Помощь - Поиск - Участники - Харизма - Календарь
Перейти к полной версии: "Мансарда"
<% AUTHURL %>
Прикл.орг > Город (модератор Crystal) > Улица Творцов > Мастерская <% AUTHFORM %>
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Переплетчица
Честно говоря, я не собиралась отвечать. Я собиралась только сунуть нос в открытую дверь, и тихонько утянуть кусочек кекса. Но, вот… я зацепила еще и кусочек текста. И уже не смогла уйти. Да…
Когда-то я говорила (уже не помню кому…) что я – странный читатель. Когда мне нравится мир и нравится стиль автора я не хочу действий и приключений. Я хочу жизнь. Вот у Макса Фрая в хрониках Эхо я просто влюбилась бы в книгу, где ничего не происходит: читать как он спал, проснулся, кормил кошек, пошел в трактир и всю ночь сидел, положив ноги на стол. И так – триста страниц….
Но такого никогда не будет, так что я согласна и на книгу, где приключение будут нестрашные.
И вот – это почти моя мечта. Город, в котором мне точно хотелось бы жить. Обаятельнейшие герои и приключение-сказка, когда знаешь что хороший герой – он точно победит! Я влюбилась в этот рассказ. Если бы это был кусочек книги, то я купила бы ее не задумываясь! Описание города меня покарило. Мало, слишком мало… зато как вкусно! Рыси, которые знают весь город, сотрудница, которая весьма однобоко подходит к проблеме и как вишенка на торте «у вас чешуйка на щеке!».
Что мне сказать? Я влюблена…

Рюдо. Стихи.. мне срочно требуются твои стихи!

Мантихорыш. Споткнулась на ритмике, на «нету» и еще в нескольких местах. Но я мало что понимаю в стихах, так что и мало что могу внятно сказать. Но настроение и подснежник в горшочке – за это я могу простить очень и очень многое.
Я рада что прочла это стихотворение. И за это - спасибо автору.
V-Z
Darkness
Цитата
Вспомнились Грендель и его матушка) не Англия, но эпос вполне себе англосаксонский, насколько я помню.)

Да, его по истории английского языка в первую очередь и берут - я это хорошо знаю по опыту. Но, увы, с грендельским семейством договориться было бы маловероятно даже Бармаглоту. Так что - обычные великаны.

Переплетчица
Справедливости ради - можно сказать, что это часть книги. Сборника рассказов, точнее; немало написано, еще столько же будет.
А конкретно про городских рысей еще будет... точнее, в "Назначении" уже было, и они еще появятся в будущих рассказах. Мне клан Ксаора тоже весьма интересен.)
Darkness
Новый вечер шелестит листами. Новые строчки, новые сплетения фраз, новые образы, герои и сюжеты. А может - старые?
Так или иначе, но снова в Мансарде - вечер, и призывно горят мягким светом окна, и свежезаваренный чай золотится в стеклянном чайнике, и духи уже пушистыми клубочками сворачиваются в углах и на коленях, приняв вид ласковых кошек, чтобы вновь послушать, как читают и обсуждают...
Свои и чужие строки.


I
Переплетчица
Айрунги и король

user posted image

II
Рюдо
Её мужу. Ей. И мне.


Он любил мальчиков.
Он спал с ними заполночь.
Она тоже хотела плоти.
И искала барабанщиков.
Он любил флейты.
Он любил вдувать и слушать.
А она лишь бой.
А потом по карнизу и домой.
"Квазимодо, кушать!"

III
higf
Когда приходит фея


Жил на белом свете один человек. Может, он жил-был, а может, и жил-есть, и жил-будет, да только речь не о том. Жил он, конечно, не на улице, а в комнате, большой и светлой, и был там один, если не считать его собственных вещей и беспорядка. Самого Беспорядка никто никогда не видел, но все знали, что он есть – и человек, и его вещи, которые всегда лежали так, словно их кто-то покружил по комнате, а потом бросил.
Некоторые вещи это радовало, некоторые огорчало, впрочем, сделать они всё равно ничего не могли, ведь вещи не двигаются сами. По крайней мере, до тех пор, пока не появится фея, которая прикоснется к ним своим волшебством.
И однажды она появилась вместе с человеком. Это была настоящая фея – с голубыми глазами, светлыми длинными волосами, которые слегка вились, весёлым заразительным смехом и лёгкой походкой. Человек хохотал с ней – видно смех и вправду его заразил.
Ближе к вечеру, когда уже сгущались сумерки, они ушли гулять, но на пороге изящная фея обернулась, лукаво посмотрела на комнату, и на прощание помахала настоящим волшебным веером. Большим, из гладких отполированных планочек и желтоватой бумаги, на которой темнели таинственные чародейские знаки. Помахала, да и вышла.
Оставшись одни, вещи задвигались и заговорили – ведь им так хотелось поговорить по-настоящему. Попробуйте-ка сами годами стоять на одном месте и молчать!
– БОММ! – произнесли настенные часы и весело замахали маятником, закрутили стрелками. Часы были старинные, большие и таинственно блестели тёмным деревом. Только сверху не блестели, потому что там человек забывал вытирать с них пыль. Но сверху их всё равно никто не видел. – БОММ, БОММ, БОММ! Почему феи приходят так редко?
– Потому что их везде ждут, и фей на всех не хватает, – важно произнесла лежавшая на столе книжка.
Она всегда полагала себя самой умной, и была рада это доказать.
– Пер-рестань показывать полночь! Пер-рестань! – сердито прикрикнул на часы попугай.
Он считал себя вправе прикрикивать, потому что, единственный из них, умел разговаривать даже без феи. А еще потому, что был очень красивый и яркий, чем гордился. Красный, как огонь или закат, с желтенькими перышками, как поля пшеницы или солнце, и синими кончиками крыльев, как вода или небо. – Пер-рестань!
– Слышали уже, – проворчали часы. – Всегда показывать правильное время очень сложно, у нас тяжёлая работа, поэтому потерпи уж.
– Не поттер-рплю! – заорал попугай.
Но его не послушали. Ведь он жил в клетке, которая сейчас была заперта. Клетка тоже была красивая, её верхняя часть ярко, золотисто блестела по вечерам, когда человек зажигал свет.
– Не ссорьтесь, – произнесла печенюшка-человечек с колпачком из розовой глазури. Она лежала на столе, на удобном блюдечке, вместе со своими друзьями.– Ведь можно просто поговорить! Мы тут новенькие, и хотим с вами познакомиться.
– Зр-ря! – злорадно сказал попугай. Он уговаривал клетку открыться, почесывая когтями её прутики, но клетка не соглашалась. Может быть, она не любила, когда её чешут, а может, просто хотела повредничать. – Зр-ря! Можете не знакомиться. Вас всё р-равно съедят!
– Как съедят? – хором испугались все девять печенюшек – та, что в колпачке, два кота, два оленя, два бегемотика и два каких-то странных существа с большим носом и короткими ручками. – Не может быть!
– Это правда, – грустно сказала им книга. – Печенье всегда едят.
– БОММ, – согласились часы.
– Слопают. Сожр-ррут! – злорадно уточнил попугай, которому не нравилось, что его не признают главным.
– Мы не хотим! – растерялись печенюшки и чуть не заплакали, вот только они не умели плакать.
– Давайте убежим! – сказали олени. – Пока человек не вернулся. Тогда он нас не найдёт и не съест.
И они, помогая друг другу, выбрались с блюдечка и поспешили по столу. Первыми бежали олени, ведь они были самые быстрые. За ними – коты, а потом тяжело, часто падая на плоские бока, ковыляли странные существа и бегемотики. Человечек в колпачке был последним.
– Ты как капитан, – произнесла книга, пошуршав страницами и подняв лёгкий ветерок. – Люди плавают по морям на кораблях – это вроде больших блюдец. И на каждом есть главный – капитан, он всегда уходит с корабля последним, если что-то случается. Чтоб убедиться, что все уже спаслись.
– Тогда я буду Капитаном, – объявил человечек, поднимая упавшего бегемотика.
– Но вас всё равно съедят, печенье всегда едят, – тихо сказала книга. Так тихо, чтоб печенюшки не услышали. Уж она-то знала, что не всегда и не всё стоит говорить вслух.
– Карр-раул! Убегают! – закричал попугай, когда, помогая друг другу, печенюшки спускались по свисающей скатерти. – Кар-раул!
– Заткнись! – мрачно сказал кинжал. – Зарежу!
У кинжала была очень неудобная ручка, лезвие с вырезом и его не точили, потому что он был не для того, чтоб резать, а для красоты, подарком. И красно-желто-синий попугай его совсем не испугался.
– Не добер-решься! – закричал он.
– БОММ! – подтвердили часы, вращая стрелки в обратную сторону.
А тем временем печенюшки повисли над полом, и им стало страшно.
– Мы разобьёмся, – уныло сказал один из бегемотиков. – Рассыплемся на мелкие крошки. Мы не сможем!
– Вы хотите, чтоб человек вернулся и вас съел? – спросил человечек в колпачке.
– Может, он нас не сразу съест... – предположили носатики.
Человечек оглянулся и заметил на полу темно-зеленый шарф.
– А можно, мы прыгнем на тебя? – спросил он.
– Если бы человек не бросил меня на полу, а аккуратно сложил на полочку, – проворчал шарф, – я бы ни за что не согласился и не двинулся с места. Но раз он со мной так обращается, я вам помогу.
Шарф подволок свое мягкое тело под край скатерти, чтоб печенюшкам было мягко падать. Они разом спрыгнули... И остались целыми. Только у человечка откололся маленький кусочек глазури, потому что он упал неудачно. Но он не жаловался, ведь он был теперь Капитан!
– Куда дальше? – спросили печенюшки у Капитана.
Он задумался. Дверь была закрыта, все вещи слышали, как человек запер её за собой, уходя.
– Давайте я вас спрячу! – предложила большая амфора. – Во мне много места, даже больше, чем надо. Мне не нравится, что я всё время пустая!
– Пр-редатели! – закричал попугай шарфу и амфоре. – Вы хотите обмануть хозяина.
Те смутились, а Капитан сказал:
– Нет. Попугай нас выдаст, да и человек может туда заглянуть. Мы проберемся на балкон и попробуем спрятаться там. Или спуститься вниз.
– Вниз! Вниз? – зашумели вещи. – Там странно. Там всё не так, как здесь.
Многие из них были в мире снаружи давным-давно, и уже всё позабыли, но тем не менее считали нужным высказать свое мнение. – Вы пропадёте! Или разобьётесь, рассыплетесь на мелкие кусочки, когда будете спускаться!
– Мы спустимся, – твердо сказал Капитан. Он бы мужественно нахмурился, но, к сожалению, не умел.
И печенюшки, неумело ковыляя по полу, направились к балкону. Они уже успели разглядеть его через стекло, со стола. Балкон был небольшой – для человека, конечно, а для них огромный! – и весь зарос цветами. Попугай, когда его выпускали, любил залетать туда – балкон напоминал ему джунгли, где он никогда не был, но знал, что там жили его предки.
Когда печенюшки уже прошли полдороги, попугай наконец уговорил клетку выпустить его, и грозно спикировал на них.
– Не пущу! Заклюю!
– Ты просто завидуешь их решимости, – произнесла книга, и часы согласились с ней громким «БОММ», но попугай их не послушал.
Он опускался, растопырив когти и раскрыв клюв, и маленьким печенюшкам казался больше, чем для человека дракон, хотя они никогда не слышали про драконов.
– Ай! – пискнули носатики и дружно упали на пол в обморок.
Внезапно попугай отлетел в сторону – его стукнул по клюву кухонный пестик. Как и шарфу, ему не полагалось лежать на полу, но весь вечер человек ждал фею. Он и так был рассеян, а сегодня и вовсе ронял и забывал все вещи в самых неожиданных местах. Пестик встал перед печенюшками.
– Не трожь! – грозно сказал он ошеломленному попугаю и для острастки громко ударил по полу.
Печенюшки поспешили дальше. Олени и коты подняли носатиков и потащили их, приближаясь к порогу балкона. И тут дверь отворилась, и вошёл человек.
Вещи тут же поспешили сделать вид, что ничего необычного не произошло – таковы для них законы волшебства. Попугай вернулся в клетку, шарф мгновенно прошуршал туда, где его бросили, пестик упал, а часы поспешно принялись крутить стрелками, возвращаясь к правильному времени. И только печенюшки никуда не успели скрыться, а рухнули там, где были. Последним с отчаянным стуком упал Капитан.
Человек удивленно огляделся. Что-то было не так. Клетка чуть приоткрыта, стрелки часов только что странно крутились... или показалось? Но печенье он точно оставлял на столе.
– Это ты набезобразил? – спросил он попугая строго.
– Попка хор-роший, – довольно ответил тот, и человек ничего не понял.
Зато фея, которая вошла вслед за ним, поняла всё, ведь она была настоящая фея. Она незаметно погрозила пальчиком и улыбнулась часам, отнесла пестик на кухню и заботливо собрала печенюшки. Те думали, что их сразу будут есть, и приготовились к смерти, но фея поселила их в стоявший на шкафу корабль, который человек когда-то сделал. Это был настоящий бриг, с двумя мачтами и набором парусов, только маленький. Как раз под стать печенюшкам. Фея попросила человека оставить их там. И даже, украдкой помахав волшебным веером, приделала Капитану обратно отколовшийся кусочек глазури.
Фея стала часто приходить в гости, а потом поселилась здесь, и иногда, долгими зимними вечерами, брала свой веер, рассеивая вокруг волшебство. Тогда они с человеком смотрели и слушали, как ведут философскую беседу часы и книга, как блистает, поворачиваясь, кинжал, как в амфоре плещется теплое вино. А попугая теперь чаще выпускали из клетки, и он стал добрее, подружился с печенюшками, так что в волшебные часы они распевали фее и человеку пиратские песни.

IV
НекроПехота
Только тюльпан


Авторская прелюдия:
хотел послать этот рассказ на нынешние Грани, но мне показалось, что он недостаточно хорош. Тем не менее, я хочу услышать критику, посему выкладываю сюда, в Мансарду. Всем заранее спасибо за чтение.

«
Здравствуй, дорогой друг!

Пишу тебе из весьма противоречивого желания.
Исповедаться и укрепить твою веру - с одной стороны. Развлечь тебя презабавной историей о нравах современного общества и тем самым заставить тебя преодолеть те абсурдные привязанности, удерживающие тебя вдали от цивилизации в стенах монастыря, - с другой стороны.
Запасись временем и терпением.

История, о которой я собираюсь рассказать тебе, началась около трех лет назад и закончилась только в минувшем сентябре. В этом письме я собрал для тебя самое важное и самое интересное из всего, что в ней содержалось, поэтому можешь быть спокоен – тебе не придется много читать (я знаю, ты последнее время читаешь только одну книгу).
Переходя к делу, хочу сказать, что, несмотря на внушительное состояние моей семьи (ты знаешь, нам принадлежит один из крупнейших банков Амстердама, а также четверть акций голландской Ост-Индской Компании), история эта касается не только моей души (иначе я не стал бы писать тебе), но также и моих финансов.
Надеюсь, это придаст повествованию особый острый вкус.

Начну я с прелюдии – едва ли до твоей глухомани доходят последние известия о наиболее важных событиях в мировом обществе. Прелюдия будет касаться, ты едва ли поверишь, тюльпанов. Да, именно тюльпанов. Этот чудесный цветок впервые попал в Европу в прошлом веке – в 1554 году от Рождества Христова благодаря стараниям германского посла при турецком дворе. Очень скоро цветок (выгодно отличающийся от гиацинтов и нарциссов, чей сильный запах дурманит ум и ослабляет тело) пришелся по вкусу высшему обществу – причем не только в Аусбурге, где он впервые появился, но и по всей Европе.
Ты, возможно, удивишься, но очарование цветка оказалось столь велико, что буквально свело с ума многих ценителей прекрасного. Французы и голландцы – две лучшие нации всей Европы – тратили огромные средства на покупку луковиц тюльпанов, собирая потрясающие коллекции. В коллекциях некоторых, наиболее влиятельных и состоятельных лиц, насчитывалось более от двух до четырех сотен сортов.
В сердце Европы, то есть у нас, в богатейшей Голландии, страсть к тюльпанам достигла высочайшей точки и превратилась в манию. Следует признаться, но твой покорный слуга был одним их тех, чья душа сгинула в новом увлечении, и он, подобно многим другим знатным господам, потратил целое состояние на собирание собственной коллекции. Одновременно и с гордостью, и со стыдом отмечаю, что ныне в моем саду пустил корни ровно 271 сорт тюльпана. Некоторые из них обошлись мне в сумму, за которую я легко мог бы снарядить в Индию фрегат.
Впрочем, кому, как не тебе, знатоку человеческих душ, должно понимать сколь предрасположен человек к подобного рода увлечениям. Мир аристократии – словно выточен из гранита. В нем редко меняется что-либо, что не касается способов кровопролития. Русла, по которым струятся наши деньги, всегда одни и те же – любовницы для мужей, туалеты для жен, искусство для необремененных семьей.
И вот, когда объявляется новый способ распрощаться с накопленным состоянием и тем самым заявить о своем благородстве, тысячи праздных аристократов с яростной страстью, знакомой лишь любовникам, встретившимся после долгой разлуки, бросаются использовать его.
А за аристократией устремляются и негоцианты. Которые, к слову, несмотря на весьма сомнительное происхождение, в наш век управляют внушительными состояниями. В этом, несомненно, необходимо винить венецианцев, чьи торговые доходы позволили черни считать себя ровней благородным.
Пусть дьявол покарает проклятых римлян. Именно они, в конце концов, распяли Христа.

История, впрочем, касается одного конкретного тюльпана, привезенного в Амстердам контрабандой. В начале прошлого года по городу распространился слух о том, что в скором времени на аукционах появится крайне ценный образчик тюльпана. Слух ценителей услаждало таинственное и зловещее имя. «Черный Принц». Долгое время тюльпан отказывался появляться в ином виде, нежели в виде расписок, которые перепродавалась многие десятки раз, переходя из рук в руки и всякий раз поднимаясь в цене.
Долгое время я думал, что Принц – ничто иное как миф, обман, иллюзия. Способ вытянуть из ослепленных страстью к тюльпанам побольше денег. Однако однажды мне довелось общаться с человеком, более прочих заслуживающих доверия (граф N, с которым мы вместе проливали кровь испанцев-варваров на фламандских полях), и, потратив на жаркий спор вечер и целую ночь, я узнал о Принце достаточно, чтобы загореться страстным желанием обладать им.
Мой граф рассказал мне, что присутствовал на аукционе, чьим предметом стала сама луковица, а вовсе не расписка на оную. Помимо того, рядом с луковицей стоял портрет потрясающей красоты, изображавший прямого родителя Принца – Аугустуса Серпентиса, имеющегося в наличие у одного лишь кардинала Ришелье (который, да будет тебе известно, также является большим ценителем красоты тюльпанов). Вдобавок граф имел возможность лицезреть генеалогическое древо цветка (да, подобной роскошью ныне располагают не только аристократы), согласно которому цветок восходит к одному из наиболее редких – даже в Турции, родине этих цветов – сортов. Считается, что на лепестки этого тюльпана впитали в себя кровь из боевой раны самого Салах ад-Дина.

Увы, сказать точно, в чьих руках оказался после аукциона Принц, не представлялось возможным. Луковицу – вместе с картиной и древом забрало доверенное лицо, действовавшее от лица того, кто предпочитал оставаться инкогнито. Но неизвестные обстоятельства подтолкнули счастливого владельца к продаже, о чем я узнал лишь путем неимоверных трат. Принц должен был быть выставлен на тайном аукционе, приглашение на который получили очень немногие. К числу немногих примкнул и твой покорный слуга, хотя, Господь свидетель, обошлось это отнюдь недешево.
Аукцион оказался обставлен не хуже, нежели прием у французского короля. Гости щеголяли шикарными нарядами. Лицо каждого скрывалось под маской – словно на венецианском маскараде, однако большая часть приглашенных мне была все же известна. Круг действительно состоятельных аристократов Амстердама велик, но не настолько, чтобы, скажем, спутать походки двух разных герцогов. В высшем сословии, друг мой, многие достигают такого мастерства во владении собственным лицом, что оно перестает быть источником знаний о человеке. В такой ситуации остается присматриваться – к жестам рук, к позе, к походке, вслушиваться в интонации и акценты.
Так или иначе, лот на аукционе был один единственный. К слову, та форма, которую принял Принц, произвела на меня удручающее воздействие – это была крошечная луковица с небольшим изъяном. Ее бок пересекал след от ножа незадачливого садовника. Шрам. Я удивился про себя шуму, поднятому из-за крошечной луковицы!
Начальная цена Принца могла считаться умеренной – пять тысяч гульденов. Однако очень скоро, повинуясь безумию царившей обстановки, взлетела до пятидесяти тысяч. Далеко не каждый мог позволить себе распрощаться с такой суммой, и посему большая часть зала подняла белый флаг. В игре остались лишь те, чьи капиталы, подобно моему, были настолько велики, что смогли бы безболезненно перенести утрату пятидесяти тысяч. Суммы более чем внушительной.
К тому времени безумие, владевшее душами других, овладело и мной. В течении получаса я поднимал табличку с номером, с каждым разом все завышая и завышая цену. Вскоре весь зал, за исключением твоего покорного слуги и неизвестного господина в непримечательном костюме, перешел в лагерь покорных наблюдателей. Оставшиеся фехтовали с искусством и безрассудством, достойными лишь, пожалуй, богов-олимпийцев, выкрикивая такие суммы, что присутствующим делалось дурно, и слуги вынуждены были носить дамам стаканы с водой, дабы приводить их в чувство.
Увы или счастью, но из этой битвы я вышел побежденным. Окончательную цену я называю с опаской – ведь ты можешь не поверить мне. Пятьсот тысяч гульденов, мой дорогой друг. Одна десятая общей стоимости всей Ост-Индской Компании! Сотни судов! Десятки тысячи рук! Миллионы тонн товара! И все это сложилось в одну крошечную луковицу Бархатного Принца, возлежавшего на подушке перед нашими взорами.

Я был подавлен. Я был разбит и уничтожен. Я был несчастен. В тот вечер я спас около трети всего своего имущества. Даже более – поскольку гульден имеет свойство порождать два гульдена, а два гульдена, при должном умении, способны дать четыре. Иными словами, судьба удержала меня от самой безумной в моей жизни траты. Но я не ощущал этого.
Моя честь, моя гордость, мое желание – вся моя натура была уязвлена, причем публично! Уничтожена, раздавлена! Я гадал о личности того, кто прилюдно нанес мне столь страшное оскорбление, лелея мысли о мести. Однако моим планам не суждено было сбыться.
Через несколько дней я узнал, что пятьсот тысяч гульденов были выплачены, и луковица Принца была отдана. Покупателем оказался племянник французского короля! А еще через день я узнал, что его карета была обнаружена в десяти милях южнее Роттердама перевернутой. Внутри – несколько окровавленных тел, среди которых нашелся и принц. Луковица, конечно, исчезла.
Эта история приобрела громкую огласку, и едва не привела к войне между французской монархией и голландской республикой. Официальные власти объявили охоту за убийцами, пытаясь продемонстрировать наивысшую форму усердия в поимке преступников. В действительности, о чем известно было немногим, охота шла за злополучной луковицей, поскольку последняя породила в определенных кругах такое количество фальсификаций, обманов и спекуляций, привела к такому количеству смертей и разорений, что власть не могла остаться в стороне.
Охота за Принцем длилась в течение двух лет. Это была тайна, которую ревностно оберегали посвященные, поскольку опасались, что найдется еще кто-нибудь, кто включится в игру, и тем самым их собственные шансы уменьшаться. Я был в числе этих безумцев, готовых на все ради проклятой луковицы, и я знаю, о чем идет речь.
В конечном итоге было сделано официальное заявление о том, что Принц сгинул в пожаре в амстердамском порту, имевшем место в минувшем октябре. Последовало несколько непонятных, но убедительных казней, в результате которых страсти в высшем обществе утихли. Принц превратилась в миф, и многие высказывали сомнение в отношении того, что она вообще когда-либо существовала. И это совершенно неудивительно: можно ли поверить в то, что луковица одного несчастного тюльпана могла породить столько несчастий?..

Удивительное свойство имеет человеческая природа!
Подумать только, какая мелочь – обычный цветок! Пусть привезенный издалека, пусть редкий и пусть имеющий в родственниках другие редкие цветки. Всего лишь цветок – у него есть корни, стебель, листья, лепестки. Он подобен тысяче других цветов и способен только насыщать травоядных, а также некоторых насекомых.
Но какие абберации происходят в тот момент, когда его красота трогает человеческое сердце. Цветок теряет право именоваться цветком – он превращается в нечто совершенно иное. Цветок – даже не цветок, но всего лишь луковица! - путешествует из рук в руки, награждая одних золотом и отнимая у других жизнь. Луковица, сморщенная и жалкая, которой никогда не позволят упасть в землю и расцвести тем цветком, чье совершенство когда-то пленило чье-то воображение.

На этом моя история почти окончена. Помнишь ли ты мой недавний приезд в монастырь, где ты имел несчастье оставаться последние несколько лет?.. Один небольшой эпизод, возможно, привлек то внимание. Я рассказывал тебе о судьбе моей сестры, неудачно вышедшей замуж за какого-то безродного англичанина, и мы гуляли вдоль монастырского садика. Тогда нечто изменило мое настроение, вырвав из моих уст язык до самого отъезда.
Едва ли ты настолько приглядывался к цветам, которые выращивал, однако все же, надеюсь, твое внимание (хоть ненадолго!) привлек тюльпан глубоких черно-синих оттенков?.. Сквозь его лепестки тянулась странная белесая прожилка, удивительно напоминавшая шрам…
Ты знаешь, дорогой друг, в тот момент, когда я увидел Принца (а я не сомневаюсь, что это был именно Принц), в моей душе воскресли страсти, недавно с таким трудом мною побежденные. Ты и представить себе не можешь, какого усилия стоило мне не вырвать этот тюльпан и умчаться с ним обратно в Амстердам. И все же я удержался.
Природа породила это замечательное создание, а Судьба (или же Господь Бог – я не знаю, что и думать) подарила ему жизнь, пронеся сквозь запутанные лабиринты человеческих страстей, - вправе ли я ставить себя на одну ступеньку со столь могущественными силами?..

Рано утром, боясь потревожить обитателей монастыря, я уехал в Амстердам. Впервые за долгие годы в моей душе царил покой.

Твой вечный должник,
Я.Х.
1631 год от рождества Христова, двенадцатое февраля

»
higf
Прежде чем начать читать, Хигф заказал молока и налил его в блюдечко - для духов. А рядом положил булочку и кусок бифштекса, потому что не знал, какой диеты они придерживаются.
Дочитав он улыбнулся и помотал головой.
- Интересное сочетание работ... О! - последний удивленный возглас был реакцией на то, что к трем листкам спланировал четвертый, на котором были нарисованы два человек и обломок меча. Хигф поймал чуть не соскользнувший под стол листочек и некоторое время разглядывал его озадаченно, словно бы не зная, что сказать.
Потом зачиркал пером по листочку.

Разумеется, все нижесказанное - ИМХО, надеюсь никого не обидеть.

Переплетчица
Тяжело отзываться о рисунке, потому что ничего умного сказать не могу. Если сбрить бороды, то это вполне может быть Элронд, передающий Арагорну меч Исилдура... Шучу-шучу, не надо ничем кидаться!
Если серьезно - я уже слегка подзабыл описание гульдиных персонажей, но тому, что помню, вполне соответствует. Разве что черты лица Айрунги на момент чтения той книги представлялись более старческими. Он ведь хорошо гримировался!
Король очень задумчив...
Хороший рисунок, а в технике, как уже говорил, не разбираюсь.

Рюдо
Прочел. Подумал. Прочел еще раз. Опять подумал. Повторил. Нет, что-то в этом есть... У меня не возникает общего ощущения, как будто не складывается паззл из нескольких кусочков. Эмоционально не складывается, в принципе. А по технике стиха я могу сказать немногим более, чем по технике рисунка. Тебе - тем более.
Видимо, классическое "не мое", извини.

higf
О, кого я вижу!

НекроПехота
Этот отзыв будет самым пространным, что и закономерно. И произведение побольше, да и писать на прозу мне легче. Как-то сам собой отзыв не складывается, как иногда бывает, потому будем по компонентам.
Причем больше будет о недостатках, что не значит, что все так плохо - о них легче говорить детально.
Мир.
Наш, тем не менее ввиду историчности рассказа не оставлю этот вопрос без оценки. Некоторые детали точны, - например, о первом появление тюльпанов - с другими все не так ясно. Понятно, что основная история - лишь по мотивам, тем не менее... я не настолько хорошо знаю историю Нидерландов, но одна из ее особенностей, вроде бы, как раз в том, что там после войны за независимость родовая, дворянская аристократия не играла заметной роли и на первый план выдвинулась как раз денежная. Конечно, в рассказе нет ничего противоречащего этому, просто очень часто мелькают слова типа "знатный", "герцог". Впрочем, это можно списать на субъективизм рассказчика.
Далее, луковицы продавали, конечно, за бешеные деньги и все же, по моим источникам, на намного меньше тех, что названы в рассказе. Видимо, настолько перегнули скорее из художественных соображений - чтобы показать, насколько теряли рассудок от азарта.
С языковой точки зрения, колорит соблюден прекрасно - тут и там мелькают гульдены, Ост-Индская компания, фрегаты и Аугустусы Серпентисы, что создает эффект присутствия.
Персонажи.
Собственно, он один - главный герой. Изображен довольно схематично, на мой взгляд, ровно настолько, чтобы показать его глазами историю. У меня не вызвал ни особого сочувствия, ни особой неприязни.
Стиль.
Язык и тому подобное...
Как уже говорил выше - достаточно аутентично с точки зрения эпохи и психологии В том числе человека. пишущего письмо. Хотя, на мой взгляд, рассказ недовычитан - есть опечатки. Кроме их устранения, вычитка могла, возможно, придать колориту больше блеска.
Не понравилось "В сердце Европы, то есть у нас, в богатейшей Голландии..." Слово "богатейшей" кажется неестественным для мыслей о своей стране почему-то. Дальше, еще 271 было цифрами. С одной стороны, естественно для письма - меньше писать, ага, я бы и сам так мог. С другой - в художественном произведении не очень хорошо смотрится.
А, расположение кавычек оригинально, но мне не кажется удачным. Нужны ли они?
Сюжет. Несколько вяловат, так как является лишь фоном для идеи и колорита эпохи. Точнее, события вроде бы происходят, но - возможно, как раз из-за того, что не переживал за персонажа - я воспринимал их отстранено. Есть нестреляющие ружья - таинственный покупатель, история пропажи и появления луковицы. так и хочется спросить - а подробнее можно. Конечно, это поясняется главным, к чему я подхожу - идеей - но все же оставляет чувство некоторой дисгармонии.
Финал, впрочем, написан хорошо. Конечно, надрез на луковице вряд ли мог отразиться на цветке, но это красиво, а ведь мы о чудесах пишем?!
Идея.
Да, она хороша. Здесь есть чудо. Чудо жизни, которое перенесло все страсти и скромно родилось в тихом монастыре. Есть мысли о страстях, которые испытывают люди по совершенно ничтожным, если вдуматься, поводам. О переживаниях из-за крушения планов на то, что, в сущности, им не нужно. Ведь герой, как я его понимаю, гнался за тюльпанами не потому, что его покорила красота цветов, а потому что - мода?
И, кажется, это понял. Последний абзац хорош. Да-да, тот, что из двух коротких предложений. Всегда хотел красиво уметь писать финальные фразы.
Итого - в общем и целом впечатление приятное, ровное без бурного восторга.
Жду встречного отзыва)
Полукошк
Переплетчица
В рисунке есть определенная странность и пальцы вручающего не выглядят мужскими, хотя я и ничего не понимаю в рисунках, особенную загадку представляет для меня, как их рисуют! *смеюсь*

Рюдо
Это определенно взгляд со стороны кота (судя по имени, не кошки). Думаю ты давно играешь в "посмотреть с другой стороны".

Хигф
Удивительно теплый рассказ и как обычному человеку, к которому редко заходит фея, было очень сложно удержать жевательные рефлексы, читая о печенюшках! *впрочем и это пройдет, а сахар в чае просто тает %*
Хороший в самом деле, уютный. Чайник (который заварник) тогда на кухне был один - и всегда главный над печенюшками... хех.

НП
Ммм... затруднился с оценкой, нет рассказ великолепен, неплох и... такие спокойно включают в сборники рассказов, становящихся классикой. Читал похожий и даже по этой тематике - в смысле про луковицы.
Удерживаясь от иронии, повторюсь, рассказ очень хорош - совершенно жизненнен.
*смеюсь* позволю себе не согласиться с Хигфом - главный герой тут если уж не тюльпан, то то самое (голландское) высшее общество и... рассказ о нем неплох!
Рюдо
Подоконник. Йо-йо. Им будет удобно кидаться в тех, кто думает иначе. Обязательно надо будет кинуть в Хигфа. Обязательно. Запишем на салфетке. "Кинуть в Хигфа". Банально, но радостно.

Переплетчица
ИМХО!!! Поднос не вышел. Без надписи был уверен, что это подушка.

Рюдо
- Вы писали это под впечатлениями от Жестяного Барабана?
- Да. Откуда вы знаете?
- Мур?
- Мур!

higf
Хорошо. Детская. Хорошая.

НекроПехота
Автор старался)
Понравился ли мне рассказ? Нет. Почему? Ну потому. За окном солнышко. Хороший рассказ? Хороший. Мне показался слегка наигранным. Слишком много "а тут будет старое слово, а тут будет особое слово, а тут будет еще одно старое слово. И сюда вставим старину". Но это мои ощущения. Язык хороший. Структура рассказа - очень хорошая. Структура правильная.
Исторические аспекты/правдоподобие - мне лично глубоко наплевать, а следовательно верю.
Язык - хороший книжный язык.
Сама история - хорошая история в книге, но плохая как самостоятельная вещь.

Наверное, поэтому и не нравится. Если читать в книге - это одно. Если не в книге - то совсем другое.

*************************///////////**********

Кстати. Извиняюсь перед Мантихорышем (ой?!) за то, что не написал ответ на её стих.

Теперь по отзывам.

higf
*не стал кидать йо-йо. не поленился. слез. кусил за палец. продемонстрировать дружелюбие.*
- Для себя я решил, что когда ты скажешь "моё", то это будет означать что я стал чертовски старым)

Полукошк
- Тебе не понравилось. Факт. Фыр.
НекроПехота
Старый зомби в шляпе проковылял в почти пустующий зал и шмякнулся в первое попавшееся кресло. Запахло гнилью и дешевым одеколоном. Поправив шляпу и выпадающий правый глаз, мертвец прервал тишину учтивым покашливанием. И заговорил.

Переплетчица
…мммм, рисунок недурной, хотя его персонажи мне совершенно неизвестны. Чем-то напомнили нибелунговских. В общем, если это из какого-нибудь общеизвестного литературного источника, я заранее извиняюсь за невежество.
Едва ли могу сказать что-то большее.

Рюдо
Нде, к поэзии я имею еще меньше отношения, нежели к рисунку. Хотя бы потому, что последним я когда-то занимался почти на достаточно высоком уровне, а стихи я бросил писать еще до того, как прошел пубертат.
Впрочем, конечно, если передо мной поставить два разных стихотворения, я смогу расставить приоритеты. Скажем, это больше нравится, а это меньше.

В отношении данного мне сказать почти нечего. Прочитал дважды, не смог обнаружить хоть что-то узнаваемое. В общем, мои извинения.

Хигф

Вообще, сложно сказать что-то о рассказе, который написан в подобном жанре. Большая часть претензий, предъявляемых к обычному рассказу, здесь с ходу отметается. Не скажешь же, что не хватает остросюжетности или артхаузности… в рамках жанра мне все показалось уместным – книга умная, попугай раздражающий (и да, это замечательно, что он причисляется к вещам), кинжал «зарежу»щий. Сюжет именно такой, какой и должен быть – простой, начинающийся со взмаха волшебной палочки и им же заканчивающийся. Как и в большинстве сказок и прочих околосказочных жанров.

Мне очень понравился последний посыл про фею, который заставил меня думать о том, что, возможно, фея – обыкновенная женщина. Не такая рассеянная как мужчина, конечно. Она – с вещами накоротке, не разбрасывает шарфы (так и хочется сказать - «и носки») и пестики, вполне может понять чувства несчастного печенья, которое «всегда едят». Ну и в целом способна внести гармонию в отношению между мужчиной и его апартаментами.
Такая вот шовинистская интерпретация=)

В общем, рассказ скорее понравился, чем нет. Особенно последняя часть.

По поводу критики
Хигф,
Да и правда, про соотношение голландской аристократии и буржуа я как-то совершенно позабыл. Хотя старался быть точным в отношении исторических деталей. Так или иначе, это не узловой момент. В общем, я рад, что рассказ понравился, хотя, как я и сказал, для Граней слабоватая работа=)
Признаться, я давно хотел отойти от фантастической парадигмы, и, видимо, временным прибежищем для меня стал исторический рассказ (последнее время у меня все историческое, совсем все). В общем, однажды, надеюсь, я вырасту и из него. Олди как-то писали, что настоящий писатель тот, кто может выглянуть во двор и написать рассказ про то, что увидел. Без какого-либо налета фантастики, боевика, прочих сторонних жанров.

Рюдо,
Особые слова?.. каждое из слов, из которых состоит рассказ, я так или иначе использую в повседневном разговоре. С той или иной частотой. Что до старины, то да, она является важным элементом в построении атмосферы.
Жаль, что не понравился.
V-Z
– Давайте и я тоже что-нибудь скажу, – дракон с искренним удивлением заглянул в пустую чашку и хрустнул неизвестно откуда взявшимся печеньем. – Итак, сегодня есть…
Айрунги и король
О, арт здесь нечасто появляется! А ведь и хорошо. И похоже, что интересно… вот разве что у меня создается впечатление рыжести Нуртора, а он вроде бы был чернобород… или это мне изменяет память?
А Журавлиный Крик хорош – этакое вежливое ехидство в глазах.

Ее мужу. Ей. И мне
Гм. Это не мое, сдается мне. Драконы подобного все же не касаются.

Когда приходит фея
Весьма приятная вещь; по ощущению напомнило «Путешествие «Голубой Стрелы», а эту сказку я очень любил. Теплая история… и в самом-то деле, почему феи приходят так редко?

Только тюльпан
Кажется, я слышал о такой истории, но без подробностей. Интересный рассказ… и хорошо стилизован, на мой взгляд. И что хорошо – что тюльпанная лихорадка главного героя все же оставила.
Переплетчица
Рюдо.

Ты же знаешь, как я люблю твои стихи. Именно их свойство сначала переворачивать мир, а потом с невинным видом хлопать глазами «а, собственно, чем так – плохо?». Конкретно здесь немного не легла сексуальная тема. Хотя мне очень нравятся последние две строчки.

Хигф.

Помнится, однажды я уже высказывалась на тему этого рассказа. Честно говоря, не ожидала от тебя такого стиля написания. Ну что же, тем радостнее осознавать что талант нашего админа многогранен. Тебе (ИМХО) надо еще раз попробовать себя в жанре сказочника. За исключением нескольких игр со словами, которые по моему мнению в сказке смотрятся несколько чужеродно, мне очень понравилось. И то что фея представлена вполне реальным человеком – тоже. Все мы немного феи, просто не все еще нашли свой веер=)

Некро.

Как не странно – мне очень понравилось! «Странно» - поскольку мне вообще-то редко когда нравятся вещи написанные в подобном стиле. Но на Гранях у конкретно этого рассказа был неплохой шанс оказаться в моей личной тройке.
Оставляю исторический фактор: я не настолько знаю историю того периода, но сам стиль кажется очень реалистичным.
Из очепяток: «Считается, что на лепестки этого тюльпана впитали в себя кровь из боевой раны самого Салах ад-Дина.» Либо попала НА лепестки, либо впитали без предлога.
Из понравившегося: упоминание о белой прожилке на лепестках. Вкупе с описанием пореза, оставленного садовником, создает впечатление, что это именно тот самый цветок. И тюльпан воспринимается как вполне живой персонаж. Понравилось, конечно, не только это. Но момент как вишенка в коктейле – изящно завершил образ.

По рисунку

Цитата
Разве что черты лица Айрунги на момент чтения той книги представлялись более старческими. Он ведь хорошо гримировался!

Ну, здесь сложно что-то сказать. Но скорее всего ты прав - я подумаю.

Цитата
В рисунке есть определенная странность и пальцы вручающего не выглядят мужскими, хотя я и ничего не понимаю в рисунках, особенную загадку представляет для меня, как их рисуют!


Да, пальцы определенно не мужские. Но в описании персонажа делалось ударение какие они быстрые и ловкие. Для алхимика, фокусника и шарлотана - необходимая черта. Но вот мужественностью пришлось поступиться. Может здесь я и переборщила. Точно не знаю.
А рисуют обычно корандашем по бумаге =)

Цитата
Поднос не вышел. Без надписи был уверен, что это подушка.

Тут ты меня поймал))) Рисовала по памяти, а только потом заглянула в оригинальный текст. Но! Решила что это подушка, уложенная на поднос. Как же без подушки-то? =)))))

Цитата
общем, если это из какого-нибудь общеизвестного литературного источника, я заранее извиняюсь за невежество.
Едва ли могу сказать что-то большее.

Нет, персонажи не общеизвестны, просто так получилось, что на прикле их некоторые знают. Но неужели ты не можешь сказать совсем ничего? Я все же надеюсь что рисунок в отрыве от произведения тоже имеет хоть какую-то ценность. Хотя бы на уровне "нравится-не нравится"

Цитата
вот разве что у меня создается впечатление рыжести Нуртора, а он вроде бы был чернобород… или это мне изменяет память?


Драконы вряд ли когда-нибудь имели причины жаловаться на память =)). Нет, Нуртор был именно чернобород. Здесь это скорее минус техники: монохром белый-сепия. Но с впечатлением и правда придется что-то делать. Спасибо за повод подумать.
higf
Рюдо
Кусай, пока не в вену! улыбается
Насколько я помню, были здесь же, в Мансарде, твои вещи, которые мне нравились и я об этом писал.

Некро
Судя по тому, что сами Олди не любят обходиться без фантастических допущений, они не считают сугубо реалистическую литературу выше или лучше только за то, что она такая. Сдается мне, в приведенном тобой высказывании речь шла о тесте мастерства, а не об идеале творчества.

Визет
Фей трудно увидеть. И чем они ближе, тем труднее...
Cat911
Странный эльф задумчиво почесал себя за ухом, и, теребя кончик хвоста, прокашлялся.
- Я тут недавно, но вся эта атмосфера тихих посиделок с беседой о прекрасном не могла оставить равнодушным. Поэтому попробую выразить и свои впечатления.

Переплётчица.

В рисовании я не силён (умею где-то на уровне"палка-палка-огуречик"), но сами рисунки очень люблю. Особенно стилизованые (как мне показалось) под старинную гравюру. Правда, имхо, облик короля очень эллинистичен (прямо Зевс-громовержец), а вот Айрунги - это что-то из туманного Альбиона (на Мерлина похож).

Рюдо.

На мой взгляд - попытка стилизовать японскую поэзию под более привычный нам вид. Если честно - не мой тип поэзии, но я не претендую на всеоблемлемость.

higf.

Просто потрясающая сказка. Милая и по-детски наивная. Полностью согласен с V-Z - действительно "голубая стрела" вспомнилась. Большое спасибо автору за это воспоминание)))

НекроПехота.

Рассказ скорее понравился, хотя я не очень разбираюсь в данном жанре. А вот фраза: "Сквозь его лепестки тянулась странная белесая прожилка, удивительно напоминавшая шрам…" - просто тронула какую-то струну в душе, отчего и весь рассказ заиграл новыми, ранее незамечеными красками.
Darkness
Кошка спит на одном из стульев. Иногда подергивает хвостом, ушами. Домашние духи раскладывают по столам листы - светло-коричневые, чуть шероховатые. Заваривают чай и открывают пошире окна - пахнет весной и едва-едва успевшими распуститься листьями.
Весна.
И - новый Вечер.
Кошка спит и ждет, пока прозвучат по лестнице шаги, и начнутся разговоры - о придуманных мирах и образах, о строках и строфах. Или - нарисованных линиях.

I
Reylan
Сказка про волшебный прутик


user posted image


II
Cat911
Демиург


Лишь стали дни мои пусты,
Из песен птиц и плеска волн
Я создал мир своей Мечты,
И - опустел мой старый дом.

Из блеска сказочных одежд,
И звона летнего дождя
Я создал мир своих Надежд,
И - Песни скрылись от меня.

Взяв нежность утренней зари,
Сиянье звёзд и лунный свет
Я создал мир своей Любви...
Чего ж ты замолчал, Поэт?

III
Рюдо


Я кошка.
У кошки сводит лапы.
Кошка страдает и плачет.
Налейте молока. Можно без сдачи.

Читайте кошке в слух.
Читайте "Отче наш".
Читайте про старух.
Не забывайте.

Корми с руки.
Бери на руки.
Тебе не нужны мужики.
Лишь бы у кошки всё было хорошо.
Нужно чесать без суеты.
Нужно чесать от хвоста к голове.
Нужно кончиками пальцев гладить усы.

Когда покупаешь кошку, кричи:
"Афигеть! Дайте две!"

IV
Woozzle & Хелькэ
Венок сонетов

как акт общественного эпатажа

Первый

Не увидеть – мечту. Не поймать, не потрогать руками.
Демиургом безжалостным рву на куски пастораль,
Что я сам же когда-то и создал. Нисколько не жаль –
Говорю и не верю, хоть лгать мы учились веками.

Лгать другим – не наука. Но жгучее жидкое пламя
Опаляет щеку и звенит, превращаясь в хрусталь.
До солёных обрывков искусаны губы, как встарь.
И свой рай, и свой ад мы творим, по обычаю, сами.

Город плачет дождем, и в надрывном болезненном стоне
Различаю мольбу: пусть не рай, так хоть ад сбереги…
В черной мертвенной горечи небо усталое тонет.
Ни единого отблеска света. Не видно ни зги.
Только солнце замерзшим цветком умирает в ладонях.
Не судьба. По ступеням спускаюсь. Беззвучны шаги.

Второй

Не судьба. По ступеням спускаюсь, беззвучны шаги,
Город-холст развернулся внизу неживой панорамой,
Город-холст меня манит обратно своими огнями,
Только сердце мне шепчет: "Беги, поскорее беги!"

...Не судьба. Этот город я видеть привык не таким:
Город-сон мои страхи пытается сделать мечтами,
Город-сон, обнимая, впивается в горло клыками
Сладкой лжи - и острее, чем лезвия, эти клыки.

Город-ложь, я пытаюсь не слушать твоих страшных сказок,
Не вдыхать твой обманчивый, с привкусом горечи дым.
Город-ложь, я научен уже, что ты можешь быть разным
И что всякий твой морок для каждого будет своим...
Я устал от тебя. Не пугай, что я буду наказан -
Я уйду. Не прощаясь ни с кем, для меня дорогим.

Третий

Я уйду, не прощаясь ни с кем, для меня дорогим,
Твердо помня, в какую из рек не войдешь и однажды;
Пусть вся жизнь за спиной – я назад не взгляну, и неважно,
Что оставлены все, кто любил меня, кто был любим –

Навсегда. Улыбаюсь, вдыхая твириновый дым,
Наблюдая, как тлеет последний обрывок бумажный
От письма твоего на прощанье. Должно быть, не каждый
Смог уйти бы настолько легко, ни к чужим, ни к своим.

Бесполезно любое письмо – зря чернила не трать.
Бесполезно кричать, умолять, заклинать небесами,
Что мне небо? Ведь там, наверху, за его облаками
Нам, убогим, ни бога, ни черта вовек не сыскать.
Пусть все думают – был слишком горд, чтоб вернуться назад.
Пусть решат, что в груди вместо сердца бесчувственный камень.

Четвертый

Пусть решат, что в груди вместо сердца бесчувственный камень,
Пусть не ищут души в желтизне немигающих глаз.
Я молчу. Усмехаюсь надменно и зло – напоказ,
Будто вовсе не слышал мольбы заколоченных ставень.

Будто вовсе не видел, как, город стегая хлыстами,
Изувеченный дождь в его боли навечно увяз.
Будто вовсе не помню домов в червоточинах язв.
Нужно просто поверить, что все это было не с нами.

Стены чьих-то – не наших! – домов прорастали цветами
Всех багровых оттенков и плакали кровью навзрыд,
Лица чьих-то – не наших! - любимых навек застывали,
Черным траурным дымом сочились не наши костры.
Город скоро умрет - я уйду, даже рта не раскрыв.
Не пытайся меня удержать никакими словами.

Пятый

Не пытайся меня удержать никакими словами,
Все равно, хлопнув дверью, шагну через низкий порог.
Победивших не судят. Увы, победить я не смог
И уже близок суд – надо мной, а затем и над вами.

Впрочем, знаю, вполне заслужил я своими делами
Этот траурно-черный, колючий терновый венок
Вместо славного лавра… Судьба, приговор твой жесток,
И я слышал – его вынося, ты смеялась над нами.

Мы лишь куклы. К чему говорить о свободе и воле?
Кто-то сверху следит за малейшим движеньем руки,
Чтобы вовремя дернуть за нить. Мы не чувствуем боли,
Мы уверены: пешки – другие, а мы – игроки…
Нет, молчи! Я ни слова тебе и шепнуть не позволю,
Все слова будут ложью бессмысленной. Лучше не лги.

Шестой

Все слова будут ложью. Бессмысленной. Лучше не лги.
Возвышается хрупкой игрушкой стеклянная башня,
Город жив и искусственно бодр – он почти что вчерашний -
Но бездушен, как кукла из мятой холодной фольги.

Мне от слова «свобода» - твоим чудесам вопреки -
Сводит губы усмешкой – кривой, обреченной и страшной.
Пусть не рвут больше лёгкие приступы едкого кашля –
Сердце в клочья кромсают тупые кинжалы тоски.

Город-жертвенник. Город-алтарь. Город с запахом тлена.
Замирает перо, рвет листок на излете строки:
Разве можно здесь жить, в этом затхлом приюте смиренных?
Меня душат, ломают, уродуют эти тиски.
Лучше вечно скитаться, твирин разливая по венам.
Лучше пусть мне никто не протянет при встрече руки.

Седьмой

Лучше пусть мне никто не протянет при встрече руки,
Когда станет известно, какую я выбрал дорогу,
Лучше пусть все осудят (я помню, вы судите строго!),
Лучше пусть я себе самому поступлю вопреки,

Лучше пусть ненавидят меня еще больше враги,
А друзья... что друзья? Разве их у меня было много?
Лучше пусть мой герой остается один в эпилоге,
Чем в толпе растворится, безлик и подобен другим.

Лучше быть королем без короны, чем глупым шутом,
Лучше быть кораблем, но без якоря, чем парусами...
Я решил. Пешка делает ход - обращаясь ферзем.
И уста застывают, шепнув лишь прощальное "Amen".
Лучше пусть близкий друг на меня и не взглянет потом,
Чем сверлить будет спину холодными злыми глазами.

Восьмой

Чем сверлить будет спину холодными злыми глазами –
Пусть уж лучше в лицо бросит острое крошево слов
Самый близкий из тех, кто в сетях зачумлённых дворов
Бьется, плачет и молится – пылко, как пред образами.

Много ль проку в молитвах?.. В предчувствии тягостном замер
Город – жалкая куколка в лапах промозглых ветров.
Он пощады не ждет. Он, должно быть, к удару готов
С того самого дня, как решил поиграть с чудесами.

Он – готов, но не я. Безысходностью полнятся жилы,
Мысли рвутся из клетки, височные кости дробят.
Я почти не жалею о том, что у нас не сложилось, –
Повторяю, коросту на ранах души теребя,
Ощущая, как звуки горьки и пронзительно лживы, –
Я. Почти. Не боюсь. Что уже не увижу тебя.

Девятый

«Я почти не боюсь, что уже не увижу тебя» -
И «почти» откликается эхом бессмысленно-горьким.
Я почти не боюсь – мне лишь капельку страшно, и только.
Я почти не стыжусь – это всё, безусловно, судьба.

Не винить же мне в этой разлуке еще и себя –
Ведь вины моей нет в том, что сталось (я верю!), нисколько.
Пусть от нашей хрустальной мечты не осталось осколков,
Я… почти не расстроен. Пускай остальные скорбят.

Пусть останется память о том, что уже не вернуть,
Пусть останутся передо мной лишь закрытые двери.
Мне теперь не до сказок твоих – и чужих суеверий,
Мне теперь – в одиночку пройти мой неправильный путь…
И, простившись с тобой, незаметно, украдкой вздохнуть.
Мне почти все равно. Ведь ученые в совесть не верят.

Десятый

Мне почти все равно, ведь ученые в совесть не верят.
Не подскажет ответа ни совесть теперь, ни душа -
Лишь холодный рассудок. Пусть каждый мой жест, каждый шаг
Будет взвешен на этих весах, этой меркой измерен.

В мелкой мороси слез и в звенящих осколках истерик
В яром пафосе слов, за который не дам и гроша,
В паутине предчувствий, что где-то под сердцем дрожат,
Только разум незыблем и тверд, как спасительный берег.

Берег моря сомнений – оно широко и бездонно.
Берег Мора, где волны бредут в мешковине до пят,
И, как пена, осев, умирают на камне холодном.
Я не вижу их лиц. Я плыву через них, не скорбя.
Я смирился. Всех волн не спасти. Отзывается стоном
Только что-то в душе - все спокойствие разом губя.

Одиннадцатый

Только что-то в душе, все спокойствие разом губя,
Заставляет меня возвращаться к вам снова и снова -
Даже если готов заключить я был сердце в оковы,
Даже если хотел я смириться, решив: "Не судьба".

Только что-то в душе - то шепча, то гремя, как набат,
То крича мне угрозы, то не попрекая ни словом, -
Заставляет идти - и я вновь сокрушен, околдован,
Ввергнут в бездну... в мой собственный маленький внутренний ад.

И я снова боюсь вспоминать, что был где-то неправ,
И боюсь вспоминать, что себе не всегда я был верен,
Я жалею о том, что спасителем так и не став,
Остаюсь тем, кем был - бесполезен, надломлен, растерян,
И забыть бы!.. Но что-то в душе, от молчанья устав,
Начинает скрестись иногда потревоженным зверем.

Двенадцатый

Начинает скрестись иногда потревоженным зверем
В тесной рёберной клетке колючее чувство вины.
Если нервы натянуты, вздёрнуты, раскалены,
То возможность решать – как последний патрон в револьвере.

Я нажал на курок. Только всем ли воздастся по вере?
Впрочем, поздно жалеть. И дома, и мосты сожжены.
Лишь стеклянная башня тоскливо глядит с вышины
Молчаливым надгробием в память убитой химере.

Мне потом будет сниться не раз, как, гремя и слепя,
Беспощадные звёзды вгрызаются в город распятый…
Заморозив твириновой горечью горечь утраты
И насыпав к подножию башни пшена голубям,
Словно душам умерших последнюю скорбную плату,
Я уйду. Не надеясь, не веря. Почти не любя.

Тринадцатый

Я уйду. Не надеясь, не веря, почти не любя.
Я уйду, я исчезну – забудьте, простите, не плачьте.
Словно Эльма святого огни на изломанной мачте,
Ваши звезды укажут мне путь… не к себе – от себя.

Я дойду, все невзгоды и беды, покорно терпя,
Я дойду, я исчезну, от мира закроюсь и спрячусь.
Побежден, победил ли? Как знать. Не желайте удачи,
Мне такие слова только рану в душе бередят.

…Я ушел, я дошел, я исчез. Вот и сказке конец,
Только слушал ли кто-нибудь? Нет, замолчи – не поверю.
Мой спектакль окончен, театра захлопнулись двери
И забытая кукла на сцене лежит, как мертвец.
Жизнь не сказка, и в ней, жди - не жди, не случится чудес.
Не увидеть мечту. Не судьба... Да пустяк, не потеря.

Четырнадцатый

Не увидеть мечту. Не судьба… Да пустяк, не потеря.
Этот город мне не был ничем, и ничем мне не стал.
Просто степь изучила меня, как дневник пролистав,
Просто степь отравила меня пряным духом мистерий.

Я вдохнул эту степь, этот яд. Я вдохнул и поверил,
Что не каждой мечте уготована тяжесть креста.
Я растил это веру в себе, но теперь по местам
Всё расставил Закон – справедлив, непреклонен, безмерен.

Здесь теперь навсегда черной кляксой на нитях дорог
Пепелище. Расстрелянный город, забытый богами,
И лохмотья растерзанных туч закрывают восток.
За свои заблуждения вы рассчитаетесь сами,
Мне – платить за свои. Но я твердо усвоил урок:
Не увидеть мечту. Не поймать. Не потрогать руками.

Последний


Не увидеть - мечту. Не поймать, не потрогать руками,
Не судьба. По ступеням спускаюсь; беззвучны шаги.
Я уйду, не прощаясь ни с кем, для меня дорогим, -
Пусть решат, что в груди вместо сердца бесчувственный камень.

Не пытайся меня удержать никакими словами:
Все слова будут ложью - бессмысленной. Лучше не лги.
Лучше пусть мне никто не протянет при встрече руки,
Чем сверлить будет спину холодными злыми глазами.

Я почти не боюсь, что уже не увижу тебя,
Мне почти все равно, ведь ученые в совесть не верят;
Только что-то в душе, все спокойствие разом губя,
Начинает скрестись иногда потревоженным зверем...
Я уйду, не надеясь, не веря. Почти не любя.
Не увидеть мечту. Не судьба... да пустяк, не потеря.
Рюдо
Мы в ярости. Нас обидели. Мы прослушиваем снова и снова запись слов Cat911 с прошлого вечера и шерсть встает дыбом. Мы негодуем. Мы требуем Онтооленя. На блюдечке. С золотой каемочкой. Мы крррайне редко занимаемся адаптациями-стилизациями и так далее. И уж тем более не опускаемся до вымышленной "японской поэзии". Ну просто мракобесие какое-то.

Но все это мелочи. Мы залезаем на подоконник. Мы пьем прокисшее молоко. Мы любим мышей. Мы чувствуем весну. Мы улыбаемся. Нам больно улыбаться, но мы стараемся. Ради вас.

Reylan
Очень хороший рисунок. Очень. Без ошибок. Стильный. В нем есть самое важное. То, что не умеют показать очень-очень многие. В нем есть Идея. В нем есть Детали. Мне нравится этот рисунок. Мне нравится мышка в норке. Мне нравится то, что мир представляют целостным.
Это действительно талантливая картина. По-этому она спорная. Но..верь мне)

Cat911
Я его не чувствую. В нем нет взрыва. Для меня нет... и не хватает плавности ручья. В нем плохо то, что оно пейзажное. Очень сложно найти в мире что-то достойное описание. На мой взгляд, выбран неверный объект для пейзажа.
*добавлено*
Я не буду сейчас искать автора. Да и печатаю по памяти. Это отрывок из одного стиха на смерть одного поэта.

"Он с металлом завязывал спор.
И кричал в побледневшие лица.
Как ножом хладнокровный убийца
Равнодушие вспарывал он"

На мой взгляд стихи "вспарывающие равнодушие" самые-самые ценные.

Рюдо
Я тебе говорила, что надо приложить аудио версию. Зря ты в них веришь. Они врядли смогут прочитать. Хотя...Гульда же читает)

Woozzle & Хелькэ

МОЛОДЦЫ.
"Шикарно!"
Мы согласны с Эриком. Действительно замечательно. Последний абзац - очень приятно сделан. Язык, текстовка, ритмика, образы, отдельные фразы-находки.
Это действительно очень хорошая вещь. В начале мы были возмущены объемом, но...оно того стоит.

Очень хорошая, яркая, стильная, не фрикерская вещь. На удивление авторам удалось не упасть в крайности, но уверенно идти в золотой середине.

Очень давно мы не видели чего-либо такого высокого качества.
Хелькэ
(совместно, разумеется)

Вечер был темный и тихий - даже капли дождя стучали по крышам, мостовым и плащу из змеиной кожи едва слышно. Может, потому что в Городе дождь был... каким-то иным?
- Уверяю, - произнес бакалавр Даниил Данковский, обращаясь к своему пока безмолвному спутнику, - это место вызовет у вас интерес. Как минимум.
И остановился у ступеней лестницы.
- Нам наверх, в Мансарду. Впрочем, вы, быть может... долетите?
Короткий сухой смешок в ответ – смешок, от которого даже капли здешнего неправильного дождя съежились, мечтая скрыться, исчезнуть, не быть. Лишь бы не тронуть обладателя этого хриплого, гнетущего смеха. Лишь бы не коснуться тяжелой клювастой маски, скрывающей его лицо. Лишь бы намочить серой мешковины балахона, наброшенного на плечи.
- Я здесь бывал, - Клювоголовый ожег бакалавра колким взглядом и медленно поплыл вверх по лестнице. Величественно и плавно – будто и вправду летел, едва касаясь подолом ступеней.
- Вот и славно, - молвил бакалавр ему вслед, глядя, как черная тень растворяется в черной же тени. Поднялся, считая, сколько раз скрипнет лесенка; сбился после девятнадцати.
Два силуэта в прямоугольнике света открывшейся двери - маленький человек, огромная птица.
Или не птица?
- Я давно уже размышляю о том, - поделился Даниил, отодвигая стул за одним из столиков для Исполнителя, - что же вы все-таки прячете под маской?
- Ах, этот пытливый ум естествоиспытателя! – каркающий голос, как в силках, забился в стенах маленького зала. Ему было тесно здесь. Голос привык к безбрежным просторам степи, где лишь небо могло стать преградой. Или, в крайнем случае, к подмосткам Театра, где купол и навеки застывшие зрители восхищенно ловят каждое слово, звучащее со сцены. – Поверьте, есть вещи, которых лучше не знать. Будь вы хоть трижды основатель Танатики.
Садиться Клювоголовый не стал. Демон Закона, указующий перст судьбы – за столиком в кафе?!
- Пусть так, - бакалавр пожал плечами и занял место сам.
Несколько снежно-белых листков, испещренных нитями-строками и узорами-линиями, лежали на чуть шероховатой поверхности стола из темного дерева. Подвинув к себе тот, что лежал с краю, Данковский изучал его некоторое время, то прищуриваясь, то наклоняя голову - словно передразнивая повадки нахохлившейся вороны... или не вороны.
- Раз уж вам знакомы традиции этого места, - снова обратился он к Исполнителю, постукивая пальцем по краешку листа, - вы знаете, что с этим делать. А это, между прочим, рисунок. С любопытным, к тому же, названием - "Сказка по волшебный прутик". Не знаете такую сказку? Степной фольклор богат, насколько я успел удостовериться...
- У степняков другие сказки, - желтый огонь в прорезях глаз подернулся пеплом. - Разве эта маленькая, почти живая ведьма, чье лицо – лукавство и улыбка, похожа на костяную Шабнак? Нет, милейший бакалавр, эта сказка была нарисована не в том Городе. Или не в то время.
Клювоголовый склонился над рисунком, вглядываясь в переплетение линий.
- Превосходное цветовое решение. Красное, черное – такие привычные, такие близкие тона. Тона трагедии, боли и смерти… - задумчиво и странно глухо проронил он спустя несколько секунд. – Вы понимаете, бакалавр, как создатель сумел нарисовать ими пробуждение жизни, весну и радость?.. В чем здесь секрет?
- Это не столь сложно, как кажется - красная краска удивительно яркая. Это не только цвет крови, но и цвет огня, страсти, цвет солнца в понимании многих древних народов. Мне было бы интересно узнать, чем это нарисовано - действительно ли краской? Фломастеры, рапидографы... чем же? Работа очень тонкая, - Данковский улыбнулся, - и особенно в ней хороши, на мой неискушенный взгляд, детали. При первом взгляде на волшебную картину видишь чудесную ведьмочку, творящую свое колдовство, при втором же - замечаешь и то, что ее окружает, и в этот дивный мир хочется погрузиться с головой. Посмотрите - клубок змей, фонарик на ветвях, цветы, паутинка, мышка-норушка... И особенно меня очаровали совята. Или не совята?.. Вот эти милые птички, - бакалавр показал на птичек Исполнителю. - Не ваши родственники?
Клювоголовый смерил собеседника взглядом, желтый огонь в прорезях опасно полыхнул, но стих, смиренный неумолимой волей.
- Не мои, - от короткого ответа окна Мансарды покрылись изморозью. - Вы бы и сами могли заметить, что они вполне… добродушны. Так и плещут радостью. Как и все на этом полотне. Кажется, что даже змеи улыбаются – и отнюдь не злорадно.
- В такие минуты я даже рад, что не вижу вашего... лица, - вздохнул Даниил. - Что же, я выражаю свое восхищение великолепной художнице - и предлагаю перейти к следующей работе. Она стихотворна и повествует нам ни много ни мало о миротворении. Не удержусь, впрочем, от того, чтобы удивиться прихотям истории языков - ведь в древности "Демиургом" могли назвать разве что ремесленника - горшечника, скажем, или вазописца, и название это содержало в себе долю презрения, ибо ремеслом занимались исключительно рабы.
- Каких только бесполезных знаний не наберешься на тернистом пути борца со смертью, - насмешка сквозняком прорвалась в голос. – Сегодня это слово имеет совсем иное значение – творец. Творец - как создатель мира, и Творец-автор. Отдающий себя придуманным мирам – как раз это здесь показано очень ярко. Почти незаметно, по частям – чтобы в конце обнаружить, что сил больше нет.
Woozzle
(продолжение банкета, с Хелькэ)

- В силах ли дело? - возразил бакалавр. - Этот Творец, как показалось мне, сознательно бежит из реального мира в мир придуманный; пытается наполнить свои "пустые" дни хотя бы надеждами и мечтами, а в итоге - даже искусственно созданной воображением любовью... и вдруг! - Данковский взмахнул рукой, почти театрально. - И вдруг поэт замолкает. Любопытно, почему. Неужели наконец осознает тщетность своей идеи?
- Не думаю, что изначальный смысл строк был именно таков, - тяжелый клюв качнулся из стороны в сторону; в жесте сквозило сомнение. – Куда же в таком случае ушли песни и мечты? Конечно, наполнили собой новый, созданный мир – оставив самого творца в одиночестве. К тому же… Нам ли с вами не знать, как легко оживают придуманные миры, как жадно впитывают в себя чувства демиургов. Достаточно вспомнить маленький город в степи…
Данковский улыбнулся, но улыбка вышла холодной.
- Вспомним, когда вернемся туда. Сейчас же... Признаться, проследив за строками, я увидел в них параллели. Посмотрите:

"Я создал мир своей Мечты,
И - опустел мой старый дом."

"Я создал мир своих Надежд,
И - Песни скрылись от меня."
В первой части каждого из этих отрывков - план придуманного мира, во второй части - план мира реального, если поддаться на уловку соответствий. Что-то рождается в фантазии и что-то уходит из настоящей жизни. Выходит, следовало ожидать и третьей параллели - Любовь в придуманном мире, и..? И автор отказывается сообщать о том, что было дальше. Это стихотворение заставило меня серьезно задуматься.

- Но довольно домыслов. Даже в поисках подтекста имеет смысл остановиться вовремя – не стоит плодить сущности без нужды. Тем более, следующая работа тоже не лишает нас возможности поиска, - Клювоголовый склонился над листком бумаги, вчитываясь в отрывистые строки. - Что скажете?
- Даже не знаю... - Данковский прикрыл глаза, размышляя, кажется, о чем-то своем. - Вещь по форме и содержанию отнюдь не классическая, но обладает собственной внутренней мерой. Собственным, немного угловатым, сбивчивым ритмом, собственным "я", которое переходит от первого лица к третьему... Но я не стану примерять рамки на это стихотворение, вряд ли оно имело целью в них вписаться. Отмечу своеобразную поэтичность - автор играет со словами умело, отметьте, к примеру, вот это: "Корм с руки.//Бери на руки". Приемы такого рода создают настроение - а этот стих весьма... настроенческий.
- Вписывается ли в это настроение финал? – Исполнитель с интересом воззрился на собеседника. – В эту своего рода инструкцию по правильному обращению с кошками – вписывается ли предложение требовать при покупке сразу двух? Кошка – создание ревнивое и предпочтет быть единоличным властителем кормящих и гладящих рук.
- Я больше озабочен тем, вписывается ли нарочито сниженная лексика "Афигеть, дайте две" в такое кошачье стихотворение. Впрочем, если уж все это рассказывает нам кошка... это вполне может отражать ее взгляд на двуногих, мнящих себя хозяевами, а на самом деле являющихся ни больше ни меньше, чем покорными слугами.
Данковский опустил подбородок на сплетенные пальцы и вынес вердикт:
- Это было интересное чтение. Я не уверен до конца в том, какое именно чувство я испытал... но настроение я прочувствовал, - он кивнул своим мыслям. - Это всё на сегодня? Мы ничего не забыли?

- Почти всё, - отрывисто кивнул Исполнитель, - но прежде чем мы уйдем, взгляните еще вот сюда.
Кипа мелко исписанных листков, остро пахнущих дымом и степными травами, рассыпалась по столу.
- Знакомо, не правда ли? Признаться, если бы я не был так уверен в вашей рассудительности, я бы сказал, что господин Бакалавр приложил руку к сему творению.
- Не будь я твердо уверен, что вы решили наведаться сюда вместе со мной исключительно от скуки, - парировал Даниил, - я бы решил, что и неумолимый, бесстрастный Исполнитель приложил сюда... своё крыло.
- Итак, этот некто, неведомый нам соглядатай, памфлетист и летописец, взял на себя смелость описать известную нам историю. Историю Мора, историю борьбы, историю предопределенности. Более того, - голос Клювоголового звучал охрипшим медным колоколом, - он счел, что вправе дать этой истории финал – между тем как она, смею надеяться, еще не закончена.
- Только начата, - согласился бакалавр. - Но, признайте, это смело. Акт общественного эпатажа удался неведомым авторам. Интересно, что сказали бы на это Трагик, Гаруспик и Самозванка?
- Боюсь, они бы не поверили, что Исполнитель пришел сюда исключительно от скуки, а господин Данковский слишком рассудителен, чтобы писать стихи, - усмехнулся в ответ Клювоголовый. – Но нам и вправду пора. Будете прощаться с почтенной публикой, бакалавр?
- К чему прощаться? - он пожал плечами. - Ведь я вернусь.
Змеиный шелест балахона в повисшей тишине, едва различимый звук шагов, скрип дверных петель.
Странная пара – мужчина в кожаном плаще и мрачная фигура, увенчанная тяжелой маской-клювом – выскользнула в привычный дождь. А в Мансарде еще долго висел запах пряной горчащей твири.
higf
Проводив взглядом странную пару, человек за столиком еще некоторое время молчал и слушал голоса.
- Ну не умею я писать отзывы на стихи. А на рисунки тем более. Не умею!
- Ну мало ли... что тебе, трудно, что ли?
- Всякий бред писать?
- Напиши как получится.
- Ладно, только как бы авторы не пожалели, что я в этот вечер не промолчал...
Оба голоса были одинаковыми и неслышными другим, так как принадлежали одному и тому же Хигфу и являлись внутренними. Говорил же он с паузами, уставясь то на рисунок, то на строки.


Reylan
Милый волшебный рисунок, детский в лучшем смысле этого слова. Такие помещали в хороших книжках в советские времена. Сразу вспоминается не то Незнайка с волшебной палочкой, не то цветик-семицветик. Даже не самое обычное для детских вещей сочетание красного и черного смотрится хорошо. Единственное, что смущает - чересчур сильный изгиб шеи. Впрочем, я не художник и не анатом, и могу быть неправ.
Да, и это действительно маленькая сказка, а не просто рисунок.

Cat911
Ровный, хорошо построенный стих, который мог бы меня тронуть, если бы субъективно не оттолкнула идея (как я ее ощутил). Это анти-эскапизм или я неправ? Я не верю, что, поднимая в небо мечту, мы отнимаем ее у жизни. Хотя бывает и такое, что при этом прячутся в грезы, как в скорлупу... Нет, объективно неплохой стих, субъективно не очень нравится.

Рюдо
Честно говоря, немного не понял, по какому принципу располагаются рифмованные строки и зачем рифмы нужны, если есть только местами. Не пояснишь?
В остальном... смеется
А знаешь, я верю этому стиху. Его явно написала кошка, стуча подушечками пальцев по клавиатуре. В нем столько милого и пушистого кошачьего требовательного эгоизма...
По поводу финала в чем-то с тем, что говорили ушедшие... кхм... господа. Но мне видится здесь не настоящее требование брать двух кошек, нет. Это не то, что нужно претворять в жизнь, а желание услышать еще один безрассудный восторг. Хотя, конечно, пушистым лапкам и хвосту могло просто захотеться компании.

Woozzle и Хелькэ
Не... на каждый я не не напишу... Хотя бы потому, что просто не успею в этот вечер. Сейчас все перечитаю и попробую что-то добавить к тому, что сказал в ЖЖ раньше.
Через определенная время
Обновил впечатление. Если при первом прочтении я пытался уловить единый сюжет, то теперь отнесся к этому иначе. Если воспринимать стихи последовательной чередой событий и мыслей, то кое-что окажется слишком резким, иное - затянутым. Но и общего слишком много, чтобы они были отдельными вещами. Если сравнивать визуально - это стеклышки витража или калейдоскопа. Из одной картины, они сходятся краями, составляя узоры, являясь сами собой и частью целого одновременно. Если литературно - почему-то рисуется целый роман приличной толщины, и в разных местах то ли в мыслях героя, то ли за его спиной неслышным шепотом складываются строки, подводя итог... Главе? Решению? Шагу? Это - ощущения
Если же говорить просто как о стихах - то все на очень высоком уровне. при чтении вслух лишь в одиннадцатом и тринадцатом пара мест у меня произносилась чуть-чуть не в ритм. Но, может, это у меня?
Больше всего понравились первый, второй, четвертый, шестой и четырнадцатый.
Darkness
Чужие строчки, чужие линии на бумаге...! Кошка дергает ухом, вслушивается, мурлыкает довольно...

Рейлан, а ведь сказка действительно сказка.) Такая... чуток безумная, самую каплю и в хорошем смысле этого слова, и очень красивая...
А еще это здорово, что можно долго смотреть на рисунок и выискивать там всяческие детальки - змей, мыша, фонарики...
Мрррау. Очень-очень здорово.))

Cat911, а мне всегда казалось, что... раз мы Творим, то ничего не теряем, только, наоборот, получаем и находим новое...
Может, я просто глупый кот? Но почему замолчал Поэт? Почему от него ушли все песни?

Рюдо, а эти строчки... такие кошачьи. А еще твои стихи очень хорошо запоминаются, знаешь? Они такие... легкие, но в тоже время несущие за собой смысл, но вплетаются в память без труда. А еще они живые.
И читаются легко. Да.)

Хелькэ и Вуззль, это... это то звенящее и безумно красивое, что хочется сидеть вечером в тишине, отключив телефон и интернет, и читать. Самому себе. Вслух.
А еще мне вспоминается "Клевер", "Встречном", "Перо", "Недосказка"... и "Вороненная флейта" еще. Оно разное, но... такое же звенящее.
А венок он... он стоит перед глазами. Слова становятся картинками, образами... чем-то настоящим.
И запоминается... пока - отдельными строками, какими-то хлесткими фразами.)
*я сумбурен, но просто... просто есть вещи, про которые можно - только эмоциями. мур.)*
Reylan
Адрес был записан на клочке бумаги. Но он размок до того, как она нашла эту улицу. Поэтому она немного припозднилась. Последнее время русалка не часто покидает свой подводный замок. А когда все же поднимается на сушу, ее волосы и одежда никогда не просыхают до конца.
Сейчас от двери до столика на одного вела мокрая цепочка следов, вода струйками сбегала по зеленым волосам, листков бумаги русалка старалась не касаться.
- Прошу меня извинить, обычно я мало говорю, последнее время и вовсе... должна признать, в стихах я мало что понимаю. Могу лишь описать субъективные ощущения.

Cat911
Лирический герой выдумывал свой мир, постепенно теряя реальный? И в итоге - разучился творить? Или это стихи о том, что герой стал счастлив в созданном мире, и в итоге стихи ему стали не нужны, потому поэт и замолчал (эта версия пришла мне в голову потому, что есть мнение, что поэт может писать хорошо, только когда несчастен. Я-то не согласна, но все-таки.)
А еще в стихотворении не чувствуется отношения к происходящему автора. Это просто повествование без особых эмоций. Так мне показалось.

Рюдо
Такое уютное, забавное, и совсем немного грустное стихотворение. Кошачий характер - да, он так узнаваем. Если уж кошка чего хочет...)
Удивительно, как буквально несколькими словами некоторые волшебники передают настроение.. *поклон автору... или следует гладить?)

Woozzle & Хелькэ
О... Это так... масштабно. И как-то сразу рисуются картинки перед глазами - живые и цветные. У меня - в грозовых и закатных оттенках. Множество образов, хотя, как мне кажется, поскольку я не знаю всей истории, стоящий за этими стихами, мои персональные картинки не точны. И тем не менее, я будто сама прошла по тому городу, расшифровывая чувства героя, додумывая и сопереживая.

Кстати, про рисунок. Спасибо за теплые отзывы о нем. Я передам.
Тут спрашивали - чем? Две гелевые ручки и бумага для принтера, банальные инструменты офисного работника, который, скучая в офисе, все это рисовал.

К тому моменту, когда русалка закончила говорить, вокруг столика с ее одежды и волос натекло небольшое озерцо, в котором захлебывался одинокий таракан.
Cat911
Странный эльф отхлебнул душистого травяного чая, прислушался к ощущениям, и сказал:

Reylan.
Очень тёплый и светлый рисунок. Вспомнилась сказка про маленькую ведьмочку, которая заявила, что будет не злой, а доброй. Если бы у меня остались какие-то детские воспоминания, я бы очень хотел, что бы они были такими же добрыми и нежными.

Рюдо.
Цитата(Рюдо)
Когда покупаешь кошку, кричи:
"Афигеть! Дайте две!"

Полностью согласен. Кошек никогда не бывает много. Ни в прямом, ни в переносном смысле. И даже неровный ритм стиха завораживает и рисует живой и цельный образ.

Woozzle & Хелькэ.
Просто нет слов. Такой труд впечатляет уже сам по себе. А если учесть, что авторы сумели ни разу не потерять атмосферу этого Города, донесли до слушателей самую суть твириновых грёз и будней, то становится очевидно, что перед нами - настоящий шедевр (и можете кидать в меня помидорами за столь высокопарный отзыв happy.gif).


Теперь отвечу о Демиурге.
Рюдо.
Это и не задумывалось, как взрыв. Просто сидел и размышлял, оно само и написалось. Понравилось само определение демиурга: "творческое начало, изначально отягощёное злом". Возможно, не очень вышло по причине, что я сам - не демиург ))
Woozzle.
Спасибо за тёплые слова. Только тут автор, скорее, отказывается рассказывать не о мире любви, а о том, чем придётся для него пожертвовать...
higf.
Спасибо. А что делать, если мечту не поднимать в небо, а просто отдать, и потом смотреть на неё со стороны? А вообще-то это скорее не анти- а обычный эскапизмwink.gif
Darkness.
Коты глупыми быть просто не могут в принципе smile.gif Я тоже думал, что только находим. А вот, почему замолчал... Сам хотел бы узнать..))
Reylan.
Возможно, ты и права. Может, это действительно " стихи о том, что герой стал счастлив в созданном мире, и в итоге стихи ему стали не нужны". Но мне кажется, что герой просто в последний момент почему-то не захотел окончательно уйти в этот свой мир... Странно, правда? )
Соуль
I
Cat911

Новый год

(диптих)

1

Новый год. Чудесный, милый праздник.
Дарит счастье хоть на полчаса.
Ломятся столы от пиршеств разных,
И в бокалах плещется роса.

Спрятались игрушки за иголки,
Ждут: когда же колокол пробьёт?
Детвора вокруг нарядной ёлки
Водит беззаботный хоровод.

Дед Мороз гирлянды зажигает.
Вот и наступает полночь та.
В этот миг сбывается любая
Чистая и светлая мечта.

Тосты, пожелания, подарки,
И снеговики в любом дворе.
Новогодний снег, пушисто-жаркий.
Серебром искрится на заре.

Праздник отшумел. Погасли свечи.
Закружил нас хоровод забот.
Только знают все, что этот вечер
Повторится. Ровно через год.

2

Люди суетятся, словно волки,
Снег пиная грязным сапогом,
И колючий труп несчастной ёлки
Начиняют праздничным стеклом.

Стол трещит под тяжестью посуды.
Кухня вся в угаре и дыму.
А в засаде – угощенья груды
Ради смерти рвутся на борьбу.

День прошёл. Всё ближе вечер жуткий,
И уже назад дороги нет:
Вот горелым мясом старой утки
Сервируют праздничный обед.

Первый тост. Хрустальным перезвоном
И отстрелом пробки в вышину
Добиваем с незаметным стоном
Старый год. Мир праху твоему.

И уже сивушной каруселью
Закружил нас в танце тост второй.
То, что начиналось, как веселье,
Оказалось дьявольской игрой.

В той игре нет места укоризне,
И, безвольно чарками звеня,
Мы сидим на сатанинской тризне.
А итог – «синдром второго дня».

II
Соуль

Игрушки или семь часов дождя


Город

Он зажмурился,
По его улицам
Шагают безлицые.

Взгляды, улыбки
Мимика – рыбками
Все ускользает в стоки.

Кто-то ворует
Лица, смакуя
Индивидуальности,

И делает манекены.

Кукла

Сердца не забирают -
Без сердца не живут;
Но почему, латая
Глубокую дыру
В груди, смеется кукла?

Стремительно пронзая
Потоками ручья,
Тряпичные края
Игла соединяет.

В фарфоровых глазах
В дождь поседевший город
Растаял, словно шорох.

Пустая грудь в стежках,
Немая, смотрит в Небо

И болит.

Душа

Полу-глоток резиновым губам.
Вода на пластмассовые руки.
Она – дождем в стеклянные глаза,
Живая – в игрушечную душу.

Статуя

Девочка держит
На сгибе локтя
Плюшевого медведя.

Она дрожит и
Каплю неловко
Сжимает зонт. Как леди
Она нежная:
Ее локоны -
С прозеленью медные,
Глаза - рыжие,
Ржавые ногти.

У нее нет соседей.

Статуя дружит с медведем.
Его оставил ребенок.

Теперь ей не одиноко.

Дети

Дети бросают игрушки
И прыгают под струями.
Они просто и искренне
Забывают о всём важном,
Радуются мгновениям.

Их вдохновение
Несложно
Вывести
Поцелуями
Бросившей кукушки.

Река

Небо раскинуло руки.
Оно падает на город
В окна, витрины и глаза,
На траву, асфальт и песок.

Дождь чистит переулки.

Дома давно перемолот
Кофе; хочется рассказать
Кукле про любовь и белок
Печальному человеку
У приоткрытого окна.

Он смотрит на город – реки
По улицам, и не видна
Река, и слава Вселенной!

Небо умывает город.
Река уносит плохое.

Конец

2009 - 2010 г.

III
Рюдо

Серенькое


Костьми лягут за право называться Иудой.
До чего же козырно и в масть.
Всех двенадцать помнить не будут,
А про него всякий раззявит пасть.

До чего же хочется быть Иудой.
Чтобы в книгах писали и на стенах двора.
Чтобы в фильмах снимали, стихи строгали.
Просто помнили на века.

Не откажется каждый быть Иудой.
И логика тут проста-
Мы живы, пока нас помнят.

Жалко, нету для нас Христа.

IV
Darkness

Звон стекла


Его все звали Старик. В городе, где улицы сплетаются, как шерстяные нитки в клубке, где зимой пахнет углем и ванилью, быстро приживались прозвища. Этот высокий, с вечно прямой спиной, еще не старый, но - пожилой, мужчина, пришел в городок в конце осени. Тогда лил целую неделю дождь, и дороги размыло: серо-коричневая, размокшая лента с блеклыми лужами-озерами.
По высоким улочкам текли реки дождевой воды, а мокрые кошки жались под лестницами, недовольно поджимая хвосты.
Через неделю после того, как старик поселился в городе, он открыл стекольную лавку - колокольчики и хрупкие фигурки, подсвечники и украшения, вазы и посуда. На его вывеске, медной и начищенной, был выгравирован стеклянный шар, а под ним змеилась вязь букв: "Стекольная лавка мастера Лильяра".
По началу, все звали его по имени; но сухая улыбка редко появлялась на губах стеклодува, а с посетителями он был вежлив - и только. Мягкое и красивое, имя Лильяр скоро забылось, оставшись лишь напоминанием на вывески.
Мастер стал Стариком.
Зима прошла мимо него мягким снегом, опускавшимся невесомыми хлопьями на покатые крыши города, и пепельным небом. Весна терлась кошкой о ноги, пускала проказливым ребенком кораблики по ручьям и осыпалась цветочными лепестками с яблонь, слив и вишен в городских парках. Сухой травой пахло лето, и треск цикад вторил июльским фейерверкам, раскрашивающим небо в цвета праздника.
Осень приносила с собой, как и всегда, из года в год, кислый вкус рябины на губах, дожди, стучащиеся в окно и сорванные ветром шляпы.
У Старика за год не появилось друзей. Даже - знакомых. Он был вежлив с покупателями, говорил с ними о погоде - и только, редко улыбался, и всегда - только когда оставался в одиночестве. К нему просились многие талантливые мастера в ученики, но всех ждал отказ. Старик проводил вечера один, в мастерской. И неделя за неделей, на протяжении года, его спальня, полупустая и холодная, полнилась маленькими стеклянными шарами, полыми изнутри, хрупкими и прозрачными. Они свисали с потолка и лежали на столе и полках, на подставках.
Старик прятал в них мир.
Вкус капель весеннего дождя, горечь незрелых ягод, стук лошадиных копыт по мостовой, тепло стенок чашки, в которую налито подогретое молоко, запах табака, горячая ванна после холодной улицы, мягкость кошачьей шкурки, шелест девичьей юбки, детский смех, аромат жареного мяса, капли росы на траве - Старик прятал в своих стеклянных шарах крохотные кусочки мира, боясь потерять их, забыть.
Ноябрь был переполнен дождями, как жестяное ведро, которые ставят под трещиной в потолке. Казалось, небо хочет утопить городок, свести его с ума непрекращающимся стуком тяжелых капель по подоконнику.
Однажды Старик приоткрыл дверь своей лавки, чтобы впустить в неё немного свежего воздуха. На низкой и широкой ступени сидел мальчишка-оборвыш, в лихо заломленной набок пожеванной шляпе. На коленях у бродяжки стояла неглубокая миска с мыльной водой, а через узкую и длинную трубочку он пускал пузыри. Ветер кидал морось в лицо; но радужные, невесомые шары не лопались - плавно поднимались в серое небо, к тяжелым тучам.
Старика мальчик не заметил, и неожиданно раздавшийся за спиной вопрос заставил его дернуться:
- Как ты это делаешь?
Бродяжка обернулся.
- Пузыри. Как? - Мастер-стеклодув возвышался над ним высохшей тенью.
- Просто... Само так получается, - оборвыш пожал плечами.
В тускло-серых глазах Старика что-то мелькнуло.

Мальчика звали Сеир; Старик узнал это потом, когда, умытый и переодетый в старую одежду мастера, бродяжка жадно уплетал наскоро приготовленный обед. Сеир был сиротой, бродягой, не умел ни читать, ни писать.
- Зато - ты отлично надуваешь пузыри, - осторожно заметил Старик.
- Да, кому это нужно, - махнул рукой бродяжка, - это ведь, так, дурное развлечение.
- Думаешь? Доедай, я тебе кое что покажу.
В тот день Старик показал мальчишке свою мастерскую, рассказал про то, как выдувают стекло, и какая тонкость нужна в этом деле. Сеир был очарован; вечером - он попросился в ученики к мастеру. Тот не стал долго думать. Отказавший многим, Старик взял к себе в дом бродягу, о котором ничего не знал.
Мастер учил Сеира тайнам своего искусства; мальчишка жадно впитывал в себя новые знания. Бывший бродяжка был улыбчивым и открытым, радовался каждому дню и редко грустил. Он полюбил Старика. Тот - не мог ответить взаимностью. Мастерская и лавка ожили с приходом Сеира, но стеклодув все так же, каждый вечер, уходил к себе в спальню, и слушал, как звенят его стеклянные шары.
Минул еще один поворот годовой стрелки. Вновь была осень. Вытянувшийся и повзрослевший Сеир учился выдувать стекло сам, уже не просто помогая Старику. Тот редко отлучался из дома, но однажды, когда сквозь открытое окно повеяло дождевой влагой, мастер ушел. Его звали узкие улочки города и запах, который хотелось сохранить.
Сеир остался один дома. Он сидел на крохотной кухне, баюкая в руках чашку с липовым чаем. Было тихо, и в этой звуковой, мягкой пустоте, мальчик услышал тонкий звон. Словно стеклянные колокольчики или бубенчики. Или - будто кто-то легко стучит ложечкой по стенкам бокала. Сеир, отставив чашку, пошел на звук. Под его ногами скрипнула рассохшимся деревом лестница на второй этаж.
Звенела комната Старика. Подмастерье долго стоял под дверью, вслушиваясь в мелодичный звон. Потом, с озорной улыбкой, он повернул ручку и заглянул внутрь.
Ему показалось, что он попал на летний луг, где празднуют солнцестояние. Запах сена и вина, стрекот цикад, ощущение сухой травы под ногами. Секунду спустя Сеир чувствовал, что уже не лето вокруг него, а весна - яркая и живая, с мартовской капелью и майскими лесными цветами. Потом в лицо ударил колкий снег зимы.
Сеир зажмурился. Сотни крохотных стеклянных шаров ловили слабый свет осеннего солнца, падающий сквозь высокое и узкое окно. Бледные лучи дробились, рассыпались радужными бликами. Мальчик притворил за собой дверь и, зачарованный, пошел среди шаров. Он боялся касаться их, и, лишь начиная движение, так и не доводил его до конца. Сеир видел запертые в стекле краски мира, его жизнь. Бесчисленное множество спрятанных за прозрачными стенами кусочков огромного, бесконечного витража.
Чуть дрожащая рука, наконец, коснулась тонкого стекла, и то зазвенело в ответ.

Когда Старик вернулся, его в доме встретила тишина. Мастер прошел на кухню, где сидел Сиер. На столе стояла чашка с уже давно остывшим чаем, а на коленях у мальчишки сидела кошка. Старик не знал её, но почему-то отчетливо помнил, как мягка её шкурка, пепельно-серая.
Пахло травой и осенним лесом, с влажными листьями под ногами и свежесрезанными грибами.
Вечного звона, что доносился из спальни Старика, не было.
- Ты...
- Я разбил ваши шары, мастер, - Сеир поднял на своего наставника глаза, - я разбил их.
Побелевший стеклодув опустился на стул. К нему на колени запрыгнула кошка, и сухая ладонь легла на её загривок, на мягкую, такую знакомую, шерстку. Мальчик пододвинул Старику чашку, и тот, не глядя, сделал глоток. Вкус чай с бузиной, пряный и сладковатый, был тем вкусом, что спрятал мастер давним летом. И с каждым глотком он становился все ярче и ярче.
- Они никуда не ушли. Не захотели.
Старик прикрыл глаза. Он чувствовал все, о чем говорил его ученик - терпкость ягод терновника, обжигающие касания зимнего ветра, шорох ковыля.
Ничего не было потеряно. Все осталось с ним, и, казалось, недостающие кусочки мозаики постепенно встают на место.
- Мастер... - начал мальчик.
- Лильяр,- перебил его стеклодув. - Так меня зовут.
Кивнув, Сеир протянул ему на ладонях маленький стеклянный шар. Он был пуст. Сквозь тонкие стенки падал солнечный свет, преломлялся, разбивался на капли.
- Я сделал его для вас. В нем ничего нет - только тишина и солнечный свет, да и то - не его.
Лильяр взял подарок ученика. И улыбнулся.
higf
Охо-хо, тяжкая моя доля... Нет, это не потому, что плохие вещи приносят, наоборот. Просто со стихами мне всегда тяжко сказать что-то длиннее пары слов и вразумительное.

Cat911
Всегда интересны взгляды с разных сторон и зависимость восприятия одного и того же от настроения. Правда, лично мне приятнее было бы, если бы части поменять местами. Но это уже вопрос взглядов и настроения автора.
Ритм и рифмы, на мой взгляд, практически безупречны, из образов понравился пушисто-жаркий снег. Грустные все же стихи, даже первый завершается слегка щемяще.
Хорошо.

Соуль
Стихи, не имеющие, на мой вкус, какой-то строгой и вообще определенной (то есть определяемой моими ограниченными знаниями о поэзии) формы - всегда очень трудны, ИМХО, для разбора. Тут не скажешь о рифме или размере.
Цитата
Дома давно перемолот
Кофе; хочется рассказать
Кукле про любовь и белок
Печальному человеку
У приоткрытого окна.
Вот это не совсем понял - здесь должна быть где-то точка или нет, где кукла, а где человек?
Если же говорить о восприятии... Это мелодия отдельных вроде бы образов, которые сливаются в мелодию трогательную, печально-задумчивую, с оттенком грусти, которая, быть может, пройдет - когда дождь кончится...

Рюдо
Красиво и даже пафосно - в хорошем смысле слова. Мне вспомнились мотивы из творчества Арбенина о Герострате - но только отдаленно. Последняя строчка очень сильная. Видимо, тематика на этот раз оказалась мне близка wink.gif

Darkness
Почему-то я догадывался о финале - не конкретно разбивании шаров,а о том, что старик раскроется мира. Но не уверен, что это сугубо объективное впечатление от текста - может быть, отпечаток накладывает то, что мне известен автор и срабатывает интуиция.
Текст очень красивый, слегка вычурный, но изящный. Правда, пара предложений показалась немного странной по построению:
Цитата
Этот высокий, с вечно прямой спиной, еще не старый, но - пожилой, мужчина, пришел в городок в конце осени.
Может быть, стоило поставить "мужчина" сразу после "высокий"?

Цитата
Зима прошла мимо него мягким снегом, опускавшимся невесомыми хлопьями на покатые крыши города, и пепельным небом.
Опять же поймал, к чему относится небо, со второго прочтения, не стоило ли его переместить перед снегом? Не уверен, правда, но как предложение.
Впрочем, так придираюсь лишь потому,что сам язык в целом показался очень чистым и звенящим...
Понравились персонажи, особенно Лильяр - может быть, потому,что момент, когда мальчик принял решение, опущен, и совершенно оправданно)).
А еще идея хорошая!

Спасибо за этот вечер!
Darkness
Ай-яй, чего только не сделает студиозус, чтобы не писать дипломную работу. Например, оформится лохматой тенью на подоконнике, потом устроится где-то в углу, шурша бумагами и складывая из них странных потомков крокодилов и журавликов. Ну, а там и до очереди сказать что-нибудь дело дойдет.

Cat911, стра-анно... в смысле, мне никогда не приходило в голову рассматривать праздник со второй точки зрения. Злая она. Злая, но сильная. Хоть и злая.

А вообще - еще странно-непривычно видеть такие..."классические" стихи.) Прикл приучил к авангарду, видимо) Но это не минус, нет-нет, это просто... просто отметил свои мысли. Вот.)

Соуль, а я помню, как ты писал "кусочки" Игрушек летом. Это ничего не значит, просто... помню.)
А сами Игрушки... странные и живые. Вот так вот. Почему-то смутно повеяло де Линтом, но я вряд ли смогу объяснить, почему. Но - мокрое, бронзовое, зеленоватое, как статуи, серое, как дождь. Вот как-то так.

Рюдо, напомнило... напомнило один-не-помню-где-читал рассказ про то, что предательство Иуды... нужно было. Вот именно что, нужно_было. *впрочем, я не силен в библейской истории. может, это было и в Писании?*
А еще - то, что Иуда Христа любил сильнее других, и что именно эта отчаянная любовь ученике привела к тому, что произошло.
И, да - здравствуй, ассоциация на рок-оперу "Иссус Христ Супер-звезда".
Сильно. Вот.


Теперь про своё...)
Хигфе, про косяки текста мы с тобой уже в аське поболтали. Мур)) Еще раз скажу, что жаль, что я не успел написать это на Зеркало. Но - что вышло, то вышло.)
Про опущенный момент, кстати... ты прав,) в том плане, что хорошо, что его нет. Я боялся, что не смогу по-настоящему описать, как мальчишка... в общем, все, что происходило.)
А про вычурность... кажется, это становится моим стилем ><""""
Рюдо
"Летели - дракончики. Ели - пончики. Сколько - пончиков. Съели - дракончики"
- Шесть.
Подоконник.

Cat911

Уже лучше) "Верной дорогой идете товарищи")

Соуль
Есть такая группа "Последние танки в Париже". В целом очень близко. В целом полюбят так же. В целом..есть свои зрители. Есть свои слушатели.
Но щупают пульс игуаны.

Рюдо
Бее...серая мерзость(

Darkness

Хороший язык. ИМХО тяжеловат для такого небольшого объема, но это не претензия, а замечание. Сам же рассказ. Он должен быть больше раза в три. И тогда он будет очень хорошим.

**///
Darkness

Скорее всего, ты вспоминаешь книжку "Иуда Искариот" Андреева. Она часть школьного курса 10-11 класс. Книжка действительно хорошая. Но...он ошибается) Верь мне)
Darkness
Рюдо, зна-аешь, когда я научусь лавировать между вычурностью и собственным желанием написать красиво - это будет здорово. Но это явно случится еще не скоро, и... да. Если я пытаюсь писать текст вот как-нибудь не наворочено, то мне он потом кажется сухим. Ужас-ужас.

*подумал-подумал. или еще раз подумал. думать - полезно*
А вот по поводу "Иуды Искариота" я не совсем уверен... От него немного не те очучения остались)
Соуль
Cat911, первое стихотворение понравилось больше, чем второе. Чище оно, так кажется: нет, проскальзывающих ужей и тихо крадущихся для числа слогов союзов. Хотя, конечно, это может быть исключительно дело вкуса - но я безумно люблю, когда в каждой строке слово к слову, и не нужно отвлекаться. Немножко смутили следующие строчки:

Вот и наступает полночь та.

День прошёл. Всё ближе вечер жуткий...

И уже сивушной каруселью
Закружил нас в танце тост второй.
То, что начиналось, как веселье...

В той игре нет места укоризне...


Без каких-либо замечаний, но это мое субъективное ощущение из ряда "мне кажется, что что-то капельку не так, но я не могу объяснить".
А еще, в обоих случаях, огромное спасибо за первые четверостишия, они очень сильные и неожиданные по образам - словно бисер на языке перекатывается. Очень приглянулись. =)

Рюдо, прочитала, поняла, прочувствовала =) Мне нравится, как звучит. Иногда невероятно хочется поворчать на твои стихи, но сейчас не ворчится.

Дарки, рыжик, мы оба знаем, что вычурность языка это не плохо. Я уже тебе говорила по поводу рассказа, что мне он понравился, но... надо все-таки работать. Ты чудесно и живо пишешь, однако, если хочется вплести в предложение все-все-все-все, что пришло в голову, то надо к ним подходить по-другому. Вот, допустим, у Олди язык местами тоже невероятно сложен, но ведь читается - просто, верно?
Я начинаю с простого, постепенно стремлюсь к сложному. Ты решила начать со сложного - вот и приходится считать все шишки, а их еще будет много. =) Но я верю, что у тебя все получится.

Хигф, нет, фразу можно прочитать двояко =) Не знаю, насколько я права, насколько в своем праве, к сожалению =(
Рюдо, кажется, уловила...
Даркнесс, это про Петербург.

Искренне.
Cat911
Странный эльф глотнул тёмного пива, аккуратно вытер пену с усов, и, вглядываясь в россыпь букв на свитках, сказал:

Соуль.
Мне понравилось. Напоминает наши беершевские дожди. Их ждёшь по 8 - 9 месяцев, безумно радуешься первым каплям, а потом - всё та же серая обыденность... И уже не можешь понять: ты рад дождю, или нет. Честно - спасибо.

Рюдо.
Цитата(Рюдо @ 12-05-2010, 19:17)
Уже лучше) "Верной дорогой идете товарищи")

Могу сказать то же самое и тебе)) Это, на мой взгляд, сильнее и крсивее предыдущих -) А про Иуду и Иисуса есть несколько легенд, претендующих на достоверность. И никто уже не знает, как всё было на самом деле. Может, именно так? Мряф)

Darkness.
Вот не знаю почему, но мне вспомнились "приключения пана Кляксы". Твой рассказ такой же печально-светлый, слегка грустный, но всё равно нежный. Только Клякса собирал сны, а твой герой - воспоминания. Хотя, что такое сны, как не те же воспоминания? ))

Почесав нос кончиком хвоста, странный эльф взглянул на высказавшихся до него.

higf.
Спасибо за добрые слова. Насчёт поменять местами - не думаю: ведь в жизни именно так. Сперва ты ребёнок, и этот праздник - детский. А потом начинаются компашки, друзья-подруги, ну и всё сопутствующее)))

Darkness
Ты прав - я больше привык к классическому слогу (наверно отец приучил: он уже больше 40 лет пишет). А насчёт странности - на 2х подряд парах сопромата и не такое привидится))

Рюдо.
Стараюсь. wink.gif Правда, скорее НЕ правильной: эти стихи моложе предыдущих. ))

Соуль.
В принципе, оба писались в "стиле Винни Пуха": если слово хочет стать именно тут - не мешай ему ))) А вообще второе - воспоминание о, наверное, самой неудачной моей встрече этого праздника. Ну и, опять же, - сопромат ))

Кстати, этому диптиху уже 14 лет. Написан в ноябре 1996 )))
Kinna
Когда замолкли говорящие, стало слышно, как шуршат за окном струи дождя.
Интересно. Потому что, если смотреть на зеленую вывеску кафе с улицы, эта узкая лестница, увитая цветами, будет обязательно залита солнцем. Зато изнутри почти всегда слышен дождь, и капли чертят блестящие дорожки по распахнутым ставням. Додумать, отчего это так, она не успела, сорвавшись с места под влиянием внезапного импульса.

Со стороны могло показаться, что в открытое окно влетела то ли большая синица, то ли очень маленькая сова. Пернатое, нимало не смущаясь присутствием представителей кошачьих, приземлилось на одно из незанятых сидений и энергично встряхнулось, мгновенно увеличиваясь в размерах и приобретая вид девушки в накидке из птичьих перьев.
─ Прошу прощения за столь бесцеремонное вторжение, ─ зооморф нагнулась, чтобы поднять лист бумаги, сброшенный сквозняком на пол, и в свете лампы отчётливо стали заметны острые кончики её ушей.
─ Я некоторое время тайком наслаждалась вашими беседами, ─ девушка кивнула головой в сторону окна. ─ Однако подслушивать довольно невежливо, как, впрочем, и не слишком удобно сидеть на карнизе под дождём. А у вас так заманчиво горит огонь.
Гостья с извиняющимся видом улыбнулась и протянула руку к исписанным листам.
─ Если позволите…

Cat911
Увы, чудеса тоже иногда нуждаются в чистке и ремонте. Они идут по жизни вместе с нами и порой выбрасываются недальновидными людьми, как стоптанные тапочки. А жаль.
По поводу подачи идеи не могу не отметить, что первая часть не воспринималась бы так светло и радостно, если бы не довольно отталкивающая атмосфера второй. Также понравились и язвительные сравнения второго отрывка. Они довольно необычные, хотя и необычайно правдивые. Единственно, чего не поняла, почему «люди суетятся, словно волки» (никогда не видела суетящихся волков).

Соуль
Даа… Вот если бы ещё и отрывков было семь (как раз бы вышло по одному на каждый час). Сначала кажется, что особой связи между стихотворениями нет. Потом привыкаешь к ритму. Потом чувствуешь, что они всё же взаимосвязаны, и только позже понимаешь, как это было.
И вот здесь как раз мне привиделось то самое спасительное очищение, которое превращает затасканную действительность в чудо. А ещё чувство умиротворения в конце. Оно даёт надежду.

Рюдо
Честно скажу, Герострат вспомнился сразу же. А вот к роли Иуды в последнее время стала относиться мягче. Ведь если Спаситель должен был погибнуть за наши грехи, то кто-то должен был и предать его. Иначе миссия провалилась бы. Кстати попалась недавно на глаза версия о том, что Иуда как раз был в этом плане избранным учеником.
Однако обсуждается не это. К чему клонит автор, угадывается буквально сразу же, хотя это и не есть минус. Но написано качественно, и последние строки, да они действительно хороши.

Darkness

Ну что могу сказать. Понравилось. Да, есть кое-какие нестыковки в самом конце, да, хотелось бы, возможно, более развёрнутую картинку. Наждачок не помешал бы.
А всё равно нравится))
Рюдо
*на подоконнике было очень грустно. траги-комично и без заглавных букв. скоро не будет и точек. очень плохо. это не должно нравится. это было убого. это было серенько. это было не правильно. кошке грустно. кошка требует валерьянки. Соуль. одну валерьянку на подоконник. Пару кошек. Кошачью траву. Просто траву. И немного тертых дайсов.*

Хотите я нарисую кролика?
*/"К чему клонит автор"...ну нифига себе...автор не клонит. он прямо говорит./*
Kinna
Цитата
*/"К чему клонит автор"...ну нифига себе...автор не клонит. он прямо говорит./*

─ Не совсем согласна, ─ гостья слегка качнула головой. ─ Это автор может знать и даже планировать финал. А читающий впервые, воспринимая начальные строки, как раз будет строить догадки. Вдруг да и возникнет неожиданный поворот сюжета?
Девушка поправила застёжку плаща и, улыбнувшись, добавила:
─ К тому же, если стихотворение настолько плохо, зачем его кому-то показывать? Совет по поводу исправления оного Рюдо вряд ли хотел получить. В бессмысленный эпатаж тоже не особо верится, а значит было в стихе и что-то хорошее, ради чего его принесли в "Мансарду". Не знаю, может быть первоначальная идея, слова для которой не дозрели, а может та самая последняя фраза.
Впрочем автору виднее.

Кстати, не найдётся ли впридачу к кошачьей траве с валерьянкой и одной маленькой чашечки кофе?
Тео
Тихие шаги за дверью. Негромко скрипнувшие петли.
- Я полагаю, что найдется, - брошено в ответ на последнюю фразу. Абсолютно уверенно, хотя вошедшая была здесь, кажется, впервые.

Кивком головы поприветствовав собравшихся, прошла к подоконнику. Она любит кошек. Кошки не всегда любят ее, но это уже их проблемы.
- Рюдо, ты прав. Это не должно нравиться. Оно должно вызывать... нет, отторжение - слишком громкое слово. То, о чем написано, не должно вызывать слишком сильных эмоций. Эмоции - они заглушают голос разума. А эти строки как раз разум и должны будить, как мне кажется. За-ду-мы-вать-ся должен тот, кто это читает.
Побарабанив пальцами по чуть рассохшемуся дереву, продолжила:
- Но вот что меня удивляет. Идут годы, а ты пишешь так же. Я не говорю о том, что это плохо. Либо это такая точка, где график дорос до продолжительной константы, либо... - кашлянула, - ты можешь на меня за это нашипеть и даже поцарапать. Я привычная. Твое творчество - необычное, в чем-то дерзкое, но оно почему-то перестало меня удивлять. Возможно, это просто я разучилась удивляться. Не бери в голову.

Прошлась ладонью по шерсти и неспешно отстранилась. Заняла одно из свободных мест. Улыбнулась эльфу.
- Cat911, знаете, а мне кажется, что по отдельности Ваш диптих читался бы лучше. Не как две связанные части. Слишком резкая вторая часть. Она выставляет первую не более, чем насмешкой. Нехорошо получается. Немного тянет от этого неискренностью. И та первая часть, которая должна быть светлой и радостной, для меня лично таковой не стала. Увы.

- Соуль, - почтительный кивок головы, - Частично читала. Не совсем поняла тогда, но значительно в большей степени начинаю понимать сейчас. Больше всего дернула струны часть про "Статую". Резануло когтями и по самому сердце - "Дети".

- Darkness, - мягкая и светлая улыбка, - Мне нравится, как ты пишешь. Я вообще восхищаюсь, когда люди умеют писать так - трепетно играя словами, переворачивая их, заставляя звучать каждый слог. Но мне тяжеловато было воспринимать такое насыщение. Это мои личные, конечно же, трудности. Идея мне очень нравится. Слышу перезвон своих стеклянных шариков. Пойду, пожалуй, разобью пару...

Но никуда не ушла. Осталась.
Рюдо
*Спать не хотелось. Соуль мешкала с кошками. Приходилось тупить*

Kinna
Ты говоришь о гипотетическом авторе) я говорю о конкретном) этот автор в этом стихе ни к чему не клонил)
*фыркнув*
- почему принесли... что было под рукой то и принесли) сейчас одна фигня пишется) Но лучше будет +1 фигня, чем 0,5 вечера) ИМХО, конечно)

Темный_Омут
- мне не о чем петь) "мне не хватает слов, можно я мимикой?"
Darkness
Вот так вот - заслушаешься, что другие говорят, забудешь между делом и про просьбы посетителей. Плохо-плохо. Всыпать плетей одному мечтателю?
Хотя... вот, для госпожи Кинны проказливые мелкие духи уже поставили на стол чашку с ароматным, крепким кофе. Гвоздика и кардамон, капля южного солнца, запах специй с восточных рынков, оживленных и шумных. Молочник. Мисочка с коричным печеньем.
А для Рюдо - бокал валерьяновой настойки. Свежайшей. А на стекле бокала - выгравирована кошка. Такая - сойдет?

Соуль, от частного к общему, от общего к частному)) Судя по всему, я следую вторым путем. Если переводить литературу на индукцию-дедукцию. Или нет?) Знаешь, мне кажется, что... для того, чтобы мне лично идти от простого к сложному, стоит пересмотреть... то, зачем я пишу) Один чудесный человек - с которым ты познакомилась этим летом - сиречь моя мама - сказала, что я пишу - ради образов и красоты.) А надо бы - ради идеи.) Интересно, когда я смогу попробовать следовать вашим советам?))

Cat911, будете смеяться, сударь, но я не читал "Приключений пана Кляксы". Вот честно( Наверное, это надо как-то исправить...) Хотя, вы правы - сны и воспоминания, они из одной, По Ту Сторону, места.)

Kinna, нестыковки?) Какие?)

ТеО, рад.) В смысле, рад, что понравилось.) Мур... Надеюсь, что смогу дописать и второй рассказ из этого гипотетического диптиха.)
Соуль
Рюдо, Рюдо, позвольте почесать вас за ухом в качестве извинений за промедление? Бросьте, не дергайте, вам же нравится...
Знаете, кошки создают необыкновенный уют, и создают удивительную атмосферу спокойной сонливости.
И позвольте каждому поставить по фарфоровой чашке розового чая с лепестками васильков.

Cat911
Понятно...

А "Семь часов дождя" задумывались от плохого к хорошему, от темного к светлому - чтобы каждое следующее стихотворение было капельку... прозрачнее, чем предыдущее.

Kinna
Сначала я хотела назвать цикл "Городские Сказки" или "Сказки настоящего", но все создавалось ощущение, что не подходит название. Ничуть. Ни капельки. А потом появилось то имя, которое сейчас. И если говорить правду совсем, - улыбается Соуль, - то я была сонной и не досчиталась стихотворения. Может быть, и правда между остальными появится седьмое, про плюшевое сердце. А, может, и не появится. Пока не знаю, но спасибо за теплые слова.

Темный_Омут
Нельзя так говорить, но мне "Статуя" больше остальных нравится. Она хрупкая, мне хотелось, чтобы строчки чувствовались такими - словно капельку еще и сломаются. А "Дети"... дети о том, что даже к игрушкам относятся так, как относятся к ним. Не совсем точно выразилась, но кажется, ощущение улавливается, да?

Проходя мимо стойки, задевает вскользь плечо Даркнесс, улыбается.

Darkness
Ты неправильно меня поняла, а я не говорю тебе писать как-то по-другому. Тебе просто следует учиться, чтобы твой вычурный стиль звучал легко. Поверь, даже предложения на пару страниц иногда читать легко, если у них и голова, руки и ноги на месте и действуют согласно друг другу.

Я посижу за стойкой?
Kinna
Darkness
─ Нестыковки? Понимаешь, в конце вдруг возникает ощущение, будто часть рассказа вырезали. Не могу объянить откуда такое чувство. Может там и в самом деле были какие-то строки или должны были быть... а может мне бы так хотелось.
Снаружи ─ пересыпающиеся слова, скользящие по поверхности стеклянного шара, внутри ─ мерцающая и притягательная картинка. Рука скользит по гладкой поверхности, и вдруг кончики пальцев натыкаются на невидимый скол. Словно страница разорванная пополам и склеенная снова. Вот на что это было похоже.
Потому я так и выразилась о нестыковке.

Она договорила и, бережно взяв чашку в ладони, сделала небольшой глоток. Ощутила разливающееся внутри тепло и блаженно зажмурилась, вдыхая аромат далёкого незнакомого солнца.
Cat911
Темный_Омут , Kinna .
Возможно, вы обе правы, и по отдельности было бы лучше. Но дело в том, что первое писалось под настроение, оставшееся после (только не смейтесь) просмотра очередной серии "Сейлормун" (их тогда транслировали по утрам по каналу 6). А вот потом, после пары сопромата, крутя первое в голове всю перемену, на второй паре того же сопромата родилось второе. Возможно, виноват именно сопромат (кто его учил, надеюсь, поймут меняwink.gif ) Так что эти стихи родились в связке, и я не счёл себя вправе их разделять. А за отзвывы большое спасибо)) yes.gif
Darkness
Дарки подняла взгляд от чашки с горячим какао, сонно потерла рукой глаза - шелест личного дождя, звучавший в голове, убаюкивал.

Kinna, кажется, я даже знаю, о каком моменте ты говоришь:
"Чуть дрожащая рука, наконец, коснулась тонкого стекла, и то зазвенело в ответ.

Когда Старик вернулся, его в доме встретила тишина. Мастер прошел на кухню, где сидел Сиер."

Этот, да? Тут пропущенный отрывок, выбоинка в ровной ткани повествования. Точнее... Для меня тут нет выбоинки - это сознательный пропуск, мра. Наверное, хотелось, чтобы другие люди сами додумали, как Сеир выпускал миры Лильяра...)


Соуль, а я посплю над чашкой, хорошо?
Знаешь, мне кажется... оно придет. Со временем. В том плане, что, если сравнивать тексты двухгодичной, например, давности и тексты "сейчас"... прогресс на лицо. Дальше будет лучше, мр?
Kinna
Аккуратно опуская чашку на блюдечко...

Darkness
Додумывать как раз совсем не сложно. Было бы желание.
А вот почему Сеир решил, что миры нужно именно выпустить? И мало того, почему это оказалось правильно и безопасно? В какой-то момент мне вдруг показалось, что Лильяр решил заполучить и талант ученика. Ведь где-то раньше говорилось, что мастер не отвечал взаимной душевностью. Вдруг его отсутствие всего лишь ловушка?
(Ну да, сознание испорчено "мылом" а-ля триллер)))).
Но это не замечания. Скорее размышления вслух и лишний повод покопаться в своей голове))))

Пригладила встопорщившиеся на плечах перья и вновь погрузилась в кофейные мечты.
Тео
Kinna

Немного не понимаю, зачем бы Лильяру заполучать талант Сеира в шарик, если Лильяр и сам Мастер? Но это так, размышления об отвлеченном.

Прикрыла глаза и покачалась из стороны в сторону, словно впадая в состояние поверхностного транса.


Darkness
Ты права, страшно было бы, если бы не было прогресса. Я даже больше скажу, если бы все было безупречно - и не было бы прогресса, все равно было бы страшно. Твое мастерство оттачивает искусный мастер - время. Время дает возможность бесценного опыта, который, несомненно, влияет на твое творчество. Мур.
бабка Гульда
*Оторвавшись от тазика щей, над которым тихонько чавкала в уголке*

Это я удачно зашла... Мне всё понравилось. Вот честно. Всё.

Cat911, я уже пережила оба "праздничных" периода. И когда Новый год - долгожданная сказка. И когда он - тягостное время с уймой хлопот и вымученной радостью: вот положено, и радуйся! А теперь у меня третий период - полное равнодушие к Новому году. Я просто сижу и работаю, как и каждую ночь. Ну, поздравлю друзей по асе...
Т_О, это не относится к тем двум новогодним ночам, что я провела у тебя. Новогодние ролевки были чудесны и вернули меня в детство.
И почти то же сделали сейчас стихи Cat911. Они для меня оказались чем-то вроде машины времени.
Тут говорили, что эти стихи лучше читались бы врозь. Не согласна: диптих говорит о взрослении. О тяжелой такой его форме, нерадостной...

Соуль, ты умница. Меня особенно растрогала статуя с медвежонком. Но сильнее всего, ИМХО, первая часть -"Город".

Взгляды, улыбки
Мимика – рыбками
Все ускользает в стоки.

Страшновато. Но не мрачно. Как будто тебя предупреждают: не дай своей индивидуальности стереться...

Рюдо, еще раз назовешь свои стихи серенькой фигней - надаю по ушам и по хвосту. Сама грешу иногда этаким авторским кокетством, но тебе - не разрешаю. И название этого стихотворения мне не нравится. Не серенькое оно. Мудрое - и с неожиданной последней строчкой, дающей теме необычный поворот.
Прочитала - и поняла, что соскучилась по твоим стихам.

Даркнесс, отличная сказка. Умная, красивая, отлично написанная.
Да, чувства и память не "законсервируешь". Тут ты права. С ними жить надо, а не консервную фабрику устраивать.
И еще ты права в том, что именно ученик оказался душевно мудрее учителя. Верю. Чем человек делается старше, тем отчетливее чувствует, как ускользает сквозь пальцы жизнь. И многие наивно пытаются ее удержать, обзаводясь пухлыми фотоальбомами и пыльными сувенирами. Ведь почти это пытался сделать Старик, только в более совершенной, сказочной форме... А молодежь интуитивно понимает, что душа жива не этими суррогатами. Надо просто жить. В любом возрасте.
А написано просто очаровательно.

*Умиленно обводит взглядом так понравившиеся стихи и сказку и уползает в свой уголок, где остались недоеденные щи*
Darkness
Уже давно затихли слова последнего вечера, и миновал не один день с того момента, как закрылась двери за припозднившимися посетителями.
Но вот на столы вновь легли листы с новыми строчками, потянуло кофе с корицей и настоянным на молоке чаем...
Начинался новый вечер.

I
Рюдо


- Фреди, Фреди где ты был?
- Людей убивал. Людей убивал.
- Фреди, Фреди где ты был?
- Глотки им драл. Глотки им драл.
- Фреди, правду говорят?
- Всех найду. Всех найду.
- Фреди, это дорога в ад?!
- И вас порву. И вас найду.
- Фреди, думай о душе!
- Не жить никому. Не жить никому.

- Фреди, Фреди где ты был?!
- Легче мне. Полегче мне.
- Фреди, Фреди что творил?!
- Ел суфле. Ел суфле.
- Фреди! Слышишь ты меня?! Что за бред?!
- Накрутил из мяса их я котлет.
- Фреди, умоляю, хватит! Всё!...

- Фреди, Фреди как от боли
хорошо.

II
Cat911


Последний рассвет

Незаметно подкрался рассвет.
Гасит звёзды, как робкие свечи.
А казалось – гореть бы им вечно,
Разливая серебряный свет

Разливая серебряный свет,
Отзвучала волшебная песня,
У костра собиравшая вместе,
Охраняя от горя и бед.

Отгоняя от горя и бед,
Эта песня дарила свободу,
Свежий ветер и вешние воды,
Руки друга и мудрый совет.

Руки друга и мудрый совет.
Вроде – мало, но как это много.
Но зовёт нас всё дальше в дорогу
Вольных странствий таинственный свет.

Вольных странствий таинственный свет
Убегает от нас в бесконечность.
Жаль, что звёзды погасли, как свечи…
Незаметно подкрался рассвет.

8/04/96

III
Хелькэ


It's time to pay back the Piper.*

Говорят, он приходит в зелёном,
в шляпе с пером,
и с тяжелой тростью, -
незваный гость.
(говорят, его флейта - чистое серебро)
Говорят, его звать и не нужно,
искать не нужно,
просто - ждать.
То ли он к чужому несчастью неравнодушен,
То ли беда рука об руку с ним - не понять.

Ты пришел, и твой плащ был черен, чернее ночи,
ты явился под звуки скрипки,
и твоя... ах, твоя улыбка -
Мефистофель, клянусь, точь-в-точь.

"Эй, за мной! Подходите, крысы!
Что же, спляшем?" И скрипка стонет,
Струны рвутся, и танец бьется
как в силках,
в петле,
в мышеловке.

"Да, придумано" - скажут - "ловко".
"Плату" - спросят - "берете в кронах?"

Улыбнешься - ах, демон! - снова.
"Лучше - в душах".

Тик-так.

*Время платить Крысолову.

IV
higf


Демон. Сон-зарисовка
(из прикла "Над облаками")

Стены пропасти очень стары. Время, орудуя ветрами и водой, не нанесло сетку морщин, а напротив – стерло все выбоины. Камень гладкий, как зеркало и там, где темнеет обсидиан, действительно можно увидеть отражение – сгусток абсолютной тьмы, выделяющийся на черном, как обычная тень в полдень.
Он в настоящей бездне, глубокой, как отчаяние. Не на дне – ибо она бездонна, но так низко, как возможно. Парит между стенами. Там, далеко наверху, свет. Не тот мягкий, что дает тени, а злой, жестокий, выжигающий начисто. И он ненавидит этот свет с искренностью раненого зверя, который готов умереть в броске на охотника охотника. Ненавидит уже давно, и ярость кислотой травит усталую от вечности душу – ибо тот, кто страдает, обладает душой. Может ли быть иначе?
Сияние надо погасить! Он знал, что может это сделать, если поднимется, но как?
И тут за спиной разворачиваются крылья – пока с прорехами, словно связаны из черных нитей. Они загребают пространство – это не воздух – с огромным трудом. Оно норовит проскользнуть в дыры, но частички задерживаются, и он понемногу поднимается. С каждым взмахом приходят крупицы уверенности, и крылья становятся все мрачнее и плотнее. И вот стены пещеры уже свистят вниз, и день наверху все ближе. Все страшнее сияют красные глаза, каждый как огромное окно.
Сейчас он выберется из заточения, и тогда...
Сверху свистит меч. «Светокованый» - приходит слово. И с ним является понимание, что не уклониться.
Клинок, похожий на лидиумный, но из настоящего света, отрубает крыло, заставляя вздрогнуть от ожога, перевернуться и закувыркаться.
- Я проснусь! – яростно кричит он.
Сверху раздается хохот неба и света.
- Ты не можешь проснуться, потому что ты Рожденный Сном! Ты исчезнешь!
И, к своему ужасу, он вдруг чувствует, что действительно исчезает, растворяется в не-воздухе между стен...
higf
Этим осенним нежарким летом все еще приятен горячий чай, а тепло кафе всегда радует. Как можно реже пропускать вечера - полезная привычка, и в силу ее Хигф оказался первым, кто успел прочитать аккуратно разложенные хозяйками листки.

Рюдо
Любишь ты последней строчкой шокировать и переворачивать все! Надо сказать, у тебя обычно получается. в общем-то и в этот раз интересно вышло. Форма понравилась - именно потому, что не очень вписывается в мои представления о Фредди Крюгере.

Cat911
Если петь это перед расставанием с друзьями ночью, у костра, когда все подпевают, кто громче, кто тише, и готовятся к прощаниям и новым встречам - это крепко возьмет за душу.
В виде стиха, по моим ощущениям, просто неплохо; не более, не менее.

Хелькэ
ИМХО, лучшая работа вечера. Я, в общем-то, писал в аське и повторю снова - несмотря на неочевидный ритм, а местами и рифму - читается легко, по крайней мере у меня. И образ рисуется живо. Вообще, живое - самое подходящее слово для этого стиха по моим ощущениям.
Наиболее смутившее место - рифма ночи - точь-в-точь. По звучанию слишком похоже, а рифмуется очень нестрого, и между этими ощущениями некоторый диссонанс.

Также хочу извиниться, что закинул зарисовку из прикла, это всегда чревато определенными непонятками для тех, кто не знаком с игрой. Но несмотря на то, что кусок был написан довольно давно, он до сих пор не забывается, и потому решил показать его здесь.
Cat911
Тихим летним вечером нет ничего лучше, чем изучать богатое меню напитков в уютной Мансарде. В этот раз Странный Эльф остановил свой выбор на стакане холодного молока с кусочком медовых сот на дне. В ожидании заказа, он удивлённо осмотрелся по сторонам: обычно наполненый посетителями зал сегодня поражал своей пустотой. "Ну чтож, значит можно будет подольше наслаждаться чтением", - мурлыкнул эльф себе под нос, медленно перебирая разложенные на столе листки.

Рюдо.
Интересный взгляд на давно известную личность. Этакий Чижик-пыжик ночных кошмаров, в конце превращающийся (или нет?) в своеобразного маркиза де Сада ))))

Хелькэ.
А говорят, что нет в мире предвиденья))). Только вчера в очередной раз слушал Вот эту песню . И не важно, что оба Крысолова такие разные, важно то, что они оба умеют заворожить своей музыкой аудиторию. А музыка - это всегда прекрасно)) *Вернусь из кафе, переслушаю Наутилус "Музыку на песке"*

higf.
Рождённый Сном... Мрррр... Это просто прекрасно. Его мысли, чувства, надежды - они такие яркие, что вполне могут загасить этот "злой, жестокий, выжигающий начисто" свет. И верится, что этот неотвратимый удар Светокованного - не поражение, а только отсрочка перед главной битвой. Ибо то, что, хотябы однажды, было рождено сном, уже не погибнет.

В ответ:
А это и было написано в конце очередного похода, на спуске к базовому лагерю. Просто из меня композитор никакой, а помочь пока некому. Вот и живёт этот текст пока только в таком виде ))
Мара
Мессалина вернулась. Наверное, все же соскучилась. Бессовестно, даже нагло уселась на свое место обратно.
- Будете гнать поганой метлой, подождите минут пять, что же мне и чаю не попить?
Дождавшись крепкого черного с сахаром, взялась за чтение.
- Я как обычно только со своими ощущениями, теперь я даже больший техник, чем раньше и судить не берусь. Просто читатель. Просто мнение.

1. С первой строчки настроилась на чижика-пыжика и вздрогнула только в конце. Когда зло становится обыденным оно намного страшнее всех воин и катастроф. По крайней мере для меня. Вспомнился Суини Тодд, демон-парикмахер с Флинт стрит. Он со своей бритвой был так похож на Фредди, но если у погорельца был веский повод мстить конкретным людям за их поступки, то Суини с подельницей делали на человеченке кулинарный бизнес. Долго я потом не могла смотреть на пирожки с мясом. Тошнило.
Здесь суфле из той же области и у меня на него такая же реакция. Кто-то скажет «в жизни и не такое бывает», а я отвечу «я живу по-другому и хочу, чтобы и дальше так было».
Пронял стих. Со знаком минус, но все же.

2. Ровненько так, тепло. Глаз мой спотыкался о повторы, умом-то я понимала, зачем они, а глаз спотыкался. Согласна с Хигфом, это больше песня, чем стих. Чего-то в нем мне не хватило.

3. После Фредди мелькнула мысль про еще один ужастик. Чернота и моя тема, ага. Про неё хорошо писать, смотря издалека, но едва ли мнение останется тем же, если нырнуть в неё глубже. Ворчу-то я больше о своем, а стих хорош, да. Мне в нем все нравится и финал и примечание (я представила, что не знаю английского и не стала переводить название сама, поэтому для меня перевод после звездочки выглядел как дополнение к стиху, как примечание) и наполнение и мысли, которые он вызывает. Когда не просто читаешь, а сразу думаешь – это здорово.

4. Облака люблю. Сегодня утром проезжала мост над речкой Обь через густую пелену тумана. Дальше перил моста было только холодное молоко, ни вперед смотреть, ни оглядываться – ничего не видно. Воображение играет, настроение хорошее. Будто мост в небе через облака и смотреть вниз страшно.
О чем это я? А, о снах и демонах.
Теперь я и буду это перечитывать снова и снова.
Рюдо
На подоконнике ворох бумаг. На подоконнике нет интернета. Но там есть мы. И это серьезный плюс окружающим.

Начнем.

Первое пропускаем.

Cat911

Мило) Симпотично) Но... моё мнение прежнее) А учитывая, что это вроде бы мейнстрим автора, то тем более)
"Налейте крови.
Бокалы синие пусты.
Давайте выпьем.
За обаяние борьбы."
гр. Агата Кристи

Хелькэ

))) Видел его в сквере, люблю стихи со смыслом. Очень забавное ощущение "неправильной женской поэзии". Вроде бы местами чисто женская стилистика, но это такими маленькими необъяснимыми кусочками, что даже не указать.
Стих понравился. На мой взгляд надо было концовку чуть-чуть иначе сделать. Чуть острее. Но стих хороший. Мы рады.

higf

Я твердо уверен. Что огромная беда большинства посетителей форума в том, что они не знают как писал Джордж Лукас. Сама зарисовка, на мой взгляд, слишком тяжелая. Слишком много слов ради слов. На мой взгляд. Хрю с подоконника.
Хелькэ
Я бегом-бегом примчался сюда, чтобы избежать не-совсем-правильного понимания построения текста, на что меня в основном навел пост Мары, но об этом чуть позже happy.gif Так вот!
*потер лапки*

Рюдо
Твои стихи для меня делятся на две группы - 1) "Ой-ёй, опять Рюдо меня удивил" и 2) "Хм, а вот кажется, похожее уже когда-то было". Вот в этот раз - удивил. Опять.
Ощущение - что-то вроде "детской считалочки", которая продолжает оставаться детской и не особо серьезной, но - до последних строк. "Как от боли хорошо" - недетская такая мысль.
Опять-таки, я не скажу, что это позитивная, настраивающая на радужное вещь. Но... *показал большой палец*
А вообще, Фредди - герой моего детства, честно)))

Cat911
Очень... по-менестрельски. Не только по напевности и легкости, которая - больше для песни, а не для стиха, - но и по антуражу, если можно так выразиться. Звезды, костер, рассвет, подкравшийся незаметно... и дорога.
Настроение лирическое, спокойное, как и должно быть у отгоревшего костра, после звездного неба.
Как... мм... ценитель? любитель?.. не могу не отметить выбранную форму - начало каждого следующего катрена с последней строки предыдущего. В моем представлении это довольно-таки усложняет задачу стихотворца, потому что одна рифма становится обязательной и "плавать" может только вторая.
Хорошо)

higf
Ну, как ты и сам заметил, это по "Облакам", и я искренне жалею, что не знаю наверняка кучу всего, что помогло бы мне лучше понять текст... а то я про Рожденного Сном знаю только то, что "мочить его будут в колыбели" (с)
Впечатление двойственное - в плане, что я не могу точно сказать: "Здесь свет - хороший, а тьма - плохая". Потому что первый - холодный, жестокий и резкий (точка зрения Рожденного, разумеется, но тем не менее), а у второй - есть душа.
Выделилось для меня то, что зарисовка вроде как и не от лица Рожденного Сном? если формально. Но все равно понятно, что от него, что это его.
По форме, может, чуть крупновато для зарисовки. Я бы, наверное, сказал "фрагмент".
Вопрос по игре слов - сознательно или нет? Вот это место:

Цитата
Он в настоящей бездне, глубокой, как отчаяние. Не на дне – ибо она бездонна

Бездна, без-дна, бездонна, не на дне...

----
Время собирать камни)

higf
, я строгую рифмовку не очень и люблю, мне больше как раз нравится по созвучиям. С формой то же самое - для некоторых стихов считаю слоги, для таких вот, как этот - выкидываю из головы все, что помню о стихосложении)

Cat911, у Шаова эту песню не слышала раньше... теперь слышала) Спасибо!

Мара
Цитата
для меня перевод после звездочки выглядел как дополнение к стиху, как примечание

Вот тут забавно вышло ( как раз это-то самое важное, что я должен сказать). Это даже не дополнение к стиху, это сам стих, просто... тут, в Мансарде, он как-то более отделен от остального тексте, чем в том же Сквере)
Вообще, я это написал, когда открыл харизму Оррофина и не знал, что бы впихнуть в формулировку плюса. Оно до сих пор там лежит и оформлено иначе, кто хочет, можно сравнить) Так вот, потом мне захотелось поделиться этим в Сквере, и я вспомнил, что раз название английское, то надо перевод. Последняя строчка стихотворения, к моему собственному удивлению, оказалась той самой фразой, что переводит название, и я поставил перед ней звездочку.
Так что стих ни в коем случае не заканчивается на "тик-так".

Спасибо всем)
Scorpion(Archon)
Тяжело, медленно лязгнула в углу груда металла. Ударились, словно сорванные резко, со злобой, о стол латные перчатки. Рядом глухо ухнул шлем.
Все знали - рыцарь редко поиходил сюда со спокойной душой.

Рюдо
Говорят, что в новой версии фильма о Фрэдди Крюгере легендарный маньяк перестал шутить. Сам я этой версии не видел, но если так - думаю, фильм неудачен. Это я к тому, что данная вещь вполне достойна образа того, старого, настоящего Фрэдди. Мне понравилось.

Cat911
Это надо петь. Я попробовал - и оно прошлось по душе тягучим, мягким, чуть горьковатым травяным настоем. Пришлось очень кстати. Светлое.

Хелькэ
Плата в душах... Задумался: а за что люди, которых я знаю, с радостью продали бы душу? Интересно, есть у кого-то что-нибудь такое? Честно - не знаю, сильно не уверен.
А флейтист... демон. В немного древнем, волшебном смысле, когда зло (зло ли? Это всегда непонятно в такой атмосфере) чарующе прекрасно и тем самым только углубляет собственные пороки. Но люди заворожены, привлечены, отуманены...
Люди. Интересно, за что согласились бы заплатить душой некоторые из нас?

higf
Мне нравится этот отрывок. Об отзывах и "реальном положении вещей" (ибо сформировалась... своеобразная точка зрения читателей) говорить ничего не буду - всё же для меня это немного личное. Иначе ввяжусь в бесконечный спор, а такая полемика, как показывает практика, бесполезна, да и неблагодарна зачастую.

Всем спасибо. Было приятно почитать.
higf
Что ж, ответами... И последние - да будут первыми!
Цитата(Scorpion(Archon) @ 25-06-2010, 15:40)
Мне нравится этот отрывок. Об отзывах и "реальном положении вещей" (ибо сформировалась... своеобразная точка зрения читателей) говорить ничего не буду - всё же для меня это немного личное. Иначе ввяжусь в бесконечный спор, а такая полемика, как показывает практика, бесполезна, да и неблагодарна зачастую.
*

Зато я скажу - ниже. Я тебя понимаю, но мне нравится и памятен этот отрывок, что поделаешь - сам по себе.

Цитата(Cat911 @ 23-06-2010, 21:13)
Рождённый Сном... Мрррр... Это просто прекрасно. Его мысли, чувства, надежды - они такие яркие, что вполне могут загасить этот "злой, жестокий, выжигающий начисто" свет. И верится, что этот неотвратимый удар Светокованного - не поражение, а только отсрочка перед главной битвой. Ибо то, что, хотя бы однажды, было рождено сном, уже не погибнет.
*

Рожденный Сном - это, собственно, мастерская задумка. Враг разумных рас и богов, отец демонов... Я сам борюсь в игре против демонов вместе со своими героями в прикле искренне надеюсь, что мы его все-таки победим и ни в коем случае не на его стороне, но когда я сел писать пост и накатило - что написалось, то и написалось, и такое видение тоже имеет право на жизнь. Хотя бы в отрывке.

Мара
Спасибо!


Цитата(Рюдо @ 24-06-2010, 10:16)
Я твердо уверен. Что огромная беда большинства посетителей форума в том, что они не знают как писал Джордж Лукас. Сама зарисовка, на мой взгляд, слишком тяжелая. Слишком много слов ради слов. На мой взгляд. Хрю с подоконника.
*

Во-первых, оно писалось как пост, именно то, что хотелось. Во-вторых, нравится и осталось памятным. В-третьих... В поисках своего стиля я много чего перебрал. В-четвертых... да пусть будет так.

Цитата(Хелькэ @ 24-06-2010, 10:49)
Впечатление двойственное - в плане, что я не могу точно сказать: "Здесь свет - хороший, а тьма - плохая". Потому что первый - холодный, жестокий и резкий (точка зрения Рожденного, разумеется, но тем не менее), а у второй - есть душа.
Выделилось для меня то, что зарисовка вроде как и не от лица Рожденного Сном? если формально. Но все равно понятно, что от него, что это его.
По форме, может, чуть крупновато для зарисовки. Я бы, наверное, сказал "фрагмент".
Вопрос по игре слов - сознательно или нет? Вот это место:
Код
Он в настоящей бездне, глубокой, как отчаяние. Не на дне – ибо она бездонна

Бездна, без-дна, бездонна, не на дне...
*

На самом деле в целом там свет хороший. Кстати, в наше время уже даже становится удивительным, что изначально ты предположила именно такую позицию *улыбается*.
Да, это Сон одного из героев, но в то же время во сне он видит себя Рожденным сном, поэтому от третьего лица. Ну и вообще в приклах от первого редко можно писать.
Насчет игры слов... Честно - уже не помню, писал уже с год назад.
Scorpion(Archon)
higf,Хелькэ

Собственно, именно потому я в полемику вступать не очень хочу - чтобы понять, "как оно в прикле", надо оный прикл прочитать, а он зело немал. А что до точки зрения - да, имеет право на существование, но, в силу природы демонов Пустоты, говорить "право на жизнь" не буду, сами понимаете.

А насчёт "есть душа"... Стремления, желания, чаяния - есть. О душе - особый разговор. Но она есть у этого фрагмента, и в авторском исполнении мне понятно, почему приходят к таким выводам.
Cat911
Как жаль, что такой прекрасный тихий вечер подходит к концу. Но прежде, чем уйти, Странный Эльф решает, что невежливо оставлять без ответа мнения присутствующих, и ещё раз обращается к аудитории.

"Последний рассвет" - одно из немногих, рождёных именно в походе, а не в своей комнате, на диване, заваленом походными фотографиями. Спасибо всем, кто услышал музыку в этих строчках. Вот если бы ещё и смогли бы её записать (нотами, или, хотя бы, аккордами...) *мечтательно зажмуррривается...* А то побренчать под гитарку я ещё как-то могу, но чтоб написать музыку самому... - увы, не выходит.
А насчёт мейнстрима - возможно, Рюдо, возможно. Только вот, мне так кажется, любое произведение, если оно написано от души, является мейнстримом автора (хотя бы на момент создания). А иначе, лично я, не вижу смысла творить)) Так что, спасибо за комплимент. Мррр ))
Ещё раз всем спасибо за этот вечер. До новых встреч))
Torvik
Старый Алхимик вошёл, но не стал проходить к камину. Этим летом была жара, такая что птицы теряли сознание на лету от солнечного удара, а рыбы сами выпрыгивали из океанов, не желая становиться варёными.

- Ну и что мы что у нас тут на этот раз?

1) Рюдо? Люблю Рюдо. Хорошее блюдо.
Что мы имеем? Крюгера с "так-себе" детскими рифмами. Стишата наподобие тех, что в американских ужастиках наводят дрожь на малолетних. Стильно. Выдержано. Фарш даже является мазохистом. (Нашёл у кого брать интервью, дурашка, попросил бы сперва перчатки с коготками снять!). Итог? Забавно, но не более чем. Не шелохнуло внутри.

2) Cat911. Люблю кошек, даже если их так мого smile.gif

а) Название "Последний рассвет". Так и напоминает Смешариков! Как велеречиво!
б) "рассвет-свет" - рифма самая свежая, самая лучшая? Извините, милая (ничего, что так фамильярно?) но иногда лучше ничего, нежели такое. Кстати "брат- двоюродный брат", тоже хорошо звучит, не правда ли?
в) Песня разливала свет? Допускаю, что это образ такой, да?
г) Песня дарит воды... Кто-то слушая песню не добежал до кустиков? Верю. Барды - они такие душки!
А в целом - напыщеннно и... свежих слов нет. Нет, для молодых поэтов они все свежи, ибо всё в первый раз, но - простите уж старого брюзгу - ничего индивидуального я тут не увидел. Увы sad.gif. Лишь набор штампов.
"Руки дружбы и мудрый совет
В отражениях есть, в винегрете.
Их читать будут взрослые дети,
Что на форум вылазят чуть свет"

3) Хелькэ Ещё один кошк? Скоро сам замурчу!
Хорошее дерево. Зелёное и заставляющее думать, вспоминать одни из Граней (Все помнят, да?) Чуть сильнее трагизма в окончании? Надо? Нет? Или стоит попробовать?
"Он в зелёном, а может в чёрном,
Души, словно крысят в цепочку...
Это вечные стоны...
Мамы...
Их вечность застыла на "тик". "


4) higf (Это что за аброкадабра!)

Попробую обращаться, как со сном, покарябать, можно? (Хо, для того-то сюда работы и приносят!)

а) "Стены пропасти очень стары" Как во сне можно определить их старость. Если "судя по виду, так так и надо писать.
б) "Время, орудуя ветрами и водой, не нанесло сетку морщин, а напротив – стерло все выбоины" Законы природы поворачиваем, куда хотим, так?
в) "Он в настоящей бездне, глубокой, как отчаяние. " И там ещё что-то видо в отражении? Ах да, это же сон!
г) "а злой, жестокий, выжигающий начисто" В безне? Сильный поржектор. д) "в броске на охотника охотника" Лишнее слово, да?
е) "ибо тот, кто страдает, обладает душой" Скорее телом. Ладно, к чёрту физиологию!
ё) "И вот стены пещеры" А была бездна... Впрочем во сне всё возможно, хотя это б надо прописать...
ж) "Все страшнее сияют красные глаза" Какие глаза? Первый раз об этом... Алё-о! Автор! Они были раньше начала отрывка или как?

Вроде всё, на чём споткнулся. Но это уже со второго "подстрочного" прочтения. А в целом композиционно цельно и весьма эмоционально. Веришь в действие, словно сам там.

Всё, убегаю, если что....
Алхимик что-то говорит на ухо Его Тёмности и исчезает в дверях, словно и не заходил в Мансарду никогда.
Ответ:

 Включить смайлы |  Включить подпись
Это облегченная версия форума. Для просмотра полной версии с графическим дизайном и картинками, с возможностью создавать темы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.