Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок Anahoret vs. Миридин
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Законченные бои <% AUTHFORM %>
Anahoret
Анахорет поднимает оружие, по которому, подобно электричеству, бегают язычки пламени, кивает, и весело произносит:
- Ничто так не соединяет людей, как улыбка... Развлечемся?
Поединок начинается.
Бродяга перехватывает глефу выше, второе лезвие касается пола, шаг вперед - и по камню устремляются, подобно кузнечикам, лиловые искры. Рывок, оборот… Глефа описывает окружность, оставляет легкий росчерк - словно кометы хвост. Удар справа, с приложенной силой вращения, направлен в грудь соперника.
Миридин
- Я с тобой согласен... в общих чертах, - произнёс я, извлекая одну саблю из ножен. Длинный клинок, матовый, чтобы не отбрасывал бликов в ночной темноте, полутораручная рукоять, которую можно удобно ухватить даже за гарду... Как нетрудно догадаться, оружие делалось назаказ, и, естественно, из лучшего металла, нашедшегося у императорского оружейника. Всё-таки можно себе позволить себе маленькое удовольствие, когда тебя обеспечивает Инквизиция...
Но, пока я предавался размышлениям, Анахорет не стал медлить... Описав лезвием глефы на полу окружность, он устремился ко мне... Перехватив рукоять левой рукой поудобнее за крестовину, я пригнулся, слив удар глефой по клинку у себя над головой и на мгновение замер, ожидая второго удара... Он, конечно, мог и не последовать, но насколько я знаю, человек, умело обращающийся с глефой или, например, с посохом, старется поймать противника именно на этом. Тот зачастую не ожидает удара дальним лезвием, а ведь его можно провести на удивление быстро...
Anahoret
А Миридин силен, тяжелый удар бродяги - сдерживает одной рукой…
Слияние оружия - это как натягивание тетивы лука, которую отпусти, и сорвется стрела. Анахорет изменяет угол наклона, и, подобно вспышке молнии, лезвие глефы соскальзывает с клинка, а другое лезвие, словно ветер, устремляется в левый бок соперника, - одно из главных правил: «используй силу противника»… К тому же, в ближнем бою, сидячее положение – стеснение в действиях. Хотя…

В голове мгновенно проскакивает почерпнутая, в одном из миров, информация: "Сидячее положение подчеркивает ваше преимущество перед «ДПСником», выходя из автомобиля, вы отказываетесь от своих территориальных прав и переходите в подчиненное положение..." Посему, может Миридин принимает бродягу за «ДПСника»… А где же тогда автомобиль?!
Отшельник улыбается возникновению шутки.
Миридин
НРПГ: Вообще-то, слив - это вовсе не от слова слияние, а от слова сливать, то есть блок был не жёсткий, а под углом, когда удар соскальзывает по клинку, не прекращая движения. Ну да ладно, итог-то вышел один)

Да, интуиция меня не подвела (впрочем, то, что при своей работе я до сих пор жив, уже говорит о том, что она меня почти никогда не подводит) - не успело одно лезвие глефы соскользнуть с клинка, как второе со свистом устремилось мне в левый бок. А вот эта ситуация уже интереснее... Первый удар Анахорета придал моему клинку вращение, используя это, я довернул руку вокруг локтя, и опустил саблю остриём вниз, лезвием навстречу глефе. Но, естественно, я не собирался буквально отсиживаться в обороне. Пока сабля совершала оборот, я резко поднимался с колена, метя правым кулаком в живот отшельника. Блок, на сей раз жёсткий (саблей я уперся в пол, а мой бок мгновение назад был именно на её уровне), должен приостановить вращение глефы, а второе лезвие сейчас где-то за головой Анахорета... Так что сейчас должны последовать два удара: в мой блок и в живот бродяги...
Anahoret
Миридин невероятно быстр - отличный боец! но и бродяга - не худший.
Анахорет замечает движение соперника, прилагает дополнительную левой рукой силу - глефа наклоняется… Древко? нет, глефа полностью из стали, - рукоять, как временный блок, подставляется под кулак. Бродяга отталкивается, кувырок назад, - лезвие, подобно перемещению маятника, в достаточной близости от Миридина, вертикально прорезает воздух.
Анахорет оказывается на расстоянии четырех шагов от соперника…

В памяти всплывают слова Ренара: «Жизнь – это ящик, полный колющих и режущих инструментов. Всякий час мы калечим себе руки до крови.»
Миридин
Я еле успел разжать кулак, чтобы не отбить костяшки пальцев о стальное древко глефы (ну и ломик, интересно, фунтов на сколько потянет, двадцать, тридцать? Силен отшельник), и удар пришёлся ладонью. Тут Анахорет делает сальто назад, едва не задев меня глефой (впрочем, мне даже не пришлось уклоняться от неё). И оказывается в четырех шагов от меня.
Ну что ж, я принимаю более устойчивую стойку и перехватываю клинок за рукоять обеими руками, приподнял руки на уровень глаз, направив клинок горизонтально в сторону Анахорета, встав к нему левым боком. Теперь важно найти подход... Смотря прямо в глаза Анахорету, я улыбнулся и неспешно сделал два шага в его сторону.
Anahoret
Глефа и верно тяжеловата, но без магии - тут не обошлось…
Миридин делает два шага вперед, - этого и ждал отшельник. Он слегка подгибает колени, словно принимает положение пружины, и от ладоней, будто ключ чистого источника, бежит по оружию живой огонь. Анахорет поднимает костяную руку и делает знак Вур. Описанный глефой круг, в котором оказывается соперник, подобно выбросу гейзера, вспыхивает диким пламенем…
Миридин
Хитро, хитро... Анахорет вроде бы с места и не сходил, а умудрился глефой заключить меня в огненный круг... Но меня что-то не вдохновляло оставаться в нём, так что я решил, раз уж пошла в ход магия, то пора и мне её использовать. Одно из любимых заклинаний школы Движения - телепорт... Чтобы не расходовать слишком много энергии, я не стал именно телепортироваться, а лишь переместился по крюкообразной траектории за спину отшельника и попытался приложить его рукоятью сабли меж лопаток.
Anahoret
Отшельник не зря принял позу «пружины» - это позволяет быстро привести тело в движение. Легкое прикосновение рукоятью сабли: будь то острие - к одеянию бродяги добавилась бы еще одна лохма, - и Анахорет отпрыгивает, в прыжке отводит глефу назад и направляет в ноги соперника…
Огненный круг опадает. Камень, словно приобретение антропоморфизма, вдыхает прохладный воздух, остужается.
В темных глазах скитальца медленно зарождается свечение подобное блеску Луны.
Миридин
Хорошо, Анахорет отпрыгнул от удара. Ничего другого я, собственно не ожидал, так что плавно продолжил движение удерживаемой обеими руками сабли вниз и подставил её под скользящий удар глефы. Огненный круг вовремя опал, а не то отшельник явно подпалил бы свою хламиду...
В глазах Анахорета начинает нарастать неясное свечение... Не очень я люблю эти спецэффекты... Скорее по привычке, нежели ради какой-то пользы я наложил на глаза противника заклинание пелены. Впрочем, помимо того, что благодаря этому я не буду видеть блеска его глаз, он не сможет практически ничего видеть.
Anahoret
Словно исполнение арпеджио, звонко соприкасаются лезвия, расходятся… Отшельник чувствует странное давление - возможно заклинание слепоты.
С точки зрения физики, глаз - оптический прибор, мы видим изображение только благодаря попаданию на него света. Но может ли человек без зрачка, абсолютно черными, как деготь глазами, видеть окружающий мир?
Преисподняя погрузила зрение отшельника в полную темноту, но и дало иную возможность осязания. Анахорет теперь не является «узником Платона» - больше не наблюдает тени на стенах пещеры, ему открыт реальный мир, и все же, складывает пальцы в знак Старших Богов, проводит по лицу, шепчет:
- Партас, забери…
Заклинание, будто исчезновение корабля в воронке, пропадает. Анахорет расплывается в улыбке и весело произносит:
- «Смотри в даль – увидишь даль; смотри в небо – увидишь небо; взглянув в зеркальце, увидишь только себя»…

Скиталец поднимает глефу, темные струи, подобно дыму, окутывают оружие.
- Партас, снова взываю к тебе!
Камень под Миридином, словно столкновение пластов Земли, вздрагивает…
Миридин
Взывает к богам? Ну что ж, ежели оно ему требуется, то мне не стоит этого забывать... А о заклинании я даже не беспокоился: простейшая чара Тени, она явно не рассчитана на посетителей этого клуба: почти никто из них давно не пользуется обычным зрением...
- ... и то, что позади тебя... - почти шёпотом произнёс Миридин. Было бы уместно повторить трюк с перемещением, но это, пожалуй, как-то скучно... Так что, когда пол подо мной задрожал, я уже знал, что делать. Я самую малость приподнялся над плитой и понёсся (не побежал, а скорее полетел) со всё нарастающей скоростью в сторону Анахорета, отведя саблю чуть назад для удара...
Anahoret
Не дано смертному вырваться из мира мертвых, но Анахорет слился с Йог-сотхотхой. А зачем тогда тратить силы, если их можно черпать из Бесконечности…

- Сукшма Прана, - тихо произносит отшельник, раскручивает глефу и полностью «переходит» в покров аннамайя – совершает в пространстве резкое перемещение. Информация об "энергетической среде" на доли секунд изменяется... Кажется, подобно миражу, Анахорет не двигается с места, но на самом же деле, глефа с невероятной скоростью разрезает воздух – удар направлен в Миридина.

«Смертный, скользи по жизни, но не напирай на нее» (Эпикур)
Миридин
- Быстрее! Быстрее!! Ещё быстрее!!! – сегодня учитель на редкость настойчив…
- Х… х… зачем? – задыхаясь, спрашивает его молодой солдат.
- Вот зачем! – наставник даже бровью не повёл, но разведчик почувствовал резкий удар по спине и, обессиленный, свалился на землю.
- Ты всегда можешь встретить того, кто окажется быстрее тебя.
С того дня Миридин больше не задавал наставнику глупых вопросов…


Магия движения в первую очередь работает со скоростями. Нередко – с крайне высокими. Иногда – с умопомрачительными. А бывает, что и просто с запредельными. И если адепт не способен уловить как малейшего, так и огромного изменения в пространстве за долю мгновения, он просто расшибётся, например, о шишку, сорвавшуюся с ветки. Так что, сколь ни быстр был отшельник, привыкшие к этой задаче глаза и разум Миридина выдали ему перемещение противника. Времени на заклинание уже не оставалось, блокировать на такой скорости – самоубийство, уворачиваться – слишком сложно, чересчур быстро человек движется навстречу глефе. Поэтому Миридин самую малость ускорил свои ноги, при этом заваливая торс на пол. Проскочив под смертоносным взмахом клинка Анахорета, инквизитор перевернулся на живот и вскочил на ноги.
- Быстро, быстро. Великолепно. Но я бы не стал на вашем месте пытаться фехтовать на такой скорости, - Миридин разжал руки, и сабля зависла в воздухе, мелко вибрируя…
Anahoret
Анахорет пытался ускориться, но… что-то пошло не так.
Время срывается с петель.

Тот же зал... Заметные следы утихшего вихря магических сил… И два силуэта. Они встретились на перекрестке судеб, и только один пойдет дальше.
Кажется, ничего не изменилось, вот только… словно прошел целый год или кто-то свыше просто «переставил фигурки».

Анахорет чувствует в себе изменения, осознавая, что они коснулись не только его. Прикрывает глаза, расслабляется… Крепче сжимает глефу и со свистом прорезает воздух.
Чтобы это не было – поединок продолжается.

«Время как вода…»
Миридин
Как бы то ни было, поединок продолжался. Миридин плавно повёл правой рукой в одну сторону, потом в другую - сабля послушно повторяла её движения. Тогда маг завёл руку за голову, прищурился...
- ЛОВИ! - крикнул Миридин, выбрасывая руку вперёд. Сабля обстряём вперёд устремилась к Анахорету, а человек уже потянулся левой рукой за второй саблей...
Anahoret
Обрывки памяти…

- Именем короля! Убить! И сжечь!
«Так вступают в новые владения дьяволы короля. Сволочи!»
Мальчик хватается за лопату и как ножом срезает ногу солдата. Кровь забрызгивает детское личико.
- Гррр… - беспомощный крик врага.
Тут же хватают за шиворот, больно выворачивают руки, пытаются заткнуть рот... Хряк! Тьфу! Паренек выплевывает откусанный палец и вырывается, но… клинок стремительно расчетлив и голова слетает с плеч.

***
Реальность

«Клинок стремительно расчетлив…»
Отшельник отводит глефу назад, перехватывает рукоять ближе к лезвию и, размахнувшись, бьет по свободно летящему клинку. Это как соприкосновение двух шариков, когда один тяжелее другого. Но насколько бы это не отклонило клинок, его хозяин может вновь восстановить траекторию. Так что…

Анахорет делает пару знаков левой рукой (воздух слегка теплеет) и, раскручивая глефу, сломя голову несется на противника.
Смертельное оружие вычерчивает замысловатые фигуры, разгоняется все быстрее и быстрее. Такая скорость «тяжеловеса» просто сломает чужие атаки, но и остановить «Камаз» - вмиг невозможно.
Миридин
У Анахорета великолепная реакция. Именно она и спасла ему жизнь... Миридин уже довольно долго воспринимал происходящее, как в замедленной съёмке: вот сабля приближается к цели... Отшельник отводит глефу назад... Осталось четыре фута... Перехватывает рукоять ближе к лезвию... Три фута... Бьет по свободно летящему клинку, делает пару знаков левой рукой... Но не успевает сделать и шага в сторону Миридина, потому что магически запущенная сабля - это не стрела. Скорость рукояти, к которой собственно и привязано заклинание Миридина, направлена не в сторону острия, а в сторону Анахорета. И тут есть принципиальная разница. Так что сабля делает красивый медленный разворот (на взгляд Миридина, конечно же) и в лицо делающему первый шаг Анахорету приближается яблоко на рукояти сабли. Впрочем, дальше скорее всего будет не лучше, если сабля продолжит вращение...
Anahoret
Обрывки памяти…

Голова мальчика подкатывается к ногам деревенского юноши.
- Эй, парень! пни-ка ее мне! - дико ржет солдат.
Парень смотрит вниз, заглядывает в застывшие с отважным блеском глаза мальчугана…
- Давай! Не тяни, пинай уже, - хохоча «подбадривает» другой латник.
Анахорет ставит ногу на голову, раскачивает и толкает… Он уже не мог ничего исправить - и подчинился, за что остался в живых.
Но этот блеск в глазах ребенка навсегда сохранился в памяти отшельника.

***
Реальность

«Он уже не мог ничего исправить...»
Отшельник замечает рукоять только тогда, когда столкновение уже становится неизбежным.
«Но этот блеск...»
Последующее происходит в единый слитный момент.
Анахорет поворачивает голову, разжимает пальцы, отклоняется назад, отталкивается, - рукоять клинка приходится в левую скулу… Глефа, получив свободу, точно крылья мельницы пролетает по залу и врубается на половину лезвия в стену - по оружию проходит дрожащая волна колебаний... Но что же произошло со странником?
Благодаря движению в сторону, человек в рясе избегает прямого соприкосновения с клинком, но удар все же достигает цели - и отшельника отбрасывает назад…

Анахорет приседает, потирает ушибленную скулу, морщится… больно.
Повторное движение рукой и в месте предыдущего потепления вспыхивает огненное пламя. Резкий дисбаланс температуры может ощутимо подействовать на контроль клинка, к тому же жаркое пламя временно разделяет противников и закрывает Миридину обзор.
Миридин
Миридин, в отличие от большинства посетителей клуба, не очень любил, когда его лишают возможности видеть противника. Поэтому он решил повременить с активными действиями. Конечно, сейчас он оказался в более выгодном положении: противник получил неслабый удар в лицо, лишился оружия... Оружия... Кстати... Опустив так и не вынутую из ножен саблю обратно, Миридин резко дёрнул правую руку на себя. Сабля, находившаяся где-то рядом с Анахоретом, пролетела через огненную стену, не успев особо нагреться, и вернулась в руку владельца. Человек занял оборонительную стойку, чуть присел, вслушиваясь в окружающее его пространство.
Anahoret
Чистое озеро. Мягкая гладь. Вода, словно притворяется зеркалом - и получается, раз красуется само Небо. Но вдруг на бархатном фоне появляется «черная туча» - в озеро грубо входит солдат.
- Ух! Холодная!..
Раздается хруст ветки.
- Кто здесь?..
Настал момент, некогда ждать! Отшельник выпрыгивает из укрытия и бегом направляется к оставленному на берегу оружию. Клинок в руках Анахорета…
- Зачем я тебе? – осторожно спрашивает солдат.
- Ты знаешь…
И озеро окрашивается красным.
- Сыграем? – спрашивает отшельник, ставя ногу на голову.


***
Огненное пламя постепенно начинает опадать.
«Настал момент, некогда ждать!»
Превозмогая еще не утихшую боль, отшельник встает, разводит руки и медленно начинает сближать, словно стягивает воздух в единый комок (это не Воздух, лишь так представляется). По полу, ветвясь и размножаясь, устремляются тонкие черные полосы, а перед Анахоретом, увеличиваясь в размерах, возникает черный шар. Там, где пробегают «темные змейки» уходит пока только жизнь букашек, но вся эта «энергия» вкупе с силой мага собирается в Целое и приближается к Миридину.
Для лучшей жизнеспособности заклинания странник создал два накапливающихся истока: черный шар перед собой и сами темные полосы.
Миридин
Огненная стена начинает постепенно угасать. Через опадающую пелену я вижу, как Анахорет разводит руки и начинает медленно сводить их. Перед ним возникает и растёт чёрный шар. Сути заклинания я так и не разобрал, но судя по тому, что, как подсказывает магическое чутьё, с противоположной стороны к огненной стене приближается какая-то дрянь, ничего хорошего мне это не сулит. Но что делать? От чего защищаться? Ладно, не важно. Лучшая защита - это нападение. И я, не паникуя, подбрасываю правой рукой клинок в воздух, хлопаю в ладоши, а затем ловлю саблю за рукоять (это у меня неплохо получается, особенно если использовать немного магии) и любуюсь на результаты своих действий. А именно: в момент хлопка Анахорета должно было несильно, но ощутимо "приложить" с трёх сторон - по рукам, сдвигая их друг к другу, и заметно сильнее - по спине. Так что мой противник впечатается в свой собственный шар или руками, или, если удержит их, прямо грудью. Посмотрим, как это повлияет на стабильность заклинания.
Anahoret
Темная струйка медленно скатывается, набухает как почка на дереве и… срывается. Капля за каплей на острие меча. Легион Дьяволов – это сорняк, который настало время выдернуть!
Но что это?! Сон? Перед отшельником тот же мальчик, из родной деревни. Вот он весело тянется ручками… Анахорет тяжело вздыхает, опускается на колени, готовый обнять ребенка, но… В детской руке мелькает кинжал.
Человек в черном одеянии хватается за глаза, мучительно запрокидывает голову, а через ладони сочится кровь... (Анахорет был ослеплен яростью и уже сам не ведал, что творил. Карающий клинок перерос в Торнадо, убивающий все живое.)
- Раз ты ослеплен, так ощути же это по-настоящему, - услышал он слова…


***
Толчок сзади. Анахорет влетает в собственный шар. Источник накопленной Силы прогибается, набухает и… лопается! погружая отшельника во Мрак.
«Память крови. Ярость. Легион Дьяволов… Воспоминание, несущее Смерть!»

Темная пелена, словно дым, сгущается. Внутри, как два голодных зверя, наливаются багровым цветом зрачки.
- Настало время… - глубокий грудной голос.
На ладони танцует огненное пламя. Раз! и скиталец сжимает кулак. В этот же миг из стены вылетает глефа (Анахорет словно переносит реальность на искусственную модель ладони, заключая выплеск огня внутрь стен, которые от скачка «давления» и собственного «расширения» просто выталкивают инородное тело). А пустынник уже приближается к Миридину. Выхватывая глефу в воздухе, проводит рубящий удар в корпус противника.

Сознание отшельника погрузилось во Тьму, сменив разум на грубую разрушающую силу, как и тогда…
Миридин
Река неспешно несёт свои струи по руслу, перерезанному старой плотиной. Взрыв взметает ввысь потоки водной стихии. Они опадают с плеском, по реву превосходящим сам взрыв. Водяная лавина врезается в преграду, сметая её со своего пути. Вал, порождённый взрывом, несётся на хутор, ощетинившись вырванными из плотины брёвнами, изготовившись для сокрушительного таранного удара...

***
Как я и рассчитывал, попадание Анахорета в центр своего плетения сорвало заклинание, но... такого результата явно не ожидал. Было похоже на то, что я подтолкнул отшельника, и он сорвался прямо с места в стремительном броске. Глефа вылетела из стены прямо в руки бегущего ко мне по каким-то "тёмным змейкам" (видимо, они создавались не взаимосвязано с шаром, а раздельно), через остатки огненной стены Анахорета. Интересно, как он себя после этого чувствует? Но времени у меня на соболезнования не оставалось: противник снова двигался с умопомрачительной скоростью и, если бы не отточенное тренировками восприятие, разрубил бы меня пополам ещё до того, как я осознал, что он снова вооружён. Но происходящее не прошло мимо меня незамеченным. Блокировать удар Анахорета - вариант не самый приятный, отходить смысла тоже немного - догонит и всё равно ударит... Придётся действовать магией... И я совершаю, если смотреть со стороны, самый безумный поступок в такой ситуации - подставляю под удар (чуть ниже лезвия, под "древко") раскрытую левую ладонь. Естественно, лишаться руки не входит в мои планы: парой мгновений раньше я привязал к ней заклинание, достаточно простое в силу небольшого объёма среды, подвергающегося воздействию, и непосредственной близости к моему телу. Любой предмет, оказавшийся на расстоянии меньшем буквально нескольких дюймов с от моей ладони, со значительной силой отбрасывался от неё. Руку, к сожалению, в такой ситуации не сожмёшь, зато мощности должно хватить, чтобы как минимум остановить удар. А что самое приятное, всю энергию удара поглотит заклинание, мне усилие ни в коей мере не передастся.
Следя за столкновением руки и оружия краем глаза, я не сводил взгляда с Анахорета: лучше быть готовым ко всему, ишь как у него глаза горят... Не к добру...
Anahoret
Отшельник обессилено упирается руками в землю. Ощущение такое, словно не она его держит, а он пытается за нее удержаться. Красные струйки как слезы вытекают из глаз.
- За что мне такое проклятье… Я же хотел как лучше…
Кто-то нежно кладет руку на плечо, но Анахорет вздрагивает и испуганно отпрыгивает в сторону.
- Кто здесь! Это опять ты, мальчишка! Убью!
- Успокойся, здесь остались только мы, я и ты, ты и я - твоя Ярость…


***
Огненные остатки (конечно! пламя, без поддержки заклинания, как сорвавшийся с дерева листок) - на то и остатки: быстро проскочить и лишь пятки нагреются.
А «темные змейки» – это другой источник одного заклинания (так было и есть, когда для лучшей жизнеспособности заклинания странник создал два накапливающихся истока).

Гнев бывает праведным в той же мере, в какой яд - целительным. И сейчас этот гной уверенно отравляет рассудок отшельника.
- Ощути то, что ощутил я! – дико орет пустынник, кусает губу и кровью плюет в глаза Миридину. Красная горячая жидкость жадно вцепляется в живую плоть (Магия Крови).
В то же время скиталец чувствует, как глефа словно попадает на пружину: чем дальше давишь, тем тяжелее, но, разумеется, и отдача сильнее. Пустынник переносит упор на другое лезвие, которое благодаря дополнительному толчку «пружины» еще быстрее приближается к Миридину.
Миридин
- Ощути то, что...
Фраза не предвещала ничего хорошего, полезного или приятного, так что я решил не испытывать судьбу, а, взяв за основу уже имеющееся заклинание, шарахнул по пространству между мной и Анахоретом короткой силовой волной. Она должна была если не отшвырнуть, то хотя бы отодвинуть моего противника на дюжину футов назад.
- ...ощутил я! - Анахорет выплюнул сгусток крови, который волна плавно размазала по пространству между нами, не давая приблизиться ко мне.
- Угомонись-ка, - произнёс я, начиная оформлять новое заклинание. В зале сгустились тени...
Anahoret
Анахорет бежал, бежал прочь от этого места, а позади стояла Ярость и смеялась ему вслед. Он знал, что еще встретит ее, обязательно встретит, но не сегодня, не сейчас…

Быть может, когда…


***
Скитальца отодвигает назад, но на ногах он все же удерживается.
Нервно дергается веко, а на лице сияет издевательская ухмылка.
- Ну, уж нет!
Пустынник поднимает руки, запрокидывает голову… Зал наполняется хохотом.

«Темные сгустки», кажущиеся такими безобидными, уже практически заполнили весь зал. Хотя это заклинание и высасывает жизнь, тем самым питая себя, но всему есть предел. И если не сейчас, то уже никогда.
- Пора… - лишь легкое как ветер слово.
И «змейки» срываются! устремляются к Миридину, тянутся «всеми фибрами» для того, чтобы разорвать и уничтожить Живое.
Миридин
Противника оттащило назад, но на ногах он удержался. Его одежда окропилась кровью владельца, а лицо исказила страшная гримаса, и Анахорет ответил:
- Ну, уж нет! - выкрикнул отшельник и зашёлся исступлённым хохотом.
Мне пришлось на своём веку повидать безумцев, так что развернувшееся представление меня не впечатлило. Вместо того чтобы обращать своё внимание на излияния противника, я заканчивал начатое заклинание из арсенала магии тени, как вдруг осознал, что часть темноты в зале сейчас бросится на меня. "Та тёмная ересь!" - осознал я, вспоминая созданные одновременно с шаром "змейки". Что ж, зря Анахорет выбрал для своего заклинания такую форму, можно сказать, подарил мне материал...
- Пора...
- Ubmarkus! - подготовленное заклинание теневого молота, увлекая вместе со сгущёнными тенями и "тёмных змеек", со огромной скоростью (ведь тень сродни свету) бросилось сначала под потолок в точку прямо над Анахоретом, а затем низверглось на противника.
Это одно из действительно мощных и грубых заклятий магии Тени. Оно не облекает тени в физическую оболочку, нет, однако молотом называется не просто так. Они вдавливают свою цель в её собственную тень, что для неподготовленного существа чревато помешательством, и это не считая такого банального последствия, как то, что из этой формы ещё надо выбираться... Конечно, за психическое здоровье отшельника волноваться было уже поздно, но то, как он будет утопать и растворяться в собственной тени - вот это уже интересно... А ещё любопытно, как на него повлияют элементы собственного заклятия...
Anahoret
Странно, «темные змейки», созданные магией Смерти и имеющие совсем иную природу чем «оптическая» темнота, неожиданно вместе с тенями в зале устремляются в потолок… Но перемещаться со скоростью света они не могут, и когда противник видимо думал, что сейчас пустынник закусит собственным заклинанием, «змейки» оторвались (отстали) от тени и, уподобляясь натянутой резинке, хлестнули по Миридину, а затем… испарились.
Тени же настигают цель, скрывая Анахорета…

- Пам-пам-парам! – раздается веселый мотив.
Отшельник как гусеница выползает на освещенное место. Опля! Делает акробатический трюк и оказывается на ногах, разводит руками, кланяется. На лице мягкая улыбка. Кажется, словно он благодарит зрителей за их рукоплескание.
- Спасибо, спасибо!..

Мда-а, у человека съехали ролики.
Но что-то здесь не так…
Миридин
Похоже, Анахорету удалось как-то восстановить контроль над заклинанием, потому что "тёмные змейки" вырвались из теневого молота и хлестнули по мне. Учитывая их количество, удар был словно нанесён массивным бичом и опрокинул меня на пол зала, оставив на груди болезненный рубец... Пока я, морщась от боли, вставал на ноги, оказалось, что Анахорет уже каким-то чудом успел выбраться из своей тени и раскланивался перед кем-то... Чёрт, полоумный псих...
Я решил ответить ударом на удар и с широкого замаха шлёпнул рукой по воздуху, пуская в сторону Анахорета волну. Всего-навсего удар воздушным хлыстом. Неприятно, правда?
Anahoret
Заклинание Миридина похоже и повлекло за собой странное поведение пустынника, который точно слизняк выполз из тени, но - «вокруг зрители, они аплодируют», не будет же он «как корова жевать травку», надо поклониться, сделать реверанс…
Тадыщ! Анахорета грубо отбрасывает, протаскивает пару метров по полу (благо тяжелая глефа заменяет балласт). Из носа выступает струйка крови.
- Какая роль, какая роль! – лежа напевает отшельник.

Пошатываясь, пустынник все же поднимается. Неугомонный! Делает огромные шаги к Миридину, раскачиваясь из стороны в сторону, словно катится на велосипеде, раскручивая глефу и направляя в шею противника.
- Ах ты, жалкий совратитель женщин! Ветряная мельница, черт тебя побери! Сейчас узнаешь, каково по вкусу копье Дон Кихота!
Миридин
Нет, всё-таки отшельник окончательно... Нет, не ополоумел, а обезумел... Впрочем, неудивительно: сначала его приложило собственным заклинанием, потом втоптало в тень... И вот он, так и не успокоившись, надвигается на меня, неся какую-то околесицу... В это время я достаю левой рукой вторую саблю, и недолго думая, в продолжении движения бросаю её навстречу глефе. Когда они сталкиваются, фиксирую точку столкновения в пространстве, чтобы её нельзя было сдвинуть, и проворачиваю саблю так, чтобы она перекрестием застопорила глефу противника. Если повезёт, могу успеть. Ну а в противном случае у меня ещё найдутся неприятные сюрпризы...
В то же время готовлюсь встретить другой саблей удар второго лезвия глефы.
Anahoret
О дно кружки звякает монетка.
- Купи-ка очки, приятель, - говорит прохожий и возвращает руки в карманы...
Слепой отшельник в усмешке искривляет губы, достает монетку, размахивается… Металл навылет пробивает череп «шутника».
- Это тебе, от меня, на память.

А Ярость, в сторонке, ехидно потирает ладошки да посмеивается.
- Ты будешь моим последователем…


***
- Гррр! - как зверь ревет Анахорет, затем тут же, подставив второе лезвие под свободный клинок противника, отталкивается от пола и всем весом вкупе с глефой наваливается на Миридина.
«Подмять, раздавить, расплющить!»

«Ты будешь моим последователем…»
Миридин
Анахорет набросился на меня. Мгновение-другое я сопротивлялся, чтобы он навалился на меня всем весом, а потом упал вместе со мной. Но я вовсе не хотел оказаться задавленным своим противником.
При ускоренном, как у меня, восприятии, со стороны могло показаться, что я падаю быстрее Анахорета. Но это не так - я просто расплываюсь и стекаю в свою тень, примерно так же, как несколько секунд назад мой противник. Поэтому, когда он падает, меня уже нет на полу - я вырастаю из тени точно за ногами отшельника, лицом к нему. И сразу же рублю его по ногам левой саблей, а правую, висящую в воздухе, хватаю за рукоять, одновременно отпуская удерживавшее её заклятие.
Anahoret
Но что-то здесь не так…
Врезавшись в шар, отшельник помутился рассудком: сознанием завладел Гнев.
Но когда «на тень опустился молот противника», произошло обратное: если для разумного помешательство - это «психоз», то для психа – «разумность». Анахорет стал прежним, но показывать это сразу вовсе не собирался.

Разумеется, полностью наваливаться на Миридина в планы не входило, это же подставиться под удар: у соперника «дуалы» - одним рази, другим защищайся.
Анахорет выдвигает правую ногу вперед (останавливает падение), опирается левым локтем о колено – глефа оказывается заведенной назад, и делает размашистый удар (задуманный прежде) в пояс противника… Вот только исчезновения он не ожидал, и когда противник материализовался за спиной, второе лезвие глефы (еще до удара) как раз таки находилось слева от Миридина (то есть вполне могло раздвоить тело).
(Прием отыгран в реале, при таком соотношении движений, противник позади оказывается на пути удара «шестового оружия»).

Возможно, как и Анахорет, соперник не готов к такому повороту событий. А в данной ситуации один удар равен одному удару, и Миридин его уже сделал: саблей по ногам.
Оставшаяся позади левая нога отшельника взвыла от боли.
«О, Боги! Только бы не отрублена!»
Но, возможно, Миридину выполнить до конца задуманное что-то помешало?..

[attachmentid=2634]
Миридин
Острая боль пронзила моё бедро. Отшельник как-то извернулся и рубанул своим оружием мне по ноге. Что ж, поединок и так был довольно долгим, думаю, этого...
- Достаточно, - произнёс я, отодвигаясь от Анахорета при помощи магии, ибо ходить стало проблематично, - Думаю, поединок был достаточно долгим, чтобы его уже можно было завершить. Спасибо вам за этот бой. Надеюсь, мы ещё не раз встретимся.
Anahoret
Анахорет благодарен Миридину. Продолжать бой было бы сейчас действительно не в его силах.
- Достаточно, - подтвердил отшельник. - Увидимся.

***
Скиталец искоса посмотрел в дальний угол зала, улыбнулся...
«Не думаю, что такой исход тебе понравился, верно, Ярость. Но, согласись, никто и не говорил, что я собираюсь тебе помогать. Так что? А теперь мы куда?.. Неужели...»
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.