Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Поединок BloodCraft vs. Cruatt-et-Gar
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Словесные ролевые игры > Большой Архив приключений > Память о битвах > Неоконченные бои <% AUTHFORM %>
BloodCraft
- Разумеется, давно мечтал о поединке. Тем более с таким противником. - мертвый инквизитор улыбнулся кончиками губ, ненавязчиво продемонстрировав тонкие клыки вампира. На вид Бладкрафту можно было дать лет 50, длинные седые пряди частично скрывали лицо.
Вампир был в тонкой кольчуге, на груди – выжженный след от креста, память о пришлой жизни.
Противники вышли на арену. Бладкрафт встал напротив молодого инквизитора. Руки в кожаных перчатках скрещены на груди, глаза полуприкрыты.
- Первый ход за вами…
Cruatt-et-Gar
«Мда, мило. – подумал Круат, заметивший клыки своего противника. - Инквизитор-вампир. Неприятная комбинация...»
Раз уж противник предоставил право первого удара инквизитору, то надо заставить его об этом пожалеть...
Любимой тактикой Круата была стратегия отвлечения сил. Атаковать врага сверкающими молниями, огненными стенами (да чем угодно, лишь бы эффектно вглядело), и в самый ненужный момент кинутся маленьким, коротким, но очень подлым заклятьем... Так маг поступил и на этот раз.
Молнии (толку – пшик, зато красиво) вылетали из пальцев мага, целя кровососу в глаза, огромные огненные мечи (стойкая иллюзия, не требующая большого расхода манны) взмывали над ним, земляные элементали (еще одна иллюзия) угрожали затащить его в земное лоно... и во всем этом хаосе и грохоте стремительной змейкой скользнуло финальное заклятье. Практически незаметное, невероятно быстрое, оно должно было высосать из противника инквизитора всю силу, начиная от магической, и заканчивая обычной физической.
BloodCraft
Еще в бытность свою человеком, Бладкрафт предпочитал сначала составить мнение о противнике, а уж потом нанести удар. К тому же, подобная тактика давала чуть больше времени на плетение собственного заклятия…
Вампир резко развел руки в стороны, вызывая вокруг себя щит из самой близкой ему стихии – Тьмы. Молнии исчезли с легким пшиком, элементали и мечи к досаде вампира оказались иллюзорными. Неужели перестарался с защитой?... Ах вот оно что!
Вражеское заклинание стремительно скользнуло к Бладкрафту, едва не застав его врасплох.
Решение, к счастью, пришло быстро – щит распался, а составлявшая его тьма тут же стянулась к рукам инквизитора, мгновенно скручиваясь в длинные убийственные жгуты.
Удар, - раньше, чем заклятие инквизитора начнет отнимать силы, - и у противника будут иные заботы…
«Дьявольские плети», одно из любимых заклинаний Бладкрафта легко пробивало слабые магические защиты, увернуться же от стремительных ударов было тем более непросто (разве что обладая нечеловеческой реакцией, коей, по мнению вампира, у инквизиторов не водилось).
Cruatt-et-Gar
Иллюзии Круата великолепно сделали свое дело – противник поставил щит, рассчитывая отразить напор грубой силы, в то время как остерегаться следовало совсем другого. Но радость инквизитора была преждевременной – вампир быстро разобрался в ситуации. Миг – и Сила в его руках вскипела, перетекая из щита во что-то атакующее. Бладкрафт явно намеревался расправиться с противником до того, как начнет терять силы.
Будь на месте Круата воин, или не достигший высот колдун – его ждала бы печальная участь. Но инквизитор был магом от мощи Спасителя, а это давало известные преимущества. Равно как и слабости...
Заклятья – не более чем часть мира, как бы не пыжились создававшие их чародеи. И если ты чувствуешь мир, то тебе не нужны ни ритуалы, ни магические фигуры – все свершится как будто само собой.
Плети, уже летевшие в сторону инквизитора, было бессмысленно останавливать щитами. Зачем? Гораздо лучше отвести их в сторону, как щит отводит удар меча.
Легкое плетение воздуха переросло в щит, отклонивший плети от намеченного курса, в то время как плетение огня перерезало их у основания.
А пальцы волшебника уже сплетались в странных комбинациях – жест пришел на помощь мысли. От фигуры инквизитора во все стороны быстро потек белесый туман – одно из его любимых заклинаний. Чары, заключенные в безобидном на вид тумане, отправляли разум жертвы в дебри кошмаров, таящихся в подсознании. Вечное странствие по воплощениям собственных страхов...
BloodCraft
Плети скользнули по возведенному щиту и спустя мгновенье распались, перерезанные огненным заклятием. Что ж, пусть так. Но инквизитору все же удалось удивить вампира – в вызванном противником белесом тумане явно чувствовалась магия разума. Стихия, для которой нежить в принципе слабо уязвима… Но молодой чародей, к несчастью, был слугой Спасителя, а значит о легкой победе речи не шло.
Несколько пассов руками – лишь чтобы усилить концентрацию. Ни что не должно отвлекать его сейчас…
С отстраненным любопытством вампир наблюдал как туман окутывает его, застилает взор, тянется белесыми нитями в глубину сознания. Миг – и вампира накрыло волной чудовищных воспоминаний. Именно воспоминаний – ибо самые глубинные страхи уже были пережиты им, самые потаенные кошмары давно стали реальностью. Страх Тьмы и страх Света, страх смерти и страх бессмертия, страх поражения и страх победы… Замкнутый круг, безумие… Но сколько в этом безумии силы!
"почему ты не убил себя тогда? Зачем стал врагом своим братьям? На что променял бессмерную душу? Предатель… Предатель! Предатель!!!" – голоса умерших сливались в единый гомон, наполнялись немыслимой для человека тяжестью. Два века он гасил эти воспоминания свежей кровью…
А теперь пусть самонадеянный инквизитор почувствует на себе прелесть безумия! Погрузись ТЫ в МОИ кошмары, чародей. Проверь свой разум на прочность.
Заклинание Бладкрафта не имело видимой основы – ментальный удар был направлен прямиком на мозг инквизитора. Намеренно подпитывая колдовство худшими из собственных кошмаров, вампир стремился не просто оглушить противника, но в определенной степени свести с ума. Заклинание вполне могло бы разрушить отдельные структуры человеческого мозга… а могло и не разрушить. Вампир с интересом ожидал ответа инквизитора.
Cruatt-et-Gar
Блодкрафт даже не попытался противодействовать чарам, а это настораживало...
Нити тумана втягивались в тело вампира, в его разум, в саму его душу (хотя какая душа у нежити?), по капельке выцеживая оттуда все кошмары, все страхи и давнишние переживания кровососа. Странное дело – Блодкрафт сам помогал заклятью, с легкостью вспоминая самые нелицеприятные подробности прошлой жизни. Весь ужас прошедших дней, все былое отчаяние нашло себе воплощение в разуме вампира. Круат всей душой чувствовал терзающую кровососа боль, его вину, накатывающее безумие... наверное поэтому нанесенный удар застал его врасплох.
Ментальный заряд смял все защитные порядки Круата, всех стражей, охраняющих сааме сокровенное для мага – его разум. Последним, отчаянным усилием, все еще не желая признавать неизбежное, инквизитор сотворил Сферу Отрицания, отрезая себя от мира, а мир – от себя. Серый мерцающий кокон окутал фигуру мага, но тщетно – заклятье уже было совершено, чары кровососа уже делали свое дело. Единственное, чего добился инквизитор – перерезал нити, связывающие Блодкрафта с чарами. Но за это пришлось заплатить слишком высокую цену – заклятье пришлось творить в спешке, из собственной энергии, а не из стихийной, как привык инквизитор. И это заклятье выпило силы инквизитора до конца, опустошив его до глубины души.
Это было похоже на погружение в воды океана – когда ныряешь, смотришь вниз, и не видишь дна... лишь тьма да снующие тени. И когда тебя охватывает ужас, ты рвешься вверх, к солнцу – не ради воздуха, а лишь бы подальше от темной бесконечности, от ужаса неизвестного...
Тьма в сознании Круата затягивала, она манила, она обещала, она угрожала... Перед внутренним взором мага проплывали лица – он не обращал внимания. Бесплотные голоса что-то говорили, что-то требовали – маг их не слышал. Казалось, уже целую бесконечность он плывет в безмятежности и покое – вдали от суетного мира, вдали от скорби и боли, вдали от всего. Все ужасы, что он видел, все отчаяние, испытанное им, казались сейчас неважными и далекими. Прошлое стремительно затягивалось туманной дымкой, сознание угасало... Внезапно среди лиц, проплывающих в сознании Круата, мелькнуло что-то знакомое. Невольно маг сконцентрировался, вглядываясь в мерцающее видение. «Да, определенно что-то знакомое – длинные светлые волосы, лучащиеся зеленые глаза... нос с едва заметной горбинкой... ТЫ!!!» - сознание Круата словно взорвалось фейверком – «Ты! Тварь! Тварь!!!» - от былого спокойствия не осталось и следа. – «Ненавижу! Ты! Предательница!!!» - а чары Блодкрафта тем временем услужливо подсовывали нужные воспоминания, рассеивая сгустившееся было облако безразличия. – «Я верил тебе... я любил тебя! Я отдал бы тебе все!» - ненависть сотрясала саму суть Круата. Перед глазами мелькали картины прошлого, такого недавнего и такого далекого. Ярость требовала выхода, она рвала сознание мага в клочья. Всей силой своего отчаяния он ударил по стенке купола, отрезавшего от него мир – а вместе с ним и возможность отомстить за свою боль. Кокон затрещал, прогнулся... и разорвался, пропуская мага.
Сила, потоком хлынувшая в мага, вызывала ассоциации со снежной лавиной, сметающей все на своем пути. Ярость, соединившаяся с Силой, нашла выход в заклятии. Круат был слишком взвинчен, чтобы строить изящные и изощренные заклятья, и поэтому он воззвал к своей самой любимой стихии – к огню. Понимая, однако, что прямая атака обречена на неудачу, маг сплел огонь с водой и перекинул нити управления заклятьем на вампира. Антагонистическая структура заклятья должна в считанные мгновенья разнести Блодкрафта на части.
BloodCraft
НРПГ: мой ник читается через "а" ибо с английского…

Бладкрафт с удовольствием отметил, что удар достиг цели. Инквизитор явно хватался за соломинку – отделив себя от мира, он не избавится от последствий заклятия. К несчастью, сфера отрицания не позволяла вампиру следить за разумом жертвы – но то что противнику приходится не сладко, Бладкрафт и так мог заметить. Не желая терять драгоценное время, он начал собирать вокруг себя силу для последнего, всесокрушающего удара.
Что?!... - внезапно вампирская ухмылка сменилась яростным оскалом. Противник сам нанес удар по защитному куполу, что делало его не только уязвимым, но и опасным. Вампира словно окатило волной бушевавшей внутри Круата ненависти. Да, вот что называется неучтенный человеческий фактор… - впрочем, эта мысль посетила Бладкрафта несколько позже. В тот же момент он мог думать только об отражении неожиданно яростной атаки противника. Да и жить как-то вдруг захотелось…
Инстинктивная реакция – бегство – сработала и здесь. Бладкрафт отшатнулся назад, оставляя перед собой теневой образ – размытое подобие самого себя. Слепок ауры – сюда же… Сплетенные Круатом противоположные стихии должны были разнести вампира в клочья, но доли мгновенья хватило чтоб перебросить нити управлении на другой объект…
Взрыв магической энергии отбросил вампира к краю арены. Глаза застилала алая пелена, а тело ломило так, словно и не было никогда веков бессмертия. Но Бладкрафт не мог позволить себе передышку. Встав на одно колено, он прижал руку к земле, призывая на помощь ту единственную стихию, которая действительно неотделима от человека – смерть. Вокруг Круата взвихрилась клубы серой пыли. Прах звал его к себе, предлагая стать его частичкой… Так или иначе, это случиться с человеком. Так зачем откладывать?
Бладкрафт беззвучно шевелил губами, вливая все больше сил в закручивающийся вихрь. Живому достаточно было вдохнуть несколько частичек, чтобы начался многократно ускоренный процесс разложения. Попадая на кожу, прах заставлял ее гнить – не самый быстрый способ, конечно, но Бладкрафт обладал почти ангельским терпением в таких вопросах…
Cruatt-et-Gar
НРПГ Ну вот и я. Прошу прощения за неправильную транскрипцию ника, но я немецкий изучаю, а посему... Мой английский так же хорош как мой украинский – понимать-то понимаю, а вот правильно говорить (сиречь читать) – тут надо за словарем лезть...((

Круат так и не понял, что сделал вампир. Заклятье сработало как должно – взрыв стихий произошел там, где и должен был произойти – в том месте, где находился оппонент. Бухнуло, сверкнуло... а когда в глазах перестали прыгать огненные мухи, Круат увидел кровососа, лежащего у стены. Сей кровосос был цел и невредим (по крайней мере руки-ноги на месте. А их-то гнусный вампирюга и должен был лишиться в первую очередь.) Впрочем, лежал он недолго...
Серая пыль, клубясь, взвихрилась вокруг Круата. Впрочем, мгновением позже стало ясно, что это вовсе не пыль – это прах, следы которого есть во все сущем. Магу казалось, что он слышит голос праха, зовущий присоединиться к нему, стать его частицей, раствориться в великой Ночи... «Свежо предание, а верится с трудом». Подобный Голос, вернее - Глас, инквизитор слышал уже много раз. Например, в тех нитях, что оставляла после себя Ведунья, во тьме Междумирья, в своих снах... Инквизитор слышал, что души тех, кто поддавался темному зову, и в самом деле получали обещанное – они растворялись в той Тьме, что ожидает каждого за пределом его жизни. Но угаснуть, потухнуть как свеча – что может быть ужаснее?..
Серая пыль вызывала не самые приятные ассоциации с ядовитым газом, поэтому Круат поспешил вновь сотворить Сферу Отрицания, но на сей раз закольцевав потоки, чтобы Сила бралась из внешнего мира, а не из личных запасов мага. Сфера, сотворенная так быстро, имела свои недостатки – защита не была полной, магические потоки свободно пересекали незримую границу, и несколько пылинок все же попали во внутреннее пространство. Прах... Вампир могущественен, ибо черпает Силу из самой смерти. Но ошибаются те, кто считает, что старуха с косой – единственное, что ожидает человека после телесной гибели. Тело смертно, но душа вечна. И сила ее безмерна, надо лишь уметь взять и правильно воспользоваться... Этой силой нельзя ничего разрушить, нельзя ничего сотворить, ибо это нарушает гармонию мира. Но вот вернуть на место давно умершие частицы – это пожалуйста.
Сила духа стремительной змейкой потекла по пальцам Круата... Не выдержавшая напора сфера гулко лопнула, и прах устремился к инквизитору. Но сила, взятая из собственной души, не отягощенная грузом прошлой жизни, сковала его. Золотое сияние, охватившее фигуру мага, высасывало из праха то жалкое подобие второй жизни, что придал ему Бладкрафт. Заклятье было построено на диво крепко, но именно это обстоятельство позволило инквизитору ощутить незримые нити, протянувшиеся от вампирюги к заклятью, и пустить по ним поток силы, должный навеки упокоить вампира, как это случилось с прахом.
BloodCraft
Все что понял Бладкрафт, о используемой инквизитором защите – то что она до крайности враждебна вампиру. Человечишка! Вместо того, чтобы погрузиться в ласковые объятия смерти, он окружил себя каким-то неприятным для глаз сиянием. Частицы праха, поднятые с таким старанием уничтожались без всякой пользы. Для Бладкрафта, чувствующего каждую ниточку собственного заклинания, это было очень неприятно. Вдруг, что-то новое, во сто крат более опасное скользнуло по скрепляющим основам. Прямо к вампиру. Смерть!
Мигом изменившийся в лице Бладкрафт отшатнулся, разрывая связующие нити. Но было поздно. Из груди рвался крик ненависти. Этот подлый инквизиторишка решил его упокоить! На защиту не-жизни взметнулись все внутренние барьеры. Темную силу, долженствующую оградить вампира, приходилось черпать из самых сокровенных запасов, буквально сжигая себя изнутри. Бладкрафта охватило пронзительно-белое пламя – видимый эффект начального этапа упокоения. Сопротивляться было трудно, невыносимо. На какое-то время Бладкрафт утратил ощущение реальности..
Любой ценой замедлить, ослабить упокаивающий удар. Не дать ему достичь цели.. Какие-то щиты, барьеры, рассеивающие и отражающие чары – в ход шло все, что удавалось вспомнить. Тут уж не до изящных построений. Даже боль не имела значения – всего лишь еще один внутренний источник силы.
Белоснежное пламя опало так же внезапно, как и появилось. Но теперь вампира-инквизитора было не узнать. Вместо аристократической бледности – трупная синева, вместо немного резких, но в целом привлекательных черт – гротескно заостренные линии. Запавшие щеки, выступившие вперед клыки, безумные, полыхающие алым глаза. Теперь даже слепой не спутал бы его с человеком. Одежду магическое пламя почти не затронуло, а вот на лице и открытых частях рук были глубокие следы ожогов. Слава Темным богам, Бладкрафт не видел себя со стороны).
Мучительнее же всего была жажда. Сильнейший вампирский голод – плата за перенапряжение магических сил. Бладкрафт по новому взглянул на противника – теперь тот представлял для него скорее гастрономический интерес. Живой инквизитор. Вкусный инквизитор!
Ментальное воздействие было мягким, почти ласковым. Так обреченную жертву убеждают, что укус вампира – вполне приятный, и совсем даже не страшный процесс. Так заставляют ее сделать пару шагов навстречу, погружают в самые сладкие, самые умиротворяющие сновидения. Только потеряй на секунду бдительность, и твоя смерть станет моей жизнью…
Бладкрафт подбирался ближе. Пить силу можно и на расстоянии, если жертва достаточно расслаблена и не сопротивляется - но это только начало. Слишком рискованно бросаться на инквизитора сразу. А вот когда представится возможность...

НРПГ: меня не будет где-то две недели если что. А вообще нам пора уже номинироваться в конкурсе на самую скоростную боевку laugh.gif rolleyes.gif biggrin.gif
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.