Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок Хелькэ vs. Genazi
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Неоконченные бои <% AUTHFORM %>
Genazi
- Хм. Астра-астра-астра... Пер аспера... И как-то там дальше. Звезда? - Задумчиво молвил себе под нос Бездыханный, почесывая ногтем подбородок. Казалось, его совсем не смущало то, что предмет его размышлений стоит буквально на расстоянии двух шагов и довольно-таки хорошо слышит.
- Что-то такое есть, кажется. Или это цветок такой? Или и то и другое? В любом случае... Как вас там по батюшке? Мадам Интегра вам случаем не родственник? Ой, что ж я такое говорю-то. Вот что значит профессиональный отаку в маразме...
Он говорил-говорил-говорил. И не затыкался. Причем, не сколько с окружающими, сколько сам с собой. Самому себе предлагал выпить кофе, сам с собой соглашался, сам себя винил за глупость и сам себя гладил по макушке, самому себе же наливая молоко за вредность.
- ...Хоть семья Хеллсингов и обширна, но все же... Ох, простите меня. Заговорился. Итак, мадам, хотите поединка? А, ну да, ну да, разумеется хотите, что это я. Кто еще сюда приходит не для этого?
Улыбнувшись, юноша оглянулся и развел руками:
- Полагаю мне ничего не остается кроме... Объявить поединок открытым!
Хелькэ
- Мадам Интегра, - печально сказала Астролябия, - по матушке нам родственница, да. Вот мадам Интегру все знают. И прапрапрадедушку Авраама все знают. Потому что они боролись с вампирами, а я пока только с собственными способностями...
Это тоже было размышление вслух - саркастически горькое, сопровождающееся нервным тереблением собственного лацкана.
- ...но это нисколечко меня не волнует!
Девушка решительно кивнула, скрещивая руки на груди и принимая суровый вид.
- И я пришла сюда сражаться с достойными противниками восе не ради личной славы, нет. Но ради победы! Или победа, или... - Астролябия задумалась. - Или не победа. Но куда же нам отправиться для свершения намечающегося действа?
Genazi
- Так мы все не ради личной славы и презренных денег, нет-нет что вы, что вы! Все чисто на эстетическом удовольствии, и в лучших правилах дуэли… - Бездыханный хохотнул, и продолжил уже чуть более тише:
- А кстати, вы знаете что, в конце концов… - Юноша хитро прищурился, и убрал за ухо выбившуюся прядь русых волос. – Тьма поглотит эту землю?
И действительно. Тьма поглотила. Но не столько землю, сколько дуэлянтов-противников. Словно кит, проглотивший Иову, пелена непроницаемого мрака скрыла в своем зеве две маленькие фигурки, окутывая их беспроглядным черным цветом. На секунду, показалось, что пропало абсолютно все и эта тьма – есть конец света.
- Не беспокойтесь. Это всего лишь наш разум. Красивый, верно? – Бездыханный, улыбнулся и обвел взглядом темь, с нотками горделивого отвращения в голосе. И несмотря на свой мрачный наряд, он все же не растворился на этом темном фоне. – Ступайте где угодно, и не бойтесь упасть – не сможете. Если вас не уронят, конечно.
Голос его внезапно упал до низких, почти трагических интонаций:
- Мы начинаем. Верно?
Не дожидаясь ответа и начихав на все правила вежливости и правила вообще, он ухватился за одну из наиболее сильных эмоций Астролябии – неуверенность. Хихикнув, он звучным голос продекламировал:
- Мне нравится твой вид исполненный бунтарства
Но, вижу, твой огонь в глазах - угас?
Давным-давно в метаниях от царства к царству
Ты в разочаровании – уже который раз?

Твой лик, желания, и боль и страх
Напоминают старую балладу
О том, как девушка исчезнет в тенетах
Уставшей бабочкой проколотой булавкой-шпагой
Хелькэ
Астра вспыхнула. Слова - простые слова! - резали без ножа, причиняя не эстетические страдания, но почти совершенно реальные. "Неужели фразы здесь становятся живыми? Хотя, это ведь разум..."
- Вот как... - прошептала она. - Ладно же!
И с улыбкой она парировала:
- Поступки остальных легко судить,
И осуждать - проступки. Даже чувства,
Желания ты как-то расценить
Пытаешься... Не это ли - безумство?

Не видя никого главней себя,
Сильней, хитрей, а, стало быть, искусней,
Ты не узнаешь, где тут западня,
Тобой самим поставленная... Грустно.
Genazi
Он выдавил улыбку – лишь бровь слегка дрогнула, являясь непрошенным показателем той боли, что растекалась сейчас по членам, стягивая кожу когтистыми пальцами – крючьями и зубьями капканов. Помолчав, он чуть хрипло откликнулся:
- Прекрасно… Прекрасное заклинание, прекрасный спелл и слог. Мои аплодисменты.
Но никаких аплодисментов не последовало. Лишь немного севший голос, и торопливый ритм:
- Пусть понимание претерпит лишь Разрыв!
Безумие мое – лишь мой источник вдохновенья
И зрение вещей, и разум, все идет в Разлом!
Клинок из энтропии – это смелое решенье
Мой хаос мыслей отрицает сей Удар!
Я заперт в клетке разума – но то не пораженье
Пусть же горит в твоей душе Пожар!
Всех идеалов и надежд-желаний искаженье
Хелькэ
Астра стиснула зубы - это было... сильно.
И больно.
Как хорошо, что здесь некуда падать - возможно, иначе ей было не устоять на ногах; как хорошо, что здесь темно - может, не так хорошо видны побелевшие костяшки пальцев, сжатых в кулак. Держаться совсем трудно; молчать нельзя, надо говорить...

- Не бывает огня без дыма,
Не бывает без ночи - дня,
Твой удар был направлен мимо,
Лишь слегка коснувшись меня.
Без ума и безумья не будет,
Не затмить ли тогда твой ум?
Душу холод лютый застудит,
Избавляя от тяжких дум,
Ты услышишь дыханье смерти,
Что морозом выжжет глаза...
Говорят "Колдовству не верьте".
Только тут не поверить - нельзя.
Genazi
Холод стягивал кожу, обжигал легкие морозным воздухом и заставлял глаза слезиться маленькими льдинками. Вмиг потрескавшиеся губы отказывались двигаться, а остекленевший взгляд казалось был исполнен растерянности - удивления человека, что внезапно с твердой и надежной почвы переместился на хрупкий и тонкий ледок, который вот-вот проломится под твоим весом.
Но что самое отвратительное и ужасное - этот холод медленно, но верно вытягивал душу, унцию за унцией, часть за частью, словно через соломинку. Хотелось закрыть глаза и свернуться клубочком в этой темноте, и спать, спать, не просыпаться ближайшую вечность, а может даже и больше...
Дыхание - прерывистое, слабое, было еле слышно, так же, как и тихие-тихие слова, подобные небольшому огоньку свечи, силящемуся растопить айсебрг:

День и ночь – лишь крупицы цикла
Смерть и жизнь – часть периода лишь
Я не верю в них – ложь поникла
Я не слышу их – только тишь

И щитом из кощунства укрывшись
Я вскричу небесам хулу
Кто накажет, сих слов оскорбившись?
Кто воздаст по заслугам злу?

Знаешь, веруй во все что хочешь
Я преграды тебе не чиню
Только знай – колдовство упрочив
Ты сгниваешь, причем, на корню

Парадокс твою высушит душу
А Закон – кровь в прах обратит
Не летаешь – ползи по суше
Не умеешь – путь в сказку закрыт

Мое имя ты знаешь – Breathless*
Я тебя ни о чем не прошу
Бездной к бездне другой взывая
Пустотою своей задушу

___
*Breathless - нечто вроде "Бездыханный"
Хелькэ
... подобного ощущения Ван Хельсинг никогда не испытывала. Астра не знала, можно ли разрушить душу, осушить, выпив до капли - но чувствовала, как душа именно утекает.
Через рот и глазницы, показавшиеся сейчас пустыми. Пустыми, как и тело: выжатая губка, разбитый кувшин, выпотрошенная мягкая игрушка.
Не самое приятное ощущение, стоит признать. А что, он неплох, этот Breathless… Практически ее же оружием… этого, значит, ты хотела? Попробуй теперь сама.
Шепотом – поначалу, но постепенно все увереннее, Астра попыталась сопротивляться:
- Ты вливаешь в слова и рифмуешь построчно
Яд.
Ты клинком невидимым режешь не тело -
Душу.
Строки на ней незажившим клеймом
Горят.
Боль безумна… но справиться можно. Теперь –
Слушай.

Я сплету тебе новый страх, всех прочих
Сильней.
Расскажу тебе новый бред, подарю
Кошмар.
Пусть в тебе загорится ярче любых
Огней
Смятение духа, что этот внесет
Удар.

Я бью по больному, по слабому
Не всегда.
Но хватит еще мне сил, чтобы
Произнести.
Обернись – вспомни, где ты. Подумай – идти
Куда?
Заблудился, потерян, себя самого
Не найти.

Чернота обвивает коконом
Из плетей.
Заставляет забыть, для чего ты сюда
Попал.
Эта смерть, должно быть, страшнее прочих
Смертей.
Улыбнись же, мой друг, в ответ на ее
Оскал.
Genazi
Омерзительно мягкие темные щупальца плети - их касания вызывали мокрые мурашки на спине. Гнилостный запах разложения бил по обонянию множеством мелких частичек. Гнилостный запах тела Бездыханного.
- Вот же... - Он не успел сказать, ибо скрючился от странной боли в запястьях - плети впивались в кожу, сжимали её словно цепью.
- Некроз и боль - милое сочетание - Шипел юноша, сплевывая вязкую слюну. - Но это - еще не все. Поиграем со смыслами, давай...

Твой кошмар разбивает сознанье, нет сил
Терпеть
Я не верю, что можно его вот так просто
Стереть
Только стойкость моя помогает держать
Удар
Я уже почти вижу, за всеми путями
Провал

Только знай, мой цветок, твое наказание
Мимо
Я стальная пружина, я только сильней под
Нажимом
Смерть и страх – испытанья болью и
Дымом
Крик и крах не оставят следа в моем сердце
Остылом

Если хочешь, мы просто сыграем в другую
Игру
Ночь-дорожка, и миг – путешествие в
Мглу
Пусть я душу твою из телес утянуть не
Смогу
Мой цветок, я тогда её просто
Сожгу

Боль на боль - баш на баш, все усилия
Слепы
Кровь за кровь, зуб за зуб, отговорки -
Нелепы
Только прежде чем сам я исчезну,
Умру
Я c собою тебя в свою темную клетку
Возьму
Хелькэ
«Черт побери», восторженно подумала Астра, снова начиная проваливаться в небытие, «а он хорош!»
Она хотела боя с достойным противником – и получила. На свою, в общем-то, голову. Бездыханный – вот странное имя – просто мастер обращать ее слова против нее самой… впрочем, сейчас, здесь, в этой черноте, они оба стараются это сделать.
Оставить соперника в дураках, заставив его, как Уробороса, кусать собственный хвост. Как перетягивание каната – то в одну, то в другую сторону, только вместо каната – собственные нервы…
«А если…» - предположила ван Хельсинг, почти упав на колени, «если…»

- Клеткой своей напугать меня, враг, понапрасну ты тщишься,
Мне ли бояться холодной, густой темноты за решеткой?
Ласково пусть обнимает меня и целует ладони,
После всей жизни моей, столь бессмысленной, тягостной, горькой
Мне остается назвать темноту лишь подругой своею,
Или родною сестрой, что всегда и везде была рядом.
Ты же, соперник – ни ангел, ни демон, ни светлый, ни темный –
Сможешь ли в сердце принять и впустить ее мертвенный холод?
Если и сможешь, пускай разорвет твою грудь он, пусть кости
Словно зерно, перемелет, рассеет и по ветру пустит,
Если ты не темноту предпочтешь, выбрав светлую долю,
Пусть обернется твой свет для тебя ослепляющим жалом,
Выпьет глазницы, а после и душу сквозь черные дыры,
Кровью пускай разольет твою жизнь по земле безвременья,
Где оказались мы волей твоей… Заплати же ей жизнью,
Долг возврати, искупи ее муки, даруй избавленье -
Да, избавленье от нас. Или не задержались мы слишком?
Кто-то из нас, впрочем, наверняка задержался, забылся,
Только придется уйти. Очень скоро. Вот только кому?
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.