Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Морок над Красносеверском
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Литературные приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5
Ясень
- Мда... - с сомнением протянула Марина, - перелезть было бы тише.
- Ага, - усмехнулся Андрей, отряхивая штанину, которую после удара запорошило отлетевшей от преграды ржавой пылью. - Особенно собаке.
Приведя в порядок одежду, он заглянул внутрь дыры, после чего, согнувшись пополам, аккуратно протиснулся на ту сторону.
- Ладно, надеюсь, местные не сбегутся на грохот, - после этих слов девушка оглянулась на оставшийся за спиной пейзаж и, ничего и никого не увидев, последовала за Андреем.
Даша от коллектива не отставала и, свистнув собаку, последовала за друзьями-соратниками. Пространство между забором и крайним зданием АНОФ было небольшим. Перед путешественниками высилось грязное кирпичное здание, лишенное стекол и кое-где зияющее проломами в стенах. Очевидно, это был один из цехов. Чуть левее можно было пройти между этим зданием и еще одним, немного более приземистым. Вокруг царила тишина и безлюдье.Вновь достав фотоаппарат, Андрей сфотографировал дыру, так чтобы в кадр попал и лист, и кусочек наружного пейзажа. Потом парочку видов зданий, все вместе и по отдельности.
Даша меланхолично осматривала окрестности, это кладбище коммунизма ей с каждым новым домом прекращало нравиться. Да ещё и с некоторой недружелюбностью местного населения, хотя лазить по окрестностям с хорошей компании было местами даже приятно. Не было б ещё так... не то что жутко, но неуютно.
- Обойдем вокруг, а потом внутрь? - Марина с удовольствием любовалась на окружающие призраки прошлого, не испытывая особенного дискомфорта. Разве что запах не самый приятный, но это, в общем-то, не самая большая из возможных проблем.
- Вокруг точно обойдём, - согласился Андрей. Потом добавил с лёгкой озабоченностью: - А вот внутрь... Сначала понюхаем. Запах-то, похоже от той самой апатитно-нефелиновой химии, которую здесь делали. Как бы внутри не было хуже.
Марина кивнула молодому человеку и, глядя в небо, пронзительно свистнула, привлекая Шаха.
( те же и там же)
Серина
Мастер, Серина, Ясень и Паркан

Птица появилась через пару минут после резкого свиста Марины, сияя довольной мордой и пачкая перчатку окровавленными когтями: видимо, кому-то из местных крыс не повезло. На всякий случай, девушка пристегнула должик к кольцу на перчатке.
Поводок натянулся: пес явно стремился покинуть данное место и рвался к выходу. Правда рвался лишь для проформы, все же негоже смелой и большой собаке так себя вести...
- Эй, тише, - Даша подошла к питомцу и почесала его за ушами, обернувшись к остальным. - Собаки ж чувствуют опасность, что же там могло бы быть?
Запечатлев для истории крупным планом нахмуренный Дашин профиль и заинтересованное выражение на лице Марины, Андрей убрал до поры фотоаапарат обратно в чехол.
- Наверное, ему запах не нравится. Если уж нас он настораживает, то твоему зверю и вовсе, наверное, по мозгам бьёт, - ещё раз оглянувшись, Зимин махнул рукой в сторону прохода между зданиями. - Ну что, идём туда?
- Только запах? - засомневалась Даша, - Хотя ладно, рискнем здоровьем.
Она отошла от питомца и целенаправленно пошла к зданию, наблюдая краем глаза, как будет вести и отнесется к этому пес. Пес был конкретно против. Не сказать, что он бы был испуган или сильно рвался к выходу, просто стоял и напряженно нюхал воздух, изредка взрыкивая.
-А чего это он там нюхает? - заинтересовалась его хозяйка, - Эй?
В это время за забором послышались отчетливо различимые шаги. Марина сделала шаг вбок от дыры в заборе и почти в это же время заметила, что Шах, как и пес Даши ведет себя... да нет, не то чтобы странно, но как-то непривычно.
- Ну вот, - досадливо цокнул языком Андрей. - Ведь не было ж никого до самого горизонта.
Марина изобразила выражение святой невинности:
- Ну нигде же не написано, что сюда нельзя.
- Просто не люблю дурацкие вопросы из серии "а что это вы тут лазаете?" - усмехнулся молодой человек. - Ну, как с теми двумя у вокзала. Ладно, захочет - догонит. Идёмте!
И неторопливо двинулся в предложенную ранее сторону к проходу между цехами, посматривая под ноги. Лишь незаметно похлопал себя по правому бедру, где висел в ножнах нож. Даша поспешила за Андреем, потянув за собой недовольного пса. Тот идти не хотел, но всё-таки поплелся, лениво передвигая лапы и всем видом показывая, что эти люди, наверное, спятили...
Сокольница последовала за ребятами, успокаивая кречета легкими поглаживаниями тыльной стороной ладони по мягким перьям на груди. Прорвемся, как обычно... Можно, конечно, отпустить его и посмотреть, что будет, но такой вариант не слишком нравился девушке.
Гайтахан
Мастер, Серина, Ясень, Паркан

В промежутке между зданиями было сумрачно и сыро. В большое здание вела распахнутая железная дверь. В дальнем же конце промежутка было светлее - видимо, он выводил на открытое пространство. Не забывая о добровольно взятой на себя функции фотокора, Андрей вновь достал фотоаппарат: кадр вдоль сумрачного прохода с "светом в конце тоннеля" был прямо-таки классикой жанра. Сделав снимок, Зимин оглянулся - не идёт ли за ними кто от дыры в заборе - и двинулся дальше, к двери внутрь здания. Заходить он пока не собирался, как и говорил, а вот посмотреть, послушать и понюхать определённо следовало.
Глазам Андрея открылось довольно крупное помещение. Внутри не было темно - через выбитые окна проникало достаточно света. Пол в зале был весь в грязи и какой-то мокрой пыли, кое-где торчали куски оборудования - какие-то баки, трубы и черт знает еще что. Запах в здании был смешанный - что-то застарело-химическое дополнялось знакомым уже тухловатым душком. Марина же, стоявшая ближе всего к забору отчетливо услышала, как под чьими-то ногами звякнул лист металла, который раньше закрывал дыру. Пес тихонько тявкнул, настораживая уши:

- Идет кто-то... - расшифровала Даша.
Человек во дворе, судя по звуку, остановился. Затем из-за угла донеслось какое-то механическое шипение, и секунду спустя негромкий мужской голос.
- Это Вадим, как слышно?.. Кто-то забор ковырял... Так точно, осмотреть...
Марина приложила палец к губам. Люди с рациями - это уже не городские зеваки.
- Давайте сюда, - выдохнул шёпотом Андрей, входя под арку прохода. Даша от греха подальше шмыгнула за спину молодому человеку, попутно зажимая пасть псу, чтобы не выдал рыком или поскуливанием. Оружия у неё не было, и если что, имелись только песьи зубы, а собаку было жалко.
Марина сейчас пожалела, что подозвала птицу. На руке она мешалась, но отпускать его сейчас было нельзя ни в коем случае - взлетевший сокол явно привлечет ненужное внимание. Девушка отошла к Андрею и Даше, опустила руку, чтобы Шах перебрался на плечо. Правая рука уже лежала на рукояти ножа. Хоть за что-то Ворону можно сказать спасибо. Наверное.
Ясень
Шаги послышались уже по эту сторону забора. Вошедший, видимо, пытался найти следы нарушителей. Опять зашипела рация, но на сей раз ответа не последовало.
- Уходим глубже, в тень за оборудование, - свистящим шёпотом скомандовал Андрей. - И смотрите, не сшибите что-нибудь.
Отработанным в армии бесшумным "лесным шагом" Андрей пересёк помещение по направлению к ближайшему показавшемуся подходящим для укрытия закутку. Марина так же бесшумно проследовала за Зиминым. Наблюдая за зверьем, научишься не только тихо передвигаться. Даша шмыгнула следом, обьяснять ей тоже ничего было не надо. Упирающийся пес, который вдруг почувствовал готовность драться, был запихан силой за ошейник.
Видимо неизвестный с рацией не очень-то рвался внутрь, так как шаги не приближались. Однако уходить он тоже не спешил.
- Что, так тут и сидеть? - еле слышным,свистящим шепотом полюбопытсвовала Даша.
- Подождём полчаса, - всё тем же лёгким шёпотом ответил пограничник в запасе. - Время до темноты есть. Устраивайтесь, я послежу.
Следил он, как учили - осторожно выглядывал из-под обрезка толстой трубы, торчащей из бока полуразобранного агрегата неведомого назначения. Труба отбрасывала на наблюдателя глубокую тень и маскировала контур его головы, позволяя при это держать в поле зрения ничем не загороженный прямоугольник двери.
Некоторое время неизвестный наблюдатель топтался у дырки, а потом, видимо, решил осмотреться. Шаги раздались уже недалеко от двери, а потом в дверном проеме показался молодой милиционер, держащий наготове АКС-У.
- Есть здесь кто? - спросил он, оглядывая помещение.
(Мастер, Серина, Ясень и Паркан)
Parkan
"Милиционер. Не бандит. Встать? Автомат наготове. На таком расстоянии в человека попасть не проблема. За что? А на кой ляд фабрика вообще охраняется?... И никто никогда не узнает, в такой-то глуши."
- Это милиция! Выходите! - громко произнес милиционер. - Здесь охраняемый объект!
"Вот блин... Надо было узнать сначала. Долбаные стереотипы! Нет, можно было бы посидеть, будь я один. Но девушки, со зверьём... Ладно."
- Я здесь, - подал голос Андрей, не высовываясь, однако, из-за укрытия. - Опустите оружие, пожалуйста, и я выйду.
Страж порядка немного опустил автомат.
- Выходим медленно, держим руки на виду!
Зимин плавно поднялся из-за останков агрегата неизвестного назначения, демонстративно держа руки перед собой ладонями к милиционеру. При этом молодой человек внимательно следил за движениями милиционера, готовый при необходимости нырнуть обратно.
- Та-ак... - протянул милиционер. - Ты тут один? Или в компании?
- Не один, - покачал головой Андрей. - Не будем спорить с милицией, леди.
- Всем выйти! - Милиционер опустил автомат и достал рацию. - Вадим, это Живцов! Тут посторонние... да, те самые... да, понял... Так, документы мне, живо! Паспорта есть?
Вместо ответа Андрей неторопливо подошёл к стражу порядка, оказавшемуся старшиной, столь же неторопливо достал из внутреннего кармана паспорт. Идёшь в заброс - держи документы при себе, как раз для таких случаев.
Старшина неторопливо пролистал паспорт, после чего опустил его в карман форменной куртки.
- Вы задержаны. Это режимный объект, здесь находиться запрещено. Где остальные?

(с мастером)
Серина
(мастер, девушки и Паркан)

Даша вышла из укрытия и встала рядом с соратником, правда, пса она все-таки оставила в укрытие, предварительно велев лежать и тихо.
Марина выругалась про себя: происходящее не нравилось ей от слова "совсем". Девушка посмотрела на сокола, прикидывая, будут ли проблемы с учетом краснокнижности кречета и отсутствия с собой документов на него. Решение было принято быстро: девушка отстегнула должик и резко взмахнула рукой, выбрасывая Шаха в небо. И присоединилась к ребятам.
- Документы давайте! - милиционер сердито посмотрел на девушек. - Долго ждать буду?
Сокольница пожала плечами и полезла в рюкзак за документами. Как следует покопавшись среди бардака, обычного для дамской сумочки, нашелся аспирантский билет биофака, который девушка и протянула милиционеру, со словами:
- Паспорт в гостинице, так что только так. Кстати, а где написано, что запрещено? Мы ничего такого не заметили...
- Смотреть надо было! - Билет перекочевал в тот же карман. - Девушка, теперь вы!
У Даши по старой привычке был при себе как паспорт, так и студенческий билет, подумав, паспорт она решила не давать, протянув миллиоционеру билет, тоже служащий определением личности. Доставала она его из сумки к слову так, чтобы нельзя было догадаться об её(сумки) содержимом.
- Стоим здесь, ждем. - Милиционер недружелюбно смотрел на путешественников, по очереди изучая их документы.
Пока доблестный служитель закона пролистывал удостоверения, Марина сняла с левой руки перчатку и, обмотав вокруг нее должик, убрала в рюкзак. Над головами людей пролетела серо-белая птица и приземлилась на соседнюю крышу, глядя на хозяйку черными глазами.
Даша украдкой оглянулась на пса, который спокойно лежал там, где был положен, не пытаясь, по крайней мере пока, выйти. Поводок был пристегнут к ошейнику. Девушка не знала, стоит ли бросать питомца или тащить его с собой , если вдруг задержат...
Гайтахан
Минуты через три раздался шум двигателя подъехавшего автомобиля. Послышались шаги, и в дверь вошли еще три человека. Один из них был в милицейской форме с капитанскими четырьмя звездочками, двое других носили черную форму "Вьюги". Старшина козырнул и отдал капитану документы путешественников, тот просмотрел их и убрал в карман.
- Вот они, значит, любопытные наши... - нехорошо хмыкнул капитан. - Зачем сюда полезли, а?
- Интересно было, товарищ капитан, - ответил Андрей. - В Вашем городе много строений, оставленных уже давно, чуть ли не со времён Союза.
Даша предпочла молчать и не лезть, предоставив обьяснятся более старшим и более умным.
"Что же это за организация-то? Вьюга...Милиция? Секта?" - подумала девушка...
- Интересно им. Это режимный объект! Здесь нельзя находиться вообще-то.
- Извините, пожалуйста, - захлопала ресницами Марина (ага, улыбаемся и машем, играем в дурочку), - здесь же все закрыто уже сто лет, мы даже не подумали, что нельзя.
- Запрещающих знаков не видно было, - поддержал сокольницу Андрей, - а все материалы говорили, что фабрика остановлена давным-давно.
- Знаков они не видели... а забор кто разломал?
- Тот пролом? - прикинулся валенком Андрей. - Так это давным-давно, наверное. В одиночку и голыми руками забор не проковыряешь.
- Давно? - вскинулся один из ЧОПовцев. - Да я сам утром его проверял, на месте все было! Умник, тля...
- Ааа.. вы про лист! - сделал круглые невинные глаза Зимин. - Виноват. Я думал, просто кусок кровли обвалился. Он же от одного толчка опрокинулся.
Даша с энтузиазмом закивала, изображая не просто дурочку, а по-видимому ещё и немую дурочку. Потому что толчок был знатный, с ноги и разворота, и с её ж подначки.
- Я те самому ща знаешь куда обвалюсь?! - заревел охранник. - Лыбится он еще... ща лыбу-то с рожи ототру!
Милиционеры, глядя на это, лишь посмеивались. Андрей рёв проигнорировал, просто перевёл глаза на капитана милиции, придав лицу серьёзное выражение. Офицер, похоже, был старшим, а значит, без его знака ни арестовывать, ни бить, скорее всего, не начнут.
- Выходим по одному, - распорядился капитан. - И в машину!
- Вадик, погодь, - вмешался в разговор второй ЧОПовец, все это время изучавший глазами Марину. - Мы тут слегонца задержаться можем?
- Тебе зачем? - лениво откликнулся капитан.
- Да уж больно телочка хорошая, - тихо, но все же недостаточно тихо ответил тот. - Может, это...
- Офонарел? - так же тихо спросил милиционер.
Даша, случайно услышавшая разговор как бы ненароком попятилась, хотя вроде бы это относилось не к ней, а может, и к ней. Появилась мысль натравить пса, но ведь пристрелят же... Хотя, если завяжется драка, рискнуть стоило. Физиономия Андрея закаменела, под скулами вспухли желваки.
"Сколько бы вас ни было, ур-роды..."
Марина предпочла сделать вид, что не услышала разговор, по крайней мере, на время. В этот момент она, к счастью, смотрела куда-то в сторону, и притвориться было легко.
- Выходим, я сказал, - прикрикнул в конце концов капитан. - И без фокусов!
Ясень
- Марина, иди вперёд, - глухо проронил Зимин. - Даша, предъяви собаку, не бросать же здесь.
Даша покорно свистнула, подзывая пса. Тот подошел и сел около ноги. Девушка, положившая ладонь ему на голову сразу же почувствовала себя уверенней, в груди собаки еле слышно клокотало рычание, пес что-то чувствовал и начал нервничать... Марина кивнула Андрею, раздумывая в это время, как поступить с соколом. Оставлять птицу одну на фабрике было не вариантом.
"Надеюсь, несъемное кольцо - достаточное доказательство законности птицы для этих типов."
- Это еще что? - капитан явно не ожидал увидеть собаку.
- Собака, - честно ответила Даша ,поглаживая Норда за ушами, потом уточнила, - Служебная.
- Это питомец и охранник, товарищ капитан, - ухватился за последне слово бывший пограничник. Не хватало ещё, чтобы милиционер решил, что над ним издеваются.
- Намордник где?!
Даша, разумеется, забывшая его в гостинице, присела и обмотала собачью морду поводком, заправив конец за ошейник
Марина, не особенно обращая внимание на разборки с собакой, негромко свистнула. Сокол сорвался с крыши и слетел к хозяйке, приземлившись на плечо. Доставать амуницию она пока не спешила: не хотелось снова копаться в рюкзаке.
- Да они охренели, тля!!! - заорал давешний ЧОПовец. - Зоопарк сюда натащили, еть-мать!!!
- Мы гуляли, - Андрей глядел старшему милиционеру в глаза и говорил нарочито, контрастно спокойным голосом. - Осматривали город. Девочки питомцев своих выгуливают. Забрались из любопытства.
- В общем ладно, гуляки. Идем. Серега, убери это зверье!
Старшина нервно глянул на собаку, но сделал шаг к ней.
- Собаку мне дай! - Произнес он.
- Берите, - пожала плечами Даша. - Свои.
Последнее относилось уже к собаке, пес смирился, но продолжал скалить зубы и нервно косится. Как его собираются вести было абсолютно не понятно, поводок то временно исполнял обязанности намордника, а оставлять овчарку с открытой пастью "доблестные" стражи порядка явно не желали. Рука девушки как бы случайно держалась за поводок.
( все те же и там же)
Гайтахан
Марина покосилась на "стражей порядка". Отдавать кому-то в руки птицу не хотелось. Уже хотя бы потому, что ручной она не была от слова совсем и за реакцию питомца на не адекватное (пусть даже и не умышленно не адекватное) поведение со стороны незнакомых людей поручиться она не могла.
- Кто умеет обращаться? - прохладно поинтересовалась сокольница.
- А че тут уметь? - хмыкнул невежливый охранник и, подойдя, попытался схватить птицу за шею. Шах не понял. Хотя нет, не понял - это мягко сказано. Реакция у кречета была отменная: резкое движение крыльев, и махи полоснули по лицу напавшего, а острый клюв вцепился в незащищенную руку ЧОПовца, выдергивая из нее кусок мяса. Ждать продолжения хищник не стал, взмыв с плеча хозяйки, он исчез за углом.
ЧОПовец заорал, отмахиваясь от Шаха, и тут произошло то, чего не ожидал никто. У обалдевшего от происходящего старшины сдали нервы, и он нажал на спусковой крючок автомата. "Калаш" с оглушительным грохотом выдал длинную очередь. Помещение заполнил свист и лязг рикошетящих пуль. Даша испуганно вскрикнула, пес напрягся и зарычал. И тут у девушки, наверное, тоже сдали нервы: она размотала поводок и - да! - натравила пса на стреляющего человека. Тот прыгнул, целясь в руку, как учили...

- Арх! - рыкнул, оскалившись, Андрей. Шальная пуля рванула его левое предплечье, но успевший напитать кровь адреналин - ещё бы, с озвученными-то "вьюжником" намерениями! - притушил боль. Не осознав ещё, что происходит вокруг, Зимин рванулся к старшему из противников - милиционеру-капитану - занося правую руку для удара.
Хозяйка устроившего все это безобразие кречета даже не успела среагировать на звук очереди из автомата, когда почувствовала сильный толчок в грудь, уронивший ее на спину. Девушка глухо вскрикнула от неожиданной боли, прижимая руку к месту удара. Пальцы наткнулись на дырку в нагрудном кармане, куда она всегда скидывала мелочь.
Однако для самих милиционеров и "вьюжников" очередь оказалась гораздо более неприятной. Похотливый ЧОПовец, который положил взгляд на Марину, застонал и, зажимая руками простреленный пах, осел на пол. Капитан схватился за пробитую руку. Второй же охранник, похоже, никак не мог оправиться от нападения кречета.
Старшина, увидев содеянное, отчаянно завопил, рванул рукой и, оставив в зубах пса половину окровавленного рукава, рванулся к выходу. О драке он, похоже, уже не помышлял. Собака выплюнула рукав и ошалело замотала головой, её хозяйка смотрела не менее ошалелым взглядом, чем питомец, потом метнулась к нему и схватила за ошейник, чуть придерживая. Капитан, получив от Андрея мощный удар в скулу, завалился на спину, временно отрешившись от этого суетного мира. Раненый соколом ЧОПовец попытался броситься на Зимина, но сослепу проскочил мимо и со всей дури врезался лбом в стену рядом с дверью. Сориентировавшись, Андрей подскочил к "вьюжнику" и, сложив вместе обе руки, изо всех сил вломил ему по затылку. Второй удар лбом об стену у охранничка вышел даже энергичнее первого, после чего он сполз по стене и присоединился к капитану в астральных странствиях. Его подстреленный коллега, постанывая, корчился на полу - жить ему, похоже, оставалось недолго. Старшина место побоища покинул. "Сражение" завершилось.
mendkovich
От стука в дверь Иван как-то как-то онемел. К этому он был решительно не готов, ведь казалось, что никто не мог увидеть его у входа в церковь. «Значит, все-таки есть наблюдатель в пятиэтажке» - мелькнуло в голове.
Тем временем священник пошел быстрым шагом к двери, через которую стал переругиваться с неизвестным посетителем, которого называл почему-то «снежной мордой».
-Нет, нету никого. Один я, никому не нужен, даже вам, мордам снежным! Нет, не пущу. С милицией – приходи. А так – вали на все четыре, - доносилось до Иван.
Сам он попытался «выключить антенну», мысленно сжаться, чтобы стать невидным для мироздания и «серого мира», каким его описывал дед. Расфокусировать взгляд, расслабить руки, не думать… Последнее оказалось самым сложным, но, кажется, получилось. Даже разговор жизненной важности у дверей стал доноситься как через вату.

Вернувшийся священник был строг и как-то странно собран:
-За тобой пришли, парень. Уходить надо, - сказал он. – Тут есть ход под землей, уйдешь через него.
После чего чуть ли не за руку повел Ивана к алтарю. По дороге Иван спросил:
-Люди исчезают на самом АНОФе?
Священник кивнул.
-А… их убивают или их ОНА забирает? – спросил Иван, внутренне сжавшись. Священник растеряно глянул на него, но кивнул на второе предложение.
«Мы будем служить тебе мертвыми…» - прозвучало в голове из вчерашнего песнопения. «Неужели дозвались, идиоты?» - успел подумать Иван, когда они вошли в алтарную часть.
Убранство явно отдавало самоделкой. Даже сам алтарь, если бы не покрывало, мало отличался от деревянного стола для готовки евхаристии.
-Здесь вход в подвал, через него выйдешь в овражек за церковью. Отсюда добираешься до гостиницы и беги из города. В Москву, в Н-ск. Я здесь останусь держаться… И забери икону.
Он протянул Ивану изображение Яроокого Спаса, которое с самого начало привлекло внимание Ивана.
-От людей она не защитит, а от них и от нее – да, - уверенно сказал священник.
И Иван как-то сразу ему поверил, ведь, в сущности, вера - тоже магия, только очень ревнивая. Иван машинально перекрестился, уже который раз за день, и почувствовал даже некоторую уверенность в движении руки.
-Если Вы… батюшка, выберитесь, а я – нет. Пробирайтесь в Москву, найдите там депутата Госдумы Дарью Митину и расскажите ей все… И про меня тоже, - попросил Иван.
Священник кивнул, открыл неприметную дверцу, за которой оказался лаз внизу и помог Ивану спуститься. Последнее, что увидел Иван, перед тем как дверца закрылась, это нависающий над ним священник, творящий крестное знамение.
Из-за неровного света свечей, заслоненных его собеседником, взгляда снизу и необычности момента фигура показалась несоразмерно большой, а момент – необычайно важным и значимым.
Иван четко понял вдруг, что священник, в отличие от него, бежать не намерен. Ни сейчас, ни позже. Что он останется с храмом без единого прихожанина, чтобы принять от этого города все, до самого конца. Ради своего непонятного Ивану Бога. Поэтому и отдал ему, случайному визитеру главную святыню храма. Причем он не боится, а словно ждет. Пусть даже – самого страшного.

Но люк захлопнулся, и Иван двинулся по подвальчику в поисках двери. Вскоре она нашлась, скрипнула, и за ней оказался длинный гулкий коридор. Чтобы не споткнуться, Иван, шагая по коридору, держался свободной левой рукой за стену, а правой сжимал подаренную икону. В конце оказалась еще одна дверь, запертая на засов, за которой действительно открылся небольшой овражек, на краю которого красовался столбик с ржавой таблицей и номером участка.
Засады – не было. Видимо, «морды» и впрямь не знали о ходе, и оставалась фора, чтобы разобраться в ситуации и сбежать.
По дороге к городу, Иван прикидывал перспективы. Ясно, что на остановку возвращаться нельзя – спалится в миг. Можно вернуться по шоссе в город, пешком или на попутке, заскочить в гостиницу, а оттуда – на автовокзал, как советовали в больничке.
Только вот на все это уйдет несколько часов.
Если «снежники» сообразят, что в церкви был приезжий, особенно, если мужик, у которого он спрашивал про храм стукнут… Если не поленятся, по вечной провинциальной привычке к неспешности…
Могут взять, пусть даже с милицией в гостинице или на вокзале, а теперь говорить с местными заправилами у Ивана особого желания не было. Даже если им со священником мерещится вся эта мистика, а на АНОФ нет ничего кроме повышенного содержания всякой гадости в воздухе, то ситуация остается малоприятной.
Город держит абсолютно невменяемая секта, которая всех запугала до невозможности. Куда пропадают люди, причем один из них – мэр. Похоже, что началось нечто среднее между местной охотой на ведьм и бандитским переделом. Так что, возможно, кого-то уже прикопали или даже торжественно принесли в жертву Зиме вместо еврейского козла отпущения.
В любом случае, договариваться здесь не о чем. Они не то к концу света готовятся, не то власть делят. Им не до наших идей. А вот… А что?
Материалов уже вполне достаточно. Рассказа священника, подкрепленного иконой, ночных песнопений и увиденного вполне достаточно для хорошей статьи. Можно будет, хоть в тот же «Русский Журнал» запустить. А, если удастся пробить депутатский запрос в МВД, то все будет очень вкусно. Даже если уголовщина не всплывет, создание тоталитарной секты на ж/д ветке с пропагандой по городскому радио никто не простит. Церковь взбухнет, особенно, если они действительно успеют сделать что-то со священником, пусть даже – арестовать. Местных просто сметут в рамках построения «вертикали власти».
Рюкзака и мелочи в нем было жалко, но дело того стоило. В конце концов, вернется вдогон инспекционной комиссии, как журналист чего-нибудь-там, и вернет свое, если не разворуют.
А сейчас надо в Н-ск, там искать интернет и епархию РПЦ. Деньги, паспорт, телефон, записи – с собой. В крайнем случае, дойдет пехом до соседнего городка. Меньше 100 км, сезон не самый холодный, не помрет. Климат знакомый, «можно-нельзя» - понятны. В худшем случае уже в Н-ске свалится с ОРЗ от недокорма и усталости, что в общем-то привычно.
Остается одна задача – как-то пройти сквозь город. Впрочем, судя по карте, здесь есть «железка». Если идти по ней, то можно оказаться в малолюдном фабричном районе, а там бочком-бочком снова выйти на шоссе до Н-ска… Стоит попытаться, может быть и не заметят.
Ну что, рванем?
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
12.35
Внутри периметра АНОФ

- А теперь бежим отсюда, - резюмировала Даша, - и быстро...
- Стоять! - страшным голосом наполовину прошипел, наполовину каркнул Андрей. - Марине помоги!
Сам же вернулся к капитану и принялся обшаривать карманы милиционера в поисках изъятых документов. Наткнулся на удостоверение самого капитана в пластиковой обложке. Выругался, аккуратно стёр платком отпечатки пальцев. Его-то пальчики, как и всякого, служившего в армии, давно уже лежали в картотеке МВД. Наконец, в одном из внутренних карманов кителя отыскались их бумаги. Дарья разжала, наконец, намертво сцепленные на ошейнике пальцы и метнулась к подруге, помогая ей поднятся.
- Спасибо, - выдохнула Марина, поднимаясь на колени. Вставать пока не хотелось: девушка не была уверена, что удержится на ногах, и пара минут, чтобы прийти в себя, были совсем не лишними. Мозг все еще отказывался принимать все, что только что произошло, в голове гудели отголоски выстрелов.
- Держите, - засунув паспорт в нагрудный карман, Андрей подошёл к девушкам, протягивая Даше сложенные куцым веером студенческие удостоверения. Та неловко взяла их, запихнув в первый попавшийся карман, разбираться где чье было некогда. Потом взглянула на Андрея, взглядом спрашивая, что делать дальше.
- Как Марина? - спросил Андрей. Возбуждение схлынуло, вместо него начала наливаться болью левая рука. Что-то горячее и жидкое быстрой струйкой пробежало по ладони и начало капать с мизинца.
- Вроде жить будет, - ответила Даша, мимоходом подставляя Марине плечо, чтобы та смогла ухватится за него и подняться, - У тебя кровь пошла...
- А, да... Зацепило, - кивнул Андрей. К первой струйке добавилось ещё две, капать начало довольно бодро.
- Перевязать? - по инерции продолжала сей нелепый диалог Даша.Почему нелепый? Потому что бежать отсюда надо, пока ещё те не очнулись и новые не появились...
- Ага... Перетяни потуже чем-нибудь, чтоб не капало... - Андрей принялся стаскивать с себя куртку, стараясь не запачкать остальную одежду. - И уходим.
- Стоять сама как-то можешь? - поинтересовалась помощница, единственная не раненая из всех.
- Ага, - чуть помедлив, тихо ответила девушка и все-таки встала на ноги.

(вместе с Сериной и Ясень)
Ясень
С Дарьей Марина была согласна целиком и полностью - отсюда надо сваливать. Понимание картины мира наконец-то вернулось, девушка исподлобья оглядела место побоища, отметив раненого, но, видимо, не серьезно, Зимина и целую и невредимую подругу. Запоздало пришла мысль об улетевшем Шахе, который, хоть и не должен был испугаться выстрелов, но из-за инцидента с охранником мог быть сильно стрессован. Она хотела свистнуть, подзывая питомца, но попытка глубоко вдохнуть отозвалась болью. Девушка вспомнила о том, что где-то на дне рюкзака должен был валяться свисток. Дарья ещё немного постояла рядом с ней, а потом подошла к бессознательным, избавив первого попавшегося от одежды и оторвав рукав, благо раненый пока ещё ничем не мог помешать, не до того было...
-Этим перевязать сойдет? - она помахала в воздухе "трофеем".
- Давай, - Зимин протянул Даше окровавленную руку. Предплечье "украшала" поперечная алая борозда, обрамлённая лоскутками кожи. Пальцы дрожали. Девушка быстро перетянула рану, стараясь, впрочем, особо не глядеть на неё... Парень морщился и кривился, но терпел молча.
В это время от забора донесся голос старшины, срывающийся на крик.
- Товарищ майор!!! Тут нештатная ситуация... есть трупы! Посторонние на объекте!!! Нужна помощь!!! Да, понял... да, буду сторожить... у меня автомат, два рожка...
- Вот .....! - выругался Андрей.
- Именно так, - поддержала Дарья, опуская голову, по щекам начали медлено катиться слезы, хотя девушка и понимала, что сейчас для истерики не время.
- Так, выход один, - вновь подстёгнутый услышанным мозг Зимина лихорадочно перебирал варианты. - Уходим вглубь фабрики, пройдём её насквозь. Пока они народ подтянут, уже темно будет, с завода уйдём.
Даша кивнула, щелчком пальцев подзывая пса, и медленно побрела к фабрике, подавая пример:
- Марине помоги, - попросила она парня, - у меня сил, наверно. не хватит.
Вновь набросив куртку, Андрей протянул руку сокольнице. Девушка чуть улыбнулась, принимая помощь.
- Экстремальная экспедиция вышла, мать-перемать... - криво усмехнулся Андрей. - Ладно, попробуем выбраться.
Поддерживая здоровой рукой всё ещё неуверенно ступающую сокольницу, Зимин двинулся вглубь территории АНОФ следом за Дашей. Проходя мимо подвывающего в луже крови "вьюжника", бывший пограничник задумался на мгновение, а потом всё же забрал у ЧОПовца пистолет. Хотел прихватить и запасные обоймы, но их у ЧОПовца не нашлось. Потом прибрал оружие у второго, лежащего в прострации. Милиционера Андрей трогать не стал, но эти двое вели себя как самые натуральные бандиты.
Марина задумчиво проследила за действиями молодого человека, но попросить второй пистолет не решилась. Стрелять она умела и даже неплохо, но вопрос о том, сможет ли она выстрелить в человека даже в случае реальной опасности, сейчас был для нее гораздо более открытым, чем обычно.
Достаточно веселым, здоровым и бодрым здесь выглядел только пес, может ещё и кречет, но к птице Даша не присматривалась. Состояние соратников и немного своё собственное её волновало сейчас больше чем звери. Тем временем до сокольницы запоздало стало доходить, что если бы не мелочь в кармане куртки, ее труп сейчас бы живописно украшал окружающий пейзаж. Всё ещё поддерживавший Марину Андрей почувствовал, что девушку начала бить дрожь.
- Ничего, - попытался он подбодрить сокольницу. - Выберемся.
(с Парканом, Гайтаханом и Сериной)
Серина
Марина услышала. Тихонько кивнула. Почувствовала, как на плечо приземлилась умница-птица, каким-то чудом сообразившая, что стоит вернуться к хозяйке. Та сейчас не рискнула бы (да скорее всего и была бы не в состоянии) издавать какие-либо звуки, чтобы вернуть кречета. Мир вокруг начал принимать привычные очертания, навеянный шоком туман в глазах - проясняться.
Даша, присоединившаяся на каком то моменте к спутникам, старалась смотреть только прямо , шагая механически, как заведенная. Пес, почувствоваший их настроение, прекратил обнюхивать трупы и теперь крутился около.
- У меня, кажется, истерика начнется скоро, - еле слышно прошептала она.
- Выдыхаем, успокаиваемся, - голос Марины звучал почти буднично, хотя дрожь в руках еще ощущалась, - один уже поистерил... - девушка кивнула на следы недавней бойни. Она попыталась сделать глубокий вдох, но грудная клетка в ответ отозвалась такой болью, что из глаз брызнули слезы.
- Истерика будет потом, - с фальшивой бодростью заверила всех и в первую очередь себя девушка, - Надо поискать выходы, вдруг где-то и найдутся.
Выходы обнаружились. Точнее, тот, через который компания сталкеров вошла обнаруживать было и не нужно, а второй оказался в противоположном конце помещения. Из дверного проема просматривалась темнота следующей комнаты.
Норд потихоньку растерял бодрость и начал жаться к ногам уже по другой причине, переодически собака начинала тянуть назад за одежду то одного "бойца", то другого, изредка взлаивая. К четвероногому присоединился и сокол, нервные взмахи крыльев которого шатали и без того не крепко стоящую на ногах Марину.
- Ахем, - прокашлялся Андрей. Рука постепенно наливалась тяжёлой болью. - Пойдём-ка отсюда. Старшина убежал к забору, надо искать другой выход с предприятия. Выходим сейчас - и налево, вглубь комплекса.
Гайтахан
Пошатываясь, прихрамывая и подпирая друг друга, троица на редкость незадачливых сталкеров побрела от пятачка между цехами, куда вела дыра, вглубь фабрики. Зимин старался смотреть и под ноги, и по сторонам, по-прежнему поддерживая Марину. Разумеется, про фото и речи уже не было.
Дверной проем привел в небольшое довольно темное помещение. Еще один проем, точно напротив первого, вел в следующий цех, а кроме него была еще лестница, верхний пролет которой видимо раньше вел на какой-то технический этаж, но сейчас обрывался на высоте трех метров, а нижний уводил куда-то в подвал, откуда отчетливо тянуло той самой рыбно-шерстяной вонью. Где-то там в темноте как-будто бы хлюпнула вода.
- Бррр, - поморщилась Даша, подбирая наконец поводок, и наматывая его на руку, - Это что же они такое интересное изготавливают?
- Теперь уже точно ничего, - проворчал Андрей, с подозрением принюхиваясь. - Наверное, реактивы гниют невывезенные. Давайте в следующий цех.
- Да, в подвал уж точно не пойдем, - Дарья оттащила от упомянутого подвала злого, рычащего, но всё же любопытно принюхивающегося к "ароматам" пса, - Вот нравится тебе этот запах, что ли, а, собака?
Марина участия в дискуссии решила не принимать: говорить было страшно, хотя резкая боль в груди чуть притупилась. В подвал девушку, как и ее спутников, не тянуло от слова совсем - не хватало еще отравиться реактивами; тогда, правда, их точно не найдут, но уже по другой причине...
В следующем цеху картина была примерно та же самая, что и в первом - пустые проемы окон, пыль, грязь, останки каких-то труб. Единственной примечательной деталью был здоровенный провал в полу, где-то метра три в диаметре. Даша, как самая здоровая и могущая идти одна, отделилась от остальных, вручив поводок Андрею (пес его уже знал и воспринял спокойно), проковыляла к провалу, и острожно туда заглянула, от греха. Вдруг там что-то важное или опасное. Но не успела она что-нибудь толком рассмотреть, как раздался скрежет и треск, и часть бетонной плиты пола просела, а потом рухнула в темный подвал. Оглушительный грохот, треск и плеск заполнили весь цех, поднялось облако пыли.
Ясень
- Даша!! - крикнул Андрей. Раненая Марина на одной руке, собачий поводок в другой - он ничего не мог сделать. - Марина, подержи пса, пожалуйста... и сядь здесь, у стены. Я скоро приду.
Сдерживая бешеное желание бросить всё и рвануть бегом вниз, Зимин отвёл сокольницу к стене, помог сесть и передал поводок, намотав на руку. Не хватало ещё, чтобы пёс сорвался и вызвал новые обрушения...
Когда все потонуло в грохоте, Марина прикрыла глаза, проклиная и идею поехать в это богом забытое место, и свою собственную на редкость глупую попытку сбежать таким образом от проблем. Хотя, по сравнению со всем, что успело случиться за последние сутки это не проблема. Даже не неприятность. Пыль от обвала, забившись в горло, вызвала кашель, который отозвался в груди новой болью, медленно растекавшейся теперь по телу, словно круги по воде.
От неожиданности Даша не успела даже понять, что происходит, не то что вскрикнуть или как то отреагировать, падала беззвучно. Падение длилось недолго, оборвавшись резкой болью и...висением?! Девушка недоуменно повертела головой, пытаясь сообразить, когда научилась левитации, столь популярной в фэнтэзийных романах. Загадка разгадалась быстро, одежда зацепилась за какой-то штырь или выступ. Первым делом незадачливая исследательница попыталась на нем поерзать и оглядеться. Но быстро прекратила, обнаружив что пол совсем рядом, высота большая, штырь не особо крепкий, а чтобы выбраться обратно, надо так извернутся, как и человек-то не сможет.
- Даша! - крикнул ещё раз Андрей, когда шум, грохот и плеск поутихли.
- А? - она попыталась откликнутся максимально громко, да ещё и пошутить, для бодрости. - Я тут вишу... или висю...Неважно...
Она замерла, боясь пошевелится, чтобы не проверять свой "крючок" на прочность и не искушать судьбу
- Не пытайся сама вылезти, - уже тише попросил её пограничник, сориентировавшись по голосу.
-Я спиной к вам вишу, - обьяснила она, - мне гибкости не хватит. Да ещё бог знает насколько моё положение надежно.
"Не истерить, - уговаривала она себя мысленно, - нет времени."
- Сейчас, погоди, сейчас мы тебя вытащим, - не рискуя подбираться близко, Зимин вернулся к Марине. - Подержи его за ошейник, пожалуйста, - попросил он, отстёгивая поводок. Девушка кивнула, сжимая пальцы на ошейнике пса. Пес, как будто что-то понимая, даже не пытался потянуть или вывернуться, только иногда тихонько скулил. Сокол, не желая упираться крыльями в стену, перепрыгнул хозяйке на колено. От пыли белоснежное оперение приобрело грязно-серый цвет, хотя, возможно, так казалось из-за плохого освещения.
*с теми же*
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
12.52
Вспомогательный корпус
Над бездной


- А я почти как птичка, лечу и гажу... - нервно хихикнула Даша, пытаясь хоть так заполнить тревожную тишину.
Отцепив поводок, Андрей накинул петлю на запястье здоровой правой руки, после чего собрал его кольцами. Конечно, лучше бы было петлю дать как раз Даше, но карабин на конце поводка забрасывать удобнее. Приготовившись, Зимин сначала осторожными шагами, а потом и вовсе опустившись на четвереньки, аккуратно приблизился к краю провала, предусмотрительно не выбираясь на самый край. Осторожно привстал на колени, пытаясь разглядеть внизу хозяйку Норда. Она подняла голову, точней попыталась, что бы разглядеть, что там за движение. Она не видела Андрея, но ощущала колебания пола.
- Ну-ка... - Андрей размотал поводок, после чего раскачал карабин и кинул его так, чтобы крепкий синтетический шнур повис перед застрявшей на арматурине девушкой. - Можешь дотянуться?
Даша не раздумывая поймала качающуюся перед её носом импровизированную веревку и крепко вцепилась обеими руками:
- Держу!
- Намотай на руку в три оборота! - скомандовал Зимин. - И держись как можно крепче, буду тянуть. Готова?
Девушка поспешно выполнила требуемое, намотав со страху чуть ли не на четыре .
- Да!
- Тогда терпи! - Зимин развернулся ногами к пролому, сел, упёрся в пол подошвами и левой рукой и начал отползать от края, таща за собой Дашу. Десять сантиметров, ещё десять, ещё пять...
- А что мне остается? Три метра воздуха под ногами не лучшая альтернатива...
Дело шло тяжело - нужно было сначала стащить Дашу с обломка железного прута, а потом, когда она повиснет на одном поводке, затянуть через край наверх.

(с Ясень)
Гайтахан
Сначала получалось не очень - проклятая железяка явно зацепилась за одежду и не желала отцепляться. Но потом несчастная ветровка затрещала и разорвалась, водолазка через мгновение последовала ее примеру, и штырь, порвав напоследок кожу на спине девушки, отпустил свою жертву. Даша повисла на поводке, чувствуя, как по спине текут теплые струйки крови.
Девушка стискивала зубы, стараясь не застонать, потому что края поводка впивались в кожу, сдирая её, да и ощущение от того, что тебя вытягивают, не особо приятные. "В команде раненых прибавилось", отрешенно подумала она.

- Ыхххх... - придушенно скрипнул Андрей, когда вес девушки через поводок рванул его за руку. - Нормально, держись!... Сейчас...
Подождав, пока прекратится раскачивание, Зимин снова начал отползать от провала, отвоёвывая буквально по три-пять сантиметров за рывок.
- Пальцы береги, - предупредил он, почувствовав изменение в натяжении. Девушка вздохнула, недобрым словом помянув свою дурость и немного поменяла положение рук. Рывок, рывок, ещё рывок... Наконец, Андрей с неподдельным облегчением увидел появившуюся над краем пола руку, обмотанную жестоко впившимся в кожу поводком.
- Хорошо, - крикнул он. - Ещё чуть-чуть!
Успех придал сил. К тому же, каждый следующий рывок постепенно вытаскивал Дашу на пол, уменьшая тяжесть её оставшейся на весу части. Когда девушка показалась из пролома уже до пояса, Андрей поднялся на ноги и начал плавно оттаскивать незадачливую спутницу просто волоком по полу.
Даша закрыла глаза, правда, потихоньку сама подтягивалась вверх, помогая себя тащить. Пес начал скулить и волноваться, видя такую картину, но тем не менее попыток рвануться не предпринимал. Когда от пролома до Дашиных кроссовок было уже не менее пяти метров, Андрей с облегчением прекратил тянуть поводок, сбросил с уже саднящего запястья петлю и с наслаждением растёр сплющенную кожу, а потом поспешил помочь Дарье встать на ноги. Та, цепляясь за него, неловко встала, зашипев от боли в спине.
Марина, заметив, наконец, что ребята выбрались, с трудом встала на ноги, опираясь на стену и подошла к ним. Тихо и хрипло из-за осевшей в горле пыли спросила, не нужна ли помощь.
Серина
- Извините, я, кажется, была полной дурой, - смущенно пробормотала Даша, разматывая поводок, запятье выглядело не особо хорошо, кожа оказалась содранной в нескольких местах, - Спасибо. И, Марин, ты сиди пока, не вставай. Похоже, надо хоть немного передохнуть и посчитать раны.
Сокольница только отмахнулась - мол, сама знаю. В этот момент девушка в сотый раз кляла себя за забытый в гостинице рюкзак, потому что возвращаться за ним все равно придется: телеметрия, документы. Но то, что сейчас было бы незаменимо - маленькая косметичка, которую она брала с собой везде и всюду. Правда, вместо косметики там лежал походный вариант аптечки, состав которой был проверен годами экспедиций, поездок да и просто работой.
- Да что уж теперь, - Андрей только досадливо махнул рукой. Злость на нелепую, ненужную передрягу, разумеется, была, но сначала её вытеснил страх, потом заглушило напряжение, а когда, наконец, появилась возможность высказаться, от первой вспышки уже ничего и не осталось. - Осторожнее будь, здесь всё сыпется.
- Учту, - девушка кивнула, радуясь в душе, что на крики, вопли и прочие атрибуты злости ни у кого (даже у неё самой) просто нет сил. Она сняла куртку и задумчиво осмотрела прорехи и кровь на одежке, потом накинула обратно, ну не бросать же её, - Времени дезинцифицировать нет, поэтому я даже смотреть на это не буду.
- А вот я посмотрю, погоди, - остановил её Андрей. - В любом случае, тебе нужен противостолбнячный укол, и кровь надо остановить. Сними куртку, пожалуйста, - попросил он, зайдя Даше за спину.
Открывшаяся взгляду Зимина картина, мягко говоря, не радовала. Чуть сбоку от позвоночника вдоль спины протянулась глубокая борозда порванной кожи, вторая такая же пересекала половину спины поперек. Мышцы вроде бы не задело, но кровь текла обильно, смешиваясь с грязью, бетонной крошкой и Бог его знает чем еще. Оставшаяся кожа на спине, похоже, была также неслабо расцарапана, но рассмотреть это под кровью и грязью было невозможно.
- Так сыворотку сейчас взять негде, - рассудительно заметила Даша , пошевелив лопатками, отчего боль стала растекаться по всей спине, остервенело долбя в какую-то одну точку, - Там сильно страшно?
- Шрамы останутся, - оценил Зимин. - Вот ведь чёрт, и перевязать-то нечем...
Вытащив из нагрудного кармана ещё не использовавшийся, но уже порядком запылённый носовой платок, пограничник попытался хотя бы частично убрать запорошивший спину девушки мусор. - Вот так... и вот так, - он аккуратно, едва касаясь, провёл кончиками пальцев по неповреждённой коже вдоль сначала вертикальной потом поперечной полосы.
- Ладно, спина не лицо, - нарочито весело и беззаботно произнесла Даша, пытаясь то ли взбодрить соратников то ли взбодрится самой. Она чуть пошевелила лопатками, поежившись от прикосновений к ране, отчего боль начала долбиться с удвоенной силой, а по спине потекли струйки крови...
Ясень
Надо промыть, обязательно промыть надо, - пробурчал Андрей. Без воды попытки стереть грязь привели лишь к тому, что грязь лишь размазалась по спине.
- Чем именно промывать? - Даша стояла, покорно опустив голову и не шевелясь, - Воды нет, слюной разве что...
- Воду ещё надо искать. У меня только "Подснежник" этот дурацкий был, да и тот потерял в суматохе. Туда и дорога! - скривился пограничник. - Только не хватало рану сладкой химией поливать.
- Фабрика не тысячу лет закрыта, - подала голос Марина, - должны быть коммуникации.
- Лимонадом точно свежо, - Даша хихикнула, потом взгляд её упал на питомца, голос стал задумчивым, - Звери ж себе вылизывают раны...
Зимин испытующе посмотрел на пса, потом ещё раз на располосованную спину. Собачья слюна... то ещё средство, конечно, но лучше-то нет ничего!
- Давай попробуем, - решился он. - Пока ещё найдём тут хоть один рабочий кран с нержавой водой. Если сможем твоему Норду втолковать, что надо делать. Присядь на корточки.
Девушка села на всякий случай на колени, чтобы пониже, свистом подозвала к себе пса. Пес послушно подбежал, но, тем не менее, был каким-то нервным, не понимая, почему хозяйка сидит тут, а не уходит с этого плохого места. Даше пришлось даже шикнуть на него, пристегнуть на поводок (собака не оценила, начав тянуть уже его), и передать Андрею:
- Вот ты его и уговаривай.
- Норд, сидеть! - отрывистым командным тоном лязгнул Зимин, принимая поводок здоровой рукой. Левой рукой почесал псу лоб, дал понюхать пальцы, а потом, когда Норд потянулся к ним носом, повёл рукой к ранам на спине Даши, провоцируя собаку переключиться на разодранную кожу хозяйки. - Ну, давай, соображай...
Пес от удивления сел, потянулся к спине, обнюхивая кровь. Потом повернулся к Андрею, весь вид его говорил: "И что от меня хотят эти странные люди?"
- Ааа, балбес, - с досадой скривился Андрей. - Ну что тебе, личным примером показывать, что ли?!
Тяжело вздохнув, он облизал пальцы и постарался как можно аккуратнее вытащить из ссадины одну из крошек цемента, надеясь, что пёс заинтересуется и сообразит, что к чему. Собака с интересом обнюхала его пальцы, всем видом показывая, что добрые люди устраивают хороший спектакль, потом неуверенно лизнула ссадину на спине, ещё и ещё... Грязи на расцарапанной спине стало меньше. Не настолько, чтобы можно было успокоиться, конечно, но продолжать пес отказывался категорически. Марина стянула с шеи замотанный в несколько оборотов шелковый шарф - чем не бинт в походных условиях - и обратилась к Даше, присаживаясь рядом с девушкой:
- Я тебя перевяжу, но надо как можно быстрее до нормальной воды добраться и лекарств. Раздевайся.
mendkovich
«А где ж ее Иван? А он напился пьян. Из бутыли мутного стекла...» - напевал Иван, шагая к городу.
Подходя к окраине, Иван свернул чуть в сторону от железнодорожной колеи и вышел к каким-то заброшенным гаражам. Правее располагалась водонапорная станция, выглядевшая обжитой, но к ней он не пошел, так как после событий в церкви светиться не хотелось.
Повертев головой, путник приметил здоровенный кус брезента, брошенный на земле, и решил завернуть в него икону. Что-то подсказывало, вздумай он прикинуться служкой, отставшим от крестного хода, его здесь не поймут. Кусок был великоват, и икона превратилась в заметный по размерам тюк, не вызывающий, однако, религиозных ассоциаций.
Тем временем, на станции началась какая-то суета. Выглянув из-за гаражей, Иван увидел строящихся рабочих под охраной пары «вьюжников».
«И ни меча, ни лат, И лицом в салат - до утра, вот и все дела» - воспользовавшись суетой, Иван проскользнул мимо и быстрым шагом вышел к шоссе, составлявшему главную красносеверскую улицу. Выходить на дорогу он не решился, а пошел задами, за домами, стоящими вдоль проезжей части.
«И только снится ему, то идет он во тьму. И походка его легка. И скоро трубы споют, и будет место в строю для Иванушки-дурака…» - однако незнание местности все-таки сказалось, и милицейский пикет заметил его первым.
Только выскочив на середину проема между домами, Иван недоуменно уставился на милицейскую машину, припаркованную поперек улицы, а ему уже кричали «Эй, стой!». У машины было двое: мент и неизвестный «вьюжник», причем у последнего в руках был ствол и как не боевой.
Умом Иван понимал, что если он побежит, то шансов схватить пулю у него минимум. Вряд ли даже «вьюжников» достаточно хорошо учили стрельбе, чтобы попасть в бегущего человека с 10-15 метров, а в милицейскую местность он не верил. Но страх не допустил рывка, и он покорно остался ждать подходящих.
-Привет! Ты что ли - Иван? – глумливо спросил его идущий первым «вьюжник».
-С утра был.
-И чего ты по городу везде нос суешь? – продолжил допрос «вьюжник», между тем, как мент проявлял зримое неудовольствие ситуацией, оставаясь у него за спиной. Наметанный взгляд Ивана также отметил, что мент – лопарь, но размышлять было некогда
-Не для развлечения, - решил перейти к плану «А» Иван и словно случайно сбился на саами. – Ты ж понимать должен, что мне разобраться надо. Я ж не сам от себя тут…
-Вот с тобой, таким умным, как раз поговорить хотят, - ухмыльнулся «вьюжник».
Иван попытался изобразить лицом полнейшее удовлетворение, но тут заметил странное движение мента. В безумной надежде он агрессивно уставился охраннику в глаза, тот поджался, но ничего сделать не успел, потому что мент внезапным ударил его рукояткой пистолета в затылок.
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
13.05
Вспомогательный корпус
Импровизации на медицинскую тему


Стесняться в этом случае было как-то некогда, поэтому она с готовностью сделала то, что велели, поморщившись от боли. Одновременно с ней раздеваться начал и Андрей. Сбросив штормовку, он снял с себя жилетку из тонкой джинсовой ткани, распихал по карманам штанов хранившуюся в нагрудных карманах мелочёвку и достал нож.
- Марина, дай мне шарф, пожалуйста, сейчас вдоль разрежу - будет два бинта. А из жилетки тампоны сделаем.
Сокольница безмолвно протянула полосу шелка Андрею. Тот сложил шарф вдоль, поддел складку остро наточенным лезвием и аккуратно располовинил. Затем Зимин занялся жилеткой: после отделения краёв, швов и пуговиц у пограничника получилось четыре куска достаточно мягкой и неплохо впитывающей ткани.
- Ну что, Даша, ты готова? Лифчик, кстати, тоже придётся снять: застёжка в хлам, да и не застегнуть его поперёк раны.
Даша стянула мешающий бюстгальтер, горестно констатировав, что да, уже дальнейшей эксплуатации не подлежит.
- Тебе помочь, или справишься? - Марина перевела взгляд на Зимина, незаметно взявшего инициативу в свои руки.
- Да, пожалуйста, - благодарно кивнул тот, складывая один из приготовленных кусков ткани в четырёхслойный тампон. - Подержи его вот так, а я попробую сделать обвязку.
Девушка кивнула, послушно делая все, что от нее требовалось. Шёлк был, конечно, тем ещё перевязочным материалом - пришлось постараться, чтобы тампоны не соскальзывали с назначенных им мест. Волей неволей Андрей вынужден был не только тщательно следить, как ложатся "бинты", но и несколько раз провести рукой по Дашиной груди, добиваясь оптимального закрепления повязки. Впрочем, запах крови и боль в собственной конечности начисто выбивали все нескромные мысли. Даша сидела, не шевелясь, для верности закусив руку, чтобы хотя бы не стонать. Боль была настолько сильной, что для девушки не существовало ничего, кроме неё. Точней остальное было каким-то не важным и отступало даже не на второй, а на третий, а то и четвертый план. На втором месте стояло - убраться отсюда поскорей.
И в это время из затопленного подвала донесся странный звук. Нечто, напоминающее не то гул, не то очень низкий рык. Спустя мгновение звук повторился.

(вместе с Сериной, Ясень, мастером)
Серина
Пес зарычал в ответ, только не грозно, а испуганно. Даша, все ещё стоявшая на коленях, нервно оглянулась:
- Это ж кого или чего они там держат?
- Понятия не имею, - выдохнула сокольница, чей питомец, уже давно нервничающий, наконец обратил на себя внимание хозяйки.
- Что бы ни было, в нашей полосе я такого зверья не знаю и узнавать не хочу, - обеспокоенно пробормотал Зимин, озираясь. - Так, давай-ка одевайся, собирай вещи - и уходим.
Следуя собственному совету, Андрей подобрал и убрал в ножны нож, стряхнул с куртки обрезки и торопливо надел её. Даша быстро натянула кофту, оставив лифчик на земле, подумав, накинула и куртку. Марина просто поднялась с пола, отряхивая колени. От резкого движения грудь снова отозвалась болью, и сокольница сжала зубы, чтобы не издавать лишних в данной ситуации звуков. Звук вновь повторился. Теперь он походил на глухое утробное ворчание. Он отчетливо исходил из подвала, но вроде стал как-то ближе.
- Пошли отсюда, пока оно не вылезло. Общение с жертвой Чернобыля в наши планы сейчас не входит.
Убитые пылью связки выдавали вместо нормального голоса негромкий сиплый хрип... или хриплый сип. Вскочив на ноги, Андрей подцепил обеих девушек под руки и потянул вдоль левой стены к выходу в противоположной от входа стене.
Собака волновалась, порывалась убежать, а иногда начинала скулить и тянуть всех за одежду, за собой. Ему что-то явно не нравилось... Шах очень хотел составить компанию четвероногому другу, пытаясь сорваться с руки. В результате это ему удалось, и кречет барахтался на коротком должике, пока Марина не прихватила его настолько, что хищник с трудом мог переступать по перчатке.
Ясень
Обогнув помещение по периметру по часовой стрелке, Зимин вывел своих спутниц к ближайшей двери и выглянул наружу. За дверью было еще одно помещение, пустое и унылое, но в его левой стене зиял провал ворот, явно ведущий на улицу.
- Отлично, - с кашлем пополам выдохнул Андрей. - Выходим.
По-прежнему поддерживая своих спутниц, Зимин пересёк помещение и вышел за ворота, осматривая остановку.
- Неужели выбрались? - еле слышно прошептала Дарья, умолчав фразу про доблестный ЧОП, чтобы не накликать.
Ворота выходили в один из внутренних дворов АНОФ. Со всех сторон его окружали полуразрушенные здания. При взгляде вправо были видны громадные градирни, впереди высился один из самых больших корпусов, от которого шло несколько крытых конвейерных спусков, остальные здания были поменьше и не так примечательны. Двор был заставлен обломками оборудования, тянулись проржавевшие трубы и какие-то еще железки. Чувствовалось, что все вокруг давно мертво... или уже не совсем мертво.
Кинув взгляд на часы, пограничник прикинул направление по солнцу и постарался припомнить карту. По всему выходило, что к "Северной" нужно было идти через большой корпус. Вот только... что же осталось там, позади?
- Так, девушки, видите во-он те большие ворота ближе к левому углу здания? Подождите меня возле них... минут десять, не больше. Попробую выяснить, кто там за нами лазает.
- Может, не рискуй? - попыталась встрять Даша, - Самой ей точно больше уже ничего не хотелось....
- Придётся, - обернулся Зимин, уже сделавший несколько шагов внутрь здания. - Нам ещё разговаривать с властями. Не местными, внешними. Если нароем здесь что-нибудь крупное, местных слушать уже не станут. Может, ещё вывернемся из-под обвинений.. Ладно, идите, только осторожно. Левые ворота, десять минут!
Стиснув зубы, Андрей осторожно, словно опять в патруле на границе, двинулся обратно по собственным следам. На ходу он достал фотоаппарат - к счастью, благополучно переживший в чехле все недавние события. Настроив машинку на обязательную вспышку, пограничник осторожно, от укрытия к укрытию прошёл к дверному проёму в большой зал с провалом и, встав на одно колено, выглянул одним глазом из-за правого косяка.
(выбираемся...)
Гайтахан
В зале ничего не изменилось, однако из подвала теперь явственно доносился плеск воды под чьими-то тяжелыми шагами, мерное уханье и ворчание. Похоже, неизвестная тварь там была не одна, а как минимум две. Затем послышались шаги откуда-то со стороны пройденной сталкерами лестницы. А потом в зал, еле втиснувшись в дверной проем, вступило ЭТО.
Тварь была размером раза в полтора больше человека, но казалась ниже из-за сгорбленной походки. Телосложением она напоминала какую-то помесь снежного человека, питекантропа и черт знает ещё чего. Могучее тело поросло грязно-серой густой шерстью, под которой бугрились мускулы. Длинные передниие лапы (руки?) заканчивались здоровенными кривыми когтями, на ногах тоже были когти, но поскромнее. Судя по двум отвисшим грудям, существо было самкой. На голове же у чудища больше всего бросались в глаза мощные челюсти, оснащенные острейшими на вид зубищами и злобные небольшие глазки, в которых светился отнюдь не звериный разум. Выйдя из двери, чудовище принюхалось, потом подняло когтем с пола брошеный лифчик и обнюхало его. Из горла твари вырвалось что-то, напоминающее... речь, но речь совершенно неразборчивую. Заросшая шерстью образина повертела головой и застыла, а в дверь уже протискивалась вторая такая же.

"Твою-мать-твою-мать-твою-мать... Это п....ц! Полный!! Во плоти!!!"
Когда жуткая образина только появилась в дверном проёме, Зимин немедленно убрал голову и принялся лихорадочно перенастраивать фотоаппарат, только убирая вспышку. Привлекать внимание ЭТОГО существа он не хотел.
"Мать вашу... Уроды... ушлёпки... расплодили..."
Сердце колотилось где-то у горла, от стресса Андрей почти задыхался, дыша часто и неглубоко, жадно хватая воздух раскрытым ртом. Сжав зубы, Зимин титаническим усилием заставил руки держать фотоаппарат ровно, после чего высунул его из-за двери, включив режим видеозаписи, поймал неизвестное существо в кадр, после чего аккуратно, держа голову в полоборота, чтобы уменьшить собственный профиль, одним глазом вновь заглянул сам. Зверюга - самка! - обнюхивала Дашин бюстгальтер. Прорычала что-то, подозрительно похожее на осмысленную фразу. Андрей остановил запись и, повернув регулятор, вернул фотоаппарат в режим снимков. Сделал несколько кадров, взглянул... Смазано. Неконтрастно. Чёрт!
В это время вторая тварь - судя по чуть большим росту и мощи, а также по плоской груди, это был самец - подошла к первой, и они принялись что-то обсуждать на своем хрипловато-урчащем языке.
При первых же звуках Зимин немедленно возобновил видеозапись - ведь в камере был хоть и паршивый, но микрофон.

"Хищники ведь! И большие! Что ж они здесь жрать могут?! Туристов? Так нет туристов! Местных? Но местных не хватило бы на столько лет..."
Ноздри резанула знакомая уже, та самая рыбно-шерстяная вонь. Точнее, Андрей наконец-то обратил на неё внимание. Теперь стал ясен её источник. Даже два. Вон, стоят, урчат что-то одно другому... Надо было уходить. Надо было срочно уходить! Пока какой-нибудь поганый сквозняк не донёс до зверюг запах, пока не сдали нервы, пока ещё чем-нибудь себя не выдал.
"Но б...., не поверят же! Нужен чёткий снимок! Всего один... один всего чёткий снимок со вспышкой!"
Тем более, что ракурс был идеальным - оба существа, словно нарочно позируя, встали в четверть оборота, видны и морды, и когти, и грудь у самки.
"Надо! Боже, что я делаю, что я делаю?? Господи, спаси и сохрани!.."
Чувствуя себя глотающим яд самоубийцей, Зимин вновь подключил вспышку. Плавно вывел фотоаппарат за косяк, поймал диковинную фауну АНОФ в кадр, приблизил и отфокусировал изображение. Задержал дыхание, словно перед выстрелом и... нажал на спуск.
Полыхнула вспышка, залив резким белым светом полутёмный цех. Фотоаппарат щёлкнул. Андрей немедленно убрался обратно за стену, торопливо убирая фотоаппарат в чехол.
Чудовища на мгновение застыли, ошеломленные блеском вспышки. А потом самка с утробным ворчанием бросилась к воротам, а самец, присев на корточки, издал могучий, леденящий душу, переливчатый вой. Спустя несколько мгновений такой же вой донесся из подвала, потом откуда-то слева, справа, сзади - казалось, что весь АНОФ заполнен под завязку этими ужасными тварями, и теперь они выходят на охоту.
И последним аккордом в кошмарной симфонии стал уже знакомый путешественникам низкий рев фабричного гудка. Теперь было понятно - ревел гудок АНОФа, но в сегодняшнем его вопле явственно слышалась тревога.
Серина
"Трындец..."
Затолкав фотоаппарат в чехол, Андрей торопливо отступил спиной вперёд в угол "предбанника" ворот, вбок от двери в цех, вытаскивая и взводя на ходу трофейный "вьюжный" ТТ. Зверюги были крупные, и сквозь рассчитанные на людей дверные проёмы протискивались с трудом. На этом преследователя можно было поймать - а вот на открытой местности, да с простреленной рукой, Зимин для себя шансов в схватке не видел. Кроме того, судя по наличию у самки грудей, неизвестные существа всё-таки были ближе к приматам - а значит, сбоку череп у них не должен был быть очень бронирован. Слабая, но надежда.
Вой, раздавшийся буквально со всех сторон, заставил Марину вздрогнуть. Она совершенно точно знала, что ни одно животное в этих краях не могло издавать подобных звуков. Да и вообще не могла вспомнить подходящего представителя фауны. Шах, только, казалось, переставший рваться с руки, забил крыльями и пронзительно, высоко закричал. Девушка, не думая, включила телеметрический передатчик и отстегнула карабин должика от кожаных ремешков на лапах птицы, позволяя соколу взлететь. Если ей удастся добраться до оборудования, птицу можно будет найти. Если же нет... впрочем, об этом думать не хотелось. Соколиные крылья мелькнули над головой и силуэт птицы скрылся за зданиями.
Собака жалась к дашиным ногам, правда, скаля зубы и рыча. Пес был храбр, но боялся, поэтому усиленно делал вид, что очень грозен. Даша уже до воя начала понимать, что они походу не выбрались. а попали. Крупно. Раздавшийся вой заставил её вздрогнуть и опасливо оглянуться. Вой раздавался словно бы со всех сторон - в том числе и оттуда, где находился Андрей.
А тем временем из дверного проема, у которого Андрей притаился в засаде, показалась морда твари, за ней последовали лапы. Ворча, зверюга принялась искать Зимина.
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
13.21
Вспомогательный корпус

Сердце грохотало так, что, казалось, зверюга ну просто непременно должна была услыхать. Задержав дыхание, Зимин плавно поднял пистолет обеими руками, насколько мог беззвучно снимая его с предохранителя - и трижды, с полутора-двух метров, выстрелил твари в башку!
Паф! Ухо!
Паф! Висок!
Паф! Боковая поверхность черепа!
Тварь заревела, откидываясь назад, однако пули, похоже, достигли цели - булькнув, монструозное существо рухнуло на пол, перегородив своей тушей дверной проем. Рев перешел в хрип, массивные лапы беспорядочно лупили по полу, расшвыривая мусор.
- Ух б....!
Едва поняв, что тварюга как минимум упала и ещё долго не встанет, Андрей пулей вылетел из здания и с самого его изумившей скоростью - ещё бы, при такой-то концентрации адреналина в крови! - помчался к ждавшим его девушкам.
Марина и Даша отчетливо услышали выстрелы и рев, спустя несколько секунд вновь послышался страшный вой. Твари явно не собирались успокаиваться. Сокольнице отчетливо захотелось слиться с окружающим пространством и в целом прикинуться мебелью. Но ввиду невозможности таких действий девушка просто гипнотизировала взглядом дверной проем, в котором буквально пару минут назад скрылся Андрей. Она прекрасно осознавала, что вдвоем с Дашей им точно не удастся выбраться.
- Японский городовой, - тихо выдала Даша свое виденье ситуации, потихоньку пятясь к воротам. Пес был перехвачен за ошейник, чтобы совсем не присоединился к крылатому другу. Хотя Норду это, похоже, очень хотелось.
Тем временем Зимин вихрем пересёк открытое место и, петляя между разнообразных химзаводских конструкций разной степени поржавелости, побежал к воротам, которые назвал как точку встречи. На такой скорости приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не навернуться и не вывихнуть ногу на каком-нибудь некстати попавшемся булыжнике. В голову упорно лезли кадры из разных триллеров про культы и про мутантов.
"Здесь не Чернобыль!" пытался мысленно успокоить себя пограничник. "Они не телепаты! Они смертны!"
Наконец, вырулив из-за очередной цилиндрической железяки непонятного назначения, пограничник едва не врезался в поджидавших его девушек. Вид у Андрея был тот ещё: покрасневшая до багровости физиономия, вытаращенные глаза и пистолет, всё ещё спазматически зажатый в руке.
- Уфф!.. Ухх!... Ху-уух, - после такого рывка Зимин не сразу сумел заговорить членораздельно. - Внутрь... уходим пока внутрь!... Надо... пройти корпус насквозь и убираться отсюда, - Андрей судорожно сглотнул, явно проглотив заодно и что-то матерное. - Такие зверюги!! Ну, идёмте!
Ясень
Выставив перед собой пистолет, пограничник первым вошёл в ворота, внимательно осматривая помещение за ними. Особенно углы справа и слева от дверного проёма и пространство над дверью (вдруг какие мостки или галерея?) - не хватало ещё самому попасться в засаду вроде устроенной только что. Даша честно пошла за Андреем, таща практически за ошейник упирающегося пса. Пес идти не хотел, Все порывался куда-то сныкаться, но после пары окликов пошел вполне послушно, хотя и поджав хвост. Марина шла замыкающей, оглядываясь назад.
- Охотно верю, - задумчиво сказала Андрею Даша, кивнув на собаку, - Раньше за ним такого не водилось...
Помещение за воротами было чем-то вроде склада, причем довольно узкого и с относительно невысокими потолками. В стене напротив другие ворота вели в гораздо более крупный зал, а рядом техническая лестница позволяла подняться на второй этаж. Собака, войдя в помещение, зарычала и недобро посмотрела на ворота - и словно в подтверждение ее мнения оттуда донеслось неблизкое, но различимое ворчание.
- Молодец, Норд, - согласился с псом Зимин. - В большие помещения, как и на улицу, нам сейчас нельзя. Идём наверх.
Пограничник прошёл к основанию лестницы и заглянул вверх по пролёту, там было тихо.
- Давайте ко мне, - шёпотом позвал он спутниц. - И принюхивайтесь! Помните ту вонь вроде рыбной? Это их шкура так воняет.
- Забудешь такое, - проворчала Даша поднимаясь вслед за ним. Пес удостоился понукания, но полез тоже. Марина последовала за ним.
Стараясь не слишком грохотать по ступенькам подошвами берцев, Андрей прошёл по лестнице один пролёт, держа второй на мушке, заглянул вверх уже по второму пролёту.
- Это большие звери, вроде горилл, или даже побольше, - продолжил он рассказывать на ходу хриплым шёпотом. Дыхание постепенно выправлялось. - В тесных помещениях им не развернуться толком. Я одну тварь так и пристрелил - пока она через дверь лезла. На открытом месте затопчут.
Помещение наверху было похоже на нижнее, но было больше окон, а еще оттуда во двор вели пустые коробы конвейеров. Этот "коридор" тянулся далеко вперед, а напротив конвейеров проходы вели все в тот же большой зал. Даша молча шла след в след за Андреем, стараясь не высовываться, чем закончился её героизм, она пока ещё помнила.
- Шкура у них серая, лохматая, - Зимин плавно пошёл вперёд по вытянутому помещению. Оно вело вдоль большого зала, перпендикулярно нужному направлению. Но, по крайней мере, можно было осторожно осмотреться и поискать обходные пути. Время от времени Андрей застывал на месте, прислушивался и принюхивался, потом продолжал движение. - Здоровенные когтищи, и зубы, как у акулы. Именно! У горилл не такая пасть, если верить "В мире животных".
- А они очень быстро бегают? - спросила Марина. - Я к тому, что из меня теперь спринтера не получится.
- Будем надеятся что нет, - оптимистично предположила Дарья, - Йети, чтоб им...
- Не проверял и не хочу проверять, - покачал головой Андрей. - Опасаюсь, что прыгают хорошо и лазают, наверное, тоже хорошо с такими когтями.
Дойдя до середины коридора, он пригнулся, осторожно подкрался к проходу в большой зал и, встав на колено, тихонько выглянул, осматривая помещение.
Гайтахан
Центральный зал был огромен. Видимо, когда-то это было чуть ли не сердце производства. С высоты небольшой галереи, проходящей вдоль стены, Андрей увидел огромные металлические чаны, какие-то полуразрушенные конструкции и механизмы. Между ними внизу - а пол от галереи отстоял на высоту двух обычных этажей - тянулись ржавые рельсы железнодорожной ветки. Потолок поддерживали ряды прямоугольных столбов-колонн, соединенные узкими балками - похоже, это был единственный способ перебраться на ту сторону, так как галерея в нескольких местах уже рухнула. С потолка свисали остатки конструкций кранов и труб. Но не это всё приковывало взгляд в первую очередь.
Внизу, в чанах, на подмостках и просто на полу лежали десятки серых туш. Некоторые из них ворочались, некоторые - лежали неподвижно в каком-то оцепенении. Их было действительно много. И среди них быстро и деловито рыскали пять-шесть бодрствующих, они принюхивались и периодически озирали помещение. Благо, поглядеть вверх им как-то пока в голову не приходило.
А среди спящих туш лежали и другие - одни были похожи на обычных людей, голых и мертвых, другие - на людей искаженных, поросших серой шерстью, а третьи сочетали в себе черты людей и серых монстров. В помещении было явно прохладнее, чем на улице, а от рыбной вони просто глаза на лоб лезли. И к ней еще примешивался тухлый душок гниющего мяса. Источник его был не виден, но на полу меж туш валялись какие-то обглоданные кости и части чьих-то тел.

"Боооже моооой..."
Аккуратно, очень аккуратно и тихо положив пистолет на пол, Андрей вновь достал фотоаппарат. Отключив вспышку, он переключил девайс на видео и сделал плавный панорамный обзор слева направо и справа налево. Потом ещё раз, отдельным файлом для надёжности, постаравшись запечатлеть всё, что только попадало в кадр с этой точки обзора.
"Твою ж мать..." - беззвучно проговорила Марина, глядя на это "счастье криптобиолога". От жуткого запаха ее передернуло, неприятно напомнил о себе пусть и скудный, но все же завтрак... Девушка прижалась к стене, надеясь, что это поможет не быть замеченными какой-нибудь из тварей, случайно посмотревшей вверх. Душе биолога было тошно от такого извращения природы.
- Это их что, из людей делают? - прошептала еле слышно Даша, стараясь, чтобы её услышали спутники, но не услышали тварюшки. Съеденнное тут же напомнило о себе, активно запросившись наружу, глаза заслезились от вони, дышать становилось трудней, но девушка мужественно подавляла желание закашляться.
"И зачем нас сюда вобще понесло?!"

- Похоже... - совсем уж неслышно выдохнул Андрей. Горло то и дело перехватывало от тошнотворного запаха, но армейская закалка пока выручала. Поколдовав над настройками, он постарался выставить наибольшую чуткость в отсутствие вспышки. Нет уж. Хватит вспышек! Пришлось делать выдержку подольше и прислонять корпус камеры к краю проёма, чтобы хоть немного уменьшить смазанность от дрожи в руках.
"Штатив бы сейчас... ага, и телепорт прямо сразу домой заодно!"
Поводив фотоаппаратом, Андрей сделал несколько снимков по стадиям перехода от человека к зверю. Ну и трупы для полноты картины.
"С таким материалом можно половину здешней милиции вырезать нахрен! Всё спишут. Только бы добраться до ближайшего ФСБшника..."

- Компромату-у... - еле прошептала Даша, - Допустим, мы выберемся, то как будут счастливы местные жители.
Пес только скулил, прижимаясь кногам, даже уже не тянул. Он тут был без шансов.

- Ага..
Серина
Пока товарищи по несчастью обсуждали открывшуюся картинку, Марина внимательно следила за происходящим, искренне радуясь, что отпустила сокола; не дай бог, он поднял бы здесь крик. А еще девушке очень хотелось заткнуть пса, тихо поскуливавшего от страха. Тут внизу началось какое-то оживление, твари заворчали, засуетились. Причина этого волнения отыскалась довольно быстро. Из-за одного из чанов выступила еще одна бодрствующая образина, но таких сталкеры еще не видели. Мех у твари был не серый, а снежно-белый, хоть и с грязью, на шее, лапах и торсе болтались какие-то вырезанные из кости амулеты, а в одной из лап был зажат уродливый жезл из нескольких скрепленных костей. Тварь требовательно что-то проворчала, остальные ответили ей, но как-то виновато. Похоже, это был какой-то начальник у этих монстров.
Андрей пригнулся ещё ниже и вновь крутанул регулятор на видеосъёмку.
- Даша, - выдохнул он, - отойди с псом...
Марина наклонилась за лежащим на полу пистолетом - если их вдруг заметят, хватать его будет уже поздно, придется уносить ноги. Даша отошла к ближайшей стене и отволокла уже не сопротивляющегося пса.
Твари еще некоторое время общались, потом та, что с жезлом, издала несколько сердитых рыков. Остальные бросились по помещению, видимо, кого-то ища, а жезлоносец пошел мимо ещё ворочающихся туш, сердито тыкая их жезлом. При этом он не трогал оцепеневших.
Андрей остановил запись и медленно, осторожно вернулся в коридор. Убрал фотоаппарат в чехол и вытер со лба холодный пот. Да, это был не просто улов - сенсация, мать вашу так, бомба! Термоядерная. Дотащить бы её только до тех, кто сможет принять меры.
- Так, девушки, - хриплым шёпотом окликнул он спутниц. - Здесь мы не пройдём. Все ранены, по балкам не пролезть, да и не бросать же Норда. О, кстати, Марина, где твоя птица?
Наклон за пистолетом отозвался в груди новой порцией боли, поэтому говорила Марина буквально на грани слышимости, короткими, отрывистыми фразами:
- Отпустила. На нём телеметрия. Потом найду.
- С псом трудней, - озабоченно прошептала Даша, не рискуя говорить нормальным голосом. Мысль бросить друга даже не возникала, но вот как тащить собаку в 45 килограмм через труднодоступные для неё места было задачей той ещё.
- Прорвемся, - Марина постаралась придать голосу той уверенности, которой не было и в помине.
- Прорвёмся, - подтвердил Андрей всё тем же полушёпотом. - Но над этим гадюшником я по-любому не полезу. У меня на одну зверюгу три пули ушло, а здесь их десятки... Ойё, а где мой пистолет?
Марина в ответ только подняла руку, в которой держала оружие, а потом приложила палец свободной руки к губам и показала в сторону выхода. Разводить болтологию, когда под ногами копошились чудовища из кошмарного сна биолога-аспиранта, совершенно не хотелось.Пес подал им пример, первым потянув туда.
Зимин благодарно кивнул, забирая оружие. Тщательно отключил и упаковал в чехол фотоаппарат - главную теперь надежду на дальнейшую более или менее нормальную жизнь! - и, держа пистолет наготове, плавным тихим шагом двинулся дальше по коридору, к двери в дальнем торце. Пистолет он, впрочем, держал скорее для самоуспокоения. Понятно было, что стрельба буквально над головами у целого логова этих снежных обезьян - верная гибель.
Марина двигалась следом за Зиминым, внимательно глядя под ноги. Очень не хотелось в лучших традициях экшн-фильмов наступить на что-нибудь и выдать их присутствие. Даша двигалась за ними в лучших традииях след в след, велев псу молчать и не выдавать присутсвие. Когда сталкеры уже почти прошли длинный коридор, они явственно услышали шаги по одной из лестниц. Похоже, твари нашли-таки верхний этаж.
"Только не это", обреченно подумала Дарья, пес вздыбил загривок, как будто почувствовав её настроение.
- Вперёд, вперёд! - прошипел Зимин, махнув для ясности рукой, и широким стелющимся шагом на полусогнутых поспешил вперёд, к торцевому дверному проёму. Шаги по лестнице, вроде, были не слишком частыми, и времени дойти до конца коридора должно было хватить до того, как враг поднимется на этот этаж. Ну а когда проём будет ближе, станет видно, тупик там, или есть проход куда-нибудь дальше. Марина последовала за Андреем, стараясь передвигаться быстро и бесшумно.
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
13.46
Галерея между главным и административным корпусом


За дверью оказался коридор, проходящий через все здание над центральным залом. Коридор был пуст и темен, в нем явно никого не было. Воодушевившись, Зимин уже целенаправленно устремился к проходу - пустой и узкий коридор в другую часть здания, да ещё в направлении забора, устраивал его значительно больше, чем лестница, ведущая на первый этаж, почти что на порог взбудораженного логова. Кроме того, был и ещё один фактор. Зверюги, хоть и страшные, хоть и разумные, были всё же сделаны из обычных людей, которым вряд ли часто доводилось ловить беглецов. Если они ринутся ловить экспедицию по центру комплекса, в сторону, где Зимин "наследил", застрелив самку, то выскользнуть за пределы территории за спинами облавы будет чуть легче.
"Будь там, где тебя не ждут", гласило, кажется, одно из наставлений Сун Цзу. А этот старый хитрый китаец знал, о чём говорил.
Дойдя до середины коридора, Андрей обнаружил ответвление - в противоположную от центрального зала сторону вел еще один коридор, более светлый. Свет проникал через оконные проемы, в которых тонко и зло посвистывал усилившийся холодный ветер. Зимин немедленно свернул туда, но сразу за углом остановился. Знаком показав спутницам пройти дальше, он подкрался к самому краю стены и прислушался, не идёт ли кто следом, и не накатывает ли вонь от зверя. Зверюга, похоже, обыскивала боковой коридор, слышались шаги и бурчание. Примерно такие же звуки вскоре донеслись и с другой стороны - похоже наверх поднялась не одна тварь.
Даша послушно проследовала дальше в проему, чуть убыстряя шаг и стремясь быстрей достигнуть двери и посмотреть, что там. Марина шла за ней. Через окна стало видно, что этот коридор соединяет здание, из которого сталкеры вышли, с другим - многоэтажным серым корпусом. Погода на улице меж тем портилась - ясное небо заволакивали свинцово-серые тучи. Убедившись, что проход в обе стороны закрыт преследователями, Андрей поспешил по освещённой галерее вслед за девушками. Догнав Марину, Андрей тоже выглянул из окна, ориентируясь в пространстве, потом перешёл на другую сторону, пытаясь высмотреть среди руин и покосившихся металлоконструкций какое-либо движение. А заодно, раз уж высоко забрались, поглядеть, виден ли отсюда внешний забор.
- Что-то мне неинтересно, а что вон в том строении, - пробурчала Дарья. целеустремленно двигаясь вперед.
- Чёрт, у внешнего забора люди, - невпопад ответил шёпотом пограничник. - Идите по центру, не подходите к окнам.
Ускорив шаг, он обогнал сокольницу, а потом и Норда с хозяйкой, вновь заняв место во главе маленького отряда.
Марина послушно следовала указаниям Андрея. Девушке подумалось, что идеально было бы достать машину и добраться до более крупного города. Эту мысль она и озвучила товарищам по несчастью. Все так же тихо, как говорила до того. Отсутствие живых существ в зоне видимости вовсе не свидетельствовало о том, что их не могут услышать.
Ясень
Без приключений миновав соединительный коридор, сталкеры подошли к дверному проему, ведущему в большое здание. Коридор продолжался за ним, видимо проходя зданиие насквозь, а с обеих его сторон через равные промежутки шли двери. Света практически не было, так что понять, что там есть, было невозможно.
Даше это нравилось все меньше и меньше, но она предпочитала не высказывать честного мнения и делать то, что говорит более (или казавшийся более) опытным человек. Спина всё-таки чему-то научила.
- Пока идём дальше, - разговаривать Андрей всё ещё предполчитал свистящим шёпотом. - Жаль, оставил я фонарь нормальный в гостинице... О, есть же в сотовом. Живём...
Добравшись до той части коридора, где окна заканчивались, и начинались двери, Зимин обернулся к следовавшим за ним девушкам.
- Марина, согласен - нужно выбираться на машине.
- Угонять умеешь? - усмехнулась девушка, - а то я только вести согласна.
В этот момент она про себя поблагодарила инструктора за курс экстремельного вождения
- Оружие есть, - мрачно пробурчал Зимин. - Попросим - не откажут.
- Лучше было бы, не выгоняя водителя, это сделать... А то хочется немножко форы, - она на миг замолчала и задумчиво продолжила. - Хотя, если его качественно вырубить...
- Значит, будет под прицелом вести. Довезёт, я ему заплачу.
- Лучше бы без лишних людей, - не согласилась сокольница.
- Все равно обманут, даже если заплатим, - решила проявить скептицизм доселе молчавшая Даша, - Особенно, если узнают, откуда сбежали. Кому нужно, чтобы о этом зоопарке узнали?
- С пистолетным дулом у виска? - хмыкнула Марина.
- Нет, Даша права, - поддержал собачницу Андрей. - Если это местный - то они ж тут фанатики поголовно, по ходу дела. Ну ладно, разберёмся на месте. Пока, дорогие девушки, ясно одно - нам надо выбраться из АНОФ. Дальше давайте не будем загадывать. Скажу только, что нам лучше на север, куда мы и идём сейчас.
Марина, слушая Андрея, приблизилась к одному из дверных проемов, не заходя внутрь и стоя сбоку у косяка, чтобы ее нельзя было заметить изнутри, и прислушалась. Внутри было тихо. Впрочем, несмотря на тишину, заходить внутрь она не решилась: отсутствие звуков еще не означала отсутствия очередного локального пушного зверька, и сокольница вернулась "в строй".
- Интересно, что граффити те значили? - вслух предположила Даша. - были ж там на стенах....На вокзале ещё? Ещё и вечный снег...
- Да вполне понятно что, - прошептала Марина, - они заменили культ Ленина культом Йети. А что, получилось почти равноценно, - она подавила невеселую усмешку.
Заинтересовавшись, Андрей тоже подошёл к двери в комнату. Рыбной вони не чувствовалось, посторонний шум слышен не был.. в общем, Зимин рискнул включить тусклый диодный фонарик старенького, но надёжного спортивного Сименса и осторожно провести пятном света от пола перед дверью до дальней стены, осматривая помещение. Когда-то это, видимо, была какая-то рабочая комната, в полу еще оставались куски металла от срезанного оборудования. Но сейчас у нее было совсем иное назначение.
Гайтахан
Вся комната была заставлена этажерками, на которых лежали мертвые тела. Голые, ничем не прикрытые, они громоздились чуть ли не до потолка. На некоторых телах висели небольшие бирки, на других же кривыми буквами маркером были какие-то надписи.
- Хм, похоже йетей делают из убитых, - Даша выразительно потянула носом, ещё не видя того, что было в комнате, а стоя чуть поодаль от двери в неё. - Как бы не стать заготовкой.
- Твою ж мать!... Уроды!.. С-с-суки... - схватившись за горло, Андрей пошатнулся и выдал ещё несколько матерных ругательств. Хорошо ещё, завтрак успел перевариться, иначе бы его точно вывернуло. - И тут ты права, Даша. Так... надо тоже заснять по-быстрому. Держи фонарь!
Даша послушно взяла то, что предлагали, так же послушно освещала все "заготовки", воздерживаясь от матерных слов и реакций организма.
Марина подошла ближе к трупам, изучая надписи маркером и чуть подсвечивая их экраном телефона. Там были указаны какие-то даты - в основном прошлый и позапрошлый год - а рядом значилось короткое и лаконичное "на корм". У тех же, кто был с бирками, на бирках тоже имелась дата, а чуть выше - знакомая восьмиконечная снежинка. У некоторых мертвецов с бирками очертания тел уже немного изменились.
Включив вспышку, Андрей заснял и это... помещение. По бледному лицу пограничника было видно, что зрелище этакой кладовочки поразило его значительно сильнее, чем логово.

- Б....! - выругался он опять. Потом, вспомнив, что не один, покраснел. Или, скорее, почти вернулся к нормальному цвету лица. - Извините, леди. Выжечь тут всё напалмом к такой-то матери, чтоб от города только кратер остался!
Марина материлась про себя. Душа биолога протестовала, упираясь всеми возможными способами, против такого.
- Мне бы сейчас канистру бензина, - задумчиво проговорила девушка, - ладно, пойдемте отсюда. Надо выбираться как можно быстрее. Андрей, вытащи карту памяти из фотоаппарата и спрячь куда-нибудь.
Собравшись с духом, Зимин закончил сбор второй порции компромата, запечатлев тела с надписями "на корм", тела с изменениями и сами надписи более близко.
- Да, идёмте, - отключив камеру, Андрей убрал её в чехол. - Но карту пока оставлю на месте. Выну, когда выберемся с территории фабрики. Вдруг ещё что попадётся столь же весёлое?
Не задерживаясь больше - не хватало ещё дождаться тварей, проверявших позади второй этаж! - пограничник забрал у Даши сотовый и с фонарём в левой руке и пистолетом в правой двинулся дальше по прямому коридору. Заглядывать в другие комнаты не хотелось - наполнявший здание характерный запашок подсказывал, что весь корпус приспособлен для хранения тел "на корм" и в первых стадиях изменения. Даша боролась то ли с матом, то ли с ужасом, то ли с позывами рвоты. Потому что спокойно на "корм" смотреть было абсолютно невозможно. Она шла как-то безучастно, следя за Андреем и стараясь не отставать. Пес послушно шел рядом , поджав хвост. Он многое не понимал, как и любое животное, но заражался настроением окружающих. Трупы, к слову, вызвали у собаки живейший интерес, он даже потянулся их понюхать, но получил концом поводка по морде и больше не совался.
Серина
Лестница из корпуса вела на улицу, где сгустились тучи. Марину не оставляло неприятное чувство, что после всего, что они уже видели, немудрено, если сейчас начнется метель, "вызванная" местными сектантами.
- Погода портится, - с тревогой в голосе заметил Андрей, кинув взгляд в окно.
- Угу, - кивнула Марина в ответ, настроение у нее ухудшалось с каждой минутой, боль в груди от долгой ходьбы усилилась. Больше всего ей хотелось сейчас где-нибудь лечь и не отсвечивать. Она устало прислонилась к стене и прикрыла глаза: все равно какое-то время сейчас уйдет на обсуждение насущного вопроса "И что же дальше будет?", так почему бы не провести его с пользой, приходя в себя.
Переход через в высшей степени неприятный, но в целом безопасный корпус-могильник немного успокоил Зимина. Всё-таки обитатели АНОФ не были неуязвимой и сверххитрой нечистью вроде Чужих. Шумные, вонючие, громоздкие, и никакого коллективного разума у них тоже пока, к счастью, не наблюдалось. А потому, дойдя до окна, где воздух был хотя бы относительно более свежим, Андрей объявил привал. Небольшая остановка, чтобы перевести дух после всех ранений, переживаний, страхов и беготни, нужна была всем.
- Как ты, Марина? - обратил он внимание на тяжело привалившуюся к стене сокольницу.
- Нормально, - лаконично ответила девушка, - кажется, ребро сломано.
Сокольница отлично понимала, что сказать, что ей повезло в перестрелке - не сказать ничего. Впрочем, как и всем им, отзвуки рикошетящих пуль ещё долго звучали в голове биолога после того, как автомат, вырвавшийся из рук мальчишки (по-другому назвать старшину, выпустившего из рук оружие, у нее язык не поворачивался), выдал очередь, не разбирая, где чужие, а где - свои.
- Блин, в рубашке родилась... - Андрей хотел было продолжить, что ущерб от автоматной пули в грудь вышел прямо-таки мизерный, но осёкся, прижимая к груди и баюкая простреленную руку. Адреналин постепенно уходил, и кое-как перевязанная конечность болела всё сильнее. - Чёрт, дёргает.
- Сильно задело? - Марина запоздало сообразила, что пока была занята исключительно собой, даже не обратила внимание на то, чем инцидент с ЧОПовцами закончился для остальных. Девушка оторвалась от стены и подняла глаза на молодого человека.
- Мышцы надорваны, - ответил Андрей. - Пальцы толком не сжимаются, даже кирпич уже не удержу.
Марина с досады закусила губу, вспоминая обезболивающие, оставшиеся в рюкзаке, и кляня себя за клинический идиотизм: чем надо было думать, чтобы самое ценное бросить в номере, собираясь в заброшенные здания?
Ясень
Даша села рядом на землю, давая передохнуть ногам, но не прислонясь ни к чему спиной, спина бы не оценила такого подвига. Засаднило с удвоенной силой, но девушка мужественно держалась, чтобы не пожаловаться и не расплакаться. Пес улегся поодаль, изредка на что-то (впрочем, понятно, на что, точней, на кого) ворча и взрыкивая. Хотя вроде тварей было не слышно, так что ворчал пес о чем-то своем.
- Может, тебе заново руку перевязать? - предложила она Андрею.
- Хорошо бы, - пограничник, наконец, опустил руку, осторожно пощупал рукав куртки и сморщился. - Тогда ведь намотали наспех...
Стащив с себя куртку, Зимин осторожно, медленно, скалясь и неразборчиво ругаясь под нос, сдвинул левый рукав водолазки свыше локтя, открывая неуклюжую повязку из оторванного у "вьюжника" рукава рубашки.
- Хм... - выдала Даша, осмотрев дело рук своих. Кажется, раньше оно выглядело чуть более аккуратно, теперь же случившиееся приключение не пошли ей на пользу: она разлохматилась, и кое-где проступила кровь, - Сменить надо, вот только чем перевязать? На мне точно чистого уже нету.
- Хех.. - вопреки незавидному положению и паршивому самочувствию Андрей вдруг ухмыльнулся. - В "А зори здесь тихие", помнится, на перевязки бельё пустили. Правда, - чуть помрачнел он, - сейчас на всех синтетика... Так что у меня только платок остался. Я им тебе спину пытался протереть, так что не свежий, но хоть впитывает более-менее.
- Боюсь, на белье у меня тоже кровь протекла, - не удержавшись фыркнула Даша, касаясь пальцами узла на повязке и пытаясь его развязать, - Кажется, руками её уже не снять...
- Подожди, - Марина внезапно осознала, что была единственной из сталкеров с более-менее целой одеждой.
Девушка села на пол, скрестив ноги, вытащила нож, положив его рядом собой, после чего сняла кожаную куртку и стянула через голову футболку, обнажая торчащие ребра (ну да, ну да, все кому не лень уже не первый год грозились ей анорексией) и синяк - результат так удачно угодившей в монеты пули - оставшись в мягком "спортивном" лифчике. Пара движений ножом превратили снятую футболку в топик, который сокольница снова надела, а кусок ткани шириной сантиметров в двадцать протянула Даше.
Андрей, разумеется, сей вынужденный стриптиз без внимания не оставил, по крайней мере, вначале. Но затем, всё же заставив себя с сожалением отвести взгляд от девушки - "Хватит пялиться! Для тебя же стараются, обормот!" - посмотрел за окно. Затянувшие небо тучи и налетавший порывами злой холодный ветер заставили задуматься о другом аспекте назначения одежды в качестве средств первой помощи.
"Чёрт, не замёрзла бы! Да только и отдать ведь нечего..."
- Спасибо, - поблагодарил он Марину. - Надо будет, когда выберемся, ещё и одежду отыскать.
- У меня что-то в сменке было, - утешила Даша, - Вроде бы, размер один, Могу и одолжить... - Даша поморщилась и зажмурила глаза от накатившей боли, но справилась с собой и взяла нож,которым аккуратно разрезала повязку, чтобы снимать было удобней.
- Шшш... Аххх!.. Ууууммхх..
Как бы плавно ни действовала Даша, без рывков и натягов снять успевшую кое-где прилипнуть повязку было просто невозможно. Оставалось терпеть, и Андрей терпел, хотя боль была злая и острая.
- Ну уж извини, - она чуть улыбнулась, успокаивающе погладив его по плечу, - Она присохнуть успела, зараза...
Рана за это время успела немного подсохнуть, но содранная повязка свела все на нет. Кровотечение возобновилось. Единственное, что радовало - рана осталась относительно чистой.
- Черт, - еле слышно выругалась Даша, увидев кровь, - Давай лучше сначала платком остановим как-то, а потом перевяжем?
- Да, сейчас... Мм.. больно-то как, рррр!
Андрей достал из нагрудного кармана платок и протянул своей санитарке.
- Блин, даже когда мне в подмышку на тренировке остриё меча засадили, так больно не было...
- Занимался фехтованием? - Марина решила отвлечь и себя, и Андрея. Когда после неудачного падения на скалодроме у нее вылетело плечо, крутившийся вокруг неё и болтающий обо всякой ерунде Лешка помог ей не только не рыдать всю дорогу от зала до травмпункта (а эта была чуть ли не первая в жизни травма на тот момент), но и очень даже бодро ржать над его шутками к приходу врача.
Parkan
Красносеверск,
22 сентября 2004
14.21
Северная часть административного корпуса
Привал


Даша приложила платок к ране, убирая и останавливая кровь. Все внимание её было приковано именно к ране и к тому, чтобы причинить ему меньше боли, им всем и так досталось. Норд, почувствовав чужую боль, сочувственно ткнулся холодным носом Андрею в руку. Улыбнувшись, Зимин погладил пса по голове, почесал ему ухо. В этих непростых условиях Норд показал себя молодцом, ни разу ещё не создав и так не слишком-то везучей компании дополнительных неприятностей.
- Занимался, да, продолжаю и, смею надеяться, буду продолжать, - ответил он сокольнице. - Правда, не столько истфехом, сколько ролевым.
- Ролевые игры - это хорошо, - невпопад поддакнула Даша, убирая платок. - Я ходила пару раз...
Она подождала пока кровь окончательно остановится и рана чуть подсохнет, и начала аккуратно накладывать повязку.
- Никогда не была, но кто-то из наших, - под "нашими" она имела в виду коллег по alma mater, - вроде бы, этим увлекается. Хотя мне с моим зверинцем на такое точно в жизни времени не хватит, - усмехнулась девушка.
- Этого я на полигон брала, - она кивком головы указала на "утешающего" Андрея Норда, - благо, он достаточно воспитан, чтобы не доставлять проблем. А так у меня зверей больше нет. Все, готово.
Она потуже затянула повязку и убрала руки. По крайней мере, было аккуратно.
- Да. Спасибо, - выдохнул аж взмокший от напряжения Андрей, который, пока собачница вновь бинтовала руку, вынужден был прервать разговор. Повернул руку так и этак, осматривая результаты Дашиных усилий - пожалуй, в этих условиях и с этими материалами лучше и не сделать. Огорчало другое: рука теперь болела, не переставая, пальцы дрожали, и кулак сжимался с болью и усилием. Но с этим ничего поделать было нельзя.
- Даша, - попросил пограничник. - Разверни мне рукав, пожалуйста. Двумя руками аккуратнее будет.
Она лишь кивнула, осторожно, стараясь не потревожить повязку, разматывая парню рукав. Все-таки такая обстановка просто очень хорошо учит взаимовыручке и аккуратности. Особенно когда от слаженности зависит жизнь. И даже не одна.
- Спасибо, - ещё раз поблагодарил Зимин. - Так, пора дальше идти. Вот только куда?
Вытащив из всё еще не надетой куртки сложенную в несколько раз карту, Андрей развернул её, положил на пол, чтобы можно было рассмотреть разом весь город, и ткнул пальцем в северную оконечность здания в центральной части северо-западной половины комплекса.
- Мы сейчас здесь. До гостиницы тащиться, на мой взгляд, нереально - очень далеко и через промзону. А нас ведь искать будут, причём усердно.
- Гостиница - это вообще не вариант ни разу. Нужно из города как можно быстрее выбраться и раздобыть машину, - Марина вглядывалась в карту, прикидывая, как бы побыстрее смыться из этого места с его помешавшимися на снеге жителями.
Андрей мысленно порадовался, что по поводу гостиницы нет возражений. Сразу после катастрофической встречи с милицией, ещё до появления местной фауны, он обдумывал вариант возвращения в "Северную". Но сейчас приоритеты сменились.
- Согласен. Поэтому очень хорошо, что нам пришлось уйти именно сюда. Видите эти серые здания на берегу? - Зимин обвёл мизинцем скопление серых геометрических фигур на границе белого и голубого. - Это рыбозавод. Думаю, хоть кто-то туда да приезжает на личной машине, можно попробовать угнать. И есть, кстати, альтернативный вариант, которого, я подозреваю, от нас ждут меньше всего - поискать катер и уйти по воде.

(всё также Серина, Ясень и я)
Серина
- А кто-то здесь умеет им управлять? - Марина с сомнением оглядела остальных, - Да и одинокая лодка на озере заметнее, чем машина на дороге, и деться нам будет из нее будет некуда... Разве что под воду.
- Но это ещё сообразить надо, что к чему, да и есть ли им, на чём погнаться следом, - видно было, что идея Андрею нравится. - А управлять... думаю, главное его завести. Тут, да, нужен будет местный, с которым уже не церемониться... хм...
Пограничник задумался, и в итоге с сожалением покачал головой:
- Нет, слишком сложно. Значит, будем угонять машину. Вариант уйти пешком, полагаю, рассматривать нет смысла - по бездорожью, да с такими ранениями мы далеко не уйдём.
- Но тоже нужен будет кто-то из местных с ключами, если никто из здесь присутствующих, конечно, не занимался угонами.
- Хех... да я даже в ГТА не играл, - невесело усмехнулся Зимин. - Ну что ж, значит, будем захватывать. Спасибо армии и тиру за умение стрелять... Надеюсь, двух пистолетов и тринадцати патронов нам хватит.
- У кого-нибудь остались в гостинице паспорта и все такое? - уточнила Дарья, до этого внимательно слушавшая разговор.
- У меня всё с собой. Там только сменка и снаряга кой-какая, - коротко качнул головой пограничник.
- Оборудование, одежда, корм, - перечислила сокольница, про себя вздыхя о телеметрии, обошедшейся не в один десяток тысяч, - документы с собой.
- Тогда вещи можно оплакать, - махнула рукой собачница, поморщившись от стрельнувшей под лопатку боли, - Хотя, постой, ты ж тогда птицу не найдешь... Домашние, избалованные не выживут в дикой природе...
Марине в этот момент очень захотелось послать Дашу куда-нибудь подальше. Сокольница к знаменитой фразе Сент-Экзюпери относилась, пожалуй, даже чересчур серьезно, и сейчас надеялась только на то, что Шах не успел испариться очень далеко и отреагирует на свисток.
- Ну, не такой уж он и домашний-избалованный, - заметил Андрей. - Кажется, когда мы входили на территорию АНОФ, он кого-то поймал и слопал.
- Мне кажется, у нас есть более серьезные проблемы чем пропажа птицы, - отрезала Марина, - Но если что: да, он умеет убивать. Нет, он не знает, что его тоже могут убить. И, возможно, он прилетит на свисток. Если не прилетит, я буду надеяться, что с этим городом разберутся за несколько дней, и я получу свое оборудование, - она, конечно, поняла, что говорила резковато, но особенно переживать по этому поводу не собиралась.
"Маловероятно", подумал Андрей. "Несколько дней - это Голливуд. Здесь потребуется войсковая операция с полным блокированием района, а это несколько недель, ну, две - в лучшем случае."
Правда, вслух он этого говорить не стал.
- Так что, давайте просто выберемся отсюда, - уже более миролюбиво продолжила сокольница.
- Ладно, извини, - мигом пошла на попятную Даша, почуявшая неладное,. Если уж так ,сама она отреагировала бы так же, - Выберемся, куда денемся.
- Пора двигаться, согласен, - Андрей подошёл к окну и, не шибко высовываясь, осмотрел доступную для обзора территорию. - Вроде никого. Забор уже недалеко, и там такие же дыры, как первая. Главное, чтобы прямо под забором не сторожили. Ну, тронулись.
Зимин вновь достал пистолет с пятью патронами, убедился, что второй более-менее удобно устроен под ремнём сзади (проверил на всякий случай - патрона в казённике не было), и двинулся вниз по лестнице, как и раньше.
Гайтахан
Лестница вела еще на два этажа вниз, после чего окончилась. Возле последнего пролета зиял проем бывшего пожарного выхода. Андрей осторожно выглянул наружу, проверяя территорию на наличие снежных зверьков. Вариант перехода по открытым пространству его категорически не устраивал, и Зимин, припомнив осмотр с верхнего этажа, постарался прикинуть, где здесь можно пройти под прикрытием зданий или хотя бы обломков оборудования. Проходов было несколько вариантов, но все они предполагали некоторое время перемещения по открытому пространству. Вроде вокруг никого особо не было, но стойкий рыбный запах говорил о том, что снежные твари не так уж далеко.
- Хорошо бы не особенно выходить на открытые места, - шепотом протянула Марина.
- Интересно, почему от них рыбой-то смердит, - тихо проворчала собачница, следуя за всеми, благо пес смирился и больше не упирался.
- Понятия не имею.. и не очень хочу узнавать, честно говоря.
- Ну не только ж трупами их кормят, - мрачно проворчал Андрей, выбрав вариант с наиболее коротким участком открытого пространства. - Наверное, рыбу им тоже подвозят. Благо, недалеко.
- Куда нам дальше? - Марина вопросительно посмотрела на товарищей.
- Судя по логике, к ближайшей дырке, - хмыкнула Даша.
К сожалению, все маршруты до наиболее близкой дыры в заборе страдали одним и тем же неисправимым недостатком: по пути так или иначе приходилось пересекать дорогу, выложенную потрескавшимися бетонными плитами, и большой пустырь. Спрятаться на нём было абсолютно негде, и даже в самом узком месте, куда вывел группу Андрей, на пересечение этой продуваемой всеми ветрами плеши нужно было затратить около минуты. Бегом.
Ясень
- Вот чёрт... - досадливо сплюнул Андрей.
- Надо бежать... - нервно пожала плечом Даша.
- Мы-то с тобой сможем, а Марина? - Зимин осмотрелся, принюхался, покосился на пса - не чует ли он зверьё поблизости. Вокруг вроде никого не было.
- А если проползти? - пришла в голову Даше безумная идея.
- В сумерках прокатило бы, - безумная не безумная, но Андрей рассматривал все варианты, как при мозговом штурме. - Но пока ещё слишком светло, да и ползать со сломанным ребром, я так подозреваю, ничуть не легче, чем бегать.
- Бегом - менее экстремально, - качнула головой собачница ,отметая свою же мысль.
- Других вариантов, кажется, нет... - Марине не слишком хотелось думать о том, что она будет чувствовать после такого забега, но оставаться здесь, ожидая местных или тварюшек, было все-таки большим злом.
- Ладно, - решился Зимин. - Тогда делаем так: стартуем все вместе. Я рву вперёд, насколько могу быстро - проверяю лист и убираю его от дыры. Марина, ты не спеши, беги трусцой, как сможешь. Даша, ты бежишь рядом и страхуешь. Вопросы? Замечания?
Марина отрицательно покачала головой, морально готовясь к "забегу".
- Нет вопросов, - улыбнулась Даша, - но пса пущу вперед.
Она отстегнула поводок, присела рядом, погладила его чуть против шерсти. указала рукой направление к забору:
- Так, бегом это во-он туда!
Понятливая собака коротко тявкнула и припустила к забору.
Андрей глубоко вздохнул, ещё и ещё раз окидывая взглядом окрестности и предполагаемый маршрут. Сердце снова бугало в груди, так что отдавалось в ушах.
- Ну, с Богом! Бегом марш!
И пограничник сорвался с места. Промчался по каменистой, отравленной химикатами земле перед корпусом-хранилищем, пересёк пешеходную дорожку, преодолел проезжую часть. Дальше лежал лишь широкий пустырь, поросший там и здесь небольшими кочками увядшего по осеннему времени бурьяна и редкими чахлыми кустами лопуха. Добравшись до забора, Андрей облегчённо выдохнул: лист был просто прислонёл к стене и подпёрт парой кольев, выбить их было не слишком сложно. Бегло осмотрев эту нехитрую конструкцию, пограничник обернулся узнать, как там девушки. Норд, уже добежавший до забора, крутился рядом, обнюхивая дыру. Пес заметно нервничал и иногда взрыкивал.
Серина
Те крупицы времени, которые оставались до забега, пока Даша отстегивала и отпускала вперед собаку, Марина усиленно вспоминала, как в далекие школьные годы на уроках музыки им объясняли, как правильно дышат вокалисты: диафрагмой, так, чтобы сама грудная клетка не шевелилась. У девушки это получилось достаточно быстро, и передышкой она воспользовалась, чтобы слегка успокоить боль в груди, не утихающую с самой перестрелки. Пес добежал до забора, за ним рванул Андрей, следом наступил черед девушек.
Для Марины как-то разом исчезли все звуки и цвета: был растрескавшийся асфальт под ногами и забор впереди. Даша бежала рядом, подстраховывая её на всякий случай, не вырываясь вперед, но и не отставая.
И вот тут из недр полуразрушенного невысокого здания мерной трусцой вывалилась одна из тварей. Пара мгновений - и двор огласил ликующий вой, а образина рванулась к цели, переходя на прыжки.
Даша оглянулась на вой, оценив нерадостную картину, и инстинктивно припустила ещё быстрей, уже убегая целенаправленно, изо всех сил. Марине, чтобы понять, что происходит за спиной, оглядываться было не нужно. Она прибавила скорости, стараясь не отставать от Дарьи.
- Да твою ж маать!! - забыв о повреждённой руке, Андрей двумя мощными ударами плечом снёс колья и, предоставив железному листу медленно и величественно упасть на землю самостоятельно, ринулся навстречу спутницам - и твари. Когда до рычащей образины осталось метров двадцать, Андрей резко остановился и, встав в стойку, начал стрелять. Пять оставшихся в пистолете пуль одна за другой рванулись к твари.
Похоже, что хотя бы раза два-три пограничник попал - зверюга взвыла и замедлила бег. Ее глаза горели бешенством. И не меньшим бешенством пылали глаза Андрея, в первый раз в жизни лицом к лицу встретившего угрозу своей и чужой жизни в бою насмерть. Отшвырнув бесполезно щёлкнувший пистолет с опустевшей обоймой, он вытащил из-за спины заранее приготовленный второй ствол. Взвёл, досылая патрон в казённик, и снова встал в стрелковую стойку, словно в тире, уже целенаправленно выцеливая уродливую башку надвигающегося "йети". Выстрел!
"Стоит, нет?"
"Ах, ещё стоит, даже идёт..." Выстрел!
"Ну как, жив ты там, засранец?" Выстрел!
Уже в нескольких шагах от забора Марина перешла на шаг, стараясь не споткнуться. Похоже, ей уже было почти все равно: сдохнуть из-за твари, местных жителей или этой идиотской перестрелки. Колющая боль в груди, заметно усилившаяся после пробежки, не давала ни думать, ни нормально дышать, перед глазами плясали цветные круги. Девушка оперлась согнутыми в локтях руками о забор и опустила на них голову. За спиной слышались выстрелы, и она вспомнила, как мимо них с пистолетом наготове пробежал Андрей.
Даша добежала без особых проблем, но стекла на землю по окончании забега. Боль в спине давала о себе знать, злобно пульсируя. Перед глазами разворачивалась картина убиения твари. Если честно, тварюшку было немного жалко, Но не так, чтобы лезть им в пасть, поэтому девушка поднялась с земли, прицепила на поводок пса и заглянула в дыру.
Гайтахан
Тварь была мертва. Пули разворотили ей морду, на правой лапе и правом боку тоже виднелись следы крови. Подходить и пинать поверженного врага Андрей не стал - слишком это отдавало дешёвой околофентезёвой беллетристикой. Мелькнула было мысль захватить с собой в качестве трофея и вещдока ну, скажем, палец с когтем, но тут же была отброшена. Пластикового пакета ни у кого не было, а тащить эту мерзкую тухлятину просто так, в кармане - нет уж, увольте, провоняет всё насквозь!
Схлынула накатившая было волна одновременно ужаса и восторга от осознания реальности смертельной схватки, победы и цены возможной ошибки. Взамен вернулись усталость и притаившаяся до поры боль, да так, что Зимин зарычал сквозь зубы - по раненой руке словно со всей дури двинули палкой. Зло плюнув на мёртвую снежную обезьяну, пограничник развернулся и побрёл к дыре и к ждавшим его девушкам.

- Ну, как вы? Марина, жива?
Подойдя вплотную, Андрей провёл ладонью по плечу несчастной сокольницы. Марина услышала вопрос Андрея, но оборачиваться и что-либо говорить сил не было. Девушка вообще старалась не шевелиться и почти не дышать, чтобы не вызвать новую порцию колющей боли в груди.
- Извините, девушки, привала не будет, - виновато сказал пограничник. - Сами слышали, этот гад всю округу известил. Да и стрельба ещё. Надо уходить. Марина, давай, обопрись на меня.
Марина повернулась, отрываясь от забора, и, глядя куда-то мимо Андрея, проговорила сквозь зубы:
- Все нормально, я могу идти.
- Молодец, - улыбнулся Зимин. Неловко, чрезмерно осторожно приобнял её за плечи и коснулся скулой нежной, хоть и перемазанной сейчас пылью щеки девушки. - Ты молодец. Это всё не зря, обещаю.
После чего пограничник отвернулся и, держа пистолет наготове, настороженно поглядывая по сторонам, прошёл через дыру на ту сторону забора.
За забором открылось пространство, поросшее редкими кустами, железнодорожная насыпь и еще дальше - свинцово-серые воды озера Тайкуус. Людей поблизости видно не было, разве что они очень хорошо прятались. Несколько правее какие-то трубы и коммуникации над полотном железной дороги шли от АНОФ к рыбзаводу.
Ясень
Даша вышла вслед за Андреем (без него выходить было как-то страшно) и огляделась по сторонам. Вроде никого.
- Надежда умирает последней, - хмыкнула она, - Надо убираться....
Марина проследовала за остальными, тревожно глядя в небо. Можно было рискнуть позвать Шаха свистком, но рисковать привлечь к ним большее внимание ей не хотелось.
- В какую сторону? - обратилась девушка к товарищам, отвлекшись от тяжелых мыслей.
Андрей, с мрачным видом обозревавший окрестности, махнул в сторону насыпи железной дороги и пересекающих её труб.
- Туда. И скорым шагом - на шум скоро вся местная шушера сбежится. Зараза, опять место открытое...
К сожалению, выбор у них был небогатый: либо к рыбозаводу, либо вдоль забора АНОФ направо или налево, рискуя при этом налететь на патруль. А у завода была надежда найти хоть какой-нибудь транспорт. И транспорт этот уже был жизненно необходим: Андрей с тревогой посматривал на Марину. "Сколько она ещё продержится? На одном упрямстве далеко не уйдёшь..."
- Туда так туда, командир, - привычно согласилась Даша, приноравливая свой шаг к шагу Марины: хотя бы подхватить на случай, если будет падать. Руку предлагать она не стала, опасаясь уже сорвать спину себе окончательно, Но подстраховку её уж точно хватило бы.
К немалому облегчению Андрея, кусты ивняка, осины и тому подобной прибрежной мелочи вблизи оказались выше, чем казалось от забора. Когда группа спустилась с идущей вдоль забора дороги, оказалось, что щётки уныло шелестящих остатками побуревшей листвы ветвей доходят где-то до груди, а некоторые и выше человеческого роста. Мысленно порадовавшись, Андрей, стараясь всё же хоть немного пригибаться, повёл девушек к железной дороге, по возможности прижимаясь то к одному, то к другому островку зарослей.
Даша уже давно поняла простую истину: хочешь выжить - следуй за более опытным, поэтому она почти в точности повторяла движения Андрея, пригибаясь там, где кусты были пониже, и почти сливаясь с высокими, так чтобы не заметили. Временами она все же украдкой посматривала на Марину, готовясь, если что, помочь.
Parkan
Добравшись до последнего островка растительности перед насыпью, Андрей скомандовал остановку. Присев на одно колено (ну, почти - мочить колено он не хотел, поэтому всё-таки земли не касался), Зимин повернулся к товаркам по несчастью и критически осмотрел их. К счастью, как Марина, так и Даша были одеты в практичные тёмные тона, что и он сам: чёрный, серый, синий, тёмно-зелёный. Единственным светлым пятнышком, да и то на общем фоне, выглядела разве что Дашина куртка среднего бежевого оттенка.
- Хорошо, - подытожил Андрей. Перехватил вопросительный взгляд и пояснил: - Одежда у нас неяркая, почти маскировочная. Вот только тебе, Даша, нужно будет сейчас при переходе снять и свернуть куртку, чтобы не отсвечивать светлым. Отдохните пару минут - и будем форсировать насыпь.
Сам он, вспомнив дельное предложение Марины, достал фотоаппарат, вынул из него карту памяти и убрал её в застёгивающийся на молнию кармашек кошелька. Сам кошелёк лежал в глубоком кармане брюк, и вытрясти его оттуда было малореально. Опустевшую камеру Андрей убрал обратно в чехол. Без флэшки зеркалка превратилась в ценный, но бесполезный сейчас груз, которым можно и пожертвовать, если припрёт.
Марина следила за происходящим вокруг почти механически. Только время от времени поглядывала на небо и крыши окружающих построек, надеясь заметить там тень кречета. Попытки дышать нормально вызывали колющую боль, а медленно и неглубоко - явную нехватку воздуха.
Даша послушно сняла куртку, встряхнула, критически её оглядев.
- А может, её проще просто выбросить?
- Ну да! - фыркнул Зимин. - У нас и так одежды дефицит. Ночь на носу, задубеешь без куртки. Оставь.
- Куртки-то той, - по инерции проворчала Дарья перекидывая её через руку, - Так пойдет, или в рулон свернуть?
- Годится, - одобрил пограничник. - Теперь слушайте. Перебегать полотно будем по одному. Сначала иду я, проверяю, всё ли в порядке. Потом ты, Марина, не торопись, иди осторожно. Тебе главное не споткнуться и не поскользнуться. Даша, вы с Нордом идёте замыкающими, когда Марина спустится с насыпи. Постарайся побыстрее.
Андрей ещё раз проверил всё снаряжение, убедился, что всё закреплено и, кроме молнии куртки, застёгнуто.
- Ну, я пошёл.

состав прежний
Ясень
Насыпь была не так уж велика, зато ширина была достаточная - в этом месте проходило три пути. Частично песчаная, частично земляная, она поросла низкой травой. С противоположной от АНОФа стороны насыпь переходила в небольшой склон. Вид с нее открывался неплохой, если бы было время им любоваться. Близко был берег озера, из которого вытекала быстрая речка. По берегу озера, сворачивая вдоль реки, шла старая бетонная дорога. Справа, между озером и АНОФ, виднелись низкие корпуса и тонкая высокая труба рыбозавода, чуть левее него - какое-то помещение складского типа, не то заброшенное, не то просто неухоженное. Именно к нему и тянулись трубы от АНОФ. За речкой же начиналась холмистая равнина с редкими группами деревьев и кустов.
Андрей оглянулся, высматривая в первую очередь людей, а во вторую - машины. Махнув Марине, чтобы начинала переход, Андрей сдвинулся к опоре переброшенных через пути труб, кабелей и чего-там-протянули-ещё, чтобы не быть в прямой видимости со стороны рыбозавода.
Сокольница медлить не стала. Аккуратно переступая через рельсы, девушка вскоре присоединилась к Андрею.
Даша, как и велели, пошла замыкающей, бдительно оглядываясь по сторонам, посматривая под ноги и держа пса у ноги. Впрочем, пес и сам никуда не стремился, неуютно ему здесь было.
При ближайшем рассмотрении стало видно, что люди на рыбзаводе все-таки есть. Несколько человеческих фигурок перемещались по двору и возле зданий, словно ища кого-то. Во дворе рыбзавода стояла пара грузовых "Газелей", а возле длинной низкой пристани виднелись лодки.
- Эх, как бинокля не хватает, - вздохнул пограничник, рассматривая копошащихся внизу людей. - Леди, если у вас зрение острое, сколько их там видите? Даша, давай к нам, под опору.
Девушка кивнула, не тратясь на слова, и шмыгнула к своим, затащив туда же пса.
- Сейчас посмотрим, - она стала усиленно всматриваться в людей на пристани. - Менты там, кажется, имеются...Это не есть хорошо.
- Не нравится мне всё это, ой не нравится... - озабоченно пробормотал Андрей, прикрыв глаза ладонью, как козырьком. - Если там полная тревога, то с машиной не повозишься. И милиционер там может быть не один... Давайте так, леди, - принял решение Зимин - я сейчас проберусь по бурьяну до угла этого здания и посмотрю поближе. Оставайтесь пока здесь.
- Может, не стоит разделяться? Без тебя мы все равно вряд ли выберемся и второго пистолета тоже нет, - Марина с сомнением посмотрела в сторону построек.
- Да я согласен, Марина, - улыбнулся сталкер. - Но дело в том, что меня как раз учили таким вещам - прятаться, подкрадываться, маскироваться, наблюдать. Я в погранвойсках служил, и как раз в Карелии, так что места почти родные.
- Как знаешь, - девушка покачала головой, не желая встревать в бесполезный спор.
- Может, мне лучше? - попыталась перетянуть одеяло на себя Даша, - по крайней мере потеря меня критична не настолько. А уж с подкрадываться я как-нибудь разберусь...
В словах хозяйки Норда был резон. Но отпускать её было намного страшнее, чем идти самому. В своей подготовке Андрей был уверен.
- У тебя Норд, - наконец, покачал головой Андрей. - С собой не возьмёшь, а если что случится, он тут взбесится. Вот лучше, оставьте себе пистолет. Мне он сейчас всё равно ни к чему, стрелять - только переполошить всю эту толпу. На самый крайний, нож есть.
Андрей на всякий случай вынул обойму, вытряс из казённика патрон, снова вставил его в магазин и загнал обойму обратно. Не хватало ещё, чтобы он у одной из девушек случайно бабахнул.
- Кто лучше владеет, берите, - Андрей протянул пистолет на раскрытой ладони.
- Пистолет можешь мне оставить. Стрелять умею, - сокольница действительно неплохо владела оружием, но вот применять его против людей ей пока не приходилось.
- Вот и славно. Держи, и ждите меня здесь, я посмотрю и вернусь.
Гайтахан
Отдав оружие Марине, Зимин спустился вниз по склону. К счастью, склон насыпи и полоса земли вдоль южной стены здания довольно густо поросли бурьяном - видимо, склад прикрывал этот участок от холодного северного ветра, и растениям тут было лучше, чем в других местах. Во всяком случае, заросли полыни, пижмы, чертополоха, лопуха и других сорняков достигали Андрею середины груди. Пограничник шёл осторожно, пригнувшись, с минимальным шелестом и хрустом. Чувствовалась выучка, хоть и немного притупившаяся за годы после армии.
Прикрыв голову капюшоном штормовки, чтобы не отсвечивать характерным силуэтом головы на плечах, Зимин подобрался к самому углу здания, где и вовсе залёг, осторожно выглядывая из-под листьев здоровенного куста лопуха, зелёным часовым застывшего на переднем краю зарослей бурьяна. Отсюда можно было рассмотреть копошащихся на территории людей, их деятельность, наличный транспорт и источник шума двигателя на более удобной для наблюдения дистанции, но при этом оставалась возможность при приближении кого-то из местных тихо уползти назад и спрятаться в зарослях.
При ближайшем рассмотрении стало ясно, что в поисках участвуют в основном работяги с рыбзавода и несколько ЧОПовцев, милиционеров же было только двое: сержант, замеченный ранее, и какой-то офицер. Тем не менее, все были вооружены - сержант держал АКС-У, у "вьюжников" в руках были стандартные ТТ, работяги же в основном вооружились монтировками, арматурой и чем попало еще, хотя у четверых-пятерых были охотничьи ружья. Разбившись на пары, все внимательно осматривали территорию, постепенно смещаясь к насыпи и оставляя рыбозавод. Возле машин крутилось только два человека - вьюжник и немолодой рабочий с разводным ключом. Он оперся на капот того самого шумевшего двигателем автомобиля. Это был старенький "Москвич-Каблук" зеленого цвета, который, видимо, не глушили на случай, если экстренно понадобится.
Конечно, Андрею ещё многое хотелось бы уточнить, но ситуация, хоть и мрачная, складывалась интересно, открывая для беглецов кое-какие возможности: если цепь ловцов-загонщиков уйдёт к насыпи, то даже на стрельбу они вернуться не успеют! Главное, чтобы рядом с Москвичом не оказалось ещё кого-нибудь из "вьюжников", отсюда не видных за газелями...
Серина
Андрей аккуратно выполз из-под лопуха и терпеливо, сначала ползком, потом на корточках, потом уже просто пригнувшись проделал обратный путь до опоры за которой скрывались Марина с Дашей. 
- Девочки, а новости-то хорошие, - объявил он негромко и впервые после проникновения на АНОФ открыто и радостно улыбнулся. - Там есть машина, уже заведённая. Старинный советский "Москвич". И к нему можно подобраться мимо этой толпы!
Марина наконец-то спокойно вздохнула (хоть и неглубоко, чтобы не тревожить травмированные ребра) и вовсе не от новости о "Москвиче", хотя это, несомненно упрощало задачу.
- А ты уверен, что нас они на Газельках не догонят? - Даша прявляла заметный скепсис. - или ведро с гайками не рассыпется?
- О, Даша, ты умница, - кивнул Андрей. - Хорошо, что вспомнила, я приму меры.
- Газель - грузовой транспорт. Весит много, разгоняется тяжело - прорвемся. Главное - вперед вырваться, потом уже не догонят, - сама Марина в этот момент уже судорожно вспоминала все, что знала о "Москвичах", а знала она, конечно, маловато. Вроде, там была какая-то заморочка с переключением передач... Или не на всех моделях?..
- Гонки лучше не устраивать, - задумчиво заметил Зимин. - Ну да ладно, с этим чуть позже. Сейчас давайте спустимся и обойдём это здание слева. По дороге объясню, как действуем дальше. Марина, пистолет дай, пожалуйста...
- Держи, конечно, - девушка протянула оружие Андрею.
Забрав оружие, Зимин повёл Марину и Дашу вниз, стремясь поскорее дойти до ближайшего угла и скрыть сокольницу из поля возможного обзора загонщиков. Заставлять её сейчас нагибаться было настоящим садизмом. Даша честно шла следом, придерживая собаку и старательно скрываясь сама, даже с учетом того, что ей было больно. Её этому никто не учил и даже не собирался, она просто всё честно повторяла за Андреем, не собираясь так просто прощаться с жизнью.  
Parkan
Достигнув здания, Андрей облегчённо выдохнул и выпрямился - с этой стороны угрозы пока не было. Тем не менее, пограничник шёл вдоль стены, осторожно выглядывая из-за углов, прежде чем за них завернуть. Наконец, сталкеры - и впрямь сталкеры! в английском значении этого слова! - достигли северозападного угла склада. Слева до самой реки простиралась поросшая всё тем же бурьяном и кустарником пустошь. Впереди, чуть ли не по кромке воды, шла полоса дрянной бетонной дороги - просто напросто уложенные одна к одной плиты, стыки между которыми давно забили грязь и песок. Справа же, за углом, метрах в трёхстах впереди высились корпуса и механизмы рыбозавода. Вновь повернувшись к спутницам, Андрей глубоко вздохнул, собираясь с мыслями:
- Значит, слушайте. Сейчас я с Мариной иду к заводу, к стоянке. Я ж водить не умею... Вся надежда на тебя, Марина. Но машину сторожат.
Андрей повертел в руках трофейный ТТ, передёрнул затвор, досылая в казённик патрон.
- Там два человека, работяга какой-то и "вьюжник". Их я беру на себя - во всех смыслах. После этого ты, Марина, садишься в машину и выруливаешь на начало дороги, ведущей вдоль озера в эту сторону. Я подберу у ЧОПовца оружие и, если останутся патроны, прострелю у Газелей по заднему колесу. И пусть попробуют догнать!
Затем Зимин повернулся к Даше, доставая кошелёк.
- Теперь ты, Даша. У тебя, боюсь, сейчас самое сложное задание - остаёшься здесь, смотришь и ждёшь. Если мы... у нас... - Андрей сбился. - Если мы не справимся, ты должна выбраться сама. Вот, держи мой кошелёк. Здесь ещё тысяч восемнадцать, пригодится. Но главное, вот в этом кармашке на молнии - флэшка фотоаппарата. Её обязательно нужно донести до ФСБ.
- Хорошо, - голос был непривычно сиплым, от неожиданности и действительно опасности перехватило горло, - А если справитесь, то? И... пёс, он может задержать, он обучен..
Андрей, вытаскивая карту из внутреннего кармана куртки, покачал головой:
- Нет, Норд пусть с тобой остаётся. Если всё выгорит, мы тебя подберём вон там, - пограничник ткнул пальцем в сторону кратчайшей дороги к озеру. Если нет... смотри, здесь в паре километров железнодорожный мост через Северную. Перейдёшь на ту сторону и пойдёшь вдоль берега озера. Рано или поздно где-то тебе попадётся посёлок местных, саамов. Там уж самой как-то придётся думать... Карту тоже возьми.
Виновато покосившись на сокольницу, Андрей пояснил:
- Марине столько не пройти. А у тебя ноги в порядке, пешком уйти сможешь далеко. Но, - постарался улыбнуться он (правда, получилось криво), - вообще-то это всё - перестраховка. Страшно, да. Будет у меня на руках кровь, да. Но ничего невозможного.
- Да я все понимаю, - вышло как-то неубедительно и фальшиво, - Вы справитесь... мы справимся...
Поддавшись какому-то внутреннему порыву, она обняла по очереди и сокольницу, и пограничника. Марину, правда, осторожно, лишь обозначив, чтобы не повредить ещё больше. Андрей крепко обнял Дашу в ответ, потрепал по голове с тревогой переводящего взгляд с одного человека на другого Норда, кивнул Марине.
- Ну, пора. Идём вдоль стены, не дёргаемся, делаем вид, что мы сюда ходим каждый день, дорога знакомая и надоевшая, вокруг ничего интересного.
Марина тепло улыбнулась Даше, надеясь, что это не последний раз, и кивнула Андрею.
- Хорошо, идём. Удачи нам всем!
Ясень
Спрятав пока руку с пистолетом в карман штормовки, чтобы не было видно издалека, Зимин уверенно пошёл к стоянке вдоль стены заброшенного склада, стараясь на ходу рассмотреть, есть ли кто-нибудь между стоянкой и берегом озера поблизости от машин.
Даша спрятала отданый ей кошелек подальше и осталась пока на месте, с тревогой глядя им вслед, Норд рванулся было за ними, но очень скоро обиженно остановился, почувствовав натяжение поводка. Взгляд его, брошенный в сторону хозяйки, выражал немой укор.
Похоже, что все-таки большая часть поисковиков с рыбзавода уже обыскивали насыпь. Во дворе никого не было видно, только двое у машины продолжали нести свою вахту, да еще один рабочий ковырялся в двигателе стоящей у причала моторной лодки.
Сокольница шла следом за Андреем, не отставая. Зимин, поглядывая на Марину, выдерживал одинаковую с ней скорость, чтобы со стороны они выглядели просто парнем и девушкой, идущими по делам. Благо, в ориентировках наверняка должны были упомянуть про троих, да птицу, да собаку - в общем, сами своим наблюдателям отвлечь внимание.
Уловка сработала. На сталкеров никто не смотрел - да и некому было, по большому счёту. Возился только у пристани с мотором какой-то невзрачный мужичонка в промасленной спецовке, а больше рядом с рыбозаводом никого и не было. Впрочем, стоило лишь взглянуть на насыпь, как становилось предельно ясно, куда подевались все люди: они как раз выстроились в цепь под руководством милицейского офицера. На кой ему это понадобилось, Андрей сказать затруднялся - для прочёсывания прифабричной территории народу было многовато, да и пустырь между насыпью и забором всё же не лес, чтобы обыскивать его таким частым гребнем.
Тем временем сталкеры-угонщики добрались до Газелей. Андрей остановил Марину под боком первой Газели, где её не было видно с насыпи.
- Подожди здесь, - шепнул он, - я позову.
Дальше он пошёл медленно и тихо, достав из кармана и изготовив к стрельбе пистолет. Около второй машины, в паре-тройке метров от "Москвича", он прислушался, стараясь разобраться, где кто стоит из охранников.
- ...в самое сердце забрались, - донеслось до него. Этот человек стоял подальше. - Перебудили всех, переполошили. Говорят даже, убили кого-то - несколько трупов нашли!
- Вот уроды, - возмутился второй голос. Его обладатель явно был совсем рядом, в нескольких шагах. - Туристы ....ные. Понаехали, лезут где ни попадя, думают, им всё можно!...
Гайтахан
Дальше Андрей слушать не стал. В два широких шага он вышел из-за Газели, обеими руками поднимая ТТ для стрельбы. Местоположение целей он смог определить правильно: буквально в трёх шагах от него, у водительской двери, стоял тот самый работяга - видимо, хозяин и водитель заслуженного ветерана советского автопрома. А за машиной, у открытой пассажирской двери, на него с оторопелой физиономией вытаращился средних лет мужчина с грубой физиономией уголовника с большим стажем и в форме ЧОПовца.
Эта оторопелость стоила ему жизни.
Прицелившись "вьюжнику" в лицо, Андрей хладнокровно надавил на спусковой крючок.
Бац! Бац!
Ещё не видя даже результата первого выстрела, Зимин перевёл ствол на рабочего и выстрелил ему куда-то в середину груди - у штатского-то точно никакой защиты не должно быть, а помешать сталкерам забрать машину пограничник ему позволить не мог.
"Вьюжник" не успел сделать ничего - пуля попала ему точно в лоб и мгновенно отправила к праотцам. Перепуганный работяга истошно завопил, но выстрел Андрея заставил его захлебнуться криком - зажимая простреленную грудь, из которой хлестанул алый фонтан, хозяин Москвича опустился на бетон. Однако его вскрик услышал человек в лодке и принялся громко звать на помощь.
Серина
Марина, затаив дыхание, стояла за газелью, надеясь, что раздавшиеся выстрелы были из пистолета Андрея. Она понимала, что это "ведро с гайками" по меткому выражению Даши - их чуть ли не единственный шанс.
- Марина, давай сюда! - крикнул Андрей. Не теряя времени, он кинулся к охраннику - в пистолете должны были остаться всего три пули, следовало пополнить боезапас. Забрав у "вьюжника" табельный ТТ (ура, полная обойма, ещё восемь патронов!), Зимин собрался было отойти от тела, вокруг которого уже разбежалась лужа тёмной крови, но тут заметил на поясе у убитого рацию. Это могло оказаться полезным - если у них тут единый канал, можно будет прослушивать переговоры. Ещё раз склонившись над телом, Андрей прибавил устройство связи к своим трофеям
В общем-то, звать девушку ему было даже не обязательно: услышав крик со стороны озера, Марина вылетела из-за газели. Не бегом, конечно, но достаточно быстро. Она распахнула водительскую дверь и с удовольствием обнаружила ключ зажигания там, где ему и положено было быть. "Одной проблемой меньше - не нужно тратить время на обыск". Девушка разместилась на водительском кресле, быстро оглядывая незнакомый ей интерьер. Коробка оказалась вполне стандартной для старых советских машин - такой же, как на первом "жигуленке" ее отца.
- Запрыгивай! - позвала она Зимина.
Даша долго стояла и наблюдала эту эпохальную битву. Потом в какой-то момент. почувствовав. что ребята скорей всего точно справятся, пошла к озеру, туда, куда сказал Андрей. А если они все же не справятся, то это уже другая история...
- Выруливай на дорогу! - крикнул в ответ Андрей, подбегая к проходу между Газелями. Ещё двумя выстрелами он пробил у грузовых машин задние колёса. По крайней мере, отсюда теперь погони быть не должно. В переднюю пассажирскую дверь неторопливо разворачивающегося "Москвича" пограничник запрыгнул уже на ходу. После чего Марина стала управлять машиной уже более агрессивно: оторваться надо было вначале, а значит, "старичку" придется попотеть. Она резко вырулила на дорогу, переключая одну за другой передачи. На своей машине девушка, может и рискнула бы провернуть трюк с пропуском передач, но не на "Москвиче" и не в такой ситуации.
- Куда дальше? - поворачивать голову к Андрею она не стала, внимательно следя за дорогой.
Parkan
И тут сзади "Москвича" послышался грохот, треск и звон бьющегося стекла. Похоже, что задние двери "Каблучка" были не заперты, и теперь из них валился на бетон груз - деревянные ящики со стеклотарой.
- Это еще что такое? - с явной досадой в голосе поинтересовалась сокольница. Никакие незапланированные эффекты от угона машины ей сейчас нужны не были. А высовываться из окна, чтобы посмотреть назад совершенно не хотелось: лишние движения могли усугубить перелом, а лишить сейчас ребят водителя было бы равноценно тому, чтобы обречь их всех.
За неё это сделал Андрей: открыв окно, он высунулся наружу почти по грудь, высматривая причину такого грохота. И быстро разобрался, что к чему:
- А, ничего страшного. Это из грузового отсека груз вывалился, банки какие-то в ящиках. Ладно, лавай подхватим Дашу с псом - и валим отсюда.
Андрей рассовал по карманам оружие и теперь держал в руках рацию, ожидая возможных переговоров.
- Угу, - кивнула Марина, - тогда поможешь им в грузовом устроиться и нормально двери закрыть?
- Конечно... А, вот и они, тормози!
Она затормозила резко - аж до визга несчастного авто. Андрей чувствительно приложившийся грудью о переднюю панель, выбрался из машины и замахал рукой подзывая Дашу. Марина глянула на Андрея чуть виновато: это она привыкла к своей манере вождения, а вот другие...
- Карета подана! Но ехать в грузовом отсеке придётся, извини.
Девушка, увидев соратников, радостно улыбнулась. Пес, понявший, что они вернулись, и не понявший, почему уходили, радостно рванулся навстречу машинке, так что хозяйка чуть не упала. Но Даше было настолько не до того, и настолько она спешила добраться до машины, что Норд за это даже законных люлей не отхватил. Девушка забралась в машину, предварительно запихнув туда пса. Андрей аккуратно закрыл дверь; не хватало ещё, чтобы собачница с питомцем вывалились в дороге, как те дурацкие банки. Возвращаясь на пассажирское место, Андрей обернулся - нет ли погони. Люди на насыпи бежали к складу, кто-то стрелял, но явно неприцельно - ни одна пуля даже рядом не свистнула.
- Даш, постарайся там за что-нибудь держаться. Ехать будем быстро! - предупредила сокольница. Пока ребята упаковывались в десантное отделение, Марина вспомнила еще об одной важной вещи: условный свист, на который должен был реагировать кречет был простым: два коротких звука, один - длинный. Если он не успел смыться далеко - то должен был услышать, а пара минут на то, чтобы подождать, у нее было: зря, что ли, так гнала от рыбзавода?
- Жить захочешь, не так раскорячишься, - фыркнула Дарья, садясь прямо на пол машины и скрестив ноги. Одной рукой она уцепилась за питомца, другой в стенку, чтобы не так мотало.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.