Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: Ворота Академии
<% AUTHURL %>
Прикл.ру > Технические форумы > Академия <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23
V-Z
Есть такая любимая законниками формулировка – «нечто, находящееся под юрисдикцией того-то»; вместо невнятных междометий легко подставляется что угодно. Главное – логика.
Так вот, пространство, находящееся под юрисдикцией Академии, было довольно большим; Впрочем, на каждое пространство, огороженное забором, должен быть хоть какой-то проход. И проходом этим были Ворота.
Всякий, кто подходил к ним видел не просто дверку в стене, нет, он видел довольно таки значительное сооружение, внутри которого мог уместиться не один зал. И в первом же большом круглом зале, куда можно было попасть прямо с дороги, можно было увидеть и лестницу на следующий этаж и дверь, ведущую уже во двор Академии. Правда, дабы подойти к этой двери, следовало миновать массивный стол, пребывающий метрах в пяти от дверей.
Обычно в зале кто-нибудь есть. Чаще всего это весьма крупный палевый кот, что лежит на столе и задумчиво изучает какую-то умную книгу, а то и просто по кошачьи спит, свернувшись калачиком.
Рядом с представителем благородного семейства лежит раскрытая шкатулка, в которой покоился синеватый кристалл. Шкатулка сия на самом деле является магическим аналогом музыкальных устройств – и любого входящего встретила бы мелодия:
Мяу, мяу, мяу,
Тебя я понимяу…

Каждый, кто оказывался возле Ворот Академии, точнее, проходил через её ворота оказывался перед привратником, желающим задать пару вопросов.

Свершившиеся события в приёмной Башни:
2006, 2007, 2008.
Yuki
-Ах да, дедушка рассказывал мне о своём сыне, то есть о моём отце. Он говорил что у него с детства был талант к контролю над стихией воды . Когда мой отец плакал то шёл дождь, когда злился то шла сильная гроза. Дедушка решил направить этот дар в благие цели и стал обучать его контролю над этой силой… после 15 лет усердных тренировок Хатоми Хокко стал великим волшебником в наше деревне, благодаря отцу, деревня перестала страдать голодом и болезнями. Эмм, а на счёт того из-за чего я потерял память. С дедом мы пытались восстановить части прошлого при помощи заклинаний, но это слишком болезненно для меня, когда я начинал вспоминать какие то определённые моменты из прошлого я испытывал дикий ужас, после таких сеансов я не мог говорить несколько дней и нормально питаться. Из-за этого я и посидел!
Хаками с облегчением вздохнул «Надеюсь он не будет больше спрашивать меня о моём прошлом, меня это так утомляет». Достав из сумки конфетку и быстро засунув её в рот, Хаками уставился на кота с задумчивым взглядом и ждал ответа…
Depressive Gravedigger
Грув поклонилась привратнику, коснувшись кончиками пальцев холодного пола и спешно взбежала по леснтице, ухитрившись при этом не запутаться в своем гигантском плаще.
Когда дверь захлопнулась за ней, девушка издала тихий писк, нечто среднее между плачем и смехом. Не так уж часто её принимали в серьез. Отдышавшись, юная некромантка устремилась в обход по жилым комнатам. Ей хотелось жить в комнате с большим окном и хорошим видом, пусть это и несколько странно для людей её профессии.
Elfon
К башне подходил ещё ученик. Что-то в нём было необычное. Толи это была шляпа из которй торчало разноцветное перо, толи плащ, который от ветра мотало во все стороны, толи футляр от скрипки, который он нёс в руке. А может это из-за того что молодой человек разговаривал сам с собой.
-"Так вроде бы это тот адрес... Да, кажется это оно. Все ниточки привели меня в это место. Ох какая же это чудесная башня."
Молодой человек, встав перед воротами, достал из кармана куртки блокнот и карандашь, и что-то туда записал. Потом ещё чуть-чуть постоял, повернулся назад и пошёл в обратном направлении. Пройдя метров пятьдесят, он обернулся на башню, снова достал блокнот и зарисовал её силуэт. Он положил блокнот обратно в карман и направился обратно к воротам. Человек вошёл в зал.
Громко топая своимы сапогами, он направился прямиком к столу не обращая внимания на народ что находился в помещении, но неожиданно остановился, встал как вкопаный и на весь зал заорал -
"Ааа....Какой котёнок. Дай я тебе за ушком почешу. Какой же ты симпотяга. Дай мне тебя потискать!!"
Umin
Я остановился в нескольких метрах от башни, чтобы перевести дыхание. Ну вот, наконец-то мой путь подходит к концу. Теперь дело за малым - и обратно. Вот только, тысяча демонов ада, где мне тут искать эту девчонку? Я сдвинул длиннополую шляпу на лоб, чтобы по возможности скрыть лицо с угольками черных глаз. Потом слегка распахнув серую хламиду, поправил перевязь с ножами - отличными метательными ножами. Не совсем обычными, с изогнутым лезвием, изготовленными длиннобородыми мастерами специально под мою руку.
Потом еще раз мысленно осмотрел себя: с виду так обычный бродяга: рюкзак за спиной, драный плащ, стертые сапоги, истлевшая шляпа с изломанными полями, грязная бородища, вся белая от снега. Да, и еще толстая клюка - для дополнения образа. Впрочем, именно этого мне и надо.
Подойдя вплотную к воротам, я пару раз ударил в них клюкой:
- Эй, хозяева, есть ли кто живой?
Octo Ber'gun
- В самом деле? - из-под шляпы появилась и тут же скрылась обратно ироническая улыбка. - Если это Приемная, почему бы мне не принять пару стаканчиков? Это вполне объяснит и оправдает мой разговор...с котом. - незнакомец закинул ногу на ногу. - В противном же, очень противном случае, я действительно захочу поступить. Но сомневаюсь, что мой поступок будет вежливым.
Незнакомец спрыгнул со стола и резко повернулся лицом к коту.
- Меня зовут так или иначе, но я всегда прихожу. За тем или иным, туда...или сюда. Если кота - усмешка, - смущает этот факт, то это совершенно неправильный кот. И это дает ему право называть меня, скажем...Дрейк. Несомненно, тени расскажут ему больше. Если он только не променял свою способность разговаривать с ними на сомнительное удовольствие задавать бродягам глупые вопросы.
Незнакомец покровительственно и едва уловимо почесал кота за правым ухом и вновь уселся на столе.
Elfon
Кот оторвался от своих дел и, прищурив глаза, посмотрел на нового ученика. Сандал тоже прищурил глаза и сделал губы трубочкой. Какое-то время они смотрели так друг на друга.
-"Если тебе что-то надо, то говори", - сказал кот и продолжил заниматься какой-то писаниной.
"Да он ещё и разговаривает", только хотел проорать Сандал, но, почувствовав на себе неприятный взгляд окружающих его учеников, решил промолчать. Быстренько достав из кармана блокнот, он что-то туда записал и обратился к коту:
-"Здрасьте. Вы не поверите, но и пришёл сюда что бы стать учеником вашей академии. К кому мне надо обратиться по этому вопросу?"
genocid
Пока суть, да дело, к строению, наделенному иллюзорным сапфировым свечением, неторопливой походкой, коя представляла из себя странную неестественную смесь армейской чеканки и матросского козыряния вразвалочку, направлялся рослый парень. На солнце блестели светлые волосы цвета соломы, покрывавшие правильный узкий череп и нависавшие невнятно зачесанной челкой над большими бело-голубыми глазами, которые соседствовали с прямым носом и венчали во всех отношениях правильное и красивое лицо, единственным недостатком которого была природная, несколько, нездоровая бледность. Молодой человек, выдающийся бледности, был одет в военную длиннополую шинель серо-голубого оттенка, со следами некогда оторванных знаков различия. Так как шинель не застегнута под ней легко можно было разглядеть длинную белую рубаху, высокий воротник которой покрывал причудливый витой орнамент, а так же безразмерные армейские штаны черного цвета, заправленные в тяжелые высокие армированные ботинки. На вид парню и девятнадцати не было. Но вид у него был достаточно мужественный, хотя возраст и не позволил пока достаточно близко познакомится с бритвой.
Молодой человек не спеша, подошел к башне и учтиво постучавшись, вошел. Лицо его и так не излучавшее счастья, а скорее наоборот какую то таску, немедленно потеряло последние предпосылки к довольному выражению.
«Очередь, черт все миры грешат одним и тем же», подумал Айзек (это тот самый рослый блондин, о котором речь выше), узрев собрание людей собравшихся вокруг большого стола, на котором восседал кот, а не, что было бы более логично, секретарь (или что-то в этом роде), хотя тот бы ограничился стулом. К коту как животному, для Айзека лично, традиционно неразумному, хотя чем творец не шутит, молодой человек сразу потерял интерес. «В очереди стоят неохота, этаж, нать, стоять надо. И когда еще этот секретарь, или что у них там за диковинка такая что стулом не пользуется. Может он с собой его носит, ну чтоб просители не сели. Вот варвары», продолжал сам собой рассуждать Айзек, но его прервал второй внутренний голос: «Ты можно подумать лучше, может ты единственный кто догадался сесть на стул секретаря». Айзек смутился такому повороту мыслей. Ждать он был не намерен, к тому же он не был уверен что он вообще туда попал, поэтому решил взять ситуацию в свои руки…
- Господа, а где тут приемные покои! – окликнул он помещение и всех в нем собравшихся.
Octo Ber'gun
Незнакомец в шляпе по прежнему сидел на столе, откровенно скучая, и мысленно непременно проплевал бы дырку в потолке, если бы не одно презабавное происшествие...точнее, пришествие.
Раздался деликатный стук и в комнату вплыл походкой пьяного матроса очередной визитер, через каждый шаг нервно дававший 'под козырек' и нисколько не похожий на человека, способного вежливо постучать в дверь. Должно быть, с ним был кто-нибудь еще. Заботливая и любящая мамочка, например. Никто однако не появился, и человек, назвавшийся в этот раз Дрейком, стал без особого интереса рассматривать вошедшего...если его дикую манеру передвигаться вообще можно было назвать шагом. Светлые волосы, бледная кожа, блеклые глаза...такое ощущение, что он только что тщательно выкупался в ацетоне, а потом еще принял внутрь - для верности. На долговязой фигуре, как на огородном пугале, болталась длинная шинель и белая рубаха, едва ли сильно уступающая шинели в длине. Черные штаны были настолько бесформенны и безразмерны, что были бы вполне во вкусе Пифагора. Ну не может быть в этом грешном мире (и во всех остальных, не менее грешных, тоже) штанов во все стороны равнее! В высоких и тяжелый ботинках, больше напоминавших сапоги, явственно угадывалась арматура. И кому в голову пришло армировать ботинки? Однако в замысле определенно есть тонкая армейская ирония: в железоботине да по железобетону...лепота! Хотя какая армия...дисциплине мальчонку явно не научили. Скорее барышень очаровывает своей загадочной тоской, болезненной бледностью и споротыми знаками отличия. Когда на горизонте появляется такой Грушницкий, трудно сдержаться и не стать Печориным...интересно, дойдет ли до дуэли? Кот мышей не ловит, а тут такое развлечение.
'Дрейк' слегка приподнял указательным пальцем поля шляпы - исключительно с целью обратить на себя внимание - и довольно громко произнес:
- Институт благородных девиц прямо по коридору, малыш.
Тот факт, что никакого коридора здесь не было, его совершенно не волновал.
genocid
На вопрос Айзека моментально среагировал пыльный предмет сидящий на стол, издав архаичную шутку в стиле мужлаватого пирата, да и одет он был примерно в той же направленности. «Бомж», мысленно заключил Айзек, более чательно разглядев предмет на столе. «К тому же хам», подержал второй внутренний голос, «Дай ему пинка», предложил третий голос, «Этот половик наверняка давно не выбивали». «Если мы подержим конфликт, то уподобимся местным варварам, он видимо у них главный, раз сидит на столе», рассуждал первый голос. «Далеко не факт. Может он просто в конец деградировал», подключился четвертый внутренний собеседник. «Блин, господа, люди подумают, что я тормоз, завязывайте обсуждение», пресек первый голос. Айзек радушно улыбнулся и подошел к восседающей на столе фигуре:
- И как девицы, красоток пока не всех разобрали? – посильно имитируя голос «пыльного плаща» спросил Хоконсон (фамилия Айзека), и уже по своему продолжил указывая на скрытый под одеждой незнакомца арсенал, - А вы с такой кучей вооружения, видимо, случайно заскочили в любимый институт благородных дев дабы отомстить за поруганное детство?
«Даю голову на отсечение, что этот социопат достанет из под плаща что-нибудь, что проделает в тебе дырку размером с небольшой город», подключился не надолго третье проявление шизофрении Айзека. «Стоит сударю Черная Борода дернутся в мою сторону все его конечности окажутся сам знаешь, где и на какой глубине», ответил первый голос. Айзек продолжал корчить добродушие с хамоватым гуманоидом:
- Ну так, сударь, где здесь можно зачислится в эшелоны учащихся, если вы конечно в курсе? – вновь обратился он к пыльной личности.
Сигрид
- А ну заткнулись, вы двое! - Шанталь умела говорить тихо, голосом похожим на взгляд удава, чтобы завораживал и лишал воли. Только сейчас она от души прикрикнула на "деток". - Или откручу что-нибудь ненужное. Например, голову; вы ей все равно, как я посмотрю, не пользуетесь.
Невысокая, а рядом с такими субъектами и вовсе маленькая, Депре встала прочно на обе ноги, стопы параллельно, на ширине жестких угловатых плеч. И смотрела сверху вниз.
- Детский сад....
А киса молчит и наблюдает. Старший брат Килрат уже бы порвал обоих, да что там, уже бы ошметки их заклеил обоями и дальше с невинным видом продолжал записывать и задавать вопросы.
Шанталь представила трехметрового кота-десанта с мирными очками на носу и с пергаментом. Не удержалась. Прыснула смехом в воротник комбеза.
Octo Ber'gun
Незнакомец давно успел понять, что в любой точке Вселенной непременно найдется дурак, готовый испортить песню. Здесь вахту исправно несла невысокая темноволосая девушка, казавшаяся еще ниже на фоне рослых оппонентов. Вид у нее, однако, был крайне воинственный. Комплекс Моськи помноженный на стервозность, - поставил неумолимый диагноз 'Дрейк'. Однако промолчал. Сапоги его были старыми, но крайне удобными - будет жаль, если эта фурия их прокусит.
Зубы действительно мелькнули - и тут же скрылись в вороте комбинезона. Фурия смеялась. Несмотря на паршивое настроение, подпорченное к тому же номенклатурным котом, незнакомец почувствовал, что эта девушка ему симпатична. Наверняка так же невыносима, как ты сам, - не замедлил постановить внутренний голос.
Незнакомец усмехнулся. Отточенным движением извлек из внутреннего кармана немного потемневший серебряный портсигар, раскрыл и предложил...даме, что ли? Не дождавшись ответа, закурил сам. Вспомнил про блондинчика. Тот с акульей улыбочкой, от неискренности которой сводило скулы, кажется чего-то ждал. Что он там... В голове всплыла фраза 'эшелоны уходят на восток'. Какая, впрочем...да.
Блаженное спокойствие разливалось по телу. Незнакомец выпустил очередную порцию дыма, задумчиво глядя на дверь.
Сигрид
Шанталь машинально взяла сигарету из протянутого портсигара, на автомате выудила зажигалку. Снова взгляд на кота, и уже тлеющая сигарета досадливо отправилась в нагрудный карман. Еще полчаса, и Депре наплюет на правила приличия. В конце-то концов…
- Что за марка? – спросила она странного юношу, кивая на портсигар. Хоть поговорить о табаке. Как лиса из Лафонтеновских бредней, чессслово; видит око, да зуб не..
Депре устало прислонилась спиной к стене, закинула магнитный ботинок поверх другого. Ну и компания собралась. Может, вернуться на станцию? Там хотя бы кофе дают. Платно, паршивое, но дают.
Перестрелять всех. К киртхи собачьим.
… сигаретный дым щекотал нос, вызывая острую зависть класса «зеленая». Нет-нет, мы еще подождем.
Она закрыла глаза.
genocid
К беседе подключилась невысокая особа, ее угрозы вызвали у Айзека откровенную и издевательскую усмешку. Внутренние голоса, существовавшие в своем временном разрезе, заполнили голову: «Похоже, хамство здесь возведено в ранг нормы». «Действительно здешняя цивилизация находится в упадке, наверное, нынешняя ее регрессивная формация находится на уровне диктатуры подвального пролетариата или какой-нибудь деспотии маргиналов и, видимо, таким недугом как интеллигенция не страдает». «Господа, да как же не страдает, мы с вами находимся в образовательном учреждении». «Тем неимение пока что мы имели примеры крайней не эффективности просветительской отрасли». «Завязывай. Нельзя судить по двум гуманоидам с явными признаками вырожденцев, особенно это касается этой агрессивной дамочки». «Думаю отсутствие культуры у нее продиктовано расовой нечистоплотностью родителей». «Или заниженной самооценкой…»
Айзек тем временем, продолжая издевательски улыбаться, обратился к низкорослому «миротворцу»:
- Вы уж извините, сударыня, если чем вас задел по ходу речи, хоть это было видимо и не возможно не сделать, ведь вы такая «высокая» фигура, - и тут же отвернулся, полностью потеряв интерес к «вырожденцу». Он, было, хотел продолжить до сей поры бесплодные выяснения расположения администрации, но почувствовал мерзкий запах табачного дыма и непроизвольно замахал перед лицом рукой. Прямо перед ним сидел пыльный «вырожденец» и с упоением гробил себе легкие, присосавшись к вонючей трубочке как к материнской груди. Видимо, успокаивал себе нервы. Наверное, его неосторожно задел Хоконсон или страдающая от недостатка внимания, в силу невыдающейся внешности, девушка-«миротворец».
- Друг, вы б постыдились, как никак в обществе, - нравоучил Айзек отходя от вооруженного незнакомца, чтобы не дышать дымом, - Со всем не обязательно доказывать, что вы мужик с большой буквы «м», иначе все подумают что «м» на самом деле маленькая и только выдается за большую, дабы скрыть этот позорный факт.
Шизофренийные голоса в голове Хоконсона продолжали буйствовать параллельно с его общественной жизнью: «Господа, похоже, я зная кем работает пыльный коврик сидящий на столе. Он пастух». «С чего ты это взял?» «Его имидж обозначается словом, которое в переводе с очень искаверкавоного санскрита означает «мальчик-корова»». «То есть это что-то вроде определенной касты. Что ж это объясняет его не выдающиеся умственные способности и полную культурную деградацию, раз он что-то вроде коровы». «Я же считаю что имидж продиктован стремлением удовлетворить социальный заказ на не форматного героя и выделиться из толпы». «То что он жертва унификационых тенденций массовой поп культуры это вполне доказывает». «У человека просто низкая самооценка, наверно он хорошо учился в детстве и часто становился жертвой издевательств. Внутрени он всегда стремился быть непохожим, что было его протестом, и смог позволить себе это только став взрослым». «Или же всегда завидовал раскованным и грубым хулиганам и поэтому принял их образ на вооружение». «Я считаю, господа, что все это внешнее не искренне и напускное, и служит одной цели - привлечь самок, потому как истинное свое лицо он боится показать из-за внутренней не уверенности и зажатости. В полнее возможно он действительно жертва детских травм. Может, у него родители любили приложиться к стакану и частенько лупили сынка по поводу и без повода. В следствии он стал замкнутым ребенком, что сделало его изгоем…» «Или же он просто неотесанная деревенщина, ведь он днями на пролет пасет крупнорогаты скот. А теперь заткнитесь, а то у меня мозг лопнет четыре процесса сразу выполнять», пресек обсуждения первый внутренний голос.
Octo Ber'gun
Незнакомец был спокоен и благодушен. Поэтому с видимым сожалением затушил недокуренную сигарету о подошву сапога и неуловимым движением выкинул бычок под стол. Посмотрел на блондина и мысленно отметил: закомплексован, зануден и щепетилен. Склонен к преувеличениям. К тому же, явно живет в своем прекрасном мире, совершенно несопоставимом с действительностью.
- Не похоже, что это салон для некурящих, - произнес 'Дрейк' и повернулся к девушке:
- Лигерос, подарок с Острова Свободы. Мы с ними в каком-то смысле...тезки. Мало кто любит чувствовать табак на языке, но аромат у них - непередаваемый...для курящего.
Незнакомец повел плечами.
- Давно не был в рафинированном обществе. Отвык от его лицемерных законов.
V-Z
Сигрид
Octo Ber’gun
genocid
– Попрошу прекратить, – решительно вмешался кот в назревающий конфликт. – В приемной Академии подобное категорически не поощряется. Поверьте, если понадобится, я способен принять… любые меры.
Он чуть шевельнул ухом, и под потолком на мгновение замерцали странные, могучие фигуры.
– Рекомендую спокойно относиться друг к другу и отвечать на мои вопросы, – добавил привратник. – Итак…

Сигрид
– Наемник… – задумчиво протянул кот. – А в чем именно заключается работа приватира? Перелеты из частных интересов могут быть весьма разными – перевозка грузов, сопровождение, даже охота за кем-либо…

Скример
– Вопрос по поводу тела? – уточнил привратник. – Отвечу отказом. По той простой причине, что это, во-первых, не в обычаях моего народа, во-вторых, может быть опасно для любого, кто попробует изучать (если он не мастер-маг), а в-третьих, скорее всего, будет противоречить взглядам моего человека. Еще есть какие-либо вопросы?

Арктур
– У меня имеются некоторые вопросы, – заметил кот. – Например…
А как ваша семья отнеслась к подобной жажде странствий?
И – ваш отец был воином, раз передал меч?
И как именно вы узнали об Академии и нашли дорогу к ней?
Что же касается ваших вопросов… Думаю, проще всего будет процитировать нашего директора: «Здесь бесплатно учат жить и не погибать, пока вы этому не научитесь».

Пенго
– Понятно, – кивнул кот. – Что ж… в таком случае, у меня более нет к вам вопросов. Прошу, проходите в жилое крыло и выбирайте себе комнату.

Pirocraft
– Стакан? Пожалуйста.
Привратник чуть шевельнул ухом, и желаемый стакан возник словно из ниоткуда – прямо перед стариком, удерживаемый в воздухе невидимой рукой.
– А вот касательно вопросов… более у меня их нет. Прошу пройти в жилое крыло и выбрать себе комнату по вкусу. Если желаете остаться в Академии.

Yuki
– Понимаю, – чуть помедлив, отозвался кот. – В таком случае… более вопросов не при… не найду. Прошу, проходите в жилое крыло и подбирайте себе комнату. О зачислении в группу вас известят.

Eifon
– Гладить не рекомендую, – холодно заметил кот, на всякий случай отодвигаясь подальше. – Поскольку нахожусь при исполнении, и подобное недопустимо.
Сделав секундную паузу, он продолжил:
– Касательно академии – вы правы. И если вы пришли поступать… В таком случае я предлагаю вам назваться и рассказать о себе.

Umin
– Проходите внутрь, – отозвался на стук у ворот кот. – И если вы пришли поступать, то я предложу вам поведать о себе.

Octo Ber’gun
– Я предпочитаю услышать рассказ пришедшего от него, – ответил привратник. – Поскольку у теней имеется свойство искажать то, что они передают. Так что…
От легкого жеста кот сумел уклониться, недовольно глянув на Дрейка.

genocid
– Приемная здесь, – ответил привратник. – И если вы желаете поступить – то я попрошу вас поведать о себе. Подробно.
Сигрид
(c V-Zтом))


- Внутреннее умиротворение, - вязко проговорила приватир, растягивая улыбку как горячий шоколад, держа глаза по-прежнему закрытыми. Дым и правда отличался особенным ароматом. – за сколько продашь? У меня последняя пачка…
- А?- о, котяра заговорил. Чудессааа на виражах. – А ну да. Так и есть. Иногда грузы, чаще сопровождение… два раза вот сопровождала, на второй собака Джеральд меня кинул. Сбросил на эсминец, типа переждать, а пока я валялась в голодном обмороке – напоролся на ракеты конфедератов. Мило. Спирита он хоть рассчитал за день до этого.
Охота еще… нет, не доводилось, хотя если бы заплатили – почему нет? Проблема в оплате, - Шанталь распахнула змеиные глаза, на секунду - в упор коту, - крылья нужны всем, но забесплатно. А бесплатно нас со Спиритом никто не кормил и койку не давал, что странно. Джеральду я все прощала за морковный сок – но эта с**чь погиб!!!
- А почему именно морковный? - заинтересовался привратник. - И, кстати... "Спирит", как я понимаю, - прозвище? А чем обусловлено?
- Почему? Понятия не имею, - хлястики на плечах приподнялись, - нравится. Почему кому-то пенка нравится. а кого-то с изюма воротит? Кто -то вот вискарь глушит. А в морковном соке, на минуточку, витамины.
Позывной. О происхождении Джим не распространялся, когда мы с ним встретились, он уже был Спирит, а я Найя. Очковая Змея, либо Кобра, как нравится, - Шанталь тоскливо поиграла зажигалкой в кармане. А ведь вряд ли тут кто-то знает фрацузский. - Он мой напарник. Был. Два года.
- Понятно, - протянул кот. И, чуть помедлив, кивнул: - В таком случае, у меня более нет для вас вопросов. Прошу вас пройти в жилое крыло и найти себе комнату по вкусу.
Yuki
Долгие 5 минут ожидания не прошли для него зря, достав из сумки альбом для рисования и карандаш быстро набросал образ лежащего на столе Кота. Показав наброски Снежку, при которых котёнок одобрительно кивнул, засунул альбом обратно. Услышав долгожданное «Вы приняты» Хаками неторопливо подошёл к столу. Поблагодарив Кота счастливчик и его котёнок направились к лестнице, споткнувшись об первую ступеньку и едва не упав, они всё же добрались до жилых помещений.
genocid
Айзек с удовольствием отметил, что пыльный незнакомец затушил сигарету, внутренние голоса на его ликование ответили новым потоком шизофрении: «Господа, спешу отметить, что на примере «мальчика-коровы» мы убедились в податливости, управляемости, стопроцентной подверженности манипуляциям и провокациям, к тому же все это поддернуто реваншизмом с оглядкой на общественное мнение…» «Вообще лепота. Мы по адресу. В этом мире есть, по крайней мере, один стопроцентный представитель охласа». Но их прервал кот, который к вящему удивлению Хоконсона заговорил. Так как животинка оказалась с двойным дном, да еще и представителем администрации все внимание Айзека переключилось на него:
- Я Айзек Хоконсон из мира Vz.700, его так называют в научной литературе других миров, сами мы его просто «миром» называем. Сами в смысле те, кто там живет. С чего бы начать. В общем, родителей я не знал, воспитывал меня орден «Мертвая голова». Название немного мрачное, но в целом это очень позитивная организация, конечно, если не учитывать что у них руки по локоть в крови, ну и то, что они развязали самую страшную войну в истории нашего мира. Но несмотря на такие сомнительные достижения, цели у них самые благородные. Дело в том, что цивилизация нашего мира пришла к глубокому кризису. Люди окончательно престали быть людьми и с радостью опускались в пучины преисподни рука об руку с содомией и гоморией, ведомые кучкой алчных развращенных манипуляторов. Все в жизни людей функционировало не так, культура удовлетворяла самое низменное, экономика работала исключительна в интересах мещан и вершин экономических пирамид, а о религии вспоминали лишь тогда, когда нужен был повод для войны… Но были и те кого это все не устраивало. Они образовывали кружки и пытались, как-то бороться с происходящим. Все было тщетно. Тогда появилась какая то сила, которая объединила эти воскресные клубы в тайную организацию – орден «Мертвая голова». Мертвая голова, в понимании членов ордена, это символ греховного человека, человека из старого мира. Тогда как орден хотел создать новое, чистое человечество. Они долго не давали о себе знать и вот однажды ночью в странах которые сосредоточили у себя самую мощную индустрию и управляли миром по средствам системы колоний, протекторатов и сателлитов, произошли государственные перевороты. Орден стремительной одной стремительной атакой атрофировал всю государственную систему. Затем были казни. Казнили всех, кто был старше трех лет, естественно через отрубание головы. Это стало чем-то вроде ритуала. Мировое сообщество сразу не отреагировало на угрозу со стороны ордена. Сами понимаете, десятки государств получили независимость и тому подобные регалии самостоятельности. Во всем мире начались разборки. Орден же, казнив всех кто уже имел культурный багаж, начал воспитывать, тех, кто его не имел. В «Мертвой голове» считают, что новорожденный это чистый лист и его можно воспитать как богом, так и амебой. Вот из доставшихся им детей и начали воспитывать новое человечество. Правда, ритуал с отрубанием антикультурной головы себя не отжил. Ее стали рубить представителям старого поколения, так как они либо жили в старом мире и понабрались от туда, либо их воспитывали те кто жил в старом мире, либо их воспитывали те кого воспитывали те кто жил в старом мире и так далее, поколение за поколением. Как только член ордена производит на свет необходимое количество детей его либо убивают, как мою мать, либо отправляют на фронт, как моего отца. Орден учил хорошим вещам, например, личной ответственности за каждого человека в этом мире. Основой человеческого архетипа были Десять Обязательных к Исполнению Правил Творца. Мы по ним и жили, пока находились на территории ордена, у нас процветали наука, искусство, духовная жизнь, экономика. Но потом, примерно в шестнадцать лет, когда у меня родился второй ребенок меня оторвали от мой любимой жены Анахен и отправили в Волькриг, это название вооруженных сил ордена. Ее, наверное, казнили те «наиболее чистые товарищи», которые заведуют воспитанием нового поколения. Вам наверно может показаться, что весь этот круг казней бессмысленен, но таким путем пытаются окончательно искоренить старую породу человека. Но новое человечество должно было восторжествовать во всем мире, иначе соседи стали бы оказывать отрицательное культурное воздействие на наше общество. С этими целями и создали Волькриг. Из него не возвращались обратно, служба была пожизненной. Я прибыл туда юнцом, который со зло бы и людей то не бил ни когда, только в рамках спорта. Уже через месяц силами двух изащереных садистов и талантливых педагогов сержанта Варнавы и ротмистра Малха я стал универсальной боевой машиной. Правда, превращение сопровождалось некоторыми злокачественными модификациями психики. Нам в основном прививали комплекс Ахиллеса: чисто психологический настрой на непобедимость, который руководит телом в бою как программа… В общем это сложно объяснить. Но и армейское издевательство над человеческой сущностью тоже вынужденная мера. Орден довольно успешно воевал, чем натравил на себя весь мир. Нам очень не хватает человеческих ресурсов, поэтому приходится добиваться качественного превосходства над противником. Наши солдаты должны быть сильней, быстрей, умней, храбрей, оружие мече, смертельние, долговечнее и так далее. Правда, после боя, рота против полка, когда тебя твоя уверенность в непобедимости гоняет бегом и ползком, по сопкам и болотам, возращаешся как загнанная лошадь. Потом много ешь и спишь. Некоторые становились инвалидами. Кроме войны у Волькрига была еще одна важная задача. Мы носили с собой топоры, которыми расправлялись со всеми пленными и мирным населением противника старше трех лет, через отрубание головы, естественно. Остальных отправляли на родину. Мне тоже приходилась это делать. Должен признать это гораздо сложней, чем убивать в бою. Моя военная карьера закончилась во время одного очень длинного боя. Я упал в обморок от истощения и попался отряду вражеских разведчиков, которые искали языка. Попадись я солдатам, убили бы на месте. Из плена я бежал. Долго пробирался через территорию противника к своим, тогда и пришлось срезать с формы знаки отличия. Их мирное население с удовольствием носило нашу трофейную форму, ведь у нас была мануфактура высшего качества. Контрразведка преследовала по пятам, пробиться к своим шанса не было. Тогда я узнал про Академию софистов – сосредоточие знаний в нашем мире. Академия была чем-то вроде независимого государства. Там я и скрылся, став учеником этого заведения. Им было все равно кто я, за что меня преследуют, если я смог сдать вступительные экзамены, меня уже не выдадут. Благо в ордене первоклассное образование. Софисты странные люди. Они много говорят, много думают, но почти не чего не делают, кроме изобретений. Но среди них был немолодой человек с совершенно чуждыми для меня и софистов взглядами на жизнь. Он говорил, что случайно попал в наш мир в результате своих экспериментов с «точками», так он называл материю на самом нижнем уровне, даже ниже чем субатомный. Перемещение между мирами было побочным эффектом, но очень заинтересовало того ученого. Он называл себя Мангока. Я стал его ассистентом в исследованиях этого феномена, и мы добились больших результатов. Но как раз когда мы уже подошли к разгадке, Академию захватил Волькриг. Всех поубивали, меня поместили под стражу перед церемониальной казнью. Я считался предателем. Еще бы, Родина из последних сил обороняется, а я уютненько себе живу в Академии. В общем, то на этом моя жизнь могла бы и окончиться, но в тот момент, сидя в камере, я почему то в первые за всю свою жизнь испугался за себя, и энергия страха послужила толчком к перемещению в другой мир. Это получилось спонтанно. В основном причиной послужило то, что я был подопытным кроликом во всех экспериментах, которые мы проводили с Мангока. В мире, куда я попал, был полный бардак. Я все еще оставался верен идеалам ордена, поэтому решил навести порядок. С начало все было неплохо, но потом я переборщил малеха и пришлось снова очень испугаться за свою жизнь. Меня так и кидали разные сильные эмоциональные стрессы по мирам. Это необязательно должен быть страх за жизнь. Пока таким образом странствовал, сильно изменился. В каждом новом мире пытаюсь сделать людей лучше. Вот собственно и все.
Айзек закончил и посмотрел на кота в ожидании вопросов, которые наверняка должны были посыпатся после такого скупого рассказа.
Скример
Нет,вопросы исчерпаны*пригладил волосы*Надеюсь что и у тебя боле вопросов нет.Ну а если это так,то я бы предпочел пройти дальше.Если ты конечно не возражаешь*провел рукой по плащу разглаживая его,откинул голову назад и стал задумчиво разглядывать потолок,временами опуская взгляд на кота и пытаясь на память запомнить его внешне,чтобы потом смочь воспроизвести вид животного на рисунке*
Феникс ака Фаталист
Нельзя было сказать, что на улице наступила полноценная тьма, тьма зимняя и потому несколько пугающая. Но пока ещё на земле царили лишь поздние, несколько меланхольные сумерки. Снег кружился в отблесках фонаря - красиво, но немного потеряно...
Вдруг фонарь выхватил из темноты одинокую фигуру. Поначалу совсем смутная, она постепенно приближалась к дому, и становилось видно, несколько отрывчасто, то синий истрёпаный камзол, то рыжие волосы, собраные в хвост. Наконец, персонаж подошёл к дому и фонарь осветил полностью его лицо.
Это оказалась девушка. Лицо её было несколько худосочным немножечко детским - такое, какое оно бывает у практически оформившихся молодых людей. У девушки был тонкий нос и разнокалиберные глаза - один ярко-алый, несколько увеличений, другой же - зелёный, с хитрым прищуром, словно у кота-разбойника... В руке она держала посох, на первый взгляд - самый обычный. Всё. ничего более у неё с собой не было. Хотя нет, под камзолом угадывался меч. Хотя, может это ветер так складки надувает?
Достигнув крыльца, девушка поскреблась в дверь и тихо сказала хрипловатым голосом:
-Пустите. Я Феникс. Я пришёл учиться.
Octo Ber'gun
Настроение незнакомца явно улучшилось после недовыкуренной сигареты. Он протянул девушке портсигар.
- Подарок.
Устало посмотрел на кота.
- Было бы что прекращать... - 'Дрейк' устроился поудобнее, - Впрочем, можешь считать, что инцидент исперчен. Перейдем к делу, раз уж теням ты не доверяешь. Надеюсь, мозги у тебя шевелятся не хуже, чем уши, а язык не хуже, чем мозги.
Мир, в котором я родился, иногда называют Миром Паука, но особого значения это не имеет. Родители дали мне имя Эрик, однако мало кто называет меня по имени - профессиональная специфика, знаешь ли. Отец был военной шишкой в Союзе. Когда в тридцать шестом фрицы нарушили Версальский договор, командование услало его в Британию с очередной миссией высшего уровня под грифом 'Секретней не придумаешь'. Там он повстречал мою мать, ирландку по происхождению. С вполне понятным на мой взгляд исходом. Первое время он разрывался между чувством и долгом, но вскоре в Союзе начались репрессии, многих друзей и сослуживцев отца поставили к стенке, и он решил не возвращаться. Зимой следующего года родился я. Ирландское детство было довольно безоблачным, несмотря на войну. Я получил неплохое домашнее образование, знал несколько языков. Мать учила меня играть на арфе, отец - стрелять. К счастью или к сожалению, уроки отца я усвоил гораздо лучше. К семнадцати годам мне надоела размеренная провинциальная жизнь и вместе с приятелем мы сбежали из дома - смотреть мир. Мы планировали махнуть в Штаты, но поскольку безбилетник редко выбирает курс, нас занесло в Мексику. Там в кабаке я познакомился с Раулем, ярым кубинским революционером. Когда мы отчалили на 'Гранме' делать первую в моей жизни революцию, мне едва стукнуло восемнадцать.
После трех долгих лет в грязи и джунглях мы сорвали банк. Тогда-то, в Гаване, мне и повстречался один весьма забавный тип...
'Дрейк' замолчал, задумчиво глядя в пол. Потом перевел взгляд на кота.
- Твоя ненасытная душенька довольна, или мне продолжать? Можешь, кстати, уже задать свои неизбежные вопросы...
Арктур
Арктур чувствовал некоторую неловкость от того, что разговаривал с котом, но как мог держал себя в руках:

- Да, мой отец был воином и когда я решил отправиться в путь, мне показалось, он знал что этот день рано или поздно настанет. Извините, - Арктур достал тряпочку и высморкался.
- А касательно Академии, я узнал о ней от вас. А дошел я до нее когда искал место где бы остановиться, а вашу башню, было видно издалека.
Shinjiro
-Хмм...
Перед входом в Сапфировую Башню стоял молодой парень. Его молодость выдавали лишь ярко-зеленые глаза. Его лица не было видно за массивным синим шарфом, обвитым вокруг шеи словно змея. Его голову покрывал капюшон красного плаща, который был изрядно изношен, возможно, в результате долгих странствий. Из-под плаща выглядывали темно-зеленые штаны. На ногах его сверкали отблесками ботинки серебряного цвета, чем-то напоминающие элемент доспехов.
-Так это и есть Сапфировая Башня, - произнес незнакомец - ну что ж, думаю, что будет весело.
Рук и оружия, этого молодого парня, не было видно из-за плаща. Но глядя на него, создавалось впечатление, что за его спиной, под плащом, что-то есть.
Молодой человек прошел через открытые врата башни, и оказался в большом круглом зале, в центре которого, прямо перед собой, увидел не менее величавый стол. Он увидел кота, сидящего на столе в конце этого зала и взглянул ему в глаза. Хотя кот и не обращал на него внимания, странник не осмелился отвести взгляд и вглядывался все вдумчивей, погружаясь, видимо, в свои раздумья, не уделяя внимания остальным людям, стоящим по-близости.
liptonshmidt
По дороге быстрым шагом двигался человек. Если бы кто-то наблюдал за ним со стороны, то он бы заметил, что поступь человека была мягкой, несмотря на то, что он двигался быстро. Одет он был очень легко - на нем был какой-то балахон с плащем, на ногах - высокие черные сапоги, на голове - капюшон. За спиной висел длинный лук из темного дерева, и колчан со стрелами. Человек поежился, закутываясь в подбитый мехом плащ и поправляя меч на поясе.
-Проклятая метель,-донеслось из-под капюшона.
А метель действительно была необыкновенный, в нескольких шагах впереди нельзя было ничего различить, лишь в небе ярко светила полная луна, чуть-чуть освещая путь. Человек ругнулся, запнувшись о корень старого дуба, растущего вдоль дороги. Эта дорога его очень измотала, он сбавил темп, теперь просто медленно двигался по снегу, мечтая лишь о тепле огня да о бокале добротного вина. Впереди мерцал тусклый свет. Желая быстрее согреться, человек почти перешел на бег.
Через несколько минут, он стоял у ворот старой башни. Метель тем временем приутихла, только пронизывал ледяной ветер - единственный спутник человека на пути к башне.
-Интересно, почему башню назвали сапфировой? Похоже, это просто обычный камень... Но какой свет...
Башня как бы мерцала изнутри, свет был очень приятным, мягким.
Сразу вспоминался домашний уют, и долгие часы, проведенные с книгой у камина... Ничего, сейчас он войдет, сядет, протянув руки к огню и забудет о холоде, пробирающем до костей...
Пройдя через ворота, человек оказался в зале перед огромным деревянным столом. На столе сидел крупный кот. Человек слышал от кого-то, что этот кот был хозяином башни(тогда это звучало как пьяная шутка), но глаза кота были какими-то... человеческим... "Может оборотень..." - подумал про себя путник. Чувствуя себя глупо, человек опустил капюшон, с которого осыпался на пол мокрый снег, и представился коту:
-Все зовут меня Епископ. Нет, я никак не связан с церковью. Я верю только в себя и в свой лук. Это надежнее любой молитвы. Почтительно раскланявшись коту, Епископ прошел к камину и протянул к огню руки. Он понимал, что это некультурно - покидать своего "собеседника", но искушение было слишком велико. Тепло разлилось по всему телу.А Кот тем временем внимательно наблюдал за человеком. Согревшись, Епископ вернулся к столу. "Наверное я отморозил себе мозги. Дурак, решил поздороваться с котом, поверил в пьяный треп Мартина. Эти ребята меня засмеют". Стоящая в другом конце компания улыбалась. Но Епископ продолжал смотреть в глаза коту, ни говоря ни слова, он почувствовал, что перед ним не просто кот.
Umin
Что ж, а вот и хозяева, подумалось мне. Это и радовало и настораживало одновременно. Уж больно все просто складывалось. Двери оказались незапертыми. Толкнув клюкой створки, я осторожно, как и подобает образу, ступил внутрь. Черта была пройдена, и обратной дороги не было. Меня предупреждали, что хозяева Башни - люди опасные. Но то люди. А тут дело совсем другого свойства. Я даже крякнул от неожиданности. Котяра. Жирный палевый котяра. Весьма ухоженный, кстати. Он лежал на столе и изучал что-то за моей спиной. Ну ладно. Котяра и котяра, кому он мешает? Я прошаркал к столу, одновременно пытаясь изучить и запомнить окружающую обстановку, остановился в нескольких шагах от лежавшего на нем кота, привычно входя в образ, оперся на клюку и, обведя взглядом просторную круглую комнату, промолвил:
- Чернояр по прозвищу Хламида к Вашим услугам. Желаю обучаться высокому искусству.
Shinjiro
- Кристиан! - выкрикнул этот, странно одетый, парень, - Мое имя Кристиан!
В зале повисла тишина, и все обернулись на него.
- Позвольте мне обучаться у вас, - продолжал он, но уже спокойным голосом, - Как мне доказать, что я достоин вашего внимания?
Окружающие вернулись к своим делам, и снова не обращали на Кристиана внимание. А он продолжал стоять перед столом, видимо, надеясь получить ответ.
genocid
Айзеку стало жаль жаждущего внимания Кристиана. «Парень совсем зеленый, ни грамма выдержки», рассуждали сами собой внутренние голоса. Хоконсон там временем подошел к зеленоглазому молодчику и искренни дружелюбно улыбаясь, протянул руку для рукопожатия:
- Айзек Хоконсон. Дважды подумайте, перед тем как подать мне руку. Во многих местах я крайне пренебрегаемся личность, можете ненароком «замараться». Образно говоря конечно, - видя нетерпеливый взгляд парня направленный на кота, он добавил, - Сударь секретарь сейчас занят, видите, какая толпа собралась. Не волнуйтесь, со временем очередь дойдет и до вас. За время посещения разнообразных учреждений я понял, что бороться с очередями помогают только связи и терпение. Так как вы тут новенький советую вооружиться последним. Да, что-то я разболтался…
-Ra-
...Когда любопытство все-таки доело Шакала, тот отправился в сторону необычной, якобы Сапфировой башни, о которой все так говорят...
"Если это сапфир... То стоит она, наверное... М-да, я до стольких и считать-то не умею." - думал он, подходя к башне. Еще он слышал, что там ведется прием в Академию. "Академию чего..? А, ладно, хоть бальных танцев - была бы крыша над головой. А там, кажись, и научусь чему..."

И вот, Шакал стоит в дверях приемного зала. Народу в зале много, а вот секретаря "...Или кто там принимает будущих студентов..?" не видать.

- Похоже, вышел. Подождем. - произнес "потенциальный студент", сбросил рюкзак на пол у стенки и, усевшись на него, принялся изучать взглядом помещение и тех, кто в нем находится.
Dormouse
Двери в башню раскрылись, и на пороге нарисовалась не высокая фигура в большом зеленом кафтане с малиновыми отворотами и черных брюках.
Вид у абитуриента был молодой, но с первого взгляда было не понят девушка это или парень. Круглое, миловидное личико очень жизнерадостно чему то улыбалось, чуть щуря искусно подведенные тонкой черной линей разноцветные глаза: правый зеленый, левый синий. Длинные каштановые волосы молодой особы были перехвачены красной лентой ниже шеи, а по бокам и спереди спадали вульгарными локонами.
Оно прошло к столу и перебивая всех кого можно на полу слове обратилось к коту голосом, который решительно нельзя было приписать ни к девчуковаму, ни к мальчуковаму:
«Пусть подадут горячий ужин и вина прямо, судя к камину».
Особа распорядилась и направилась к камину, где села на корточки и стало греть руки, добавив:
«И пусть принесут кресло или стул, но только помягчи…»
Elfon
Ок...Хорошо что вы спросили, так как возможно вы ещё не знаете этого, но перед вами стоит тот, кого вскоре будут называть "Герой". Я человек загадка, человек легенда. А может я вообще не человек. Этого никто не знает. Вообще-то, не смотря ни на всё, я сам маловато о себе знаю, но одно я знаю точно - я буду первым человеком, который доберётся до звёзд, и все меня запомнят на веки вечные.
Я знаю что вам сейчас пришло в голову - "Что же такой великий человек как он делает тут, в академии?"
Безусловно, не смотря на то, что я настолько выдающееся личность, мне всё-таки скорее всего понадобиться помощь в достижении моей цели и я расчитываю на вас.
Теперь немного о себе...Я появился на свет в великом городе, так сказать городе герое - ******* Ооо... вам стоит там побывать. Принаичудестнейшее местечко. А вот про своё детство я помню очень мало.
Родители у меня богатые, научили меня всяким барским штучкам - фехтование, танцы, скрипка. Кстати о скрипке. хотите я вам сыграю. Хотя наверное не сейчас. Или всё-таки сейчас сыграть? Хотя всё же нет, но обещаю что как-нибудь вам сыграю.
Вот только год назад умерла моя мать. Отец был так огорчён. Всё время твердил - "За что это всё мне". На время в доме про меня все забыли и я сбежал, так как знал точно, что мне судьбой начертано стать героем, и кстати, вовремя сбежал, так как ко мне слишком часто начали наведываться парни в белых халатах и тврдеть что-то о новом белом доме для меня. А я роджён быть свободным, вы же меня понимаете?
И так моё странствование началось. Где я за этот год только не побывал, чего только не повидал. Я, кстати, всё записывал. Я решил что людям будет интересно почитать как же начиналась история великого героя. Если хотите дам вам почитать. Все блокноты всегда со мной. Тяжеловато правда - 78 штук. Всё это время я искал способ воплотить свою мечту. В конце концов я разузнал про вашу академию и решил что тут мне могут помочь...Вобщем вот и всё....
Ах да, я даже не представился. Меня зовут Сандал Фрай. Но это временно, до того момента когда я придумаю себе другое имя, которое будет подходить такому герою как я. Какие-нибудь вопросы?
V-Z
genocid
– А как именно «кружки» пытались бороться? – задал вопрос кот. – И что значит «атрофировать государственную систему»? Также хотел бы узнать, как в таких условиях умудрялась защищать себя Академия Софистов. И заодно – как вы попали к нам, в Академию, если не способны контролировать переход.

Скример
– Прошу, – кивнул привратник. – Проходите в жилое крыло и выбирайте себе комнату. О зачислении в группу вас известят.

Феникс ака Фаталист
– Заходите, – пригласил кот. – И вы пришли в правильное место. Но, чтобы начать учиться, необходимо сперва пройти процедуру поступления, а значит – подробно поведать о себе.

Octo Ber'gun
– Мне придется их задать, – подтвердил привратник, – потому что пока что я не услышал – как вы попали к Академии, находящейся вдали от упомянутых мест. И по какой причине.

Арктур
– Понятно, – с некоторым раздражением отозвался кот. – Что ж, вопросов у меня более нет. Прошу, проходите в жилое крыло и выбирайте комнату по вкусу.

Shinjiro
– Последовать правилам, – сообщил в ответ привратник. – А именно – не только назвать имя, но и подробно поведать о себе.

liptonshmidt
– А если вы не связаны с церковью, то почему вас так прозвали? – поинтересовался кот. – И… вы пришли поступить в Академию? Если да, то я попрошу вас рассказать о себе.

Umin
– Похвальное стремление, – согласился привратник, – но я предложу вам до начала обучения подробно рассказать о себе, и о том, как вас привела сюда дорога.

-Ra-
– Добро пожаловать, – кот обратил внимание и на новоприбывшего. – Вы пришли поступать? В таком случае, я попрошу вас назвать свое имя и поведать о себе.

Dormouse
– Подобные услуги лишь для студентов, – флегматично заметил кот. – А дабы оказаться в числе таковых, необходимо назвать свое имя и подробно рассказать о себе.

Elfon
– А почему вы так уверены, что вам предназначена непременно судьба героя? – осведомился привратник. – И как именно вы узнали об Академии и добрались к ней?
-Ra-
V-Z

Услышав речь, ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ речь, Шакал тихо присвистнул и навернулся с рюкзака.
- Ма-ать моя, вторая капсула!

...Но оправившись от удивления, он встал и подошел к столу...

- Зовут меня Найджел... Или Шакал... Или "ЭксДва"... А история моя скучна до безобразия. Вместе с двумя другими... Э-э... Образцами... Появился я на свет в лаборатории, на Островах. Мы были частью успешно проваленного эксперимента по созданию, скажем так, "суперсолдата". С этой целью в ДНК трех искусственно выращенных человеческих эмбрионов добавили часть генома местной... Э-э... Фауны... С целью повысить выживаемость и боевые качества будущих солдат. Вот так я стал тем, что я есть сейчас. Затем были годы учебы, тренировок, промывания мозгов и привития безотказной верности создателям. Естественно, последние два пункта успешно провалились и похоронили весь проект.
Затем был разгром лабораторного комплекса отрядами наемников. Мы помогли им взорвать там все к едреням и ушли вместе с ними.
Пять лет мы мотались по Островам вместе с наемниками. Выполняли различную "мокрую" работу (ведь нас для этого и создавали). Но основной темой наших разговоров во время посиделок у костра или в баре всегда было одно - "Какие страны лежат за нашими островами?"
И однажды мы ушли. Еще во время побега из лабораторий мы с... Хм... Братьями... Ну да, как еще назвать того, кто рос в соседней капсуле..? В общем, мы утянули не только наше оружие и снаряжение, но и несколько интереснейших вещиц. Среди их были несколько экземпляров штуки для создания... Как бы выразиться... Безопасного коридора в теле межпространства. Их вроде как планировали применять для ускорения перемещения людей из точки в точку. Компактные такие диски. Похоже, для военных. В общем, уперли мы это, инструкцию кой-как в три головы разобрали и решили попробовать... Прогуляться по далеким землям, утолить любопытство. А чтоб охватить побольше и сразу, пошли в разные стороны. Вот, меня сюда и закинуло...

Закончив повествование, Шакал перевел дух и снова уставился на кота.
genocid
- Приятно что вы меня по крайней мере слушали, а то у некоторых такие затяжные пике в мое прошлое вызывают реакцию, ну что-нибудь в духе: хватить пичкать меня этой фигней, а то у меня диабет будет.
Ну а по части кружков… Ну это были достаточно разношерстные в основном изолированные группы разной направленности. Одни проводили семинары, слушанья и другие просветительские мероприятия, но разве можно докричаться до того кто не хочет слушать. Вторые пытались организовать политические партии, которые либо не добивались успеха, либо по ходу деятельности перенасыщались людьми с неправильными взглядами и совсем забывали, зачем они эту партию создавали. Третьи занимали откровенно террористические или экстремистско-радикальные позиции, ну тут уж и говорить не чего… Все осложняло и то, что эти организации видели в друг друге идейных или политических противников, к тому же многие были националистами или религиозными фундаменталистами, поэтому противостояли другим национальным и религиозным организациям. В общем, этим идиотам было невдомек, что у них один враг и одна цель и бороться надо сообща ища общие места друг в друге, а не различия. Я даже удивляюсь, как из этого песка удалось выплавить камень, такой как «Мертвая голова». Это для меня остается загадкой.
Атрофировать государственную систему можно тремя способами. Заставить массы не подчинятся правительству, посеять недоверие и открытый конфликт в руководящих органах, или отрубив у государства голову. «Мертвая голова» пошла по третьему пути. Главное было сделать все быстро. Стремительно расправится с главой государства, его администрацией, военным командованием, честными функционерами местных администраций, остальные будут лично встречать победителя с хлебом и солью, самыми видными государственными деятелями, способными взять на себя роль лидера, и нарушить коммуникации. Далее главное не сбавлять темп. Ликвидировать руководство основных партий, религиозных организаций, общественных объединений, распустить государство образующие отрасли: вооруженные силы, здравоохранение, образование, банковскую систему, органы местного самоуправление и так далее…
Что же касается Академии софистов. Она занимает небольшую территорию в труднодоступном месте, которое без труда могут оборонять небольшие вооруженные силы, тем более оснащенные по последнему слову техники, состоящие на службе у Академии. Создать какую-то тайную организацию в нутрии академического сообщества не возможно, взять штурмом проблематично. Да и зачем, толку от этого места без его ученых… Свои технологии Академия с охотой продавала всем желающим. Особенно спрос на них вырос в странах Альянса во время войны начатой орденом. Поэтому их не трогали. Сама Академия долгое время находилась вдалеке от территорий, где действовал орден, поэтому была в относительной безопасности.
К вам я попал… Точнее… Короче, я попал в один мир и начал там как всегда просвещать народ, ну и долго впаривал одному мужику свои идеи ему это, наверно, надоело, и он отправил меня учится. То есть сказал, что я редкой породы недоносок и мне намешало бы набраться мудрости, щелкнул пальцами и бац я оказался в окрестностях вашего заведения
Арчер
По дороге шёл парень, лет 20. Одет он был по-простому : дорожный плащ, кожаные штаны, чёрные сапоги. Под плащом виднелась рубаха, когда-то белая, но теперь её цвет было достаточно сложно было определить. Его волосы были коричневые а глаза голубые. Вооружён он был только походным посохом.
До башни осталось идти совсем не много.
"Наконец-то," - подумал я.
Когда я вошёл в башню, то сразу направился в приёмную.
-Здравствуйте, можно мне записаться в студенты академии? -
Поинтересовался я.

Рекомендую учесть исправленные ошибки, и в дальнейшем таковых не допускать.
Цензор V-Z
V-Z
-Ra-
– А что именно из себя представляют Острова? – уточнил кот. – Где именно находятся? И почему привитие преданности провалилось, а неудача не была обнаружена?

genocid
– А сколько времени это атрофирование готовилось? – задал вопрос привратник. – Сделать все можно быстро, но на подготовку, как я понимаю, уходит не один день. И еще вопрос – а кем были основатели Ордена?

Арчер
– Можно, – отозвался кот, – вот только сначала надо пройти процедуру поступления. А именно – назвать свое имя и подробно рассказать о себе.
Octo Ber'gun
- Причина, по которой я здесь, - 'Дрейк' театральным жестом обвел помещение, - категорически проста - мне скучно. Заглянул выпить стаканчик, поболтать с котом...зверушка, однако, попалась неразговорчивая. К тому же, определенно питающая нездоровую любовь к сухому закону. Если тебе неприятен вкус алкоголя - значит, тебя что-то тяготит. Хотя что тебя может тяготить? Разве только блохи. - 'Дрейк' слегка наклонился к коту. - Хочешь поговорить об этом? Впрочем, я знаю, что ты ответишь...у нас не то в предмете. И как уважающая себя кошка могла вырастить такого зануду? Впрочем, в данном случае ты прав. Твоя вотчина, твои правила. Хочешь знать, как я сюда попал? Не поверишь - открыл дверь и вошел. Правда, это была дверь салуна в Монтане, и костюмчик, кстати, оттуда, но это уже детали. Как я говорил, в Гаване мне повстречался один презабавный тип, который и объяснил мне, что я не совсем обычный человек. Поначалу я принял его за шизофреника, но он сумел меня убедить. И научил некоторым...фокусам. Например, открывать двери между мирами. Поначалу я мотался по всем дверям без разбора, по инерции устраивая революции там и здесь. Благо, народу практически везде жилось несладко, прости за каламбур. Даже не вспомню названий всех государств, власти которых мечтали охладить мой революционный пыл (и тело заодно) до температуры окружающей среды. Но с годами мое отношение к жизни изменилось. Я стал более вдумчив и избирателен, и теперь путешествую исключительно для удовольствия. Хотя...режим в вашей Академии нравится мне все меньше и меньше. - 'Дрейк' улыбнулся. - Вдруг захочу тряхнуть стариной? Кто меня знает, в конце то концов. Но раз уж сюда занесло, стоит принять участие в кастинге, не находишь?
genocid
- Вы так искушено спрашивайте, что можете сойти за опытного слушателя. Впрочем, это видимо ваша работа. Но все-таки предмет вашего выяснения наталкивает на мысль что вы и сами не прочь атрофировать какой-нибудь организм и не обязательно государственный, - при этом Айзек пошло подмигнул, выглядело, конечно, глупа, - Но к делу… Я не посвящен в историю ордена в период его формирования и подпольной деятельности. Это является умышленно не оглашаемой темой. Как я мыслю, подготовка к атрофии началась задолго до появления ордена его предтечами. Они, как я думаю, изучали теорию вопроса и объект проблемы, то есть государство и поведение масс в отсутствии направляющей силы в кризисные моменты. Вторым этапом была подготовка членов ордена к атрофии, естественно это было разумно начинать уже, после того как весь этот разношерстный грызущийся конгломерат был приведен к одному знаменателю, то есть стал орденом не только по названию, но и по духу. Так как орден долгое время существовал в подполье, в состоянии полной секретности, то времени на подготовку у них было предостаточно. Тем более они могли позволить себе выбрать удобный момент для начала действий. В общем, не стоит и сомневаться, как мне кажется, что целью первых поколений ордена был именно акт атрофии, ну и дальнейшие действия, связанные с массовыми расправами, они, видимо, только и делали, что к этому готовились. Ведь потом всех кто не образовал Волькриг и был не годен для воспитания нового поколения - казнили. Переходя к вашему второму вопросу, хочу заметить, ни какой информации внутри ордена на эту тему нет, об этом не разговаривают там вообще. Зато в Академии я обнаружил целый факультет, который изучал орден. Впрочем, им было известно только о паре софистов имевших отношения к теоретическим разработкам совместно с предтечами ордена. Вот собственно все, что я знаю об основателях… Хотя лично меня тема очень интересует.
Если вы позволите, я то же попрошу вас рассказать о себе, а то, как-то не культурно получается. Расскажите о себе.
Арчер
- Конечно, - ответил я коту. - Значит так, меня зовут Арчер.
Родом я из северных гор. Родился и вырос в небольшой деревушке под названием Хутон. В возрасте семи лет я начал обучаться ратному делу, жизнь была насыщена приключениями, но я очень хочу достичь совершенства в искусстве боя и стать наёмником, но вот и всё самое важное.
Если вам интересно узнать что-то ещё, то, пожалуйста, задавайте вопросы.

Настоятельно рекомендую проверять орфографию сообщения перед выкладкой.
Цензор V-Z
-Ra-
V-Z

- Острова... - Шакал на секунду задумался, - Так неофициально мы называем наше... Эм-м... Государство... Федеративная Островная Республика. Четыре острова и коралловый атолл... Он тоже был островом не так давно... Насчет местонахождения - один яй... То есть, лаборант, рассказывал что-то про пограничные миры, про переселенцев с Земли... По официальной версии истории так и есть, люди - не коренной народ Островов. И это похоже на правду. В общем, по его версии, Острова болтаются в параллельном Земле измерении... Типа как альтернативный путь развития планеты... По-моему, это попахивает бредом, но за неимением другой версии, я согласен и на эту...

ЭксДва замолчал на пару секунд, потом продолжил:
- Что же касается провального внушения верности, то тут сбой дала методика. Причем сбой этот первыми заметили не ученые, а мы, подопытные... Куда им, они за своими бумажками да компьютерами ничего не видят... И чтоб эти светила науки не придумали новую методу, похитрее, да поизощреннее, мы активно им подыгрывали, симулируя правильные реакции и линии поведения. Несложно обмануть яйцеголового, когда ты умеешь думать и действовать как человек и как животное. Вот они и радовались, и письма начальству строчили, мол идет все прекрасно, подопытные обучаются. А "подопытные" только тихо хихикали, поддакивали и делали вид, что верность из них через край хлещет...

- Вот и весь нехитрый сказ. - Шакал закончил говорить и продолжил изучать чудного кота взглядом.
V-Z
Octo Ber'gun
– А названия миров, в которых успешно устроили революции, не припомните? – полюбопытствовал кот. – И как именно происходит путешествие… точнее, как именно вы определяете мир, в который попадете?

genocid
– Понятно, – кивнул привратник. – Что касается вашего вопроса – боюсь, что моя история займет слишком уж много времени. Если вкратце – то я происхожу из мира Ринемма, а точнее – с Айетского архипелага, где и живет мой народ – волшебные коты. Иногда мои соплеменники становятся фамилиарами и верными спутниками могущественных магов; так вышло и со мной, и я уже не первый десяток лет сопровождаю моего человека. Предупреждая возможный вопрос – да, волшебные коты живут значительно дольше обычных, а фамилиары – еще дольше. Вместе с мэтром мы сумели найти способ выйти за пределы Ринеммы (что, замечу, непросто из-за особенностей нашего мира, искажающих действие порталов), и какое-то время странствовали… пока не получили приглашение занять место в Академии от ее нынешнего директора. Собственно, именно исполнением обязанностей мы и занимаемся.
Вас интересует еще что-то?

Арчер
– Придется, – вздохнул кот. – Итак… Кто именно вас обучал ратному делу, и в чем обучение заключалось? Какие именно приключения вы пережили, и почему вообще ушли из родной деревни? И почему хотите стать именно наемником? И – по какой причине решили прийти именно к нам в Академию, и как узнали о ней?

-Ra-
– Люди – не коренной народ? – склонил голову привратник. – Возможно, я ошибаюсь, но построение фразы предполагает, что есть и некий коренной; если это так, то я прошу вас о нем рассказать.
И в чем именно был сбой в методике обучения?
-Ra-
V-Z

- Ну... Нам, конечно, начитывали курс истории... - слегка смутился ЭксДва, - ...Но я на нем спал. Правда, все же что-то запомнил. Исходя из официальной истории, коренным был народ, который новоприбывшие люди назвали, не мудрствуя лукаво, эльфами. Невысокие, востроухие и, если судить по современным эльфам, весьма симпатичные. Их народ делится на тех, кто живет на поверхности и тех, кто живет под землей. Вернее, под горами. Подгорные жители зовут себя светлыми, из-за очень бледного цвета кожи и молочно белого цвета волос и считаются "старшим" народом. Другие же зовутся "темными". Считается, что несколько столетий назад несколько светлых эльфов отделились от своего народа и вышли на поверхность. Через несколько поколений кожа и волосы их потемнели настолько, что спутать темного со светлым можно только на слух, так как и те, и другие трещат без умолку...

-Что же касается методики приручения, то тут такая штука - какой-то академик из лабораторных... Никак не мог запомнить его имя... Так вот, этот ученый муж заявлял, что открыл в человеческом мозгу какие-то зоны, которые тут же назвали "центрами верности", естественно. Вроде как воздействуя на эти зоны можно заставить подопытного... Эм-м... Проникнуться глубоким уважением к тому, кого он видит во время процедуры. Ну а там и до беззаветной преданности недалеко. И вот, значит, стали нас подключать к приборам, которые через наши мозги ток гоняли, а сами демонстрируют нам фотографии шишек, которых мы зауважать должны... А я лежу и не то что уважения ни к кому не чувствую, так еще и кайф ловлю дикий. Братцы, оказывается, тоже. Это далеко потом выяснилось, что секретность нашей лаборатории сыграла с тем ученым злую шутку - в большом мире эти центры за полгода до него открыли и оказалось, что это "центры удовольствия". Но мы-то не знали. Профессора тоже. И мы, значит, на процедурах валялись и с блаженными мордами на фотки пялились, а академики наши радовались, да с новым открытием друг друга поздравляли...
Coff
Если сверху присмотреться на зеленый, травянистый луг в ясный, изнуряющий солнечный день, можно заметить очень многое. Например, когда легкий ветерок заставляет улетать пчел с цветков, на которых они так, лакомясь, питались нектаром, или когда два вояки-воробья пытаются друг у друга отобрать запекшегося на солнце червяка, выползшего на землю после легкого грибного дождика и почему-то не ставшего, заползать обратно домой. Но главное, можно увидеть стремительно приближающеюся черную точку, Нет, это не что-то непонятное, это путник…
Путник тот был высок, широкоплеч, одет был в старенькие широкие штаны и русскую рубаху-косоворотку, опоясанную широким кожаным поясом, на котором болтался огромный, острый меч в ножнах, задевая постоянно ногу путника. Коричневые сапоги путник же нес в руках, пытаясь почувствовать, как иссиня зеленая трава, пробирается сквозь проемы между его пальцами на ногах, и щекоча его, от чего он без устали шел с улыбкой, даже после долгих его странствий.
Прибыл путешественник из далекой страны под названием Дария, да и не путник это был вовсе, а потрепанный жизнью, и постоянными схватками воин-богатырь. Первое имя ему нарекли Мироход, в надежде, что он будет путешествовать по миру и приносить для Дарии новые и новые знания других народов. В этой небольшой стране было принято давать два имени, первое давали родители, а второе волхвы. Первое имя человек мог сказать только тому, кому доверяет жизнь, иначе он окажется в смертельной опасности.
А второе имя воина было Миробор, на самом деле дано оно ему было главным-старейшиной волхвов, что в Дарии считалось большой почестью для человека.
Обычно считалось, что первое имя не сказывается на судьбе человека, только второе, но Миробору пришлось и по миру поскитаться в поисках далекой славы и в попытках выполнить задания старейшин его рода, и померится силами вдоволь с воинами разных стран.
Так вот наша черная точка уже превратилась в приметного путника, входящего на порог сапфировой башни. Одев сапоги богатырь поднялся на порог башни, и отворяя ворота он приметил большущего кота, сидящего на столе.
-Здравы будя – сказал Миробор коту – направили меня к вам, с поручением выучится, старейшины рода моего.
Octo Ber'gun
'Дрейк' пожал плечами.
- Понятия не имею, как они называются. Неужели ты думаешь, что везде меня встречают с транспарантами 'Добро пожаловать в'? Жители этих миров обычно проявляют поразительную находчивость и называют свой мир просто - миром. За его кажущейся единственностью. Если же я и слышу какие-то названия, в голове они у меня не задерживаются. Может завести жалобную книгу? Пусть сирые и убогие свергнутые тираны строчат кляузы по форме...
Правда, если мир мне очень понравится - настолько, чтобы хотеть вернуться - я придумываю ему название. Это у нас обычная практика, ага.
Чтобы ты лучше вник в ситуацию, я, пожалуй, все-таки расскажу, как происходит путешествие.
'Дрейк' слегка приподнял шляпу указательным пальцем.
- Все очень просто. Да, звучит как первая фраза из брошюры о похудении, но - факт. Мне нужно лишь открыть дверь. Сначала фокус проходил лишь с одной дверью - к моему стыду, это была дверь в сортир в том самом Гаванском кабаке, в которую и запихнул меня мой чертов наставник. Тогда я думал, что эта дверь - уникальная и единственная в своем роде, вымирающий вид, заповедник ее забери. Возвращался я в ту дверь, из которой вышел, и неизменно попадал в Гаванский кабак. Причем уйти мог на пару минут, а вернуться через пару лет. Но однажды я попал в переделку - дверь, в которую я вошел, ликвидировали. Заложили кирпичом. Весело тогда было - до мокрых штанишек. После двух лет в средневековье я понял, что подходит любая дверь - если не знаешь, что за ней. Но на самом деле и это неважно. Нужно лишь хотеть попасть туда, в Коридор, и войти в любую дверь. Вообще этот Коридор - невообразимое место...если его можно так назвать. Каждый видит и называет его по-разному. Там нет времени, да и пространства, по-моему, тоже. Такую мистическую ерунду трудно объяснить словами. Главное, что там есть Двери. Множество Дверей. Новичка просто втягивает в одну из них, как пылесосом, но более опытные путешественники могут выбирать. Благо каждая дверь выглядит по-своему, и можно догадаться, что за ней. Или просто захотеть попасть в более-менее конкретное место, Коридор подскажет нужную Дверь. Однако, можно и пролететь. Сомневаюсь, что кто-либо знает странные законы этого места.
'Дрейк' задумался, глядя в пол.
genocid
- Во истину, вы и ваш народ доказательство непредсказуемой выдумки Творца! Волшебный кот… Признаться, надеюсь вы мне это простите, я с начала «обидел» вас интеллектом, но как видно самоуверенность хомосапиэнс в венцетворености меня подвела. Теперь же я готов отдать должное вашему виду как равному, - и Айзек слегка поклонился, - так как проявление высокой культуры и разумности ценю превыше всего. Может я покажусь вам слишком назойливым, но все же ваш рассказ вызвал у меня несколько вопросов. Вы говорите «МЫ» занимаемся исполнением обязанностей», но здесь я вижу только одного вас… И для чего магам волшебные коты, а волшебным котам маги? Как путешественника, хоть и по неволе, меня интересует мир Риннема, что он из себя представляет? Конечно, если последний вопрос будет для вас «громоздок» можете на него не отвечать.
Dormouse
Оно резко встало и повернулось. Рот был сжат, глаза презрительно сощурены и устремлены на кота. Оно резкими, решительными шагами направилось к столу. Местом остановки было расстояние равное трем длинам кота от него самого. Молодая особа своим неподдающимся половой индетификации голосом, гордо задрав голову начало вещать:
«Знай, лохматый, перед тобой Пакки де Конте и кредо дворянина не позволяет нам говорить с тобой стоя, - оно задрало голову еще выше и лицо сделалось еще высокомерней, - Вели подать нам софу или кресло, на крайней случай табурет или сундук».
Арчер
-Отец обучил меня ратному делу, он сам когда-то был солдатом, правда он не говорил в какой армии он воевал. А бучение заключалось в основе фехтования. А приключение- Я вдохнул. Серьёзных было всего несколько. А именно один раз на нашу деревню напали волки и я с двумя десятками парней оборонял деревню потом я встретил вора пытавшегося обокрасть один из домов нашей деревни. Плюс всякие опасные ситуации на охоте ну и- Я отвел взгляд- Конечно любовные приключения, а об академии я узнал от жителей ближайшего городка они сказали что там учат драться вот я и перешёл, покинул я свою деревню потому что надоело седеть без дела, потому что хочу в бой!- Тут я даже встал со стула- Ладно- Сказал я успокаивающийся- Наёмником я решил стать потому что люблю подраться и деньги.
V-Z
-Ra-
– Теперь ясно, – согласился кот. И, чуть помедлив, добавил: – Что ж, тогда у меня нет к вам вопросов. Можете проходить в жилое крыло и подбирать себе комнату, если желаете остаться на обучение в Академии.

Coff
– Весомая рекомендация, – кивнул привратник. – Но для обучения надо немного больше, а именно – рассказать о себе.

Octo Ber'gun
– Вероятно, часть Междумирья, каким-то образом с вами связанная, – задумчиво рассудил привратник. Немного помедлил. – Что ж… в таком случае, у меня более нет вопросов. Если вы хотите остаться в Академии и пройти обучение – то прошу пройти в жилое крыло, подобрать себе комнату по вкусу и подождать зачисления в группу.

genocid
– Неужели вы думаете, что мастер-маг будет заниматься работой в приемной? – иронично поинтересовался кот. – Он – один из преподавателей; кто знает, может, вы с ним повидаетесь. Что до вопроса «зачем?»… Для нас это возможность утолять природное любопытство, и видеть многое за пределами архипелага. Не обязательно становиться фамилиаром мага; я слышал о сородичах, которые становились преподавателями в Империи Дракона, и об одном, работавшем на разведку Вехальва. А магам мы становимся помощниками и спутниками; нередко им необходимы товарищи, не принадлежащие к человеческому роду.
А Ринемма… о, об этом можно рассказывать долго. Наш мир пропитан магией, и ее влияние чувствуется везде, на всех трех материках и на том, что скрыто Завесой. Увы, если говорить подробно, то мое повествование будет равно нескольким томам ученого труда – потому как именно столько занимает детальное описание целого мира.

Dormouse
– Вообще-то, правила одинаковы для всех, – невозмутимо сообщил привратник. – Но раз кредо дворянина…
Он повел палевым ухом, и потоки воздуха свились, создавая еле заметное, шелестящее сиденье – прямо позади де Конте.
– Вот теперь можете ответить на вопрос, – с удовлетворением заключил кот.

Арчер
– А вы долго добирались сюда? – уточнил кот. – И что именно встретили по пути? Ну и заодно… думаю, вы понимаете, что на работе наемника могут и убить, причем достаточно просто?
UncleDozer
Свободные рукава холщовой рубахи парусами пиратского фрегата надувались и хлопали при каждом порыве ветра. Шел себе человек и шел, весь из себя невыразительный. Да что там говорить, не рубахой же этой ветролюбивой выделяться, ты в любой порт зайди -- там у всех такие. Штаны с сапогами -- как штаны с сапогами, куда ни глянь, всюду этот замечательный, удобный и совершенно безликий фасон. Ага, ага, вот, смотри -- ремень у него хорош, такой запомнишь, коли захочешь. Широкий, украшенный мудрено -- словно прямо в кожу вшили хитро ниточки серебра, да пустили затейливой вязью вдоль краев. У бедер по кобуре висит, из них рукояти пистолей. Добрые пистоли, хитрые, двузарядные. Полки разделены надежно, в одной порох полыхнет -- вторую не заденет, спускай крючок еще раз. Срабатывает от искры, никаких фитилей -- вот до чего прогресс дошел!
Ну а если в лицо человеку взглянуть? Да нет, лучше не стоит. Лицо, как лицо... Только вот не лицо, а рожа разбойничья, если говорить откровенно. Прищур этот хитрый, шрамы мелкие, от того еще противнее, у правого уха мочка отнята почти наполовину. А ухмылка и того противнее, прячется под усами, гуляет из угла в угол, прячется. Поди, определи у такого возраст. Может, тридцать. А может и все шестьдесят. С таким знакомиться не хочется.
А ему и не надо. Он сам знакомиться идет. Подходит к башне из ненастоящего сапфира -- только он-то о том не знает, -- оглядывается по сторонам, да ныряет быстрым, но тягучим, как ложка патоки, движением внутрь.
Охти ж, котяра какой развалился. И типы всякие перед ним. Тоже, видать, студенты будущие. Ну, была не была. И мы не хуже.
Во-от, кот заговорил. Предупреждали о таком, не страшно. Это дома подобную животину на костре бы сожгли, да еще бы и девку какую красивую вместе с ним, за компанию. А здесь ни-ни, все в порядке вещей. Ну да ясное дело -- сам он пока сюда шел, таких личностей навидался, что не расскажи ему заранее, что тут будет, опозорился бы во все штаны. А так только зубы покрепче сжал, да вот, сюда и пошел.
Ты гляди, какой котяра умный, для каждого свое слово нашел. Авось и мне перепадет от мудрости звериной.
-- Привет тебе, привратник, -- старательно повторяет он заученную фразу, -- пришел я, взыскуя мудрости, сокрытой в этих стенах, прошу -- допусти, сделай милость. Студентом, стало быть, стать желаю, -- это уже на всякий случай, вдруг кот, как и он сам, словоизворотов таких не поймет.
Сказал и встал, глядя на кота. Пока привратник разговаривал с другими, это было дико, но как-то не страшно. Сейчас же человек с интересом ждал, как же его собственное сознание отреагирует на говорящее животное.
Coff
- Имя мне дано Миробор, сын Яромира я и внук Борислава, – сказал воин, осматриваясь вокруг. – Родился я в мирном селении “Плугикосы” страны большой Дария. Батька мой был пахарем, дед конюхом, так что я с детства был обучен на коне ездить, и с плугом работать – капля пота со лба Миробора упала на пол. – Водицы бы а? А то не вздохнуть, не ….ээхХ!
В это время легкий ветерок задул в щели приоткрытых дверей, воину стало легче.
- В 14 лет из дома отчего меня взяли волхвы страны нашей к себе на учебу, был самый здоровый среди молодежи – гордо похваляясь, сказал Миробор, выполнял я им секретные задания разные, за пивом там или еще чего по дому, - тут он осекся, потому как вспомнил сложность задания похода за пивом, ему ведь пришлось сразиться с целой толпой неформалов и то ему подсунули квас. Да и задание секретное было, его зам старейшины дал.- Ой, чуть из-за дурости своей не прокололся. – Сказал воин и чего то притих, быстро краснея.
Долгий сказ ждал кота, и о том, как воин сразил змия о пяти головах мешавшего спать деревне родной, и как он пол мира обошел в поисках иголки для жены самого старейшины, а иголка в стоге сена у соседушки его оказалась.
- И все таки воды бы мне, сыр… – Миробор считал, что именно это высказывание (сыр) показывает уважение к человеку, но в данном случае коту. Услышал он его в одной стране, когда прибыл туда с заданием языки выучить. (Кстати одно из первых его заданий).
Воин и не позабыл давно, какое задание первым было, любовь первую свою и первый поцелуй, всегда драками голова его была забита.
- Ну, хватит меня допросами мучить, намученный я. Пжаааалста – жалобно сказал Миробор.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.