Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Морок над Красносеверском
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Литературные приключения <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4
Гайтахан
Вокзал тихого северного города Энска утопал в вечерних влажных сумерках. Весь день лил дождь, но к вечеру вроде бы распогодилось, и сквозь разрывы в тучах проглядывало темно-синее вечернее небо. Красиво подсвеченный старый вокзал на этом фоне смотрелся очень нарядно, как на открытке. Здесь не было той кошмарной суеты и толчеи, которой славятся московские и петербургские вокзалы, но по меркам небольшого областного центра жизнь здесь била ключом. Пассажиры дожидались своих поездов до Петрозаводска, Мурманска или какого-нибудь более скромного города, бойко шла торговля всем-всем-всем, от продуктов в дорогу до видеокассет с еще не вышедшими в прокат новинками.
- Уважаемые пассажиры! Пригородный поезд до станции "Подзорино" отправится с третьего пути, вторая платформа, в 19 часов 28 минут! Повторяю...
Во влажном воздухе сообщение диктора было слышно очень хорошо. Несколько групп пассажиров потянулись на платформу.
- Кто там спрашивал про Красносеверск? - Обратился к кому-то пожилой мужчина, судя по виду егерь или охотник. - Вам на этот поезд. Хэх, кому только может быть надо в такую дыру?
Последний вопрос явно был риторическим.

Прикл начался!
Ссылка на обсуждение
Мастер: Гайтахан
Участники:
Mendkovich
Ясень
Parkan
His Shadow
Серина
Ясень
Даша с любопытством оглядывалась по сторонам: это было пусть не первое, но, пожалуй, одно из самых значимых событий-приключений в жизни девушки. Походы с друзьями это одно, пусть даже недельные и далеко от дома, а вот в незнакомой компании - совсем другое.
- И где этот несчастный поезд? - проворчала девушка, поправляя лямку норовившего сползти рюкзака и натягивая на голову капюшон. Было не то что бы очень холодно, но воздух приобретал особую, неповторимую вечернюю морозность; собака, пользуясь тем, что хозяйка отвлеклась на себя и свои мысли и отпустила поводок на всю длину, увлеченно обследовала перрон,пугая одних впечатлительных прохожих и привлекая других.
- О, с-собачка - обрадовался какой-то то ли из местных аборигенов, то ли приезжий. но уже "веселый". - х-хорошая, д-доб-брая...
-Рррррр!
- А? - Даша, среагировавшая на рычание и натянувшийся поводок, спешно вынырнула из мыслей, - Собака опасна! Норд, фу, не суй в рот всякую гадость!
- Эт-то я-то гадость?! - возмутился доморощенный кинолог, но девушка его уже не слушала, подобрав поводок (и огорчив этим Норда), вынырнув из задумчивости-забытья и настороженно прислушиваясь к вокзальным звукам
- Семечки! Кому семечки!
- А вам билеты до Петрозаводска не нужны? Недорого
- Уважаемые пассажиры! Пригородный поезд до станции "Подзорино" отправится с третьего пути, вторая платформа, в 19 часов 28 минут! Повторяю...
- А вот это что-то интересненькое, да, Норд? - Норд преданно посмотрел хозяйке в глаза , всем своим видом выражая, что да он друг человека, вот поводок бы ослабить, - И почему я точно не узнала поезд?
- Кто там спрашивал про Красносеверск? - Как будто отвечая на мысли, произнесли за её спиной. - Вам на этот поезд.
"Это на вон тот что ли, что обьявляли? Ладно, посмотрим"
- Норд, рядом. - и "дама с собачкой" целеустремленно зашагала вперед, к поезду и проводникам.
mendkovich
Услышав про Красносеверск, Иван закрутил головой в поисках третьего пути и подзоринского поезда.
Осенний воздух с непривычки холодил недавно подстриженную почти под ежик голову, но лезть в рюкзак за кепкой было лень, и Иван только по плотнее запахнул свою видавшую виды серую безразмерную куртку.
За дни проведенные в Энске у родных он абсолютно "оклиматизировался " и почти не выделялся ничем московским из местной вокзальной толпы, в которую тщательно всматривался все время ожидания. Если бы кто-то ответно вгляделся в любопытного молодого человека, то наверняка пришел бы к выводу, что тот полностью удовлетворен окружающим миром или, во всяком случае, тот полностью совпадает с его мыслями и ожиданиями.
Увидев, что на упоминание Красносеверска, вместе с ним отреагировало еще несколько человек, Иван чуть делано удивился и сказал:
-А говорили - никто не ездит... Девушка, Вы тоже до Красносеверска? - обратился он к Даше.
К собаке он старался вплотную не подступать, видя, что она не то в не в духе, не то просто натаскана на защиту, но особенно она его не тревожила. Минимально подготовленный человек, к разряду каковых он себя относил, сможет отбиться даже от тренированной псины минимальными подручными средствами.
Ясень
- Да. - Дашка резко затормозила, повернушись к невольному собеседнику всем телом так, как будто она готовилась нападать или защищаться, собака с готовностью оскалила клыки, не нападая и не рыча, но предупреждая, что если что, то за ней не заржавеет. - Простите, задумалась. Свои. Неужели Вы тоже в экспедицию?
Девушка демонстративно расслабилась, давая понять псу, что пока угрозы в человеке не видит. Пса ей подарил на совершеннолетие старинный папин друг, кинолог(родители, отправляя доченьку на отдельное проживание, настояли на защите) и натаскивал он в школе и хозяйку и собаку, так что парой со псом они являлись сработанной. Без команды, выраженной даже жестом пес на людей не бросался и поэтому его спокойно держали без намордника, а в родном городе даже без поводка. К слову, жизнь хозяйке он один раз даже спас, вцепившись в причинное место желающему пообщаться одинокому маньяку, после чего маньяк маленько вышел из строя. Живое оружие, которым являлся пес было достаточно эффективным, 60-65 кило мышц, костей и клыков достаточно легко настигали вероятного противника, а натаскан пес был на драку с человеком, вооруженным ножом или дубинкой, разве что против пистолета он был бессилен, да и против не боящихся и подготовленных людей, что не в преступной сфере попадались редко, обычно люди пугались и пытались оказаться подальше. Так что родители за доченьку могли не боятся, а вышеупомянутая, подстегнутая наукой дарителя держала собаку в когтистых лапках.
Почувствовав, что незнакомец угрозы не несет и поняв, что никто никуда не идет, пес свернулся клубком у хозяйкиных ног, бдительно посматривая одним глазом.
"Странная эта экспедиция и парень какой-то странный, и зачем я согласилась поработать "заменой"?"
mendkovich
-Вечер добрый, я - Иван. Тоже в Красносеверск, город посмотреть хочу. Хотя бы на эту их знаменитую АНОФ, жалко, что ее закрыли.
Увидев, что собака под контролем, Иван просто перестал обращать на нее внимание. Гораздо более интересной ему казалась хозяйка. Общение с симпатичной девушкой - не худший способ скоротать дорогу до искомой глухомани, а также пребывание в ней.
Разглядывая девушку он пытался определить, кто перед ним: образование, статус, город.

Добавлено:
Впрочем, так ничего точно не определив он решил положиться на проверенные временем вербальные способы общения и обратил взгляд на прочих спутников.
У него была смутная надежда, что среди них окажется кто-то из горожан, кто могу бы рассказать про местные реалии, с кем можно было бы законтачиться, а то и, - чем черт не шутит, - заложить основу для выполнения своих будущих наполеоновских планах. Опыт давно научил Ивана, людям не нужно полностью доверять, но в некоторых вопросах можно полностью рассчитывать на понимание.
Гайтахан
Поезд до Подзорино в это время как раз подошел к платформе. Судя по его виду, подвижной состав на этой линии не менялся уже давно - это был старенький состав из пяти вагонов, тащил его тепловоз. Шуганув коротким гудком стайку подростков, залезших за ограничительную линию на платформе, ветеран железных дорог остановился, кондукторы распахнули скрипучие двери. Пассажиры потянулись в вагоны. Народу было не так уж мало, но большая часть, судя по всему, собиралась на дачи и в окрестные деревни - готовить немудреное приусадебное хозяйство к грядущей зиме.
Серина
Всю дорогу по Москве и в поезде ло Энска на эту странную парочку глазели. Все, кому не лень. Не удивительно, большая белая птица на руке молодой девушки привлекала внимание, тем более, такой заметный хищник, как кречет. Хорошо, что голова Шаха была закрыта клобуком, иначе не привыкший еще к такому количеству людей и движению города сокол просто бы сорвался. Улететь на должнике, конечно, не смог бы, но приятного мало. Второй рукой Марина придерживала птицу, чтобы не упала при быстрой ходьбе и про себя возблагодарила изобретателя рюкзака.
Дорога до вокзала, несколько часов в поезде. Большую часть времени девушка читала с экрана ноутбука. Последний вел себя на удивление спокойно, не кричал и не брыкался, что для этой наглой птицы было весьма необычно. Проходящие мимо с удивлением смотрели н грациозного хищника, гордо восседающего на перчатке...Разок маленький ребенок принял кречета за орла и бы немедленно отведен матерью как можно дальше от нежелательного соседства.
Марина вспомнила своего первого птенца. Это была сорока, совсем еще маленькая. Девочка подобрала ее на дороге, когда возвращалась из школы, с перебитым крылом. Они выхаживали ее вдвоем с сестрой, потом на скопленные за последние полгода в копилках деньги отвезли к ветеринару. Невысокий бородатый мужчина лет сорока сказал, что летать птица уже никогда не будет и лучше её усыпить, «чтоб не мучалась». От этих слов Марина буквально взорвалась, забрала птицу и, хлопнув дверью, вылетела из кабинета ветеринара. А крыло вскоре срослось и Муха, как назвали сороку сестры, полетела. Она прожила у них шесть лет.
Наконец-то железный голос из динамика объявил, что следующая остановка - Энск. По подсчетам Марины, у не оставалось примерно полчаса до электрички - как раз достаточно времени, чтобы успеть купить билет и устроиться в поезде. А может, и познакомиться с попутчиками. Почувствовав, что девушка встает, Кречет заерзал на перчатке. Марина посмотрела в огромные черные глаза, чем-то напоминавшие ее собственные, и, улыбнувшись, посмотрела на птицу. «Тише, милый, все хорошо, почти приехали». Хорошо, что он пока не начал громко требовать еду. Конечно, в рюкзаке лежало несколько мышей, но покормить его она хотела уже по приезде в Красносеверск.
Выйдя из кассы, Марина услышала объявление об электричке на Подзорино, а спустя пару мгновений кто-то сказал, что это именно та, на которой можно добраться до ее пункт назначения. Народу на платформе было немного. Разговаривали какая-то девушка с собакой и молодой человек, похоже, из местных. По крайней мере, по нему нельзя было сказать, что он только что из столицы. На собак и кошек кречет, к счастью, реагировал спокойно, привыкнув к питомцам Марины.
Ясень
Даша впрочем на долгие разговоры была не расположена, ей бы поскорей добраться до места, а там уже можно и говорить и отпустить наконец-то схватившее за горло нервное напряжение. Девушка максимально дружелюбно попрощалась с Иваном, правда тот особого внимания на неё не обратил, дернула за поводок успевшего за дремать пса и поспешила к электричке. Девушка была настолько взвинчена, что не замечала даже того , что находилось у ней под носом и шла так быстро, что чуть кого-то не сбило, правда, неудивителньо, что на "собачьей тяге" её ход был стремителен
- Вот уж где ведро с гайками, - проворчала она, получше разглядев электричку, - Что-то я уже не хочу в ней ехать...
Но глаза боятся, а ноги идут и через некоторое время девушка уже осматривала "внутреннее убранство вагона", высматривая свободное местечко, чтобы загнать под скамейку собака, сесть самой и поспать что ли...
mendkovich
Нет, тепловоз с пятью вагончиками - это круто! Конечно, он не ждал увидеть здесь электричку в духе мурманских или подмосковных, но таких транспортных ветеранов он не видел с самого детства, когда с родителями ездил к деду в село. Там было такое же, если не глуше, ответвление несколько полустанков с чего-то-там-добывающим городком в конце. Сейчас он наверняка заглох также как и Красносеверск. Многое, что строилось в годы его детства как-то внезапно оказалось лишним, ненужным, ушло на второй план. Даже москвичи грустили о заброшенном ЗЛК, что говорить о родном Севере, который буквально в едином порыве потянулся на Юг, к теплу оставляю омертвевшими целые улицы поселков и городков.

Иван проник в поезд вместе со всеми, перекинлся парой слов с теми, кто проявил явный интерес к красносеверской остановке. Устраивая рюкзак рядом с собой на скамью подумал, что компания подобралась весьма пестрая: птицы, собаки, оригинальная молодежь, надо держаться остальных, тогда он точно не будет выделяться.
Если никто из спутников не проявил желания интересно пообщаться, то он полез в рюкзак за книгой. Даша явно чем-то грузилась, а вторую девушку больше занимала ее птица. (Нет, надо будет отрекомендоваться бродячим цирком или зоопарком!)
В дорогу он взял "Евангелие от Афрания", сулившие разоблачить все библейские дыры. Приятель Ивана по туристической тусовке Дима Исаев совершенно замучил его своей православной ортодоксией после того как попал в аварию и охромел. После ознакомления с книжкой он надеялся задать ему пару вопросов позаковырестей...
Ясень
Дашу же её состояние немного удивляла: обычно веселая и приветливая девушка сейчас находилась в нервном напряжении и полностью не знала, что делать, может дело было в том, что незнакомая обстановка, непонятный город.
- Место-место. где бы выбрать ме-есто, - в полголоса пропела она и тут её взгляд наткнулся на остальных участников, Ивана и вроде бы, Девушку с птицей. Птиц она всегда любила, но никогда не держала дома, зато вот кошек/собак/крыс было вдоволь.
- Красивая птица, - искренне восхитилась она, подходя поближе так. чтобы девушка её слышала, но птица не могла кинуться или как-то отреагировать. Если к незнакомой собаке подходить нельзя, то по-видимому и к птице тоже... - Позвольте сесть рядом? Она на собаку никак не отреагирует?
Серина
Поезд, наконец-то подошел. Старый тепловоз с пятью вагонами... да, до Сапсана ему явно далеко. Впрочем, не столь это и важно - ехать недолго, а внутри во всех электричках примерно одинаково: не слишком чисто, случаются бомжи и продавцы товаров на все случаи жизни.
Марина постаралась с максимальным удобством расположить себя и птица на сиденьи электрички. Сокол дремал, девушка глядела в окно. Мимо проходили люди... не много, не то что на московских вокзалах, где платформы пригородных поездов в час пик были заполнены настолько, насколько это вообще возможно. Пожалуй, ей даже нравилась рахмеренная и спокойная жизнь маленьких городов... но долго так просуществовать она бы не смогла, будучи воспитанной в московском бешеном темпе.
- Красивая птица, - услышала она женский голос - Позвольте сесть рядом? Она на собаку никак не отреагирует? - как оказалось, к ней подошла та самая девушка с собакой, на которую она обратила внимание еще на вокзале. Кречет даже не отреагировал на приближение другого человека и животного, что обрадовало его хозяйку - значит, тренировки не проходили зря.
- Присаживайтесь, конечно. К собакам мы привычные. - Марина улыбнулась, - Вы куда едете?
Parkan
- Уважаемые пассажиры! Пригородный поезд до станции "Подзорино" отправится с третьего пути, вторая платформа, в 19 часов 28 минут! Повторяю...
"Так, это ж моя электричка," - встрепенулся Андрей, сверившись распечаткой маршрута. Сложив и запихав уже порядком потёртый листок в нагрудный карман, Зимин подхватил рюкзак и зашагал в сторону третьего пути. Народу вокруг было не слишком много, лишь два или три десятка человек, в одиночку и небольшими группками, торопливо шли в том же сторону. Судя по разнокалиберному дачному инвентарю, народ был в подавляющем большинстве местный и явно собирался посвятить одни из последних сухих осенних выходных финальной подготовке участков к зиме.
За поворотом показалась электричка: тепловоз и пять вагонов, судя по внешнему виду, возивших пассажиров уже лет пятьдесят. Поневоле вспомнилось, как примерно в такой же почти три года назад только что призванный в ряды ВС РФ, налысо стриженый, ошарашенный радикальной сменой обстановки, Андрей добирался до своего места назначения в компании ещё пятерых "товарищей по несчастью" и лейтенанта-пограничника... Бррр!
Взобравшись с низкой платформы прокуренный тамбур, Зимин заглянул в вагон. К сожалению, посередине салона расположилась компания подростков. Смех, пиво, громкие резкие голоса, немузыкальный рэперский речитатив из динамиков обшарпанного магнитофона - старшеклассники едут на дачу оттянуться. Поморщившись, Андрей пересёк неуютный вагон и прошёл в следующий. Здесь было тихо, свободных мест хватало. Правда, у ног одной девушки разлеглась крупная собака, а рядом с её соседкой - Зимин не сразу поверил глазам! - на спинке скамьи нахохлилась хищная птица вроде сокола.
"Любительницы экзотической охоты?"
Пожав плечами, Андрей расположился через два "купе" от примечательной пары, и, достав карту города, затолкал рюкзак на полку. За окном уже порядком стемнело - север, осень, что ж поделаешь. Следовало освежить в памяти маршрут от вокзала до гостиницы (не шарахаться же по забросам в темноте!) и подумать, куда назавтра отправиться в первую очередь.
Гайтахан
Полчаса поезд стоял у перрона, затем тепловоз издал длинный гудок. Кондукторы вагонов захлопнули двери, поезд дрогнул и медленно тронулся с места. За вагонными окнами поплыли вдаль фонари энского перрона, затем потянулись улицы вечернего Энска. Потом начались промзоны, освещенные лишь дежурными прожекторами, и вот, наконец, состав вырвался из города на бескрайний простор северных земель России.
Среди облаков проглядывала растущая луна, и тогда за окнами поезда открывалась фантастическая картина.
Иногда поезд останавливался, кондукторы громко объявляли название станции или полустанка. Постепенно пассажиров становилось меньше.
Серина
с Ясень

- Спасибо, - Даша чуть улыбнулась, садясь рядом и наконец-то снимая и пристраивая рядом рюкзак. Собака привычно разлеглась у ног пушистым ковром, причем пёс, не стесняясь растянулся во всю длину, не разбирая где хозяйкины ноги, а где совсем чужие ноги, - В Красносеверск еду, экспедиция какая-то, товарища заболевшего заменяю.
Девушка нарочито небрежно пожала плечами, бросив взгляд в окно: поезд готовился отъезжать. Очередная страница её жизни так же готовилась перевернуться..
- Надо же, я тоже в экспедицию в Красносеверск... - Марина приветливо улыбнулась новой знакомой. Перспектива работы вместе с этой девушкой её вполне устраивала. К людям, воспитывающим животных, тем более, достаточно серьезных, а не кошек с канарейками, она всегда заранее относилась хорошо. Кречет едва ли заинтересовался соседством - посмотрел на собаку и снова уставился в окно. Сегодня он вел себя на редкость флегматично. Впрочем, в данном случае это было весьма и весьма кстати.
- Простите, задам видимо глупый вопрос, - Даша улыбнулась, кивком головы указав на птицу. - Вы охотитесь или просто для удовольствия? Это же кажется из соколиных кто-то? Я-то в птицах разбираюсь на уровне школьных энциклопедий.
Дашка возможно бы так и угрюмо и промолчала, уставившись в окно, но с этой девушкой ещё надо работать, по этому лучше наладить отношение сразу, да и нравилась ей эта необычно-гармоничная пара. Пусть собака не птица, но она на своём опыте знала , как это воспитывать серьёзного зверя.
- Это кречет. С ним охотиться пока рано, еще необученный... а так... Изредка, чтобы дать птице нагрузку. Лично мне охота не оставляет особенного удовольствия, но это полезно птицам. Хищника не подержишь как канарейку. - Марина любила хорошие вопросы... Потому что невероятно раздражали иногда люди на улице с глупым "А можно посмотреть?", "А это орел?" или самое фееричное: "Настоящий?!" - с ужасом в глазах...
- Охоту любят те, кому доставляет радость чужая боль. - Даша медленно стала скатываться в философию, - Но животных мы ещё и едим, поэтому если ты не вегатарианец рассуждать об этом глупо. проще не делать. Да охотничьим животным охота необходима...Вот у отцовского друга лайка была, умная...
Ностальгически замечтавшись об умнице-красавице Раде, которая можно сказать её воспитала, Даша то ли невольно пихнула ногой уже своего питомца, спящий Норд что-то невнятно проскулил, перебирая во сне лапами, видно что-то ему такое снилось
- Знаешь, меня часто упрекают в том, что я держу хищника, кормлю его так, как он должен питаться на воле... по-моему, это лицимерие. Почему люди, которые сами с удовольствием наслаждаются стейком из свинины и носят кожаную обувь так возмущаются, когда домашнее животное ест цыплят или мышей. Впрочем, это уже просто рассуждения... Пес у Вас хороший. Видно, с ним занимались. - девушка несколько оценивающе смотрела на собаку. Она не слишком в них разбиралась, но какие-то детали вполне могла отличить; и добавила с улыбкой - Меня, кстати, Марина зовут... а то говорим уже черти-сколько, и все нормально не познакомимся.
- Даша, - в ответ представилась девушка, - Можно на ты...Пёс, у отца друг кинолог, вот он подарил и с нами занимался. Да, неважно кто ест, человек или животное, хотя многие так не считает. Этот вот тоже регулярно свежее мясо получает. рубцы там, вымя. Что ж его убивать что ли?
- По логике некоторых - видимо. Хотя, что самое странное, собаки обычно такой реакции не вызывают, а вот редвие и необычные хищники - почти всегда...
Пока девушки разговаривали, за окном пролетали деревеньки и пустоши северных краев, смазываясь в сплошную серо-синюю полосу, вагон пустел, а населенные пункты становились все меньше.
Blindman
Стучали колеса, шлепали карты, раздавались негромкие ленивые голоса.
- Две десятки.
- Бью.
- А козырную еще?
- Блин, принял.
- Дама.
- Бью.
- Три семерки.
- Бью.
- И два туза держи. Вот и ладушки, сдавай и разливай.
Проигравший умело разлил остатки "беленькой" по четырем пластиковым стаканчикам.
- За тепловоз!
Подняли-выдохнули-опрокинули-закусили...
- А вот скажите, мужики, - Седой не спеша тасовал колоду, - с охотой тут как у вас? Зверь есть еще? У нас вон под Тверью медведя, говорят, выбивают безбожно. Понаедут эти, московские, и давай баблом швыряться.
- Эти могут. Жрать в три горла они запросто, воровать тож умеют, а работать ни-ни, не по ним.
- Это да. Им бы управлять чем, командовать да бумажки перекладывать, а ручки пачкать не хотят.
- Ага, а еще реформы новые придумывают, а потом удивляются - чегой-то народишко негодящий попался, дохнет и дохнет. Никак, панимашь, не ценит демократии и свободного рынка. Ну их...
- Черви козыри. У кого шестерка?
Неспешная игра продолжилась.
mendkovich
Вопреки надеждам еськовское "Евангелие" оказалось трудночитаемым. С точки зрения не стиля, а содержания. Иван никогда не был любителем древней истории, но в истории поддержке Христа римскими спецслужбами (sic!) был явно какой-то подвох, в котором не выходя из поезда - не разобраться.
Между тем вагончик уже давно мирно покачивался на рельсах, а мимо окон спешили сумеречные северные пейзажи. На противоположной стороне вагона какая-то подвыпившая компания резалась в карты и трепалась об охоте и политике. Иван краем уха вслушивался в разговор, пытаясь понять нет ли там красносеверских, но пересаживаться к ним не спешил. Все-таки воспитание есть воспитание, разгоняться водкой в вечернем поезде со случайными попутчиками - моветон. Да и неразумно, если ветка глуха и незнакома. Лучше с девушками пообщаться.

Выждав пока в диалоге об экзотических птицах и мясоедстве (о-о-о!) возникнет пауза, Иван попытался поучаствовать в разговоре, а заодно перевести его на Красносеверск.
-Вас, если не секрет, что в Красносеверске интересует?.. Да? А я больше на текущую жизнь посмотреть, на промышленность. У нас такая... комплексная экспедиция получается. Как в Новое время в Африку или Новый Свет: кто природу изучать, кто язык, кто золото ищет. На самом деле у нас тут интересно... У нас, в том смысле, что я почти местный, из мурманской области.
Иван, улыбнулся и проследил за реакцией слушательниц. Если его монолог не вызвал у них желания поскорей его заткнуть, то он начал делиться с ними познаниями о Красносеверске.
-...Город-то строили с большим размахом, под апатиты, а они где-то в 1960-е взяли и кончились. То есть они тут еще есть, но скорей на сувениры, чем для промышленности... Да, апатит и на украшения, и на талисманы берут. Знаете, они бывают иногда с красной расцветкой? У саамов на этот счет есть красивая легенда, что это следы крови воинов, павших в войну не то со шведами, не то с финнами. Еще в допетровскую. Якобы, они однажды высадились в у нас, захватили пастбища и скот,потому что были вооружены лучше. Но лопари не сдались и пошли на них: с копьями против ружей. Очень многие полегли, но шведов отбили на долгие века. В общем, сделали, что у индейцев не вышло. В песнях эту битву двух народов описывают, как драку великанов: будто бы из ран кровь лилась на тундры и горы, превращаясь в красный апатит. А погибшие агрессоры превратились в камни и даже горы.
Иван вздохнул и поправился:
-Извиняюсь. что так про легенды подробно, но они - половина истории края. Письменных источников долго не было, поэтому народная память на них только и держится. Да и вообще сказки и легенды на севере особые. Вон даже Талвитарина, горы, с которым мы рядом будем, с финского переводятся, кажется, как "зимняя легенда".

UPD: Уточнение: если вторая потенциальная слушательница тоже проявила явную незаинтересованность, то второй части монолога о лопарских легендах никто не услышал. Иван замолк на словах "мурманской области". Навязываться ему явно не хотелось.
Гайтахан
- Следующая остановка - станция Красносеверск! - Объявила пожилая кондукторша, проходя по вагону.
Времени было уже без пятнадцати десять, за окном царила ночь. С одной стороны за окнами проплывали уходящие вверх первые отроги гор Талвитарина, поросшие густым лесом, с другой вдоль железной дороги проходило местное полураздобланное шоссе. Поезд немного замедлился, а потом внезапно лес за шоссе кончился.
Открывшаяся картина поражала. Огромное озеро, чей дальний берег не был виден, раскинулось под лунным небом и поблескивало, словно серебро. Ветер гнал по нему небольшие волны.На этом фоне выделялись небольшие острова с высокими соснами и елями, кажущиеся совсем черными.
Железная дорога поворачивала вместе с берегом озера, автомобильная чуть отдалилась, а потом пересекла "железку" по небольшому мосту. И с противоположной стороны от озера в окнах показались редкие огоньки приближающегося Красносеверска.
Ясень
У Даши монолог Ивана не вызывал ни каких эмоций, как впрочем и сам Иван. Ей не то чтобы не нравился молодой человек, скорей она относилась к нему как надоедливой мухе. Ходит тут, навязываться пытается, поэтому девушка с удвоенным энтузиазмом уставилась в окно, делая вид, что вот ей-то неинтересно, а Марина если хочет, пусть слушает. Правда одним ухом Дашка все же прислушивалась. "Местный фольклор...Как интересно...Побыть что ли собирательницей фольклора, как вон Шурик в "Кавказской пленнице."
-Ух! - громкий дашин возглас вспугнул, казалось, половину вагона, даже её спящий защитник поднял голову и вопросительно тявкнул. Пес проявлял удивительный флегматизм в отношении ходящих по вагону, подсаживающихся и прочих граждан, без команды он не нападал. - Кстати, собака, скоро выходим.
- Ав, - ответил собака на реплику, энергично почесался и сел все своим видом выражая готовность покинуть сей гостеприимный поезд.
Parkan
Под перестук колёс незаметно шло время, вечер за окном давно перешел в залитую холодным лунным светом ночь. Большая часть попутчиков покинула вагон на предыдущих остановках, и в салоне оставалось лишь около дюжины пассажиров, включая четвероногих и пернатых.
Компания в дальнем конце вагона играла в карты и выпивала под неспешный разговор. Зимин время от времени коротко посматривал в их сторону, но игроки общались спокойно, и проблем с их стороны, похоже, не предвиделось. Девушки через два купе от Андрея быстро познакомились и завели разговор о своих питомцах, потом к ним подсел какой-то товарищ и начал рассказывать о Красносеверске и местных легендах. Легенды парень знал неплохо, но если он и рассчитывал таким образом познакомиться. то особого успеха, похоже, не добился. Впрочем, Андрей, давно убрав карту, вполуха прислушивался к занятному рассказу. С маршрутом на завтра он определился, а из четырёх гостиниц, которые были в городе до истощения легендарных апатитов, если какая и выжила, то, скорее всего, центральная, "Северная"; дальше ломать глаза в тусклом освещении не имело смысла.
- Следующая остановка - станция Красносеверск! - объявила кондукторша. Эхом гавкнула задремавшая собака, публика потихоньку зашевелилась. Решив подготовиться к выходу заранее, Андрей встал, разминая ноги, и снял рюкзак с полки над окном. Когда поезд остановится, он уже будет наготове у дверей в тамбуре.
Серина
Марина, в отличие от своей новой знакомой, внимательно прислушалась к рассказу молодого человека. Она любила легенды и истории, а уж в этой поездке они могли оказаться вдвойне полезными.
Экспедиция, экспедиция... Марина толком не знала, что имеено было целью исследования в этом полузаброшенном (практически заброшенном) городке, да и что вообще там можно было делать? Завод давно закрыт, а из жителей, как она подозревала, остались одни старики и алкашня. Впрочем, для нее это скорее было возможностью увидеть северную природу, о которой она столько мечтала.
Пейзаж за окном тем временем начал меняться. Появились первые пороги гор и огромое гладкое, словно зеркало, озеро. Глядя на все это, она вспомнила слова сидевшего рядом молодого человека - про красные апатиты, которые хорошо шли на украшения... ЧТо ж, если получится, было бы неплохо собрать ожерелье из нескольких ниток небольших камешков. Дома у девушки стояла ее "малхитовая шкатулка" - так она назвала ее еще в детстве, читая сказы Бажова. Там лежали все ее каменные сокровища - бусы, браслеты, ожерелья, кольца и серьги из самых разных самоцветов. Любимым среди них был, конечно малахит, холодного, почти ледяного зеленого цвета, невероятно глубокого, с красивыми светлыми разводами. Он напоминал и морозные узоры на стекле зимой, и круги на воде в озере, и рисунок на срезе дерева. Читался почти во всем, что окружало девушку.
- Следующая остановка - станция Красносеверск! - услышала Марина объявление кондукторши.
- Ну что ж, кажется, почти приехали? - обратилась девушка к своим попутчикам. - Думаю, стоит пойти в тамбур, остановки тут короткие, - в подтверждение своих слов Марина сняла с багажной полки свой рюкзак, ссадив сокола с руки на спинку сиденья - иначе одеть его было бы весьма проблематично. Почувствовав на спине привычный вес и девушка задумчиво улыбнулась. Все-таки, она очень любила путешествовать, особенно - вот так.
Не ожидаясь своих попутчиков, девушка ушла по направлению к дверям в тамбур.
Ясень
"Все идут и я иду" - подумала Даша, вставая и накидывая на плечи рюкзак. Ставшая привычной тяжесть как ни странно не успокаивала и не раздражала, как обычно бывало, а вселяла чувство приключения. Норд воодушевленно потягивался и зевал, впрочем не решаясь вышмыгнуть из купе первым и без поводка. Впрочем через секунду, пользуясь тем что хозяйка отвлеклась, любопытная собака решила исследовать поезд сама. команды же сидеть не поступало? Да и мы и так выходим, разве нет?
- К-куда?! - всполошилась собакина хозяйка, наступая ногой на волочащийся поводок, - Грабителя выдавал волочащийся за ним шланг.
Пес виновато ухмыльнулся, дожидаясь, пока девушка таки наберется решимости пойти к выходу и рванул вперед с крейсерской скоростью, когда Даша все-таки этой решимости набралась и взяла в руки поводок.Хозяйка к маневру была не подготовлена и следственно очень быстро, чуть ли не на животе унеслась на "собачьей тяге" к тамбуру, где уже были её недавняя знакомая-попутчица и незнакомый ей мужчина.
- Эй, полегче. - притормозила она пса, который вмиг остановился и сел всем своим видом выражая готовность выйти на улицу с этого тесного душного вагона, где кажется и накурено . - Не так легче, ежик смелый, но легкий.
Даша от резкого торможение не удержалась и по инерции ещё пролетела-пробежала пару метров, врезавшись то ли в дверь тамбура, то ли в стоящих людей, с перепугу девушка в этом не разобралась.
mendkovich
Иван покинул "купе" последним, последовав за двумя девушками. Даше он явно чем-то не понравился, да и ладно: в конце концов не детей вместе крестить.
Скоро Красносеверск (как издержка специальности на язык все время просился Красносерверск). Он выйдет за всеми на платформу и попытается единым вдохом и взглядом впитать в себя город, успеть понять его до того, как глаз замылится. По этому времени народу уже наверняка немного, разве что у станции можно будет натолкнуться на местных гопников: в маленьких город решительно весь бездельный элемент тянется к транспортным станциям. Здесь торговля бойчее, жизнь быстрее, да и появляются новые люди, с которых модно стрясти денег или просто поглазеть и услышать новости. На худой конец можно просто наблюдать за спешащими мимо поездами, вслушиваясь в их надрывные гудки.
Если у станции есть хоть какая-то жизнь, ларьки, магазины, такси, то должен быть и свой смотрящий за порядком "красный" или "синий". На худой конец кто-то из авторитетных своих, кто сворачивает прилавок последним, решает вопросы с милицией, бандитами и администрацией. Да и просто дает советы.
Местный старший наверняка из "этих", если верить слухам, которые дошли до него от мурманских родственников... Хорошо, если так. Чтобы заварить здесь хорошую кашу, возможно, придется идти на контакт с "ними".
По любому, кто-то, хоть билетный кассир, должен отследить большую группу приезжих с птицами и зверьми и отсигналить кому надо. Хочется верить, ха-ха, что чисто для информации, а не потому что "им" охота принести жертву Королеве перед новолунием.
Иван улыбнулся своим мыслям, но тут его внимание отвлекла Даша, не совладавшая со своим псом...
Гайтахан
Кондукторша удивленно посмотрела на компанию, собравшуюся высаживаться в Красносеверске. И не она одна - весь вагон, казалось, обратился в сторону тамбура. То ли из-за необычного вида компании, то ли здесь вообще редко кто-нибудь выходил. Но вопросов никто не задавал, разве что между собой перешептывались. Тем временем поезд сбавил ход, колеса заскрежетали на стрелках. За окошком двери было темно, только редкие фонари давали немного света. Было похоже не на город, а на какой-то глухой полустанок.
Тем не менее, поезд остановился. Подошедшая кондукторша распахнула дверь, и в тамбур ворвался холодный воздух.

- Туристы? - Не удержавшись, спросила кондукторша. - Вы там осторожнее, ребята, чужих здесь не любят. А лучше ехали бы в Подзорино, там тоже места красивые, а здесь...
Поняв, что "туристы" не намерены менять решения, она лишь пожала плечами и пробормотала себе под нос что-то вроде "Отчаянные...", после чего, пропустив последнего выходящего и обозрев перрон - мало ли, вдруг кто сесть в поезд вознамерится - захлопнула дверь вагона.
Красносеверский перрон был тихий и полутемный - луну, как назло, закрыло крупное облако. Когда-то это явно был большой вокзал, но дни его славы миновали уже давно. Из фонарей на платформе горел только один, еще три-четыре прожектора на вышках освещали пути, какие-то строения и несколько товарных вагонов. Один из работающих прожекторов висел точно напротив здания вокзала. Судя по черным провалам окон и облупившейся штукатурке, оно было уже давным-давно заброшено. О былом величии напоминал только портик в стиле "сталинского классицизма" с ободранными колоннами и выложенной кирпичами надписью "КРАСНОСЕВЕРСК". За вокзалом виднелись корпуса каких-то промышленных зданий, темные и безмолвные. Только на небольшой площади за самым зданием горели фонари, да в маленьком домике рядом светились окна.
Подав гудок, поезд отправился в сторону Подзорино.
Ясень
- Интересно, что это означает: чужих не любят? - вопросила у компании Даша, мимоходом успевшая выписать космических люлей за выходку со скоростью псу и примотать поводок к поясу, дабы были свободны руки.
Тем временем вся компания начала выгружаться, а кондуктор пробормотала ещё одно странное определение. Было похоже, что местные жители знают об этом городке гораздо больше, чем знает экспедиция. Так как вышеупомянутая дама явно была не расположена общаться, то Даша спешно подавила желание кинуться к ней с расспросами и благовоспитанно вышла вместе со всеми.
"Ну что же может быть опасного в городе? Тем более таком...заброшенном. Тут и людей-то нет."
mendkovich
Иван покрутил головой, пытаясь определить нет ли рядом кого-то из местных. Отсветы прожекторов и фонарей позволяли заметить хотя бы силуэт кого-то, не входящего в их маленькую компанию, а под стандартной северной платформой-"островком" спрятаться было трудно. Кажется, никого...
-Да город немножко закрытый, говорят, - ответил Иван не слишком громко. - Вся промышленность накрылась, на что жить - непонятно, кто не сбежал живут с трудом. Тут не очень-то компанейским будешь... Да, еще говорят город к рукам прибрала какая-то секта. Хотя что тут прибирать-то после реформ? Только не надо пугаться особо, думаю, в остальном город как город, люди - как люди... Только, кто из Москвы, не болтайте об этом особо, столичных сейчас нигде не любят.
Иван еще раз оглянулся на здание вокзала не слишком уместное в такой глуши.
-Ладно, давайте, в город что ли? Кто где останавливаться собирался? Есть "Северная", есть бывшая общага.
Иван достал из кармана распечатки с картой и стал их разглядывать в свете фонаря, пытаясь соотнести план с реальность. Здесь должны быть промышленные корпуса, здесь ветка к ним, здесь площадь.

Про себя Иван отметил, что товарняки местной ж/д могут значить, что город еще не совсем заглох, и какая-то экономическая жизнь здесь еще теплится.
His Shadow
«Долгий путь… А казалось так близко на карте от Питера. Хмм…»
Сидя на скамье последнего почти опустевшего вагона, думал Алексей. Молодой человек уже начинал дремать, когда прошла кондукторша, объявляя нужную станцию. Фигура в тёмном поднялась с места, встряхнулась, дабы отогнать сон, подняла свою скромные вещи и направилась к выходу. Заметив, что из присутствующих никто выходить не порывается, да и присутствующих осталось раз, два и обчёлся, произнёс себе под нос: «Какая эта должна быть дыра?»
Предчувствие не обмануло, так же как и в том момент, когда он взялся за это «поручение». Едва двери открылись, Алексей немедленно покинул вагон, тут же оказавшись в придорожной грязи.
«Вашу ж мать!» - недовольно посетовал он на всеобщий недостаток иллюминации в провинциальных вокзалах. Но немножко приободрился тем, что не он один сошёл на остановке в этой дыре: из других вагонов тоже высыпалось понемножку людей.
«Хоть не одному продираться через непонятно что. Город, по-видимому, серьёзно запущен, небось, ни одного приличного заведения… "Самая ликвидная недвижимость"!» -, взглянув на часы, - «Неплохо бы для начала найти ту гостиницу, где я вынужден буду коротать ночь… Интересно это аборигены или… Да какие или? Сто пудов местные, вон даже со зверьём. Может студенты какие к родителям или ещё кто… Как же там эта гостиница называлась? Где-то у меня написано было… Чёртово освещение!» - думал про себя Алексей, пробираясь к зданию вокзала.
Parkan
Неизбежная суета поспешной выгрузки во время короткой остановки - в Красносеверске решило сойти разом несколько человек, включая обеих девушек с питомцами - на время отвлекли внимание Андрея, но сейчас, на пустынном полутёмном перроне, в круге света одинокого фонаря, он поневоле припомнил слова кондукторши:
"Вы там осторожнее, ребята, чужих здесь не любят. А лучше ехали бы в Подзорино, там тоже места красивые, а здесь..."
Как оказалось, слова эти заставили насторожиться не только Зимина:
- Интересно, что это означает: чужих не любят? - вслух огласила, похоже, общую мысль девушка с собакой. Пёс сидел рядом, поджав хвост после краткого, но энергичного нагоняя - при торможении он резко дёрнул хозяйку, и Андрею пришлось придержать потерявшую равновесие девушку.
- Да город немножко закрытый, говорят... - давешний спец по легендам. Из местных, видимо - о здешних делах говорит бойко и уверенно. Излагает, в общем, прописные истины, но ситуация сейчас как раз из таких, когда их нелишне и напомнить. Тем временем "местный" подошёл к текущим задачам:
- ...где останавливаться собирался? Есть "Северная", есть бывшая общага?
Первоначально Андрей собирался отделиться от общей компании и двинуться в одиночку. Но сейчас, при виде тёмного, побитого временем и погодой здания вокзала - вот, кстати, и первый заброс! - вспомнились вдруг сходные фотографии вокзала Детройта. А заодно и демографическая справка по бывшему сердцу американского автомобилестроения, и выдержки из криминальных сводок. Возможно, хотя бы до гостиницы имело смысл добраться в компании...
- Давайте, что ли, к "Северной", раз нам по пути, - то ли предложил, то ли объявил Андрей, доставая вслед за знатоком фольклора карту города и ручной фонарик. - Эта гостиница центральной считалась, наверное, получше должна быть. Да и добираться туда чуть ближе.
Гайтахан
Поезд ушел, о нем напоминали теперь только удаляющийся гул, да красные точки огней на последнем вагоне. Однако темнота длилась недолго - луна выбралась из-за облака, осветив станцию.
В серебристом свете стало видно, что станция довольно велика - два перрона, около шести или восьми путей, пристанционные постройки и помпезный некогда вокзал - все напоминало о былой славе Красносеверска. Увы, при свете стало видно и теперешнее запустение - большая часть путей заросла травой, их "обитателями" были только несколько крытых вагонов да открытых платформ. Здоровенный вокзал, судя по всему, был покинут целиком и полностью, а вся жизнь станции сосредоточилась в одноэтажном небольшом здании слева. Промышленные здания за вокзалом выглядели не совсем покинутыми, но состояние у них было явно не блестящее. С противоположной от вокзала стороны за редкими деревьями вдали виднелось озеро, а на его берегу - еще какие-то строения.
Ясень
Девушка задумчиво начала ходить по платформе, заглядывая в окна опустевших зданий к неудовольствию хмурого пса, но хозяйке на его состояние было немножко все равно, а посмотреть хотелось. Правда интересного она ничего не нашла, поэтому плавно переключилась на спутников, которые уже о чем беседывали и тоже в слух высказывали своё мнение.
"Этот точно с "наших", раз уж предлагает до гостиницы дойти. Неплохо бы было узнать, кто тут с экспедиции , а кто просто так вышел. И почему я думала, что нас знакомить будут?"
- Люди! - привлекла внимание собравшихся Даша, - А кто из вас участвует в экспедиции, а то просто так погулять вышел? Я к чему, может стоит держаться вместе, жутенько как-то...Да и экспедиция это совместная работа...
После обозрении пейзажа девушке уже никуда не хотелось, запустение, заросшесть и повышенная унылость на дальнейшее исследование не располагали.
Серина
Услышав слова кондукторши про "чужих", Марина лишь пожала плечами - их любят разве что в Египте и прочих курортных зонах, где такими вот "чужими" фактически живут.
Вид заброшенного города притягивал девушку, хотя и немного пугал. Раньше подобные места она видела исключительно на фотографиях.
Остановиться она, как, видимо, и большинство присутствующих, собиралась в Северной. Главное было урегулировать с администрацией вопрос о размещении животного.
Серебристый свет луны придавал окружающему пейзажу ореол таинственности, и несмотря на царящий декаданс, она могла бы назвать его красивым.
А вот Шаху, в отличие от всех остальных, было абсолютно по барабану, что происходит. "Мда, от этой птицы не ожидала такой флегматичности," - подумала девушка, проводя тыльной стороной ладони по оперению любимца. Хотя, на его поведении, в принципе, мог сказаться и стресс от переезда. Клобук с птицы она сняла, здесь уже бояться нечего: ни толп людей, ни шума, который мог бы взволновать его.
Поезд ушёл, оставив бывшим пассажирам только удаляющийся стук, который вскоре и вовсе пропал.
- Люди! - услышала Марина голос Дарьи, - А кто из вас участвует в экспедиции, а то просто так погулять вышел? Я к чему, может стоит держаться вместе, жутенько как-то...Да и экспедиция это совместная работа... - а ведь вопрос верный и своевременный. В конце-концов, Если это место и не представляет опасности (в чем девушка была вполне уверена), то заблудиться тут, скорее всего, можно, не зная города.
- Ну, я из экспедиции... на счет держаться вместе - мысль вполне здравая.
mendkovich
-В "Северную" - так в "Северную", - согласился Иван, посмотрев на фигуру еще одного пассажира, удаляющегося в направлении вокзала. Идет не уверено, значит не местный... Ладно, догоним увидим. - Ну, тогда двинемся, коллеги. Кому я еще не представился: Иван из Москвы, вроде как в экспедицию, но меня больше местные интересуют.
Выслушав все прозвучавшие представления и убедившись, что возражений и присутствующих нет, Иван двинулся во главе процессии к освещенному зданию рядом с вокзалом, оттуда можно будет выйти на площадь...

"И все также, не проще, век проверяет нас.
Можешь выйти на площадь?
Смеешь выйти на площадь
ты в назначенный час.
Здесь всегда по квадрату
На рассвете полки
От Синода к Сенату,
Как 4 строки" - вдруг вспомнилось ему, но он поспешил прогнать пафосное настроение.
Слишком много шансов, что ему придется уехать отсюда, так ничего и не добившись. Все выкладки и прогнозы, на которые он до этого полагался, пока упорно разбивались о реальные препятствия. Теперь у него и его друзей, вряд ли больше года. Ну, может двух. Потом всех просто затянет в историческое болото, ситуация устаканится и даже раскачай они Красносеверск, это никому не будет интересно.

Надо просто идти и вникать в ситуацию, не впадая в пафос, искать пути и возможности, говорить и договариваться. В общем проще быть.
Чтобы прогнать из головы заунывный мотив забытого барда Иван даже стал напевать под нос: "Для любви не названа цена".
Parkan
- Экспедиция? - пожал плечами Андрей. - Ну, можно и так сказать... Я-то никуда не подписывался, ехал сам - просто понравилась идея на форуме. Но почему бы и не полазать здесь в компании? Всё веселее.
Временно определив карту и фонарик во внутренний карман куртки, Андрей непринужденно достал из рюкзака и подвесил к поясу футляр с туристическим топориком. Идти предстояло через промзону, а освещение на дорогах... мда, рассчитывать можно только на естественное. Конечно, на группу, да ещё с собакой, вряд ли кто рискнёт напасть, но если рискнут, то лучше иметь в руке что-нибудь весомое.
- В "Северную" - так в "Северную". Ну, тогда двинемся, коллеги. - мужчина, которого Андрей определил для себя, как "местного", явно решил взвалить на себя организацию похода. Что ж, дело хорошее, ему и карты в руки, по крайней мере, пока. - Кому я еще не представился: Иван из Москвы, вроде как в экспедицию, но меня больше местные интересуют.
Хм.. из Москвы? Всё же не местный, значит. Краевед на выезде? Впрочем, неважно.
- Меня зовут Андрей, - назвался в ответ Зимин, вновь забрасывая рюкзак на спину, после чего обернулся к девушкам:
- А к вам как обращаться, прекрасные леди?..
Судя по карте, компании следовало выйти на привокзальную площадь, а потом отправиться по шоссе в центр города. Иван довольно уверенно двинулся в нужном направлении, и Андрей, поглядывая под ноги и подсвечивая фонариком дорогу в особо тёмных местах, пошёл следом.
Серина
- Меня зовут Андрей, а к вам как обращаться, прекрасные леди?..
- Марина - девушка слегка кивнула, - а это - она чуть подняла левую руку, где на перчатке удобно расположился кречет, - Шах, - услышав свое имя, сокол расправил крылья на весь размах в метр с лишним, - Мы тоже из Москвы, - чуть помедлив, добавила она.
Марине было несколько досадно, что она оказалась менее предусмотрительной, чем Андрей и не взяла с собой карту. Хотя была отнюдь не новичком в разнообразных походах и путешествиях по незнакомым местам. Девушка спокойно двинулась вслед за мужчинами, уже уверенная, что не заблудится в незнакомом городе. А если что, то по крайней мере она не одна. Как выяснилось после обследования карманов куртки, фонарик она тоже взять забыла. Оставалось надеяться, что купить его здесь возможность будет. На крайняк есть вспышка в мобильнике, которую можно было настроить на постоянный свет, но этого, все-таки, маловато.
Ясень
- Я Даша, правда не Москва, Питер. А это Норд - девушка пожала плечами, представляясь и представляя зверя, вежливость обязывала, да и не обращаться же к ней "эй. ты". Вышеупомянутый зверь, уже отчаявшийся на то чтобы куда-то уйти с этой платформы, да и немного обидевшийся на незаслуженный по его мнению нагоняй, стоял опустив морду и поджав хвост. - Да ладно тебе уйдем сейчас, в гостиницу пойдем. Хотя тебе, наверно, во дворе придется...
Собака мигом приободрился, наглядно доказывая, что животные человеческую речь понимают.
-Кстати, я тут вспомнила, - девушка неопределенно махнула рукой в сторону оставшихся позади зданий, - Внутри нет надписей, ну почти нет. Знаете ,ещё на заборах и стенах пишут...Слово "мир" с тремя ошибками. Хотя, может быть, это и не важно.
Гайтахан
Разговаривая, участники экспедиции обошли бывший вокзал. Одноэтажное здание рядом с ним было, видимо, нынешним "сердцем" станции, включая в себя диспетчерскую, билетную кассу (если она вообще тут была) и прочие службы. Несмотря на общую унылость, это здание было используемым и в сравнении с мертвым "старшим братом" по соседству казалось живым. Оставив станцию за спиной, группа вышла на привокзальную площадь.
Обширное пространство перед фасадом заброшенного вокзала было пустынно - некогда здесь, наверное, был привокзальный рынок, но пассажиропоток на станции еще до перестройки был маленький, а от собственно города площадь отделяла промзона, поэтому ларьков на площади не было. Зато на ней было нечто другое.
У противоположного края площади возле старенькой автобусной остановки стоял... автобус. Старый, битый жизнью ЛиАЗ, перекосившийся на левый бок. Глухо урча двигателем, он ждал пассажиров.
Ясень
- Кхм, а почему бы и нет? - пробормотала Дарья. ещё когда экспедиторы только выходили с платформы и отпустила пса с поводка, достаточно дисциплинированный, он вполне себе возвращался по свисту. Правда иногда, особенно в молодости, он пытался выеживаться и показывать силу, за что этой самой силой, но уже чужой, и получал. Со временем пес понял, что надо возвращаться к хозяйке, которая дает вкусную еду и уводит в теплую квартиру , чем в холод и голод бегать по улицам. Комфортней, точно.В незнакомых, а особенно людных местах, девушка его отпускать не решалась, но местечко было таким заброшенным, что во-первых не помешала бы неограниченная зубастая охрана, да и вряд ли тут вобще есть какие-либо люди. Правда, девушка не забыла заглянуть и в используемый вокзал, на всякий случай.
В общем группа шла, пес бегал, засовывая нос куда можно и периодически на что-то, ведомое и видимое только ему, взлаивая.
- Автобус, - констатировала очевидное девушка, - Фьють. Ага, молодец, только не надо лезть под него.
Брать Норда обратно на поводок она в общем то не стала, единственное что её иногда огорчало в собаке, то, что он слишком энергично рвался исследовать местность. Так что не отпуская пса совсем, она рисковала вскорости повесится на этом самом поводке, от гаммы ощущений...
mendkovich
Наличие автобуса на площади стало единственной радостной темой. По дороге от платформы Иван обнаружил, что в городе не работает мобильная сеть, а привокзальная зона изрядно загрязнена выделениями собак или не брезгливых людей. Промышленного мусора практически не встречалось только картон от коробок да бычки. Это место явно было местной городской глухоманью, куда редко кто забредал, разве что желая остаться наедине с собой.
Впрочем сам факт наличия автобуса, кажется, одного из 2-3 городских маршрутов, встречающего пассажиров поезда внушало уважение к порядку в городе. Несмотря на все трудности порядок хотя бы в вопросах транспорта здесь поддерживался, а мэр не зря ел хлеб второй срок подряд. (Иван сделал зарубку на память). Грязь и мусор? Да вряд ли здесь хватает ресурсов для субботников на таких дальних задворках. Хотя в это построение плохо укладывалось отсутствие надписей на стенах внутри вокзала, отмеченное Дашей. ("-Да, кстати, это вы очень верно заметили... У вас тоже мобильник сеть не находит?") Ведь заброшенный вокзал был идеальным местом всяких сомнительных сборищ...
Ладно, шут с ним. По идее автобус пойдет вокруг промзон в центр и, если луна опять не спрячется будет возможность оценить разницу.

Впрочем, за этими размышлениями Иван подошел к автобусу, сунул карту в карман и первым проник в салон, двинулся к водителю и спросил:
-Вечер добрый! Когда отправляетесь? Почем билеты?
His Shadow
На пути к зданию вокзала начало возникать нехорошее чувство по поводу его общего вида и отсутствия света в пустых глазницах окон, которое первоначально замечено Алексеем не было. Это нехорошее ощущение подтвердилось абсолютной пустотой просматриваемых сквозь тьму помещений, холодно поприветствовавшей его приближение. Повторно оглядевшись, он заметил неподалёку небольшое одноэтажное здание, в котором светило окно…
«Может там у них типа справочной найдётся, ну или хоть кто-нибудь? Всяко хоть один служащий РЖД должен быть на вокзале.»
Быстрым шагом Алексей дошёл до этого не менее обшарпанного строения, попутно услышав доносящиеся с перрона голоса, которые более не глушились шумом уходящего поезда. Однако никакого дела до этих людей у него не было, потому он даже не удосужился вслушаться в эти «фоновые шумы». Перед ним, наконец, нарисовался вход. «Ну-ка… Заперто. [censored]! Мне сегодня везёт.»
Здраво рассудив, что где свет, там и какие-никакие люди, Алексей несколько раз ударил кулаком в дверь… Ноль реакции. Глянул в занавешенное окно, но так ничего и не разглядел. Постучал в окно – опять глухо.
«Хех. Делать. Что делать?»
Тут он огляделся по сторонам, надеясь увидеть хоть одну живую душу. Лишь невнятный топот группы людей, ушедшей из зоны видимости за вокзал, дал понять, что он ещё не один. Сверкнула мысль: «Может они тут ориентируются. Всяко местные».
Алексей заторопился догнать единственных людей в этом богом забытом месте. Обогнув здание и выйдя за вокзал, он заметил, что эта группка подходит к автобусу. Автобусу! Ну, хоть что-то.
Уже чуть ли не бегом он добрался до него, проклиная по пути слякоть и грязь, в которые он то и дело умудрялся ступать.
- Нет, мне сегодня определённо везёт, - сказал он себе под нос, сбавляя ход, увидев, что люди только собираются грузиться и машина ещё не скоро тронется. Уже подойдя к самому автобусу, он начинает наспех отряхивать грязь со штанин и ботинок.
Ясень
- Да, а сеть действительно, не ловит... - Дарья удосужилась проверить и свой мобильник, правда с таким же результатом, даже хуже: батарейка благополучно села, а найти розетку "вот прямо тут" не представлялось возможным. - Ну значит поехали.
Девушке почему в этом месте становилось не то чтобы жутко, но как-то неуютно, поэтому она и не держала на поводке овчарку, мало ли что: хотя бы лаем предупредит. Как в старом армейском анекдоте: "Услышан лай пограничной собаки. Передайте сигнал четко, быстро и без искажений!"
Девушка залезла в автобус одной из первых, свистнув питомца, который успел насобирать порядочно грязи под этим самым автобусом и обратившись к Ивану, который чтото выяснял у водителя, вероятно, стоимость билетов.
- Передай и за меня, пожалуйста, - девушка порылась в карманах и передала ему 50 рублей, на всякий случай ( даже в бельших городах маршрутки стоили по меньше), - Я пока место поищу. Сдачу, если будет, потом вернешь, а если надо меньше - доплачу тоже потом.ладно?
Автобус был достаточно и неудобным как и снаружи на вид, так и внутри на ощупь, но девушка довольно быстро нашла себе и питомцу место у окна
Серина
Марина, как и остальные, взглянула на свой мобильник: "палочек", обозначающих сеть не было. Впрочем, это не слишком расстроило девушку: из гостиницы, скорее всего, можно будет позвонить домой, сказать, что добралась до места, в крайнем случае - из почтового отделения.
Среди мрачных строений вокзального комплекса живым выглядел один лишь одноэтажный дом.
Девушка перевела взгляд на сокола, они оба сегодня устали - Шах без полетов, хотя дома большую часть времени был на вольном выпасе, и Марина - таскать килограмовую махину на одной руке целый день. На утро девушка запланировала прогулку, где-нибудь на часок, чтобы кречет мог размять крылья, а заодно и потренироваться.
В конце вокзальной площади из темноты и дымки вырисовался автобус, урчащий мотором и, видимо, ожидающий если и не именно их, то просто припозднившихся жителей.
Уже залезая в автобус, девушка вытащила из заднего кармана джинс смятую пятидесятирублевую бумажку и протянула ее водителю с вопросом:
- До гостиницы едете?
Parkan
Шагая рядом с Дашей и Мариной вслед за Иваном, Андрей старался не отвлекаться на окрестности: поверхность под ногами была неровной и замусоренной, фонари не горели, а растущая луна не столько освещала открытые пространства, сколько обманывала зрение, делая тени от зданий ещё более тёмными и глубокими. Впрочем, одна из фраз продолжающегося разговора Андрея зацепила:
- Внутри нет надписей, ну почти нет. Знаете ,ещё на заборах и стенах пишут...
И впрямь, отметил про себя Зимин. В слух же ответил:
- Далековато для райтеров из крупных городов. Хотя всё равно странно... Может, надписи есть, просто их в темноте не видно?
Так или иначе, этот вопрос бы явно не из насущных, в отличие от долгой дороги через промзону к центру города. Но когда компания вышла на площадь перед вокзалом, оказалось, что Андрей зря беспокоился: возле видавшего виды павильончика автобусной остановки стоял, пыхтя двигателем, старенький скособоченный "ЛиАЗ". Похоже, стоял он здесь именно для того, чтобы подобрать возможных гостей города, прибывших на электричке - уж больно заброшенным выглядел вокзал и окружающий район, чтобы сюда ходил регулярный маршрут. Поблагодарив про себя местные власти за подобную предусмотрительность, Зимин поддернул лямки рюкзака и вместе с компаньонками по экспедиции поспешил к автобусу, доставая на ходу кошелёк.
Первым в салон поднялся Иван. Андрей, наоборот придержал шаг, пропуская девушек. Неожиданно из темноты послышались торопливые шаги, и со стороны вокзала из теней появился силуэт быстро приближающегося человека.
"Ещё один с электрички? Похоже на то", - хмыкнул про себя Зимин. Водитель автобуса пока не проявлял намерения резко закрыть дверь и уехать; но Андрей поставил одну ногу на нижнюю ступеньку и взялся за поручень, после чего обернулся, поджидая отряхивающего брюки незнакомца.
Гайтахан
Если раньше казалось, что старше вагонов подзоринского поезда ничего быть не может, то красносеверский автобус развеял это заблуждение. Создавалось впечатление, что он если и не помнит времена Советского Союза, Горбачева и перестройки, то исключительно благодаря старческому маразму. Тем не менее, пенсионер бодро пыхтел своим двигателем, выпуская из выхлопной трубы черные облачка. На стекле даже была картонка с обозначением маршрута - №2 "Вокзал - ул. Солнечная".
Салон автобуса был пуст - очевидно водитель здесь одновременно был и кондуктором. Оный водитель оказался худым, словно жердь, пожилым мужчиной в засаленной синей спецовке. Кожа его была бледной, словно он вообще не загорал. Редкие седеющие волосы обрамляли бледную лысину, недельная щетина скрывала подбородок. Мужчина выглядел усталым и апатичным, хотя в блеклых глазах явно читалось некоторое удивление - он явно не думал, что с поезда вообще кто-то сойдет и уж совсем не ожидал увидеть столь пеструю компанию.

- Сейчас и отправляюсь - Хмуро ответил он Ивану. - Билет стоит червонец.
Увидев заходящую в автобус Дарью с собакой, водитель неопределенно дернул плечом.
- Пса на поводок возьмите. Правила. - Буркнул он и, обратив внимания на вопрос девушки, продолжил - До "Северной" точно доедете.
mendkovich
Поскольку кондуктора не было, его обязанности пришлось выполнять Ивану: собрать со всех деньги, расплатиться, получить и раздать сдачу.
-Когда "Северная" будет, скажите, пожалуйста, - вежливо попросил Иван угрюмого водителя.
Он бы на его месте тоже не горел желанием общаться. Под конец рабочего дня ехать на окраину, на случай, если с поезда кто-то сойдет. Потом везти кучку народа и зверей... Кстати, что-то он совсем вялый. Собака-то ладно, но на птицу-то он почему никак не среагировал. "Идиотизм провинциальной жизни"?
Опять что-то не вяжется.

Почему-то с самого приезда Ивана мучили мелкие не соответствия в образе, все было чуть-чуть не таким, каким должно было бы быть. Может быть, подсознательно хотелось после всех этих слухов о сорванной переписи, жестоких войнах за завод в 1990-е годы, слухами об испорченной экологии увидеть нечто большое разваленного реформами города.
Какую-нибудь загадку. Тайну.
Никаких явных признаков он пока не видел, разве что-то "мужчина в черном" последний пассажир с электричке, вошедший в салон... Явно не студент, скорей командировочный. Может из Росстата или как там он называется? Приехал разобраться сколько в городе реально народу? Узнаем, все равно он тоже поедет в "Северную", так что будет возможность перекинуться парой слов

Иван плюхнулся на одно из сидений и присмотрелся к окружающей обстановке, ожидая пока автобус тронется.
Ясень
" Оп-па, вот и...что-то я пропустила" - подумала девушка, спешно цепляя к ошейнику поводок, но тем не менее разматывая поводок на всю длину, так .чтобы пес имел возможность двигаться.
"Странно, странно, водитель какой-то подозрительный, люди какие-то не общительные и что делать непонятно"...
Девушка сняла рюкзак поставив его у ног, а то со всей беготней так бы в рюкзаке и поехала. Автобус был заслуженный пенсионер и деятель своего дела...Настолько заслуженный что, стало страшновато на нем ехать. а ещё сильно захотелось посмотреть, а не посыпятся из него гайки по дороге.
Оу, - протянула девушка, осознав, что последнюю фразу, ту что про гайки, она сказала вслух. Теперь ещё и думай как отреагирует на это водитель.

"А пока можно составить сравнительный анализ невольных спутников." - девушка невольно улыбнулось канцелярской формулировке, они, формулировки эти так сроднились с ней... - "Так...Иван. Он странный, по крайней мере мне он не нравится. Какой-то навязчивый что ли или просто не чувствует когда надо говорить, а когда не надо. Но в принципе парень как парень. Марина...Она неплохая, ибо "плохим и злым" человек, имеющий животных не может быть. Если ты имеешь ответственность за кого-то живого и маленького, это автоматически воспитывает доброту. И последний, как его там, забыла? А, Андрей! Кажется, он из нас самый старший, зрелый спокойный, но лошадка темная. А тут ещё один пассажир, совсем темная лошадка, даже в плане одежды"...
Parkan
- ...Билет стоит червонец.
Пока незнакомец приводил в порядок свою одежду, Андрей поднялся в автобус. Салон навевал тоску своей откровенной древностью; впрочем, оглядевшись, Зимин отметил, что стены и стёкла не изукрашены настенной "росписью", а сиденья, местами протёртые, местами продавленные или надорванные, при этом не изрезаны, чем страдали многие автобусы, к примеру, московских окраин.
"Надо же... культурные люди ездят. Или все вандалы отсюда уже уехали?"
- Пса на поводок возьмите. Правила, - пробурчал водитель. На загружающихся пассажиров он смотрел апатично, почти без интереса, устало опираясь на руль. Как ни странно, на птицу он вообще не отреагировал. На редкость флегматичен, либо очень вымотан, решил Андрей.
- До "Северной" точно доедете, - ответил одной из девушек водитель и умолк. Андрей поднялся наконец по лестнице, молча отдал десятку взявшемуся собрать оплату за проезд Ивану, прошёл в конец салона и сел у окна слева по ходу автобуса, плюхнув рюкзак на вторую половину банкетки рядом с собой.
За стеклом окон по прежнему расстилалась ночь, и разглядеть что-нибудь сквозь блики от лампочек, освещающих салон автобуса, было довольно трудно. Тёмное небо, смутно угадывающиеся во мраке контуры зданий промзоны, путающаяся в облаках Луна...
- Готично... - пробормотал под нос Андрей, доставая мобильник. Часы в углу подсвеченного зеленоватым диодом экрана показывали 22:05. Сети не было.
His Shadow
«Мда… Умудрился вляпаться.»
Выпрямляясь, Алексей краем глаза заметил, что какой-то паренёк предусмотрительно придержал для него двери, тут же скрывшись в салоне.
В автобус вошла фигура дородного мужчины, присутствующие теперь могли разглядеть его. Деловой взгляд зелёных глаз за линзами, дающими отблески сирени, в титановой оправе, короткая стрижка и почти идеальная выбритость лица, немного крупноватый шмыгающий нос и толи улыбка толи своеобразная одышка.
Забираясь в салон, на него внезапно набежало какое-то забытое с детства чувство… «Ба! На таких монстрах ещё катаются?» Однако о ностальгии пришлось тут же забыть, задавая на автомате давно приевшийся вопрос:
- Сколько?
- Десятка. – недовольным отрешённым голосом буркнул на него водитель.
Алексей, поставив чемодан, начал спешно выискивать карман с бумажником, понимая, что мужик для того чтобы тронуться ждёт только его.
«Мда… Тяжело найти такую мелочь», - подумал он, протягивая водиле сотку.
Вздохнув, с едва заметной гримасой отвращения водитель неспешно отсчитал сдачу… Видимо из своих кровных.
- Я доеду до гостиницы?.. Как её там, - воспользовавшись паузой отсчитывания сдачи, продолжил что-то выискивать в бумажнике, наконец, найдя какую-то бумажку, - Северная?
- Куда денетесь-то? – наотмашь ответил водила, передавая сдачу.
Бросив это соединение мелочи, десяток и билета в боковой карман, Алексей поспешил усесться на ближайшее свободное место, аккурат за тем самым пареньком, который теперича сидел вместе со своим рюкзаком.
Мельком оглядел салон. С правой стороны автобуса сидело ещё три человека. Парень и две девушки, те самые… со зверьём. Удостоверился что всё на месте: портфель, чемодан, похлопал карманы, взглянул на часы. Взглянул на вроде бы уже чистые штанины, во всяком случае незаметно… В тот самый момент автобус тронулся.
Гайтахан
Дверь захлопнулась, двигатель натужно взрыкнул, и старый автобус выехал на дорогу. Асфальт был в отвратительном состоянии, каждая выбоина отзывалась скрипом подвески и кузова, но разваливаться автобус не спешил.
Промзона была довольно внушительной, серые корпуса почти вплотную подступали к дороге. Два раза на пути попались мосты, вероятно через железнодорожные промышленные ветки. Наконец, миновав второй мост, автобус выехал на перекресток. Здесь уже начинался собственно город.
Судя по всему, это была главная улица города. С одной стороны ее была еще промзона, на другой высились жилые дома "сталинского" типа, кирпичные, девятиэтажные. Света в окнах почти не было. Магазины на первых этажах были закрыты. Уличные фонари тоже горели не все, поэтому город производил впечатление запущенного. Пару раз навстречу автобусу проехали какие-то автомобили, но городские они были, или просто проезжали насквозь - неизвестно. Бросалось в глаза и очень малое по сравнению с другими городами количество рекламы.
Первая остановка была сразу за перекрестком. После нее водитель предупредил, что желающим выйти у "Северной" надо сходить на следующей. И вот автобус остановился около широкой полутемной городской площади. На другой ее стороне стояли высокие дома, и над одним из них светилась неоновая вывеска "го...ница С.в...ная".
Серина
В творческом тандеме с Ясень

-Ну, если из него и посыпятся гайки, идти здесь не далеко. Я надеюсь - сказала марина, проходя по салону.
Девушка скинула рюкзак в проходе и устроилась рядом с Дашей: - Ты не против?.. Мне вот интересно, гостиница будет в том же состоянии, что и вокзал, или еще хуже? - Вообще-то, Марина совсем не была избалованной, но все-таки любила комфорт. Одно дело - лес, палатки, романтика, а совсем другое, гостиница в северном городке, с проблемами с горячей водой, отоплением… хорошо бы не клоповник.
- Да нет, садись, - девушка приглашающе кивнула головой. Норд тоже был не против и решил познакомится, положив узкую морду Марине на колени, Даша его отдергивать не стала, пес был достаточно ненавязчив в проявлении ласки, - Да клоповник это последнее , что надо в жизни. Правда, в тихом омуте...
Марина улыбнулась псу и ласково провела рукой между его ушей:
- Слушай, может снимем номер вместе? Будет веселее, да и не слишком мне тут пока нравится… мрачное местечко. - Марина не стала говорить вслух, что, откровенно говоря, ее смущало все с момента приезда в Красносеверск - никакой организации, тишина, полное отсутствие людей… В других маленьких городках, где ей приходилось бывать по вечерам хотя бы гуляли по улицам, хоть и меньше, чем в столицах.
- Давай, - с восторгом поддержала предложение Дарья, - На самом деле действительно неприятное и непривычное место, да и звери...Я все боюсь, что его в номер не пустят.
- Ну и замечательно, - Марина искренне и открыто улыбнулась. У нее отлегло от сердца - перспектива ночевать одной в этом городке, все-таки, была совсем безрадостной. В этот момент автобус наконец тронулся. За окнами пролетали все те же безлюдные и темные улицы, железнодорожные мосты. Редкие яркие пятна: горящие окна, фонари… Наконец, автобус остановился около гостиницы. Неоновая вывеска была в том же плачевном состоянии, что и весь город.
- Свиная гостиница? - по-своему прочитала вывеску Даша, результат выходил плачевным, Северная звучало немного оптимистичней, - Надеюсь обслуживание...свиным не будет.
Норду будущее заселение, хоть и такое тоже пришлось по вкусу, отлепившись наконец от Марины, пес, повиливая хвостом потянулся к входу, да, собаки тоже устают тем более от поездки в таком тряском и дряхлом транспорте.
Марина усмехнулась, услышав интерпретацию названия от Даши.
- Будем надеяться, что нас просто не будут трогать и не погонят с животными. Кстати, было бы неплохо где-нибудь перекусить. Интересно, здесь есть хоть один на весь город магазин, работающий допоздна? Или бар какой-нибудь, на худой конец… - все это Марина говорила, уже направляясь к выходу из автобуса, вслед за Нордом. А Шах уже восседал на плече, перекочевав туда, пока девушка поднималась и надевала рюкзак
- Да, затариться бы надо, а то у меня буквально пара сухарей и консервы для пса, да и то я не уверена, что они есть, съели за дорогу, - Мысль затариться питанием Даша поддерживала как здравую: кушать хотелось всегда.
- Можно будет спросить у администратора, в гостинице... - задумчиво протянула Марина, глядя на темное здание, - В конце концов, всего десять часов, не может быть, чтобы уже все было закрыто. Даже учитывая, что город почти заброшен.
mendkovich
Иван вышел из автобуса последним, вежливо поблагодарив водителя:
-Спасибо большое! Удачи на дорогах и спокойной ночи, - сказал он, стараясь максимально выразить симпатию. Все-таки человека вместо того, чтоб пораньше отправиться домой предпринял рейс на вокзал за ними.
Город по дороге казался заброшенным ровно в той пропорции, в которой казался по открытым данным. В промзоне кое-где теплилась жизнь, дышащая, видимо тебе самыми напитками и прочей мелочью. Дома были заброшены и расселены, что называется "через один". Редко где в окнах горел свет, но это можно было объяснить и поздним временем. Все-таки не Мурманск.
Из интересного по пути он заметил почту на углу ("недалеко") и солидные железные двери Сбербанка. Оба заведения были закрыты, но самим фактом своего существования напоминали, что Красносеверск еще - Россия, т.е. почти цивилизщованная страна.
Площадь забытого города смотрела на пришельцев без симпатии остатками огней "Северной" ("Был бы мусульманином, ушел бы к общежитию!" - весело подумал Иван), окнами закрытых административных зданий и кинотеатра. Из переулка за площадью строго следили безголовые остатки памятника, в котором по протянутой руке угадывался Ленин.
Иван почему-то не любил таких следов "сноса кумиров", может, потому что видел кинохронику Великой Отечественной, где фашисты на оккупированных территориях с таким же остервенением крушили памятники вождям. Словно надеясь убить идею вместе с лицами.

Иван подернул плечами и спросил:
-Ну что в гостиницу? Здесь еще недалеко "Дом шахтера", может там можно остановиться, но лучше сначала здесь попытаться. В прочие места достучишься, для такого города слишком поздно. Наверняка и магазины закрыты.
Parkan
Вид из окна автобуса не обнадёживал. Темнота, улицы освещены скудно, свет в окнах редкий и тусклый. Дорога по московским меркам практически мёртвая! Ну что это, всего-то пара встречных автомобилей за всю поездку через полгорода? Прохожих на улице Андрей вообще не заметил - впрочем, в темноте людей было сложно разглядеть.
Лишь когда автобус подъехал к центральной площади, признаков жизни стало чуть побольше. Несколько плохоньких неоновых вывесок, парочка кое-как подсвеченных рекламных щитов, да освещённых окон побольше. Но всё равно, мало, очень мало. Город, переживший упадок ещё при Союзе, в последовавшее лихолетье девяностых давно должен был окончательно обратиться в безлюдный призрак. То, что здесь ещё теплилась какая-никакая жизнь, можно было считать своеобразным памятником удивительному упрямству местных жителей...
Пока Андрей предавался мрачным размышлениям, автобус вырулил на главную улицу города и сделал круг по площади, явно направляясь в сторону высокого здания с неоновой вывеской на крыше - искомой гостиницы. Несколько букв в надписи не горели, превращая название в нелепицу. Лучше б совсем выключили, чем позориться, хмыкнул про себя Андрей. Затем взгляд Зимина привлёк безголовый памятник Ленину, уныло торчащий в одном из выходящих на площадь переулков.
"Надо будет пофотографировать завтра, пощёлкать с разных ракурсов," - сделал зарубку в памяти Андрей. "Концептуальный кадр!"
Наконец, с надрывом скрипнув тормозами, патриарх муниципальных пассажирских перевозок остановился. Хлопнула, складываясь, дверь, и почтеннейшая публика засобиралась на выход. Марина и Даша, всю дорогу тихонько шушукавшиеся, подхватили своих питомцев и первыми поспешили наружу.
"Похоже, сдружились."
Забросив рюкзак на спину, Андрей вышел из автобуса вслед за одетым в чёрное незнакомцем. После тепла салона стылый холод северной осени казался пронизывающим, дыхание вырывалось легким паром. Ноги и плечи жаловались на тяжёлый рюкзак, желудок недовольно напомнил, что обед был уже довольно давно. Вот только где найти хоть какую-нибудь забегаловку в этом сонном царстве?..
- Ну что, в гостиницу? - поинтересовался вышедший последним Иван. - Здесь еще недалеко "Дом шахтера", может, там можно остановиться, но лучше сначала здесь попытаться. В прочие места не достучишься, для такого города слишком поздно. Наверняка и магазины закрыты...
- Попробуем здесь, - решительно ответил Андрей. - До дома Шахтёра ещё идти и идти, не лучшая идея на ночь глядя.
Поправив сбившуюся лямку рюкзака, Зимин быстрым шагом пошёл к дверям центрального входа гостиницы.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.