подозрения, что в город он приехал зря. Конечно, случайные наблюдения за охранником и водителем автобуса мало что значили, но что-то подсказывало, что завтра он найдет еще не мало свидетельств наличия чьей-то жесткой руки, которая поддерживает порядок в городе. Причем жесткий настолько, что развернуться без участия обладателя этой лапы просто нереально.
Эмблема охранника подсказывала, что слухи правдивы и без местной группировки "детей Королевы" здесь не обошлось. А с этими - пойди договорись. Упрутся рогом, решат, что своя делянка пусть и бедная, дороже чем потенциальная выгода от бучи. В лучшем случае - пошлют, куда подальше, скажут: "Идите, детишки, своею дорогой". В худшем - спустят в озеро как тех братков, которые наезжали на комбинат в 1990-е.
Единственное, что внушало надежду - всеобщая бледность. Если комбинат здесь действительно останавливали с нарушениями, как шептались в Н-ске, то город может быть действительно больным. Тогда есть проблема - решение которой местным зубрам не по силам, значит - есть что предложить.
Вывод: завтра нужно попытаться наведаться в больницу или поликлинику, чтобы попытаться разжиться местной статистикой. Пока неясно кем лучше прикинуться. Экологом из Гринписа (за общую безграмотность, нелепые войны с мобильниками и ГМО Иван их тихо ненавидел)? Аспирантом какого-нибудь московского института? Представителем Н-ской фирмы по продаже ингаляторов? Надо подумать.
Могут понадобиться деньги на взятку, тогда самому будет хватать в обрез. Может разжиться на ком-нибудь из попутчиков? Человек в черном похож на коммерса средней руки, если приехал сюда налаживать контакты, то может заценить некоторую информацию и за нее заплатить...
Если не получится с ним и вообще, то можно попытаться зацепить за девушек: на их фоне он по крайней мере не будет бросаться в глаза и вызывать дурных мыслей. Ну, кто поверит, что кто-то из этой компашки со зверьем приехал сюда, чтобы...
Но эти мечты Иван отложил как недочитанную книгу, поставил будильник на раннее утро и решил ложиться спать.
Parkan
Поднявшись по тёмной лестнице, Андрей вышел в коридор второго этажа. Тихо, пусто, ряды закрытых дверей по обеим стенам, и лишь из-за одной пробиваются отблески света и приглушённые голоса. Девушки устраиваются на ночь.
"Постучать, уточнить насчет завтра?", подумал Андрей, шагая к своему номеру. "Нет, поздновато ломиться... А, ладно, не потеряемся".
Дверь в номер 14 была совсем рядом.
..."Чёрт. Чёрт. Чёрт! До чего же кошмарная вода в этом гадюшнике!"
Да, гордое звание "люкс" номер явно не оправдывал. Скорее уж заставлял задуматься: какого же качества тогда в этой Богом забытой гостинице обычные комнаты? По всему выходило, что в палатке за городом, возможно, и то уютнее. Трубы в душе понятия не имели о такой вещи, как капитальный ремонт, и вполне себе могли помнить те времена, когда запасы апатитов ещё не иссякли. Помыться под ней ещё можно было, но пить... Нет, пить такую воду Андрей, во время короткого душа поневоле попробовав её на вкус, совсем не хотел.
"Как здесь ещё живет кто-то?"
Увиденное уже вызывало смутное сожаление об оставленном дома спальнике, но хотя бы постельное бельё в "люксе" оказалось чистым и относительно свежим, хоть и не новым. Пытаясь обмануть пустой желудок, Андрей допил остававшийся в термосе холодный чай, запер дверь, оставив ключ в замке, и лёг, выставив будильник в мобильном телефоне на 9.00. Мышцы после целого дня пути ощутимо ломило, ныли натруженные ноги.
"А всё-таки странная надпись у того охранника на эмблеме", уже в полудрёме припомнил Зимин. "Незнакомый язык..."
..и провалился в сон.
Гайтахан
Первый день путешествия подошел к концу. Путешественники готовились ко сну в не самых уютных, но сносных номерах. А за стенами "Северной" завывал ветер. По коридору пару раз кто-то прошел, скрипя половицами, но больше никаких звуков слышно не было.
Ближе к полуночи, однако, ветер усилился. Он завывал в ветвях деревьев на площади и между домами, налетал порывами и тревожил поржавелую кровлю гостиницы. Луну окончательно закрыло тучами, за окнами было темно и неуютно. А потом в песню ветра вплелся какой-то другой звук. Низкий глуховатый гудок, больше всего похожий на старые фабричные. Он донесся со стороны промзоны. А через некоторое время после этого на фоне завывания ветра из коридора гостиницы раздалось... что-то сильно напоминающее не то разговор, не то тихое пение. Звуки были неразборчивые, но они явно были.
Серина
По сравнению с животными наша пища скудна... Кстати, а чего тебя в эту глушь понесло, если не секрет? - услышала девушка вопрос Даши, только сейчас обратив внимание на то, что та уже в комнате и отвела взгляд от ноутбука.
- Ой, изини, зачиталась... Решила отдохнуть и сменить обстановку.. а тут очень вовремя эта экспедиция подвернулась. Да и север давно хотела посмотреть, - уточнять, что она попросту сбежала, вцепившись в эту экспедицию, словно утопающий в соломинку, ей не хотелось. "Вернемся - будем разгребать, а сейчас - хоть потоп".
- Ну, еще денек с таким питанием и я сама задумаюсь о том, что мыши - не худший вариант, - усмехнулась хозяйка кречета. Последний с довольным видом проглотил мышиный хвост и начал усиленно вертеть головой во все стороны, - ладно, я в душ, - Марина ссадила кречета на присаду, напоминающую одноногую табуретку с небольшой круглой сидячей площадкой, обитой зеленым ковролином (ее она в разобранном виде привезла в рюкзаке) и скрылась в ванной.
Марина стояла под струей не самой лучшей в ее жизни воды. Но сейчас и этого было достаточно - она помогала смыть с себя усталость, липкое ощущение, осавшееся вчерашнего разговора и понимания того, что сегодня она просто испугалась, сбежав на первой электричке. Главное, чтобы сестра с ним не ругалась, а спокойно отдала вещи...
- Все, я вышла - сказала Марина, появившись в комнате спустя пять минут, - ложимся? Я на сегодня, кажется, исчерпала весь запас прочности, - с усмешкой произнесла она, параллельно выставляя будильник. - Я в шесть встаю, пойдем летать с этим вот красавцем, - она кивнула на Шаха, - Если не слишком рано, буду рада вашей с Нордом компании.
Ясень
( с Сериной и Гайтаханом)
-Да нет не рано, - Даша зевнула, - я ж с ним до учебы гуляю, а это примерно как раз шесть  утра и выходит. Охранять! - последнее относилось уже к Норду, который, повинуясь команде лег у двери. Девушка уже легла на свою половину кровати и приготовилась уснуть...как услышала странные звуки, да и пес стал волноваться
- Это там что происходит? Что за песни-пляски.
- Ну и замечательно, тогда до утра, - сказала марина, поворачиваясь лицом к окну. Она почти уснула, когда в комнату ворвались неясные звуки.. - Это еще что такое?.. - девушка поднялась на локтях, вслушиваясь. Около кровати Шах рвался с присады, стараясь добраться до окна. Все это Марине однозначно не нравилось: - Я выгляну в коридор...
- Да я вот тоже хотела это предложить, - вскочила Даша, девушка спала не раздеваясь, не любила она раздеваться в поездах и прочих казенных местах. - Норд, пойдем.
- Ладно, я сейчас - сказала Марина, уже натягивая джинсы. Девушка поднялась с постели и, не слишком аккуратно повернувшись, смахнула с тумбочки колоду таро. Карты разноцветным веером полетели на пол, глухо ударяясь об него, и все, кроме одной, упали рубашкой вверх. Единственной открытой оказалась Восьмерка Мечей, которую Марина подобрала, на секунду, вглядываясь в темную глубину картинки. Впрочем, заставлять себя ждать ей не хотелось, и, кинув злополучную карту на кровать, она пошла к двери, по дороге беря на руку птицу. Марина распахнула дверь, ожидая увидеть там все, что угодно.
В коридоре звук был слышен значительно отчетливее. Это действительно было пение - глухой мужской голос выводил что-то заунывное на неизвестном языке под незамысловатый аккомпанемент каких-то народных инструментов. Песня была какой-то угнетающей, даже жутковатой. Но источник ее оказался вполне прозаическим - древние советские репродукторы гостиничной радиосети. Очевидно, кто-то запустил запись из радиорубки.
- Это откуда? - Недоуменно спросила даша, отпуская пса в коридор. чтобы он порыскал и что нибудь (а вдруг!) нашел. Пес стал бегать по коридору взад-вперед, к чему-то принюхиваясь, и периодически на что-то порыкивая. - Может администратор ночью...развлекается?
- Тогда я, пожалуй, выскажу администратору все, что думаю о подобных развлечениях. - Марина была настроена решительно и ждать, пока Пыльнова разрешит ей поспать не собиралась. - Я вниз, пообщаюсь с этой мадам по поводу таких интересных способов привлечения клиентов.
В это время в дальнем конце коридора "нарисовался" темный силуэт.
- Вам тоже не спится? - поинтересовалась Марина у силуэта, пытаясь разглядеть в темноте и без контактных линз, кого принесла нелегкая
Даша просто свистнула, подзывая пса поближе и следя, чтобы он не смел броситься. Пока что.
- Все в порядке. - Ответил неизвевстный. Голос его, слегка хриплый, был незнаком.
- А вы , собственно, кто? Тоже с экспедиции?
Марина была уверена, что голос не принадлежал кому-либо из туристов, но промолчала, ожидая, что ответит мужчина на дашин вопрос.
- Охранник я.
- Как хорошо! А вы не могли бы передать администратору, что нормальные люди ночью спят, а не слушают народные песнопения? - с нажимом спросила Марина
- Администратор отошла. - Голос охранника был абсолютно безэмоциональный. - Что ей передать?
- А откуда музыка-то? - влезла Дарья, разумеется в самый неподходящий момент.
- Я, разве, неясно выражаюсь? - Марину безумно раздражали люди, отвечающие всем стереотипам о твердолобых охранниках - Что я хочу спать, а не наслаждаться народным творчеством. И вырубите это радио, -несмотря на резкие слова, голос девушки был спокоен.
- Не положено.
- Кем не положено? Почему? - Даша. Если честно, начала немного раздражаться, с ней это бывало.
- Боже мой, вы издеваетесь?.. У вас положено по ночам концерты устраивать?- Я предупрежу администратора, трансляцию сделают тише, чтобы в номерах не слышно было.
- Трансляцию погребальной музыки что ли? - проворчала под нос себе Даша, видя, что все таки дело решается.
- Я надеюсь, Вы не забудете об этом. А что это за музыка, кстати? Или это рассказывать тоже не положено?
В ответ на это охранник выдал нечто на неизвестном языке. Видимо, это произведение так и называлось.
- Эм, а по-русски можно? Это же какое-то из местных наречий?..
- Это не переводится.
- А аналог?
- Песня матери.
- Мда... несчастная мать...
В это время песнопение закончилось.
- Ну, наконец-то, теперь можно спокойно отдохнуть, а устроить Пыльновой допрос с пристрастием я предлагаю утром.
- Ага, странные они какие-то, - поддержала Даша и первой направилась в номер, пытаться заснуть.
- Спокойной ночи. - Охранник повернулся к двери на лестницу, брякнул ключами и открыл ее.
- То есть, двери на лестницу ночью закрыты и мы тут под замком?.. Интересная картинка, тебе не кажется? - Марина обратилась к Даше
Охранник в это время, видимо, уже спустился вниз. Запирать дверь на лестницу за собой он уже не стал.
-А? - Даша резко обернулась, - нас что, запирают как диких зверей? Или что-то от нас запирают...Не думаю что нас оберегали бы...
- Это уж точно - пробурчала девушка, поглаживая сокола по грудке, - разбираться будем утром... - фразу она договорила уже заходя в номер
Угу. - Даша отпустила ошейник пса, который ещё в коридоре цепко, судорожно, сжала пальцами, - А теперь спать, да.
Ветер за окнами постепенно стихал.
Уже засыпая, Марина негромко, но разборчиво пробормотала: - Восьмерка мечей... это не просто так.
mendkovich
Иван тяжело вздохнул: завывания репродуктора откровенно мешали спать. Подойдя к двери он-таки разобрал, чего хочет от жизни неизвестный певец и сперва чуть с перепугу не ухватился за оберег на груди.
Впрочем, вслушавшись и поняв смысл песнопения (какой-то незнакомый диалект, но, в общем, понятно), он успокоился: обычный речекряк в духе "Нью Айдж". Автор песенки явно смутно себе представлял к кому обращается и чего хочет. Действительно, редкий бред можно получить, если смешать поверхностные представления о европейском оккультизме, русском язычестве и верованиях лопарей в одной голове. Именно поэтому дед и предостерегал от подобных опытов: нужно понимать кого и о чем просишь, а просить - в рамках полномочий и того, чего действительно нужно. Иначе в другой раз пошлют, а первый - могут и по склону скатить.
Заунывный напев, раздражал, но Иван из интереса записал пару строчек в блокнот и решил потом показать деду, предвкушая речь на тему "сколько идиотов живут в городах, а ведь через одного - ученые".

Впрочем, сам фактор песнопений - показателен. Это значит, что заправилы заботят о крепости народной идеологии, сплачивающей город. Вместо зарядки и прославления вождей по утрам - ночные камлания. То, что город целиком у них под рукой - понятно. И то, что голова у них работает неплохо - тоже.
"Блин, вот даст им Королева или лично Зима то, что просят - будет прикол... если народ эвакуировать смогут" - подумал Иван. Впрочем, это идея. Может они, как Белое Братство - ждут тотального и всеобщего... А? Тогда моя идея им должна понравиться. Самый подходящий Армагедец: битва бобра с ослом, приезд с щитами и дубинкам армий нечистого... Но здесь важно не наколоться, а то, что у них там в голове за каша понятно не вполне. Надо будет аккуратно выяснить, кого из духов они чтут как союзников, а кого наоборот. И подставить нужное имя.

-Как хорошо! А вы не могли бы передать администратору, что нормальные люди ночью спят, а не слушают народные песнопения? - громко потребовал голос из коридора.
Это возмутилась песнями народностей одна из попутчиц. Отвечавший мужской голос включал дурака и бубнил что-то про отошедшую дежурную. Мужику, наверно, было стыдно, как если бы его застукали за игрой в салочки. Должен же понимать, что их моления производят на свежего человека сложное впечатление.
Впрочем, хорошо что в драку не полез... Мог бы обидеться. Хотя, стоп.
Кто это? И что он делает на лестнице?
Иван вслушался в дальнейший разговор.
Гайтахан
Ветер постепенно стих. Ночь прошла без каких-либо происшествий, разве что пару раз по номерам пробегали крысы.
Утро выдалось ясным, но ветреным. При дневном свете из окон можно было рассмотреть площадь более внимательно. Она явно была одной из самых больших площадей Красносеверска. Небольшие группы деревьев, остатки клумб, на дальнем конце - автобусная остановка. Гостиница и еще три здания образовывали полукруг с одной стороны площади, с противоположной же находились крупный двухэтажный магазин с вывеской "Унииверсам "Красносеверск"", старая пожарная часть с высокой каланчой и какие-то еще здания. За ними тянулась промзона.
По дороге периодически проезжали машины, первые автобусы, появились немногочисленные прохожие.
Серина
В шесть мобильник привычно завибрировал около подушки, вот-вот собираясь запеть низким голосом Эллы Фитсжеральд. Неспокойная ночь давала о себе знать: организм был категорически против подобной побудки, глаза не открывались и даже птица еще спала (проснувшись, Шах всегда первым делом проверял крепость присады, о чем сообщал звон конструкции из металлического кольца, вертлюга и карабина). Последнее, в принципе, было не удивительно - Марина как-то совершенно упустила из виду, что на Севере солнце в это время года всходит чуть ли не после восьми утра, а для дневных хищников именно это является критерием наступления нового дня. В общем, взвесив про себя все "за" и "против" и посмотрев на мирно спящую на другой стороне кровати Дашу, девушка решила переставить будильник на более позднее время. В темноте нормальной тренировки не выйдет все равно, а здоровый сон - залог хорошего настроения. Она вернула телефон на прежнее место и мгновенно уснула.
В следующий раз сигнал прозвенел, когда на улице было уже почти светло. Шах с интересом оглядывался по сторонам, явно ища еду. "Размечталася. Кто не работает - тот не ест, так что, сначала тренировка, а там - посмотрим на твое поведение" - подумала Марина, глядя на белую птицу.
Девушка тихонько встала и подошла к окну. Утром город выглядел несколько более жилым, чем несколько часов назад, но все равно производил достаточно угнетающее впечатление. Одинокие прохожие, небольшое количество транспорта - только этим и дополнился вчерашний пейзаж. Усевшись на широкий подоконник (это, пожалуй, было именно той деталью, за которую она обожала старые дома), Марина попыталась разложить в голове все, что произошло за последние сутки.
Новые знакомые... Даша - весьма приятная девушка. Может, они могли бы стать подругами, хотя рано что-то говорить после нескольких часов общения. Иван - немного "себе на уме", хотя, судя по всему неплохо знает местные обычаи... Надо бы у него спросить про ночное представление. С Андреем они еще не успели толком пообщаться (надо бы исправить, но всему свое время), но он не производил отталкивающего впечатления. Про последнего члена экспедиции сказать ей пока было нечего.
Планы на утро вырисовались вполне определенные: позаниматься с Шахом, поесть, позвонить домой с почты и все-таки заняться тем, зачем они все собрались в этом богами забытом месте.
Ясень
Даша проснулась от марининого будильника почти мгновенно, сказались опыты утренних прогулок. На первый звонок она решила не реагировать, вдруг её новой знакомой захотелось побыть одной? Хотя уснуть она уже не смогла, накатили воспоминания, воспоминания вертелись вокруг этой поездки.
" - Дашка!! - в просторном коридоре родного университета вопль прозвучал неожиданно громко, но и что ожидать от её лучшего друга? Все время куда-то спешащего, торопящегося и вопящего на пределе голосовых возможностей. - Тут такое!
- Что "там" такое? - лениво спросила девушка, притушив пыл младшего товарища. Товарищ действительно был её младше на пару лет, но это не мешало с ним общаться.:родители дружили, ну и они следом.
- Экспедиция намечается, у одного моего знакомого, ты его не знаешь. А он пойти не может...и я не могу. - лицо паренька погрустнело, приняв выражение морды Норда ,когда тот "оправдывался".
- Хотите я съезжу и расскажу, что там?"

На этом моменте воспоминание были прерваны будильником и окончательно проснувшейся Мариной.
- Утро доброе? - сонно поинтересовалась Даша, она потянулась и встряхнула головой, отгоняя остатки сна, - Гулять пойдем?
Магическое слово произвело обычный эффект в виде собаки, метнувшийся под дверь и поскуливанием просящей, нет, требующей немедленной прогулки.
mendkovich
-Утро красит ярким светом... - пропел Иван и выглянул в окно. Там, казалось, был самый обычный северный городок. Немного машин, немного людей. Контуры пустой по выходному дню промзоны вдалеке.
Спать почти не хотелось, идиотские ночные моления и охранник, шлявшийся под дверями, особо не испортили настроение и не прогнали сон.
В сущности, если оставить в стороне языческие мотивы, Красносеверск самый обычный город со своими бедами и радостями. А порядок - это даже хорошо, наверняка в поликлинике есть дежурный, с которого можно попытаться получить отчетность о заболеваниях носоглотки.

Подняв себе настроение этими нехитрыми мыслями Иван принялся за зарядку, а потом отправился в ванную, чтобы довольно фыркая умываться холодный с железными вкусом красносеверской водой.
Когда он вытирался, у него даже возникло странное убеждение, что его лично еще ждут великие дела. Он мечтательно улыбнулся и стал одеваться тихонько напевая старую полузабытую песню: "Вот опять на снегу тени от фонарей расстелила розовая звезда...".
Надо поискать остальных, особенно этого... в черном. Кстати, как его зовут?
Parkan
Несмотря на выставленный на 9 утра будильник, Андрей поднялся около восьми - как ни странно, отдохнул он достаточно неплохо. Посреди ночи, правда, был один на редкость пакостный сон: Андрей брёл по заснеженной равнине, по колено проваливаясь в сыпучий сухой снег. Бушевал беспощадный северный ветер, безжалостно секла лицо злая вьюга, снег забивался в обувь, налипал на куртку, высасывая последние остатки тепла. И не оставляло ощущение внимательного холодного взгляда в спину... С трудом вырвавшись из вязкой леденящей мутотени, Андрей постарался укутаться получше. До затуманенного сознания неразборчиво доносилось какие-то заунывное пение, потом послышались более близкие и более звонкие голоса (кажется, кто-то с кем-то спорил), но выяснять, в чём дело, Зимину было лень. Пригревшись, Андрей снова заснул, и больше его в ту ночь ничто не беспокоило...
Покемарить ещё часок как-то больше не тянуло, и молодой человек отправился умываться. Почистив зубы, Зимин мрачно посмотрел на своё отражение в мутном зеркале, поскрёб отросшую щетину - как назло, бритву-то он, собираясь в дорогу, и не прихватил.
"Не забыть купить..."
В последний раз прополоскав зубы местной железистой псевдоминералкой, Андрей с кряканьем и уханьем обтёрся холодной водой, вытерся насухо сероватым гостиничным полотенцем и вернулся в комнату, прикидывая первоочередные дела.
Главным из них было перехватить девушек, пока не ушли - всё-таки выехали в одну экспедицию, хоть и не сразу друг друга признали. Потом следовало найти какую-нибудь столовку-кафешку или, на худой конец, продуктовый - например, сходить в расположенный напротив универсам.
"Универсам... Слово-то какое! В Москве, пожалуй, ни одного и не найдёшь уже, сплошь "супермаркеты"".
Одевшись, Андрей отобрал из большого рюкзака ту часть пожиток, которая могла пригодиться на необременительной рекогносцировочной прогулке: деньги, документы, карта с отмеченными объектами (вспомнив вчерашнюю поездку, Зимин поставил крестик там, где стоял безголовый памятник), фотоаппарат, блокнот с ручкой и, на всякий случай, нож в поясных ножнах. Подумав немного, телефон Андрей тоже взял - может, где-нибудь всё же ловит? Распихав всё это добро по карманам, футлярам и в поясной кошелёк, молодой человек запер дверь и отправился искать соседок.
- Девушки! - постучался Андрей в дверь комнаты номер 10. - Доброе утро!
Ясень
(с Парканом и Сериной)
Марина как раз выходила из ванной, когда из-за двери послышался голос Андрея: - Девушки, доброе утро!
- Я открою? - девушка оглянулась на соседку по комнате.
- Открывай, - кивнула спешно собиравшаяся Даша, против гостей она ничего не имела - только сейчас.
Она быстро подошла к своему питомцу и схватила его за ошейник, нет, она не опасалась, что тот нападет на нежданного гостя, только вот открытая дверь могла смутить ожидавшую прогулки собаку. И действительно, пес с крайне недовольным видом позволил себя оттащить, недоуменно оглядываясь на хозяйку.
- Доброе, - произнесла Марина, открывая дверь, - как спалось?
- Спасибо, неплохо, - улыбнулся Андрей. - Правда, посреди ночи какой-то умник музыку включил, но его быстро заткнули.
Указав взглядом на собаку, Зимин поинтересовался:
- Какие планы на утро? В смысле, после того, как питомцев своих выгуляете.
- Выгулять, поесть, связаться с домом.. как-то так, дольше пока не думали… Составишь компанию?
- С удовольствием, - кивнул Андрей, прислоняясь плечом к косяку двери. - Собственно, у меня планы те же, разве что звонить не нужно. А потом предлагаю прогуляться к местным объектам, посмотреть, куда имеет смысл заглянуть в первую очередь.
- И как можно быстрее, - поддержала идею Даша, - А то тут некоторые гулять хотят, на волю рвутся что есть мочи.
- Угу… а на счет музыки ночью - убила бы, если честно. Я, конечно, люблю народное творчество, но не до такой степени.. Надо бы у администраторши спросить, что это было.
-Ну, мне показалось, это было что-то из местного фольклора...
- Тогда чего мы ждём? - Зимин посторонился, давая коллегам по экспедиции возможность выйти из номера. Потом поинтересовался: - А с кем вы ругались потом? С исполнителем?
- С охраной... правда, добились немногого и уж точно не ответов...
Первой возможностью выйти воспользовался пес, с крейсерской скоростью вылетевший с номера. Правда, потом он был отловлен и быстро прицеплен на поводок.
- А охрана там странная, - поддержала "светскую" беседу Дарья, - И лестница с чего-то закрыта была...
- Странная - это мягко сказано. Впрочем, я думаю, все выяснится...
Марина вышла из номера последней, держа на перчатке Шаха, и закрыла дверь.
- Давай помогу, - Андрей придержал дверь, давая Марине возможность без помех провернуть ключ в замке. - Ну что, пошли?
- Спасибо, - девушка улыбнулась Андрею, - Пошли...
- Кого послать? - ответила привычной шуткой на данное слово Даша, стоявшая чуть ближе к лестнице. С собакой она все же справилась и решила идти наравне со всеми, а не убегая вперед, опять таки невежливо так.
Вышедших из гостиницы туристов встретил привольно гуляющий по открытой площади ветер. Было светло, по небу резво бежали небольшие рваные облака, но солнце пока ещё оставалось невысоко над горизонтом, скрываясь за домами. Народу на улице было мало: и час ранний, и городок - не столица. Местные жители шли по своим делам, пару раз Андрей заметил мамаш, явно ведущих детей в детский сад. На Андрея с Дашей внимания никто не обращал, но вот птичку прохожие заметили. Люди бросали на Шаха любопытные взгляды, иногда ненадолго останавливались поодаль, а когда сокол взлетел, даже начали показывать пальцем. На этом фоне на Норда никто и внимания не обратил... Но на то, чтобы подойти и о чём-нибудь спросить, интереса ни у кого не хватило, ну или , возможно, люди просто стеснялись.
Даша, пользуясь случаем, отпустила собаку побегать, раз уж начались тренировки. Поотнимать и побегать за палочкой, это Норд любил всегда. Марина тем временем раскручивала на длинном шнуре вабило, заставляя Шаха атаковать игрушку из голубиных крыльев, пришитых к кожаной основе.
- Ну и куда дальше? - мимоходом спросила девушка.
- В магазин. Я все еще мечтаю о вчерашнем ужине, - усмехнулась хозяйка сокола.
- Согласен, - поддержал Андрей направление в сторону еды: - Главное, чтобы он уже открылся. Минут двадцать вам на тренировку хватит? Я тогда схожу, проверю, и вернусь сюда.
- Хорошо. Думаю, управимся, - произнесла Марина, глядя вверх, на сокола, пытающегося догнать вабило.
Кивнув, Зимин быстрым целеустремленным шагом направился к универсаму.
Даша проводила его задумчивым взглядом, попинала для отрастки пару камешков, чтобы пес за ними погонялся, и взяла вышеупомянутого питомца на поводок, здраво рассудив, что свои дела тот может сделать и с ограниченной подвижностью.
Марина безумно любила смотреть на охотящихся хищников. Поэтому кречет, камнем падающий на добычу, вызывал у нее чувства восторга и восхищения. Шах, с довольным видом разорвав мышь, прикрепленную к вабилу, вернулся на перчатку хозяйки.
- Красив, - уважительно отозвалась о соколе Даша, вложив в короткое слово восхищение и красавцем-соколом, и его хозяйкой, сумевшей содержать и воспитывать такую грозную птицу.
His Shadow
(с Гайтаханом...)

«Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой…» - в 7:15 ожил мобильный телефон.
- Твою мать! – уже пожалевший в первые секунды пробуждения, что поставил эту мелодию на будильник в поезде от нечего делать, вскочил Алексей. Секунды соображений о том, где и зачем он вообще находится, обернули привычный ход вещей.
Совершив жалкое подобие зарядки, он отправился в ванную. Не очень приветливый холодноватый душ окончательно пробудил от сонливости.
На улице только рассветало, поэтому было ещё довольно темно. Натянув штаны и надев чистую рубашку, молодой человек принялся за брошенный вчера на столе портфель. Там к своему счастью он обнаружил бутерброд, который не смог таки осилить во время поездки. С энтузиазмом прикончив его, начал разгребать бумаги…
«Так. Копия. Дом шахтёра и вся фигня при нём. А где адресок?.. А вот: проспект Ленина… ЗАО Горняк… Первым делом копии… А где этот как его? А вот. Блин, пожрать бы. Так Ленинградская 1… или 3. Хм. Ну, с этим всё ясно. Неплохо где-нибудь завтрак перехватить. Что ж на часах 7:57. Погнали?»
Застегнул портфель, накинул пальто, надел ботинки. Алексей запер за собой дверь и довольно непринуждённо, даже по-хозяйски, направился по лестнице в холл.

Внизу у стойки о чем-то негромко разговаривают молодая женщина в темно-сером свитере и джинсах и высокий жилистый мужик в форме охранника. Видать утренняя смена. Алексей, уверенно подойдя к стойке, привлёк к себе внимание, облокотившись на неё боком:
- Доброе утро! Как служба? – с почти искренней улыбкой бодренько произнёс он.
- Доброе утро. - Ответила женщина. - Дежурный администратор Прахова, чем могу быть полезна?
- Я смотрю в гостинице у вас сервис без надобности… - показушно оглянувшись, начал молодой человек, - Вот думаю: где тут у вас гости дорогие могут осуществить приём пищи?
- У нас столовая не работает, извините. Слишком редко постояльцы бывают, пришлось закрыть.
- И…
- Позавтракать можно в кафе "Метелица", это недалеко отсюда. Возле почты и Сбербанка.
- Неплохо для начала. Так неловко вас просить. Можно воспользоваться вашим телефоном? У меня почему-то связь не ловиться. Вышек что ли тут нигде нет...
- Вам по городскому или межгород?
- Второе... если можно.
- Попробуйте, но у нас связь не очень хорошая. - она показала на телефон за стойкой, - Если не получится - на почте есть переговорный пункт.
- Благодарю.
Тут Алексей достаёт мобильный, что-то на нём выискивает и принимается за допотопный агрегат связи, крутя колесо по часовой и ожидая пока оно встанет на место.
в общем межгород тут работает, но с жуткими помехами
После непродолжительных гудков на том конце послышался молодой женский голос, перебиваемый сильными помехами:
- Здрас… офис начальни… отдела обр… редитов.
- Наталь Санна? Алексей Михайлович. Здраствуйте!
- Что?.. Алексей… вы? …ндировки?
- Да-да. Связь плохая. Долго говорить не могу. Передайте, пожалуйста, Ивану Александровичу что я доехал до Красносеверска.
- Что пере… шефу?.. куда?
- Красносеверск! Я на месте. Приступаю к работе.
- Кра…ск? Ясно.
- Я ещё вечером перезвоню.
-… что?
- Не важно. До свиданья, Наташа.
- Хо… до свида…
Повесив трубку, обращаясь к Праховой:
- Говорите на почте связь лучше? Ясно. А вы ещё не подскажите: как я могу добраться до… Эм… - копаясь в памяти, - Ленинградской, 1 там кажется мэрия должна распологаться?
- От остановки на первом автобусе в сторону Ленинградской. Выходите на остановке "Озеро Снежное", там сразу увидите.
В это самое время по лестнице послышались шаги – шумная процессия прошла с животными мимо на улицу. Несколько отвлёкшись на них, Алексей продолжил:
- Ясно… Спасибо вам огромное. Удружили. Ладно, бывайте. Я вернусь, наверное, во второй половине дня. До свиданья.
- До свидания. - Кивнула Прахова.
Кивнув охраннику, который за всё время беседы только раз взглянул на него, а в остальное время прикидывался дубом, Алексей вернул аппарат, развернулся на выход и зашагал, уже не обращая ни на что внимания. На часах 8:10.
mendkovich
(Совместно с His Shadow).

Иван нагнал Алексея у самого выхода из гостиницы, улыбнулся и окликнул его.
-Ищите, где позавтракать? Я вот тоже прикидываю. Не против, если составлю компанию?
- И вам здрасте, - удивлённо оглянулся на новоявленного собеседника Алексей. - А вы кто, собственно?
Молодой человек, в которого он внимательно вгляделся, ничем особо не выделялся. Обычный парень за двадцать, среднего роста, короткие светлые волосы, широкоплечий и лицо какое-то... рельефное что ли, немного не по-русски рельефное. Встретил бы случайно - принял бы по одежде за местного жителя (заношенная ветровка, джинсы).
-Пардон, не представился: Иван - исследователь из Москвы, - отрекомендовался Иван. - Мы с вами вместе вчера приехали. А вы?.. В командировку или так? Если нужно что-то вроде консультации по городу, могу поспособствовать. Я ведь почти краевед.
Иван улыбнулся.
- Ну, здорово, Иван – исследователь из Москвы. Помню-помню… что не один досюда дошел, – протягивая руку для рукопожатия, - Алексей. Из Питера. – пожимая руки, - стал бы я сюда просто так ехать? По работе здеся… В культурно-исторических экскурсиях не нуждаюся, – ответно улыбнулся он.
-Да экскурсий я бы и предлагать не стал, - улыбнулся Иван, отвечая на рукопожатие. - Если Вас, к примеру, интересно, кто город держит и как с этим связаны ночные песнопения по репродукторам в гостинице... Слышали, наверное?
-Нет. Какие ещё "песнопения"? Я спал, как убитый.
-Были-были, по громкой связи. Девушки из 10-го даже выходили из-за них с охранником ругаться... Так вот по этим вопросам могу и проконсультировать. В рамках своих знаний... Впрочем, Бог с ними, с язычниками. Давайте поищем, где здесь перекусить можно. Наши соседи вроде бы туда потянулись.
Здесь Иван указал на противоположную сторону площади. Есть уже хотелось здорово, все-таки яблока вместо ужина для него было маловато.
- Хех. Ну, пошли.
Алексей шмыгнув носом, сорвался с места туда, где судя по всему располагалась "Метелица":
-Хы... язычники... Вы что ли из этих мест?
-Почти, я из Мурманска. Но здесь все рядом, - ответил Иван, последовав за Алексеем, который может и не знал особенностей местной религиозной жизни, но нашел ответ на гораздо более насущный вопрос: где поесть?
-Понятно, – уже не обращая внимания на Ивана, идущего сбоку, - Студент что ли? Исследователь… В такую глушь переться, - с усмешкой, - Ладно, мне хоть платят.
-Без образования – никуда, но без денег – тоже, - спокойно, но неопределенно ответил Иван на подколку. - Поэтому я здесь кое-что выясняю. Только, подозреваю, платят мне хуже... Но о делах лучше за столом поговорим. О’кей?
- Делах?.. - пожав плечами, - Ну, поговорим.
В это самое время они прошли неподалёку от гулящих с животными. «Вчерашняя птичка походу... Ишь как летает» - подумал Алексей...
-Всем доброго утра! – радостно поприветствовал Иван вчерашних спутников, чуть сбавляя шаг. Впрочем, памятуя о вчерашней вялости с общением не навязывался, лишь кивая на ответные приветствия, если таковые последовали.
До самой «Метелицы» оба молчали, словно что-то прикидывая.
Иван не любил разговаривать о делах на ходу, трудно поддерживать визуальный контакт с партнером, отслеживать реакцию, думать. Лучше поговорить за столом: Алексей, кажется, немного заинтересовался. Теперь главное четко дать понять с какой стороны масло на этом бутерброде... Только важно помнить: оказанная услуга – ничего не стоит.
Parkan
Универсам был закрыт. Причём закрыт основательно: в окнах света не было, вокруг здания оживления не наблюдалось. А стёкла витрин, судя по их виду, не мыли чуть ли не со времён Союза.
"Неужели тоже заброшен?" - мрачно подумал Андрей, осматривая неприветливый фасад. Впрочем, на дверях присутствовала табличка со временем работы, согласно которой магазин открывался с 10 утра.
"Мда, почти полтора часа ждать... Не вариант!"
Оставалась ещё слабая надежда на магазинчик поменьше в том же здании, либо хотя бы какой-нибудь киоск, но - ни-че-го. Для очистки совести Зимин прошёл до западного крыла здания, заглянул за угол: деревья, пожухшая трава газонов, растресканный асфальт дороги, уходящей в сторону промзоны. Разочарованно вздохнув, молодой человек развернулся и пошёл к восточному краю площади, где стояло строение того же проекта постройки, что и "Северная". "Близнец" гостиницы представлял собой явно давно расселённый дом с заколоченными дверями и мутными бельмами стёкол. Но по дорожкам мимо него шли по своим делам местные жители, и у кого-нибудь можно было поинтересоваться насчёт магазина или кафе.
Несколько минут Андрей шёл в выбранную сторону, выбирая подходящего для расспросов человека.
"Интересно, день только начался, а вид у людей усталый, словно уже целый день отработали", - поневоле отметил про себя Зимин, скользя взглядом по чужим лицам. "И бледные, словно здесь солнце от силы 10 дней в году."
Пропустив мрачного мужичка потрёпанного вида и успокаивающую капризное чадо молодую маму, Андрей уверенно подошёл к женщине средних лет в потёртом пальто старомодного вида. Чем-то она неуловимо напоминала дежурного администратора Пыльнову, встретившую туристов прошлым вечером в гостинице.
- Доброе утро, - вежливо начал Андрей. - Не подскажете, есть здесь поблизости какое-нибудь кафе или столовая? Магазин или рынок, на худой конец?
- Ты что, не местный? - неприветливо осведомилась женщина.
- Хм.. Вообще-то, да, - непроизвольно усмехнулся Зимин, игнорируя довольно-таки невежливое "ты". В глазах женщины промелькнуло удивление. Похоже, приезжие из других мест для них уже практически в одной цене с инопланетянами!
- Ну, ладно, - справилась с собой женщина. Теперь её голос звучал чуть теплее. - Иди по этой улице до Сберкассы, там рядом будет кафе "Метелица". А если тебе рынок нужен, то от банка ещё подальше надо пройти по Ленинградской, не сворачивая. Ну, увидишь, в общем.
- Спасибо Вам, - улыбнулся Андрей. Взглянул на часы - условленные 20 минут почти истекли - и поспешил к Даше и Марине поделиться полученными новостями.
Гайтахан
Пока Андрей делился новостями с Мариной и Дашей, Иван с Алексеем бодрым шагом шли к "Метелице". Народу было немного, попадались автомобили - неудивительно, эта улица заодно была еще и местным шоссе. Здания по сторонам были построены явно еще в годы расцвета города - помпезные "сталинки" и небольшие дома с магазинами - но сейчас пребывали не в лучшем виде. Миновав хозяйственный магазин, спорттовары (закрытые явно не по случаю выходного дня) и еще пару каких-то мелких лавочек, Иван и Алексей вышли на перекресток. Отсюда шоссе уходило к вокзалу и далее. В одном из зданий около перекрестка находилась почта, чьи потрепанные двери уже были приоткрыты. А через дорогу, рядом с относительно прилично выглядящим офисом Сбербанка, на доме можно было увидеть выцветшую вывеску "Метелица".
Само кафе было не очень уютным - небольшой полутемный зал, около десятка столиков на четверых, стойка с блюдами - здесь было самообслуживание. За стойкой можно было увидеть скучающую продавщицу, которая смотрела телевизор - старый побитый жизнью "Рубин". Посетителей в кафе не было. Тишину. царящую в "Метелице" нарушали лишь урчание холодильников стойки да звуки из телевизора - какое-то очередное отечественное "мыло".
Серина
(на троих соображали Паркан, Ясень и Серина)

Стремительным шагом человека, получившего ясную цель и знающего, как туда добраться, Андрей подошёл к Марине и Даше.
- Леди, - объявил он с энтузиазмом, - здесь неподалёку, по словам местных, сохранилось кафе. Правда, придётся немного пройтись.
- Пройтись это не страшно, - успокоила подателя благой вести Даша, попутно наблюдая за питомцем, который кажется сделал свои все дела и тоже был "готов к труду и обороне", - Главное чтобы там еда была...и чай горячий.
Марина настолько увлеклась птицей, что заметила приблизившегося Андрея только когда завязался разговор между ним и Дашей. Она коротко   свистнула в охотничий манок и птица плавно опустилась на перчатку. Девушка обернулась к говорившим:
- Отличная идея, двинемся прямо сейчас?
- Куда двигаться-то? - вопросила Дарья, подзывая к себе пса и вопросительно глядя на проводника. В животе у девушки, кажется даже что-то забурчало, в такт, так сказать, словам.
- По проспекту Ленина, - мотнул головой Андрей, разворачиваясь в нужную сторону. - Помните, на повороте при выезде из промзоны вчера вывеска Сбербанка видна была? Нам туда.
Экспедиция в количестве троих человек и собаки с птицей бодро зашагала в указанном направлении. Переход через улицу, ещё один... На месте пересечений улиц площади на мостовой ещё были заметны следы старой "зебры", и даже имелся светофор. Неработающий. Впрочем, движение на дорогах всё равно было практически никакое...
Компания прошла мимо дома номер пять, того самого "близнеца" гостиницы. и вышла на пешеходную дорожку вдоль, без сомнения, главной улицы города. Слева стояли дома в 7-8 этажей, выстроенные с претензией на помпезность, справа, за широкой полосой незастроенной земли и ниткой железнодорожной ветки, располагались заборы промзоны. И там, и там были видны следы запустения.
- А вот и наши объекты, - хмыкнул Зимин. - На выбор: хоть жилые дома, хоть фабричные корпуса.
- Как живописно, - с легким сарказмом отметила Марина, оглядывая пустующие здания.
 - Знать бы только что с ними делать, - проворчала девушка себе под нос, спешно вспоминая наставления "более умных" товарищей, это сфоткай, то измерь, - и где обещанная кормежка? Объекты - это глубоко потом.
- Скоро придём, - усмехнулся Зимин. - Думаю, нам ещё дома два или три.
Миновав ещё два здания, сталкеры вышли на перекрёсток. Через дорогу от них расположилось отделение Сбербанка - на фоне увиденных ранее обшарпанных и откровенно заброшенных строений оно смотрелось очень даже прилично. Чуть поодаль на фасаде здания виднелась старая, советских времен вывеска: "Метелица".
- О, вот оно! - образовался Андрей, голодный не менее, чем его спутницы. - Нам туда.
- Наконец-то. А то я уже согласна даже на мороженных мышей, - усмехнулась Марина.
- Символичненько,  - усмехнулась Даша, быстрым шагом подходя к вожделенной еде, в смысле кафешке, - что-то тут все связано со снегом: гостиница Сви..ой, Северная, на рукавах у доблестного стража кажется снежинки и "Вьюга", а тут Метель. Это из-за того, что город северный или что-то другое?
- Не знаю... может, они поклоняются снегу, а ночной концерт был молитвой? - Девушка быстрым шагом поднялась по ступенькам, ведущим ко входу и открыла дверь. В кафешке было немноголюдно, как и следовало ожидать. Оставалось только надеяться, что не из-за качества еды, а только потому, что в маленьком городке жители предпочитали питаться дома.
- Что за ночная молитва? - навострил уши Андрей, придерживая дверь.
- Ну ночью пели-то, мы с Мариной, точней, одна Марина, а я так, рядышком, их затыкали, - объяснила Даша , садясь за ближайший столик и загоняя питомца под стол. Вдруг с собаками нельзя, а так хоть бы не виден. 
- А, да, помню, что-то такое сквозь сон слышал, - с некоторым сомнением пробормотал Андрей, доставая кошелёк. - А кому молитва, не уточняли?
- Не-а... Я всё ещё хочу поинтересоваться у администраторши по поводу этого концерта. 
Марина ссадила кречета на спинку стула, где тот немного поерзал, прежде чем нормально устроиться, и сняла с левой руки черную кожаную перчатку, к которой крепился должик. Из кармана джинс была извлечена смятая пятисотенная бумажка: "Должно хватить..." - рассеянно подумала девушка.
- Молитвы, снежные мотивы.. - задумчиво протянул Зимин. - Да и сами местные тут бледные какие-то, не обращали внимания?.. 
- Нет, если честно... Может, возьмем еду и продолжим обсуждение? А то, если честно, я уже плохо соображаю... - Марина немного виновато улыбнулась. Ей не хотелось бы, что ее слова были восприняты как способ заткнуть собеседника, но желудок, в котором ничего не было со вчерашнего утра весьма красноречиво намекал, что его подобная ситуация не слишком устраивает.
- И впрямь, - улыбнулся в ответ молодой человек.
- Тут самообслуживание или кто-то подойдет? - поинтересовалась Даша, бросив взгляд на стойку, из головы ушли все мысли кроме мыслей о еде.
- Самообслуживание, - кивнул Андрей. - Идёмте.
Разносолами меню не баловало, но чай и картофельное пюре с котлетами в нём присутствовали. Андрей взял на всех сразу целый алюминиевый чайник, отволок на стол, потом принёс три стакана с ложечками. Следом на столе появились тарелки с исходящим аппетитными запахами пюре и вилки. 
- Приятного аппетита! - провозгласил Андрей. При виде еды говорить о чём-то отвлечённом он сейчас не мог.
- Спасибо, тебе того же! - произнесла Марина, уже приступая к завтраку.
- Угу, спасибо, вам того же, - душевно пожелала Дарья, подвигая к себе тарелку с какой-никакой, но пищей.
His Shadow
(вместе с тов. Мендковичем)

Двери "Метелицы" со скрипом широко распахнулись, внутрь проследовала пара человек. Первый окинул интерьер заведения вялым взглядом, словно желая подобно литературному герою констатировать, что это не Рио, затем неспешно взял поднос, отряхнул его от какого-то мелкого мусора и стал заказывать завтрак, придирчиво поглядывая на представленную на прилавке пищу. Второй же прошёлся вдоль стойки до кассы и обратно, вздохнул, взял поднос и встал следом за первым.
За стеклами вырисовывался самый нехитрый ассортимент советского общепита: картошка с котлетами, сосиски, гречка, рис, зразы, салаты (зеленый и оливье). Из напитков - чай, кофе и местные безалкогольные.
Иван, именно им был первый посетитель, взял сосиски, гречку и, скептически посмотрев на напитки производства местного завода (в названия опять мелькали "снежные" темы), чай. Он расплатился, забрал сдачу, словно ненароком глянув в кассу, откуда появились мятые купюры и медная мелочь, и молча направился к столу. За ним, не проявляя оригинальности в выборе, последовал и Алексей. Они прошли за угловой столик в наиболее удалённое от прохода место.
Стол был несколько чище, чем можно было ожидать в этой вечно пустой столовой, да и солонка было полна соли... Хотя именно здесь могли останавливаться на перекус шоферы-дальнобойщики, все-таки улица была одновременно городским шоссе.
Продолжать разговор никто не спешил. Спокойно уселись, приступили к еде, поглядывая на стены, где висели знакомые по гостинице виды гор. Иван что-то прикидывал.
Уже ближе к концу трапезы в заведение ворвалась другая группа "туристов" знакомых ещё с вечера обоим. Видимо они толи не узнали, толи не заметили сидящих в самом полумраке своих попутчиков. Между тем, как они усаживались, Иван уже допивал свой чай. Алексей, доканчивая свою порцию гречневой каши, кивнул головой, мол, что хотел-то?
- Говори, не томи о своем... "деле".
Иван кивнул, отпил еще чаю, и начал разговор.
-Дело мое простое. Я кое-что знаю о городе, - негромко сказал Иван, чтобы его реплики не были слышны прочим присутствующим. - Если ты или твои коллеги хотят делать здесь бизнес, это "кое-что" лучше знать. Здесь все работает ни как в нормальных городах, другие люди все контролируют. Конечно, не девяностые, когда тут несколько приезжих полегло, но неудобства могут быть.
Иван отпил еще чаю.
-Я могу предложить рассказ о местных реалиях. Подсказать, к кому обратиться, если захочешь, помочь - на переговорах. Многое мне легче и понятнее будет, потому что я могу говорить с ними на их языке. Во всех смыслах. За консультацию заплатишь, сколько тебе не жалко, а мне - не смешно, - Иван ухмыльнулся. - Про более серьезную работу, если понадобится, сможем потом поговорить. Ну как?
Выслушав рассказ, и уже допив кофе, Алексей незатейливо так ухмыльнулся после такого "делового предложения":
- Делать здесь бизнес... - с иронией повторил он, снял очки и, протирая их, продолжил, - Вам бы надо было сперва удостоверится в том, кто я такой и зачем сюда приехал. Эх, если б бизнес... - снова надел очки и улыбчиво поглядел на собеседника. - Моё дело небольшое: я тут по внутреннему делу банка "Империал"... Так мелкая должность, в командировке, потому что самый молодой, да и поручение не ахти какое. Ну и так ясно, что больших средств ровно как и полномочий не имею.
Здесь он осёкся с досадой взглянул на опустевшую кружку, которую вертел в руках.
- Так что, Иван Батькович, извиняйте не того калибра снаряд вам нужен... - однако, тут же с некоторым намёком добавил. - Хотя кто знает, может и подсобите... - после непродолжительной паузы, - Я же в кредитном отделе работаю, на недвижимости специализируюсь, да и обратный билет только на послезавтра...
-Я Васильевич, но можно и без отчества. А что нет полномочий, жаль, - спокойно ответил Иван, поняв с кем имеет дело. - А то смотри, если есть лишняя денежка в командировочных, короткий рассказ получишь. Он тебе вполне пригодится, когда будешь отчитываться. Представь: только съездил на пару дней, а возвращаешься с полным раскладом, кто да что. Думаю шеф заценит... Не думай, я за такое много не возьму, не шкафы же таскать.
Иван дружелюбно улыбнулся. Алексей между делом глянул на часы: без десяти девять.
- К сожалению, мне пора выдвигаться... Или вы может тоже в курсе, когда здесь мэрия открывается? - уловив растерявшееся движение собеседника, - Ладно. В другой раз свои «секреты» поведаете, думаю, ещё свидимся... Бывайте.
- Ну, тогда до встречи.
Пожав руки на прощанье, Алексей, немного помедлив, всё же решил донести поднос с посудой назад до нужного стола, оставив Ивана наедине со своими мыслями. После чего заторопился на выход, по пути к которому встретился взглядами со "звериной компанией".
Дверь раскрылась и хлопнула следом.
mendkovich
«Нет, все-таки я не умею зарабатывать деньги», - подумал Иван, однако особо отчаиваться не стал. Завтрак привел его в приятное расположение духа, деньги были нужны не до сверх меры. Конечно, если в поликлинике придется давать на лапу, остаток поездки придется экономить, но – это не в первый раз.
Иван спокойно доел, аккуратно, стараясь не светиться провел ревизию кошелька, отложил несколько купюр на случай неразговорчивости врача и собрался уходить. Поднос из вежливости поставил на отмеченное администрацией место, а сам запахнул куртку и двинулся было к выходу, но обратив взор на вчерашних попутчиков решил задержаться.
-Еще раз доброй утро и аппетита приятного, - снова завещанная дедушкой Карнеги улыбка. – Куда сегодня собираетесь, если не секрет?
Впрочем, долго болтать Иван не намеревался, если никто не мается от безделья и не купится на предложение посмотреть больницу, надо двигаться самому и побыстрей. По случаю выходного дежурный может удрать сразу после обеда.
Parkan
Дорвавшись до еды, Андрей на разговоры не отвлекался. Изголодавшийся, молодой и здоровый мужчина проглотил половину своей порции одним махом, почти не заметив ни вкуса, ни запаха. Мимо прошёл на выход какой-то посетитель, мазнув взглядом по лицам пёстрой компании, собравшейся за и под столом - взгляд Андрей почувствовал, но значения ему не придал. Но вскоре самый острый голод был утолён, и Зимин снова начал обращать внимание на окружающее пространство и мелкие детали.
Еда оказалась на вкус достаточно неплохой - хотя, конечно, и не ресторанного качества. Сахара в чай добавили в самый раз. Андрей даже обернулся и ещё раз посмотрел на продавщицу: та увлечённо принимала по "зомбоящику" очередную порцию утреннего разжижителя мозгов - судя по знакомым физиономиям, дцать-какую-то-там серию "Улиц разбитых фонарей" по НТВ.
"Надо же... с душой работает человек. А на вид классическая неприветливая тётка из советского общепита".
Та же тенденция прослеживалась и в других деталях обстановки. Старенькие скатерти из клеёнки на столах были тщательно протёрты, древние солонки и перечницы наполнены соответствующими приправами, в салфетницах белели сложенные аккуратными веерами квадратики салфеток. Покрашенные унылой неопределённо-бурой краской стены были украшены довольно симпатичными фотографиями в стандартных пластиковых рамках: исключительно виды заснеженных гор. Или не гор даже, а, скорее, высоких, поросших лесом холмов - ни скал, ни утёсов, ни даже каменистых осыпей видно особо не было.
"Наверное, местные, карельские," - предположил Андрей, откинувшись на спинку стула со стаканом чая в руке. Вспомнилось вдруг, что в "Северной" на стенах примерно такое же оформление: если и не те же точно фотографии, то точно того же содержания - невысокие, сглаженные временем и ледником горы и снег...
- Еще раз доброй утро и аппетита приятного.
Андрей сидел спиной к стойке и лицом к двери, а потому приветствие застало его врасплох. Хорошо хоть, не посреди глотка! Вновь обернувшись, Андрей узнал вчерашнего попутчика, знатока местных легенд. Он здесь, что ли, сидел? Иван тем временем встал у торца стола и продолжил:
- Куда сегодня собираетесь, если не секрет?
"Надо же, как пересеклись! Впрочем, что удивительного? Здесь не Москва, любых заведений мало. А поесть вчера ни у кого не получилось."
- И Вам доброго утра, - кивнул в ответ Андрей. - Нет, никакой это не секрет, просто пока ещё и сами не знаем, - Зимин кивнул на карту города с нанесёнными отметками, которую чуть раньше достал из внутреннего кармана и положил на край стола. - Выбор большой.
mendkovich
Иван ответил:
-Я сейчас в район больницы, мне там кое-какие дела сделать надо. Никто в том направлении не движется? Это южнее за госпитальной территорией всякие заброшенные стройки...
Он был явно не против прогуляться в компании, но это желание не было самоцелью. Тем более, что одну из девушек он, кажется, чем-то раздражал. "Наверное, чувствует, что собак не люблю", - иронично подумал Иван. К собакам он действительно относился сдержанно и уж точно никогда бы ни стал брать питомца с собой в поездку в Красносеверск, но впрочем, он старался не показывать своих мыслей и эмоций. В конце концов, может действительно с собакой комфортней или оставить - не с кем...
В конце концов, знай его собеседники о его реальных целях приезда, давно бы уже крутили пальцами у виска...
His Shadow
Лучи утреннего солнца на пару секунд ослепили Алексея на выходе из «Метелицы». Сначала он изрядно напряг извилины, соображая, что и куда. Наконец, сориентировавшись, торопливо зашагал в сторону гостиничной остановки. Миновал два перехода, ворочая головой и оглядывая мрачный пейзаж кругом. Встал на остановке, изучив расписание, висящее на невысоком столбе, которое, судя по всему, ещё с допотопных времён оставалось неизменным.
Томительное ожидание скрашивалось лишь потоками холодного ветра в лицо да парой нелюдимых прохожих неподалёку так же ожидающих автобуса.
«До чего же у них тут… чисто, - невольно пришло на ум. – Неужто дворники так оперативно и основательно трудятся?»
Только сейчас в глаза бросилось осознание сего факта. Нигде в этом чёртовом городишке он не видел следов "нормальной человеческой жизнедеятельности"… «Где бутылки? Где разбросанный мусор какими-нибудь праздно гуляющими синяками? Где эти самые синяки и изгаженные, изрисованные ими стены и заборы? – Тут он улыбчиво кивнул тем двоим, с которыми он тусил на остановке, и которые, как ожидалось, никак не отреагировали на этот жест, - Да-да, хреновый у вас город. Врагу бы тут жить не пожелал… Хотя чистенько так. Но, скверно…»
Этими думами приходилось развлекать себя до приезда развалюхи той же модели, что и вчера вечером. Автобус с характерным кряхтением добрался до места, и со скрипом раскрыл свою переднюю дверь.
«С дороги чернь!» - мысленно с усмешкой он проскользнул вперёд других внутрь салона…
У гостиницы (какая неожиданность!) никто выходить не собирался, да и народу было чуть больше чем никого, кроме водителя. Почти не глядя расплатившись с ним, Алексей со своим портфелем устроился на сиденье у него за спиной.
Parkan
(совместно творили Ясень, Серина, Мендкович и я)

- Присоединимся или поищем себе другие районы? - иронично предложила Даша. Иван ей не то чтобы не нравился, но она бы предпочла обойтись без него, да ещё вспомнилось пожелание друга (если после такой подлянки его можно было так называть!) посмотреть заводы и фабрики. В больницах сама девушка никогда не бывала и, если честно, желанием не горела...
- Больница? - Андрей зашуршал картой и распечатками. - Больница, больница... Вообще, ничего из приоритетных объектов у нас там нет.
Услышав про больницу, Марина вспомнила московскую Ховринку - заброшенное здание, куда пару лет назад они с друзьями забрались. Как выяснилось, "не так страшен черт..."
- Меня просили не обойти вниманием фабрики и АНОФ, - вспомнила Дарья. Пес, услышав хозяйкин голос, согласно застучал хвостом по полу: ему тоже перепала своя порция еды ,а уж сколько он выпросил... Поэтому овчар был относительно счастлив.
- Мне кажется, заводы стоит посмотреть... И я бы еще, пожалуй, прогулялась к жилым домам, там же должно было что-то остаться. Мало кто забирает все при переезде, - Марина уже закончила с едой и теперь спокойно пила чай, откинувшись на спинку стула.
- Тогда, - подытожил Андрей, - мы, пожалуй, откажемся от Вашего предложения, Иван. Извините.
-Ничего, - ответил Иван. - Я, может, сегодня на АНОФ тоже загляну. Только учтите, что по слухам его останавливали с нарушениями, могут быть непорядки с содержанием в воздухе всякого разного... Заметили, какие в городе все бледные? - добавил Иван тише. - Это не "северная бледность". Не исключено, что в связи с этим.
- А какова северная бледность? - лениво вставила Даша, хоть она и родилась в относительно северном городе, но в таких тонкостях не разбиралась.
- Другая, затрудняюсь на словах передать. В Н-ске или Мурманске можно было заметить.
- Спасибо за предупреждение, - кивнул Андрей, - будем иметь в виду. Эх, надо было закупиться респиратором, а может, и фильтрующим противогазом, - вздохнул он, досадуя на очевидную оплошность. - Ведь знал же, что на химическое предприятие пойдём!
- Ну, не знаю нужен ли противогаз, но - кто его знает. Буду в клинике, наведу справки как тут с заболеваемостью.
- А что вам в клинике понадобилось? Полечиться? - в голосе Даши прорезалась неприкрытая язвительность, последние слова она договаривала на пару тонов тише. - Так вас уже не вылечат...
Зимин с удивлением покосился на Дарью - откуда такая неприязнь?
- Скорей полечить, - ответил Иван, всем видом демонстрируя свою толстокожесть. - По работе коллеги просили кое-что выяснить, раз я сюда еду... Ну, не буду задерживать. Может быть еще днем увидимся, а может - вечером.
- Может быть, днём, - улыбнулся Андрей, - хотя вряд ли, город всё-таки, хоть и небольшой. А вот вечером в гостинице можно пересечься, часов в восемь. Всё равно в темноте по забросам лазать опасно. Поделимся наблюдениями... Что скажете?
-Я целиком - за. И можно на "ты", - улыбнулся Иван. - Если что, я планирую пообедать где-нибудь здесь. Если будут схожие планы, то можем снова увидеться. Потом еще на хочу побывать на вокзале... Кое-что любопытным вчера показалось. Здания заброшенные, но что-то с ними не так... Ладно, в общем, увидимся, обсудим. Всем приятной трапезы, а я побегу. По случаю выходного врачи могут разбежаться по домам раньше всех сроков.
- До свидания! - вклинился, наконец, Андрей.
- До свидания - всем! - отсалютовал Иван, пожал руку Андрею, помахал девушкам и двинулся к выходу.
- Ухх... - выдохнул Зимин с усмешкой, когда за неожиданным собеседником закрылась дверь. - Словоохотливый товарищ. Говорит интересно, но много, так сразу и слово не вставишь.
- Что-то он мне немного не нравится, - задумчиво пробормотала в спину Ивана Даша, так чтобы не слышал он, но слышали все остальные. Данная реплика, впрочем, тут же прояснила истоки девушкиной язвительности. - Интуиция-с...
- Интуиция, говорите? - задумчиво протянул молодой человек. - Хм... Помнится, Шерлок Холмс советовал обращать внимание на женскую интуицию.
- Обращайте, я не против. - улыбнулась Даша, и с Андреем и с Мариной она вела себя не в пример благожелательней и воспитанней, что не могло не заметиться. - Пойдем или ещё посидим?
С этими словами девушка все-таки допила свой остывший чай и со стуком поставила пустую посудину на стол
- Если никто больше чая не хочет, то давайте тогда собираться, - предложил Андрей, опустошая свой стакан. - У нас в распоряжении только световой день, а это часов до пяти от силы.
С этими словами Андрей поднялся, собрал на поднос всю свою и часть уже не нужной посуды своих спутниц, после чего унёс всё это к мойке. На обратной дороге Зимин подошёл к стойке, изучая выбор напитков.
- Думаю, можно собираться. Времени и правда не так много... - Марина запихнула в задний карман джинс сдачу, до того лежавшую на столе около нее и надела перчатку, куда тут же перепрыгнул Шах, успевший подремать за время обеда и разговора.
А Даше собираться было нечего: пристегнуть поводок, да встать из-за стола.
- Значит, АНОФ? Отсюда не слишком далеко, насколько я поняла, - произнесла хозяйка кречета, уже стоя около двери на улицу.
- Давайте сначала вокзал, а АНОФ уже после, - предложил вернувшийся от стойки Андрей. В руках он держал полуторалитровую бутылку и новый пакет. - До вокзала поближе, а к обогатительной фабрике мы оттуда пройдём... Хех! Вы только посмотрите!
Андрей продемонстрировал Даше и подошедшей обратно Марине только что купленную бутылку. Стандартная бутылка из прозрачного полимера содержала полтора литра желтоватого газированного напитка. На этикетке сверху гордо располагался логотип местного производителя: "Красносеверский завод безалкогольных напитков", чуть ниже находилась... снежинка с восемью лучами уже знакомого вида. Название "Талвисату" было написано дважды: на русском и на модифицированной кириллице - видимо, адаптации для местного наречия. Общее оформление этикетки - снежное.
- Ничего не напоминает? - усмехнулся Зимин. - Совсем как снежинка на шевроне охранника. И так со всеми напитками местного разлива, причём названия заменяют: "Колокольчик" на "Подснежник", "Саяны" на "Хибины"... только Спрайт и Кока-Кола стандартные.
- Я уже говорила, что тут ОЧЕНЬ много снега, - усмехнулась Дарья, взяв в руки бутылку.
- По моему, это пахнет массовым психозом на почве климата... И я бы не рисковала с местными напитками, - с сарказмом произнесла Марина.
- Согласен, - кивнул Андрей, раскрывая пакет. - Завтра обязательно возьму термос, зальём чай. Но от одной бутылки вреда, думаю, не будет.
Когда все собрались, Зимин открыл дверь и отступил в сторону, пропуская вперёд девушек с питомцами. Маршрут экспедиции пролегал сейчас на север: через перекрёсток и по двум железнодорожным мостам до местного вокзала.
Гайтахан
His Shadow
Ехать пришлось недолго. На знакомом уже перекрестке возле Сбербанка и "Метелицы" автобус свернул в направлении центра города. Мимо потянулись обшарпанные жилые дома и небольшие магазины, мелькнуло какое-то административное здание. Затем с обеих сторон дома кончились, и в окне Алексей увидел большой пруд - или скорее даже маленькое озеро - видимо и носившее название "Снежное". Рядом с ним и была нужная остановка. За окном была хорошо видна сама цель поездки - крупное сложной формы здание, неожиданно ухоженное, над которым на длинном флагштоке лениво колыхался вылинявший российский флаг. Судя по всему, это и была местная мэрия, а также архив и, похоже, еще много чего административного под одной крышей.

Parkan, Ясень, Серина
Выйдя из "Метелицы", дружная компания пересекла перекресток и направилась к вокзалу. Сразу за перекрестком они миновали мост над ржавой, заросшей жухлой травой железнодорожной веткой. По обеим сторонам дороги потянулись заборы и промышленные здания. При свете дня промзона потеряла большую часть ночной таинственности - обычные пыльные и грязные заводские и складские здания, часть из которых еще действовала, а часть угрюмо смотрела на окружающий мир пустыми глазницами окон. Чувствовалось, что промышленная жизнь в городе еле теплится. Что интересно, ночное наблюдение насчет граффити подтвердилось - их практически не было. Контраст с разрисованными московскими и питерскими заборами был разительный.
Миновав еще один мост над не менее мертвой, чем первая, железной дорогой и пройдя еще несколько зданий, новоявленные сталкеры вышли на вокзальную площадь. Выглядела она примерно так же, как и ночью, разве что общая облезлость вокруг стоящих зданий теперь была лучше видна. И здесь была замечена первая за все это время местная живность, разумная и не очень. Возле "работающего" здания станции на скамеечке сидели и курили два мужика в спецовках, а рядом что-то глодал драный черный барбос.
Ясень
( потренируюсь в сольнике небольшом)
"Ну вот что за жизнь?" - плавно потекли дашины мысли, пока самой девушке было относительно нечего делать. Ну как нечего: она могла общаться со своими спутниками, с собакой. смотреть по сторонам, вместо же этого предпочла спустив с поводка собаку углубиться в себя, временно не реагируя на внешние раздражители, - "Вроде бы жил, учился. а тут случайный разговор и вот уже берешь академку и едешь черти знает куда. И это причем. что тебя советский период особо не интересовал. хотяя..."
Девушка мысленно широко улыбнулась этому самому хотя: по результатам экспедиции некоторые ученые деятели в институте пообещали зачесть как практику. Ну это если результаты будут хорошие.
К её сожалению, да и сожалению спутников о собаке все забыли. Пес свободно бегал по улице. что-то там вывнюхивая и совершенно случайно наткнулся на своего местного собрата. У пса было мало недостатков, одним из которых являлась задиристость. Поэтому мимо, особенно когда не следит недремлющее око хозяйки, Норд пройти не мог...
Гайтахан
Mendkovich
Покинув "Метелицу, Иван увидел выруливающий со стороны вокзала автобус нужного маршрута. Небольшая пробежка - и юноша уже забрался в пыхтящий ЛиАЗ, отстегнув червонец водителю.
Автобус проехал мимо "Северной, миновал закрытую школу, какие-то еще здания, несколько жилых домов. Общая картина была безрадостная - некоторые дома явно были заброшены, в других тоже было немало квартир пустовало. Город явно не жил, а скорее выживал. Тем не менее на улицах попадались жители, а на дороге - автомобили.
Наконец, автобус затормозил возле комплекса угрюмых серых зданий, который, судя по всему, и был местной больницей.


Ясень
Увидев Норда, пес поднялся и угрожающе зарычал. Черная шерсть на загривке встала дыбом, верхняя губа поползла вверх, открывая на удивление хорошие зубы.
- Эй, эй! - Окликнул пса один из курящих мужиков. - Поручик, фу! Эй, чья тут собака?!
Ясень
- А, извините. - спешно извинилась Даша, встрепенувшись и оттаскивая питомца за ошейник. Питомец с ней не согласился, продолжая упираться, угрожающе скалить клыки и всячески задирать невольного оппонента. Хозяйку тянущую его за спешно пристегнутый поводок он всячески игнорировал.
"Мало люлей получал" - мрачно подумала Дарья, - "Ладно ,если растащим он их с лихвой получит.
Серина
[и снова совместное творчество: Паркан, Серина и Ясень]
Выйдя из кафе, Андрей почти сразу достал фотоаппарат. В Красносеверске для сталкеров было раздолье: везде, куда не повернись, попадётся в поле зрения какое-нибудь заброшенное строение. И людей мало, в кадр не лезут, что придаёт фотографиям дополнительный колорит. Экспедиция перешла перекрёсток и двинулась в направлении озера, по дороге, уходящей в промзону. Зимин увлечённо осматривался, решая, что из окрестных зданий или видов стоит запечатлеть в "цифре".
Кадр. Кадр. Ещё кадр...
Хорошая штука всё-таки - цифровой фотоаппарат: можно нащёлкать уйму вариантов, а после безжалостно отсеять неудачное. Во времена фотоплёнки фотолюбителям приходилось намного тщательнее выбирать объекты и ракурсы.
- Даша, Марина, а Вы обратили внимание, как тут чисто?
- Я бы даже сказала чересчур чисто, - протянула Марина, поглаживая свободной рукой белые перья на груди кречета.
После этого общение как-то увяло. Даша, отпустив после перекрёстка собаку с поводка, погрузилась в размышления. Андрей же, сосредоточившись на фотографировании, разговор не возобновлял и несколько невежливо забросил своих спутниц.
Спустя несколько минут группа вышла на второй железнодорожный мост, и Андрей не отказал себе в удовольствии сделать видовой снимок уходящих вдаль ржавых заросших рельс. Народу вокруг не было ни души: те, кто работал на ещё теплящихся предприятиях, сейчас находились на рабочих местах, а других охотников тратить свободное время на прогулки по старой промзоне в Красносеверске явно не было.
Увидев камеру в руках Андрея, Марина решила повременить с тем, чтобы доставать и свою мыльницу (чехол с ней был пристегнут к поясу маленьким карабином - девушка предпочитала по возможности обходиться без сумок, распихивая все необходимое по карманам или вот так цепляя на ремень). В конце концов, фотографировать она не слишком любила и раз уж взяла с собой фотоаппарат, то только чтобы зпечатлеть что-то уж совсем из ряда вон, впрочем...
- Жаль, птицы не умеют снимать, а то могли бы быть неплохие кадры, - проговорила девушка, глядя на хищника, вцепившегося в перчатку.
- С высоты птичьего полёта? Да, это было бы как минимум необычно, - согласился Андрей. - Марина, тебя сфотографировать? Можно на фоне улицы или у перил, на фоне железной дороги.
- Давай, - девушка улыбнулась, - только ракурс лучше сам выбери, я в этом не сильна.
- Хорошо, - кивнул Зимин и принялся давать указания: - так... повернись на три четверти, в кадр не смотреть...
Следующие несколько минут молодой человек командовал и делал снимки, меняя ракурсы, чередуя фон и направление освещения. Часть кадров по тем или иныи причинам отсеивалась сразу: то изображение слегка смазано, то у Марины глаза оказывались полуприкрыты. Уже под конец Зимину удался очень неплохой видовой снимок с моста в направлении озера - растресканный асфальт улицы, кирпич и панели угрюмых глухих заборов, и девушка, одиноко бредущая по дороге от фотографа...
- Хватит пока, - решил Андрей, рысью нагоняя Марину. - Что-то мы увлеклись, Даша далеко вперед ушла. Ну, как тебе? - поинтересовался он, протягивая фотоаппарат в режиме просмотра своей модели.
- Отлично, - после фотосессии у Марины ощутимо поднялось настроение, и девушка с удовольствием перелистывала кадры, - Скинешь вечером на флешку? А Дашу и вправду пора бы догнать...
Фотографии Марине понравились, вызвав желание посмотреть их на большом (пусть и относительно) экране ноутбука. Она протянула камеру обратно Зимину и приструнила Шаха, надумавшего вдруг сорваться, сильнее натянув опутенки и коротко шикнув на хищника.
- Конечно, - довольно улыбнулся Зимин, принимая обратно фотоаппарат. - Вечером и посмотрим, и по флэшкам раскидаем.
Перелистывая кадры ещё раз, он вдруг обратил внимание на одну деталь, а точнее - отсутствие таковой. Оглянувшись по сторонам, Зимин убедился, что не ошибся.
- Марина, ты где-нибудь видела какие-нибудь надписи и рисунки на стенах? - поинтересовался он у сокольницы.
- Хм.. нет, - девушка еще раз оглянулась, чтобы увериться в своих словах, - вчера на вокзале тоже было пусто, помнишь?
- Помню, помню, - задумчиво подтвердил Андрей. - Интересно, как местные этого добились? Может, у них тут мэр из немцев?
Нет, всё-таки странное место - Красносеверск... вроде обычный русский городок с признаками затянувшегося пост-советсткого развала. Но чем дальше, тем больше особенностей наблюдается: примечательная для России чистота и аккуратность, вездесущие снежно-зимние мотивы в названиях и символике, да ещё и какие-то ночные напевы. Каждая такая особенность по отдельности - мелочь, но мелочи эти накапливались, порождая смутное ощущение чуждости, словно город и живущие в нём люди отторгали вторгшихся в этот замкнутый мирок чужаков.
- Ну разве что, - с усмешкой протянула девушка, - может, он в столице согласится поработать пару лет?
- Мысль, - усмехнулся Андрей. - Жаль, Лужкова так просто не сковырнуть.
В это время от показавшегося из-за угла вокзала послышались злое звериное рычание и напряжённо звучащие человеческие голоса.
- Так! У Даши проблемы!
Временно отбросив раздумья, Зимин поспешил к Даше, с трудом удерживающей своего пса от немедленной драки с крупной местной дворнягой. Положение усугублялось тем, что у чёрной псины были свои хозяева: двое работяг в спецовках. Не тратя времени даром, молодой человек ухватился за поводок рядом с ошейником и намотал шнур на руку на один оборот, сдерживая рвущегося в бой Норда.
- Спасибо, - благодарно улыбнулась Даша Андрею: в одиночку удержать питомца ей было не под силу, - И вот чего это он? Давно не получал что ли...
Не понятно было, что именно имеет в виду девушка под "не получал": взбучку от других собак или же от неё...
Пока Андрей помогал Даше удерживать пса, Марина подошла к ситуации с другой стороны:
- Эй, уважаемый, придержите вашу собаку, пожалуйста. А то, боюсь, моя тяжелая артилерия не оценит такого количества посторонних животных вокруг... А прыгать на два километра вверх собаки пока не умеют, - голос звучал угрожающе спокойно, и девушка чуть приподняла перчатку с Шахом, показывая, что птица в любой момент готова сорваться и атаковать противника. Конечно, убить пса кречету вряд ли было под силу, но одним-двумя ударами ставкой он вполне мог нанести ему серьезные повреждения.
mendkovich
Вскоре Иван прибыл в больницу и решительно прошел в главное здание. В холле его встретили безликая дежурная по регистратуре и уже привычной ЧОПовец, решающий кроссворд. Наш герой поздоровался с дежурной и спросил:
-День добрый. С кем тут вас из врачей или руководства можно по поводу продаж поговорить?
-Продаж?
-Да ингаляторы предлагаю.
-Минутку я позвоню. Откуда и как вас?..
-Иван Васильевич, Исида-групп, Мурманск, - бойко ответил Иван.

После короткого разговора с каким-то Сергей Семеновичем дежурная велела Ивану пройти в 200-й кабинет к замглаврача. Следуя указанном направлению и логике стандартной нумерации казенных домов? Иван вскоре пришел к двери с картонной табличкой с надписью «Сергей Семенович Клевец, зам. глав. врач». Быстро сняв куртку и сунув шапку в рукав, Иван элегантно перекинул одежду через руку, постучался и вошел. Внешне он почти копировал поведение Алексея стремясь казаться мелким клерком из современной конторы.
Сергей Семенович оказался представительным мужчиной средних лет, сдержанно встречающим гостя и предлагающим сесть. Кинув взгляд на стену, где красовалась фотография вручения Клевцу какой-то грамоты, Иван приступил к изложения своего дела.
Он внезапно оказался представителем Фирмы «Исида-групп» из Мурманска и предлагал купить у нее партию ингаляторов, для лечения слизистой и легочных заболеваний. Первую небольшую партию его компания готова предоставить бесплатно. Почему здесь? Вообще он командирован в Подзорино, но по дороге заехал сюда, рассудив, что здесь ингаляторы могут быть нужнее. Почему и откуда? А него брат эколог, рассказывал... у вас же АНОФ не по форме закрывали после этого, говорят, и случается.
Этот заход не произвел на Клевца никакого впечатления, либо у него была хорошая выдержка, либо он был не в курсе массовых проблем с носоглоткой.
Иван мысленно увял (все зря!), но не отступал и продолжал беседу в прежнем ключе, благо смутить его было невозможно. Он легко назвал по запросу собеседника телефон юридический адрес фирмы («Извините, без визиток, недавно зарегистрировались»), контактное лицо, рассказал об их продаже ингаляторов (классические и электрические с воздушным давлением!), зубоврачебного инструмента, терапевтических лазеров... Если Иван где-то и прокололся, то собеседник явно и сам был администратором в первую голову и не вникал в тонкости. Да и было бы странно ждать от молодого агента по продажам хороших знаний.

В разговоре Иван завел речь о перспективах продажи оборудования в городе, пытаясь получить хоть какие-то сведения о болезнях. Но если пандемии и были, то собеседника тревожили мало.
-А торговать в городе – без перспектив, денег ни у кого нет, лазеры будут не по карману людям, так что вы здесь едва на самоокупаемость выйдите... Вы до какого в городе? Я не могу сам решить, мне нужно согласовать с главврачем, а он не работе – суббота.
-Я же здесь проездом, почти самоуправно. Уезжаю утром в понедельник дальше – на Подзорино.
-Тогда не поездом, он только в воскресенье и пятницу. Лучше автобусом...
«Все зря», - подумал Иван опять и по какому-то наитию спросил, возвращаясь к вопросу о болезнях:
-Рад, что у вас тут несмотря на экономические проблемы с болезнями все не очень страшно. Но я вот заметил у многих в городе эту... как ее... бледность.
Последнее слово, произнесенное на саами, произвело на врача сильное впечатление. Он этого явно не ждал:
-Хур-дир-мур... ва-ва-ва... сын зимы? – спросил он на с трудом понятном Ивану финско-саамском диалекте.
-Я из карельских саамов и ведаю о зиме, - ответил Иван лучшее, что смог придумать. – Но это не тема для случайной беседы.
И, видимо, не попал, Клевец явно ждал другого ответа, но нервничать меньше не стал:
-Ну, видите ли... это сильно преувеличено... У нас все на общем уровне.
-Ну и хорошо. Не буду вас больше задерживать, если тема вам неинтересна.
-Конечно... но у меня мало времени.
-Да-да, если что, я в гостинице на площади, как уже говорил. Дайте мне и свой прямой номер, мне нужно будет доложиться...
Теперь врач явно заспешил, стремясь поскорее свернуть разговор.
«Звонить будет, - решил Иван. – Интересно за кого меня приняли. Курьера от братьев, шамана-кустаря или эфэсбэшника? Неважно, для полноты картины надо будет поговорить с кем-то из этих... детей зимы и вьюги откровенно. Убить не убьют, расколоть – кишка тонка».
Иван не спеша вышел в коридор. Второй административный этаж был закрыт, но на первом шла обычная жизнь откуда-то слышались голоса, по коридору шла санитарка с уткой.
-Вы куда? – спросила она, осуждающе посмотрев на куртку в руках.
-Я – на выход. Только заплутал.
-Давайте я вас провожу.
-О, спасибо! – ответил Иван опять на саами.
-Пожалуйста, - улыбнулась санитарка, ответив на том же наречии, словарный запас какового явно не простирался дальше этих слов.
Кивнув дежурной на выходе и натянув куртку Иван вышел на улицу.

«Жаль, похоже с городом ничего не выйдет. Никому здесь похоже ничего не нужно, ни жителям – ни начальству. Живут бедно, отвратительно, но – приспособились. И так везде: от Бреста до Владивостока – безнадега... Ладно, будем искать другой путь. Может быть, здесь еще что-нибудь получится. Странная тут какая-то бледность, на меня еще могут выйти – поговорим. У них тут классический «нью-эйдж», никто ничего не знает, соображу чем нести и кем прикидываться. Главное да-нет не говорить, черное и белое не называть и туману напускать» - думал Иван, шагая вдоль автобусного маршрута.
Слежки, кажется, не было, если не считать бегущей в отдалении дворняги.
"Если повезет придут вечером в гостиницу. Скорей всего, ЧОПвцы. Главное, чтобы бить не начали".
Тут на очередной остановке Ивана догнал автобус, он спешно заскочил внутрь, расстался еще с одним червонцем и покатил в центр.
Осталось решить: куда дальше? Побродить по промзоне или потусоваться в городе – как хотел изначально?..
His Shadow
Выйдя из автобуса, широким шагом Алексей направился к месту назначения. В голове у него крутилась мысль, что в таких городках по субботам не работают, но по телефону заверили, что его смогут принять. Что ж проверим.
Он пересёк дорогу, дошёл до крыльца и толкнул одну из двух входных дверей. В холле находились о чём-то беседовавшие менты, которые увидев пришельца тут же смолкли, начав профессиональное сверление грозным взглядом. Так же за столом неподалёку сидела пожилая дама, по-видимому дежурный секретарь, она сняла скучающую маску и сухо спросила:
- Кто и по какому делу?
- Здрасте, - не растерявшись, даже с какой-то дурацкой ухмылкой начал Алексей, - Сам я Алексей Михайлович Дэгерин буду. Я по телефону договаривался с некоей Шепотковой о встрече сегодня. Вот.
Да, невнятный разговор в среду с неведомо кем он ещё помнил… Удивляло тогда что ему не могут предоставить электронной копии, а теперь ничего удивительного.
Секретарь, надев очки в роговой оправе, начала сверять какие-то записи у себя в журнале:
- Значит говорите: Дегерин… Да, здесь отмечено. Татьяна Валентиновна на месте. Можете проходить. – Здесь милиционеры потеряли интерес и продолжили о чём-то толковать дальше. – 3 этаж 313 кабинет.
- Всего доброго.
- Да-да, – снимая очки, вновь заскучав, пробубнила она.
Два лестничных пролёта. Тишина и запустение на всех этажах. Да, в субботу почти не работали. Обычные коридоры, обшитые панелями, двери либо деревянные, либо обиты "шкурой молодого дерматина". Странно, но администрация выглядела так же «по-совецки» захолустно, как и гостиница. Конечно, приличнее… Но отсутствие даже косметического ремонта по современным стандартам в бюрократическом центре говорило об очень нехорошем состоянии местного бюджета. Хотя для верности картины нужно бы взглянуть ещё на дачу мэра. Алексей ухмыльнулся… А вот и кабинет 313. Табличка на двери гласит: «Управление жилищного фонда». Формально постучав, и не дожидаясь ответа, Алексей входит внутрь.
Кабинет самый обыденный - шкафы с книгами, папками и хрен-знает-чем-еще, два стола с тем же самым, кактусы на окнах. Мебель явно местная - непрезентабельная, но добротная. За одним столом, видимо, та самая Татьяна Валентиновна, за другим - некий пожилой мужчина. Одеты довольно строго, преимущественно в серое. У обоих типичная "красносеверская" бледность и вялость.
- Здрасте. Татьяна Валентиновна?
Та кивнула и тоже поздоровалась:
- Вы из "Империала"? Алексей... как Вас по отчеству?
- Михайлович… Да, это я. У нас был с вами разговор в среду. Мы говорили о…
- Я помню. «Дом Шахтёра», что по проспекту Ленина. Да, вы ещё, кажется, говорили что-то об электронной почте… - та улыбнулась, словно речь тогда шла о чём-то сверхъестественном.
Она указала на стул перед своим столом, приглашая сесть, что Алексей и сделал.
- Ну, было бы неплохо, если бы ради этих бумажек не надо было такой путь проделывать. Ладно, что всё равно бы пришлось проводить оценку на месте. -
Мужчина за соседним столом на мгновение оторвался от своих бумаг с непонятной эмоцией. - Так вы приготовили копии нужных документов?
- Да, конечно… - женщина потянулась к кипе папок с бумагами у себя за спиной, - Вот всё, что вы просили: последняя опись, сметы по объекту, последний акт оценки…
Она положила на стол картонную папку с пачкой бумаг в палец толщиной.
- Всё здесь. Только распишитесь вот здесь в получении.
Алексей бегло их пролистал, убедился, что всё на месте и правильно заверено, поставил свою каракулю в протянутом журнале.
- Что ж, большое спасибо. Алес гут. Кстати, не подскажите, как добраться до этой самой гостиницы?
Тут оба клерка почти незаметно переглянулись.
- Это так необходимо?
- Это требование банка в рамках расследования. Мне нужно составить акт оценки на данный момент.
Татьяна Валентиновна несколько замялась.
- Дело в том, что здание в аварийном состоянии… Не стоит там появляться в одиночку. Мало ли что… Может вам лучше пойти туда вместе с нашим человеком? Всяко лучше.
- Опасно говорите… - задумался Алексей, - Ну, ладно. Если вы так говорите, то почему бы и нет. Так когда можно рассчитывать на сопровождение?
- Нужно время, - женщина глянула на часы, - Может где-нибудь к 2 часам?
- Неплохо. Всёравно я собирался поработать с бумагами… Мне к вам подойти?
- Да, нет. Нет. Вы ведь в Северной остановились? -, Алексей кивнул, - Вот у входа в 2 часа встретитесь. Там совсем не далеко. Хорошо?
- Всё ясно. Большое вам спасибо. Не часто встретишь такое рвение в работе.
Алексей даже неподдельно улыбнулся ей в ответ.
- До свиданья. Если у меня возникнут вопросы, то я, может, ещё в понедельник загляну.
- Хорошо. До свиданья.
Дверь закрылась, и Алексей в более приподнятом настроении начал спускаться по старой лестнице.
«Уф… Вот это да. Всё-таки не всё потеряно для этой глухомани, пока существуют такие учтивые люди… - Глянул ещё раз в портфель на бумаги, - Без пререканий, что удивительно. Всегда бы так!»
Он прошёл мимо всё той же публики на входе. Выйдя из здания, тем же быстрым шагом двинулся на остановку.
Гайтахан
Parkan, Ясень, Серина
Мужики поднялись с лавки и подошли к туристам.
- Поручик, тихо! - Буркнул один из них, повыше и пошире в плечах. - Вы это... того... держите свою собаку, что ли. А то хрен ли она задирается!
На заявление Марины он только насупился.
- А вы не пужайте тут! Ишь, барыня...
- Тихо, Василич, не кипиши. - Вмешался второй, невысокий, пожилой и заметно косящий на правый глаз. - А вы, ребята, осторожнее со зверьем своим. Вы ж не местные, так?
Серина
Негативная реакция окружающих на домашних питомцев, впрочем, как и любая другая, давно стала для Марины фактором, вызывающим условный рефлекс - агрессию. Слишком надоели за последние годы вопросы через каждые пять метров из серии «Ой, а кто это?!», «Это у вас орел (сапсан, ястреб)», особенно, когда орлом обзывали птицу размером с голубя или соколом - беркута. Девушка не понимала, почему люди не дают себе труда слегка шевельнуть мозгами и сообразить, что к хозяйке птицы размером с волка лучше не лезть (пару лет назад Марина тренировала беркута для продажи какому-то бизнесмену, возомнившему себя сокольником). Те же, кто, насколько это возможно, не акцентировал внимание на ручном хищнике, почти сразу завоевывали её расположение.
Впрочем, сейчас это было не столь важно, и, поняв, что нападать на Дашу и Норда никто не собирается, Марина решила придержать коней. Девушка опустила руку с птице и сделала шаг назад. Извиняться она, разумеется, не собиралась, но продолжать конфликт тоже не видела смысла, а замечание про «барыню» и вовсе проигнорировала.
- Не местные, - ответила она за всех на вопрос немолодого мужчины, обращенный к их маленькой компании.
mendkovich
Иван сошел на площади и закрутил головой, соображая куда бы пойти. Наконец, решил заглянуть за гостиницу, чтобы удовлетворить свое вчерашнее любопытство вызванное закрытыми шторами. Правда, пейзаж не содержал ни кострищ, ни жертвенников, а от взглядов туристов стоило прятать разве что убожество заброшенных зданий. Детский сад по левую руку еще теплился, хоть и нуждался в срочном капитальном ремонте, а вот коробка чего-то похожего на госучреждения была явно давно заброшена и, будь дело в Москве, превратилась бы в место ночевки бомжей. Впрочем, здесь окна и двери были целы...
Единственным интересным моментом было здание ДК возвышавшееся на холме в отдалении, именно к ним и направился Иван. Еще в Н-ске он слышал о победных реляциях горадминистрации о его ремонте Дома Культуры, но все величие этого достижения было видно только на месте, среди доживающего свой срок города, обшарпанных, часто – аварийных зданий.
Это, а также отсутствие доски афиш и объявлений, антураж фасада с использованием «снежинки» с эмблемы ЧОП и, наконец, милицейский пост – все подсказывало Ивану, что теперь цели этого здания явно носят культовый характер. Люди в сером приглядывались к Ивану, а он в свою очередь к здания, однако ни одна из сторон не делала попыток сближения.
«Ладно, пойдем дальше» - решил парень, и двинулся вокруг предполагаемого храма. За ним располагался также неплохо ухоженный сквер с обелиском памяти красносеверцев павших в годы Великой Отечественной, который также охранялся милицейским постом. Эти стражи порядка тоже пригляделись к Ивану и явно определили в нем туриста.
Вскоре он вышел на очередную улицу, где располагалось здание горадминистрации, над которым реял слабо потрепанный трикалор, а также кучка пивных и магазинов разного калибра. Товаров было немного, народу – тоже, но Ивану чуть-чуть удалось потолкаться среди покупателей и послушать разговоры. Большинство замолкало стоило ему приблизиться, но до него долетали обрывки фраз.
-Эх... туристы приехали... – с явным сожалением.
-Ну и как? – равнодушно вежливо.
-А в курсе, что он уже ушел, - с ударением на последнее слово.
-Откуда ж мне... – с явной завистью.
Последний говоривший так требовательно взглянул на Ивана, что тот смешался и был вынужден объяснить свое появление поисками верного пути:
-Вы не подскажите, как мне до храма добраться?
-До храма, а зачем Вам?
-Ну, да... Я не местный... Слышал, что у вас есть храм, хочу посмотреть...
Собеседник чуть не шарахнулся от Ивана и явно не от несуразности вопроса (если верить карте, до искомого храма весьма далече), на его лице почти явно читалось: «Не местный... турист... да еще храм ищет... Не к добру...». Не дав ответа и буркнув, что-то о занятости и спешке, абориген рванул куда-то вверх по улице.
«Нет, кажется, не за ментами, - подумал и сбежавшем Иван. – Кстати, может и правда, в храм махнуть? Это конечная автобуса. Он, кажется, действующий. Священник там наверняка где-нибудь тусуется, а ему нет резона за «детей зимы» держаться. Наверняка, недоволен ими и перед свежим слушателем в волю побрюзжит. Вряд ли его успели под себя подмять. Хоть в этом попы бывают полезны... Хотя, надо все-таки соблюдать осторожность. К вечеру о всех моих похождениях верхушка будет знать подробно, и надо не произвести слишком непонятно впечатления».
His Shadow
Возвращение в гостиницу обошлось небольшой нервотрёпкой, когда автобус на полпути заглох и водитель минут двадцать кряхтел над двигателем, а Алексей оставался в салоне с не в меру любопытным пассажиром, который как-то загадочно пялился на него с совершенно бесстрастным лицом. Нездоровая бледность только придавала зловещности этому мужчине средних лет в сером плаще и шляпе. Но на сей инцидент можно было и не обращать внимания. Мало ли здесь всяких [censored]?
В самой гостинице по-прежнему царила атмосфера уныния. Единственные живые люди так, видимо, и не покидали её стен, ровно как никого и не прибавилось. В своём номере Алексей, наконец, смог уединиться для работы.
Он очень щепетильно разглядывал бумажки, где-то делал пометки, сравнивал между собой.
«Мда… Попахивает чисто разводом. Это ж надо так. Вот, блин, работёнка досталось. Такую кучку дерьма разгрести.»
Алексей даже злорадно заулыбался, обнаружив то, что, собственно, и искал. Суть же его своеобразного веселья заключалась в предвкушении награды от начальства за умело проделанную работу. Кто знает, может даже его сделают номером один в списке для повышения после такого «разоблачения».
Оказывалось, что некий коммерсант, владевший ЗАО «Горняк-ЛТД», возможно, даже сама организация фиктивная, решил развести банк на крупную ссуду. В наличии у него имелась левая недвижимость в виде Красносеверской гостиницы-развалюхи за которую бы ни один банк не решился бы браться. Действительно, кому такое счастье нужно? Видать за гроши приобрёл её. Но по документам-то выходило, что комплекс-то в нормальном состоянии. Однако, как только что выяснилось, эти документы один в один копируют описи и заключения оценки более чем тридцатилетней давности. То есть имела место самая настоящая афера. Но такой обман банка провернуть в одностороннем порядке невозможно – нужны подельники. Акт должен заверить независимый оценщик, а также проверить служащий банка, только тогда залог недвижимости будет принят…
Дальнейшее изучение бумаг только укрепило уверенность в этом. Дело было года три назад.
«Шишки полетят на кого угодно только не на меня. Я тут второй год кручусь-верчусь. Так или иначе, дальше будет внутреннее расследование пополам со следствием. А это уже головная боль начальства.»
На этих радостных нотках, Алексей закончил изучение бумаг. Аккуратно сложил одни в чемодан, другие – в портфель. Взглянув на часы, понял, что лучше быстренько метнуться в Метелицу, иначе уже не успеет к приходу сопровождающего. Запаковав портфель и накинув верхнюю одежду, он торопливо зашагал из номера, по пути вновь встретился взглядами в холле всё с той же публикой.
Parkan
[продолжаем разговор: Серина, Паркан и Гайтахан]

- Оно видно. - Косой почесал в затылке. - Тут у нас много бродячих водится, так что осторожнее будьте. Поручик еще из спокойных.
- У меня пес тренированный, - ответила Даша, но Норда все-таки держала крепко.
- Все нормально, мы справимся, - негромко проговорила Марина, взглядом следя за скрывающимся в облаках кречетом. Она знала, что птица найдет хозяйку, а на собак ей было, в общем-то, плевать.
Мужчины проводили птицу задумчивыми взглядами.
- Хороша птичка, - хмыкнул косой.
- Ага, ща тебе на голову навалит, еще лучше будет! - скривился широкоплечий Василич.
- Делать ей больше нечего, - фыркнула Даша. - Она не голубь, чтобы тупо летать и гадить.
Андрей отпустил поводок овчарки и неодобрительно покосился на Дашу. Пёс, вроде, успокоился, а вот хозяйка ершилась совершенно излишне.
- Может, дальше пойдем, а то мы тут как-то застряли, - обратилась сокольница к спутникам.
- Идём, - коротко кивнул Зимин и уверенно двинулся в сторону основного здания вокзала.
- А вы что тут делать собираетесь? - удивился косой. - Касса и все такое в том домике, этот вокзал еще в девяностых закрыли.
- Изучаем памятники архитектуры советского периода - бросила Марина уже находу.
- Угу, лазают такие, изучают, а потом изоляторы пропадают, - буркнул Василич. - Заброшено там все, голые стены. Чего лазать-то?
- Вот ради стен и лазаем, - притормозил Андрей, оборачиваясь к любопытным местным. Не хватало ещё, чтобы их за мародёров приняли и милицию вызвали. - Посмотреть самим, сфотографировать, потом друзьям показать... следы былого величия.
- Вы это... аккуратней только, - косой явно был настроен более мирно. - Там арматура кое-где торчит.
- Да гони ты их в шею, Юрьич! - возмутился Василич. - Потырят чего, а нам потом...
- Заткнись, а. Надоел. Что они в этой коробке стырят? Крысьи какашки?
Перебранка, как ни странно, была какая-то вялая, как будто спорили они только по привычке. В конце концов Василич мрачно сплюнул и, закурив "беломорину", отправился в сторону станционного домика.
Марине несколько поднадоело слушать пустую болтовню, тем более, что пользы она никакой не принесла... За исключением, пожалуй, информации про арматуру, но об этом она и сама могла догадаться.
- А вы только тут лазаете, или еще куда потом? - спросил косой, оказавшийся Юрьевичем.
- Ну, если еще что-то живописное, чтобы сфотографировать, попадется - можем посмотреть. Ну, мы пойдем? А то дни короткие, света и так немного, - девушка изобразила одну из самых милых улыбок.
- Идите, только не особо долго лазайте, - Юрьич едва заметно усмехнулся и направился вслед за Васильичем.
- Спасибо, учтём, - произнёс уже вслед удаляющейся спине Андрей. Покосился на Марину: - "Не особо долго"... Комендантский час у них тут, что ли? Ладно, двинулись.
- Не удивлюсь, если и так. Было бы интересно по городу ближе к их ночным песнопениям пройтись, - ответила девушка, направляясь вслед за Андреем к зданию вокзала, - Пожалуй, я скоо вообще перестану чему-либо удивляться в этом городе...
Вокзал явно был построен во времена расцвета города. Некогда двухэтажное здание еще сохраняло следы желтой и белой краски, высокий портик и большие окна когда-то видимо смотрелись красиво, но сейчас все было скорее грустно. Окна и двери зияли пустыми проемами, одна из колонн когда-то упала, и от нее осталась только нижняя четверть, да часть капители. Вход внутрь был абсолютно свободный, никаких листов железа, досок и подобного прочего в проемах не было.
Выбрав подходящую дистанцию, Зимин сделал кадр с общим планом здания. При солнечном свете отсутствие забора и надписей на стенах сразу обращало на себя внимание. Совершенно нехарактерно для населённого места. Подходя ближе, андрей сделал пару кадров с видом на левое и правое крыло, потом сфотографировал крупным планом портик.
- Бардак у них тут, конечно. - проговорила Марина, оглядывая останки колонны и пустые глазницы окон. Но чем-то такой "бардак" ей нравился.
- Брошенное пространство, - задумчиво пробормотал невпопад Андрей, припоминая прочитанную лет тесять назад детскую фантастическую книжку.
- Зато хорошие декорации для фильма про постъядерную Землю...
- Разрушений маловато для постъядерки, - улыбнулся молодой человек. Повернулся к спутнице и сфотографировал её крупным планом. - Тут, скорее, глобальный Чернобыль или зона, как в Сталкере.
Уверенным шагом Андрей пересёк оставшийся участок площади, поднялся по выкрошившимся замшелым ступеням к дверям главного входа и заглянул внутрь. Марина последовала за молодым человеком.
Большое помещение, бывшее когда-то залом ожидания, пустовало. Все, что можно было вынести, отсюда явно уже вынесли. Только какие-то старые ящики стояли у дальней стены. Пустые двери вели в боковые помещения, а большой проем напротив входа - к путям.
- Вот, что делает с людьми сладкое слово "халява", - усмехнулась Марина, оглядывая пустующее помещение, - а мне стулья в залах ожидания на нашей железной дороге всегда казались пыточным приспособлением.
- Ну, вокзал стал не нужен, вот и вынесли все из него. - Хмыкнула Даша.
- Ага, - рассеянно протянула вторая девушка, уже приближаясь к выходу на пути. Старые железные дороги обладали почти магическим притяжением для неё. Снаружи, аккуратно приземлившись на столбик с затертой вывеской, сидел Шах, сжимая в когтях толи большую мышь, толи мелкую крысу. Вид у сокола был на редкость довольным.
Андрей тем временем вышел на середину зала и навёл объектив на старое табло с навсегда застывшими прибывающими и уходящими поездами. Табло было еще старое, механическое. Судя по всему, его не отодрали и не унесли только потому, что оно висело высоко, над рядом пустых окошечек бывших касс. На противоположной стене примерно на этой же высоте угадывалась старая фреска - Ильич на митинге, или что-то около того. Сохранилась, правда, она плохо, а лицо Вождя было вообще замазано грубовато нарисованной восьмилучевой раскорякой, напоминающей снежинку. Кроме этого никаких граффити и подобных "росписей" не было видно.
Щёлк...
Щёлк...
Щёлк...
Диафрагма объектива добросовестно открывалась и сжималась обратно, запечатлевая в памяти фотоаппарата артефакты советского периода. Заодно Андрей сфотографировал сначала Дашу, медленно бредущую вслед за изучающим помещение псом, потом Марину, удачно вставшую в арке дверного проёма на перрон.
- Оп-па, опять она! - с каким-то мрачным удовлетворением отметил он уже знакомую снежинку, скрывшую светлый лик Владимира Ильича. - Кажется, это первая настенная роспись, которая нам тут попалась, а?
- Точно, первая. - Откликнулась Даша. - Они тут просто помешаны на восьмиконечных снежинках. Интересно, им в школе говорили, что у снежинки шесть лучей?
Откадрировав изображение, Зимин сделал снимок местного то ли герба, то ли эмблемы крупным планом.
Марина бросила взгляд на пути и свистом позвала Шаха вернуться на перчатку. Времени налюбоваться на эту красоту у неё еще хватит, а теперь стоит вернуться назад, в здание. Его-то она толком и не посмотрела. С такими мыслями девушка развернулась к дверному проему и прошла внутрь.
Поймала взглядом снимающего Андрея и стала более внимательно оглядывать стены зала. В глаза почти сразу бросилась снежинка, занимавшая почетное место.
- Они тут, видимо, снег и вправду в религию превратили... - Марине вспомнились старые фотографии, отражавшие отношение населения к Ильичу.
- Угу... И в сквере рядом с гостиницей памятнику голову снесли, - вспомнил молодой человек.
- Видимо, на то чтобы отлить снежинку в бронзе сил уже не хватило. Кстати, если не ошибаюсь, восьмилучевая звезда - символ хаоса...
- Вархамер-сорокотонник, как же, как же, - широко ухмыльнулся Андрей. - Похоже. Но вот это, скорее, всё же совпадение.
- Целый город хаотиков, ага. Только что-то даже хаос у них какой-то пыльный и унылый. - Даша хмыкнула. - Все ходят, как заиндевелые, даже ругаются, и то вяло.
- Символ все-таки постарше вахи, так что кто знает... Ладно, главное, не удариться теперь в теорию заговора - улыбнулась девушка, - а в общем, мне уже оочень интересно, что у них тут происходит. Пока не выясню - никакой Москвы! - еще одна открытая улыбка. "Отлично, я нашла повод не возвращаться еще недельку, ну разве жизнь не прекрасна?"
mendkovich
"Однако - второй час! - подумал Иван. - Встали не поздно, так что самое время обедать".
Шагая прежним маршрутом к "Метелице", Иван окончательно пришел к решению посетить храм. Идея потусоваться с аборигенами явно не катила: народ замолкает при новом человеке, говорить откровенно на ему интересные темы не захочет. Значит, надо искать тех, кто вне системы. В этом городе это по определению - православные. Секта "детей" явно подмяла под себя все и всех, и молчать они вряд ли захотят. Будут осторожны, не без этого, но не так глухо как большая часть населения.
В "Метелице" Иван застал пару водил-дальнобойщиков, которые поспешно глотали обед, явно не горя желанием задерживаться в городе хоть лишнюю минуту. На Ивана, стоящего с подносом у стойки они покосились с явным удивлением и неодобрением: все-таки он явно выделялся из местных жителей, а, как уже успел понять, к тем к ездит в Красносеверск без нужды здесь относятся без понимания.
Когда Иван уже доедал суп в общепите произошло маленькое происшествие: внутрь вошел один из "вьюжных" охранников, при виде формы которого шоферы ощутимо поплыли лицом.
"Лютая здесь братва" - равнодушно подумал Иван, переходя ко второму.
Впрочем "лютый" ЧОПовец явно не намеревался кого-либо жертвоприносить или вести топить к озеру. Он просто заказал обед, глянул на Ивана и шоферов и перешел к еде.
Шоферы торопливо доели, а один из них перед тем как схватить куртку и поспешить к фуре одними губами шепнул Ивану: "Валил бы ты..."
Молодой человек удивленно поднял брови, но пояснений не дождался: шоферы чуть не бегом покинули "Метелицу", а вскоре на улице заревел мотор.
Честно говоря, Ивана уже самого изрядно стал напрягать городок. Народ выглядел слишком вялым, причем в течение всего дня, словно усталость, нелюбопытство и погруженность в свои мысли были - хроническими. Что-то решительно было не так.
У Ивана даже мелькнул подхваченный из американских боевиков образ города тотально посаженного сектой на наркоту, но он смотрелся явно несерьезным. Как бы мало здесь ни было народу, держать все на "аптеке" было - дороговато. Будь у местных заправил деньги на такое - и город бы смотрелся поприличнее.
Скорей... люди вялые, словно не спали всю ночь и постоянно думают о чем-то своем. Может, действительно, ночью у них мистерии и обряды? Хотя бы этой ночью - были? Это вариант, но тоже как-то круто. Хотя пару раз в год, при хорошей системе контроля, почему нет...

Иван спокойно доел, покинул общепит и двинулся к остановке. Быстро подошедший автобус - был полупуст. Ехали человек 5, - судя по разговорам, с местного мебельного или питьевого завода, - обсуждавшие какую-то аварию на линии, которые Петрович (бедняге несомненно икалось) поставил в "раскоряк".
Ивана особо не дичились, может быть потому, что он старался слиться с городом, меньше играть мимикой, вертеть головой, а просто ехал с отсутствующим видом к своей цели.
В голове вертелись не особо веселые мысли о том, что городу помогла хорошая встряска, несколько иного рода, чем он мог бы предложить.
Честное слово, нарисуйся здесь сейчас комиссия из Н-ска с массой неудобных вопросов и желанием взять мэра и прочих за жабры - он бы зааплодировал, несмотря на то, что ему бы здесь было ничего ловить. Просто нынешний "порядок" в городе казался ему все более противоестественным и неправильным. Даже в большей мере чем то, что он видел в других уголках в стране.
"Плохо, когда начинаешь различать оттенки навоза, - грустно подумал Иван. - Хотя, если не различать, то может быть еще хуже".
Гайтахан
Совместно с Сериной и Парканом

- Пожалуй, я тебе составлю компанию, - кивнул Андрей, тоже широко улыбаясь. - Много странностей что-то накапливается. Ну что, на второй этаж?
- Спасибо... - Марина отвлеклась от своих размышлений, - Да, думаю, стоит подняться. Надеюсь, лестница не в том же состоянии, что и колонна на входе.
- Да, хорошо бы - знакомиться с торчащей арматурой желания нет никакого, - проворчал Зимин, оглядываясь в поисках лестничных пролётов. Назначение здания предполагало, что для удобства пассажиров ход на второй этаж должен был начинаться если не в главном зале, то где-то за ближайшим углом.
Лестниц оказалось не одна, а целых две - сразу у боковых дверей в главный зал. Перила у обеих давно отсутствовали, но ступени были вроде бы прочные.

- А, вот и они, - объявил Зимин. - Девушки, прошу за мной.
Подождав своих спутниц, Андрей начал осторожно подниматься вверх по старым выщербленными ступеням. Отсутствие перил, конечно, несколько смущало, но ширина пролёта была достаточной для уверенного подъёма. Пройдя до следующей площадки, Андрей сфотографировал поднимающихся к нему девушек и оглянулся, осматриваясь.
Марина шла сразу за Андреем, держась рукой за прохладную стену. Её взаимоотношения с лестницами всегда были довольно сложными, и отсутствие перил она воспринимала как очередную гадость со стороны этого "чудесного" изобретения человечества. Даша же шагала вполне спокойно, поглядывая за собакой.
На втором этаже, судя по всему, когда-то располагались служебные помещения. Коридор, одинаковые дверные проемы, печальные провалы окон, через которые можно было увидеть привокзальную площадь. Крыши давно уже не было, поэтому состояние второго этажа было совсем плачевным. Пол порос мхом, а кое-где и чахлой травой, стены постепенно разрушались.

- Не слишком жизнеутверждающее зрелище, - произнесла Марина, глядя на открывшиеся интерьеры.
- Угу... Живая иллюстрация к фильму BBC "Что будет, если все люди вдруг исчезнут", - кивнул самоназначенный фотограф группы, выбирая наилучший ракурс для небольшой берёзки, неведомо как выросшей у одной из стен. - Ну что, давайте разойдёмся и посмотрим, есть ли здесь что интересного? Только осторожней, смотрите под ноги - в полу могут быть дыры.
- Угу, - кивнула девушка, отходя к одной из стен, в надежде, что на ней или на других могло сохраниться что-то интересное. Поиск снежинок и прочей местной символики уже стал для неё своеобразной игрой.
Ещё раз оглянувшись, Андрей пошёл в сторону правого крыла здания, осматривая по порядку во все комнаты по правую руку. Через провалы разбитых окон в стене слева, обрамлённые кое-где торчащими из древних рам осколками стёкол, виднелась привокзальная площадь.

- А я тогда налево... в хорошем смысле. - Усмехнулась Даша и направилась в сторону, противоположную избранной Андреем.
Комнаты особо не отличались друг от друга - пустые коробки с окнами в сторону железнодорожных путей, из которых вынесли уже все, не считая обломков крыши. В одной из комнат правого крыла в полу зияла немалых размеров дыра. Чувствовалось, что ничего интересного здесь не осталось еще в девяностых.
Серина
С Парканом и Мастером

- Интересно, второй этаж служебный, или здесь было еще что-то? - Марина задала вопрос то ли в пустоту, то ли надеясь, что кто-то из спутников её услышит.
- Похоже, что больше ничего. - Откликнулась Даша. - Видимо, внизу только зал ожидания был, да буфет какой-нибудь. Обычный провинциальный вокзал... только мертвый.
Сначала Зимин осматривал комнаты более-менее тщательно, но выпотрошенные помещения были похоже одно на одно: замусоренный обломками и щебнем пол, поросшие мхом стены, торчащие из стен обрывки проводов - похоже, тут выносили не только то, что плохо лежало, но даже и то, что было, казалось бы, надёжно приколочено к полу или стенам. Дойдя до торца здания, Андрей выглянул в окно и, перенастроив фотоаппарат, сделал панорамный снимок: слева виднеются вдалеке крыши центра города, смутно угадываются буквы на крыше "свиной" гостиницы, потом идут корпуса складов и промзоны в районе Лабораторной, по центру - махина мёртвого АНОФ. Ну а справа, за блестящими нитками путей областной железной дороги, виднелся на фоне озера всё ещё цепляющийся за жизнь рыбозавод. Полюбовавшись ещё немного на характерно зубчатую линию городского горизонта, Андрей мимоходом посетовал на забытый в Москве бинокль и пошёл обратно к лестнице.
Марина тщетно пыталась найти под слоем мха и лишайника следы "народного творчества", но сюда, видимо, так и не добрались руки вездесущей художественной самодеятельности. Редкие островки относительно чистой поверхности тоже не радовали новостями. Впрочем, ничего удивительного: вряд ли сюда часто заходили, в то время как первый этаж мог пользоваться большей посещаемостью. Устав от разглядывания однообразных стен, девушка зашла в одно из пустующих помещений. Ничего интересного внутри не обнаружилось, но вид из окна на спокойную гладь озера, уходящие вдаль пути и рыбзавод, на котором даже, кажется, были люди, навевал какую-то общую умиротворенность.
- Марина? Даша? - окликнул спутниц Зимин, никого не застав у лестницы.
- Тут я - Даша вышла из одного из бывших кабинетов. - Здесь смотреть не на что, пусто все как-то. Хотя вид из окон сногсшибательный. Норд, к ноге!
Мышкующий на кого-то пес подбежал к хозяйке и с надеждой завилял хвостом.
- Иду, - крикнула Марина еще из комнаты и с трудом оторвалась от вида, открывающегося из оконного проема. Последний раз выглянув на улицу, девушка наконец вышла в коридор, где ее уже ждали Андрей и Даша в компании пса.
- Да, виды замечательные! Вот, посмотрите, что видно из вон того торцевого окна, - довольный панорамным снимком Андрей предъявил девушкам камеру в режиме воспроизведения. - Кстати, тут в одной из комнат пролом в полу, через него можно сделать шикарный концептуальный кадр человека, стоящего внизу и глядящего вверх. Надо будет.. ммм... да, примерно так: спуститься по лестнице, свернуть налево и пройти в сторону путей. Будем делать?
- Давай, - Марина направилась к лестнице, следуя указаниям Андрея. Топографическим кретинизмом девушка никогда не страдала, но в зданиях все равно ориентировалась не слишком хорошо, как и в подземных переходах. Поэтому шла Марина небыстро, время от времени поглядывая наверх, в поисках той самой дыры.
Parkan
Здание вокзала
около 12.00
22 сентября 2004


Тем временем фотограф-энтузиаст вернулся в комнату с дырой к полу и, опустившись на колено, осторожно (не хватало ещё навернуться вниз!) заглянул в пролом:
- Эгей! Марина! - крикнул он в дыру, надеясь помочь сокольнице определиться с направлением.
Девушка повернула голову на звук и ускорилась. А вскоре заметила дыру в потолке.
- Я на месте. Фотограф, говори, что делать, - с едва заметной в голосе улыбкой произнесла Марина, отводя чуть в сторону руку с птицей: Шах, увидевший в проломе небо начал ерзать на перчатке.
- Так... Левее на метр... - принялся командовать Андрей. - Посмотри на меня... Теперь повернись налево в полоборота... Хорошо, достаточно. Сейчас подойду.
- Подожди секунду. Успей сейчас поймать кадр, - сказала девушка и резко подняла руку, отпуская белую птицу вверх. К счастью, фотоаппарат Зимина был готов к работе.
Щёлк!...
- Красота! - восхитился Андрей: фокус оказался в самый раз, и автоматика запечатлела раскинувшую крылья птицу очень чётко, все пёрышки можно было пересчитать. - Вечером ещё полюбуемся.
- Конечно. Скинешь мне на ноут?
- Разумеется! - улыбнулся Зимин. - Сейчас подойду, есть ещё одна мысль.
Из дыры в потолке до Марины донёсся звук удаляющихся быстрых шагов и приглушённое "Даша, ау! Идём вниз!"
- Тут я! - Даша все это время задумчиво изучала вид из окон.
- Что-то заметила? - поинтересовался молодой человек, подходя к ней и тоже выглядывая из окна.
- Да так... ничего. Город как город вроде бы.
Пожав плечами, Андрей чуть не по пояс высунулся из окна и сделал ещё один панорамный 180-градусный снимок, перенося в память фотоааппарата привокзальную площадь, окрестные строения и давешнего чёрного Поручика, сидевшего у стены противоположного здания. Марина тем временем вернулась к лестнице, с которой должны были спуститься её спутники. Спутники не замедлили появиться: сперва с частым топотом вниз по ступеням через одну проскакал Андрей, следом за ним прибежал пёс, а уже за ним с достоинством спустилась Даша.
- Ну что, какие у кого мысли ещё по вокзалу? - поинтересовался Зимин, когда экспедиция вновь собралась вместе.
- А тут осталось еще что-то, что можно было бы осмотреть?
- Можно добить первый этаж, - предложил Зимин. - Где-то ещё должна быть камера хранения. А потом выйдем с той стороны и прогуляемся до АНОФ по путям.
- Боюсь, что в этой камере хранения уже давно ничего не хранится, - скептически заметила Даша. - Так что, наверное, лучше уже к фабрике.
- Марина?
- Хм... Не знаю, если честно. Судя по состоянию второго этажа, в камере хранения искать уже нечего.
- Пожалуй. Могли, наверное, даже сами ячейки раскурочить и сдать на металлолом, - признал Андрей. - Ну, тогда пойдём, посмотрим, наконец, на здешний градообразующий гигант.
Сверившись с картой, Андрей уверенно двинулся на перрон, где повернул налево, в сторону АНОФ. Марина направилась следом за молодым человеком, а оказавшись на улице, коротко и пронзительно свистнула, призывая обратно Шаха. Даша, взяв Норда на поводок - на всякий пожарный - последовала за товарищами.

(вместе с Сериной и Гайтаханом)
mendkovich
Дверь автобуса с шипением открылась, и Иван спрыгнул на землю самого отдаленного района Красносеверска. Автобусная остановка располагалась на площади или просто в широком тупике, за которым кончались разбитая дорога и безжизненная равнина и начинались ряды домов этого красносеверского анклава.
Когда-то, еще до революции, здесь был поселок чего-тот-там-добытчиков, который со временем захирел и был в советские годы административно присоединен к городу. Теперь это была глухая и даже по местным меркам неухоженная окраина, состояние которой плохо скрывали по северному обыкновению рано опускающиеся сумерки. Большинство домов явно заброшены, близлежащий магазин «Продукты», если и не был закрыт, то доживал последние и не самые лучшие дни.
Вокруг не было ни души. После торопливого отъезда автобуса не было слышно ни шагов, ни машин, ни даже лая собак. Кажется, никто за храмом не наблюдал: явного милицейского поста (что было бы логичнее всего) не было, продавец продуктового, даже если он там был, вряд ли видел хоть что-то сквозь годами немытое стекло, а версию о тайном наблюдении из заброшенного «хрущевки» можно было отмести как бредовую.
Храм Георгия Победоносца находившийся через площадь (или все же дорожный тупик?) от остановке, где стоял, осторожно оглядываясь, Иван, был единственным объектом, где чувствовалась недавняя работа человеческих рук. «На живую нитку» была починена крыша, кое-как поправлена ограда, колоколенку украшал пузатый колокол. Правда, доски, удостоверяющей, что этот храм 19 века является памятником культуры и «охраняется государством» в обозримом пространстве не было. «Видимо, на металлолом сперли, - подумал Иван. - Либо здесь на окраине кавардак, либо – храм сильно не уважают и на него местный новый порядок не распространяется».
Инстинктивно вжав голову в плечи он пересек площадь и подошел к дверям храма, которые были заперты на засов, но маленькая дверка внутрь была зазывно приоткрыта. Судорожно вспомнив поведение своего православного приятеля Димы Исаева и подслушанное в каком-то французском фильме правило «Лоб-пупок-часы-бумажник», Иван обмахнулся троеперстием и скользнул в внутрь.

В притворе царила кромешная тьма и ему пришлось включить фонарик чтобы найти остатки гардероба, который стоял здесь в те времена, когда церковь была клубом (храм вернули Патриархии еще при Брежневе, если не ранее), ход на колокольню и ступеньки, ведущие к двери внутрь. Осторожно ступая по недавно, но скверно метенному полу Иван проник в среднюю часть церкви.
В Москве и Мурманске он успел привыкнуть к церквям с евроремонтом от властей и грешных спонсоров, поэтому был слегка удивлен состоянием убранства, скупо освещаемого свечами и лучинами у икон. В клубные времена или позже храм пережил следы ожесточенного разгрома, сбивания отреставрированной росписи на стенах, сквозь которую проглядывали останки ликов, изображенных еще при освящении. Стены были в трещинах, пол в застарелых пятнах, полутьма скрывала скверное состояние росписи. Дверь в одном из окончаний поперечного нефа была приоткрыта.
Впрочем, как увидел Иван, пройдя пару шагов, алтарная часть и иконостас были в порядке, над алтарем виднелось даже некое подобие кивория (название этой штуки Иван не знал, но по давним экскурсиям в храмы помнил, что она должна быть). Из икон он узнал, правда, только титульного святого храма Георгия с копьем да Христа, который, правда, смотрел как-то необычно строго и был небрит. Впрочем, последнее скорей было следствием выцветшего полотна. Иван мысленно чертыхнулся, вспомнил о виденном церковном обыкновении и еще раз перекрестился на Яроокий лик Спасителя, который, впрочем, остался равнодушен к его маневрам.
-Эй, есть здесь кто?.. – неуверенно позвал Иван.
-Есть. Только чего тебе надо, парень? - ответил голос из-за спины.
Резко обернувшись, Иван увидел священника в многократной штопанной рясе, который держал в одной руке старое кадило, о котором горько плакал краевой музей, и вполне современной туристический топорик. Сам священник был неухожен, не чесан, невысок и крепок. Вдвоем с топориком они одним видом достаточно понятно объяснял, почему колокол в отличие от доски со стены до сих пор не стащили не металлолом.
-Здравствуйте, батюшка, - поспешно ответил Иван. – Я Иван Степанов из Н-ска, из... «Русского журнала», корреспондент.
Священник выкатил глаза и ответил Ивану уже привычной фразой:
-Вали отсюда парень, из города беги. И поскорее. Твои вещи где?
-В гостинице, батюшка. Но как же мне бежать? Я только...
-Беги! Здесь эти... Дьявол здесь. Пришел он уже.
-Ну Вы же не бежите? – нашелся Иван. – Я здесь для того, чтобы разобраться, всем рассказать, что здесь творится.
-Здесь – дьявол, - уверено, но без безумной искры сказал священник, словно говорил о дефолте или войне. – Бога здесь позабыли, вот он в мир и прорывается. И эти кругом. Ты не из этих?
-Нет, - сказал Иван и третий раз за день перекрестился.
-Вот и беги отсюда. В Н-ск, в Москву, в Сергиев Посад. Всем расскажи, что здесь творится, чтобы выжгли, это место, чтобы остановить это.
-Батюшка, - подпустив в голос убедительности, ответил Иван. – Ну я же должен был рассказать, что конкретно здесь происходит. В городе многое видел, но со мной никто говорить не хочет, там одни сектанты. Вот я к вам приехал, кто кроме Вас...

Глянув на Ивана еще раз из-под густых бровей, священник согласился на более внятный разговор и пригласил Ивана в каморку в западном углу храма, где сам жил, и даже угостил чаем.
Батюшку звали отцом Евлампием. Служил он здесь еще с перестроечных времен и держался на одном энтузиазме, что наглядно подтверждало убранство маленькой комнатки застеленная какими-то тряпками кровать, буржуйка, запотевшее окно.
В 1990-е городку пришел конец. Завод накрылся, все, что могли, разворовали старые и новые хозяева жизни, многие горожане побежали из города в Н-ск и Мурманск в поисках работы и лучшей жизни. Отец Евлампий остался здесь на городской окраине и горсткой прихожан-пенсионеров. Но потом развал остановился, что принесло худшую катастрофу.
Вначале в городе всплыл бывший второй секретарь райкома Холодов с каким-то бандитами. Они быстро разогнали местную гопоту, взяли в руки мэрию и завод, и город, освободившись от вороватых временщиков, стал приходить в себя. Включился консервный завод, открылась новая линейка напитков, заработали магазины и местная больница. Но потом Холодов решил поиграть в религию и стал сколачивать в городе секту Детей Зимы и Вьюги. Вначале народ дичился, но потом стал активно вливаться в ряды, благо ни власть, ни секта городу ничего плохого не делали. Кто не хотел, предпочитали уезжать на большую землю, благо и других поводов хватало, так что отец Евлампий остался один без прихожан, единственным христианином в городе.
-Вот этим и держусь, - сказал священник, указа в взглядом на лежащие рядом топорик и кадило.
Про секту он говорил очень неохотно. Поклоняются они Матери-Зиме (Иван, знавший о теме больше священника, дернул плечами), их символ снег. «Но не Божий здесь снег, совсем не Божий», - зачем-то сказал священник. Переспрашивать молодой человек не стал. Поп, на его взгляд, не был похож на психа, но логику православных верующих Иван понимал с трудом и не хотел сейчас заводить сложные разговоры, где было легко проколоться.
-Я слышал в городе про какой-то «уход», о котором с завистью говорят? – осторожно спросил Иван.
Священник передернул плечами, и почувствовалось, что этот далеко не робкий человек здорово боится этого слова.
-Не знаю, но говорят – уходят. И как-то странно. Вот говорили, что сам Холодов ушел. Его действительно уже давненько невидно, вместо него, то один, то другой чиновник выступает. И вообще говорят... Но уходят, не умирают. На кладбище – ни одной свежей могилы, а народ исчезает. Не помирает... Ты консервы местные в городе видел?
-Нет.
-А завод, как в прорву какую работает и... не понятно, главное, на каком сырье.
На взгляд Ивана священника ощутимо занесло, связи между консервным заводом и массовым отъездом из города он не видел.
-В ДК у них капище. Там нечистое место, очень нечисто. Хуже только на АНОФе.
-Там нечисто? В смысле после остановки или... духовно? – осторожно спросил Иван.
Ответить священник не успел, потому что кто-то громко и уверено постучал в двери храма.
Parkan
Рядом с оградой АНОФ
12.17
22 сентября 2004

От вокзала до АНОФ дойти можно было минут за пять. Фабрика находилась прямо возле железнодорожной линии, глядела на нее пустыми окнами. Небольшие группы деревьев и кустов слегка оживляли пейзаж, но общая атмосфера была безрадостной. Мертвая фабрика казалась какой-то особенно чуждой. Что-то неприятное и пугающее виделось в ее кирпичных выщербленных стенах, провалах окон и черных трубах.
Андрей шёл вместе с девушками, сначала вдоль насыпи железной дороги, потом свернул к АНОФ напрямик через пустырь. Шуршала под ногами пожухшая осенняя трава, солнце то проглядывало через серую пелену облаков, то вновь пропадало, и тогда окружающий пейзаж становился ещё более унылым и бесприютным. Добросовестно сфотографировав общий вид фабрики, Зимин начал высматривать способ проникнуть внутрь ограды из растрескавшихся, побитых временем и климатом бетонных плит советского образца.
- Даша, Марина, судя по карте, нам вон туда, - сообщил Андрей своим спутницам, кивком головы указывая в сторону завода. - Лучше было бы пройти челез КПП, но там могли всё запереть при остановке, и с дырой в заборе проблем может оказаться даже меньше. Так что поглядывайте.
Дойдя до растресканного асфальта идущей вдоль АНОФ улицы, Зимин оглянулся, решая, в какую сторону идти вокруг завода.
Даша придержала собаку, девушке при всей её авантюрности вся эта эскапада не то что поднадоела, но уже потихоньку настораживала и заставляла быть осторожней. Она аккуратно переступила через ближайшую трещину и, взмахнув рукой, указала направление:
-Может, туда?
Вблизи АНОФ производила еще менее приятное впечатление. Налетающий с озера порывами ветер печально свистел и выл в проржавевших трубах вентиляции, еще сохранившихся в некоторых местах. Вокруг чувствовался не очень приятный запах - что-то вроде смеси подтухшей рыбы и болотной тины. Забор предприятия был побит временем, но еще крепок. Более того, единственная на обозримом пространстве дырка была заткнута листом железа. Даша подошла поближе и аккуратно царапнула по железу:
- Отковыривать будем или дальше пойдем?
Вместо ответа Зимин подошёл к забору и для пробы несильно пнул прикрывающий дыру лист. Металл глухо загудел, но отпадать не спешил.
- Небезнадёжно, - резюмировал Андрей. - Особенно если найти какую-нибудь арматурину. Леди, посмотрите по сторонам пожалуйста, - попросил он, также оглядываясь вокруг в поисках подходящего рычага.
-Если лист попинать тридцать-сорок раз, он, возможно, сам отвалится, - ввернула легкую шпильку Даша. Потом задумчиво продолжила, - Ну или ноги... А пахнет-то чем?
Девушка оглядывалась в поисках чего-то железного и в данной ситуации полезного, но пока не видела.
- Можно и попинать, - согласился Андрей. Примерился - и зарядил с разворота подошвой берца в край листа, стараясь вложить в удар всю массу тела.
БУДУХ!
Лист загремел и рухнул, из-под него покатились какие-то железки на той стороне забора. Путь на объект был открыт, хотя это сопровождалось грохотом, слышным далеко вокруг.

(совместно с Сериной, Ясень, Гайтаханом)
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.