Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок V-Z vs. Дон Пахан
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Законченные бои <% AUTHFORM %>
V-Z
- Ну раз так, то у меня тем более не найдется возражений, - пожал плечами тайрон. - Думаю, магия клуба сейчас подыщет нам подходящее место... а, вот и портал.
Упомянутый портал перенес их обоих на просторную равнину. Точнее - в степь, покрытую травой, поднимавшейся где-то чуть выше ступни. Ну а еще в пейзаже присутствовали только бескрайнее небо и солнце над головой.
- Начнем? - поинтересовался Визет.
Дон Пахан
Оказавшись под лучами пусть не палящего, но весьма и весьма яркого солнца, создание недовольно сморщилось, наклонившись ещё сильнее и прикрыв глаза ладонью – видимо, перепад освещенности вызывал некоторые неудобства. И время, отводящееся дуэлянтам на подготовку к бою, как-то: налаживание связи с источниками своей силы, распечатывание способностей и просто занятие необходимого положения в пространстве, существо потратило на интенсивное трение слезящихся глаз и непрестанное моргание. Однако негромкий оклик оппонента кардинально все изменил: создание резко выпрямилось, сразу став в полтора раза выше, опустило руки и буквально впилось взглядом в лицо тайрона. Прошло несколько секунд и…
И оно начало увеличиваться в размерах, черты лица, да и все тело, потеряли четкость, зазмеились и поплыли, как бывает при использовании плохо настроенной оптики, ярко-синяя кожа стала выцветать, покрываясь стремительно зеленеющими наростами. Ещё пара мгновений, и перед Визетом предстала его точная копия, точная до последней детали одежды, до последнего пятнышка на лице. Дружелюбно улыбнувшись, новоиспеченный тайрон вытянул руку. Более ничего не изменилось, но любой маг увидел бы сотканную из энергии птицу, летящую к лицу Визета с явным намерением растерзать его.
V-Z
«Вот это начало…»
Как уже говорилось ранее, тайрон был готов к сюрпризам, пусть даже и не такого рода. Поэтому, пока какая-то часть мозга удивлялась неожиданному повороту, остальной разум уже принялся активно действовать.
Удар был Визету, в общем-то, знаком – он и сам частенько применял весьма похожий прием, и изучил его более чем тщательно. Соответственно, и защищаться умел.
Ответное легкое движение – и на пути птицы воздвигся «щит отклонения», изменявший направление полета магического снаряда. Даже при привязке к цели пришлось бы выправлять траекторию… да только вряд ли возможно было успеть. Этот вариант щита был усложненным; соприкасаясь с заклинанием, он не только менял его путь, но и разрушал чары. До цели не долетало и осколков.
Конечно, по-настоящему могучие заклинания эта техника вряд ли бы остановила. Но вот подобные… без особых проблем.
А одновременно с постановкой щита Визет сделал движение рукой, посылая в противника мелкий и быстрый огненный шар. Совсем мелкий, сантиметра в четыре диаметром… вот только энергии в него было закачано достаточно, чтобы взрыв был ощутимым. Нет, при попадании в корпус он мог тяжкого вреда не принести; но Визет в качестве цели задал ему пространство «горло-лицо». А огню и не нужно много энергии, чтобы повредить глаза или дыхательные пути.
Ну а размеры и скорость затрудняли возможность увернуться или отразить удар.
Дон Пахан
Лже-Визет, внимательно наблюдавший за результатами своих действий, не казался удивленным, увидев, как «Призрачный ястреб», приглушенно сверкнув, распался при столкновении с возникшей из ниоткуда преградой, но вот реакция Визета на столь странную метаморфозу слегка его огорчила, что явственно читалось на немного насупившемся лице. Однако через мгновение, словно что-то вспомнив, двойник вновь заулыбался и вскинул руки: тотчас же его фигуру заволокло пламенное покрывало, представляющее собой простой огненный щит, ярко полыхнувший, когда небольшой, но пропитанный силой плазмоид врезался в него на уровне головы. При столкновении одинаковых стихий происходит их вполне естественное слияние, и единственной проблемой мага становится отведение излишка энергии, что и было проделано.
Развеяв щит, Лже-Визет приступил к атаке. Чуть прищурившись, он остановил свой взгляд на земле в двух метрах от себя. Дотоле спокойный воздух пришел в движение, образовав воронку, из которой, как гриб, вырос сероватый столб смерча трех метров в высоту. С низким угрожающим гудением махина двинулась на Визета, скрывая в бешеном бурлении опасный сюрприз: при достаточном приближении к цели из торнадо буквально брызнули бы потоки ледяных игл.
V-Z
«Логично, – согласился про себя тайрон. – Подобное остановить подобным, самый простой способ. Однако это показывает, что Огнем он в определенной степени владеет».
Спустя совсем короткое время противник доказал, что способен работать еще и с Воздухом.
Смерч. Опасное заклинание, если под него соваться… Стоп! А почему он как-то странно ощущается?
Как уже говорилось, Визет заранее приготовился к сюрпризам. И потому старался быть максимально внимательным… что влекло за собой тщательное изучение любой атаки. Вода, конечно, не настолько отличается от Воздуха, как Земля, но для тренированного разума она заметна. Тем более, если обладатель этого разума поднаторел в создании полистихийных заклятий.
«А это изрядно смахивает на «Ридо-то Инайэ»*, который я сам применял… Как там его отражали обычно? Стеной камня? Хм, не слишком я люблю с Землей работать…»
Ответом стало тоже двустихийное заклинание. Причем предназначенное именно для борьбы с такими вот структурами; за свою историю тайронэ накопили огромный опыт противостояния почти любым магическим атакам.
Навстречу смерчу ударил ветер… вроде бы слабый. Но его сила была вовсе не в способности давить и сокрушать.
Разумеется, вращающийся поток воздуха втянул в себя эти легкие потоки. Себе на гибель.
Потому что моментально активизировалась вторая составляющая – Огненная. И немедленно вступила в противоборство со своим вечным оппонентом – Водой. Ну а тонкие воздушные потоки не отставали, разрушая и дестабилизируя структуру аналогичных им.
Что произойдет с заклинанием, если его начнут расшатывать, а внутри еще и примутся бороться две противоположные Стихии? Распад. Такое очень мало что может выдержать.
И смерч обрушился в землю, из которой воздвигся.
Визет чуть улыбнулся; еще только отправив в полет «Кайдьен Фан»**, он начал планировать атаку.
«Сперва он применил нечто, весьма похожее на «Йитиан аритао»***. А потом – атаковал заклинанием, которое чуть ли не копирует «Ридо-то Инайэ». Значит ли это, что противник, сменив облик, получил некоторые мои заклинания? Интересно. Что ж, проверим его на прочность специфическими умениями…»
Быстрый жест правой рукой… и радужная лента, метнувшаяся с левой. Отвлечение – и удар. Простой, но весьма опасный – выплеск сиаи т’эль, изменяющий цель так, как будет удобно атакующему тайрону.
В данном случае изменение подразумевало уничтожение преграды на пути – например, одежды и плоти противника, образуя ровное отверстие.
Самым интересным было то, что наиболее эффективным против такого заклинания был щит из сиаи т’эль. Правда, тут имелась проблема… Сиаи т’эль, «призрачная материя» была доступна исключительно тайронэ. Даже абсолютно точное копирование их тела не позволяло касаться радужной энергии.
Многие тайронэ называли это благословлением Дракона Изначального. Ученые рассуждали о взаимодействии души и магических потоков. Но факт оставался фактом.

*«Смерч Игл» (тайро)
**«Огнистый ветер» (тайро)
***«Незримый ястреб» (тайро)
Дон Пахан
Вольный воздух, стянутый неумолимыми путами магии, в бессильной ярости бился в стенках смерча, пока его нечаянный благодетель готовил свой мизерикорд. Чуть слышный вздох, короткая агония пожирающего самого себя заклинания – и на поле боя вновь воцаряется тишина.
Лже-Визет, в который раз расцветший в улыбке, с растущим удовольствием наблюдал за тайроном – казалось, его неизмеримо радует та легкость, с какой противник отражает пусть и не архисложные, но весьма опасные атаки. Схожее чувство испытывает коневод, глядя, как только что купленный скакун шутя берет барьеры. Двойник мечтательно поднял глаза и слегка облизнулся.
Однако следующий ход Визета вернул его к действительности: легкий пасс правой рукой и сияющая радужная лента, непринужденно скользнув к новому тайрону, разбилась о точно такой же семицветный щит, возведенный за мгновение до столкновения. Лже-Визет тряхнул головой: защиту он ставил чисто рефлекторно, даже не осознавая, что он делает и зачем. Его выручила память: память тела и разума боевого мага тайрона, того, чье имя было Альфортайл эш энид Альфор Аонкиари-шочи Андар-тай.
Душа и тело, духовное и материальное, ян и инь, то-что-есть и то-что-существует – вот две стороны бытия, две половины всего сущего, две нити, из которых выткано полотно мироздания, во всяком случае, это одна из не опровергнутых гипотез. Как бы то ни было, любое живое существо можно если не разбить, то разделить на эти две составляющие. Скажем, Визет, помимо своей физической оболочки, имеет и то, что маги называют астральным телом, которое чаще всего наблюдается в виде ауры, но любой переместившийся в эфирный план сможет воочию увидеть эту астральную проекцию. Точнее, две абсолютно одинаковые проекции, схожие даже узором ауры, являющейся отражением индивидуальности живого существа. И нынешний оппонент тайрона был полностью идентичен ему как в физическом, так и магическом плане. Возможно, разница и существует, но кто в таком случае способен её указать?
Как бы то ни было, Лже-Визет отступил на шаг. Растерянно улыбнувшись, он поднял руку, будто хватая что-то, и тут же резко повел её вниз. После чего контуры его тела вновь поплыли, сливаясь в неясное марево, чтобы через пару секунд вновь обрести четкость уже в виде другого, тайронсагари Сайальфора Небесного Янтаря, представшего перед Визетом точно таким, каким тот видел его в последний раз. Взмах рукой – и в воздухе одна за другой появляются семь ледяных птицы с бритвенно-острыми крыльями, клювами и когтями. Но это ещё не все. В руках двойник держит голубоватую сферу, способную быстро принять форму щита, если Визет решит начать контратаку, или форму копья, если непредусмотрительно откроет себя для удара.
V-Z
«Что? Невозможно! Не-тайронэ не владеют сиаи т’эль…»
Мысль мелькнула – и пропала. Потому что тут же пришло иное определение, из все тех же анналов Круга.
Имаран-то истанирэ.
Мастер изменений. Метаморф, способный копировать чужой облик вплоть до врожденных способностей, знаний и талантов. Очень редкое явление.
Только так можно было объяснить применение «призрачной материи» не-тайроном. И только так можно было объяснить то, что против Визета применялись его же заклинания.
А следующее изменение на несколько мгновений заставило тайрона вскипеть от злости.
«Да как он смеет копировать учителя…»
Мысль пришлось оборвать. Пусть так, но это – боевой прием. Эффективный боевой прием, надо отметить. А бешенство в схватке только туманит разум.
Тот, чей облик принял противник, хорошо учил не поддаваться на провокации.
Конечно, противник не только на это рассчитывал. Удар опять знакомым заклятием… и вот тут Визет позволил себе мимолетную улыбку.
Имаран-то истанирэ применял не просто похожие заклинания – а именно заклятия Круга. Ну а работать с таковыми и против таковых Визет отменно умел; как раз Сайальфор ему и показывал, как защищаться от «Канноан Сэрайэ».
Короткий взгляд – и семь полупрозрачных, почти невидимых змеек срываются с ладони, стремительно рассекая воздух. Движутся они значительно быстрее птиц – потому как материи в них меньше.
Принцип прост. Вонзиться в уязвимую точку ледяных фигур; передать по структуре звуковой импульс, разбивающий лед. Именно так разбираются с подобными чарами; быстро и эффективно, без особых затрат энергии.
Семь птиц – это не так страшно. Визет мог перехватить и дюжину; так что последняя птичка разлетелась на части, не преодолев и половины пути.
А осколки еще не успели коснуться земли, когда тайрон перешел в атаку.
С рук мага сорвалась радужная пелена, стремительно покрывавшая расстояние между противниками. Конечно, щит можно было выставить… да только поможет ли?
Имаран-то истанирэ – редкое явление. Однако с магами-метаморфами тайронэ встречались; драться с противником, способным превратиться то в василиска, то в ракшаса, а то и в иллитида – удовольствие ниже среднего.
Так что методы борьбы с меняющими форму существовали. И одним из таковых и был «Веннол-то Ланнаром», «Полог Разоблачения».
Этот удар срывал с противника чужую форму, возвращая в облик, присущий ему от рождения. А заодно – на какое-то время и запечатывал в этом обличье. Ненадолго. Совсем ненадолго. Но в бою этого хватало.
Магические щиты, конечно, против этих ударов выставляли. И было это эффективно; пока кто-то из Изумрудных Дельфинов не доработал заклинание, заставляя его срывать еще и защиты.
А чтобы сделать удар убедительнее, Визет присоединил к нему еще маленький компонент; как только противник изменит облик на естественный, ему в грудь вонзится ледяная игла. И распадется, распарывая тело бритвенно-острыми осколками.
Разумеется, о привязке к цели он не забыл.
Дон Пахан
На счастье или на беду, но злоба и бешенство исказили лицо тайрона всего лишь на несколько мгновений – ничтожно малый срок для опрометчивых действий. А потому и ледяные изваяния не смогли причинить ему сколько-то серьезный вред. Неуловимое движение, стеклянный хруст и мириады блестящих осколков – такая участь постигла всех семерых. Лже-Сайальфор, на этот раз являя собой воплощение спокойствия и невозмутимости, расплел холодно сияющую голубоватую сферу, втянув её энергию, и стал ждать.
Точнее, хотел начать. Ещё до того, как земли коснулись первые капли хрустального дождя, тайрон перешел в атаку. Радужное марево, рожденное руками и волей мага, стремительно метнулось к двойнику. Тот, казалось, не слишком возражал: сопровождаемое легкой улыбкой, заклинание беспрепятственно достигло цели. Яркая вспышка, размеренные волны белого цвета, в которых временно потонуло все окружающее дуэлянтов пространство – и на месте двойника расправил крылья дракон. Точнее, истинная форма Визета. Иллюзия, предававшая облик Сайальфора, была исполнена безупречно, но не смогла обмануть специализированное заклинание. К тому же тайрон никогда не видел своего учителя таким, и потому наложить ещё одну личину Лже-Визет не мог. Ледяная игла же, рассчитанная на совершенно другую мишень, не нанесла дракону хоть сколько-то серьезного вреда. Но пребывание в этом виде по какой-то причине не устраивало двойника, и он при первой же возможности вернулся к гуманоидной форме.
Магия Превращений, как и отчасти схожая с ней школа Иллюзий, чрезвычайно любит точность и к тому же полна самых разнообразных нюансов. Например, опытному метаморфу не составит никакого труда изменить неодушевленный предмет так, чтобы модификация стала постоянной: вернуть его в первозданный вид можно лишь проделав обратные изменения. Но вот когда речь идет о живых существах и, в особенности, о таких высоких материях как знания и аура, перманентные изменения практически невозможны. Во всяком случае, для магов. И именно против них широко используются различные разновидности развеивающих заклинаний. Однако против нынешнего оппонента тайрона они не сработают. Точнее, не сработают так, как того желает маг. Потому, что как бы странно это ни звучало, в настоящий момент истинный облик двойника совпадает с таковым у Визета точно так же, как совпадают их знания и способности.
Глубоко вздохнув, Лже-Визет на несколько мгновений закрыл глаза и резким движение скрестил руки на груди. Два скрещивающихся огненных серпа четырех метров в длину выросли от земли недалеко от вызвавшего их мага, стремясь четвертовать Визета. Как и оригинальное заклинание, они обладали рядом особенностей: способностью разрезать щиты, не тратя энергию на их полное уничтожение, и непосредственный контроль со стороны мага.
V-Z
«Хэйс ардаш… значит, копирование до такого уровня?»
Да, с такими метаморфами Визету еще не доводилось сражаться. Сознание привычно отмечало все, совершаемое противником, и заносило в раздел «непременно обдумать». Но таковому занятию можно было предаться потом, значительно позже… А сейчас надо было отражать атаку.
К счастью, заклинание вновь было знакомым, и способ борьбы с ним был известен. Чисто тайроннианский способ, надо заметить…
Навстречу серпам плеснули радужные стрелы – вновь снаряды из сиаи т’эль. Изменяющая атака…
Летели они даже быстрее, чем серпы. А при достижении… что ж, при достижении от чар противника мало что оставалось. Один из любимых приемов тайронэ – разрушать структуру заклинания, уничтожая опорные точки и рассыпая составляющие… так что удар обращался в прах еще до соприкосновения с целью.
А особенно качественно эта тактика работала против заклинаний, которые уже были изучены и хорошо известны. Вот как сейчас.
Вот с атакой было бы посложнее… Было бы.
За свою жизнь Визету доводилось не раз бывать не только участником, но и свидетелем магических боев. И применяемые там заклинания он тщательно запоминал и впоследствии – рассматривал.
А что если применить чужое заклятие? Причем… в памяти самого тайрона не было способа противостояния ему; он видел, как это делал противник того мага, но еще не работал над подобным сам. Заодно он еще и чуть переработал заклинание, так что вряд ли и тот способ бы подошел… Посмотрим, скопировал ли оппонент только тело и способности, или еще и умение таковыми пользоваться…
Легкий и быстрый взмах; изученная и хранящаяся в памяти схема наливается энергией.
И в полет отправляются пять тончайших нитей из измененного воздуха, с заключенным внутри звуковым ударом. Правда, в изначальном варианте они лишь резали тело противника; в этом же две из нитей при попадании еще и разрывались, выпуская содержимое на свободу. Получить два могучих акустических удара внутри своего же тела – неприятно, да?
Дополнительную трудность представляло то, что сразу после активации нити разошлись по разным траекториям, атакуя противника с разных сторон.
Ну а про такую обыденность, как непременная привязка к противнику, право же, и говорить не стоит… Впрочем, как раз стоит. Поскольку на сей раз одними параметрами ауры Визет не ограничился; не исключено, что заклинание запутается в выборе между одинаковыми целями.
Посему добавилось еще и визуальное наведение.
Дон Пахан
Огненные серпы, не успев проделать и половину пути, оказались изъедены изнутри радужной силой тайронов. Последние следы веселости испарились с бледного лица Лже-Визета: губы крепко сжаты, брови сдвинуты, взгляд предельно жесток. Проверка, а вместе с ней и игра, закончились. Теперь двойник выглядел как существо, точно знающее, чего, а точнее, кого оно хочет, и не останавливающееся ни перед чем, чтобы заполучить желаемое. Чуть выставив правую ногу вперед, Лже-Визет стал изучать приготовления оппонента.
Опознать следующее заклинание было несложно. Несмотря на использование типично тайроннианских методов при создании, и структура, и наполнение этого плетения носили ярко выраженный инородный характер. И действительно: авторы заклятия не имели с Кругом Драконов ничего общего. И хотя завершающие жесты тайрона были просты и небрежны, выстраивание хитроумной схемы заняло определенный промежуток времени, в течение которого тело Лже-Визета стремительно опутывала паутина невесомых радужных нитей, на этот раз буквально сияющих как в обычном, так и магическом спектре.
Лже-Визет опередил своего оппонента всего на пару секунд: сверкнула вспышка, на мгновение скрывшая его фигуру, после чего двойник вытянул руки, словно надеясь поймать пять сорвавшихся с пальцев оригинала невидимых и крайне опасных волосков измененного воздуха с клокочущим звуковым хаосом внутри. Этого у него не получилось. Пять извивающихся смертей, зайдя с разных сторон, без труда прошили тело тайрона. Хотя «прошили» неверное слово. Они просто прошли сквозь него так, словно плоть двойника и окружающий его воздух не имели ровным счетом никаких отличий, после чего их разрушительный потенциал обрушился на землю, оставив на ней три тонких и две раскуроченных, рваных раны. В ту же секунду Лже-Визет возник в семи шагах позади своего прежнего местоположения. Оскалившись, он опустился на одно колено и приложил обе ладони к земле.
«Тайроны любят и умеют удивлять». Перебирая сыпучий песок боевых воспоминаний дракона, Лже-Визет особенно часто натыкался именно на эту фразу. И, видимо, решил принять её на вооружение. Блокирование заклинаний, подобных сотворенному Визетом, обходится неоправданно дорого. Гораздо выгоднее от него уклониться. Однако этот факт не является тайной и для создателей, в обязательном порядке использующих различного рода привязки. Но это не означает, что их нельзя обмануть. К тому же семейной специальностью Визета является школа Иллюзий. Упустить такой шанс двойник не мог.
Опознав готовящееся заклинание и в полной мере оценив исходящую от него угрозу, Лже-Визет принялся плести простейшую обманку - иллюзию, копирующую визуальный образ и ауру тайрона. А для того чтобы поглощенный работой дракон ненароком не заподозрил неладное, окружил себя блестящими нитями из сиаи т’эль, могущими служить основой множества защитных заклятий, но на деле представляющих собой слепящее яркостью прикрытие. Параллельно с фальшивкой двойник вывел схему простейшего маскирующего заклинания, позволяющего свету обтекать тело и глушащего ауру, которое должно сработать одновременно с установкой иллюзии. Любое заклятие «Истинного зрения» не оставило бы от этой хитрости и камня на камне, вот только у Визета после окончания плетения не было ни причины, ни времени для подобного колдовства. Драгоценные же секунды пошли на стремительный и насколько это возможно тихий отход назад. Хотя, это могло быть излишне: даже услышав шаги, Визет вряд ли успел бы остановить практически молниеносный удар.
А сейчас двойник взывал к стихии Земли, наименее послушной и оттого наиболее неожиданной. Даже базовых знаний достаточно для того, чтобы в шаге от Визета с разных сторон из земли выросли два толстых, с тропическую змею, жгута, стремящихся обвить тайрона, раздробив кости и свернув шею в страстном объятии. Последним же штрихом было радужное сияние: пропитав заклятие сиаи т’эль, Лже-Визет защитил его от грубого вмешательства в структуру.
V-Z
Боевой маг, думающий только о настоящем, долго не живет. Поэтому любой, стремящийся к достаточно долгой и успешной карьере в этой области, быстро учится строить верные предположения и рассчитывать возможные ходы противника. Тайронэ называли это «миар-литанло» – «мысль-опережение», и считали необходимой частью подготовки.
Ходили слухи до великих мастерах миар-литанло, которые были способны в самом начале боя, после первого обмена заклинаниями, предсказать весь ход будущего поединка. Визет, к его глубокому сожалению, к таковым не принадлежал, но определенных успехов достиг.
И думать об ответном ударе противника он начал одновременно с плетением того самого чужого заклятия.
Оппонент располагал его разумом и возможностями, и знал все, что мог применить тайрон… но можно с тем же успехом сказать, что и Визет знал все, что может против него выставить противник. Так что задачи у них были одинаковые, и одна из самых верных ставок – на неожиданность.
Но что именно может быть неожиданного в своем же арсенале? Может. Заклинания, относящиеся к ре-едко используемой сфере, которую не отразишь «на рефлексе» – потому как такого рефлекса просто нет.
В случае с Визетом такой сферой была Земная. Тайрон обучался работе с этой Стихией, но никогда не испытывал к ней особенной симпатии. По мнению Визета, она была могучей, но слишком медленной для настоящего боя. Конечно, настоящий мастер Земли мог сделать из нее смертоносное и стремительное оружие… но зачастую им приходилось сознательно отказываться от других Стихий, чтобы обрести такой контроль над этой.
В аналогичной ситуации Визет применил бы Землю. Не было оснований считать, что противник, имеющий его опыт и знания, поступит по-другому.
Ну а с направлением атаки даже вопросов не возникло; тайрон очень часто применял бьющие в спину или с боков заклятия. Неэтично? Зато действенно.
Поэтому, едва метнув свое заклинание, тайрон прислушался к происходящему вокруг, дабы не пропустить возможную атаку. И не пропустил…
Земляные щупальца – вещь полезная, и попавшему в их объятия вырваться очень сложно. Но у них есть крупный недостаток – даже при наведении на цель они остаются соединенными с землей, и их длина конечна. А вытянуться им куда сложнее, чем жгутам Огня или Воздуха, и занимает это больше времени.
И очень легко стремительно метнуться в сторону, уходя из-под удара, а потом атаковать самому - коротким разрывающим заклятьем. Обычно им рвали плоть, иногда - металл.
А сейчас - землю.
Перебитые у корней щупальца подлетели в воздух и грянулись на землю; чтобы вновь переместить их, требовался контроль... и уж времени на это Визет давать был не намерен.
Одновременно с ударом по щупальцам левая рука вскинулась, и из середины ладони метнулась узкая черная стрелка. Очень быстрая и очень смертоносная. Любимое оружие Желтых Скорпионов - заклинание, парализующее нервную систему и ведущее к смерти.
Быстрое. Надежное. И малозаметное - слишком мал шанс заметить стрелку в полете.
Очень редко Визет его использовал. И почти никогда - в поединках.
Так что вряд ли скопированный опыт смог бы это подсказать...
Дон Пахан
Лишь только поднявшись с колен, Лже-Визет осознал полнейшую несостоятельность своих действий. Ошибка, как это часто бывает, лежала на поверхности и потому благополучно осталась незамеченной. Безупречная логика, идеальный просчет, лучшее решение — все это в полной мере относилось к атаке двойника. Но лучшее враг хорошего. И оригиналу не составило труда воспроизвести эту же схему у себя в голове. Самый неожиданный ход оказался самым очевидным. И ничего удивительного, что атака, основанная на внезапности, потерпела крах.
Но это случится чуть позже. А пока злоба неторопливо искажает бледное лицо двойника. Обуреваемый досадой за собственную глупость, Лже-Визет потребовал у теперь уже своей памяти средство для уничтожения оригинала. Быстрое. Надежное. Незаметное. То, что убивает без долгих приготовлений и многочисленных условий. То, что сам Визет применил бы в подобном случае. К его немалому удивлению, память преподнесла ему нужный вариант.
И как только это случилось, пространство перед двойником вновь подернулось переливчатой дымкой — радужным маревом очередного щита. Теперь уже у хмуро улыбающегося тайрона не было никаких сомнений по поводу следующей атаки: маленькая черная стрелка, миниатюрное абсолютное оружие, воплощенная смерть — вот что должно решить этот поединок. А поскольку земляные щупальца, защищенные от грубого всплеска сиаи т’эль, но не от не менее грубого проявления физической силы, оказались оборваны под корень, жертвой суждено было оказаться Лже-Визету.
Однако провидение считало иначе: возможно, этот несуразный бой его просто забавлял. Очередной расчет оказался оправданным, черная стрелка утонула в красно-оранжево-желто-зелено-голубо-сине-фиолетовом море, но ситуация неумолимо склонялась к пату. Карта, могущая переломить исход партии, оказалась преждевременно вскрыта, и теперь от неё уже не будет большого проку — за малейшим похожим колебанием энергии незамедлительно последует установка щита. А потому сама битва во многом утратила смысл.
Лже-Визет, выпрямившись и расправив плечи, бросил сумрачный взгляд на своего оппонента. Помедлив пару секунд, словно что-то прикидывая, его фигура неожиданно стала съеживаться, стремительно уменьшаясь и меняя цвет. Несколько мгновений — и перед Визетом предстало то самое сгорбленное существо, что бросило ему вызов в далеком зале Клуба. Ещё раз взглянув на тайрона, на этот раз как-то жалобно, оно вытянуло руки вперед, одновременно слегка покачивая кистями, что, по видимому, должно было изображать весы, приходящие к равенству обеих частей. После чего существо вопросительно уставилось на Визета.
V-Z
Неожиданный поворот. Судя по всему, противник решил закончить бой – и он был в своем праве. Визет не мог (да и не хотел) побороть невольное уважение к оппоненту; он еще не встречал существ, способных скопировать тайрона и противопоставить ему самого опасного противника – его самого.
Только слышал о таких чарах… например, о Двойнике Хаоса, одной из лучших разработок Бестельглосуда Хаоса, первого колдуна Серой Земли. Но сделать подобное силами лишь своего организма… и потом верно выбирать тактику боя…
Вне сомнений, это заслуживает уважения.
– Если вы хотите завершить бой, – мягко произнес Визет, – я не имею возражений. И благодарю за столь… занимательный поединок. Не укажете ли неким образом, к слову, каков ваш родной мир? Вне сомнения, это необычное место.
Защиту он, впрочем, не ослаблял. Кто знает, что осталось от скопированной личности после обратного превращения? Сам Визет нередко пользовался вот такой иллюзией поражения, чтобы нанести удар.
Дон Пахан
Слабо улыбнувшись, двойник в очередной раз вытянул шею и слегка похлопал по горлу, напоминая любопытному тайрону о своей неспособности говорить. После чего медленно уселся на траву, скрестив ноги, закрыл глаза и начал выводить руками замысловатые пассы. В тот же момент воздух вокруг него оказался пронизан сотнями голубоватых каналов – следствием весьма мощного заклинания перемещения, готовящегося разорвать ткань мироздания, дабы отправить своего создателя в иное измерение. Секундная пауза, вспышка – и единственным разумным живым существом на много миль вокруг остался Визет.
V-Z
Тайрон, оставшись в одиночестве, пожал плечами. Право же, странный вышел бой… но, безусловно, интересный и наградивший его новым опытом.
А что еще нужно странствующему магу? Кроме своевременной оплаты, конечно.
– Спасибо еще раз, – вслух произнес Визет. – Это был прелюбопытнейший поединок…
Он уже совсем было собрался уйти с арены, но остановился. Еще есть одна мелкая формальность… которая легко решается магическим начертанием в воздухе.
Синеватая, искрящаяся надпись.
«Поединок завершен».
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.