Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок ORTъ vs. Hellish Cat
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Неоконченные бои <% AUTHFORM %>
Хелькэ
(вдвоем)

- Станция Метро? - голосом натуральной блондинки переспросила Астролябия. "Видимо, какая-то деревушка, непонятно, правда, что в ней такого академического".
В общем и целом было ясно - придется положиться на партнера. В каком бы то ни было смысле.
- А как мы туда отправимся? - на всякий случай Ван Хельсинг сжала в кулачке свой крестик. Впечатление получилось жуткое: она угрожала, де-юре не угрожая, но де-факто...
- М-м-м... а как вы предпочитаете? Могу предложить портал!
- Порталы-шморталы... Ногами скоро ходить разучатся! - пробурчал кто-то, не пожелавший, впрочем, показываться дуэлянтам на глаза. Понять его было можно - этот способ перемещения определенно был поединщикам клуба знаком куда лучше, чем банальная ходьба.
- Обычно я, конечно, хожу пешком, - Астролябия подозрительно покосилась в сторону Гласа Безликого, мнение свое высказывать посмевшего, - но женская интуиция, которую в нашем роду, черт бы его...э-э, в нашем почтенном роду тоже передают из поколения, черт бы... из поколения в поколение, подсказывает мне... - тут она просто-напросто запуталась в том, что до этого сказала и просто вынесла вердикт: - Короче, порталом, думаю, будет проще.
- Тогда вот что, - Филимон сделал заговорщицкое лицо. - Я воспользуюсь давно забытой техникой мгновенного Пересечения Непересеченной Местности. ПНеМ, если угодно. Но предупреждаю, это древнее магическое искусство не практиковали уже... никогда, по-моему. Так что это довольно опасно и непредсказуемо. В общем... хочешь жить - держись рядом, ку-кол-ка.
И фирмлинг, приняв как можно более одухотворенный вид, зачитал мантру. Выждав пару минут и убедившись, что мантра произвела на собравшихся впечатление, он просто схватил Астролябию за руку - и тут же отпустил, уже стоя на рельсах под синей табличкой "Академическая".
- Вот и все, и совсем не больно... - пробормотал он утешительно.
ORTъ
(снова вдвоем... мы ж не Йоши Тамака)

Астролябия огляделась. Нет, Станция Метро оказалась совсем не деревушкой - во всяком случае, коров, козочек, гусей и компоста здесь было гораздо меньше, чем в сельской местности. То есть не было вообще.
Зато было колонны. Просто неприлично много колонн. А в центре зала, находившегося почему-то на платформе, стояло ужасное красно-синее прямоугольное изваяние.
- Статуя какого-то языческого идола? - со знанием дела поинтересовалась Ван Хельсинг, прирожденный специалист в области мифологии метрополитена.
- Там даже начертано его имя, - Филимон пригляделся. - Это кровавое божество звали... Инфосос!
Астролябия попыталась представить, что именно он сосал, и содрогнулась.
- Ужасно, - пискнула она. - Интересно, чему он покровительствовал. Чему-то красно-синему?
- Не знаем и не узнаем, - философски пожал плечами фирмлинг и, несолидно вспорхнув на платформу, подал даме руку.
- Оно и к лучшему, - пробормотала "дама", еще более несолидно цепляясь за будущего соперника.
С координацией у нее часто возникали проблемы. Несмотря на общую тренированность тела (или той совокупности конечностей, которую мы можем так назвать), оно иногда вело себя очень плохо.
Пообещав телу наказать его за то, что никак не хотело закидывать ногу на платформу, вследствие чего руке Окспахиса некоторое время угрожала опасность быть вырванной с мясом, Астролябия немного попрыгала на одном месте, потом сложила руки в какой-то диковинный знак и глубоко вдохнула.
И не выдыхала около двух минут.
- ... медитация, - сообщила слегка посиневшая магичка, наконец вернув легкие в привычное работающее состояние. - Ну-с, начнем?
- Я так и понял... - медленно откликнулся фирмлинг, робко пошевелив рукой и обнаружив, что она, кажется, еще отзывается на его команды, хотя уже начала трактовать их несколько по-своему. - Начнем, пожалуй. Первый ход за вами, Астролябия Ванхельсинговна.
"А ведь сначала мама хотела назвать меня Лили", мрачно вздохнула девушка.
Ну что ж, вот теперь наступил момент, которого она ждала... определенную часть своей сознательной, более или менее, жизни. Настоящий бой с настоящим противником. И тут внезапно проснулось ОНО, не успела Астролябия ухватить жезл покрепче.
Дремавший в ее генах, плавающий где-то там в дезоксерибонуклеиновой кистлоте несжиженный Пафос.
Хелькэ
(конечно, иначе были бы вчетвером)

Молниеносным движением руки она сорвала с себя шляпу, в очередной раз рассыпав по плечам пряди светлых волос, которые в этот раз легли куда более эпично, и отправила ту в полет. Подобно маленькому фетровому НЛО, шляпа долетела до изваяния-инфососа и в лучших традициях жанра наделась на его...эээ... верхний край. Астролябия поклонилась противнику и воздела жезл, не забыв сверкнуть глазами и воскликнуть:
- Тогда сейчас я принесу справедливость во имя... чего-нибудь!
Жезл испустил пару-тройку лучей света для эффекта (но это были Действительно Яркие Лучи) и создал в полуметре над собой маленький огненный шарик, который завис в воздухе дамокловым мечом... ладно, шаром.
Весь пафос момента был безнадежно погублен.
- Ну я же хотела большо-о-ой, - жалобно простонала Астролябия. Но вспомнив о том, что бой как-никак (да, пока, скорее, никак) идет, сразу же нахмурилась обратно. И ткнула жезлом сначала в шарик, потом в сторону Окспахиса. - Фас!!!
Шарик едва слышно хихикнул и с приличной скоростью устремился к фирмлингу, явно нацелившись на его пока-еще-не-опаленные брови.
Брови эти от неожиданности поползли вверх, а глаза Окспахиса сосредоточили на шарике взгляд, от которого тот нерешительно замер в воздухе в опасной близости от лица Филимона. Брови начали чуть заметно потрескивать.
- Желание дамы для меня - если не закон, то по крайней мере руководство к действию, - важно сообщил маг, и, повинуясь его красноречивому жесту, шарик начал расти в размерах. Так продолжалось до тех пор, пока брови не задымились, а фирмлингу не пришлось отпрянуть и, что много хуже, моргнуть. Воспользовавшись случаем, вышедший из под контроля шарик - а теперь уже скорее шар - бросился в атаку.
- Брысь! - страшно рявкнул Филимон, но обнаглевший снаряд, видимо, почувствовал, что с ним теперь поневоле станут считаться, не спешил с выполнением приказа. Потому Окспахису, чудом увернувшемуся от пикирующего на его многострадальные брови шара, ничего не оставалось, кроме как, наскоро сваяв из сырой фирмы некое подобие теннисной ракетки (или очень невезучей бейсбольной биты), отфутболить снаряд в зачинщицу безобразий. Для полноты картины стоило бы упомянуть, что неконтролируемый рост его все продолжался...
ORTъ
(таки мы)

Астролябия совершенно не в лучших традициях жанра взвизгнула на высокой, чистой ноте (что-то около фа-диез). Конечно, всегда велика вероятность того, что собственным оружием получишь по лбу... как часто бывает с нунчаками, например... но не всегда вероятность эта ожидаема.
Инстинкт самосохранения подсказал ей выбросить вперед руку с жезломи выстрелить точно в летящий навстречу шар струей воды. Даже не так, не струей, а направленным потоком, причем сдерживаемым с трудом. Астролябию отбросило отдачей в одну сторону, зашипевший шар - в другую, где он, благополучно оставив на Инфососе черное пятно, еще более балгополучно скончался. Из жезла тем временем продолжало хлестать во все стороны, как ни старалась девушка его удержать... А чего, тут хоть двумя руками цепляйся, хоть тремя - при условии наличия таковых - все равно льет и льет.
За неимением покуда альтернатив, Астролябия решила извлечь из сложившейся ситуации выгоду и направила жезл в сторону Окспахиса. Не покалечит, конечно, но может, хоть намочит чуть-чуть...
И Филимон понял, что сейчас его будут мочить. Вернее, сначала он просто предположил, а понимание пришло примерно тогда, когда струя воды окатила его с ног до головы и сбила с ног.
"Засмотрелся!" - укорил себя фирмлинг, отплевываясь и перекатываясь по полу в сторону, яростно тряся головой. Он и в самом деле настолько ошалел от увиденного, что самым вопиющим образом пропустил удар. А ведь это мог быть какой-нибудь Луч Смерти...
По-собачьи отряхнувшись, Окспахис вскочил на ноги и, пользуясь тем, что его противница явно с трудом справляется со своим оружием - или оружие успешно справляется с ней? - решительно ухватил ладонью воздух и чуть провернул. Струя, бьющая из жезла, изогнулась вверх, окатывая все вокруг настоящим фонтаном. Впрочем, фирмлингу было решительно наплевать, он и так обильно обтекал, словно десятка три дублей подряд снимался в финале "Титаника". Удовлетворенно кивнув, Филимон провернул руку еще - и и теперь уже струя, изгогнувшись самым неестественным образом, ударила обратно, в Астролябию. Впрочем, в последний момент в каком-то внутреннем органе Окспахиса проснулось некое положительное чувство, и маг чуть растопырил пальцы, дробя управляемую струю на десятки мелких струек, создав импровизированный душ.
"У-у, блин!" - мысленно прокомментировала ситуацию Астролябия, прирожденная мыслительница. Нет, душ бы ей, конечно, не помешал, точнее, мало чем навредил бы, ибо концентрация влаги на одну Астролябию уже и так превышала все допустимые границы, но струйки, направленные Окспахисом внушали опасение.
Она истерически встряхнула жезлом. Несколько раз подряд. Около пятнадцати. Секунды за три.
- Ну давай же, давай! - не менее истерически простонала магичка.
Особенность жезла была в том, что он слушался (почти всегда) и вербальных, и невербальных приказов. Для Астролябии сложность управления этой волшебной палкой, как презрительно называл жезл ее папенька, была в том, что она, Астролябия, приказывать словами могла одно, а думать совершенно о другом. Вот как сейчас.
Во-первых, жезлу было невероятно трудно, несмотря на всю его магичность, выполнить команду "давай-давай". Во-вторых, защиту от водянух струй Ван Хельсинг представляла себе весьма специфически.
Поэтому когда жезл в ее руках взял и превратился в громаднейших размеров зонтик, за которым могли спрятаться как минимум пять Астролябий, колдунья-самоучка несколько... удивилась.
Хелькэ
(и опять мы)

Струи яростно забарабанили по зонтику, но мстительный Окспахис все же решил не давать противнице шанса выйти сухой (хотя к Астролябии это слово было применимо, пожалуй, не больше, чем к нему самому) из воды. Ну, или из чего-нибудь более едкого...
Указательным пальцем свободной руки он принялся, сосредоточенно нахмурясь, выводить что-то в воздухе, и тотчас почувствовал, как пришли в движение послушные его воле частицы. Он не мог сейчас сказать точно, какое именно вещество ваял. Возможно, ему и вовсе нет названия. Но в том месте, где взгляд Филимона пересекался с потоком водяных струй - то есть в десятке сантиметров от зонтика - вода внезапно зашипела и окрасилась нежно-желтоватым. Следом зашипел и зонтик, постепенно расступаясь перед странной жидкостью. На его поверхности начали расползаться сперва крохотные, но с каждым мгновением все более заметные дыры.
Ван Хельсинг ошарашенно уставилась на начинающий погибать смертью храбрых зонтик. Да уж, от этих мужчин можно было ожидать чего-то в подобном стиле!
Не то чтобы Астролябии часто приходилось иметь дело с мужчинами. Вернее, не просто иметь дело, а вообще что-либо с мужчинами иметь. Они почему-то всегда обходили ее стороной, порождая массу догадок - и комплексов заодно. От комплексов помог избавиться Путь Скорпиона, от догадок - зеркало, только в обратной хронологической последовательности.
С тех пор она, правда, похорошела... да и от привычки грызть ногти избавилась... Но неуверенность перед мужчинами иногда просыпалась. Робко так поднимала голову. И заискивающе лыбилась. Астролябия помотала головой, отгоняя всякие мысли, от которых почти никогда не было пользы, и на удивление твердо отдала остаткам зонтика приказ:
- Воздушный пузырь!
В конце концов, на свете очень много глупо звучащих заклинаний.
Остатки зонтика послушались. Одновременно с тем, как они приняли привычную форму жезла, правда, с немного заржавевшим навершием, Астролябию окружило некое подобие большого мыльного пузыря, правда, с непробиваемыми стенками. Ведьма счастливо улыбнулась...
А потом пузырь, повисший было в воздухе ладонях в двух от платформы, упал на нее. И покатился. Точно на Филимона, и явно с человекоубийственными (или вернее, фирмлингоубийственными) намерениями. Ван Хельсинг вращалась вместе с пузырем, но ей, изучившей Дыхательные Методики Желтого Скорпиона В Различных Позах, подобные изменения положения в пространстве были не страшны.
Окспахис на мгновение остолбенел, но, сознавая свои шансы секундой спустя обасфальтоветь, фирмлинг в который уже раз взял себя в руки. Вернее, не так. Он взял в руки пространство впереди себя и решительнейшим образом раздвинул. Даже рванул в стороны - и шагнул в образовавшийся проем, тотчас появившись из оного пространства вновь, но уже в другой его части - точнехонько посередке шара. Появился - и чудом увернулся от своей противницы, для которой познание искусства владения позой скорпиона, ну или как это там у нее называлось, явно не прошло даром.
ORTъ
(а что, кроме нас и Инфососа тут еще кто-то есть? 0_0)

- Ты! - настолько разгневанно, насколько могла, завопила Астролябия. - Ты вторгся в мое интимное пространство!
Некоторое время она осмысливала собственную фразу. Воображение очень скоро, прямо-таки моментально, нарисовало парочку таких картин, каковым в воображении приличной девушки быть не полагалось. Покраснев, приличная девушка Астролябия махнула жезлом (слегка в направлении головы Окспахиса), и воздушный пузырь исчез, предоставив соперникам их законное право грохнуться на мокрую платформу.
Инфосос взирал на все это вроде бы бесстрастно, но по всему его виду было ясно - он едва сдерживается, чтобы не расхохотаться.
- И никуда я... ух... не вторгся. Еще. Вроде бы, - приподнявшись над полом, фирмлинг нахмурился, припоминая. Действительно, оказавшись в замкнутом и вращающемся пространстве с Желтым Скорпионом В Различных Позах, ни в чем не можешь быть уверенным.
Потерев ушибленное плечо, Астролябия вскочила на ноги и вознесла жезл над головой.
- Тогда, - вдохновенно воскликнула она, - попробуй во имя чего-нибудь вот ЭТО!
"Вот ЭТО" оказалось сначала светящимся синеватым лучом, вырвавшимся из навершия жезла... а потом куском льда, в который по необъяснимой причине вмерзло тело Окспахиса. До плеч.
Лед был не то чтобы холодным... так, слегка освежал. Но движения ощутимо сковывал - да и попробуй подвигайся тут, когда ты по сути большая ледышка.
- Ну что, айс? - ехидно осведомилась Астролябия.
- Охлаждайс! - радостно подтвердил фирмлинг и решил на радостях (и тем более - после всего, что между ними было в те незабываемые доли секунды внутри пузыря) подыграть противнице. В конце концов, по роду занятий ему куда лучше удавалось воздействовать на чужие чары, чем творить с нуля собственные.
Дыхание Филимона стало вырываться белесыми облачками пара, по коже стремительно пробежала сеточка инея. А потом... Потом кусок льда, сотворенный Астролябией, принялся расти. В ширь. Так стремительно, что пару секунд спустя он принял в свои объятия беднягу Инфососа, не говоря уже о самой Ван Хельсинг. Заметно похолодало, из-под потолка посыпались мелкие снежные хлопья.
Магичка только вздохнула - в конечном счете, ей только это и оставалось.
Экспериенция доцет, как говорил ее папенька, или "опыт учит". Астролябии представилась счастливая возможность на собственной, так сказать, шкуре испытать эффект тех заклинаний, которые она сама и применяла. Почему-то не понравилось.
- Нет, - грустно произнесла она, - нет, нет, нет. Убери это. Не знаю, убери как-нибудь. Только без воды, я и так вся мокрая. Я понятия не имею, что делать. Придумай уже что-нибудь сам, а?
Встретив не-совсем-доуменный взгляд Окспахиса, Астролябия указала глазами вниз, туда, где вмерзшая в лед рука сжимала вмерзший в лед (и в руку тоже) магический жезл.
- Это я ему.
Прошла томительная секунда. А потом лед взорвался.
При этом даже Ван Хельсинг не смогла не отметить оригинальное чувство юмора собственного "орудия труда" - лед разлетелся не кусками, а... разноцветными бабочками. Бабочки и снежинки кружились между колонн "Академической" и не хватало только мелодичной музыки...
Хелькэ
(вот я тоже так и думал, что здесь еще кто-то есть)

- О, - коротко и емко оценил Филимон творение противницы. - В этом что-то есть! По-моему, в этом есть бабочки. Много.
Это наблюдение не давало фирмлингу покоя. Боевая школа Алой Гвардии предусматривала использование всего, что воспринимается хоть одним органом чувств, в боевых целях. Окспахис мог убить багетом, туалетной бумагой, крашеной ресницей, голосом (с таким богатым репертуаром песен Казаченко это немудрено, и быть дипломированным боевым магом тут необязательно) в конце-концов... Но бабочки - это совсем другое. Ну как, право же, можно убивать бабочками? Ведь бабочки - это маленькие, легкие, воздушные создания, и у них, как помнилось Филимону из базового курса биологии, сосущий ротовой аппарат. Ну как можно с такими работать?!
Но он не был бы Филимоном Окспахисом, если бы не попробовал. В крупного желтовато-молочного махаона, тихо-мирно планирующего над фирмлинговой головой, ударила ослепительная золотистая молния, и, когда гк поединщикам вернулось отнятое получившейся вспышкой зрение, они увидели, как махаон преобразился. Нет, это по-прежнему была бабочка. Легкая, воздушная... только не такая уж, если подумать, и маленькая. С небольшую лошадь с двухметровым размахом крыльев. И она решительно заходила на вираж, нацелив вышеупомянутый ротовой аппарат на Астролябию.
- Куси! - скомандовал фирмлинг торжествующе. - Ой, то есть... Соси!
Магичка никогда прежде не задумывалась о божественном назначении и природе бабочек. Ну летают, ну, делают там с цветочками что-то непонятное... Само собой, представить себе смерть от тонюсенького хоботка какой-нибудь капустницы ей и в голову не приходило. Даже в самых страшных (после гигантской ожившей морковки) ночных кошмарах. Но сейчас и представлять, в общем-то, было не надо.
Так вот ты какая, смерть мага. Вся жизнь Астролябии промелькнула у нее перед глазами, настолько быстро, что та ничего не успела разобрать. Однако уже отчаявшееся, почти сдавшееся сознание подстегнула мысль, заставившая Ван Хельсинг собраться.
"Ну нет", мысленно прорычала она, "если на моем надгробии будет высечена надпись "Высосана гигантской бабочкой до смерти", я помру со стыда!". Совершив три сальто назад, которые для обывателя, не знакомого со Школой Скорпиона, могли оказаться очень даже мортале, Астролябия ткнула жезлом в сторону...
ORTъ
(кто?! 0_0)

Да. Инфососа.
- Посмотрим, кто кого... пересосёт!
Вырываясь из платформы вместе с ее же, платформы, кусками, древнее кровавое красно-синее божество, переваливаясь с одного угла на другой, на удивление резво зашагало к бабочке. Все это сопровождалось диким свистом: Инфосос втягивал воздух и и маленьких чешуекрылых своими отверстиями, внезапно угрожающе увеличившимися.
"Так вот ты какой... Инфосос! - ужаснулся чародей. - Так вот чему ты покровительствуешь! К этому я не был готов..."
И правда. За недолгую жизнь Филимона у него часто сосали. Все, что угодно - жизненную энергию, магическую силу, память, даже душу (подавились и долго отплевывались). Но сосательные масштабы Инфососа пугали даже его. И с этим нужно было что-то делать.
- Клин клином, - с расстановкой произнес Филимон, воздев руки.
И истерически молотящий крыльями в попытке затормозить и противостоять фатальному притяжению Инфососа махаон преобразился вновь. Теперь это был уже не столько махаон, сколько вакуумный пылесос с крыльями. Если бы у обычных бабочек был такой ротовой аппарат, они бы втягивали в себя цветы целиком вместе с комьями земли. А если бы они при этом были такого размера, вполне могли бы вытащить кусочек Австралии... Впрочем, сейчас вся сосательная мощь бабочки-убийцы была направлена на Инфососа. Две могучих втягивающих силы сошлись в смертельном поединке. Всему же, не обладающему неколебимостью здешних колонн, предстояло искать укрытие и надеяться, что никто из этих двоих не выйдет победителем.
Своё укрытие Астролябия решила найти за спиной Окспахиса, добравшись до него Стилем Очень Быстро Ползущего Желтого Скорпиона. При этом, стоит отдать ей должное, ни одна часть Астролябии не была кем-нибудь куда-нибудь... всосана.
- Жутко, да? - она игриво пихнула фирмлинга локтем в бок, указывая взглядом на Сосущих Титанов. То один поддавался, а другой начинал затягивать его, то они менялись местами. - Вот бы попкорна сейчас.
- Не надо, - нервно сглотнул Филимон, пятясь вместе с прячущейся за ним Ван Хельсинг и лихорадочно припоминая известные ему противососательные заклятья. Таковые не вспоминались. Эх, никогда не знаешь, что в жизни пригодится...
- Не надо попкорна, - повторил Окспахис. - Попкорн наводит на мысли о стаканчике колы. Стаканчик колы - о трубочке. Через трубочку - сосут. Не надо.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.