Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Тропик Поющего Кота
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Новичкам > Вокруг игры > Архив Грамотного отыгрыша <% AUTHFORM %>
Archy
7 футов под килем, попутный ветер и Веселый Роджер на флагштоке. Что еще надо для полного счастья? Ну и какого-нибудь богатого и слабовооруженного дурака прямо по курсу. А с остальным мы как-нибудь сами.


Итак, имеем:
Мир, ни большой, ни маленький, простой, маломагический. Живут там люди и только люди, правда некоторые со способностями. Некоторые даже со странными. Здесь Боги не оставили своим вниманием созданный ими мир и людей, его населяющий. И Жрецы и Жрицы этих богов обладают загадочной силой. Они могут исцелять болезни, могут молитвой изменить ветер, или наслать засуху, или наоборот вызвать дождь. А может ничего у них и не выйдет, Боги существа непонятные человеческому разуму.
За Западным Океаном живут таинственные шаманы или Жрецы Природы. Говорят, они могут убедить цветы распуститься зимой. Там же живут их ученики - следопыты. Они объединяют свои души с душой своего тотемного зверя, чтобы видеть его глазами, слышать его ушами и убивать врагов его когтями.
И в далеких глухих деревушках живут Видящие. Медиумы, они могут предсказать судьбу, или предостеречь от опасности, могу помочь отыскать клад или заговорить от оружия. Но дар этот стал необычайно редок в последнее время.

Прогресс же не стоит на месте. Повсеместно используется порох. Отливаются пушки, мушкеты и пистолеты. Но еще осталось место для благородной шпаги. На верфях строятся прекрасные корабли, использующие ветер, как двигатель и паруса, как движитель. Использование компаса позволяет судам совершать дальние плавания, даже через Западный океан, к далекому Западному Архипелагу. А удаленность колоний от метрополии позволяет пышным цветом цвести пиратству. Береговая братия, как сами пираты привыкли себя называть, не особо разборчива при выборе новых членов, поэтому тут одинаково рады и беглым каторжникам и разорившимся лордам. Наша история как раз про них.

Имеется 2 корабля.
Флейт «Северный ветер», 12 пушек, ~80 человек команда, капитан Bjarnylr
Линейник «Снежная королева» 50 пушек (из положенных 80). Недоукомплектован командой на ~100 человек.

Через некоторое время в игру понадобятся 2 женских персонажа.
Жрица – не молодая уже мудрая уравновешенная женщина, клерик
Послушница – молодая и энергичная, жадная до приключений благородная девица.

Если у кого возникнет желание поотыгрывать жрецов, жриц, послушников и послушниц – милости прошу, но они появятся в игре не сразу.

Тотемных зверей для следопытов буду одобрять отдельно.
Шаманы имеют одну особенность – они привязаны к месту своей силы. Если кто-то хочет отыграть бродячего шамана, будьте готовы, что большинство способностей будет для вас недоступно.

Знание азов морского дела приветствуется, но не является обязательным. Некоторые справочные данные я вывешу в следующих постах.


Добавлено:
Краткое описание мира.

Действие будет проходить на островах Западного Архипелага. Острова являются колониями Восточных Империй, но ввиду удаленности метрополий, это особо не важно. Большая часть Архипелага находится в приэкваториальной зоне. В зависимости от удаления от экватора, для островов характерны различные по продолжительности сезоны дождей, но не больше 3х месяцев. Ветра на архипелаге сезонные, стабильные.
Уровень развития метрополий примерно эквивалентен XVII- начало XVIII вв. нашего мира.
Карта звездного неба отличается от нашей. В этом мире всего 8 знаков зодиака: Спящий медведь, Сом, Копье, Конь, Поющий кот, Парящий орел, Жрец, Жрица.
В обиходе существуют два термина «Тропик Спящего медведя» - тропики южней экватора, и «Тропик Поющего кота» - соответственно северней экватора.
.


Добавлено:
В качестве справочной литературы могу посоветовать:

Краткий морской словарь http://militera.lib.ru/prose/foreign/forester5/06.html

Название парусов:

user posted image

I - бом-кливер; II - кливер; III - фор-стеньги-стаксель; IV - фор-стаксель; V - фок - нижний прямоугольный парус на фок-мачте; VI - фор-марсель - второй снизу прямой парус, расположенный на фор-стеньге; VII - фор-брамсель - третий парус расположенный на фор-брам-стеньге; VIII - фор-бом-брамсель - четвертый прямой парус, расположенный на фор-бом-брам-стеньге; IX - грот-стаксель; X - грот-стеньги-стаксель; XI - грот-брам-стаксель; XII - грот - нижний прямоугольный парус на грот-мачте; XIII - грот-марсель; XIV - грот-брамсель; XV - грот-бом-брамсель; XVI - апсель - косой парус между грот- и бизань-мачтами; XVII - крюйсель - прямой парус; XVIII - крюйс-брамсель; XIX - крюйс-бом-брамсель; XX - бизань - нижний косой парус (косая бизань).

Вики тоже никто не отменял =)

Добавлено:
Био принимаются в следующей форме:
Имя персонажа:
Внешность:
Возраст:
Класс /для клериков, медиумов, шаманов и следопытов/:
Тотемный зверь /для следопытов/:
Корабль, на котором есть желание плавать:
Должность на корабле:
Краткая биография персонажа:


Добавлено:

Мастера - я и Хома


Предварительные списки команд:
/прошу прощения, если ошибусь в никах, ибо не со всеми знакома лично, что собираюсь исправить в процессе игры =)))/
"Северный ветер", флейт:
Капитан: Бьярн «Крюк» Троймвальдсон - Ursus
Канонир: Добряк Бобби - riverdancer
Боцман: Хрольд Хрольвссон- SergK
Врач: Себастьян "Ученик" Уильям - Сейден

"Снежная королева", линейник:
Капитан: Чарльз "Виндиго" Трепнел Конкере
Абордажная команда:
Шарль-Реми Авеллье - V-Z
Хинеясу Осенний Шепот - сэр Хантер
Лександ - Goblin
Симон Данс Каракатица - Хома
Рулевой: УЛИСС - бабка Гульда
Попугай: Фарро - Лизард

Жрецы, жрицы послушницы:
Армель Ивон Рене Легро - Факел
Reylan
Kim

Фрегат Флота Ее Королевского Величества Маргариты I "Неустрашимый" 20 пушек:
Капитан: Александр Смолетт - сержант Ботари
Goblin
При согласие с мастером.

Имя персонажа: Лександ
Возраст: 19
Класс: следопыт
Тотемный зверь: Пес (волкодав)
Корабль, на котором есть желание плавать: Линейник «Снежная королева» 50 пушек. Недоукомплектован командой ~100 человек
Должность на корабле: Абордажная команда
Краткая биография персонажа:
Родился в Гундоразе. Учился у местного шамана. При налете, кастильванцы убили учителя и сожгли родной город. Подался в пираты, дабы отомстить ненавистной нации.
Внешность: Рост чуть выше шести футов. Волосы темные, длиной 1,5-2 дюйма. Глаза карие, взгляд острый. Черты лица заострённые. Коренастый. Одет в синие широкие штаны и зеленую безрукавку. На поясе абордажная сабля. За пояс заткнуты три пистолета. На плече ружьё. Слева на поясе мешочек с порохом. Чуть правее с запасными пулями.

И да снизойдет попутный ветер в наши паруса и да не отсыреет порох в наших оружиях!
бабка Гульда
У меня вопрос по миру, причем не праздный. Существует ли в колониях рабство? Ну, как в нашем мире: негров-рабов и политических преступников продавали на плантации...
А здесь? Бороздят ли моря суда работорговцев? (Вот уж кого не жаль вздернуть на рее!) Пополняются ли ряды пиратов за счет беглых рабов?
Если рабство есть, то хотелось бы услышать чуть подробнее про рабов, которых привозят из... ну, допустим, из далекой Айфарики... Как они выглядят и вообще что собою представляют?
Сэр Хантер
Имя: Хинеясу Осенний Шепот.
Возраст: около тридцати лет на вид, сам не распространяется о точной дате своего рождения.
Класс: я в них не разбираюсь, так что подскажите, что нужно.
Тотем: змея.
Внешность: среднего роста, сухощавый, гибкий, в чертах лица присутствует неуловимый намек на восточное происхождение. Красив, но не смазлив, по лицу никогда нельзя догадаться, что Хинеясу думает, чувствует или собирается предпринять. Взгляд пристальный, немигающий и холодный. Глаза темные. Губы тонкие, бледные, над ними небольшие тонкие усы. В одежде предпочитает сочетание черного, белого и серого цветов.
Био: Хинеясу Осенний Шепот родился после визита военного корабля в гавань на одном из маленьких островов Архипелага. Юной матери, одной из послушниц, пережить роды не удалось, и младенец попал в приют при одном из храмов. Карьера послушника не задалась - чем Хинеясу точно не страдал, так это склонностью к высоким материям, несмотря на явную музыкальную одаренность и способность замечать прекрасное в самых обыденных вещах. Его неудержимо влекло к оружию, и очень скоро мальчик вместо изучения храмовых дисциплин начал убегать в рощу, где пытался самостоятельно, при помощи деревянного меча, освоить искусство фехтования. Единственные занятия, которые он не пропускал никогда, это музыка и пение. Но и там его больше занимали не песнопения и заклинания, а собственно игра на музыкальных инструментах и владение голосом.
Когда Хинеясу поймали за неподобающими занятиями и запретили браться за оружие, он сбежал. В странствиях по Архипелагу мальчик попал к одному из шаманов - попытался утащить его ужин и был пойман за руку на горячем в самом буквальном смысле этих слов. Шаман и определил способность голодного воришки стать следопытом. У него Хинеясу провел несколько лет, пока однажды не ушел и от этого наставника.
Было ли это врожденное свойство натуры, или судьба, но мальчика, ставшего юношей, неудержимо тянуло к кораблям и острой стали. Жизнь портового бродяги и тотем быстро сделали из него достаточно опасного бойца, но ему не хватало хорошего учителя. И однажды Хинеясу нанялся простым матросом на корабль, идущий на Восток.
Он вернулся на Архипелаг спустя десять лет, с бронзовым загаром на бесстрастном лице, парой легких мечей странной формы и гитарой. Черный лак на корпусе местами потускнел и облез, но звучания инструмента это не испортило.
Первым делом Хинеясу посетил храм, где прошло его детство. Затем навестил шамана, но в живых его не застал. Случайный прохожий рассказывал, что видел Хинеясу сидящим у могилы старика в компании здоровенной канды - очень опасной змеи.
Спустя несколько дней к борту стоящей на рейде Снежной Королевы подплыла рыбачья лодка, и сидевший на носу пассажир окликнул вахтенного, спросив, не нужен ли им человек в абордажную команду.

user posted image
Archy
Цитата(бабка Гульда @ 8-02-2009, 21:05)
У меня вопрос по миру, причем не праздный. Существует ли в колониях рабство? Ну, как в нашем мире: негров-рабов и политических преступников продавали на плантации...
А здесь? Бороздят ли моря суда работорговцев? (Вот уж кого не жаль вздернуть на рее!) Пополняются ли ряды пиратов за счет беглых рабов?
Если рабство есть, то хотелось бы услышать чуть подробнее про рабов, которых привозят из... ну, допустим, из далекой Айфарики... Как они выглядят и вообще что собою представляют?
*



Да, рабство существует. Вообще наблюдается типичная колониальная политика, когда метрополия живет за счет жестокой эксплуатации менее развитых колоний. Существуют суда перевозящие рабов и каторжников, ряды пиратов часто пополняются за счет беглецов и т.д. т.п.
У метрополий существуют еще и другие колонии в иных частях света и вполне возможно, что у среди них есть некая Айфарики, темнокожее население которой эксплуатируется и в западных колониях.

Далее, не смотря на некоторую схожесть миров, хочу попросить не проводить четких параллелей. Техническое развитие этого мира находится примерно на уровне, соответствующему 16ому - началу 17ого вв нашего мира, в то время как политическое скорее ближе к 18.

Здесь нет прямой параллели, с Испанией, имевшей монополию на все золото, поэтому не будет каперства, существовавшего, когда Франция и Англия дозволяли грабить Испанцев за долю прибыли. Но будет некий аналог Тортуги, острова, где пираты чувствовали себя в безопасности, но в нашем случае, там будет просто взиматься некий особый налог с каждой заключенной сделки. Так же, во время прямых конфликтов между Империями Старого Света, каждая из сторон будет привлекать пиратов, пытаясь за их счет усилить свои войска в регионах. Но, не смотря на различия, какой-то дух, чтобы отличить один народ от другого сохранится. Например, все англичане считают французов лягушатниками, а те их в свою очередь пузатыми раками. И оба эти славных народа именуют испанцев креветками

Отдельно остановлюсь на религиях. Испано-Португальская империя проповедует ортодоксальный католицизм, Туманный Альбион наследует кельтскую мифологию, Французы – <s>греко-римскую</s> греческую, а северные страны, такие как Финляндия, Норвегия и т.д. – скандинавскую. На религиозной почве у Испано-Португальской империи есть сильные претензии ко всем остальным. В то же время, не смотря на «официальные» религии, существует еще великое множество всяких культов и верований, которые зачастую очень богаты, и достаточно влиятельны в некоторых областях Старого Света. Поэтому многие из них хотели бы успеть утвердится в Новом, чтобы занять, по их мнению, достойное положение. Поэтому, среди небедных культов довольно сильно миссионерство, в то время как патриархи и матриархи основных религиозных течений ухитрились «прошляпить» момент, когда надо было «прибирать к рукам» колонии.


Отдельно по оружию отмечу, что кремневых пистолетов у нас пока нет, только колесцовые и фитильные, мушкеты. Из доспехов в ходу кирасы. Из холодного оружия: кортики, абордажные топоры, абордажные же сабли, ножи, стилеты, шпаги, сабли, алебарды, багры. Я, в общем-то, не против экзотики, но не стоит слишком уж увлекаться.

Добавлено:
Если вы хотите в этот прикл, но не знаете кем пойти, то могу предложить роли боцмана, навигатора и командира абордажной команды на линейник тоже будет не плохо =)

Добавлено
На данный момент, архипелаг разделен между основными державами. На каждую из них приходится примерно по 1/4 островов, еще 1/4 досталась более мелким странам, или условно независима, т.е. де-юре, они принадлежат одной из империй, де-факто, войск этой империи там отродяся не видели, а налоги когда-то платили, но это было давно и не правда. Такие острова находятся далеко от основных морских путей и не обладают особо ценными ресурсами. Но сколько продержится такое хрупкое равновесие - неизвестно.
Archy
Итак, названия стран Старого Света, если кто-то хочет использовать их в квентах

Англия, Альбион – Друидэн (Авалон)
Франция, Галлия – Людовикия
Португалия, Испания – Кастильванья
Голландия, Нидерланды – Голдланд
Скандинавии - Земля Саг

За названия отдельное спасибо Сейдену.
SergK
Имя: Хрольд Хрольвссон
Внешность: Седой, но вполне ещё крепкий. Широк в плечах, хорош собой… был когда-то – пока левая половина лица не была украшена шрамом от абордажной сабли, а правая скула не была изуродована абордажной саблей же. Уверенно стоит на толстых ногах, невысок, на шее – символ бога Земли Саг Ходина. Глаз синий, второй глаз – искусственный. Повязку не надевает принципиально.
Возраст: На вопрос «Сколько лет?» отвечает «Не дождётесь, брандскугель вам в корму!»
Корабль: «Северный ветер»
Должность на корабле: Боцман
Прошлое: о прошлом молчит наглухо. Но если угостить его парой пинт…
Родился в отдалённом фюльке Фторсхов, где людям не до всяких там «кульверин», «мушкетонов» и прочих современных штуковин (зато и налогов они отродясь не платили). В том суровом краю выживают как умеют, а умеют как научили. А учат во Фторсхове только драться и удить рыбу. На рыбную ловлю у Хрольда терпения не хватало, но на кораблях он ходил с детства … В общем, сами понимаете. Тогда же набрался от мореходов всяческих ругательств и научился сочинять непотребные висы. Часто захаживал в святилище Ходина, просил удачи в походе. В святилищах других богов замечен не был, за что и поплатился: во время свирепой бури в Западном океане его швырнуло за борт и унесло в неизвестном направлении – вместе с бочонком браги, который Хрольд мужественно сжимал в руках… Очнулся в море, покачиваясь на волнах вместе с бочонком. Несколько суток грёб по звёздам к северу, но спьяну (бочонок потихоньку пустел) доплыл до одного из островов Западного Архипелага, где и поступил матросом на «Северный ветер». С тех пор уже много лет ходит с пиратами, заработал несколько шрамов в абордажных схватках и потерял глаз. Зато благодаря зычному голосу и неимоверному количеству неслыханных в Тропике ругательств дослужился до боцмана (после того, как прилюдно перекричал и унизил предыдущего боцмана). Неплохо управляется с палашом, саблей и рапирой, но лучше всего обращается с одноручной секирой, которую носит на поясе.
Конкере
<Квестор это я)>

Имя персонажа: Чарльз "Виндиго" Трепнел

Внешность: Фигура одиозная. Громадный человек, способный ударом кулака разбить деревянный стол. С виду простой, крутой и прямой, как
ствол ружья, на самом деле отменно умен, ироничен, хваток, профессионально цепок и начитан, за что его и уважают моряки, от матроса до офицера.
http://s51.radikal.ru/i134/0902/36/accbcceff291.gif

Возраст: 42

Класс: простой смертный

Корабль на котором есть желание плавать: Снежная Королева

Должность на корабле: Капитан

Краткая биография персонажа:

На флоте с 12 лет. После нескольких лет учебы в школе поступил юнгой на корабль своего дяди, капитана Уильяма Деккера. В 26 лет получил звание лейтенанта-коммандера (lt cdr) и службу на 28-пушечном фрегате "Титан" (капитан Кристофер Пайк). После очередного повышения Пайка, он сам был повышен до коммандера (cdr) и назначен капитаном этого корабля.

Под его командованием "Титан" совершал заграничные походы в западные колонии, в ходе которых провел несколько результативных боев. Самым известным был бой у острова Окардо, в ходе которого фрегат вступил в бой с двумя пиратскими рейдерами, потопил 16-пушечный бриг и нанес существенные повреждения такелажу
24-пушечного корвета.

К моменту когда Чарльзу Трепнелу исполнилось сорок, он уже года три не принимал участия в морских операциях, а последние полгода вообще провел в блэк-холле в должности координатора (что приблизительно соответствует званию коммодора). Тем не менее, на штабной работе Трепнел не растерял прежние силу и сноровку, и все еще был весьма популярен среди моряков. Кроме того, координатор занимал видное положение в авалонском обществе - Трепнел с удовольствием вел светскую жизнь, состоял членом двух самых привилегированных клубов Авалона, и, естественно, его с почетом принимали в лучших домах метрополии.

Казалось бы, карьера Чарльза Трепнела достигла зенита и впереди для него открываются блестящие перспективы. Однако, сам координатор был вполне уверен в обратном: впереди его ждала только более или менее почетная ссылка в какую-нибудь колонию - в качестве губернатора; необременительная, но хорошо оплачиваемая работа и поездки в метрополию два раза в год - для участия в заседаниях правления. Проблема заключалась в том, что Трепнел был не местным уроженцем - в жесткой табели о рангах он давно уже достиг своего предела.

Нельзя сказать, чтобы деятельного и честолюбивого человека, каким, несомненно, был Трепнел, удовлетворяло такое положение вещей. Все же, до поры до времени, он оставался совершенно лояльным чиновником. Причиной тому были два обстоятельства: во-первых, многолетняя привычка и, во-вторых, детальное знакомство с методами работы флота. Тем временем, решенный было перевод Трепнела постоянно откладывался. Его преемник погиб на следующий день после 40-ого юбилея, где-то на задворках западного архипелага - во время "совершенно секретной" операции он неосмотрительно завязал бой с Кастильванийскими кораблями (каким образом с этом районе оказались корабли - это уже другой вопрос).

Как уже было сказано, бывший капитан был вполне лояльным чиновником... Но не слишком лояльным. Через три месяца после гибели преемника, Трепнел поднял мятеж в Смутпорте на корабле "Снежная королева". К нему немедленно присоединились многие матросы из числа местных уроженцев, "революционные патриоты" и прочие "борцы за независимость", а также вышедшие из подполья ОПГ. Трепнел ушел известным маршрутом - на запад. Мятежник быстро стал известен как Виндиго - так звался когда-то в сказаниях язычников грозный дух-людоед, символ вечного голода, насылаемый в наказание за всяческие излишества человеческого поведения.
V-Z
Шарль-Реми Авеллье.
Рост – несколько выше среднего, хотя к высоким никогда себя не причислял. Черные волосы и темные глаза. Фигура, как сам Шарль выражается – «нет атлетизма, есть изящество».
Возраст – тридцать два года (по его собственным словам), хотя выглядит он моложе. По большей части; иногда, задумавшись, он кажется, напротив, куда старше.
Желание служить – на «Снежной королеве», в абордажной команде… и в качестве «специалиста по отношениям», опять-таки по Шарлеву выражению. Проще говоря, вербовщика.

Составить какое-то мнение о прошлом Шарля-Реми Авеллье можно разве что с его собственных слов, и эта перспектива у многих вызывает изрядный скептицизм. Точнее, такое чувство возникает у тех, кто слышал, как он красиво и подробно описывать свою жизнь… в трех равно правдоподобных вариантах. Какой из них правдив? Для этого надо ехать за море и проводить расследование, чем в здешних местах вряд ли кто-то озаботится.
Что же бесспорно и сомнению не подлежит?
Во-первых, Авеллье родился в Людовикии, о чем говорят и внешность, и акцент (пусть даже и легкий). Да и речь его обычно пестрит различными приметами уроженца метрополии, упоминаемыми с небрежностью, присущей тем, кто такие детали впитывал с детства.
Во-вторых, Шарль явно получил хорошее образование – о чем опять-таки свидетельствует речь, да и поведение.
В-третьих, он крайне не любит работорговцев и рабство, а точнее – фактически, ненавидит и то, и другое.
И в-четвертых, где-то в прошлом Авеллье явно хорошо отточил присущие ему навыки – о которых стоит поговорить особо. К таковым относится фехтование – любимая Шарлем шпага порхает в его руках с, по его выражению «легкостью иглы и стремительностью ветра». Может, это и поэтическое преувеличение, но фехтует он действительно отменно.
Другую сторону его талантов сам Шарль-Реми обозначает как «мистическую», и крайне неохотно о ней говорит. Уверенно заявляет, что не является ни шаманом, ни следопытом, ни медиумом, и уж тем более никакое божество не возлюбило его настолько, чтобы награждать силами. Тем не менее, кое-что он умеет. «Кое-что» заключается в способности касаться чужого разума – пусть и совсем слабо, и верно оценивать эмоции. А другой, совсем редко применяемый дар – кратковременное предвидение, в пределах минуты. К которому, вдобавок, надо заранее готовиться.
Но основной дар и талант Авеллье – это уже неоднократно упоминавшаяся речь. Потому что общительный и улыбчивый людовикиец быстро располагает к себе людей, увлекая их кружевом слов и выстраивая беседу так, как ему того хочется. Собственно, так он на корабль и попал – поговорил с ответственным за вербовку, и у того осталось четкое впечатление, что это не он убедил нового члена команды присоединиться, а Шарль оказал ему услугу, предложив свою шпагу «Снежной королеве».
Что он вообще делает на островах и среди вольных джентльменов морей? Попробуйте спросить. Витиеватость ответа будет зависеть от настроения; самой правдоподобной признана версия «если он появится на родине, то ему конец». Что, в принципе, вряд ли у кого вызовет удивление – один что ли, Авеллье такой?
Хома
С высочайшего дозволения smile.gif

Имя: Симон Данс Каракатица.
Возраст: 29 лет.
Корабль: «Снежная королева»
Должность: матрос, член абордажной команды

Невысокий крепко сбитый круглолицый мужчина. Коротко, словно под парик, стриженные волосы не скрывают лопоухих ушей. Впрочем, Симон утверждает, что хлопать ими не умеет. Любит теребить и подкручивать тонкие тёмные усы. На левой щеке малиновое родимое пятно, напоминающее нечто с растопыренными щупальцами, за что Симон и получил своё прозвище.
На корабле обычно ходит в одних широких холщовых штанах до середины голени и в головном платке. Кожаные сапоги с широкими отворотами обычно остаются в матросском сундучке, загрубевшие ступни прекрасно себя чувствуют на корабельной палубе, а в сапогах Симона чаще можно увидеть на берегу. Льняная рубаха с широкими рукавами чаще всего носится в комплекте с сапогами. Или покоится в сундучке с ними же. За редким исключением.
К бою Каракатица наряжается несколько иначе. На голове появляется трофейный морион*, по собственному почину оборудованный креплениями для фитилей. Тело же украшает самодельная "сбруя" из кожаных ремней с множеством гнёзд и чехлов для разного рода кинжалов и ножей, в том числе и метательных.
Своей любви к коротким клинкам Симон не скрывает, кое-кто даже полагает, что он их коллекционирует. На ножи Каракатица полагается куда больше, чём на, пожалуй самое дорогое (в том числе по стоимости), что у него есть - колесцовый пистолет.
Утверждает, что нож надёжнее, так как в нём почти нечему ломаться, да и заряжать его не надо.
Впрочем, пистолет он всё равно уважает и бережёт, а заводной ключ хранит в специальном кармашке на поясе.
В дополнение ко всему Симон не избегает пользоваться абордажным топором, а мушкет его, как и положено, хранится в крюйт-камере.
Обилие смертоносного железа Каракатицу нисколько не смущает. На любые попытки съехидничать на тему того, куда ему столько, Симон с усмешкой советует не завидовать. А может и предложить проверить в деле, нужны ему все это железки или нет. Но это если уж очень допекут.
Прошлое Симона туманно. На «Снежную королеву» его в своё время взяли без исповеди - люди были нужны, и брали всех, кто мог бы пригодиться. Лишь один раз, и то по пьяни, он сболтнул, что приплыл на Архипелаг на голдландском корабле, перевозящем специи. Впрочем, то что он голдландец, было ясно и так – выдавал выговор. Что он делал на том корабле, Симон так и не сказал – тут же прикусил язык. Единственное, чего от него ещё смогли добиться в тот вечер, - что его, мягко говоря, не любят кастильванцы. Сослался на разногласия в вопросах веры. Действительно, ортодоксально-католическая Кастильванья терпеть не могла «еретиков», к коим относила и голдландцев, исповедующих протестантизм. Каракатица ещё добавил, что их с кастильванцами нелюбовь взаимна, и замолчал уже намертво. Вот, собственно, и всё, что известно о прошлом этого человека.


* морион - стальная шляпа с высоким гребнем и круто отогнутыми вверх спереди и сзади полями
Riverdancer
Имя персонажа: Добряк Бобби
Внешность:
Волосатый бочонок! Единственное, что можно сказать после первого взгляда. Невысокий с большими в татуировках и шрамах руками, которые покрывает обильный шерстенной покров, человек. Грудь колесом выдается вперед, будто нос корабля. Большая часть лица изъедена черной густой бородой, и только небесно голубые глаза вырываются на свободу из под плена растительности.
Возраст: 47
Корабль на котором есть желание плавать: Северный Ветер.
Должность на корабле: Канонир.
Краткая биография персонажа:
Старый пират, удалой моряк, сумасброд, лихой пьянчуга, хвастун и задира. И еще редкостный засранец. И как его только ни называли.
Местом рождения ему служит деревушка на побережье туманного Авалона. Хотя родиной его можно считать только глубины пугающего своей тьмой океана, что однажды в гневе изрыгнул его откуда-то со дна. Будучи совсем мальчишкой Бобби уже отличался от большинства своих сверстников. Он не катал мяч во дворе, не пытался стянуть пирог с подоконника своей матушки и уж точно не корпел над свитками и книгами. Его можно было встретить только у моря с блуждающим вдалеке взглядом. Казалось, что вместо крови по венам мальца бежит холодная соляная вода и зовет присоединится к скрытым течениям. Но по мимо любви к безбрежной водной глади, его тянуло еще и проказничать, что роднило его со многими подрастающими дарованиями деревни. А что нужно еще мальчишке? Деревянная тростниковая трубка с горстью снарядов! От этого оружия пострадало множество окон, множество поп получили синеватые отметины и, конечно же, голубей молодой бесенок старался гонять при первой же возможности. Как оказалось в меткости Бобби мог превзойти любого.
«Талант, - говорил иной, изрыгая проклятье и потирая ушибленное место, что находилось пониже поясницы.
Детство его длилось недолго. По собственному желанию в возрасте тринадцати лет он отправился юнгой путешествовать на торговом корабле. И неизвестно куда бы его завела судьба, если бы в один прекрасный день на «торговца» не напала свободная морская братия. После недолгой, но кровопролитной схватки стало ясно, что нет никаких шансов победить пиратов. Тогда капитан корабля выбросил белый флаг в схватке. Но не Бобби. За время своих проказ он приобрел достаточно вредный, упрямый и скверный характер. Поэтому для него драка продолжалась. Его скрутили и поставили на доску. Бобби и тогда испускал проклятья в адрес пиратов. Однако же к всеобщему удивлению в награду за упорство и храбрость при такой молодости главарь шайки пиратов пригласил его на свой корабль, пообещав золото, если он того заслужит. Влекомый жаждой наживы и нежеланием окончить свою жизнь, Добряк согласился. Так начался новый виток его жизни. Он по собственному желанию стал помощником канонира на пиратском судне. А повзрослев, занял место главного канонира. Талант к стрельбе у него сохранился и даже во многом увеличился! С тех пор Бобби сменил множество кораблей, плавал под разными парусами. Но всегда за ним шла не добрая молва.
бабка Гульда
(Есть мастерское дозволение)

УЛИСС

24 года.
Мулат, сын плантатора-авалонца и рабыни-айфариканки. Высокий, ладный, гибкий, с крепкими плечами и сильными руками. От отца унаследовал авалонские, четкие черты лица, от матери - жесткие курчавые волосы и темный цвет кожи.
Рулевой на «Снежной королеве».
Улисс родился на Табачном острове. Отец-плантатор, как это редко бывает, отнесся по-доброму к сыну-полукровке, научил читать и писать. Обнаружив в мальчишке живой ум, прекрасную память и тягу к знаниям, он еще более внимательно занялся его образованием, решив со временем отправить незаконного сына в Метрополию – учиться на юриста или врача. Улисс приохотился к чтению и к шестнадцати годам перебрал до последней странички всю отцовскую библиотеку (довольно большую по меркам Архипелага).
Увы, когда Улиссу исполнилось шестнадцать, отец скончался от какой-то местной болезни. А его брат, приехавший из Метрополии принять наследство, не пожелал признать племянника и отправил его на табачную плантацию.
Полгода Улисс трудился на плантации под кнутом надсмотрщика, а затем бежал и ухитрился забраться в трюм купеческой людовикийской шхухны, которая стояла в гавани. Обнаружили его уже в открытом море. Улисс умолял капитана оставить его на борту, но людовикиец рассудил иначе. На первой же стоянке (это был один из кастильванских островов) он продал беглого раба в рудник.
Теперь Улисс принадлежал Кастильванской Короне. Полтора года адской работы, жуткие шрамы от кнута на спине и клеймо на левом плече...
Через полтора года в руднике вспыхнул мятеж. Рабы тайком перепилили цепи, в клочья порвали охрану и с боем захватили шхуну «Марианна», стоявшую в порту у пристани. Среди беглецов были бывшие моряки, они приняли команду и сумели увести шхуну от острова.
Податься беглецам было некуда, поэтому они сменили скромное название шхуны на «Нож на Кастильванию» и принялись пиратствовать меж островов Архипелага. Несмотря на грозное прозвание своего судна, они не замахивались на масштабные операции (куда им!) и довольствовались мелким грабежом отбившихся от караванов купеческих судов да взиманием мелкой дани с рыбачьих поселков.
«Нож» продержался почти пять лет, после чего был изловлен и разнесен в щепки. Очень немногим удалось спастись в наступивших сумерках на шлюпке. Среди них был и рулевой Улисс.
В темноте пираты ушли на веслах от места сражения и нашли приют на удачно подвернувшемся песчаном необитаемом островке. Несколько дней они жили на черепашьих яйцах, которыми изобиловал островок, пойманной в заливчике рыбе и собранной в лодку дождевой воде. А затем их отчаянные вопли и размахивания рубахами заметили на проходящей мимо «Снежной королеве».
На пиратском корабле после нескольких серьезных драк была серьезная убыль в команде, поэтому спасенные бедолаги были охотно приняты в ряды пиратов. Улисс вновь стал рулевым, в каковой должности пребывает и по сей день. Поскольку линейный корабль – это вам не шхуна, в помощь Улиссу выделено пять человек – все его бывшие товарищи по «Ножу». И парень вполне доволен своей участью.
Характер у Улисса ровный, приветливый. Рассердить его сложно, но можно: Улисс не любит хамства на расовой почве. Любой, кто назовет его "черномазым", рискует увидеть свои зубы безо всякого зеркала.
Хороший, надежный товарищ. Не жаден, готов поделиться последней монетой и последним куском хлеба. Почти не пьет, в карты играет без особого азарта. У него другая слабость - страстное, запойное чтение (когда в руки случайно попадает книга). Он охотно рассказывает матросам байки, в которых причудливо смешиваются сюжеты прочитанных Улиссом книг, обильно сдобренные нахальным враньем (впрочем, вполне литературным и увлекательным).
Факел
Послушница Армель (полное имя Армель Ивон Рене Легро)

Рыжеволосая порывистая щебетунья семнадцати лет от роду падка на всевозможные авантюры и всюду суёт свой любопытный нос. Средний рост, зелёные глаза, точёная фигурка. Одета в простое белое платье послушницы с глухим воротником-стойкой, украшенным скромной вышивкой, такой же, как на подоле и манжетах.

Армель родилась в семье аристократов и получила домашнее образование, но природная непоседливость мешала ей сосредоточиться на чём-то одном. Хотя нет, с раннего детства Армель всё свободное время пропадала на кухне, доводя старшего повара до нервного тика бесконечными вопросами и просьбами научить кулинарному искусству. А рассказывать было что, недаром повара Людовикии являлись законодателями гастрономической моды.
Семья Легро издавна почитала богиню Гелатею, Верховная жрица однажды увидев малышку обронила: её поцеловала богиня. Через несколько лет дар начал проявляться, понемногу в мелочах – случайно унятая головная боль, найденный гребень. Так в тринадцать лет Армель стала послушницей, хотя ей не хватало усердия развивать свои способности. За четыре года она превратилась в прелестную барышню, которая много знала и намного меньше умела. Зато всегда быть в гуще событий получалось отменно. Так она и оказалась на корабле, с головой бросившись в очередное приключение.
Ursus
Так.. Чой-то я затормозился..

Бьярн «Крюк» Троймвальдсон, капитанЪ "Северного Ветра".

Высокий (191см), статный шатен. Большие, серо-зеленые глаза, густые брови. Длинные и непослушные волосы обычно собраны в хвост, аккуратная бородка не скрывает хитрой улыбки. Кожа, по рождению светлая, сокрыта маской загара. Правильные черты лица, точеные скулы, прямой нос, пухлые губы, зачастую сложенные в улыбку.
Низкий, хрипловатый, голос.
Если бы не свободная, не стесняющая движений одежда, в Бьярне можно было бы легко опознать атлета. «Сила есть- ума не надо.» -смеется морской конунг.
По улыбающемуся, загорелому лицу возраст определить очень и очень сложно. Явно не достиг тридцатой десятины.
О характере говорить тоже не очень легко, но что-то подсказывает, что лучше не стоит провоцировать медведя его показывать.
Доказано, что чувство юмора присутствует, причем, в неограниченном количестве.
«Ну не хандрить же мне, верно?» - отшучивается Бьярн.
Говорит чисто, без какого-либо акцента, посему, сложно сказать, где был рожден и вырос. Но где-то там, в глубине души у собеседников зарождается мысль, что он уроженец Земли Саг.
Страдает вежливостью, пунктуальностью, честностью и даже совестью, то есть всем тем, что мешает жить настоящему пирату. Но иногда о страданиях своих забывает. Частенько.
Ленив, иногда флегматичен. Любит думать, хотя утверждает, что это вредно. Любимый зверь- медведь. Ходят слухи, что Троймвальдссен не просто так носит на шее медвежий клык. На все вопросы по этому поводу отвечает просто: «Да я и сам медведь», ввергая тем самым команду в глубокую задумчивость.
Очень любит драться. Честная и славная драка с сильным противником- первая настоящая любовь Бьярна. Вернее, вторая, если учитывать мед.
Общителен, не упускает шанс узнать и выучить что-то новое, не знает, что такое презрение. К команде относится с уважением, не просто как к наемникам, а как братьям по оружию. Всегда пунктуален в выплате жалования.
Очень любит дисциплину и порядок, но и об отдыхе не забывает.
Как заполучил свой флейт- умалчивает, но указывает пальцем на небольшой, едва заметный вертикальный шрам меж бровей. Команда между собой перешучивается, мол, капитан на спор головой своей умной кирасу пробивал. Они даже не представляют себе, как близки к истине...
А еще у капитана есть друг. Молодой бурый медведь по имени Рррр. Такое, вот, незамысловатое имя. Гуляет сей красавец без цепей, намордников, живет не в клетке, а в каюте, причем, капитанской, а команда прекрасно знает, что предложи кто посадить Рррр на цепь, сам на цепи скорей и окажется.
Мишка умен, хотя никто не видел, чтоб Бьярн его дрессировал, и кажется, своего капитана понимает лучше многих людей.
Лизард
С разрешения мастера...

Имя персонажа: Фарро
Вид: жако, серый попугай.
Внешность:
Размером чуть крупнее вороны, шумный, крикливый, беспокойный и очень уважающий беспорядок. Смышленый, легкообучаемый и долгоживущий. Хвост короткий, почти в два раза меньше длины крыла. Окраска серо-чешуйчатая. Вокруг глаз, на лбу, нижней части брюха и подхвостье окраска светло-серая, почти белая, хвост ярко-красный, ноги чёрные.
Возраст: 11 лет.
Корабль, на котором есть желание плавать: "Снежная Королева"
Должность на корабле: говорящий попугай.
Краткая биография персонажа:
Фарро появился на свет в гнезде пары серых попугаев жако на далеком теплом материке. Был пойман еще птенцом, сменил несколько хозяев, в наследство от которых осталось звучное имя, выщипанные местами перья и обширный словарный запас. А вот ряд вредных привычек Фарро выработал совершенно самостоятельно.
Первым владельцем Фарро был старый морской волк Джон, урожденный друиденец. В отличие от большинства своих собратьев, бороздивших моря под черным флагом, он коротал старость на суше, а чтобы не было совсем тоскливо без моря, завел себе попугая. Именно ему Фарро обязан умением говорить и заочной любовью к морю. С Джоном они прожили семь лет, которые, несомненно, были самыми счастливыми в жизни попугая. Когда хозяин отошел к предкам, птиц попал в руки некоего сомнительного типа, который благополучно спродал его состоятельному любителю экзотики.
Попав в золоченую клетку, привыкший жить на свободе Фарро затосковал и замолк. К счастью, новый владелец быстро догадался, где кроется причина молчаливости птица и дал Фарро возможность свободно летать по огромному дому. Вот тут-то попугай и разошелся... Ни дня не проходило без жалоб слуг на "эту скверную птицу". Украсть кусок сахара у кухарки? Клюнуть в лоб дворецкого? С воплем "На аборррдажж!" обрушиться на горничную? Да пожалуйста! Хозяин терпел эту летучую напасть только потому, что жако - птица редкая, и деньги за заморское чудо немалые плачены. А через некоторое время в дом наведался купец с подарком: парочкой красавцев-неразлучников. Собеседники из новеньких оказались неважные - неразлучники настолько были увлечены друг другом, что до Арро им было ни малейшего дела. Да и хозяин ни с того ни с сего обозлился на шумного птица и снова загнал Фарро в клетку. Страшнее наказания нельзя было придумать. Но на этот раз попугай тосковал по утраченной воле недолго и при первом же подвернувшемся случае удрал, предварительно поставив на уши все поместье. О чем после не раз жалел.
Жизнь на улице оказалась тяжелой штукой. Вороны клевались, мелкие воробьи утаскивали из-под носа последние крошки, а мерзкие уличные мальчишки все время норовили ухватить за хвост. Но Фарро выжил и здесь.
Неизвестно, чем бы кончилась птичья жизнь, если бы однажды в поисках корма Фарро не залетел в порт. Там было людно, шумно и пахло морем. А на волнах качались гиганты-корабли. Совсем как в рассказах старого Джона... Рей одного из них попугай и облюбовал в качестве насеста. Так началась жизнь Фарро на борту "Снежной королевы".
Archy
Семь футов под килем и попутного ветра

Всем участникам продублирую в личку и/или аську.
По вопросам присоединения к приклу - писать мне или Хоме (координаты для связи есть в профиле)
Удачи и счастливого плавания.
V-Z
Вопрос к мастерскому составу...
А на каком, собственно, языке мы говорим? Поскольку родом персонажи из самых разных мест, как я вижу, но должен же быть некий общий язык?
И на это завязывается второй вопрос: а как отображать разные языки? Вот, к примеру, для Шарля родной язык - людовикийский. Предположим, он захочет вплести в речь какую-нибудь авалонскую поговорку... так сие писать по-английски или сочинять похоже звучащий язык. То же самое и с другими.
Меня этот вопрос живо интересует в силу специальности и предыдущего опыта морского отыгрыша.)
Сейден
Оу, мастера, а вы ещё продолжаете набор? Можно к вам попроситься? На борт флейта.
В роли Себастьяна Уильяма по прозвищу Ученик.
Теперь это неверный поданный Друидэна, бывший дипломированный доктор (хирург), прошедший путь от службы в королевском флоте, через кабацкие задворки и тропу самосовершенствования в гордые морские волки.
Ростом выше шести футов (ещё дюйм или два, впрочем, зависит от ветра, как он сам любит уточнять), цвет волос светлый, длина волос – немного не достают плеч, обычно стянуты в конский хвост за спиной. Ещё из их характеристик можно выделить некую непонятную привлекательность у женщин. Глаза серые, взгляд острый, черты лица скорее уж заострённые, но то ли при этом смазанные, то ли от них веет усталостью – поди разбери. Морская стезя сохранила ему такое чудо, как тонкие и чуткие пальцы и любовь к игре на струнных, взамен изрядно проехавшись шрамами и рубцами по груди, спине и рукам.
Питает искреннюю ненависть ко всем формам рабства, возможно поэтому немного насмешливо взирает на влюблённых. Склонен шутить над любовью. Втайне вздыхает по ночам по… одному обстоятельству.
На «Северном Ветре» выполняет обязанности всё того же плана, доктор, лекарь – кому как угоднее для сердца прозвание, - но во время абордажа или наземных операций на равне с абордажной командой занимается святыми морскими делами.
Мм, возраст, что-то между двадцатью и тридцатью. Сам Ученик подобные вопросы уточнять не любит. Кроме родного, знает ещё немного людовикский и (хорошо) идиоматический словарь голдландского.

Вот. Что-нибудь добавить/отнять надо?
Archy
Цитата(V-Z @ 22-02-2009, 0:23)
Вопрос к мастерскому составу...
А на каком, собственно, языке мы говорим? Поскольку родом персонажи из самых разных мест, как я вижу, но должен же быть некий общий язык?
И на это завязывается второй вопрос: а как отображать разные языки? Вот, к примеру, для Шарля родной язык - людовикийский. Предположим, он захочет вплести в речь какую-нибудь авалонскую поговорку... так сие писать по-английски или сочинять похоже звучащий язык. То же самое и с другими.
Меня этот вопрос живо интересует в силу специальности и предыдущего опыта морского отыгрыша.)
*



учитывая, что основа команды "Снежной Королевы" - взбунтовавшиеся друиденские матросы, то будем считать основным языком эскадры именно авалонский, однако, каждый игрок может для красоты отыгрыша вставлять цитаты на других языках, являющихся условно родными для персонажей. Не думаю, что стоит изобретать новый язык для прикла. А еще можно вставлять изречения, допустим, на нежно любимой мною латыни, ибо условный аналог Римской Империи у нас был и есть даже ее литературное и религиозное наследие.

Цитата(Сейден @ 22-02-2009, 1:48)
Оу, мастера, а вы ещё продолжаете набор? Можно к вам попроситься? На борт флейта.
В роли Себастьяна Уильяма по прозвищу Ученик.
Теперь это неверный поданный Друидэна, бывший дипломированный доктор (хирург), прошедший путь от службы в королевском флоте, через кабацкие задворки и тропу самосовершенствования в гордые морские волки.
Ростом выше шести футов (ещё дюйм или два, впрочем, зависит от ветра, как он сам любит уточнять), цвет волос светлый, длина волос – немного не достают плеч, обычно стянуты в конский хвост за спиной. Ещё из их характеристик можно выделить некую непонятную привлекательность у женщин. Глаза серые, взгляд острый, черты лица скорее уж заострённые, но то ли при этом смазанные, то ли от них веет усталостью – поди разбери. Морская стезя сохранила ему такое чудо, как тонкие и чуткие пальцы и любовь к игре на струнных, взамен изрядно проехавшись шрамами и рубцами по груди, спине и рукам.
Питает искреннюю ненависть ко всем формам рабства, возможно поэтому немного насмешливо взирает на влюблённых. Склонен шутить над любовью. Втайне вздыхает по ночам по… одному обстоятельству.
На «Северном Флейте» выполняет обязанности всё того же плана, доктор, лекарь – кому как угоднее для сердца прозвание, - но во время абордажа или наземных операций на равне с абордажной командой занимается святыми морскими делами.
Мм, возраст, что-то между двадцатью и тридцатью. Сам Ученик подобные вопросы уточнять не любит. Кроме родного, знает ещё немного людовикский и (хорошо) идиоматический словарь  голдландского.

Вот. Что-нибудь добавить/отнять надо?
*



Посчитано.
Только Флейт у нас "Северный ветер" smile.gif
сержант Ботари
- Мы, Смолетты, служим Короне с самого основания... - любил повторять сыну старый Джеймс Смолетт, сидя в кресле пере камином. А пращуры молчаливо подтверждали его слова, холодно и высокомерно глядя на Александра с многочисленных портретов, которыми были увешаны стены родового поместья. Правда, то ли из скромности, то ли еще по какой причине отец не говорил, что умерших от старости предков можно пересчитать по пальцам одной руки. Так что юный Александр никогда не задавался вопросом "А кем я стану, когда вырасту?".
Теперь, в свои неполные тридцать лет Александр мог уверенно сказать, что не ошибся, став офицером флота. Его двадцатипушечный фрегат "Неустрашимый" был хорошо известен как в Королевском флоте, так и в пиратской вольнице, но если в первом Смолетта ставили в пример, то вторые мечтали увидеть, как он пускает пузыри.
Итак, капитан флота Её Королевского Величества королевы Друидэна Александр Смолетт.
Возраст: 29 лет
Рост: 5 футов 10 дюймов,
Волосы: светлые, коротко стриженные.
Глаза: голубые
Холост.
Любимое блюдо: пиво.
Любимый вид спорта: охота за юбками.
tenno_de_loa
А можно еще успеть на поезд? Пардон, на корабль. Там место судового врача на втором судне вроде как свободно...

Имя: Рафаэль Фернанд-и-Мария Гарсия де Лорка, кабальеро Тревере, дон Рафаэль.

Внешность: Рито выглядит как молодой мужчина из разряда чуть-чуть за двадцать пять, хотя на самом деле ему 22. Среднего роста, тонкокостный, сух и поджар, как гончий пес, или поголодавший, но не оголодавший волк, расцветка у него тоже волчья: пепельно-серые вперемешку с черным волосы и янтарные глаза. Нетипичный цвет волос, который часто сходит за седой, его и старит, а еще серьезное, сосредоточенное выражение лица и мелкие морщинки, которые уже появляются на коже вокруг глаз. Правда, в самих глазах пляшут такие черти, что совершенно не верится, что их обладатель способен на что-либо серьезное. Рито всегда одевается чисто и опрятно, но это не похоже на попытку следить за собой, скорее на привычку из тех, с которыми люди сживаются и не мыслят себя без них. Спину, грудь бока и плечи Рафаэля примерно год назад были исполосованы кнутом, отчего у него, мягко говоря, остались шрамы.

Возраст: 22 года.

Класс: нет.

Тотем: тоже нет.

Характер: Рито очень серьезный человек, который очень любит шутить, дурачиться и страдать фигней. И к своим шуткам, дурачеству и фигне он относится очень серьезно, как к своему лекарскому искусству. Всегда спокойный, собранный и хладнокровный, Рафаэль твердо уверен в себе и обладает необычной силой воли, и, если хотите, харизмой. Он непредсказуем и в любой момент может выкинуть такое, от чего окружающие впадают буквально в ступор. Он привлекателен не только внешне, но и как целая, сложная и гармоничная личность. Но и напугать своим, буквально, ледяным спокойствием и "отмороженным" взглядом он может, и наслабо: были случаи, когда его подвыпившие противники резко трезвели и "сдавали назад" едва встретившись с ним глазами. Рито имеет свои принципы, на нарушение которых он не пойдет, и в которые не входит клятва Гиппократа: т.е. "Наших - в лазарет, ихних - за борт". ЖЕсток, впрочем, жесткость окружающие часто принимают за жестокость, безжалостен, как к себе, так и к другим. Язвителе и циничен, из-за чего часто производит впечатление человека гораздо более старшего, чем он есть на самом деле.

Биография: Рито родился в семье мелкопоместного кастильваньского дворянина, кабальеро. В детстве был ребенком шалопаистым избалованным и своевольным, но никогда не перегибал палку: его проделки были смешными, а не жестокими. Он рос как обычный ребенок: учился, перенимал семейную школу фехтования (для тех, кто смотрел "К бою!" и читал Дюма - да, это школа Лагардера), набирался разума. В четырнадцать лет чуть было не сбежал с труппой бродячих актров, был пойман, порот, и отправлен учиться сначала в монастырь, а потом в Университет.
Правда, отправляли его учиться на факультет истории, а поступил он на медицинский, самостоятельно сдав все положенные экзамены. Тогда же батюшка сказал ему: "Не одумаешься - урежу финансирование", на что Рито ответил: "Да можете вообще денег не присылать", и устроился на факультет живописи натурщиком.
Кое-как прожив и на "отлично" проучившись положенные пять лет в возрасте 21-го года Рито Университет покинул и нанялся помощником врача на какое-то корыто, которое именовалось кораблем только по недоразумению. Но у корыта было одно достоинство, перекрывавшее все его недостатки: оно шло на Архипелаг - т.е. как можно дальше от дома, в котором Рито на ждало ничего, кроме замшелых стен и сонных мух. А молодому человеку хотелось приключений.
И приключения не заставили себя ждать: на подходе к архипелагу корыто наскочило на пиратский корабль и было пущено ко дну, команда и пассажиры были частью убиты, частью ожидали в трюме своей очереди быть проданными в рабство. Рито же повезло меньше: пираты потеряли в одной из предыдущих стычек своего врача и "деликатно" попросили молодого человека попользовать их раненых товарищей. Рито, тогда еще не в меру импульсивный, честно сказал, куда они могут пойти, и обозленные пираты наверняка запороли бы его до смерти, если бы вовремя подошедшая "Королева" не объяснила им, кто в здешних водах хозяин.
Несколько дней Рито отходил, пока не решил на какой ему свет: на тот, или на этот, а потом быстро пошел на поправку. Память о ранах осталась у него в виде сетки неприятного вида рубцов оплетшей торс и плечи и способности сохранять спокойстви и невозмутимое выражение лица в любых обстоятельствах. А сам Рито остался на "Королеве" врачом - в благодарность за спасение.

И еще немного: Рафаэль не носит с собой оружия, только скальпель в футляре, о котором утверждает, что он отравлен - желающих проверить это утверждение пока не нашлось. Впрочем, справиться с противником Рито может и голыми руками: он сильнее, чем кажется на первый взгляд, а особенности семейной школы фехтования как раз и позволяют уклоняться от удаов, парировать их голыми руками, или вообще выхватить шпагу у противника из рук и молниеносно его заколоть.
Мара
Нагло пользуюсь своим знакомством с сомастером Хомой и выкладываю квенту на жрицу, наставницу послушниц на корабле.

Имя персонажа: Ванесса Мария Лурдес де Кавильян. Матушка Ванесса
Внешность: немолодая, серьезная дама плотного телосложения с аристократической внешностью. Высокий лоб, чуть вытянутое лицо, тонкие губы. Волосы молочного оттенка, но некоторые послушницы считают, что это страческая седина и матушке на самом деле около ста лет. Одета в свободную белую робу из тяжелой ткани с темно-синим кантом по краям рукавов и объемного капюшона.
Возраст: на вид лет тридцать или тридцать пять
Класс: целительница
Тотемный зверь: отсутствует
Корабль: видимо снежная королева
Должность на корабле: Наставница
Краткая биография персонажа:

Наставники не должны внушать страха или безмерной любви. И то и другое сильно мешает доносить до юных и по-детски наивных девушек все премудрости жизни. Все, что требовалось, это заслужить их внимание и веру в то, что все, что ты говоришь – правда.
Матушке Ванессе это удалось с первой попытки, без каких-либо педагогических ухищрений. Возможно, она действительно обладала даром располагать к себе людей, а может быть, все было гораздо проще.
Так или иначе, этого секрета послушницы так и не раскрыли.
Ванесса присматривала за послушницами так давно, что уже, казалось, сама не верила в то, что родилась не в храме, а пришла в него хрупкой девушкой, покинув богатую и уважаемую на архипелаге семью ради служения Гелатее. Злые языки шептали, что, не сумев посвятить себя мужчине, она от отчаянья решила посвятить себя богине. Но сплетни и слухи рано или поздно иссякли, оставшись только в нелепых и невероятных легендах про любовные похождения строгой наставницы, передающихся шепотом и под большим секретом. А сама матушка Ванесса старательно делала вид, что ничего не знает и ничего не замечает. Лишь из-под просторного капюшона длинной белой робы нет-нет да сверкала понимающая улыбка.
Kim
совместно с Archy

Имя: Мариэтта и Антуанетта
Внешность:
Рост 120 см
Вес: 26 кг
Волосы: пепельные длинные
Глаза: серые
Возраст: 9 лет
Класс: послушницы, специализация: предвидение.
Краткая биография персонажа:
Близняшки Мари и Ани постоянно прибывали в двух состояниях «задумываю шалость» и «воплощаю задуманную шалость». Иногда эти два состояния совпадали. Практически с первых дней в храме, они доводили до истерики всех, кто проявлял хоть малейшую слабину. При этом, маленьким бесятам практически всегда удавалось выйти сухими из воды. Старшие жрицы резонно полагали, что обе девочки, проявившие незаурядные способности к предвидению, просто живут сразу в нескольких вариантах будущего и постоянно выбирают самый благоприятный для себя исход событий. Пока удручало только то, что «благоприятный» в данном случае было «веселый» и «безопасный» для них самих.
О происхождении девочек известно печально мало. Просто одной холодной грозовой ночью кто-то оставил их под дверью храма и позвонил в колокольчик. Некоторые романтичные жрицы и послушницы верили, что девочки незаконнорожденные дочери какого-нибудь графа или герцога и бедной девушки, но достоверных сведений об их родственниках нет. Хотя девочки ухитряются извлекать для себя выгоду и из подобных «сопливых» историй.
Reylan
с мастерского разрешения)

Элис Батлер. Послушница.
Внешность: среднего роста, стройная, привлекательная, с темными вьющимися волосами, собранными на затылке, и карими глазами. Одета в платье послушницы.
Возраст: 19 лет
Специализация: целительство
Дочь состоятельного торговца из Друидэна.
Всю жизнь была для родителей послушной дочерью, а для сестер и братьев – тихоней, чьих мыслей и желаний, никто не знал, да, в общем, и не интересовался.
Однажды, когда семья посещала храм Галатеи, одна из жриц обратила на девушку, которой было четырнадцать лет, свое внимание. Однако у отца уже тогда были иные планы, и он не пожелал отдавать свою дочь в храм. Мнения же самой Элис никто не спрашивал. Год спустя к ней посватался обедневший, но титулованный аристократ, прельщенный приданым, а также красотой и скромностью девушки. Торговое семейство, в свою очередь, было весьма заинтересовано в новых деловых связях, которые сулил этот союз. Мнение Элис, разумеется, опять не спросили – от преданной и послушной дочери никто не ожидал возражений. Их и не последовало. Но за неделю до свадьбы девушка собрала свой скромный багаж и небольшое количество средств, которые удалось сэкономить из того, что выделялось ей на расходы, и тайно покинула родной дом.
То ли ее не очень усердно искали или простое везение поспособствовало тому, что сразу ее не обнаружили, а позже она уехала еще дальше от дома, сменив за четыре года несколько храмов.
Элис Батлер – имя, которое она назвала в своем первом храме. Настоящее ли оно – неизвестно.
Йоши Тамака
С дозволения мастеров, квента. =)

Имя: Диего Асеведо;
Прозвище: Рубака;
Национальность: Кастильванец;
Класс: нет;
Возраст: 25;
Внешность, характер, особенности: рост 186, худой. Темно-русые волосы до плеч зачесаны назад, лицо всегда чисто выбрито. Большинство движений (даже такие, как открывание двери или уборка со стола) кажутся отработанными до автоматизма - четкие, без резкости, ничего лишнего. Будто он постоянно настороже (а так и есть).
Когда Диего двигается, у большинства людей создается неприятное впечатление, что он вот-вот рванется в их сторону, выхватив сабли. Впрочем, когда он неподвижен, это впечатление усиливается еще больше. Самое неприятное в том, что такое впечатление имеет определенные основания: Диего и вправду может перейти в атаку в *любой* момент, совершенно неожиданно. Его манера держаться почти полностью стирает границу между боевой и небоевой обстановкой, он всегда пребывает в каком-то собственном, промежуточном состоянии. Впрочем, назвать Диего диким или постоянно напряженным нельзя: в любой обстановке он сохраняет спокойствие и даже непринужденность, что не мешает ему вызывать нервозность и паранойю одним своим присутствием. На самом деле, всё просто: Диего Асеведо не представляет своей жизни без сражений, причем именно сражений на клинках. Для этой цели в заспинных ножнах у него имеются две отличные легкие сабли, которые выхватываются оттуда практически мгновенно. Слабо изогнутый клинок с острым концом, приспособленный и для рубящих, и для колющих ударов, щиток на гарде, прикрывающий кисть, удобная рукоять.. Но и о том, что у врага может быть оружие дальнего боя, Диего не забывает. Так, как огнестрельного оружия он не признает ни в каком виде, через плечо у него всегда перекинут ремень с шестью метательными ножами. Одет он всегда в легкую черную куртку и штаны, на голове почти в любую погоду - черная шляпа с широкими полями поверх черного же платка. Черные сапоги с подбитым носком и пяткой прекрасно приспособлены для того, чтобы пинком отправлять за борт вражеских матроcов.
В поисках битв Диего и подался в пираты. Ничерта не понимает во всей этой фор-бом-брам-тарабарщине, что вполне компенсируется отвагой самого Диего и остротой его оружия.
Никому не доверяет до конца. Ну, или почти никому, за исключением своего постоянного спутника – громадного, лохматого, монстроподобного черного кота с незамысловатым именем Дьявол. Незамысловатым, но на редкость метким: это чудовище способно навести ужас на любого, особенно в ночное время. Безнаказанно таскает с камбуза продукты, хотя иногда вполне может и самостоятельно наловить рыбы, к тому же, прекрасно плавает. Именно так Диего и нашел кота – он попросту приплыл к кораблю посреди открытого моря. Свалился ли он в море с неба, спасся ли с тонущего корабля, или был выслан из преисподней за плохое поведение, так и осталось неизвестным (хотя наиболее вероятно, разумеется, последнее). Важно то, что этого кота, кажется, ничто не берет, ни стихия, ни зараза, ни даже выстрелы и клинки, от которых он умудряется уворачиваться, а если и получает пару царапин, то и те вскоре заживают. Если у обычных представителей его семейства всего девять жизней, то у этого – никак не меньше ста восьмидесяти одной. Еще одной странностью этого кота является то, что он глубоко чихать хотел на птиц в гастрономическом смысле, как и на всё летающее.

Корабль - "Снежная Королева".
Сэр Хантер
Не мое дело указывать - ибо не мастер. Могу только порекомендовать.
Народ, в игре три корабля. Для удобства и во избежание путаницы - почему бы не указывать локации? Типа: "Снежная Королева", палуба. "Северный Ветер", камбуз.
Спасибо, что прислушались.
Аленький
(с пинков и подсказок Хомы)

Имя: Идунн Эйнардоттер, жрица
Откуда родом: Земля Саг
Специальность: Прорицательница
Возраст: на вид около 25 лет
Внешность:
Высокая, золотоволосая с пронзительными карими глазами и строгим лицом. Пока она молчит кажется будто это строгая статуя, до того правильны и серьезны черты лица. Но стоит только заговорить красавице, как становится понятно что эта леди не так уж и мраморна.
Одета в белую жреческую робу с синей каймой по краям подола, рукавов и капюшона.
Биография:
Где была раньше и чем занималась эта женщина не знал никто. Однажды ее нашли на ступенях храма, одежда ее была так изодрана, что определить род занятий или что либо еще по ней было не возможно. Держалась незнакомка величаво, и очень скоро обнаружила дар провидицы, но кроме своего имени что-либо о себе сообщить отказалась, а спрашивать по второму разу в Храме не стали.
Archy
Неписи
// будет дополняться

Имя: Мистер Неймлес
Внешность: Мистер Неймлес был запоминающимся человеком. Хотя ни один из его собеседников или знакомцев не мог точно сказать, чем же на самом деле выделялся этот мужчина. Некоторые припоминали, что роста он был среднего, не толстый, но и не тонкий, бороды не носил, темные, почти черные, но с сединой на висках волосы небрежно зачесывал назад. Говорил тихо, но его поразительным образом слышали все, кто должен, даже в переполненной шумной припортовой таверне. Одежда его была аккуратной, в основном черной, отделанная вышивкой опять же черного цвета. При себе имел трость темного дерева с серебряным набалдашником.
Вот и сейчас, едва появившись в общем зале таверны, мистер Неймлес невольно стал центром всеобщего внимания. Сам он не замечал брошенных украдкой или открыто взглядов и шепотка за спиной с поистине царским пренебрежением к подобным мелочам. Внимательный взгляд его голубых глаз скользнул по присутствующим и остановился на столике, за которым приканчивали пиво два капитана.
Возраст: около 40
Класс: нет
Тотемный зверь /для следопытов/: нет
Корабль: Северный Ветер
Должность на корабле: пассажир

Имя: Большой Джим
Внешность: Высокий, грузный, дородный, лысеющий мужчина с недовольным выражением на красном лице. Все время ворчит на окружающих, смешно оттопыривая губу и надувая щеки. Взгляд его маленьких темных глаз обычно устремлен на то, что он готовит, а не на собеседника, за редким исключением. Когда он ничего не готовит, кок не знает куда деть руки, на что смотреть и что вообще делать. Вне камбуза чувствует себя не в своей тарелке.
Возраст: за 40
Класс+тотем: нет
Корабль: «Снежная Королева»
Должность: кок

Добавлено:

Имя: лейтенант Джеймс Старбек
Внешность:
Возраст: около 30
Корабль: "Неустрашимый"
Должность: командир абордажников

Имя: Четырехпалый Том
Внешность: невысокий, тучный, с проплешинами рыжих волос и неприятной бородавкой на правом крыле носа. На левой руке не хватает указательного пальца, за что и получил свое прозвище.
Возраст: за 40
Корабль: "Неустрашимый"
Должность: боцман

Добавлено:
Имя: Карл Джуллс
Внешность и особенности характера: Среднего роста, темноволосый, неприметный, мужчина. Внешне приятный, с тихим голосом. Умеет расположить к себе окружающих. Двигается медленно, во всем, что касается его работы очень аккуратен. Склонен к преувеличению опасности. Особой смелостью и решительностью не отличается.
Возраст: за 30
Корабль: "Неустрашимый"
Должность: Врач
Archy
Адмирала Чарльза "Виндиго" Трепнела теперь играет FennecZerda,
Если кто-то еще хочет покинуть прикл, уведомите, пожалуйста, мастеров в личку/аську, чтобы мы могли пришить решение о дальнейшей судьбе вашего персонажа
Хома
Возьму пример с Мява и начну пинаться в обсуждении smile.gif А то всё меня да меня, а я, может, тоже хочу smile.gif
Дорогие мои игроки. Не бойтесь, пинаться буду не сильно, но всё же надеюсь, что пинки вы почувствуете и прислушаетесь.
На данный момент ожидается пост от игрока Fennec Zerda об обеде у капитана "Снежной королевы" и выставлении, наконец, всех гостей обратно на палубу. А то засиделись, пора и честь знать. И сюжет двигать, да. Но Фенеку я напомню в аське, а то больно уж редко она на форуме появляется. А что дальше будет на пиратском линейнике, скажем позже.
Продолжаем разговор. А от игроков сержанта Ботари и Мессалины ожидается пост, содержащий беседу капитана с матушкой наставницей. Раз уж на корабле оказалась такая толпа целительниц, а у части команды резко возникли трудности с пищеварением, капитану логично будет привлечь жриц и послушниц к работе по специальности. Только целительниц, разумеется, прорицательницы мающимся животами матросам вряд ли помогут. Опосля чего, видимо, последует беседа наставницы с двумя милыми близняшками, так как она, наверное, догадается, чьих рук это дело. Больше-то, в общем, некому. Ну, может быть, для очистки совести наставница сначала поговорит с коком и убедится, что пища была свежая, и он тут не виноват. Кока могу отыграть я, может Арчи, может сержант Ботари, а может и сама Мессалина - как будет удобнее.
Ну и после душевного разговора близняшки будут высажены в лодку, которую возьмёт на буксир фрегат, как, собственно, давно и планировалось.
Вот всё это игрокам и предлагается отыграть по мере сил, возможности и желания. Но не очень затягивать, чтобы прикл снова не оказался на грани закрытия, простояв ещё месяц без новых постов.
Вот собственно и всё. Засим откланиваюсь и надеюсь, что просьбу мастеров игроки услышат (а мастер Арчи мысленно тоже здесь и тоже вас просит; просто она вышла на работу, и проблема с доступом к компу усугубились).
Всего хорошего и, надеюсь, до скорой встречи.
Хома
Здравствуйте, товарищи!
Да, это снова я - злой пинающийся мастер.
Что я вам хочу сказать.
Сложилось такое нехорошее впечатление, что все разбежались.
Потому убедительная просьба.
Пожалуйста.
Все ещё желающие участвовать в этом предприятии - отпишитесь мне в ПМ или аську в течение недели. До 20 ноября включительно.
К сожалению, у мастера Арчи некоторые проблемы с интернетом, посему пишите мне. Уж в аське-то я бываю каждый день. Она есть в профиле, если кто из игроков её не имеет. На форум стараюсь тоже заглядывать часто. Так что пишите и говорите.
Тех, кто участвовать больше не желает, тоже прошу об этом мне сообщить. Чтоб я был точно уверен.
Всем спасибо за внимание. Надеюсь, таковое здесь присутствовало.

P. S. А от игроков сержанта Ботари и Мессалины мастера всё ещё ждут пост. На всякий случай напоминаю: если не получается словиться в аське, можно перебрасываться ПМками. Если есть на то желание, разумеется.
Хома
Значит так.
Ещё раз спрашиваю ВСЕХ.
Вопрос номер раз
У кого ещё осталось желание играть в этом прикле? С теми будем играть.
Вопрос номер два
У кого желание играть пропало? С теми расстаёмся.
Ответить просьба ВСЕМ.
Мне в ПМ или аську.
Для тех, кто не смотрит обсуждение, продублирую в ПМ. На всякий случай продублирую всем.
Срок для ответа - две недели. Полагаю, за это время можно разок проверить если не обсуждение, то хотя бы почту.
Те, кто за это время никак не отреагируют, считаются отказавшимися от дальнейшего участия - чтоб персонажи не висели в непонятном состоянии, а можно было уже с ними что-то делать.
Итак, время пошло, жду ответов.

Добавлено:

Список свободных и занятых персонажей (будет пополняться):

Линейный корабль "Снежная королева":
Капитан: Чарльз "Виндиго" Трепнел - Fenec Zerda, временно мастерский непись
Абордажная команда:
командир абордажной команды Шарль-Реми Авеллье - V-Z
мастрос Хинеясу Осенний Шепот - свободен
матрос Лександ - свободен
матрос Симон Данс Каракатица - Хома
Рулевой: Улисс - бабка Гульда
Попугай Фарро - Лизард

Бывшая команда флейта "Северный ветер":
Капитан Бьярн «Крюк» Троймвальдсон - свободен
Боцман Хрольд Хрольвссон - SergK
Судовой врач Себастьян Уильям по прозвищу Ученик - Сейден
Канонир Добряк Бобби - свободен

Фрегат Флота Её Королевского Величества Маргариты I "Неустрашимый":
Капитан Александр Смолетт - сержант Ботари
Жрицы и послушницы:
жрица-целительница, наставница Ванесса Мария Лурдес де Кавильян - Мара
жрица-прорицательница Идунн Эйнардоттер - Аленький
послушницы-прорицательницы Мариэтта и Антуанетта - Kim и Archy
послушница Элис Батлер - Reylan
бывшая послушница Армель - Факел
Хома
Ну и очередная порция.
Дабы игровой процесс не портился неприятными инцидентами, мастерам вводятся следующие правила:

1. Если игрок тормозит отыгрыш других игроков или движение сюжета, мастера назначают ему срок написания поста (или совместки). Если игрок не успевает и не просит другой (но конкретный) срок, его персонаж отыгрывается в нужном эпизоде мастерами или назначенным ими игроком.

2. Если игрок без предупреждения и договора с мастерами относительно судьбы своего персонажа пропадает больше чем на месяц, персонаж может быть переведён в неписи, убит или отдан другому игроку. Постараемся всё же не убивать, но и такое может случиться.

3. Персонаж может быть убит. Не на пустом месте, а по логике сюжета и сложившейся игровой ситуации. И с предупреждением от мастеров. Но - может.
То же относится и к неписям. Они тем более могут погибнуть. Если мастерские - то и без предупреждения.

4. Объявления от мастеров будут выкладываться в обсуждении. Мастера будут стараться дублировать объявления в ПМ тем игрокам, кого они касаются, но делать этого они не обязаны. Потому обсуждение игры лучше читать, дабы не пропустить важную вам информацию.

Если кто-то из игроков не согласен с данными правилами, он может написать об этом в ПМ сразу обоим мастерам. Мы обсудим возникшие разногласия и постараемся найти компромисс, который будет выложен в обсуждении.
Согласие с правилами просьба тоже озвучить в ПМ или аське, здесь уже не обязательно обоим мастерам.
Промолчавшие будут считаться согласными.

P. S. Арчи, если у тебя появились добавления или поправки - я исправлю и дополню.

Жду комментариев.
Сэр Хантер
Смотрим Общие правила приключений:

6. Каждый участник должен описывать только свои действия и не пытаться действовать от лица других участников, кроме случаев, когда один из участников сам просит отыграть его персонажа.
Мастер имеет право, если участник длительное время не появляется и его персонаж важен для сюжета, сам отыграть этого персонажа, либо передать его другому участнику, сообщив пропавшему об этом ПМ.

9. Любой автор имеет право в любой момент вывести из игры любого персонажа, если это обусловлено сюжетом.

10. Если персонаж долго не появляется в Приключении, то автор вправе аккуратно вывести его из повествования на время (дабы он не "висел"), но так, чтобы персонаж мог потом легко войти в игру.

Комментарии, думаю, излишни.
Хома
Итак, товарищи, предлагаю вам взглянуть на выдержку из весьма познавательной книги Хельмута Ханке "На семи морях. Моряк, смерть и дьявол". Здесь описаны быт и условия жизни моряков, плававших на парусных кораблях в том числе и в интересующе нас время.
*все сноски я перенёс в текст, они даны в скобках после самого слова*

Если у кого возникнет желание - спроите у меня книгу, я вам пришлю в ворде.

Глава пятая. Когда корабли были деревянными клетками.

Танталовы муки землепроходцев пролетариев

Однажды мне встретился гамбургский шип.
На мачтах – мокрицы и плесенный гриб,
Обшивка гнилая, в ракушках корма.
Клопов полон кубрик, а камбуз – дерьма.
Червивое сало, с душком солонина,
А водка – с протухшей водой вполовину.
Там горе ползло за людьми по пятам…
Под стать кораблю был его капитан.
Один только он добровольно и плавал,
А всех остальных «зашанхаил» сам дьявол.

Кабестанная шэнти «Гамбургский четырехмачтовик»

Главной заботой на торговых судах всегда был груз, а на военных кораблях – абордажные солдаты и орудийная прислуга, оружие и снаряжение. Моряк был на втором месте. Это наследие времен галерного флота с удивительным постоянством сохранялось при всех общественных формациях – ив рабовладельческом обществе, и в эпоху феодализма, и при капитализме. Лишь во времена, когда рабочие завоевали себе определенные права, а на кораблях стала внедряться новейшая техника, моряк добился более гуманного обращения и сносных условий существования.
Крестный путь моряка начался с постоянно перегруженных гребных кораблей античного мира. Здесь простого моряка не только низвели до уровня машинного привода и посадили на цепь, как дикое животное, но еще вынудили при этом довольствоваться крайне ограниченным жизненным пространством. На жалком квадратном метре гребной банки он жил, работал и спал. Лишь после того, как весельный движитель был упразднен и торговые суда стали грузовыми парусниками с малочисленной, не состоящей более из рабов командой, судовладельцы задумались над вопросом, где размещать экипаж.
На судне имеется форпик – помещение, расположенное в носовой части, впереди фок мачты. Из за постоянной тряски и повышенной влажности размещать здесь грузы считается нецелесообразным. И вот это самое неуютное местечко на судне, где качка ощущается наиболее неприятным образом, где постоянно царит сырость, считалось, по мнению многих поколений судовладельцев, вполне подходящим местом для кубрика команды. Корабельные офицеры предпочитали расквартировываться на юте, свободном от подобных неудобств. С тех пор и стали называть матросов «парнями с бака», а офицеров – «ютовыми гостями».
«Квартира» моряка на протяжении тысячелетий неизменно оставалась убогой, душной, сырой и тесной. Деревянными тюрьмами наихудшего образца были и сравнительно небольшие корабли первооткрывателей. Это подтвердилось в 1893 году, когда достроенная на одной из испанских верфей каравелла – точная копия «Санта Марии» – повторила поход Колумба. Бортовая и килевая качка были настолько сильны, что матросы, находящиеся в форпике, не смогли сомкнуть глаз. Сон не приходил к ним, должно быть, еще и потому, что даже на обычном для Атлантики волнении мачты и деревянные крепления корпуса скрипели и стонали не переставая. Деревянная морская фея на носу корабля подпрыгивала и раскачивалась так резко, что даже хорошо закрепленные предметы обретали подвижность. Объяснялось это в основном коротким килем и глубокой осадкой судна. Кроме того, судостроители XVI века вряд ли всерьез задумывались над тем, что корабли должны были неделями, а часто и месяцами служить для людей одновременно и местом жительства. Нередко в треугольной клетке кубрике на баке не было даже коек. В часы отдыха «парни с бака» должны были укладываться в форпике на голых досках. Те, у кого не было с собой одеяла, укрывались лохмотьями старых парусов. Если позволяла погода и температура воздуха, матросы предпочитали этой затхлой пещере открытую палубу.
Большим достижением считалось, что экипажи Колумба научились у карибских индейцев делать гамаки, и на обратном пути матросы использовали их в качестве коек. И хотя впоследствии это индейское изобретение (вместе с его индейским названием) внедрили на всех военных флотах, оно еще долго считалось сомнительным нововведением. Постоянная болтанка на этих качелях доводила до морской болезни даже старых морских волков, ни разу не кормивших рыб содержимым своего желудка. При одновременной подвеске гамаков многочисленной команды в тесном помещении болтанка прекращалась, но малая высота форпика и перегруженного твиндека превратили гамаки в плетеные клетки. Пытающегося лечь поспать так сильно стискивали со всех сторон соседи, что он должен был обладать поистине змеиной гибкостью, чтобы просто забраться в свой гамак, не говоря уже о том, чтобы улечься в нем.
На английских линейных кораблях викторианской эпохи на каждого матроса и солдата морской пехоты для сна полагалось в среднем по одному квадратному метру. Наиболее скверным было то, что при сильной качке задраивались люки пушечных портов батарейной палубы. Атмосфера в низком, переполненном людьми помещении скоро становилась удушающей. В довершение всех бед иногда случалось, что от болтанки пушка срывалась со своего лафета и рыскала, как дикий зверь, по палубе, давя и калеча всех, кто попадался на ее пути.
На английских транспортных судах дело обстояло не лучше. «Нары были лишь для шести человек, – пишет Готфрид Зойме, проданный в 1780 году своим отчимом англичанам в качестве „пушечного мяса“. – Если на них ложились четверо, было уже тесно. Совершенно невозможно было ни повернуться, ни лечь на спину… Когда от долгого лежания на одном боку наши потные тела окончательно деревенели, правофланговый подавал команду перевернуться на другой бок».
Дурной репутацией матросские обиталища пользовались из за зловония и зараженности насекомыми. Из всех средств передвижения, какие когда либо существовали, килевое судно – от галеры до линейного корабля – было наиболее «благоуханным». Мореплаватель должен был обладать весьма тренированным носом. Снова и снова читаем мы об этом в путевых заметках моряков тех времен. Так было и на галерах, и на более поздних килевых судах. Корабли крестоносцев ходили главным образом под парусами, но и на них, сверх всякой меры набитых пилигримами, рыцарями и конями, запах был ничуть не лучше. В одном тогдашнем путевом бревиариуме (Бревиариум (лат.) – краткий обзор, памятка) каждому крестоносцу, вступающему на борт, рекомендовалось заранее позаботиться о каком либо сильном ароматическом средстве, чтобы отбить ожидавшее его там неописуемое зловоние. Еще много столетий спустя кораблям был присущ этот проникающий сквозь все переборки запах.
Все деревянные суда пропускали воду, которая скапливалась в трюмах и каждое утро откачивалась. Остатки протухшей трюмной воды испускали отвратительный, пронизывающий весь корабль смрад. Вся подводная часть корпуса для защиты от гниения и морских червей пропитывалась вонючей смесью из дегтя и серы. Еще более отвратительный запах имела краска для наружной обшивки из растертого в порошок древесного угля, сажи, сала, серы и смолы. Поверх этой краски наносилось затем покрытие из сосновой смолы или из древесного дегтя, смешанного с шерстью животных.
Таким же вызывающим зуд в носу составом пропитывались шпили, релинги, мачты и прочие палубные приспособления. Внутренняя поверхность днища корабля обрабатывалась свинцовыми белилами. Надводная часть корпуса покрывалась клеевой краской, в состав которой входили деготь, скипидар и воск. Даже бегучий такелаж регулярно смолили.
Повсюду на корабле обоняние раздражали запахи смолы и составленных на ее основе смесей, и испытывающему от всего этого отвращение моряку оставалась в утешение только песня, в которой говорится: «Смола, как противно пахнет она, друзья… Но плыть без нее кораблю по волнам нельзя».
Все это вместе с чадом кухни, вонью гальюнов и запахом тел немытых, живущих в антисанитарных условиях людей смешивалось на корабле в один ударяющий в нос, одурманивающий букет. Но самым плохим было то, что утомленные люди не всегда чувствовали себя в тесном форпике главными «квартиросъемщиками». Кубрики кишели клопами, черными и рыжими тараканами, блохами и крысами. Это было неизбежным следствием антисанитарных условий на корабле и ставшей нарицательной неряшливости моряков.
На атаки этой дьявольской оравы «безбилетных пассажиров» жалуются все летописцы трансокеанских плаваний – от Пигафетты до Мелвилла. «Не они жили среди нас, а мы среди них». Крысы были настолько дерзки, что забирались даже в самые, казалось бы, недоступные уголки, где моряки хранили сахар и другие ценные припасы. Если они не находили ничего съестного, то, случалось, обгрызали у спящих пальцы на ногах. Усмирить и укротить их мог лишь организованный вооруженный отпор со стороны жителей кубрика. На китобойце «Джулия» охота на крыс довела матросов до изнеможения, и они смирились, поскольку бедствию этому не предвиделось конца. «Подобно ручной мыши Тренка (Фридрих Тренк (1726–1794) – немецкий авантюрист, просидевший девять лет в одиночном заключении закованным в кандалы), ничуть не боявшейся людей, они стояли в норах и смотрели на вас, как старый дедушка с порога своего дома. Нередко они бросались на нас и принимались грызть нашу еду», – пишет Г. Мелвилл.
Но и там, где экипажи вели более решительную войну против докучливых приживальщиков, одержать победу было невозможно. Не помогали никакие меры. Казалось, что вместо каждой убитой крысы появлялись две новые. Кроме того, длиннохвостые грызуны были постоянно настороже и обманывали охотников столь ловко, что те вынуждены были в конце концов прекращать безрезультатные боевые действия.
Было только два радикальных средства против этих паразитов: кораблекрушение или жажда. Но какой матрос мог желать этого? Ведь в таком случае вопрос шел и о его собственной жизни. Если с водой становилось туго, крысы от жажды делались бешеными. Они устремлялись на штурм охраняемых сосудов с водой и истреблялись здесь целыми стаями.
Медаль оборачивалась другой стороной, если на корабле начинался голод. Происходила переоценка ценностей: крысы из ненавистной напасти превращались в вожделенную драгоценность. Они казались голодающим вкуснее, чем нежнейшее телячье жаркое. Не только во время тихоокеанской одиссеи Магеллана дохлая крыса ценилась на вес золота. И в другие времена случалось, что отвратительные твари становились местной валютой.
В литературе достаточно широко описаны условия жизни многих поколений матросов. Наиболее реалистическое и впечатляющее изображение матросского кубрика дает Г. Мелвилл в «Ому»: «Все судно находилось в крайне ветхом состоянии, а кубрик и вовсе напоминал старое гниющее дупло. Дерево везде было сырое и заплесневелое, а местами мягкое, ноздреватое. Больше того, все оно было безжалостно искромсано и изрублено, ибо кок нередко пользовался для растопки щепками, отколотыми от битенгов и бимсов. Наверху в покрытых копотью карлингсах тут и там виднелись глубокие дыры, прожженные забавы ради какими то пьяными матросами во время одного из прежних плаваний.
В кубрик спускались по доске, на которой были набиты две поперечные планки; люк представлял собой простую дыру в палубе. Никакого приспособления для задраивания люка на случай необходимости не имелось, а просмоленный парус, которым его прикрывали, давал лишь слабую защиту от брызг, перелетавших через фальшборт. Поэтому при малейшем ветре в кубрике было ужасно мокро. Во время же шквала вода врывалась туда потоками, подобно водопаду, растекаясь кругом, а затем всплескивалась вверх между сундуками, словно струи фонтанов.
Расположенное в носовой части корабля, это чудесное жилье имеет треугольную форму и обычно оборудовано грубо сколоченными двухъярусными койками. На «Джулии» они были в самом плачевном состоянии, настоящие калеки, часть которых почти полностью разобрали для починки остальных; по одному борту их уцелело только две. Впрочем, большинство матросов относилось довольно равнодушно к тому, есть ли у них койка или нет: все равно, не имея постельных принадлежностей, они могли на нее класть только самих себя.
Доски своего ложа я застелил старой парусиной и всяким тряпьем, какое мне удалось разыскать. Подушкой служил чурбан, обернутый рваной фланелевой рубахой. Это несколько облегчало участь моих костей во время качки.
Кое где разобранные деревянные койки были заменены подвесными, сшитыми из старых парусов, но они раскачивались в пределах столь ограниченного пространства, что спать в них доставляло очень мало удовольствия.
Общим видом кубрик напоминал темницу, и там было исключительно грязно. Прежде всего от палубы до палубы он имел меньше пяти футов, и даже в это пространство вторгались две толстые поперечные балки, скреплявшие корпус судна, и матросские сундуки, через которые при необходимости приходилось переползать, если вы куда нибудь направлялись. В часы трапез, а особенно во время дружеских послеобеденных бесед мы рассаживались на сундуках, словно артель портных.
Посередине проходили две квадратные деревянные колонны, называемые у кораблестроителей бушпритными битенгами. Они отстояли друг от друга примерно на фут, а между ними, подвешенный к ржавой цепи, покачивался фонарь, горевший день и ночь и постоянно отбрасывавший две длинные темные тени. Ниже между битенгами был устроен шкаф или матросская кладовая, которая содержалась в чудовищном беспорядке и время от времени требовала основательной чистки и обкуривания».
Важнейшими предметами обстановки этого нищенского жилья были морские сундуки, в которых хранились матросские пожитки. Чтобы эти сундуки, служившие одновременно для сидения, не ползали туда и сюда во время качки, в их днища вделывались крючки. Для придания большей устойчивости и предотвращения опрокидывания нижняя их часть была более широкой, чем верхняя. Хорошие морские сундуки изготовлялись на шпунтах и были водонепроницаемы. Пожалуй, не было сундука, в котором отсутствовала бы Библия или молитвенник, хотя хозяева зачастую ни разу их не раскрывали. Верили, что само наличие Библии уже гарантирует счастливое плавание. Матери и жены моряков почти всегда клали в их сундуки кусок хлеба своей выпечки или мешочек с горстью родной земли.
Выразительное описание морского сундука дает Стивенсон в «Острове сокровищ». Когда старый сквернослов – бывший капитан, поселившийся в гостинице «Адмирал Бенбоу», испустил дух, решено было открыть его таинственный сундук. «На нас пахнуло крепким запахом табака и дегтя. Прежде всего мы увидели новый, старательно выутюженный костюм… Подняв костюм, мы нашли кучу самых разнообразных предметов: квадрант, оловянную кружку, несколько кусков табаку, две пары изящных пистолетов, слиток серебра, старинные испанские часы, несколько безделушек, не слишком ценных, но преимущественно заграничного производства, пару компасов в медной оправе и пять или шесть раковин из Вест Индии… На самом дне лежал старый морской плащ, побелевший от соленой воды, а под ним мы увидели последние вещи, лежавшие в сундуке: завернутый в клеенку пакет, вроде пачки бумаг, и холщовый мешок, в котором, судя по звону, было золото».
Игнорирование того факта, что матросы – тоже люди, продолжалось у судостроителей даже в эпоху строительства паровых судов. Вследствие растущей конкуренции во второй половине XIX века судовладельцы вынуждены были больше заботиться о комфорте для пассажиров, были даже оборудованы спальные места. А помещение команды в течение десятилетий по прежнему оставалось глухой, тесной и мрачной темницей. Пассажиры и груз были всем, матросы – лишь рабочими руками. Их так и называли – «палубные руки». Еще в 20 х годах нашего столетия ютились они в кубриках хлевах, подобных тому, что был на «Йорикки» – «корабле смерти» Б. Травена. Правда, здесь они уже обеспечивались койками, однако до соломенных тюфяков, матрасов, подушек и одеял дело так и не дошло.
В большинстве описаний морских путешествий авторы умышленно обходят молчанием одну тему – гигиену «парней с бака». Санитарные условия на корабле в течение столетий вызывали едкую усмешку каждого бытописателя. Правда, по корабельным правилам швабрить палубу всегда считалось совершенно необходимым, хотя бы для того, чтобы люди не болтались без дела. Однако мытье людей на корабле долгое время считалось занятием предосудительным. На галерах оно просто было запрещено, так как корабельное начальство боялось, что руки гребцов потрескаются от соленой воды и тем самым будет причинен ущерб «мотору», движущему весла.
На морских парусниках пресной воды всегда было в обрез. Использование ее для мытья расценивалось как преступление. Можно было только ежедневно слегка смачивать ею горло. В конце концов на кораблях восторжествовало мнение, что коль скоро морская вода не годится для питья, то она не подходит и для мытья тела. Ведь доказано, что солнце и ветер могут быть вредны огрубевшей коже лишь в том случае, если она обезжирена.
Во всяком случае редко кто из морских волков склонялся к идее помыться из ведра морской водой. Моряки вообще долгое время считались страдающими водобоязнью, поскольку они категорически отвергали купание в море и зачастую вовсе не умели плавать. От тех времен до наших дней сохранилась широко распространенная на многих судах примета: чистка зубов раздражает Нептуна.
Поскольку для бритья тоже нужна вода, отказались и от бритья. Тем более что на это не хватало и времени. Вот почему нигде бороды не разрастались столь роскошно, как на море.
Эти немытые и небритые люди ни днем, ни ночью не снимали своей робы. Она отмывалась немного лишь под проливным дождем на палубе во время выполнения срочных работ, таких, как замена поломанного рангоута или починка разорванного на куски паруса.
Лишь Джеймс Кук, очень много сделавший для улучшения условий жизни на корабле, впервые сумел провести кое какие мероприятия по гигиене команды, что наряду с нововведениями в продовольственном снабжении решительно повлияло на снижение смертности среди его моряков. Одним из этих мероприятий было регулярное проветривание и приборка помещений команды. Кроме того, он дал людям возможность менять иногда одежду и разрешил использовать для просушки вещей большой корабельный камбуз с кирпичной печью.
Долгое время камнем преткновения были так называемые укромные местечки. Жизнь на море более благоприятна в смысле обмена продуктами диссимиляции с природой, чем жизнь на берегу. На кораблях нет помоек и ям для нечистот. Все идет прямо за борт. Искони для отправления нужды мореход усаживался на релингах, крепко держась за ванты. Случалось при этом иной раз, что люди срывались за борт. Поэтому испанцы в эпоху Великих географических открытий ввели на своих кораблях специальный стульчак, который подвешивался над релингами. Пользование этим открытым воздушным клозетом требовало мужества и ловкости. К тому же сидящий на стульчаке служил мишенью для насмешек своих неотесанных приятелей. В конце концов на кораблях стали строить отхожие места. Отдельно для команды и для офицеров. Их конструкция основывалась на принципе свободного падения. Отверстия выходили непосредственно в пространство под кораблем, и пользование этими гальюнами в штормовую погоду большого удовольствия не доставляло.
Не менее печальной славой пользовался зачастую и камбуз – корабельная кухня. «Комната страха» – таково было одно из названий, данных ему матросами, поскольку камбуз поистине представлял собой царство скверны.
Сооружение камбуза на корабле – затея сравнительно недавняя. В течение тысячелетий о нем не имели и понятия. Ведь пока господствовало плавание близ берегов (а в Европе так было вплоть до наступления эпохи Великих географических открытий), положено было каждый вечер приставать к берегу, где команде выдавался хлеб на ужин и завтрак. Исключения лишь подтверждают общее правило. На некоторых кораблях, конечно, уже и тогда могли быть небольшие кухоньки. О нефах крестоносцев говорится, что капитан и пассажиры высоких рангов столовались там на серебряной посуде. Надо полагать, что речь идет при этом о вареной, копченой или жареной пище. Остальные пассажиры довольствовались на обед лишь жидкой похлебкой, а вечером получали в придачу вино. Впрочем, им предоставлялись широкие возможности самообеспечения пищей.
Поразительно, что кока и камбуза не было и на судах Колумба. Ежедневной раздачей пищи, состоящей главным образом из сухого пайка: вяленого мяса, сала, сухарей, сыра, масла, вина, коринки (мелкого, черного, сушеного винограда) и других продуктов, занимались провиантмейстер, называемый также засольщиком, и баталер, ведающий бочонками с водой, вином и бренди.
Сухари были основной пищей на парусниках: на корабле не было печей для выпечки хлеба, а свежий хлеб быстро портился. Ломти сухарей зачастую были так тверды, что их едва удавалось разбить молотком. В зависимости от муки, используемой для их изготовления, сухари различались по виду и по вкусу. Английские были светлыми, так как выпекались из пшеницы и кукурузы. Моряки поговаривали, что в тесто подмешивалась также и мука из каштанов. Шведский «хрустящий хлеб» за свою твердость и конфигурацию – круг с дыркой посередине – получил название «оселок». Немецкие «кналлеры» («трескуны») выпекались из ржи и были излюбленным сортом сухарей у моряков.
Кроме того, имелись также особые, так называемые корабельные, сухари. Их называли также бисквитами, что по французски означает: «печенные дважды».
Высушенное до предела, жесткое печиво, годами хранящееся на берегу в наших широтах, на корабле под действием постоянной сырости быстро плесневело или поражалось червями, невзирая на то, что держали сухари в больших жестяных банках или в плотно закрывающихся хлебных кладовках. От червей избавлялись путем повторного печения или размачивания.
Чтобы внести некоторое разнообразие в приевшуюся пищу, матросы растирали сухари в крошки, смешивали их с салом и сахаром и разбавляли все это водой. Получалось сладкое кушанье, название которому дали довольно диковинное – «собачье пирожное».
Первоначально на корабле редко варили пищу. Чтобы ежедневно выдавать на обед хоть немного горячей еды, на кораблях первооткрывателей был сооружен открытый очаг с кирпичным подом, засыпанным песком. В гигантском котле, подвешенном над ним, варилось одно блюдо из гороха, чечевицы, перловки, бобов, риса – китайской пищи или проса и солонины. Проваривалось как следует это кушанье довольно редко.
Команда была разделена по бачкам. Во главе каждой такой группы был бачковой. Он получал для своего подразделения недельный рацион пищи и ежедневно к обеду выделял каждому соответствующую долю. Он же отвечал за варку обеда для своей группы.
Создание камбуза нисколько не улучшило качества пищевого довольствия. Посередине этого зловонного помещения стояла кирпичная плита, вокруг которой ходили по посыпанной песком дорожке. На остальной площади размещались грубо сколоченные кухонные столы, колоды для рубки дров и разделки мяса, бочки и баки, котлы, полки с горшками, поленницы дров, мешки и другие кухонные атрибуты. Все это настолько загромождало камбуз, что кок едва мог там повернуться.
В подавляющем большинстве случаев и на камбузе для команды также готовили всего одно блюдо. Иное решение проблемы довольствия столь большого числа людей при таких малых возможностях кухни было немыслимо.
Кок на парусном корабле был фигурой одиозной. Пренебрежение к нему выражалось множеством «нежных» прозвищ. Камбузный жеребец, отбивной адмирал, ветчинный принц, сальная тряпка, кастрюльный комендант – вот далеко не самые неблагозвучные названия из этого перечня. Это отражено и в тексте шэнти «Самый лучший кок», где в уста корабельному коку вложена следующая автохарактеристика:

Я полощу горшки водичкой,
Как нам велит морской обычай.
Но чтоб барыш себе добыть,
Стремлюсь я жир с краев не смыть.

В этих четырех строчках указывается на два характерных свойства большинства коков: на их физическую и нравственную нечистоплотность. Как правило, они ходили в засаленной одежде, нередко были капитанскими осведомителями, постоянно сидели в тепле, утаивали для себя и своих любимчиков лакомые кусочки, а пищу для экипажа готовили кое как.
К малопочтенным открытиям в их творчестве на ниве кулинарии относится так называемый потаж – похлебка, которая варилась из объедков и кухонных отходов – от рыбьих хвостов до обглоданных костей, собираемых в течение нескольких дней и запускаемых в один котел. Их делом было и составление таких не блещущих разнообразием недельных меню, в соответствии с которыми один день готовился горох с солониной, на другой – солонина с горохом, а потом все повторялось сначала. Горох, словно галька, с грохотом перекатывался в тепловатой воде.
Мир океанских парусников – это мир мужчин. Женщину на камбузе «парни с бака» отвергали исключительно по той причине, что ее присутствие на борту приносит несчастье. Мужчина же, манипулирующий котлами и сковородками и при этом необычайно болтливый, должен был выглядеть там воплощением качеств, недостойных мужчины. В оправдание судовых «кулинаров» следует, правда, заметить, что при такой работе и в таких условиях в характере любого, даже самого мужественного, мужчины в конце концов проявились бы женские черты.
С течением времени кок на корабле приобрел уважение. Нынче камбуз стал своего рода корабельной базарной площадью, где господствует мнимая свобода. Здесь иной раз можно покритиковать капитана, не опасаясь быть притянутым к ответу. Те, кто дружат с коком, могут здесь за внеочередной чашкой кофе или бульона немного рассеяться от скуки корабельной жизни.
Но прежде, как уже говорилось, все было по другому. Зачастую коками нанимали негров. В большинстве случаев это были добродушные парни, и команда, при всем своем озлоблении против всего относящегося к камбузу, была к ним снисходительна. Но и черные коки не были застрахованы от злых шуток матросов.
Иной раз кто нибудь, улучив момент, бросал сапог в офицерский котел с чаем или подсовывал несколько обсыпанных сахаром смоляных шариков в тесто, предназначенное для капитанских оладий.
Нередко еще больше, чем кока, бачковая команда ненавидела своих же «артельщиков» – бачковых. Всю недельную долю продовольствия, полагающегося на бачок, они хранили в запертых шкафах. Ежедневная доля мяса с привязанной на шнурке биркой, свидетельствующей о принадлежности к данному бачку, опускалась на камбузе в большой медный котел с кипящей водой. Сюда же закладывались мясные доли всех других бачков. Через определенное время кок доставал их из бульона вилами. Перед обедом бачковой получал мясо и на куске парусины, расстеленном на палубе, делил его на порции. Эта процедура вечно вызывала обиды и нарекания, хотя разрезать мясо на совершенно одинаковые куски, с точностью до грамма, было, конечно, при всем желании невозможно.
Постоянные раздоры возникали и при дележе других продуктов. Одни желали получать сахар понемногу во время каждого приема пищи. Другие предпочитали получать весь свой недельный паек сахара сразу, по воскресеньям, не признавая иных мнений на сей счет. Как же мог бачковой, обремененный огромным количеством посудин с продуктами, удовлетворить все эти требования! Единственное, что он мог, – это оставаться честным малым. Но все равно всегда находились обжоры, утверждающие, что их бачковой наживается на махинациях с продуктами.
Разногласия возникали и из за пудинга – излюбленной пищи на корабле. Бачковой приготавливал тесто из выданной старшим коком муки, сахара, изюма и топленого сала, замешанных на воде. Затем это тесто закладывалось в парусиновую сумку. Сумку завязывали, прикрепляли к ней опознавательную бирку и вместе с пудинговыми сумками других бачков опускали в большой камбузный котел.
Должность бачкового была сменной, с таким расчетом, чтобы каждый некоторое время исполнял эти обязанности. Случалось, что иной раз пудинг не удавался. Тогда начиналась заваруха! Чтобы уберечься от колкостей, а то и от рукоприкладства сотоварищей по бачку, виновник несчастья считал в этом случае наиболее уместным для себя «подать в отставку».
Горячая пища на торговых парусниках доставлялась с камбуза в помещение команды в больших бачках. Мисок на кораблях очень часто не имелось, поэтому во время еды каждый поочередно запускал ложку прямо в общий бачок. Ссоры возникали главным образом из за того, что кто то вылавливал вдруг кусок мяса побольше (если только оно вообще было съедобным!). Тот, кто не выдерживал ритма и черпал из бачка слишком рано, получал ложкой по пальцам. «Это напоминало свиней, сгрудившихся у корыта», – комментирует Травен ход обеда в помещении команды на «Йорикки». А ведь «Йорикки» был не парусником, а грузовым судном, приводимым в движение паром… Даже в век пара сохранялись еще на море эти варварские нравы!
Скверное качество еды – вот что в течение столетий превращало плавание в ад. Такое положение объясняется многими причинами. Во первых, чаще всего команда получала дешевые и не совсем доброкачественные продукты. Сказанное распространяется не только на солонину и бобы. Иногда не все было в порядке и с питьевой водой, доставляемой на корабль в портовых городах. Воду набирали прямо из речек или доставали из колодцев, не проверив предварительно ее качество. Во вторых, единственным средством консервирования таких скоропортящихся продуктов, как мясо и сало, была соль. Пересоленное мясо было почти несъедобным, тем более что из за ограниченного количества воды на корабле его не удавалось вымочить в достаточной степени. Помимо этого в дальнем плавании, особенно в тропических широтах, качество мяса снижалось также и из за жары.
Солонина в бочках приобретала своеобразный цвет красного дерева с прожелтью, а при дальнейшем хранении – коричневато зеленоватый; от нее шел натуральный трупный дух. Впоследствии, когда появились консервы, матросы называли волокнистую говядину из банок «каболка» (Каболка – нить, свитая из волокон пеньки. Из каболки вьются пряди, а из прядей – тросы) или «дохлый француз».
Не менее основательные превращения происходили и с питьевой водой. Они начинались уже через несколько недель после выхода в море. С каждым месяцем плавания вода становилась все более густой и вонючей. В дальнейшем деревянные водяные цистерны были заменены железными. Однако до сих пор вода на корабле считается ценностью: человек может неделю, а то и больше преодолевать голод, но ежедневно должен выпивать некоторый минимум воды. В течение столетий из за пресной воды пути в океане были такими же опасными, как караванные тропы в пустыне, хотя под ногами мореплавателя был не хрустящий песок, а толща воды, достигающая порой нескольких тысяч метров. Моряка можно уподобить Танталу, который стоял по горло в воде и тем не менее не мог утолить свою жажду.
Легенда утверждает, что море стало соленым от слез, пролитых людьми за земную жизнь. Высокий процент соли делает морскую воду почти полностью непригодной для питья. Употребляемая в малых количествах, она полезна. Даже живительна и целебна. Старые морские волки знают это и в долгом плавании разбавляют свое питье на одну треть морской водой. Так поступал и Тур Хейердал во время своего путешествия на «Кон Тики» по Тихому океану.
Но положительное воздействие соленой воды оборачивается своей противоположностью, если жаждущий с жадностью и в большой дозе выпьет этого «морского вина». Грандиозная авантюра пересадки жизни из ее колыбели – моря в совершенно иную жизненную сферу – на твердую землю произошла слишком давно для того, чтобы человеческий организм мог переносить большие дозы морской воды без опасности для жизни.
Небрежное приготовление пищи на грязном камбузе с самого начала отбивало всякий аппетит у «парней с бака». Правда, вину за подобное положение дел нельзя сваливать на одного кока. У него просто напросто не было кухонной посуды для ежедневного обеспечения такого количества людей разнообразной, вкусной пищей. Камбузный котел всегда был занят очередной стряпней. И если в нем на обед готовили мясо с бобами, то вечерняя коричневая бурда, именуемая чаем, неизбежно имела привкус мясного бульона. Впрочем, это сходство дополнялось и плавающими в ней кружочками жира. Физически невозможно было за время между обедом и вечерним чаем отчистить гигантский котел. Отвратительный вкус, однообразие и низкое качество пищи лишали аппетита даже самых невзыскательных и голодных едоков. Еще хуже были муки жажды, вызываемой ежедневным употреблением в пищу солонины и твердокаменных сухарей и делающейся все нестерпимее из за строгого соблюдения водного рациона.
Однообразие пищи влекло за собой серьезные последствия. Оно угрожало здоровью и жизни моряков. В дальних плаваниях под парусами особенно разрушительно действовал на людей недостаток витамина С. Он приводил к цинге. Кровоточили десны, шатались зубы. В конце концов вся полость рта превращалась в сплошную рану, а тело покрывалось гнойниками. Моряки не могли жевать и глотать и буквально умирали от голода.
Нередко от цинги страдали почти три четверти экипажа, и кок должен был придумывать такие блюда, чтобы их можно было есть даже с расшатанными зубами и распухшими деснами. Тогда и возникло профессиональное матросское кушанье «лабскаус» – мелко рубленная вареная солонина, смешанная с перемолотыми солеными селедками и истолченная затем в жиденькую, сдобренную перцем кашицу. Этот «мусс» могли глотать даже тяжелобольные. Немало матросов обязаны ему жизнью. Само название «лабскаус» пошло от норвежцев и дословно означает: «легкоглотаемое».
Рецептура лабскауса с течением времени менялась, и в более поздних плаваниях в него стали добавлять также лук, соленые огурцы и картофель.
Лишь значительно позднее врачи открыли, что цинга вызывается отсутствием в корабельном рационе свежих овощей и фруктов. Ростокский обер фельдфебель Карл Фридрих Беренс, который в должности командира отряда морской пехоты сопровождал в 1721 году голландца Роггевена (Якоб Роггевен (1659–1729) – голландский мореплаватель. В 1721–1723 гг. во главе экспедиции совершил кругосветное плавание в поисках легендарной Южной земли. Во время плавания открыты острова Пасхи, Товарищества, Соломоновы, Туамоту и Ява. Антарктиду Рог гевену найти не удалось) в его плавании в Южные моря, в своих воспоминаниях об этом путешествии, получивших название «Испытанный южанин», отмечает, между прочим, следующее: «Эту жалкую жизнь не описать пером. На кораблях воняло больными и мертвецами. Заболеть можно было уже от одного запаха. Больные жалобно стонали и кричали. Безучастным к этому не остался бы даже камень. Одни настолько отощали и сморщились от цинги, что являли собой зримый облик смерти. Эти люди умирали, угасая тихо, как свечки. Другие, наоборот, были распухшими и отекшими. Эти перед смертью начинали буйствовать. Кое у кого был кровавый понос… Много было и страдающих от психических расстройств. Здесь не помогли бы никакие лекарства, кроме свежей пищи, как мясной, так и растительной – зелени, фруктов, брюквы и других овощей… Цинга была у каждого из нас. Мои зубы почти полностью оголились от десен, а сами десны распухли в палец толщиной. На руках и на теле появились желваки величиной больше лесного ореха».
Лишь большие потери в людях на кораблях британского военного флота заставили прибегнуть к поискам профилактических мероприятий. Английские военно морские врачи Линд и Прингл, узнав из старинных норманнских источников, что еще викинги имели обыкновение брать с собой в дальние походы кислую капусту, настоятельно рекомендовали британскому Адмиралтейству включить в корабельный продовольственный рацион квашеные овощи.
Однако оказалось, что наличие на корабле, отправляющемся в дальнее плавание, бочек с кислой капустой еще далеко не решало проблемы. Это подтвердили экспедиции Байрона и Уоллиса и первое кругосветное плавание Кука. Цинге объявлялся шах лишь в том случае, если это профилактическое средство употреблялось в пищу регулярно, в качестве ежедневной закуски. Однако создавалось впечатление, что английские матросы предпочитают лучше погибнуть от цинги, чем взять в рот квашеную капусту. Ни разъяснения, ни добрые слова не помогали.
Тогда во время своего второго путешествия Кук избрал иную тактику. Он распорядился к каждому обеду демонстративно приносить для офицеров с камбуза в кают компанию большое блюдо кислой капусты. Камбузный юнга получил указание носить это блюдо к «ютовым гостям» ничем не прикрытым, держа его перед собой на вытянутой руке, чтобы привлечь внимание обитателей бака. Все, что получали офицеры, казалось простым матросам значительно лучше и вкуснее того, чем кормили остальной экипаж. Впрочем, в большинстве случаев так и было. Подобный трюк с кислой капустой немедленно произвел в умах матросов соответствующую переоценку ее достоинств, и «парни с бака» охотно начали ее есть. Кук возвратился из своего второго кругосветного плавания, не имея ни единого случая смерти от цинги.
Все значение этого успеха можно оценить, если учесть, что еще в XVIII столетии потери экипажа от цинги составляли на кораблях дальнего плавания от 30 до 50 процентов.
Но кислая капуста отнюдь не была похожа на целебные пилюли. При ежедневном употреблении она быстро надоедала и вызывала у моряков не меньшее отвращение, чем солонина. Зато свежие овощи и свежее мясо творили чудеса: цинготные больные поправлялись за несколько недель. Это понимал еще Генрих Мореплаватель, приказавший завезти на некоторые необитаемые острова в Атлантике полезных животных, которые во время плаваний могли бы пойти в пищу его матросам.
Этот замысел подхватили позднее мореплаватели других наций. На островах и побережьях стали создавать базы свежего продовольствия. Нынешний общественный парк возле Кейптауна обязан своим возникновением овощным плантациям, основанным здесь голландцами в конце XVIII века для снабжения своих индийских экспедиций. Атлантический остров Святой Елены, на котором впоследствии жил в изгнании Наполеон, еще в 1502 году служил португальцам овощной базой. Позднее, в 1563 году, этим опорным пунктом с теми же целями завладела Нидерландская Ост Индская компания. Никакими иными причинами нельзя объяснить и многократную смену владельцев на Маврикии и других островах в Индийском океане. Удобное местоположение Маврикия сделало его идеальным пунктом для заправки свежей водой и фруктами на пути из Африки на Яву, и из за этого он поочередно отбирался ролландцами у португальцев, французами – у голландцев и, наконец, англичанами – у французов.
Интерес к подобным базам, где можно было снабдить корабельную команду витамином С, морские нации утратили лишь тогда, когда англичане открыли, что хорошим профилактическим средством против косящей людей цинги является крепкий лимонный сок. В 1795 году британское адмиралтейство предписало дополнить ежедневную выдачу рома порцией лимонного сока. Сперва офицеры и команды других флотов издевались над этим нововведением. Английских моряков презрительно называли «лайми» – лимонниками. Однако вскоре и другие флоты решили прибегнуть к этому средству и стали брать с собой лимонный сок: ведь это обходилось дешевле, чем уход за цинготными больными.
Так ютились, голодали и терпели жажду моряки в своих деревянных клетках. А во что они были одеты? Забегая вперед, сразу же замечу: то, что мы сегодня называем матросской форменной одеждой, возникло совсем недавно. Матросскому галстуку, например, не более чем полтора столетия.
Прежде моряк не знал униформы, если не считать офицерской одежды и случайной матросской моды. Простой матрос носил светлую полотняную одежду наподобие той, что в наши дни носят каменщики, темневшую самопроизвольно с течением времени. Нередко она выкраивалась из остатков парусины. Парусный мастер в свободное время исполнял функции приватного корабельного портного. Кто в этой водной пустыне станет обращать внимание на такие мелочи, как покрой одежды! Обмундирование было разносортным, грязным и рваным, но баковая братва выглядела в этом тряпье даже живописно. Очень широко был распространен обычай ложиться спать, не снимая рабочего платья и шапки, чтобы при заступлении на вахту не утруждать себя одеванием. Некоторые моряки не изменяли этому обычаю и на берегу.
Исключение составляли офицеры. Респектабельные персоны испокон века имели склонность к подчеркиванию своего положения определенным видом одежды. Жрецы, полководцы и флотоводцы античного мира добились для себя привилегии носить сверкающие пурпурные одеяния.
На английском флоте в XVIII веке среди высшего корабельного персонала были распространены светло голубые сюртуки с длинными фалдами. Отвороты сюртука были из такого же белого шелка, что и подкладка. Короткие штаны и жилеты шились из белой нанки, а на больших треугольных шляпах красовались блестящие золотые или серебряные кокарды и канты.
Правда, это были в первую очередь парадные сюртуки, надевавшиеся только по определенным поводам. В дальних плаваниях одежда офицеров была несколько проще. Странным образом среди корабельных офицеров долгое время сохранялся обычай носить сапоги, как будто бы на палубе имелась опасность завязнуть в болоте.
Даже на военных кораблях вплоть до XIX века матросам разрешалось кое где одеваться по своему вкусу. Название книги Мелвилла «Белый бушлат» происходит, например, от наименования собственноручно сшитой детали одежды героя романа.
Моряки романских стран одевались несколько пестрее и затейливее. На галерных флотах, базировавшихся в эпоху феодализма в Средиземном море, по палубам разгуливали разукрашенные, как петухи, команды испанских, французских и итальянских кораблей.
О Колумбе известно, что костюм, в котором он высаживался на Багамские острова, состоял из темно зеленого бархатного кафтана с белым жабо, фиолетовых чулок и красного плаща. В бархате и шелках возвращались домой и люди, которых втянул в великое разбойничье плавание Кавендиш.
На французских парусниках в течение длительного времени матросы носили очень короткие штаны, светлые чулки, красный жилет, а поверх него синюю куртку. Обувались лишь в холодных широтах, для работы. В остальное время матросы ходили по кораблю босыми. Наилучшей для моряка считалась одежда, вязанная из шерсти.
Головной убор – вещь для матроса очень непрактичная: ветер и шквалы так и норовят сдуть его за борт. Тем не менее среди моряков стоически удерживался обычай носить шапку. Теперешние матросские фуражки в виде тарелочки или берета типичны лишь для последних десятилетий. Прежде матрос носил диковинные шляпы – от клеенчатого цилиндра, получившего название «брам стеньга», до широкополой бобриковой шляпы с отогнутым кверху краем с одной стороны. Цилиндр немецкие матросы носили еще в XIX столетии!
Практичнее были появившиеся позднее шерстяные шапки, именуемые «Томми Шенди». Название «мыс Горн» получили одноцветные шерстяные колпаки грубой вязки, которые не слетали с головы даже в шторм. Если такие же шапки были связаны из перемежающейся полосами черной и белой шерсти, то их называли «Бонни». Шотландские черные меховые шапки назывались «пудель». Нередко матросские головные уборы были обязаны своим происхождением шапкам каторжников: ведь в Англии путь на палубу корабля часто вел прямо из тюрьмы.
Косичка и серьга в ухе сначала были распространены лишь у корабельных служителей романских стран. Позже этим реквизитом обзавелись и английские матросы.
В XIX веке на флоте США появились полосатые тельняшки и синие куртки. Синим стал цвет матросской формы и на большинстве других флотов. Отсюда возникло и одно из нарицательных имен моряка – «синяя куртка».
Как ни молода матросская форма по сравнению с традиционным солдатским мундиром, однако и в ней сохранились до нашего времени традиционные черты, корни которых уходят в далекие героические времена великих парусных плаваний. К сожалению, подрастающее поколение наших матросов зачастую не знает об этом, иначе парни, возможно, не требовали бы модернизации своей одежды.
И черные ленты матросской бескозырки, свисающие с затылка, и широкий, угловатый, распластавшийся на плечах воротник матросской блузы – все это следствие достойных глубокого уважения морских традиций. Начало этому положил обычай удальцов с парусных кораблей носить косичку, которая закреплялась просмоленной до черноты лентой со свисающими наподобие шлейфа концами. Для того чтобы при этом не пачкалась куртка, за спиной пристегивался длинный четырехугольный воротник из темной ткани. В один прекрасный день косички были упразднены, а воротники остались. Проявили упорство и черные ленты для косичек: их закрепляют ныне на матросских фуражках – бескозырках. Они свисают за спиной матроса, как косички прежних времен. На части ленты, опоясывающей околыш фуражки, наносятся литеры названия корабля.
Длина матросских лент иной раз была просто поразительной: их концы свисали буквально до поясницы. Это должно было наглядно свидетельствовать, что владелец лент вернулся из дальнего плавания. Также украшались и проделавшие длинный путь корабли: на фок мачте такого ветерана развевался длиннющий вымпел.
И еще кое что о матросских нательных рубахах, блузах и брюках. Пожалуй, трудно найти форменную одежду с меньшим числом застежек. Это объясняется спецификой работы. Палубная команда – эти специалисты по выбиранию каната и лазанью по вантам – постоянно подвергалась воздействию ветра и непогоды, поэтому одежда должна была закрывать тело как можно плотнее. Брюки для удобства кроились так, что от пояса на бедра мог откидываться широкий клапан, подшитый изнутри кожей или просмоленной парусиной.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.