Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок Hellish Cat vs. Orrofin
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Неоконченные бои <% AUTHFORM %>
Барон Суббота
(с Хакэ)
- Ага, - выдохнул Дятел, не двигая головой. словно его шлем вдруг прилип к стене.
- Ясно, - улыбка Астролябии, и без того кривая, стала еще и слегка подкисленной. У этого человека (человека?) явно были проблемы. - Так вы не против, чтобы мы с вами, э-э, немного посражались?
"Хотелось бы знать, на каком плане реальности он сейчас находится", подумала она, "и не видит ли вместо меня какой-нибудь говорящий мухомор с крыльями. Птичка... надо же..."
Субъект взялся за шлем и, немного повозившись с ремешками снял его, явив миру мужское лицо нездорово-серого цвета, с карими глазами, покрытыми сеточкой лопнувших сосудов, недельной щетиной, а также редкими волосами серого цвета.
- Я не против, - сказал он. - Я сюда и пришёл. А вы меня не убьёте, случайно?
Астролябия покраснела.
- Если быть честной... ну, совсем честной... то я не убью вас специально. А насчет случайности - ну, всякое бывает. Но если это вас утешит, я и случайно еще никого не убила.
"Только калечила", добавила она мысленно. "И то в основном себя".
- Жаль, - искренне вздохнул Дятел и протянул ей стакан. - Не желаете? Если честно, то не рекомендую это пить, но вежливость есть вежливость, да...
Всё это время он неестественно ровно держал голову, словно у него на макушке стоял стакан полный воды и время от времени бросал на столешницу хищные взгляды
- Я, пожалуй, воздержусь, - она почесала кончик длинного носа. - Напитки, которые так выглядят, я вообще предпочитаю не употреблять внутренне.
Что-то на задворках подсознания назойливо, как утренняя муха, зудело и пыталось направить мысли в другую, более правильную, чем предположения о происхождении Дятла, сторону.
- Ах да. Вы бы где предпочли сражаться, сударь?
- На открытом воздухе...да воздухе, - Дятел залпом выпил содержимое и на несколько мгновений выпал из реальности, застыв в одной позе и выпучив глаза. - У вас есть на примете такое место? - продолжил он осипшим голосом.

- Кажется, есть, - кивнула магичка. - Совершенно очаровательная полянка в лесу, высокие сосны, хорошо утоптанная травка, пара поваленных бревен, чтобы было где посидеть после поединка... ну, если у нас останется на чем сидеть.

- Только не в лесу! - парень не отрываясь смотрел на столешницу, дыхание его участилось, а глаза лихорадочно блестели.
Неизвестно, что было бы дальше, если бы из старой, моренной-переморенной доски дубовой столешницы не показался крохотный червячок-древоточец. Дятел счастливо взвыл и вдруг со всего маху долбанулся головой об столешницу. Бедняга червяк, получивший самое сильное потрясение за свою жизнь скрылся в недрах стола.
- Там слишком много соблазнов! - пояснил потирающий лоб Дятел. - Может лучше...руины города? Большого города. Хорошие руины!
Астролябия, едва начавшая приходить в себя после такого зрелища, кивнула.
- Ага. Руины так руины. Есть один городок, вернее, был один городок... я там проездом как-то.. но он перестал быть вовсе не поэтому! - предостерегающе заметила она. - Если вы изволите дать мне руку, мой жезл нас переместит.
Дятел благодарственно моргну (кивать он не решился) встал из-за стола, аккуратно надел на голову шлем, зачем-то взял кружку и протянул оставшуюся руку Астролябии.
- Э, ну значит так, - произнесла она вступление к заклинанию переноса. Потом вспомнила, что в самом заклинании вообще нет нужды. и достаточно просто представить себе место... - Ладно. Полетели. Во имя чего-нибудь.
Молекулы распались, перепутались в воздушно-магических потоках и снова собрались, но уже в совершенно другом месте...
И что удивительно, в правильном порядке.

Они стояли на какой-то площади. Точнее, вероятность того, что когда-то это место было площадью, была чрезвычайно велика. местами на ней даже сохранилась брусчатка. Вокруг бывшей площади нестройно возвышались (не очень высоко возвышались, не выше человеческого роста) каменно-деревянные развалины домов. Особенно печально смотрелась одна одинокая стена (остальных трех попросту не было) с открытым окошком. Ставни были призывно распахнуты, а на потрепанном неизвестным бедствием подоконнике грустно торчал горшок с завядшим цветком неопределенной породы.

Поединок Hellish Cat vs Orrofin начался.
Хелькэ
(мы с Тамарой...ээ, с Орофином!)

- Уютно, - констатировал Дятел, обведя взглядом окрестности. Для этого бедняге пришлось повернуться вокруг своей оси, так как шлем он так и не снял.
- На кладбище уютней, - вздохнула Астролябия и поспешно добавила: - Нет-нет, это был не сарказм! Просто старая семейная традиция, ну, знаете, там так тихо и спокойно...
Она не стала упоминать, что семейная традиция заключалась не просто в прогулках по кладбищам, а в высматривании чересчур живых покойников. И вбивании в них осиновых кольев. Ей самой это, правда, не слишком нравилось - младшая представительница династии Ван Хельсингов предпочитала медитации и упражнения, Дарующие Силу и Хитрость Желтого Скорпиона.
Дятел, стараясь не задерживать взгляд на деревянных останках чего-то, пожал плечами.
- Может быть, начнём? - спросил он неуверенно.
- Может быть, - Астролябия на всякий случай перехватила жезл покрепче. - Вы кем хотите быть - первым или джентльменом?
- Нападайте вы...так оно привычней будет! - сказал Дятел и подтянул ремешок шлема.
Он стоял напротив Астролябии, широко расставив полусогнутые ноги и слегка наклонив корпус вперёд.
- Замечательно, - почти промурлыкала Астролябия. И на полминуты приняла Стойку Изнуренного Жарким Солнцем, но Готового к Бою Скорпиона (правая нога согнута в колене, левая нога отведена назад и поднята вверх плюс упор на левую руку). Потом резко выпрямилась и взмахнула жезлом.
Применению этого простого заклинания она научилась очень быстро. Собственно, оно было единственным, которому она быстро научилась, и сейчас могла применять его, отдавая только мысленный приказ. Воздух под Дятлом сгустился, став заметно материальнее. И стал подниматься - вместе с грузом, разумеется.
Дятел немного удивился, когда без всякой магии поплыл вверх, но решил, что это, видимо, нечто ритуальное, и позы не изменил. Только руки поднял, словно крылья распластал.
"И он даже не испугался? Какой-то он и правда... дятел", Астролябия поморщилась. Вот если бы он немножко повопил и подергался... Но тот создавал впечатление, что нахождение где-то между землей и небом для него было вполне привычным времяпрепровождением.
Ван Хельсинг подумала еще немного. И опустила жезл. Совсем. Магия выключилась, когда Дятел был футах в семнадцати над землей.
Барон Суббота
(мы с Кошью)

Дятел уже понял, что его собираются уронить и ничего против не имел - лишь бы подняли повыше. 17 футов было явно мало, однако он перекинулся. Не было ни жутких корчей, ни других спецэффектов - просто на месте долговязого человека в шлеме появился необычно крупный дятел, да воздух хлынул на освободившееся место с чпокающим звуком. А Дятел, завывая, как подбитый мессер (нравилось ему этот звук издавать!), спикировал на Астролябию, явно целясь в её шляпу.
Ах, если бы даже Астролябию в детстве заставляли читать сагу о Кухулине, а не Брэма Стокера, она все равно бы несказанно удивилась, узнав о том, что кульбит, совершенный шокированной ею самой во избежание столкновения с дятлом, и является неоднократно помянутым в саге "геройским прыжком лосося".
В данный же момент она, приземляясь и перекатываясь в пыли, искренне считала, что дополнила боевую школу скорпиона новым приемом - Невероятным Боковым Скачком Внезапно Обезумевшего Скорпиона. Но вот шляпу она все-таки потеряла...
Шляпу-то дятел поймал, но вот преодолеть инерцию уже не успел. С душераздирающим воплем он врезался в ту самую одинокую стену, которая не придумала ничего лучше, чем рухнуть, рассыпавшись на отдельные кирпичи в лучших традициях дурацких мультиков.
- Головаааа, - простонал кто-то в облаке поднявшейся пыли, после чего оттуда поднялась долговязая фигура Дятла в слегка помятом шлеме. - Я в порядке! - заявил он умирающим голосом и...чихнул. Отдачей его вбило обратно в кирпичи, а в сторону гордой наследницы рода Ван Хельсингов последовала неслабая и оч-чень пыльная ударная волна.
"Успею-не успею?" Эта мысль промелькнула в белокурой головке магички ОЧЕНЬ быстро.
- Стена! - скомандовала она, указывая жезлом почему-то... вниз. На крайне редкую (вымирающий вид?), но все же брусчатку. Та не замедлила послушаться и выстроилась аккуратной стеночкой перед Астролябией, впрочем, чтобы за ней укрыться, не-совсем-удавшейся-колдунье пришлось сесть.. э-э, рухнуть на заднее место. И накрыть голову руками, на всякий случай.
Вроде все было тихо.
- Будь здоров, - наконец решилась крикнуть она, опуская руки но - не вставая.
- Спасибо! - раздался слабый голос из кирпичей. - Ваша шляпа тут и цела...почти!
Вслед за этими словами вышеуказанная шляпа взлетела вверх по пафосной (видимо это свойство передавалось даже вещам Ван Хельсингов) дуге, пафосно кружась вокруг своей оси. Вслед за этим послышалось уже знакомое чпоканье.
Хелькэ
(здесь были, есть и будем есть мы)


Астролябия напряженно высунулась из-за своей персональной защитной перегородки. Анатомически было бы неправильно сказать, что высунулись, в общем-то только глаза, но по факту так оно и было. Глаза бегали по сторонам в поисках опасности, шляпы или дятла - хотя первый пункт и третий можно было приравнять друг к другу.
Шляпа приземлилась на возведённую ей же самой стену. Дятел сидел рядом с грудой кирпичей и с явным наслаждением долбил беревянный брус. Почувствовав хвостом, что за ним наблюдают, он встрепенулся, прыжком повернулся клювом к Астролябии и лапой отодвинул брус от себя, как бы говоря: "Я не при чём и вообще тебе показалось!" Можно было спорить, что, если бы Дятел был в человеческом обличьи и без шлема, цвет лица у него был бы самый что ни на есть пожарный!
- Э-э, - Ван Хельсинг не нашла для произнесения ничего более подходящего.
Вместо этого на язык просилось несколько более длинных синтаксических конструкций, которые она все же сдержала при себе, типа:
1) "Какая все-таки необычная форма для оборотня, надо же"
2) "Ты что. получаешь от этого удовольствие?!"
3) "Я, наверное, пойду".
Но обычное, просто "э-э" вмещало в себя все эти фразы и было куда короче.
- Мы ведь продолжаем? - с намеком, пусть очень слабым, на надежду поинтересовалась она. Помахала Дятлу жезлом - может, так он вернее поймет? А то кто же их, дятлов-оборотней, знает, с первого раза они понимают или не с первого...
Дятел внимательно рассмотрел Астролябию...и вдруг сорвался с места. Тут явно была замешана какая-то магия, потому что глаза у бедного оборотня были истерически выпучены, а вокруг клюва что-то светилось. Да и летел он всё же слишком быстро - словно пуля из ружья...Нет, увернуться-убежать она бы точно не успела. А вот прибегнуть к помощи магии...
Астролябия ненавидела себя и свой жезл за существующую между ними связь (ничего противоестественного!). В этом, конечно, были свои плюсы - можно было не отдавать команды устно, а только подумать их. Однако мысль Астролябии была настолько нервным и неконтролируемым, а иногда и нечастым, явлением, что... В общем, магичка далеко не всегда знала, что выйдет из того, что должно было выйти.
Осознание факта наличия несущегося навстречу дятла - причем несущегося так быстро, что это наличие скоро могло стать одной из комплектующих самой Астролябии - дало свои черные плоды. Мгновенные.
Барон Суббота
(и снова вместе)
"Чтоб его..." - подумала Ван Хельсинг и попыталась защититься жезлом, занеся его как бейсбольную биту и зажмурив один глаз.
Вторым она с ужасом могла наблюдать, как жезл превратился в огромный сачок, поблескивающий голубоватыми магическими нитями. Воображение тут же услужливо нарисовало ей картинку - что случится после того, как в этот сачок влетит на такой скорости здоровенный дятлооборотень.
Но было поздно. Клинически невменяемый дятлооборотень, развивший скорость, медленно, но верно приближающуюся к Эйнштейновскому восторгу, влетел в сачок. Естественно, крылья его тут же запутались, но тут вступила в действие Её Величество Физика, а в частности инерция, которая потащила несчастного оборотня дальше. Загвоздка была в том, что рывок при этом был настолько силён, что и Астролябию неминуемо должно было дёрнуть за ним.
И дёрнуло. А потом еще и потащило.
"Говорила мне мама, не связывайся с дятлами... или не говорила?!" - мысленно вопила Астролябия. Впрочем, если мама говорила,то можно было сокрушаться по поводу собственного непослушания, а если нет - по поводу маминых упущений в воспитании дочери.
- По-по-помедленнее, по-по-пожалуйста! - Ван Хельсинг явно ощутила, как на ушибленной коленке уже расцветает синяк.
Дятел тем временем окончательно потерял самообладание и инстинктивно рвался наверх. С телом его происходили странные деформации - оно росло, в то время, как крылья сжимались. А ещё он смутно чувствовал нечто странное в желудке. Интерес только-только стал пробиваться через стену паники, как вдруг дятел почувствовал, что магия, заключённая в его сумасшедшем теле, рванулась наружу...причём отнюдь не из того места, которое можно демонстрировать в приличной компании. И магия, судя по характерным ощущениям у основания хвоста, была огненной. Увы и ах, дятел был неграмотный и не мог оценить величие момента, когда был создан первый в множественной вселенной Дятел-на-реактивной-тяге! С другой стороны, не до того ему сейчас было - он просто уносился вверх, до предела растягивая магические путы и унося за собой Астролябию.
Не то чтобы магичка испугалась - она за время собственной практики с магическим жезлом повидала очень много куда более странных существ, предметов и, м-м, в общем, объектов, кои явились следствием ее же экспериментов. Радовало то, что двигаться могло меньшинство из них.
Но продукты, э-э, "реактивности" Дятла заставляли не на шутку задуматься о ближайшем будущем. И о том, не будет ли это будущее слишком коротким.
- Обратно! - Астролябия попыталась затрясти сачком, но в нем был Дятел, и у нее получилось плохо. - Превращайся обратно!
Жезл с неохотой, но послушался, снова став непосредственно жезлом. Ничто более не сдерживало свободный полет гордой птицы. Как, впрочем, и свободное падение Астролябии Ван Хельсинг.
Хелькэ
(это опять мы)

Печально, но Дятел никак не мог перекинуться обратно. На такой скорости это было равносильно попытке чмокнуть в нос пилота гоночного болида, несущегося к финишу на последнем круге - мгновенная смерть.
"А может не так оно и плохо? - подумал было Дятел, оценив свою предыдущую жизнь - Что мне, собственно, терять?" Однако что-то с ним было не так - движущая сила под хвостом угасала, а двигаться становилось всё труднее.
Скосив глаз на правое крыло, Дятел аж клюв приоткрыл от удивления - оно стремительно каменело!
"Да когда же я буду управлять магией, а не она мной!" - подумала маленькая и весьма тяжёлая каменная статуэтка, обгоняя свою уважаемую соперницу.
Астролябия поняла, что у нее есть два очень и очень нехороших выхода – уберечь себя от размазывания по земле можно было или стихийной магией, или странной. Выбери она первое, можно было бы создать внизу озеро на скорую руку… однако падение с большой высоты отнюдь не обещало легкого удара о воду, тем более, Ван Хельсинг здраво оценивала свои математические способности (т.е. их отсутствие) и понимала, что правильно рассчитать глубину пруда вряд ли сможет. Оставался один выход.
Окаменелость, напоминающая дятла, дружелюбно пролетела мимо. Астролябия залюбовалась видом. Потом мысленно попрощалась с жизнью – на всякий случай – и взмахнула жезлом…
Последовавший за этим магический казус позднее будет описан в списке самых неожиданных предметов, когда-либо вызванных во время поединка, параграф второй, пункт девятый, сноска четырнадцать.
Каменный дятел отпружинил от батута и еще раз обогнал Астролябию, которая только-только собиралась с этим батутом встретиться…
"А ведь я мог бы сейчас искать вкусных жучков под корой!" - отстранённо подумал он, вновь устремляясь вниз. Неожиданно (интересно, а что с Дятлом происходило ожидаемо?) кожа под слоем высококачественного гранита и перьями зачесалась. Сильно. Очень сильно! Дятел попытался взвыть, но получился лишь протяжный скрежет.
"Да чтоб тебя разорвало!" - горячо пожелал он своей каменной оболочке.
Многие великие умы отмечали, что со своими желаниями надо обращаться аккуратней (а в некоторых уголках мультивселенной даже писали техники безопасности!), дескать, вдруг вот конкретно этот похмельный стон возьмёт, да и сбудется! Дятел о подобных мудростях не слышал, но прочувствовал её на себе, когда в момент соприкосновения его с резиновой поверхностью батута гранитный слой, покрывающий его перья, разлетелся в разные стороны. Очень острыми кусочками, надо сказать, разлетелся!
- БАБАХ! - сказал лопнувший батут.
- Яуууууууиииииииееееее! - сказал летящий по интересной дуге Дятел.
Барон Суббота
(продолжение)
Астролябия, подпрыгнувшая вверх, ничего не сказала, так как, поняв, что приземляться еще раз ей будет не на что, просто временно утратила дар речи. Сейчас она очень-очень жалела, что не выбрала другого противника.
Но жалеть было поздно.
"Спаси. Меня. Пожалуйста." - медленно подумала она, умоляюще взглянув на жезл. К чести ее сказать, она его так ни разу и не уронила.
Он был магическим, поэтому сразу понял, чего от него хотели - это все-таки была одна из главных его особенностей. Второй особенностью его было то, что он всегда делал то, чего от него хотели. Делал так, как понимал - в меру своих скудных серебряных (по крайней мере, очень похожих на серебро снаружи) возможностей.
Жезл вздохнул (как показалось магичке) и остановился в воздухе, метрах в трех от земли. Астролябия повисла на нем, как на перекладине, едва не попрощавшись с обеими руками - уж больно резкой была остановка.
- Ты что, предупредить не мог? - прошипела она своему оружию, покачиваясь. Плечи заныли.
Жезл ухмыльнулся одним из своих наверший.
Дятлу повезло несколько меньше - дуга его полёта оборвалась на флюгере, что венчал крышу одного из домов. К счастью, от удивления он вновь принял человеческую форму, а потому не оказался размазан по довольно длинному шесту с флажком, а просто повис на нём.
- Эээээ, вы в порядке? - прорал он, заметив висящую неподалёку и ниже Астролябию.
- Местами, - честно ответила та.
Посмотрела вниз на всякий случай - не, лететь недалеко, - и разжала руки. Приземление вышло эффектным, но оный эффект был изрядно подпорчен жезлом, который решил упасть следом за хозяйкой и явно метил ей в голову.
- Вот мстительная же тварь, - выругалась Астролябия, все же успевшая увернуться. Подобрав свое бесценное орудие самоубийства, она скептическим взглядом осмотрела живописно расположившегося Дятла. - М.. вам там нравится?
- Нет! - честно ответил Дятел, чувствуя странный запах. - Но я не могу разжать пальцы...кажется, их свело!
Ван Хельсинг вздохнула. В ее наивных представлениях бой был приятным времяпрепровождением, во время которого ты стараешься победить соперника - а не спасаешь его от его же собственных паранормальных способностей.
Но это явно был не тот случай.
- Хотите, я попробую спустить вас? - предложила она.
Любой знающий Астролябию человек скорее отгрыз бы себе руку, чем позволил Астролябии попытаться помочь. В частности, потому что результат был бы примерно одинаковым, а то и куда более безболезненным в случае с рукоотгрызанием...
Хелькэ
(и еще)

- Ну мы вроде как дерёмся ведь! - неуверенно протянул Дятел. Запах всё усиливался. Теперь стало понятно, что идёт он от флюгера. - И будет как-то неправильно...
Договорить он не успел - внезапно металл под его ладонями побелел и потёк, словно мороженое на солнце.
- Мама! - успел крикнуть Дятел, скатываясь по крыше и падая вниз. В падении он вновь сменил форму (Астролябия так и не могла отследить переходного момента - вот был человек (условно), а вот уже дятел), распластал крылья и спикировал на землю. Там птичка принялась скакать на лапках, делая клювом такие движения, словно пыталась на них подуть. На камнях оставались чёткие, выплавленные следы дятличьих лап.
- Ну да, - философским тоном согласилась Астролябия, - деремся. На батуте я это осознала совершенно ясно.
Как хорошо, подумала девушка, что они выбрали руины. Жертв гораздо меньше, чем могло быть в каком-нибудь чуть более населенном месте.
Впрочем, у нее складывалось такое впечатление, что единственной жертвой пока что является сам Дятел. Причем жертвой себя самого, и Астролябия как человек с похожей жизненной ситуацией не могла ему не сочувствовать.
Дятел снова перекинулся и теперь, подпрыгивая на месте, самозабвенно дул на руки. Он не замечал, что с ногтей уже срываются отдельные искры.
- Вам помочь, мисс? - спросил он, не отрываясь от своего занятия. - Я могу попробовать... - что именно он мог бы попробовать, узнать было не суждено - с его рук во все стороны полетели фаерболлы, взрывающиеся при соприкосновении с чем-либо...
Астролябия никогда не была садисткой. Однако, чем ближе она узнавала Дятла (особенно вот в таких его проявлениях), у нее время от времени возникало желание оторвать ему руки, отрезать ноги, вырвать язык - на всякий случай - и сложить все это в пуленепробиваемый сундук, который спрятать затем на дне самого глубокого моря.
Она очень стеснялась этих мыслей, плюс что-то ей подсказывало что подобный исход поединка не обернулся бы для моря ничем хорошим, а китов и дельфинов было жалко.
Водная и воздушная магия в очередной раз оказали Астролябии неоценимую услугу, окружив магичку стеной из толщи воды. Атаковать из этого кольца было нельзя, зато можно было подождать, пока у Дятла кончатся фаерболлы/отвалятся руки. Ван Хельсинг приняла медитативную позу Уставшего От Бесконечности Пустыни Желтого Скорпиона и попыталась достичь нирваны.
Барон Суббота
(и снова)
- Мисс вааан Хээээлсинг, - орал дятел, очень стараясь не попасть фаерболлом по себе, - простите, но я за себяяя не отвечааааю!!!
Фареболлы продолжали лететь, но теперь уже концентрируясь на Астролябии. Видимо, использование магии противоположной стихии сыграло ту же роль для огня, что играет минус для плюса в магнитах...
"Мисс ван Хельсинг" вздрогнула - горящих шариков было определенно больше, чем следовало. И все летели к ней.
А ведь вода могла и не выдержать... ее было маловато... Во всяком случае, так показалось нервной Астролябии на данный конкретный момент.
- Больше воды! - приказала она жезлу. - Во имя чего-нибудь!
Да, воды определенно стало больше. Все, что было вокруг магички плюс то, что еще добавил жезл, плеснуло в сторону Дятла нехилым цунами, накрывая все фаерболлы... их создателя... подхваченную волной Астролябию...
Вокруг оборотня тут же сформировался воздушный пузырь. Всё же была одна стихия, которую он худо-бедно, но освоил!
Дятел постарался сосредоточиться и избежать острых неровностей, могущих повредить его хрупкую защиту. Неподалёку пронеслась Ван Хельсинг.
"Мы ведь дерёмся!" - вспомнил дятел и попытался заморозить воду вокруг. Эффект был прямо противоположный...становилось жарковато!
"Наверное… в следующей жизни… когда я стану супом…" – в голове Астролябии пронеслись примерно такие мысли, когда она почувствовала, что холодная вода вдруг начала нагреваться и стала гораздо неуютнее, чем раньше. Немного подумав, она создала такой же воздушный пузырь, как у дятла, и немедленно всплыла в нем на поверхность.
Зрелище было потрясающее. Небольшая низина, где находился разрушенный город, была залита водой до уровня – она постаралась прикинуть, – груди среднестатистического человека. От воды поднимались пафосные облака пара.
- Так вот ты какой, первичный бульон, - выдохнула Астролябия. Пузырь покачивался на успокоившейся, но очень горячей воде, от которой нижняя часть сферы тоже начала прогреваться. Поморщившись, Ван Хельсинг подняла пузырь над водой и поискала взглядом Дятла.
Дятла видно не было, но на шпиле одного из домов был очень интересный флюгер. Каменный.
- Он неисправим, - вздохнула девушка и полетела в пузыре на крышу. – Или вернее сказать – неизлечим?..
Приземлившись и уже начав с этой крыши (полуразрушенной, как и все вокруг) скатываться, она убрала пузырь и словно гордая древнегреческая богиня, правда, мокрая и немного нервная, встала напротив флюгера.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.